Форум » Библиотека-1 » Камень (фик из серии "Перемены"), джен, PG, AU - обновление 27.03, закончен » Ответить

Камень (фик из серии "Перемены"), джен, PG, AU - обновление 27.03, закончен

belana: Название: Камень Автор: corvidae9 Переводчик: belana бета: tigrjonok, nadalz, algine ссылка на оригинал: http://corvidae9.livejournal.com/355762.html разрешение на перевод: запрос отправлен рейтинг: самое большее PG дисклеймер: Роулинг имеет всех персонажи: Гарри Поттер, Драко Малфой, Рон Уизли, Гермиона Грейнджер, Панси Паркинсон, Невилл Лонгботтом, Фред и Джордж Уизли. саммари: первоклассники получают первые уроки межфакультетского сотрудничества. А все из-за одного невозможно старого алхимика и огромной слюнявой собаки с тремя головами. комментарии автора: это второй фик из серии “Switch” («Перемены»), то есть беспросветное АУ. комментарии переводчика: 1. перевод первого фика серии находится по адресу http://hpfiction.fastbb.ru/?1-12-90-00000081-000-0-0-1181910201; 2. спасибо Rassda за штурм мозгов по поводу новых неизвестных науке слов 3. отдельное спасибо бетам, самоотверженно вычитывавшим этот текст. Вам нет равных!

Ответов - 15

belana: Два самых известных хаффлпаффца-первокурсника за последние сто (а может и больше) лет ворвались в библиотеку, оглядываясь через плечо и задыхаясь от бега. Мадам Пинс бросила на них ядовитый взгляд, и мальчики перешли на быстрый шаг. Гарри (тот, что пониже) виновато улыбнулся и махнул рукой, как бы извиняясь. Не помогло. Непреклонный взгляд проводил их до самых книжных полок. Мальчики обошли второй ряд полок и снова стали передвигаться перебежками, пока не достигли письменных столов в самом дальнем конце библиотеки, где и примостились на краешке одного стула за последним столом. – Кажется, оторвались, – выдохнул Гарри. Драко глянул за разделитель и пробормотал: – Мы никогда от них не оторвемся. Диггори неумолим. Он вообще не человек. – Мы никогда не узнаем, что устроила Макгонагалл в коридоре третьего этажа, если не убедим Диггори, что тебя, черт возьми, не нужно перевоспитывать. – В любом случае, у нас есть только имя, которое назвал этот болван, – Николя Фламель, – Драко указал на справочную секцию: – Может, нам удастся построить баррикаду из самых больших… – Хагрид не болван, Малфой, – промямлил Гарри тоном, предполагавшим, что эта тема уже давно заезжена. – Это он спас меня от Дурслей, помнишь? – Ладно. Героический болван. – Если бы не… Но тут из-за разделителя возникло маленькое круглое личико, окруженное нимбом лохматых волос. – Ты сказал «Николя Фламель»? – спросила девочка. Из-за разделителя появилась рука, дернувшая ее за рукав свитера, и кто-то с той стороны пробормотал: – З-забудь о них, Гермиона. Гарри и Драко посмотрели друг на друга. Грейнджер была слизеринкой, следовательно, ей нельзя было доверять, но она знает все обо всем. Всегда. Это раздражает, знаете ли. – Да, – Гарри отозвался первым. – Ты знаешь, кто это? * * * – Это невозможно, Панси, – вздохнул Рон, отшвырнув палочку, и оперся подбородком на руку. Панси нахмурилась, дав ему подзатыльник: – Нет ничего невозможного, дубина. Кроме умения подобрать правильное сочетание розового и зеленого в одежде, – последнее предложение она пробормотала, содрогнувшись от отвращения. Панси начала постукивать ногтем по зубам, что было ее любимым «думательным» жестом. – Сконцентрируйся. Мы уже проходили гораздо более сложные чары. Я знаю, что ты можешь. Спланируй все, как в шахматах. – Это называется стратегия, – Рон нахмурился. – А как это поможет мне с Трансфигурацией? Панси склонила голову к плечу. – Ну, шахматы предполагают перемещение фигурок с одного края доски на другой с определенной целью, так? – Да, захватить ферзя. – Ясно. Нужно туда добраться так, чтобы тебя не съели, поэтому надо думать наперед. – Да, – Рон терял терпение. – И? – И, – Панси все больше и больше воодушевлялась, – представь себе, что нужно, чтобы сменить одну форму на другую. Прокрути в голове все этапы превращения крысы в кубок. Как сделать из грызуна посуду и не получить в итоге пушистый кубок? Рон уставился на Панси так, будто ее слова были чистейшей правдой и чудовищной ересью одновременно. – Уизли? – Панси пощелкала пальцами перед его носом. – Я ведь не нанесла непоправимый урон твоим мозгам, правда? Отмахнувшись от ее руки, Рон пробормотал: – Да, да. То есть, нет. Просто… посиди там. Он посадил Скабберса на облупленный стол в библиотеке, быстро воспроизвел в голове последовательность шагов трансфигурации, коснулся толстой крысы палочкой и, четко артикулируя, произнес: – Veriverto. Пищащая крыса превратилась в красивый серебряный кубок. Рон засветился от радости, а Панси порывисто обняла его: – Вот видишь? Тебе совсем не место среди тупых гриффиндорцев! Давай еще раз! Забыв обидеться, Рон собрался с мыслями и превратил кубок обратно в крысу под тихие аплодисменты Панси. – Может, я все-таки справлюсь с этими равенкловскими… Тут мимо пробежали два хаффлпаффца. Темноволосый мальчик ударился об их стол, и Скабберс, испугавшись, убежал. Рон разразился проклятиями и продолжал ругаться, даже когда мальчишка поспешно извинился на бегу. – Чертов Поттер! Если он такой крутой, то почему в Хаффлпаффе? – пробормотал Рон. Конечно, в поезде Поттер казался хорошим парнем, но последние несколько месяцев он провел в компании Малфоя. А это хорошему человеку непристало, верно? Панси посмотрела вслед Драко. Не так уж плох должен быть факультет Хаффлпафф, раз туда попал ее старый друг. Она прищурилась, заметив, что Малфой вцепился в свитер Поттера, решив, в какую сторону им поворачивать. Плохо, конечно, что Драко совсем забыл о ней. За исключением того происшествия с троллем, они обменялись всего парой слов за весь семестр. Рон заметил выражение лица Панси. Он встал и пошел туда, куда убежали мальчишки: – Ну все, хватит. – Уизли? Стой! Из-за тебя Равенкло потеряет баллы! – прошипела Панси без особой надежды на успех. Она должна позволить ему задать им хорошую трепку, это всем пойдет на пользу. Но была вероятность, что Рон попадется, и тогда ей, скорее всего, тоже несдобровать. Приняв решение, Панси вскочила на ноги и побежала за Уизли. В следующем проходе она заметила страшенную толстую крысу Рона, сновавшую по полке, и, схватив ее с некоторой брезгливостью, громко зашептала: – Уизли! Вернись! Посмотри! Я нашла твою крысу!

belana: * * * – Николя Фламель. Родился около 1326 года, жив до сих пор. Алхимик, известен в числе прочего созданием единственного на данный момент философского камня. Также внес значительный вклад в развитие Арифмантики и Зелий. Выдающийся человек. Я думаю написать о нем исследовательский проект во втором семестре. Я все о нем прочитала в сто двадцать третьем выпуске спаравочника «Кто есть кто в магической Британии». Как я поняла, директор работал с Фламелем – вот было бы здорово, если бы он смог организовать встречу… Гарри и Драко одновременно уставились на Гермиону. – Исследовательский проект во втором семестре? – переспросил Драко, но Гарри его опередил: – Что за философский камень? Гермиона закатила глаза и ответила, повернувшись сначала к Драко, потом к Гарри: – Да, это работа для расширения кругозора. Философский камень может дать обладателю неограниченное количество золота и бессмертие. Это необычайно мощный артефакт, и, создав первый, Фламель поклялся не делать другие. Он скрывает местоположение первого камня, чтобы тот не попал не в те руки. Некоторые ставят под сомнение положительные качества «рук» самого Фламеля, но поскольку плоды его трудов приносят пользу магическому сообществу, никто не пытается изъять камень официальным путем. – Она пожала плечами: – Тоже мне, награда за потрясающую работу. – Достаточно маленький, чтобы уместиться в свертке такого размера? – Гарри изобразил в воздухе фигуру размером с большое яблоко, похожую на пакет, что Хагрида извлек из сейфа. – Наверное, – Гермиона склонила голову набок. – Я его, разумеется, никогда не видела, но камень не может быть сильно больше. Учитывая конденсацию и дистилляцию всех ингредиентов, входящих в его состав, количество необходимых исходных материалов и магии увеличивается в геометрической прогрессии по отношению к размеру конечного продукта. Гарри мало что уловил из ее объяснений, но понятные фрагменты можно было счесть положительным ответом. Он бросил многозначительный взгляд на Малфоя: – Это плохо. – Почему я даже не удивляюсь? – проворчал Драко. – Похоже, единорогов тебе было мало. Невилл, который все это время внимательно слушал, решил наконец вступить в разговор: – Единороги? Профессор Спраут говорила… – Ты думаешь, ты такой крутой? Вся четверка обернулась и увидела приближавшегося к ним красного от ярости Рона Уизли. Панси шла сразу за ним и держала в руках его крысу. – Что все должны освобождать дорогу великому Гарри Поттеру? – Э-э-э, нет, – Гарри смутился, но не отступил. – Экстренное сообщение, Уизли, – Драко подошел к Гарри и сдвинул челку с его лба так, чтобы был виден шрам. – Должны. Гарри нахмурился и отмахнулся от Драко, а Рон сделал еще шаг вперед: – Я понял! Только потому, что ты спас Панси от тролля… – Это была моя идея! – встрял Драко, но Гарри отступил назад, схватил его за рубашку и прошипел: – Ш-ш-ш! – …и потому, что мой брат не перестает говорить о драконе, жизнь которого ты «скорее всего спас»… – Дракон? – переспросил Невилл, а Панси уставилась на светловолосого хаффлпаффца. – Так с троллем это была твоя идея, Драко? Драко пожал плечами и изогнул бровь. – Не мог же я позволить ему тебя съесть. Ради всего святого, мы же знаем друг друга с пеленок! – Он решил проигнорировать тот факт, что его идеей было найти профессоров, а Гарри настоял на том, что на это нет времени. К счастью, Гарри был занят тем, что в замешательстве смотрел на Рона, и не мог вмешаться. – По правде сказать, я думал, что ты не так уж плох, когда встретил тебя в поезде и ты делился сладостями, но теперь!.. – Рон замолк, пытаясь вспомнить, что же его так разозлило. Как обычно, Гермиона подняла руку и опередила его: – В чем, собственно, проблема? Панси дала Рону еще один подзатыльник. – Проблем нет. Мы просто мимо проходили. У него сегодня был тяжелый день – все эти уроки, задания. Пообедаешь завтра со мной, Драко? – Панси, заткнись, – прорычал Рон. – Этот мерзавец не будет сидеть с нами, – и добавил тихо: – Он даже хуже Поттера. – А я, конечно, ужасен, – невозмутимо ответил Гарри, вызвав смешки у Драко и Невилла, которые, похоже, удивились, обнаружив схожие взгляды на что бы то ни было. Тяжелая дверь библиотеки хлопнула, и все услышали громкий шепот мадам Пинс: «Мистер Диггори! Здесь нельзя бегать!». – Он не должен нас найти, – пробормотал Гарри, внимательно осматривая пространство под столом. – Не сейчас! Мы должны рассказать Дамблдору про камень. Драко ткнул пальцем в Гермиону. – Всезнайка, из библиотеки есть другой выход? Слизеринцы и равенкловцы наблюдали за хаффлпаффцами как за чудаковатой гневливой тетушкой. Гермиона опять склонила голову: – Нет. Зачем? – Затем, что Седрик Диггори нас сейчас найдет и займется нашим перевоспитанием, – прошипел Гарри. – А мы очень заняты – пытаемся спасти этот чертов мир. Рон фыркнул: – Смешно. Гермиона прищурилась, несомненно обдумывая коварный план: – Если вы спрячетесь под партой, я могу заколдовать вас чарами Дезиллюминации, и еще мы на всякий случай положим около ножек стола книги. – Ты можешь накладывать чары Дезиллюминации? – одновременно спросили Рон и Панси. Теперь пришла очередь Невилла хмурить брови, ничего не понимая. Драко уже левитировал стопку больших книг в сторону стола, но Гарри насторожился: – Почему ты нам помогаешь? – Потому что вы мне потом расскажете, как вы справились с троллем и что замышляете сейчас, – ответила Гермиона. – Или я расскажу Диггори, где вас найти. Невилл по-прежнему хмуро смотрел на Гермиону, которая скрестила руки на груди и выглядела очень самодовольной, а Гарри уже слышал вдалеке: – А ну-ка, первоклашки… А знаю, что вы здесь… – Ладно, – сердито, с явной неохотой ответил Гарри. Его взгляд постоянно перемещался в поисках Диггори. – Отлично. Договорились. Накладывай чары. – А почему я должен молчать? – поинтересовался Рон, в то время как Гермиона закончила колдовать над Гарри и собиралась заняться Драко. – Потому что я тебя очень прошу, – ответила Панси и сунула крысу ему в руки. – Пожалуйста? Мерцающий Драко затолкал Гарри под стол и сам нырнул следом в тот самый момент, когда Диггори вышел из-за угла. Панси взяла книгу со стола и, опершись спиной на книжный шкаф, открыла ее на первой попавшей странице. – Ну-ка покажи мне, Грейнджер. Нигде не сказано, что настойка полыни помогает от таких прыщей как у тебя. Гермиона прищурилась: – Если она помогла тебе избавиться от бородавок, то сможет вылечить что угодно. Диггори кивнул и прошел мимо них, решив задать вопрос Рону, с которым был знаком понаслышке (через Фреда и Джорджа). – Эй! Ты здесь не видел Поттера и Малфоя? Панси сердито глянула на Рона из-за спины Диггори. Рон пожал плечами и ответил, стараясь не смотреть тому в глаза: – Э-э-э… Они тут пробегали, – он махнул рукой в неопределенном направлении. – Кажется, говорили про совятню. – Спасибо, приятель, – Диггори хлопнул Рона по плечу и поспешил прочь. – Спасибо, – сказала Панси, но ее улыбка потускнела, когда Рон недовольно заворчал, махнул на нее рукой и ушел. Гермиона заглянула под стол: – Можете вылезать. Гарри и Драко выбрались и сняли с себя мерцающую Дезиллюминацию. – Великолепно. Спасибо, Грейнджер, – сказал Гарри. – И тебе, Паркинсон, тоже спасибо. Драко поцеловал руку Панси. – Ужин завтра. Где угодно… в любое время… все, что хочешь… то есть все, что я смогу достать в пределах замка. – Это очень мило, – деловым тоном заметила Гермиона. – Но начинайте уже рассказывать про тролля и про свои нынешние планы. Молчаливый наблюдатель Невилл взял стул, сел на него верхом и пробормотал: – Начните с единорогов. Драко отпустил руку Панси и глянул на Гарри. Тот пожал плечами и почесал затылок: – Ладно. Начинать, видимо, надо… И остановился, потому что из-за угла вырулил Рон с сумками (своей и Панси) и сел на пол рядом с ними: – Я ничего не пропустил?

belana: * * * Гарри заставил их поклясться, что они никому ничего не расскажут, а потом кратко изложил события последних нескольких месяцев. Драко стоял справа от Гарри, опираясь на стол. Он по большей части молчал, давая Поттеру возможность высказаться, влезая только чтобы добавить драматичности. Когда Гарри закончил, Невилл все еще хмурился. Он уставился в пространство, пытаясь кратко резюмировать рассказ: – То есть т-ты хочешь сказать, что С-сами-Знаете-Кто не умер, когда пытался тебя убить, и теперь пользуется каким-то полутелом, чтобы убивать единорогов и пить их кровь. И единственное, что стоит между ним и предметом, способным его полностью воскресить, – это трехголовая собака? – И мы убили тролля, – добавил Драко после недолгого молчания, шутя при этом лишь наполовину. – Папа всегда говорил, что постоянно ждет, что Упивающиеся вернутся с новым лидером, – пробормотал Рон. – Может, они просто все это время надеялись, что вернется старый? Драко посмотрел на переминавшуюся с ноги на ногу Панси, зная, что она думает примерно о том же, о чем и он. Он не знал, врал ли отец о наложенном на него Империусе, но у Люциуса точно была Черная Метка. Если Сами-Знаете-Кто сумеет вернуться, неизвестно, что может случиться. И Драко не хотел это выяснять. – Философский камень, здесь, в замке… – Гермиона говорила почти с благоговением. – Оно и понятно: это самое безопасное для него место. Но все-таки… как было бы замечательно посмотреть на него… изучить… Гарри помотал головой, выпрямляясь: – Не-ет, вот почему нам надо идти. Мы должны заставить Дамблдора действовать, пока еще не поздно. * * * Некоторое время спустя Гарри и Драко стояли под дверью кабинета профессора Спраут, ее раздраженное (и нетипично громкое) наставление: «Выматывайтесь отсюда, развлекитесь, наконец, и забудьте о камне – его очень хорошо охраняют» – все еще звенело у них в ушах. – Не верится, что Дамблдора внезапно куда-то «вызвали», – пробормотал оцепеневший Гарри. Драко нахмурился и прошептал в ответ: – Камень остался без охраны… После недолгого молчания Гарри сказал: – Что бы Макгонагалл ни задумала, именно сейчас к этому нет никаких препятствий. – И она знает, как пройти мимо Пушка, – ответил Драко и тихо добавил: – Какое идиотское имя для такого чудища. – Это означает, что Волдеморт получит камень уже к вечеру. – Поттер, – прорычал Драко. – Перестань называть очень страшные вещи по имени. Гарри его проигнорировал, задрав подбородок: – Мы должны достать его раньше Макгонагалл и кого бы то ни было. – О, это совершенно… не смешно, – Драко скривился. – Почему профессор Спраут нам не поверила? – Потому что это было бы слишком просто? – Гарри почти улыбнулся. – Похоже на правду. Образовалась неприятная пауза. Мальчишки пытались себя чем-нибудь занять: Драко гонял по полу обрывок пергамента, а Гарри беспокойно теребил пуговицу на мантии. В конце концов, он вздохнул и пошел в сторону коридора на третьем этаже. Драко подобрал кусок пергамента и догнал Гарри: – Я должен хотя бы записку маме написать на случай, если это чудище решит, что я очень вкусный. Гарри закатил глаза и двинул локтем ему по ребрам: – Никто не собирается тебя есть, Малфой. – Это твоя единственная надежда. Моя семья будет в равной степени винить в моей смерти и тебя, и Дамблдора, – Драко смял пергамент. – Я точно знаю. – Я живу в страхе перед твоим семейством, – Гарри даже бровью не повел. – Серьезно. Драко бросил бумажный шарик точно Поттеру в висок, все больше убеждаясь, что должен благодарить Диггори за улучшение глазомера: – Так и надо. * * * Уже в коридоре перед дверью Пушка Драко в последний раз глянул за угол, пока Гарри приник ухом к замочной скважине: – Ничего не слышно. – Здесь тоже тихо, – ответил Драко. – Открывай, и пошли. – Alohomora, – прошептал Гарри, коснувшись замка палочкой так, что он открылся с почти беззвучным щелчком. Гарри потянул дверь на себя. – Мы в… – …очень большой беде, – закончил стоявший прямо за дверью Филч с миссис Норрис, крутившейся у него под ногами. Гарри и Драко недоверчиво оглядели комнату Пушка, которую очень условно перекрывал долговязый завхоз. Громадное, ужасное нечто, отдаленно напоминавшее собаку, спало в трех лужах слюны. Звуки арфы наполняли комнату. – Наверняка вас исключат, только за то, что вы здесь были, не говоря уже о попытке заколдовать зверя. Скорее всего, пытались украсть этого… это… эту вещь, – Филч с отвращением покачал головой, махнув рукой в сторону коридора, ведущего к его кабинету. – Проходите. – Но мы ничего… – Вы не можете оставить его спящим! – крикнул Гарри, указывая на пса. Филч нервно посмотрел на самостоятельно играющую арфу. – Скоро придет профессор Макгонагалл и со всем разберется. – Бесполезный сквиб! – взорвался Драко. – Неужели не понимаешь? Она… – Пошли, мальчики.

Nadalz: Эх, какой же классный фик все-таки!

belana: Nadalz спасибо, солнц!

belana: * * * – Боже, отец меня убьет, – бормотал Драко, разглядывая схемы пыток, развешанные на стене позади стола Филча. – Хуже того, – ответил Гарри. – Нас убьет Диггори. Драко повернулся к Гарри с отвращением на лице: – Почему это хуже, Поттер? – Он живет прямо над нами, Малфой. Он и меня тоже может убить. Драко моргнул: – О Боже, Диггори нас убьет, – и, прикрыв глаза, упал в кресло, а Гарри встал и начал изучать дверь. – Alohomora! – Как будто это здесь сработает, – пропыхтел Драко, поднимаясь. – Заткнись, придурок. Попробовать все равно стоило, – пробурчал Гарри, дергая за ручку двери. – Не вижу другого способа открыть ее. – Ладно, – Драко задумался. – Может, есть и другой способ, – он подошел к Гарри и указал налево. – Я пойду туда, а ты в обратную сторону. Проверим всю комнату. Гарри кривовато улыбнулся, наблюдая, как Драко осматривает полки с книгами и орудиями пыток: – Не сдаемся, значит? Драко опять повернулся к Гарри с совершенно серьезным лицом: – Ты представляешь, что случится с моим отцом, если В-В…Сам-Знаешь-Кто вернется? – Э-э-э… Нет, – Гарри внезапно перестала забавлять решительность Драко. – Я вот тоже, – сказал Драко почти неслышно. – Ты правда не знаешь, врал ли он про Империус? – спросил Гарри со всем возможным уважением в голосе. Драко сглотнул так громко, что даже Гарри услышал, сжал челюсти и ничего не ответил - лишь едва заметно покачал головой. Но другой ответ был и не нужен. Как будто у Гарри было недостаточно причин всячески сдерживать Волдеморта. Теперь стало ясно, что семья лучшего друга тоже в опасности. С яростью в голосе Поттер пробормотал: – Хорошо, – и вернулся к поискам. * * * Они столкнулись на другом конце комнаты и выругались. – Ничего, – сказал Гарри. – Черт, – Драко пнул стену. – Он вернется в любой момент, ты же знаешь! – Давай снова попробуем от две… Гарри умолк, услышав громкий скрежет, который шел как будто из-под стола Филча. Оба мальчика вытащили палочки и прижались к стене. Тем временем плита мраморного пола поднялась вверх и сдвинулась в сторону. Из дыры появились две одинаковые рыжие головы. Один из близнецов поднял руки и ухмыльнулся: – Эй, только не стреляйте. Другой радостно улыбнулся: – Кое-кого нужно вызволить из темницы? Драко нахмурился: – А? – Так и будете там стоять в ожидании Филча? – спросил один из близнецов. – Или все-таки спуститесь сюда и избежите хоть ненадолго, скорее всего, заслуженной судьбы, а? – продолжил другой. Такая манера говорить вызывала одновременно и зависть и оторопь. Гарри уже на полпути к проходу в раздражении повернулся к Драко, который не двинулся с места: – Пошли! Драко покачал головой: – Это все подстроено. У них нет причин нам помогать. Мне помогать. Они Уизли. – Ну, надо же, заметил! – в голосе близнеца не было и тени злобы. – Но сегодня мы работаем по найму, – добавил второй. – Жулики Уизли. – Мне нравится, Джордж, – сказал, предположительно, Фред. – Звучит угрожающе. – Жулики. Уизли, – повторил Фред, глубокомысленно кивая. – Зву… Из дыры показалась голова Панси: – Драко, может, уже пойдем? Пока я никого не убила? – Панси?! – Драко подбежал и встал на колени около лаза. Гарри последовал его примеру и увидел Гермиону, Невилла и Рона. Он не успел задать вопрос, который прямо-таки вертелся на языке, потому что каждый из близнецов схватил по хаффлпаффцу и небрежно втащил свою ношу в лаз. Один из рыжих не дал им упасть, а второй поставил на место плиту и отряхнул руки. Ухмыляясь и щурясь, Гермиона уперла руки в бока и все-таки ответила на незаданный вопрос: – Я действительно хочу увидеть этот камень, Поттер.

belana: * * * Фред и Джордж вытолкнули их в коридор третьего этажа, а сами остались внутри: – Мы ничего не делали. – А, может, и делали. – Удачи тем, кто попытается что-нибудь доказать. – В любом случае, мы пошли устраивать веселую жизнь Филчу, чтобы он о вас не вспомнил. – Или подкупим Пивза. – В общем, не делайте то, чего мы бы не сделали, – они ухмыльнулись, и неизвестный портрет, из которого они вышли, отрезал близнецов от первоклашек. Братья глухо проговорили сквозь стену: – А если вдруг начнете, то делайте записи. Драко повернулся к Панси, которая подхватила его под локоть. – Тебе не обязательно туда идти. Мы и так тебе обязаны за то, что ты договорилась с этими двумя бандитами. Глянув на Драко, Гарри заговорил так, чтобы все слышали: – Никто из вас не обязан идти. Мы не знаем, что там внутри. Панси пожала плечами: – Вам нужен кто-то, кто умеет играть на этой штуке, чтобы… оно не проснулось, – Это было слабенькое оправдание, но Гарри не собирался ставить его под сомнение. Гермиона не собиралась оправдываться: – Вы и так знаете, зачем я здесь. – Я с ней, – сказал Невилл, но тут же покраснел и пошел на попятный. – То есть, я не брошу ее тут с вами. Оставался только Рон, который чесал затылок в задумчивости. – Да… я… Видите ли, я тоже собирался использовать Панси в качестве предлога. Но дело в том, что я не могу позволить Сами-Знаете-Кому вернуться, когда я в силах этому помешать, – его нос задергался, а взгляд стал страдальческим. – Мама, наверное, будет нервничать… По группе первоклашек прокатился смешок, а Гарри, склонив голову, посмотрел на младшего Уизли – Рона – с интересом. – Ладно, – он робко подошел к двери. – Попробуем еще раз. Панси. Арфа – твоя забота. Сделай так, чтобы она не прекращала играть. Ты в безопасности, пока она не замолкнет, поняла? Остальные прыгают в люк и… дальше разберемся на ходу. Все, поколебавшись, закивали и встали в боевой готовности, пока Гарри шептал заклятия и открывал дверь. В тот же момент злобный рык напомнил об отсутствии ангельской музыки. Гарри резко захлопнул дверь. – Отлично, – махнул рукой Драко – Что дальше? – Стоп, стоп, – встрял Рон. – Я знаю, – он протянул руку Панси. – Иди сюда. – Она посмотрела на него как на сумасшедшего, бросив испуганный взгляд на Драко. – Что? Зачем? Рон закатил глаза. – Доверься мне, ладно? Панси глубоко вдохнула, шагнула вперед и вцепилась в его руку. – Если я из-за тебя погибну, я тебе этого не прощу. А он тебя убьет из мести, – она указала на Драко, который бодро закивал в знак согласия. Достав палочку, Рон кивнул Гарри: – Открой еще раз. Панси, как только я отдам тебе арфу, дуй внутрь и начинай играть. Остальные – отойдите подальше, пока оно не уснуло. Гарри кивнул, проигнорировав неясное бормотание Драко, открыл дверь, но встал достаточно близко, чтобы в случае необходимости ее захлопнуть. Рон крикнул: – Accio арфа! – и инструмент (по счастливой случайности, не полноразмерный) пролетел мимо всех трех пастей Пушка в руки Рона, который тут же сунул арфу Панси и закричал: – Играй! Играй! Испуганная Панси дернула струны – арфа издала неблагозвучный аккорд, затем еще один, более гармоничный. Рык стихал. Девочка продолжала играть, затаив дыхание, а Пушок сделал круг и плюхнулся на пол. Его глаза закрывались один за другим… один за другим… один за другим… Рон привалился спиной к стене, не замечая пристального взгляда Гермионы, пока она не заговорила: – Ты знаешь призывающие чары?! Рон хотел поделиться своей радостью с Панси, которая и счастлива была бы удружить, но не отважилась отвести взгляд от громадного похрапывающего Пушка и продолжила старательно играть на арфе. Так что Рон ограничился самодовольной ухмылкой: – Равенкло. Догоняй.

belana: * * * Пять первоклассников, не занятых охраной сна слюнявой псины, сдвинули одну из её гигантских лап с люка в полу и открыли его. Они вглядывались в темноту, не особенно спеша, поскольку Пушок спал. Невилл принюхался и пробормотал: – Похоже на… удобрение… Lumos, – он опустил светящуюся палочку ниже в отверстие. Усик непонятного растения взвился из дыры и попытался его схватить, но не сумел. Гарри вцепился в рубашку Невилла и дернул того назад. – Спасибо, – Невилл встал, отряхиваясь. – Это… э-э-э… дьявольские силки. – Постой… Я что-то об этом помню, – Гермиона склонила голову набок. – Это растение может задушить человека, если тот не будет стоять смирно, -продолжил Невилл, многозначительно оглядывая всю компанию. – Единственный способ пройти мимо – посветить на него. Гермиона деловито кивнула и присела рядом с люком: – Прикройте глаза. Lumos Solem! Яркий свет и пронзительный визг заполнили комнату. Пушок зашевелился, словно пытаясь перевернуться. Панси прикусила губу и заиграла с новой силой, ворча: – Ну давайте уже! Я не хочу жертвовать своими пальцами просто так. Гарри заглянул в люк и увидел только увядшее растение и каменный пол. Он наложил Смягчающее заклинание и прыгнул вниз. Драко последовал за ним. Пока остальные влезали в люк, Гарри тихо прошептал Драко: – Они не такие уж плохие. – Такие-такие, – мрачно ответил Драко. – Подожди немного. Сильно ткнув его локтем под ребра, Гарри кивнул в сторону большой двери: – Я с этим разберусь. Драко не слишком ему поверил, но подошел к двери и подергал за ручку. Она оказалась не заперта. Гарри, готовый к любым неприятностям, держал дверь под прицелом палочки. Рон сделал то же. Драко кивнул и открыл дверь, но ничего не случилось. Из темноты доносился тихий гомон, напоминавший звуки совятни. Гарри сделал шаг вперед. В комнате начало светлеть. Рон нахмурился и вошел следом за Гарри, который уже внимательно изучал метлу, висевшую в воздухе в середине узкого помещения. – Птицы? Драко вслед за Роном поднял глаза вверх, его примеру последовали Гермиона и Невилл. Одно из крылатых существ пролетело над головой Драко, взъерошив волосы. Малфой бросился в сторону, яростно отмахиваясь: – Уберите эту штуку! Гарри быстро развернулся, но Гермиона уже поймала одно из существ и внимательно изучала. Драко бросил на него испепеляющий взгляд и смахнул прядь волос с лица. – Ключи, – сделала вывод Гермиона. Она посмотрела на потолок, где носилось множество ключиков. – Полагаю, один из них нам нужен, чтобы двигаться вперед. Невилл разглядывал дверь, через которую надо было идти дальше: – Нужен старинный ключ. У нас дома таких полно. – Вон он! – Гермиона указала на большой латунный ключ, летавший очень криво – одно из крыльев было повреждено. Гарри и Драко одновременно взялись за метлу и нахмурились, глядя друг на друга. – Я его достану, – сказал Драко. – Я тоже, – Гарри слегка ухмыльнулся. – И скорее всего, быстрее тебя. – Мечтать не вредно. Откуда ты знаешь, что это безопасно? – настойчиво спросил Драко. – Знаю. Что ни фига тут не безопасно, – Гарри пожал плечами. – Но мне нужен этот ключ, и это единственный способ его достать. – Ты просто везунчик, – Драко закатил глаза. – Отлично. Я достану эту хрень. – Если бы не я, тебя бы здесь не было, – оставив в стороне дурацкий разговор, сказал Гарри. – Это возлагает ответственность на меня. – Именно, – Драко хлопнул его по плечу, внимательно вглядываясь в глаза Гарри и пытаясь заставить понять: – Если с тобой что-нибудь случится, пока мы не дойдем до камня, придурок, наше везенье закончится. Затем взял метлу в руки и оттолкнулся от земли прежде, чем Гарри смог сказать хоть слово. Летающие ключи нападали на Драко, его ругань сливалась с бранью Гарри. Драко красиво развернулся, приближаясь к поврежденному ключу. Маневрируя между потолочными балками, мальчик сумел схватить его, вызвав бурю гнева со стороны других летающих преследователей. Он пытался выжать из старой метлы максимум скорости. Драко сжал зубы, оторвал латунному ключу крылья, игнорируя визг, нырнул в сторону Гарри и крикнул: – Лови! Гарри легко поймал ключ, и Драко развернулся, заметив с облегчением, что стая ключей двинулась за ним. Он сделал еще один круг под потолком, пока все выходили из комнаты, потом развернулся и полетел прямо в открытую дверь. Драко несся к двери. Его выход сопровождался недружным детским визгом. Рон и Гарри захлопнули за ним дверь, затем услышали резкий стук, когда ближайшие к Драко летающие ключи врезались в дверь острыми концами и застревали в ней. Когда Драко пересек порог, метла начала терять высоту. Он приземлился на пол, проехавшись на заднице, ударился спиной и пробормотал сердито и неразборчиво: – Ой, больно. Чертовы… Гарри подбежал к нему и подал руку: – Ты как? Поднявшись, Драко картинно схватился за бок: – Лучше бы я позволил гоняться за ним тебе. Улыбнувшись, Гарри пихнул его: – У меня бы точно лучше получилось. Драко не сумел подавить смешок: – Ничего подобного. Все прошло отлично. Я был великолепен. – Мальчики?.. – подала голос Гермиона, хотя ребята все еще дурачились. – Эй! Глухой зловещий стук заполнил комнату, а глаза Рона засветились от радости при виде гигантских шахматных фигур, занимавших места на поле. – Клево…

maniago: я согласна с Роном - клево!

belana: maniago дальше - больше!

maniago: belana Я с Вашей подачи потратила всю эту ночь на чтение этого фика на английском. Жалко, что автор закончила на середине Узника Азкабана, и не пишет дальше с сентября :( Или я не поняла что-то и есть дальше? В любом случае мне бы хотелось прочитать в переводе, мой английский увы не столь хорош, многое так и не поняла :)))

belana: maniago дальше пока ничего нет, но автор клянется и божится, что будет. перевод дальше тоже будет.

belana: * * * Открыв один глаз, Гарри смог увидеть только что-то белое, а потом серые стены замка. Он испугался и попытался сесть, но комната закружилась слишком сильно. Он мог только откинуться на подушки. Подушки? – Проснулся, наконец? Гарри повернулся на голос своего лучшего друга и моргнул – на этот раз обоими глазами. – Привет. Драко закатил глаза и отложил книгу: – Пролежав без сознания четыре дня, ты можешь сказать только «привет»? У тебя ведь не случилось приступа амнезии? Ты и без этого туго соображаешь. – Отвали, – пробормотал Гарри. – Всем известно, что самый большой тупица в школе – ты. Драко поднялся из кресла, которое казалось мягче остальных в больничном крыле, и подошел ближе: – Ты все больше и больше похож на себя со своими несмешными остротами. Драко присел на кровать больного. На это раз Гарри фыркнул: – Тебе лучше знать, ты в них большой специалист. Драко, не подумав, шлепнул Гарри по коленке и громко рассмеялся, но потом испугался: – Блин. Извини. Я… Гарри отмахнулся, хотя его движения были несколько раскоординированными: – Все ‘тлично. Правда. – Я серьезно, Гарри, – Драко ссутулился и смахнул челку со лба. – Ты помнишь, что произошло? – Я помню… – Гарри уставился в потолок. – Я помню Пушка. И дьявольские силки, и ключи… потом была партия в шахматы… – Гарри распахнул глаза и сел – на этот раз удачно. – Уизли… Рон. Как он? – Нормально, – отмахнулся Драко. – Когда Уизли съели, Лонгботтом сразу побежал за мадам Помфри. Она сказала, что у шахматного гения контузия и вылечила его на месте. Этот придурок ушел оттуда на своих ногах. Мадам Помфри, конечно, привела с собой тяжелую артиллерию, которая как всегда появилась к шапочному разбору. – Точно, – пробормотал Гарри, расслабляясь и подвигаясь, чтобы Драко было удобнее сидеть. – Потом были зелья и зеркало… профессор Квирелл и камень, но эту часть я плохо помню, всё в тумане. – Я подозреваю, у тебя и сейчас туман в голове, – Драко подобрал ноги под себя и устроился на кровати. – Ну, я и Грейнджер пошли следом за тобой после игры в зелья, но Квирелл отрезал нас стеной огня, которую мы не смогли преодолеть. Каким-то образом ты завладел камнем и по тому, что мы с Грейнджер видели сквозь огонь, сражался и расщепил Квирелла. Сам-знаешь-кто… потерял тело и вырубил тебя. Потом мы кричали от довольно уместного ужаса, когда он пронесся мимо нас. Пламя угасло, мы ворвались в комнату… а потом пришли МакГонагалл, Спраут, Снейп, Флитвик и Помфри. Они нашли твое бренное тело без признаков жизни, а Грейнджер изучала камень и делала записи среди груды золота, которую создала из осколков камней, найденных поблизости. – Она использовала камень и делала записи?.. – не поверил Гарри. – Точно. Она странная, да. В общем, они притащили тебя сюда, нас всех развели по разным комнатам и заставили рассказывать, что произошло. Проверяли, сложатся ли наши истории в единое целое, и сурово отчитали. Я ждал, какой же главный вывод они сделают, но профессора были настолько огорчены тем, что не заметили таких событий у себя под носом, что без труда забыли все нарушенные нами правила. – Драко наклонился к тумбочке, схватил шоколадную лягушку и бросил ее Гарри. – Они разрешили мне устраивать здесь палаточный городок после уроков и есть твой шоколад. Думаю, я заслужил, – он взял шоколадную лягушку для себя и разорвал упаковку. – Все остальные тоже приходили тебя проведать. На пальцы Панси после долго игры на арфе было страшно смотреть. Но мадам Помфри все вылечила. Близнецы Уизли передали тебе упаковку леденцов. Я взял на себя смелость передарить их Диггори и его товарищам, – Драко сунул лягушку в рот и продолжил. – Этому уроду хватило наглости потрепать меня по голове и сказать, что я, цитирую, «хорошо поработал». Пффт! Гарри прыснул и порвал упаковку собственной лягушки. – Отлично. Может, отстанет от нас ненадолго. – Блажен, кто верует, – пробормотал Драко, внимательно разглядывая карточку. – Да, все-таки мы хорошо поработали. – И? – Гарри понимал, что Драко недоговаривает. – Я получил письмо от отца. – Что он говорит? – Гарри нахмурился. – Что гордится моим «участием в защите интересов школы». Говорит, мои «внеклассные занятия» не должны влиять на мои оценки. Просил передавать тебе привет, – ответил Драко тихо. Пожав плечами, добавил: – Все как-то неправильно. Кроме, разве что, замечания об оценках. Не знаю, может, у меня паранойя. В общем, во всем виноваты третьеклассники. Гарри сжевал шоколадную лягушку и потянулся за следующей, но остановился: – Стоп. Прошло четыре дня, так? Ты разве не должен был отправиться на Рождество домой? Драко бросил карточку, передал Гарри еще одну лягушку, пытаясь изобразить беззаботность: – Еще одна новость от отца. Он советовал мне остаться здесь на праздники. Для моей собственной безопасности, конечно. – О, – Гарри запнулся. – Да ладно, – отмахнулся Драко. – Не бери в голову. И вообще, он прислал мне с домашними эльфами кучу подарков. Смотри, для тебя тоже есть. – Для меня? – удивился Гарри. – Да, – лицо Драко посветлело, но это быстро прошло. Он держал злополучную шоколадную лягушку за ногу и размахивал ею. – По форме нельзя определить, что внутри. Мама всегда заставляет их упаковывать подарки в обертку-маскиратор. – Ну ты же знал, что я никуда не поеду, – отозвался Гарри, – мы по крайней мере можем… Оба мальчика подняли глаза, когда мадам Помфри вошла в комнату: – Боже мой! Доброе утро, мистер Поттер, рада видеть вас в добром здравии! Мистер Малфой, вы должны были немедленно меня вызвать, – она засуетилась: подошла к Гарри, начала его обследовать, шлепнула Драко по коленке. – Вы пойдете и вызовете сюда директора – это будет достаточным наказанием за то, что вы тревожите моих пациентов. Вперед!

belana: * * * В последний день рождественских каникул Гарри и Драко поняли, что остальные ученики возвращаются, только потому, что видели кареты на дороге в Хогсмид… с высоты примерно 75 футов от земли, сидя на двух новеньких гоночных Нимбусах-2000. Ничего удивительного: они проводили в воздухе все свободное время с тех пор, как рождественским утром распаковали подарки Малфоев. Для Драко презентов было, конечно, больше, но они все были временно отложены ради метел. Оставшееся время было посвящено сюрпризу, который получил Гарри. Как заметил Драко, неплохо было бы уделить плащу-невидимке основное внимание, но и без этого им было очень даже весело. Исполнив сложное пике вдвоем, они приземлились около карет и помахали Панси. – Привет! – Драко обнял ее. – Мы получили в подарок метлы. А ты? Гарри удивился, когда Панси после Драко обняла и его самого. – О, одежда. Восхитительные шмотки из Парижа. И несколько книг, которые, по словам мамы, лягут в основу пристойной библиотеки факультета. А мама Рона прислала мне коробку шоколадного печенья, представляешь? – она отпустила его, расправила юбку и добавила заговорщицким шепотом: – Пришлось прятать ее от мамы. Ну, знаешь, как это бывает. – О да. Мне досталось песочное печенье, а Поттеру – пирог с шоколадом, – оживился Драко. – И нам не пришлось ни с кем делиться или прятать их. – Зачем прятать печенье? – не понял Гарри. – Уизли, – ответили Драко и Панси одновременно, словно это все объясняло. – Что? – Рон подошел ближе и с опаской кивнул Гарри и Драко. – Мы о сладостях, которые твоя мама прислала, – объяснила Панси. – Очень вкусно было. – А, вы об этом, – Рон закатил глаза. – Она получила ваши записки с благодарностями и почти сошла с ума оттого, что вам понравились ее кулинарные изыски и вы «нашли время, чтобы написать ответ, какие внимательные дети!», – последняя фраза была произнесена фальцетом, и все опять захихикали. – При встрече мне показалось, что у твоей мамы не настолько визгливый голос, – Гарри смутился. – Побудь с ней несколько часов, – улыбнулся Рон, – и тогда сам все услышишь. – Привет, – чинно произнесла Гермиона, когда они с Невиллом подошли к Гарри сзади. – Как прошли каникулы? В ответ послышался нестройный хор, состоявший из «отлично», «прекрасно», «нормально», «круто». Гермиона кивнула сама себе, как будто поставила очередную галочку списке того, что надо сделать. – У меня тоже все хорошо. Кажется, соотношение баллов изменилось? Драко лениво улыбнулся: – О, да. Кажется, после того как Поттер пришел в себя, директор решил, что мы заработали по пятьдесят баллов на нос, потому что у нас есть разнообразные благородные качества. Даже невыносимые близнецы получили по пятнадцать баллов за, цитирую, «новаторское мышление», так что без подарка не остался даже Грифффиндор. Невилл усмехнулся и опустил глаза: – Я слышал примерно то же самое. У ба… очень странные связи в школе. – Отлично, – Гермиона вся засветилась от радости. Потом она вынула небольшую стопку пергамента из своей сумки и раздала всем. – Это мое исправленное и дополненное расписание на следующий месяц. Если кто-нибудь из вас захочет учить домашнее задание вместе со мной – всегда пожалуйста. Внизу есть таблица с объяснением колеровки мест и времени. Все, за исключением Невилла, который видел этот лист в поезде, изумленно разглядывали таблицу, где весь день был поделен на пятнадцатиминутные отрезки и в которой были отражены все ее уроки. – Знаешь, ты меня немного пугаешь, – пробормотал Рон, глядя на очень довольную собой Гермиону. – Это расписание гениально, но приводит в ужас. Она даже покраснела: – Насколько я знаю, ты тоже не дурак. – О, черт. Нам пора бежать, – пробурчал Гарри, оторвавшись от разноцветного листа и заметив приближающегося к ним Седрика. Сунув пергамент в карман, Гарри схватил Драко за рукав и потянул за собой. – Какого… – Драко нахмурился, но, проследив за взглядом Гарри, быстро добавил: – Да, точно. Еще увидимся. Когда Седрик был в десяти метрах от компании, Гарри и Драко уже были верхом на метлах и неслись в сторону поля на максимальной скорости. Они поднялись на большую высоту только для того, чтобы уйти в пике и скрыться за линией деревьев. Панси изогнула бровь и посмотрела на Гермиону: – В чем вообще дело?

belana: * * * Седрик провожал их полет проклятиями. – Выбирайте выражения, мистер Диггори, – мягко пристыдила его профессор Спраут, подойдя к нему и положив руку Седрику на плечо, которое было сильно выше ее головы. – Я клянусь, они бегают от меня как от че… э-э-э… от чумы, – Седрик покачал головой и указал на мальчиков. – Знаете, они потрясающе летают – вы видели, насколько сложное пике они сделали при приземлении? Это было чертовски… великолепно. Профессор Спраут с энтузиазмом закивала. – Я все видела. Они станут прекрасным дополнением к сборной факультета в следующем году. Осмелюсь сказать, что с тобой в качестве ловца и с ними в роли отбивал мы сможем дать сто очков вперед Слизерину и Гриффиндору впервые за много лет, – и тихо и мечтательно добавила: – И я хочу сказать, что сделать, наконец, ставку на свой факультет в пари с Северусом и Минервой будет очень, очень приятно. Тот, кто не знал ее, мог бы подумать, что мадам Спраут не сознавала, что говорит вслух, но Седрик знал, что к чему. Он усмехнулся: – Значит ли это, что я могу пригласить их тренироваться с нами до конца сезона? – Мой мальчик, именно это я и хотела предложить! – профессор Спраут ухмыльнулась в ответ. – И сейчас Дамблдор не откажет Поттеру ни в чем. – Сейчас? – пробормотал Седрик, изображая безразличие, которого не чувствовал. Профессор Спраут сжала его плечо: – Не завидуйте, мистер Диггори. Слава очень часто кажется привлекательнее, чем есть на самом деле, – внезапно маленькая, полненькая профессор захлопала в ладоши, светясь от счастья: – Ну давайте же, поймайте их! Нам надо тренировать звезд для Хаффлпаффа! Седрик кивнул. Честно пытаясь следовать ее совету, он побежал в замок за метлой, крича: – За Хаффлпафф! Профессор Спраут хлопала ему вслед, но замерла, увидев, что Северус и Минерва пристально и презрительно смотрели на ее бурное выражение чувств. Она помахала им рукой и улыбнулась, просто чтобы позлить, поправила шляпу и направилась в сторону толпы учеников, намереваясь поприветствовать их и проводить в замок. – Добро пожаловать, дети! Пойдемте-ка на обед!



полная версия страницы