Форум » Библиотека-1 » «Тьма внутри», автор Kurinoone. Макси, PG-13, АU. ГП, ЛВ Главы 55-62 » Ответить

«Тьма внутри», автор Kurinoone. Макси, PG-13, АU. ГП, ЛВ Главы 55-62

Amella6888: Название: Тьма внутри «The Darkness Within» Автор: Kurinoone Переводчик: Amella6888 Бета: Робин Размер: Макси. Рейтинг: PG -13. Персонажи: ГП, ЛВ, БЛ, ДП, ЛП, ГГ, РУ, ДУ, АД Жанр: Action/Adventure/Angst. Дисклеймер: Все права на персонажей и сюжет "Гарри Поттера" принадлежат Дж.К. Роулинг. Саммари: У Тёмного Лорда есть наследник, верный последователь своего отца. Он ненавидит врагов Волдеморта, но больше всего – Джеймса Поттера. Разрешение на перевод: получено. От автора: Вдохновление для создание этого фика, автор получил от прочтения фика "A Shattered Prophecy" Я буду продолжать перевод, первые 13 глав в переводе от Зелёный чай можно найти здесь Главы с 14 по 22 - здесь Главы с 23 по 29 здесь. Главы с 30 по 36 здесь. Главы с 37 по 45 здесь. Главы с 46 по 54 здесь. Главы с 63 по 64 здесь.

Ответов - 13

Amella6888: Глава 55 Суд Джеймс не собирался отступать. Если они с Сириусом не смогли пройти через главный вход, значит должны были попасть внутрь другим способом. Он не мог оставить Гарри одного. Через несколько минут к ним присоединился Ремус, всё это время он связывался с аврорами, входящими в Орден Феникса, уж лучше они будут с Гарри, чем Министерские служащие. - Джеймс, что ты думаешь об этом? – спросил Сириус, они стояли перед потайной дверью, ведущей в Министерство магии. - Перестань спрашивать меня, - огрызнулся Джеймс. - Никто никогда не пытался пройти через неё, - продолжил Сириус. - Всё случается в первый раз, - пробормотал Джеймс, вытаскивая палочку, - Готов? Через мгновение перед входом стояли Бродяга и Сохатый в своих анимагических формах. Ремус вздохнул и произнёс какое-то заклинание, в стене показалась дверь, Люпин подошёл и постучал по ней несколько раз палочкой. Дверь открылась, Джеймс и Сириус знали, что попытайся человек войти сюда, немедленно бы сработала тревога, но у животных аура была отличной, и это могло сработать. Собака и олень осторожно шагнули внутрь, прислушиваясь. Ничего не произошло, кажется их присутствие осталось незамеченным. Ремус не мог пойти вслед за ними, он спокойно наблюдал, как дверь закрылась и снова слилась со стеной, вход в Министерство ему был запрещён, ему оставалось только терпеливо ждать снаружи. Джеймс и Сириус попали в какую-то тёмную комнату с длинным коридором, они побежали по нему и только в самом конце приняли человеческое обличье. Казалось никто и ничто не знал о том, что они сейчас находились в здании. - Идём, - шепнул Джеймс и они бросились на поиски Гарри. Гарри осторожно сел на кровати, он чувствовал себя значительно лучше. Суд! Его собираются судить. О чём только думает Дамблдор? Гарри знал что суд только усугубит его положение. Большинство его преступлений никогда прежде не освещалось, спасение Беллы из Министерства например. Этот суд лишь принесёт ему ещё больше неприятностей. Гарри вздохнул и запустил руку в волосы, он никогда ещё не был так отчаян. На нём всё ещё была маггловская одежда. Гарри посмотрел на свои джинсы и чёрную рубашку, с каким-то безразличием отмечая, что это последняя одежда, которую он носит в своей жизни. Мальчик встряхнул головой, чтобы отогнать эти мысли. «Не смей! Ты никогда не сможешь пройти через это, если будешь так думать!» - закричал внутренний голос. Но Гарри просто не знал, как ему думать о чём-то другом. Лучшее, что могло случиться с ним, это пожизненное заключение в Азкабане. Но там он будет совершенно беззащитен перед Волдемортом. Дементоры перейдут на сторону Тёмного Лорда очень скоро, Гарри как никому это было известно. Гарри задумался и не заметил, как Муди вошёл в комнату и остановился возле него. Мальчик поднял на него глаза, аврор казался печальным. - Пора идти, - спокойно произнёс он. Гарри почувствовал, как его сердце упало, он встал и медленно двинулся к выходу. Но прежде чем открыть дверь, Муди достал что-то из кармана. - Придётся надеть это, - сказал он неловко. Гарри посмотрел на наручники в руках Муди. - Этого браслета не достаточно? – холодно спросил мальчик. Не дожидаясь ответа, Гарри вытянул вперёд забинтованные руки. Муди сделал всё одним движение, Гарри почувствовал как удивительно тяжёлые цепи обвились вокруг его рук и ног. Гарри попытался шагнуть и понял сколько сил ему пришлось приложить к этому. Он раздражённо посмотрел на Муди, когда тот взял его за локоть. - Мне приходится делать это, мальчик, - сказал Муди, пытаясь не смотреть на него. Гарри понимал, что у Муди не было выбора, всех преступников так вели на суд. Муди вывел его из комнаты и они пошли вперёд по коридору, Гарри едва удавалось идти на равне с Муди, цепи были слишком тяжёлыми. - Муди…вы можете…идти медленнее, - раздраженно проговорил Гарри. Муди слегка замедлил шаг. - Мы не можем опаздывать, - напряжённо проговорил он. Гарри был рад, что Муди хотя бы придерживал цепи на его руках, так было немного легче. Всё его тело болело и он уже с трудом мог передвигаться. Они завернули за угол, и Гарри простонал, тут стояло около сотни авроров. Гарри ждал, может быть Муди отведёт его в какую-то комнату, но аврор двинулся по направлению к ним. Авроры с нескрываемыми усмешками смотрели на Гарри. Мальчик чувствовал, что в нём закипает гнев, почему он должен был проходить через всё это? Муди сильнее сжал локоть Гарри и мальчик почувствовал, что его рука начинает деревенеть, однако его это не волновало. Он опустил взгляд на свои ноги, стараясь больше никуда не смотреть. Внезапно, что-то с силой ударило его по плечу, тело внезапно отозвалось болью и Гарри едва не упал. Один из авроров ударил его и теперь довольный собой смотрел на мальчика. - Ох, прости, я не заметил тебя, - рассмеялся он. Гарри яростно посмотрел на аврора, едва дыша от невыносимой боли. Ему ничего не хотелось больше, чем придушить этого идиота. - Разуй свои глаза! – прикрикнул на него Муди, ведя Гарри дальше. Муди всего лишь хотел, чтобы авроры вели себя соответствующе своему возрасту, он понимал, что Гарри сейчас должно быть ужасно больно. Он сам вылечил ему это плечо несколько часов назад. Чтобы полностью поправиться, Гарри нужно было сейчас отдыхать и пить необходимые зелья. Наконец, они зашли в лифт и Гарри почувствовал себя лучше, здесь были только он и Муди. Мальчик устало прислонился к стене, пытаясь заставить боль уйти. Муди внимательно смотрел на него. Что бы не случилось, он желал, чтобы всё произошло быстро. Джеймс бросился к этажу на котором находились тюремные камеры, но оббежал их все, но так и не сумел найти Гарри. Он даже боялся предположить, чем вызвано его отсутствие. Сириус тоже не добился успеха, он проходил камеру за камерой, перед каждой шепча имя крестника, но они были в большинстве своём пусты. - Его здесь нет! Где ещё он может быть? – Джеймс начинал паниковать. - Мы должны найти кого-то из Ордена, они должны знать где Гарри, - произнёс Сириус. И в этот же момент оба мужчины резко обернулись, они практически столкнулись в Тонкс. - Эй смотрите куда идёте! Джеймс? Сириус? Что вы здесь делаете? Вам нельзя здесь находиться, - прошипела Тонкс, оттаскивая их за угол. - Тонкс! Ты знаешь где Гарри? Его не ни в одной камере! Ты знаешь куда они его отправили? – спросил Джеймс, полностью игнорируя её вопросы. - Да, но не волнуйтесь об этом, лучше побеспокойтесь о себе, если вас увидят здесь, у вас будут огромные неприятности, - проговорила Тонкс взволнованным голосом. - Да к чёрту неприятности! Я хочу знать где мой сын! – прокричал Джеймс так громко, что Тонкс вздрогнула. - Гарри в порядке, сейчас. Я имею в виду насколько это возможно в данной ситуации, - неуверенно произнесла девушка. - Что ты имеешь в виду? Как он может быть в порядке? Просто скажи мне где он! Я должен его увидеть! – продолжал кричать Джеймс. Тонкс растерянно посмотрела на него. - Хорошо…он сейчас…под охраной…Муди, - неловко произнесла она. После этих слов Сириус взорвался. - С кем он?! Вы с ума сошли! Какого дьявола вы позволили этому маньяку приблизиться к нему?! Ты знаешь, что он сделал с ним! – кричал Сириус. - Выбор стоял между Муди и Блейком и я думаю вы согласитесь, что Блейк в десять раз хуже! – закричала Тонкс в ответ, теряя терпение. - Я не думаю, что Блейк мог сделать то, на что способен Муди, - возразил Сириус, сквозь сжатые зубы. Джеймс молчал, он только молился, чтобы с Гарри всё было в порядке. - Не думаю, что это так, насколько я слышала, Муди спас Гарри, забрав его от Блейка! Его немного занесло и кто знает что случилось бы с Гарри, если бы Муди не помог ему! Джеймс и Сириус поражённо смотрели на Тонкс. Она поняла, что сморозила глупость. Джеймсу не станет лучше, если он услышит, что его сын пострадал от рук его коллеги. - Что он сделал? – прошипел Джеймс. - Я…я действительно не знаю, просто Муди забрал его. И я точно знаю, что он помог Гарри, я была там, я помогала лечить мальчика, - Тонкс снова дала себе мысленный пинок. Она только что сказала Джеймсу, что понадобилось двое авроров, чтобы вылечить его сына. Но прежде чем кто-то мог ответить, позади Джеймса появилась высокая фигура. Они обернулись и увидели Дамблдора, но, рядом с ним стояли Лили и Демиан. Двери лифта открылись и две фигуры медленно пошли по коридору. Зал суда, в котором они должны были появиться, находился в самом конце, они молчали. Гарри не думал, что физически сможет сказать хоть слово. Он дышал с трудом, не говоря уже о том, чтобы мыслить ясно. Этот коридор тоже был заполнен аврорами, однако они почему-то отходили в сторону и не высмеивали Гарри. Мальчик упустил глаза в пол, он не знал, что большинство из них были членами Ордена. Муди резко остановился и Гарри задался вопросом, что было не так. Его сердце подпрыгнуло, перед ними стояли Джеймс и Сириус. Гарри был потрясён, он подумал где его отец и крёстный были всё это время? Очевидно им не позволяли его видеть и они сами были удивлены, столкнувшись сейчас с Гарри. Мальчик не мог смотреть на своего отца, но в тоже время не мог отвести взгляда, Джеймс так же смотрел на него. Муди заговорил первым. - Поттер… - Муди, пожалуйста, я прошу всего пару секунд, чтобы поговорить с Гарри, пожалуйста! – Джеймс умоляюще посмотрел на аврора. - Мы не можем опоздать. Ты знаешь это, - возразил Муди, но его прервал Сириус. - Да ладно тебе, Муди, несколько секунд ничего не решат! Муди посмотрел на Гарри, а затем на Джеймса, глубоко вздохнул и, наконец, кивнул и отошёл от них. Но всего на пару шагов, так, чтобы они даже не думали о побеге. Джеймс благодарно посмотрел на Муди а потом вернулся к Гарри, в изумрудных глазах мальчика застыла боль. Больше всего на свете, Гарри хотел обнять отца, он чувствовал, что ему стыдно за это желание, но он отдал бы всё за простое объятие, и если бы не эти цепи… Джеймс смотрела на цепи и ему стало больно от того, что он не может убрать их. Он смотрел на своего сына, всё лицо мальчика было в ссадинах, на щеке огромный синяк. Джеймс поднял руку и мягко коснулся щеки сына, Гарри опустил глаза. - Гарри, - тихо позвал Джеймс. Ему так много нужно было сказать, но он понимал, что у них совсем нет времени. Он помнил, что Дамблдор сказал ему всего пару минут назад и быстро обратился к мальчику. – Гарри, послушай, я знаю что ты считаешь этот суд бессмысленным, но…но просто доверяй мне, хорошо? Чтобы не случилось там, чтобы Дамблдор не говорил, просто соглашайся с ним, хорошо?! Пожалуйста, Гарри, не спорь с ним, не опровергай его слова. Просто соглашайся, чтобы Дамблдор не говорил. - Но… - начал Гарри, но Джеймс прервал его. - Пожалуйста, Гарри! Просто сделай это для меня, Лили и Демиана! Просто соглашайся с Дамблдором. Неважно говорит ли он правду. Просто соглашайся с ним. Не спорь, - просил Джеймс. Гарри понимал, что у него нет другого выбора. Он нехотя кивнул, не понимая зачем отцу всё это было нужно. Муди снова подошёл к ним и взял Гарри за локоть. - Извини, Поттер, но нам нужно идти, - проговорил он, отводя Гарри вперёд. Мальчик обернулся и увидел что его отца и крёстного уводит из коридора другой аврор. Чувствуя себя хуже чем когда-либо, Гарри плёлся рядом с Муди, они остановились возле больших чёрных дверей. Гарри почувствовал, что его сердце забилось быстрее, он прочитал надпись на двери. Зал суда №10 Гарри попытался успокоиться. Это здесь. Его судьба решится в этой комнате. Гарри взволнованно обернулся, коридор был пуст, здесь был только он и Муди. Без каких-либо слов, Муди распахнул двери и повёл Гарри в зал суда. Гарри старался не смотреть по сторонам. Просторный зал, в который они попали был заполнен множеством сердитых лиц. В зале воцарилась тишина, когда ввели Гарри. Звук цепей, эхом отдавался от стен комнаты, пока он шёл вперёд. У мальчика перехватило дыхание, когда он увидел перед собой стул, с подлокотников свисали цепи, который видимо должны были защёлкнуться, когда он сядет туда. Муди проводил его до стула и взмахнул палочкой, цепи исчезли. Мальчик вздохнул и сел на стул, цепи брякнули и немедленно обвились вокруг его рук и ног. Цепи так сильно впивались в кожу, что Гарри пришлось сжать зубы, чтобы не закричать от боли. Гарри не мог дальше игнорировать всех этих людей и, наконец, поднял глаза. Он увидел много знакомых лиц в толпе. Рыжеволосый мужчина, отец Рона и рядом с ним видимо один из братьев Рона. Гарри также видел знакомых авроров. Кингсли Бруствер и Тонкс был здесь. Гарри был удивлён, увидев Джеймса и Сириуса среди авроров, он не думал, что им позволят прийти на суд. Гарри увидел рядом с отцом маму, она едва сдерживала слёзы. Гарри отвёл взгляд, они не должны были приходить, они не должны видеть как он получит поцелуй. Гарри осторожно огляделся, Дамблдора нигде не было. Зато он увидел Невилла, сидящего чуть выше переднего ряда, он пристально смотрел на Гарри. Мальчик отвёл взгляд и посмотрел на трёх людей в первом ряду. Министр магии сидел между женщиной со строгим взглядом и темноволосым мужчиной, также неизвестным мальчику. В зале стояла полная тишина, когда Министр наконец заговорил. - Итак, поскольку обвиняемый здесь, мы начинаем, - он посмотрел на Гарри, и мальчик ощутил в его взгляде жуткую неприязнь. - Гарри Джеймс Поттер, вы предстали перед Визенгамотом и обвиняетесь в преступлениях против магического мира. Эти преступления включают в себя непростительные. Вы совершили семнадцать убийств а так же принимали участие во множестве нападений, понесших за собой ещё больше жертв и разрушений. Вы отрицаете предъявленные вам обвинения? Гарри посмотрел на Министра и ответил как мог, уверенно. - Нет. Фадж едва заметно ухмыльнулся и продолжил. - Итак, заседание объявлено открытым. Выносить приговор будут Корнелиус Освальд Фадж - Министр магии, Амелия Сюзан Боунс – глава отдела магического правопорядка и Джулиан Рейд – главный заместитель Министра магии. Свидетель защиты – Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор. Гарри обернулся и увидел недалеко от себя Дамблдора. Мальчик задался вопросом, откуда он появился здесь, он был уверен, что в здании Министерства нельзя аппарировать. Гарри видел, как все взгляды устремились к Дамблдору, однако он, казалось, игнорировал их в смотрел на Министра. Гарри поймал взгляд своего отца, в его глазах снова застыла просьба. Гарри ненавидел Дамблдора, для него он был точно таким же манипулятором как и Волдеморт. Однако, мальчик вспомнил слова отца. Всё, что ему нужно, это не спорить, это ведь не так сложно, правда? - Я думаю, первое, что мы должны обсудить, это сам суд. Обвиняемый не отрицает совершённых им преступлений. Для чего вы настаиваете на суде, Дамблдор? – спросил Фадж, нахмурившись. Дамблдор либо не заметил, либо не захотел замечать этот взгляд и сделал несколько шагов в сторону Гарри. - Каждый волшебник имеет право на суд. Я думаю, справедливо дать мистеру Поттеру такую возможность. Фадж надулся от злости, и проигнорировав слова Дамблдора, поднял какой-то пергамент. - Первое обвинение, - зачитал он. – Гарри Джеймс Поттер, вы обвиняетесь в семнадцати убийствах, вы признаёте себя виновным? Гарри подождал несколько секунд и только убедившись, что Дамблдор не собирается ничего говорить, ответил безучастным голосом. - Признаю. Гарри не знал, что ещё он может сказать, он действительно совершил эти убийства. Он не мог лгать, у него не было доказательств. Среди зрителей послышался сердитый шёпот, заставивший мальчика почувствовать раздражение. - Хорошо, поскольку с этим мы разобрались, обратимся к нападениям, - Фадж не успел закончить, так как Дамблдор прервал его. - Я не думаю, что мы не полностью разобрались с первым обвинением, - спокойно проговорил он. Фадж переглянулся с присяжными. - Обвиняемый признался во всём, вы желаете что-то добавить? – спросил он, пытаясь сохранять спокойствие. - Министр, вы задали простой вопрос, на который мистер Поттер дал простой ответ, однако тут не всё так просто, - Дамблдор был прерван, потому что Министр вышел из себя. - Сложно! Тут нет ничего сложного! Он совершил все эти убийства! Хотите сказать, что он никого не убивал?! - Конечно нет. Мистер Поттер признал себя виновным, однако, я считаю, нам нужно поглубже рассмотреть эту ситуацию, - спокойно ответил Дамблдор. Гарри почувствовал, как у него начинает болеть голова. Он хотел, чтобы эта бессмысленная игра прекратилась. Он признался, чего ещё от него хочет Дамблдор? - У Визенгамота нет времени на детальное рассмотрение всех преступлений, совершённых этим мальчиком! Мы должны двигаться дальше! – возразил Фадж. - Это займёт всего пару минут, если вы ответите на мой вопрос, Министр, - ответил ему Дамблдор. - Задавайте свой вопрос! – раздражённо произнёс Министр. - Из всех этих семнадцати убийств, сколько погибших были Пожирателями Смерти? – спокойно спросил он. В комнате повисла напряжённая тишина. - Какое это имеет значение? – наконец спросил Министр, раздражаясь ещё больше. - Это имеет большое значение. Итак, Министр, сколько погибших являлось последователями Лорда Волдеморта? По залу пробежал испуганный вдох. Гарри закатил глаза, насколько же эти люди были глупы, что боялись простого имени. - У меня нет с собой необходимых документов, - Фадж яростно посмотрел на Дамблдора. - Ну конечно, невозможно позаботиться обо всём сразу. Вы не возражаете, если я предоставлю необходимую информацию? – спросил Дамблдор и в его руке немедленно появилась папка. – Согласно этим документам, взятым из личного дела мистера Поттера, пятнадцать из семнадцати жертв являлись Пожирателями Смерти. Гарри внимательно смотрел на Дамблдора, пытаясь понять, чего он хочет всем этим добиться. - Это что-то меняет? Все они были людьми! Этот мальчик не имел никакого права убивать их! – твердо проговорил Министр. - Простите, Министр, но согласно этому закону, вы приказали убить этих Пожирателей при захвате, - перед Министром немедленно появился другой документ. Амелия Боунс взяла в руки пергамент и пробежалась взглядом по пятнадцати именам приговорённых Пожирателей. - Как вы видите, все эти Пожиратели были уже приговорены Министерством. На их совести лежало множество зверских преступлений. Их боялся весь магический мир и по вашему приказу, их должны были убить при первой возможности. К тому же, вы обещали награду любому аврору, сумевшему выполнить этот приказ. Фадж выглядел потрясённым. - Как…где вы нашли эту информацию? – спросил он. - Это не имеет значения. Факт в том, что все эти люди уже были приговорены Министерством к смерти. Я хочу подчеркнуть, что с одной стороны вы предлагаете вознаградить авроров, которые сумеет уничтожить этих Пожирателей, а с другой, собираетесь наказать того, кто сумел выполнить это. Как вы можете объяснить ваши действия? На лицо Фаджа стоило посмотреть. Он открывал и закрывал рот, пытаясь найти необходимые слова. На помощь ему пришла Амелия Боунс. - Работа авроров ловить и иногда убивать тех, кто представляет угрозу магическому миру. Мистер Поттер не аврор. Он убил этих людей не для того, чтобы избавить магический мир от зла. Он убил их из личной выгоды, - заключила она. - Вы совершенно правы, мадам Боунс, мистер Поттер убил этих людей по другой причине. Но я считаю, несправедливо наказывать его за то, за что другим полагалась награда. Эти люди не были частью нашего общества, они ставили под угрозу существование мирных людей. Какими бы ни были намерения мистера Поттера, своим поступком он оказал пользу магическому сообществу. Его нельзя наказывать за убийство этих Пожирателей смерти. Гари сжал кулаки. О чём говорил Дамблдор? Кто позволил ему решать кого наказывать за смерть людей, а кого нет? Мальчик повторял про себя слова Джеймса снова и снова, чтобы не сорваться и не высказать всё это Дамблдору. Амелия Боунс сделала пару пометок на пергаменте и посовещавшись с присяжными, обратилась к Дамблдору. - Второе обвинение к мистеру Поттеру. Участие в многочисленных нападениях, которые подставили под угрозу жизни множества людей. Мистер Поттер, что вы можете сказать в своё оправдание. У Гарри перехватило дыхание. Он никогда не участвовал в нападениях, если не считать дом Лонгботтомов и нападение на Хогвартс-экспресс. - Я виновен только в одном нападении, - уверенно проговорил он. Казалось, Фадж всё ещё не может найти слов, потому что заговорила снова Амелия Боунс. - Объяснитесь, - сказала она. Гарри не собирался ждать станет ли Дамблдор говорить что-то или нет, он ответил. - Я не участвовал ни в одном нападении за исключением атаки на Хогвартс-экспресс. При упоминании поезда, по залу прошёл сердитый шёпот, Гарри знал, что здесь вероятно присутствовало множество людей, чьи дети тогда ехали в школу. - Это был единственный раз, когда вы участвовали в нападении? – спросил Амелия Боунс. - Да, - ответил Гарри. Она сделала ещё одну пометку и что-то прошептала Джулиану, после чего заместитель Министра тоже что-то написал в своём пергаменте. Возможно ему показалось, но Гарри готов был поклясться, что Амелия смотрела на него почти с добротой. - Я прошу вызвать моего первого свидетеля, который сможет объяснить ситуацию с Хогвартс-экпрессом, - проговорил Дамблдор. Амелия Боунс кивнула и Дамблдор громко сказал. - Первый свидетель. Войдите. Гарри напряжённо посмотрел на открывающуюся дверь, гадая кто же будет свидетельствовать. И он почти вскрикнул, когда в дверях показался темноволосый мальчик. Гарри в ужасе посмотрел на родителей. Как они могли позволить ему сделать это? Демиан вошёл в зал, осторожно оглядываясь. Он увидел Гарри, и с трудом удержался, чтобы не кинуться к нему. Вместо этого он встал не небольшую платформу, которую наколдовал Дамблдор и старался на смотреть на брата. - Назовите своё полное имя Визенгамоту, - мягко произнёс Дамблдор. - Демиан Джек Поттер, - ответил мальчик. - Что вы можете рассказать нам о нападении на Хогвартс-экпресс, случившееся в этом году, - спросил Дамблдор. Демиан сделал глубокий вздох и принялся рассказывать. Он сказал, что Гарри передал ему сообщение, в котором говорилось, что все студенты должны оставаться в поезде. Демиан обращался к залу, полному людей, он говорил им, что нападение не предназначалось для детей. Он рассказал, как Гарри сказал ему, что пока они остаются в поезде им не грозит опасность. - Это смешно! – проговорил Министр, когда Демиан закончил. - Этот…этот мальчик брат обвиняемого! Он пытается защитить его! Мы не можем принимать его слова за правду! - Я уверен, мистер Демиан Поттер будет не против поделиться с нами своими воспоминаниями, - сказал Дамблдор. Гарри дёрнулся. Почему Дамблдор подвергал Демиана такому? Почему он должен был делиться с кем-то своими личными воспоминаниями? Фадж продолжал утверждать, что Демиан не совершеннолетний и не имеет права давать показания в защиту Гарри. - Возможно он несовершеннолетний, но я нет! – раздался резкий голос. Гарри с уважением посмотрел на поднимающегося с места Сириуса. Он спустился и встал на платформу рядом с Демианом, утешительно улыбнувшись мальчику. - Я находился в Хогвартс-экспрессе и был ранен в сражении. Когда на меня напали, Демиан выбежал из поезда, чтобы помочь мне. Гарри спас жизнь Демиану, он защитил его от смертельного заклинания. Я точно помню, как Гарри инструктировал Пожирателей Смерти. Он приказал им только оглушать студентов, выходящих из поезда. Он отвёл Демиана обратно в поезд и даже запер дверь, чтобы ребята не могли выйти. Амелия Боунс снова что-то записала на пергаменте, в то время как Фадж едва сдерживал гнев. Гарри пристально посмотрел на Сириуса, темноволосый аврор не упомянул как именно он был ранен. Гарри почувствовал как у него кольнуло сердце. Почему все эти люди пытаются помочь ему, когда он только и делал, что причинял им боль? Джулиан заговорил первым. - Боюсь, мы не можем принять ваши показания. Вы состоите в родстве с обвиняемым. А согласно декрету номер четыреста семнадцать, близкие родственники обвиняемых не могут быть свидетелями защиты, чтобы избежать вероятности ложных показаний. Сириус открыл было рот, чтобы поспорить, но Дамблдор опередил его. - В таком случае, я вынужден позвать своего второго свидетеля. Я надеялся, что до этого дело не дойдёт, но боюсь у нас нет другого выбора. Дамблдор достал из кармана пузырёк с серебристой жидкостью. Гарри внимательно смотрел за его действиями. Чью память он собирался показать? - Ради безопасности свидетеля, я не могу назвать его имени. Я уже проверил эти воспоминания на их достоверность, вот документ подтверждающий это, - Дамблдор отправил к столу присяжных ещё одни пергамент и Амелия Боунс кивнула, просмотрев его. Дамблдор открыл пузырёк и палочкой извлёк оттуда воспоминания. Он отправил их прямо в каменную стену напротив и в ней немедленно появилось изображение. Все присутствующие могли увидеть Хогвартс-экпресс окружённый Пожирателями. Все Пожирателями были в маках, за исключением Гарри, стоящего всего в паре шагов от поезда. Гарри повернулся к Пожирателям и все увидели опасный блеск в его глазах. - Запомните мой приказ, никто не входит в поезд. Если студент выходит из поезда, вы просто ошеломляете его. Если кто-то из вас убьёт студента, я сам убью того, кто это сделал. Воспоминание закончилось, Гарри задался мыслью, кто из Пожирателей смерти мог дать Дамблдору это воспоминание, ведь тогда его слышали только Пожиратели. Гарри не успел задуматься над этим, поскольку Дамблдор продолжил говорить. - Я хочу заметить, что мистер Поттер участвовал в нападении, он дрался с аврорами наряду с другими Пожирателями, но он приказал им не трогать детей. Если бы не это, Пожиратели конечно же напали бы на поезд и тогда бы ученики пострадали. Мистер Поттер снова поступил так ради своих собственных целей, но этим самым он вновь оказался услугу магическому миру. Сириус и Демиан покинули платформу и Демиан сел между Сириусом и Ремусом. Дамблдор продолжал свою речь в которой Гарри всё время оказывал магическому миру неоценимые услуги. Он привёл в зал суда Мадам Помфри и та рассказала, как Гарри спас её детей из огня. Гарри видел, как испуганно Поппи посмотрела на него, по её взгляду легко можно было понять, что она ничего не хотела бы больше, чем подбежать и обнять мальчика. Но подобно Демиану, она держала себя в руках. Медсестра закончила давать показания и демонстративно заняла место рядом с Джеймсом и Лили. Гарри чувствовал, как у него закружилась голова, когда Дамблдор пригласил следующего свидетеля. Сердце Гарри пропустило такт, когда в зал вошла рыжеволосая девочка. Какого чёрта Джинни делала здесь? О чём они все думали? Ведь если их показания проверят под сывороткой правды, все ребята могут попасть в Азкабан, за то что помогали ему. Джинни выглядел вызывающе, полностью игнорируя направленные на неё взгляды, в том числе яростный взгляд её брата Перси. Её отец смотрел на неё с потрясение и волнением. Она рассказала суду, как Гарри спас ей жизнь в день нападения на Хогсмид. Как только Джинни села рядом с Демианом и Ремусом, весь зал наполнился возбуждённым шёпотом. Выходило, что Тёмный Принц не был таким уж Тёмным. Гарри столкнулся взглядом с Министром, его уши были яко-красными и Гарри был уверен, ещё немного и из них повалит дым. Он крепко сжал зубы и задал Дамблдору несколько резких вопросов, на которые директор ответил с лёгкостью. - Несмотря на все его добрые поступки, он всё ещё обвиняется в использовании непростительных заклинаний, за которые ему грозит пожизненное заключение в Азкабан, - торжественно проговорил Фадж. Гарри посмотрел на Дамблдора, ни смотря ни на что ему было действительно интересно, как директор собирается защищать его теперь. - Непростительные заклинания сложная тема, Министр. Если вашим аврорам позволено использовать их, почему мистер Поттер должен быть наказан? Фадж глубоко вздохнул и прошипел Дамблдору. - Как вы смеете обвинять моих авроров в подобном? Я никогда не слышал, чтобы они нарушали свои полномочия! - Простите, Министр, но если вы дадите своим аврорам немного зелья правды, вы удивитесь насколько часто они нарушают свои полномочия, - ответил Дамблдор. Он пробежался взглядом по аврорам и остановился на Блейке, который, казалось, пытается вжаться в стул. Гарри тоже посмотрел на Блейка и едва сумел подавить гнев, он использовал на нём круцио, когда мальчик был беззащитен. – Так или иначе… - продолжил Дамблдор. – Если вы посмотрите личное дело мистера Поттера, то увидите что он никогда не использовал запрещённые заклинания в поединках с аврорами. Смертельные заклинания он использовал только на уже упомянутых Пожирателях Смерти. Гарри посмотрел на Сириуса, он использовал на нём круцио, из-за него Сириус лежал в больнице, но он ничего никому не сказал. О том, что случилось в тот день знали только Демиан, Сириус и Гарри. - Так что вы пытаетесь сказать, Дамблдор? – спросила Амелия Боунс. – Что мистер Поттер не последователь Сами-Знаете-Кого? Что он помогал людям в то время, как был известен под именем Тёмный Принц? – в её голосе слышалась насмешка. - Я только пытаюсь пролить правду на действия мистера Поттера. Вы вольны понимать её как угодно, - ответил Дамблдор и его глаза блеснули. Гарри пришлось прикусить себе язык, чтобы не закричать на Дамблдора. Он выставил Гарри как какого-то секретного агента, спасителя всего магического мира! Он помог всем этим людям только потому, что они были детьми, они не были виноваты в этой войне. Он не хотел быть чёртовым спасителем мира! Фадж поднял какой-то пергамент и нехорошая улыбка появилась на его лице. - Хорошо, Дамблдор, вы добились своего. Вы обернули все преступления этого мальчика в положительную сторону, но даже вы не сумеете оправдать этого. Пятнадцать жертв являлись Пожирателями Смерти и мы не можем наказывать мистера Поттера за это, но как вы объясните оставшиеся две смерти. Ужасающая пытка и убийство Фрэнка и Алисы Лонгботтомов! Гарри почувствовал, как у него упало сердце, он знал что они заговорят об этом рано или поздно, но всё равно не было готов. - Фрэнк и Алиса не были Пожирателями Смерти! Они были хорошими людьми, которых этот мальчик пытал и зверски убил в их собственном доме! Я думаю, одного этого уже достаточно, чтобы приговорить его к поцелую! – Фадж закончил, зал аплодировал ему. Гарри отвёл взгляд от Невилла, который смотрел на него с такой ненавистью, что мальчику захотелось исчезнуть. Гарри запаниковал, у него было два варианта. Либо сказать всем правду о Фрэнке и Алисе и таким образом его возможно приговорят только к пожизненному заключению, либо молчать. Гарри задумался. Даже если он скажет правду, как он сможет доказать это? Он понятия не имел где сейчас Фрэнк и Алиса, всё что он знал, так это что они сейчас в Америке. К тому же, он всё ещё чувствовал, что обязан защищать их. Даже здесь, в этом зале находились шпионы Волдеморта и если Волдеморт узнает правду, Лонгботтомов убьют. Гарри подумал о Найджеле, малышу ещё не исполнилось и двух лет. Нет, Гарри твердо решил, что никому не скажет правды. - Я хотел бы подчеркнуть, что до сегодняшнего дня смерть Лонгботтомов была покрыта тайной. И сейчас я хочу расспросить человека, который сможет пролить нам свет на случившееся. Мистер Гарри Поттер, - Дамблдор посмотрел на Гарри, который в свою очередь потрясённо смотрел на него. - Нам не нужны никакие ответы! Достаточно знать, что он убил их! Мы не хотим слышать детали! – поспешно возразил Фадж. - Я думаю, что детали важны. Алиса и Фрэнк были частью нашего общества. Мы имеем право знать, как они умерли, - ответил Дамблдор. Фадж нехотя махнул рукой, словно разрешая Дамблдору задавать свои вопросы. Дамблдор повернулся к Гарри, и мальчик почувствовал как сильно забилось его сердце. - Мистер Поттер, разве вы не хотели бы поделиться с нами информацией о том, что произошло в ту ночь, когда вы и несколько Пожирателей напали на дом Фрэнка и Алисы Лонгботтомов? – спросил Дамблдор. - Нет, - спокойно ответил Гарри. Дамблдор не был удивлён ответом мальчика. - Мистер Поттер, или вы сами даёте нам ответы, или нам придется применить сыворотку правды, - произнёс Джулиан. Гарри проигнорировал его. Он уже смирился, его отправят в Азкабан или подвергнут поцелую, он только хотел, чтобы всё это побыстрее закончилось. - Мистер Поттер, с какими намерениями вы прибыли к дому Лонгботтомов в ту ночь? – спросил Дамблдор. Гарри с ненавистью посмотрел на Дамблдора. - Чтобы убить их, - тихо ответил он. Он поймал взгляд своего отца и попытался не обращать внимания на боль в его глазах. - Кого вы убили первым? Вопрос потряс Гарри, и не только его. Все в зале потрясённо смотрели на Дамблдора. Зачем он спрашивал об этом? - Что? – ошеломлённо спросил Гарри. - Я спросил, кого вы убили первым? – повторил свой вопрос Дамблдор. - Я не думаю, что это уместный вопрос. Член семьи Лонгботтомов сейчас присутствует в зале! – закричал Фадж, указывая на Невилла. - Я уверяю вас, Министр, вопрос вполне уместен. Мистер Поттер, ответьте, - Дамблдор серьёзно посмотрел на мальчика. - Я..я… - Гари не знал, что сказать, он отчаянно пытался найти решение. - Это не такой уж сложный вопрос, мистер Поттер. Кого вы убили первым? Это был Фрэнк или Алиса? – снова спросил Дамблдор, впервые за всё время повышая голос. Гарри посмотрел на Дамблдора, пытаясь понять зачем он спрашивает об этом. Он увидел, что директор открыл рот, чтобы повторить свой вопрос и выпалил первое, что пришло ему в голову. - АЛИСА! Я…я убил Алису первой, - ответил Гарри, пытаясь унять дрожь в руках. Он знал, что если бы тогда не почувствовал Найджела, то убил бы Алису первой. - Алиса Лонгботтом. Вы убили Алису Лонгботтом и что вы сделали потом? Вы убили Фрэнка Лонгботтома после того как убили его жену у него на глазах. Вы использовали смертельное проклятье на них обоих? – спросил Дамблдор. Гарри больше всего на свете хотел, чтобы всё это прекратилось. - Да, - устало ответил он. Дамблдор внимательно посмотрел на Гарри а затем наколдовал ещё один пергамент и принялся громко читать. - Мы прибыли на место трагедии и увидели ужасную картину. Дом Лонгботтомов был охвачен огнём, Фрэнк и Алиса находились внутри, мы могли слышать их мучительные крики. Дамблдор закончил читать и снова посмотрел на Гарри. Мальчик почувствовал что его сердце на мгновение застыло. «Он обманул меня» - в панике подумал Гарри, его прошиб холодный пот. Дамблдор знал правду о Лонгботтомах, он знал что они живы. - Это свидетельские показания одного из авроров, прибывшего на место происшествия в ту ночь, - через секунду пергамент оказался перед Министром. Фадж проигнорировал пергамент, он не сводил глаз с Гарри. - Как могли два мёртвых человека кричать? – спросил Дамблдор, ближе наклоняясь к Гарри. Гарри прикусил губу, пытаясь успокоиться. Он повернулся к Дамблдору. - Пожалуйста, не делайте этого, - отчаянно прошептал он. Если Дамблдор сейчас раскроет правду, он уже не сможет защитить Лонгботтомов. - Я должен, Гарри, - прошептал Дамблдор в ответ. - Кто-нибудь, объясните, что здесь происходит! Что случилось с Лонгботтомами?! - закричал Министр. Дамблдор посмотрел на Гарри, но мальчик только устало опустил голову, он не собирался больше ничего говорить. - Я хотел бы пригласить моих последних свидетелей, они смогут всё нам объяснить, - произнёс Дамблдор. Гарри посмотрел на открывающуюся дверь, умоляя, чтобы там не было того, чего он больше всего боялся. Он простонал в отчаянье, когда в зал вошли Фрэнк и Алиса Лонгботтомы. В зале воцарилась мёртвая тишина. Все взгляды были устремлены на двух людей, которых последние три года, все считали мёртвыми и сейчас они смущённо стояли здесь. - Этого…этого не может быть! – закричал Фадж и немедленно приказал аврорам арестовать этих самозванцев. - Успокойтесь, Министр! Это действительно мы. Не будьте параноиком! – воскликнул в ответ Фрэнк. Даже Джеймс, Сириус и Ремус выглядели поражёнными. Они знали, что Фрэнк и Алиса живы, но не ожидали, что они придут на суд. Они должны были быть за границей. Дамблдор ничего не сказал им. Но их реакция была ничем по сравнению с реакцией Невилла. Мальчик в шоке переводил взгляд с отца на мать, они посмотрели на сына и гру

Algine: МАГиня пишет: УРА!!!ПРОДА!!!Спасибо тебе большое побежала читать)))) Повторяю ещё раз: 5.9. Слово «прода» в комментариях читателей не считается приличным на форуме.

Amella6888: Глава 56 Восстановление Рон с Гермионой стояли в приёмной Министерства магии, и уже более двух часов ждали новостей. Они пришли сюда вместе с Джинни и Демианом, но Дамблдор не позволил им присутствовать на суде. В ответ ребята отказались идти домой, пока не станет ясна судьба Гарри. Рон бросал хмурые взгляды на проходящих мимо авроров, в то время как Гермиона пыталась хоть немного успокоиться. - Как долго это будет продолжаться? – спросил Рон. - Не знаю, - ответила Гермиона. Это было ужасно, стоять здесь и не иметь возможности помочь Гарри. Они признались профессору Дамблдору в том, что помогали Гарри искать крестражи, но он не позволил им дать показания, сказав, что это может лишь усугубить дело. Рон был слишком взволнован, чтобы оставаться на месте, он принялся ходить туда сюда по залу. Гермиона молчала. Наконец, в зал хлынул поток людей, очевидно, суд закончился. Ребята немедленно кинулись в эту толпу, пытаясь понять что произошло. Ребята видели множество незнакомых лиц, но пытались найти Джинни и Демиана. Внезапно Рон схватил Гермиону за руку и потянул куда-то, девушка проследила за его взглядом и остолбенела. Невилл шёл рядом с двумя волшебниками, они обнимали его. Рон с Гермионой потрясённо наблюдали, как Алиса, Фрэнк и Невилл Лонгботтомы покинули здание Министерства. - Что за чёрт, - пробормотал Рон, но внезапно замолчал, потому что увидел своего отца вместе с Джинни и Перси. Ребята немедленно бросились к ним и сердце Гермионы подпрыгнуло, когда Джинни радостно улыбнулась им. - Джинни! Джинни что случилось?! – взволнованно закричали Рон и Гермиона. Джинни не ответила им, продолжая улыбаться. Затем, она отступила немного в сторону и обернулась. Ребята тоже посмотрели туда и едва не задохнулись от волнения. Они увидели Гарри. Лили и Джеймс шли рядом с ним и крепко обнимали сына. Демиан шёл рядом и улыбался, Ремус и Сириус так же шли по бокам от Джеймса и Лили. Эти люди только что прошли через ад. Рон с Гермионой помчались прямо к этой процессии. Гарри даже опомниться не успел, потому что Гермиона повисла у него на шее. Мальчик едва не задохнулся, его измученноё тело запротестовало против таких объятий. Гермиона смущённо отступила в сторону, она была так рада, что даже не подумала о том, что делает. - Извини, - прошептала она. Гарри только устало улыбнулся ей. Она не знала, что он едва мог держаться на ногах. Рон тоже подошёл и, казалось, едва сдерживался, чтобы не обнять Гарри. Однако, этого не произошло и он просто попытался найти подходящие слова. - Вот это да, Гарри, я и подумать не мог, что они освободят тебя! Это просто поразительно! – наконец проговорил он. Гарри молча смотрел на них, он ничего не говорил. Джеймс крепче обнял Гарри, он видел что мальчик едва стоит на ногах. Он, должно быть, ужасно себя чувствовал, хотя Тонкс и сказала, что они с Муди вылечили его. - Идёмте, нам нужно отдохнуть, - сказал Джеймс и все они направились к выходу. Гермиона, Джинни и Рон теперь присоединились к ним. Гарри всё ещё не мог осмыслить происходящее. Он не мог поверить, что теперь у него будет шанс прожить свою жизнь в качестве нормального, свободного волшебника. Ему больше не нужно было прятаться, не нужно было жить в заключении. Теперь он узнает своих родителей, он увидит, как взрослеет Демиан. Гарри даже не видел, куда идёт, единственное, что он заметил, это то, что они подошли к выходу. Внезапно, резкая боль прошла от его руки до груди. Мальчик закричал и упал на колени, пытаясь как можно дальше отодвинуться от выхода, он позволил Джеймсу и Лили помочь себе. Только когда он оказался от выхода на расстоянии в нескольких шагов, боль начала утихать. Гарри попытался успокоиться, Джеймс и Лили сели на пол рядом с ним, пытаясь понять, что произошло. - Гарри! О Боже, что случилось? – с отчаяньем спросила Лили. Гарри посмотрел на неё, его глаза налились кровью, он совершенно забыл об этом дурацком браслете. Мальчик всё ещё тяжело дышал и поэтому молча показал ей руку, на которой был браслет. Вначале взрослые не могли понять, что им пытается сказать Гарри, но, внезапно Сириус обратился внимание на слабый красный свет, едва заметный из-за бинтов на запястье мальчика. Он нагнулся и осторожно отодвинул повязку, чтобы браслет был видим. Джеймс сердито вскочил на ноги, он не мог поверить, что это ужасная вещь снова была на руке у его сына. Подростки немного смущённо смотрели на мальчика. Демиан вспомнил день, когда на них напали Дейволкеры. Он всё ещё не знал, что это за браслет, но понимал, что он причиняет Гарри боль. - Гарри, кто одел его тебя? – спросил Сириус, едва сдерживая гнев. Гарри устало посмотрел на своего крёстного, всё чего он сейчас хотел, это закрыть глаза и заснуть. Но всё же, он заставил себя открыть рот и ответить. - Я-я не знаю, я был без сознания, - ответил мальчик. Он действительно не знал какой эффект эти слова возымеют на окружающих. Взрослые едва сдерживали гнев, ребята только сочувственно переглядывались. - Давай, Гарри, поднимайся, - мягко произнёс Ремус и помог ему встать. Гарри с трудом удержался, чтобы снова не упасть, обезболивающее зелье уже давно перестало действовать. - Держу пари, Муди одел на него эту дрянь, - прошипел Сириус, пока Ремус усаживал Гарри на стул. Ребята сели рядом с Гарри. Ремус, Сириус и Джеймс отправились на поиски Муди, Лили осталась с сыном. Она собиралась проверить как он, когда к ним подбежала Тонкс. Она увидела ещё не ушедших мужчин, и кинулась в их сторону. - О, слава Мерлину я нашла вас! Мы забыли снять с руки Гарри браслет, - объяснила она. Джеймс сердито повернулся к ней. - И ты говоришь нам об этом только сейчас? Где чёрт побери Муди? Пусть он немедленно снимет с Гарри эту дрянь! Тонкс перевела взгляд на Гарри. Мальчик сидела на стуле с закрытыми глазами. Похоже она опоздала и Гарри уже пытался выйти из Министерства. - О Боже! Джеймс, мне так жаль, я думала, что успею поймать вас на выходе из зала суда, я сейчас сниму его! Тонкс двинулась было к Гарри, но Сириус схватил её за руку и развернул к себе, в его глазах пылал гнев. - Ты! Ты надела его на Гарри?! – спросил он, не желая верить в это. - Да, - немного виновато произнесла Тонкс, - поймите, у нас не было другого выбора, - поспешно добавила она, потому что взгляды мужчин пугали её. - У вас не было выбора! Что чёрт возьми, это значит? – закричал Джеймс. Тонкс выглядела неловко. - Когда Муди забрал Гарри он был…очень…плох. Нам нужно было вылечить его, и при этом он не должен был убежать, и мы… - Решили надеть ему на руку эту дрянь, чтобы он не убежал, - резко закончил за неё Ремус. Тонкс покраснела. - Мы убрали цепи, но остальные были против. У Гарри были сломаны и руки и ноги, мы не могли вылечить его с этими цепями... Нам пришлось надеть браслет, - закончила Тонкс. - Просто сними его, - устало произнёс Джеймс. Тонкс быстрым шагом двинулась к Гарри и сняла браслет, мальчик только мельком посмотрел на неё, но ничего не сказала. Наконец, он поднялся и все они молча покинули Министерство. Артур, дожидающийся их снаружи, поспешно подошёл к Джеймсу. - Дамблдор оставил сообщение, он велел всем немедленно собраться в штаб квартире. Это не займёт много времени, но нам придётся идти, даже Гарри, - произнёс он, увидев, как взволнованно Джеймс смотрит на сына. - Это не может подождать? Мне правда нужно домой, - спросил Гарри у отца. - Дамблдор обещал, что это ненадолго, - ответил Артур, сочувственно глядя на Гарри. Мальчик выглядел ужасно. Джеймс со вздохом повернулся к семье. - Что будем делать? – спросил он, обращаясь в основном Гарри. Он понимал, что тот вероятно не захочет возвращаться в штаб, в место, где его когда-то держали. Однако, Гарри только устало улыбнулся и кивнул отцу, ему было уже всё равно куда идти. Артур вручил им портал, и через секунду Гарри почувствовал, как его тянет куда-то. Его ноги ощутили твёрдую поверхность и, если бы Джеймс и Ремус не поймали его, он бы упал. Джеймс начинал волноваться, Гарри едва держал глаза открытыми и почти не реагировал на то, что ему говорили. Джеймс решил поскорее покончить с этим и доставить Гарри домой. Он оставил сына в коридоре с остальными ребятами, взрослые отправились в комнату собраний. Гарри сел на диван. Казалось, болела каждая клеточка его тела, он поддался слабости и закрыл глаза. Ребята что-то говорили ему, но у него не было сил отвечать, он чувствовал сильный жар. Внезапно, чья-то холодная рука опустилась на его лоб. Мальчик открыл глаза, ожидая увидеть Демиана или Джинни, но над ним стояла взволнованная Поппи. Гарри слабо улыбнулся ей, когда она помогла ему подняться. - Идём, - прошептала она и направилась с Гарри в какую-то комнату, ребятам она велела оставаться на месте. Поппи отвела мальчика в одну из комнат и как только он лёг, вручила ему несколько пузырьков в зельем. Он выпил их без всяких вопросов, он доверял Поппи. Боль медленно начала покидать его, и он заснул. Джеймс и Лили сидели в комнате вместе с другими членами Ордена. Собрание проходило не в полном составе. Присутствовали только Уизли, Сириус, Ремус, Муди и Тонкс. Удивительно, но Лонгботтомы тоже были здесь. Невилл был потрясён происходящим, сейчас он находился в комнате наверху и не хотел никого видеть. Джеймс хотел было поприветствовать друзей должным образом, но голос Дамблдора заставил его остаться на месте. - Спасибо всем, что пришли. Я понимаю, это был очень тяжёлый день, я долго вас не задержу. Я хотел сказать, что после сегодняшнего суда, все мы должны быть на чеку. Вы должны опасаться не только нападений со стороны Волдеморта и Пожирателей, но и всего магического населения. Многие волшебники будут недовольны решением суда. – при этих словах Дамблдор посмотрел на Джеймса и Лили. Поттеры и без того понимали это, не все будут счастливы от того, что с Гарри сняли обвинения. - Гарри находится в большой опасности, так же как и семья Лонгботтомов. Я отправил людей, чтобы они наложили дополнительную защиту на ваши дома. На Нору также будет наложены защитные заклинания, ваши дети друзья Гарри. Тонкс и Муди будут единственными, кто свободно смогут заходить к вам в дом, Сириус и Ремус естественно тоже. Через несколько часов, защита будет поставлена и вы все сможете вернуться домой. Я надеюсь, вы понимаете, что нас ждёт впереди. Волдеморт будет снова и снова пытаться добраться до Гарри, особенно после того, как узнает о Фрэнке и Алисе. Я советую вам, Джеймс и Лили никуда не выпускать Гарри из Годриковой Лощины. Он, разумеется будет не в восторге, но его безопасность сейчас превыше всего, - проговорил Дамблдор родителям. Джеймс подумал о том, что скажет на это Гарри. «Да, это определённо внесёт в его жизнь оживления» - с сарказмом подумал он. Джеймс был согласен с Дамблдором, но он не собирался делать Гарри несчастным. Если мальчик захочет погулять, он вполне может сделать это, но только с охраной. - Пожалуйста, располагайтесь здесь, как только защита будет установлена, я сообщу вам, - с этими словами Дамблдор сел. Джеймс немедленно подбежал к нему. - Дамблдор я только…я даже не знаю как благодарить вас. Если бы не вы, Гарри бы никогда не выдержал этот суд. Спасибо. Дамблдор положил руку ему на плечо. - Гарри сам помог себе. Если бы он не спас всех этих людей, я ничем не мог бы ему помочь. Джеймс повернулся и увидел, что Лили обнимает Алису. Он собирался подойти к ним, когда дверь распахнулась и в комнату вбежали испуганные Демиан, Гермиона, Джинни и Рон. - Папа! Папа! На Гарри напали! Ты должен помочь ему! – закричал Демиан, едва сдерживая слёзы. Джеймс немедленно выскочил из комнаты и услышал крики Гарри. Его сердце сжалось, он кинулся туда, откуда они раздавались. Он добрался до нужной комнаты и увидел Гарри. Мальчик лежал на кровати и кричал от боли, вокруг него, едва не плача, бегала Поппи. Джеймс и, подоспевшая Лили, немедленно кинулись к сыну и попытались удержать его на месте, пока Поппи вливала ему в рот какое-то зелье. Демиан, Джинни и Гермиона едва не плакали, Рон отвернулся, он не мог видеть это. Муди, Тонкс, Алиса, Фрэнк, Артур и Молли немедленно вышли из комнаты. Гарри не хотел бы, чтобы посторонние люди видели его в таком состоянии. Ремус и Сириус попытались увести детей, они не должны были видеть этого. Дамблдор достиг двери, мерцание в его глазах мгновенно исчезло. Гарри не знал, что сейчас его родители пытаются успокоить его, он не слышал их. Всё что он чувствовал, это жуткую головную боль, ему казалось, что кто-то приложил раскалённое железо к его лбу. Он не мог сдержать криков, настолько сильной была боль. По его телу проходили судороги, он изгибался всякий раз, когда боль охватывала его. Мальчик прижал одну руку ко лбу и никому не удавалось убрать её. Мальчик чувствовал множество рук, дотрагивающихся до него. - Отпустите! Пожалуйста! Не надо! Джеймс в отчаянье посмотрел на сына, если бы они отпустили его, он скорее всего упал бы на пол. Поппи влила ему в рот зелье, но Гарри не мог проглотить его из-за криков. - Какого чёрта происходит?! – закричала Лили сквозь слёзы. - Я не знаю! Он ещё никогда так не реагировал! – в отчаянье закричала Поппи, пытаясь как-то помочь Гарри. Джеймс в ужасе смотрел, как сквозь пальца Гарри просачивается кровь. Он усилием убрал руку Гарри ото лба и увидел, что шрам кровоточит. Казалось, будто рана была свежей. - Дамблдор! – в ужасе закричала Лили. Однако Дамблдор не двигался с места он смотрел на кровь и казался потрясённым, впервые в жизни он не знал что делать. - Мы ничего не можем сделать, придётся ждать, пока боль пройдёт, - тихо проговорил Дамблдор. Гарри закричал и вырвав руку, снова прижал её ко лбу. Он просто хотел, чтобы эта боль ушла, он понимал, что долго этого не выдержит. Джеймс вскрикнул, увидев как из носа Гарри потекла кровь. - Кто-нибудь, ну сделайте же что-то! – закричала Лили, не переставая рыдать. Казалось, что кто-то услышал отчаянный крик матери. Гарри перестал кричать, его дыхание замедлилось. Лили мгновенно прижала к себе мальчика, она плакала и целовала его в голову. Женщина нисколько не заботилась о том, что уже вся перемазалась в его крови. Поппи дала Лили полотенце и она стала осторожно стирать кровь с лица сына. Джеймс поражённо наблюдал за всем этим, настолько ужасно было смотреть как страдает твой ребёнок. Он проклял Волдеморта, именно он был ответственен за это. Джеймс знал, что Волдеморт и дальше будет причинять Гарри страдания. До тех пор, пока кто-нибудь не уничтожит этого монстра. Дамблдор покинул комнату. Теперь с бессознательным мальчиком остались только Лили, Джеймс и Поппи. Дамблдор полностью ушёл в свои мысли. Молли сделала ребятам горячий шоколад и все они собрались в гостиной. Обстановка была напряжённой, вместо того чтобы радоваться, все выглядели испуганно, никто не знал, что с Гарри. - Дамблдор, что…что случилось с Гарри? – тихо спросила Алиса. Дамблдор с грустью посмотрел на неё. - Пятнадцать лет назад, Волдеморт попытался убить Гарри, теперь они связаны через этот шрам. Когда Волдеморт испытывает сильные эмоции, шрам Гарри болит. Я думаю, в данный момент Волдеморт узнал правду о тебе и Фрэнке. Он чувствует, что Гарри предал его, поэтому боль была такой сильной, - произнёс Дамблдор. Алиса и Фрэнк немедленно почувствовали себя виноватыми. - Бедный мальчик, - пробормотала Молли, забирая пустые бокалы. Ребята сидели тихо. У Гарри только-только появился шанс начать свободную жизнь. Это было слишком жестоко... Именно сейчас напоминать ему, что он никогда не будет свободен, пока жив Волдеморт. Поппи отчаянно пыталась выпроводить Лили и Джеймса из комнаты, но они отказывались отойти от кровати Гарри. Поппи не хотела, чтобы бедные родители видели, насколько сильно ранен их сын, они и так уже натерпелись достаточно. Через несколько минут, Поппи, наконец, сдалась и занялась мальчиком. Для начала она осторожно сняла с него рубашку и Джеймс ужаснулся. Всё тело Гарри было в синяках и порезах, не понятно было, как мальчик вообще мог держаться на ногах. Сейчас Джеймс жалел, что не послушал Поппи и не покинул комнату, он никогда не сможет забыть страданий своего сына. Лили немедленно поднялась и стала помогать Поппи, она с трудом сдерживала слёзы, но твёрдо решила, что больше не будет плакать. Гарри нужна была помощь а не слёзы. Лили помогла Поппи намазать синяки заживляющей мазью, мальчик поморщился во сне. Лили подумала, что ему очень повезло, что при падении он не сломал себе спину. Лили услышала, как Поппи спросила у Джеймса всё ли с ним хорошо. Она повернулась к мужу и застыла в удивлении. Джеймс сердито смотрел на мальчика, Лили тоже взглянула на сына. - Джеймс, что ты…, - начала Лили, увидев, что её муж наклоняется к шее мальчика. Он осторожно провёл рукой по шее сына, на ней отчётливо были видны следы от чьих-то пальцев. Лили почувствовала, что её ноги дрожат и она устало опустилась на кровать рядом с сыном, как мог кто-то сделать такое с её мальчиком? Мысль о том, что кто-то душил его, приводила женщину в ужас. Внезапно Джеймс поднялся на ноги, и выскочил из комнаты. Лили не собиралась останавливать его, это было бесполезно. Она никогда ещё не видела мужа таким взбешённым. Поппи снова взяла в руки мазь, Лили с грустью посмотрела на неё. - С ним всё будет хорошо, - успокоила её медсестра. Лили кивнула и встала на ноги, чтобы помочь ей. Да, с Гарри всё будет хорошо. И больше никогда никто не посмеет обидеть её сына. Никогда! Джеймс вернулся в штаб-квартиру несколько часов спустя, он всё ещё был в ярости и почему-то придерживал руку. Кажется он нанёс визит Блейку в Министерстве. Да, именно поэтому пострадал его кулак, он множество раз столкнулся с телом Блейка. Джеймс никогда не был так зол, трое авроров не могли оттащить его от Блейка, он не помнил себя от ярости. В конце концов, Джеймс рассказал аврорам, что Блейк сделал с Гарри. Блейка отстранили от службы. Объясняясь, Джеймс сказал, что если он когда-нибудь увидит этого человека возле своих сыновей, он убьёт его. Когда Джеймс вернулся, Гарри всё ещё спал. Поппи и Лили уже закончили обрабатывать его раны и покинули комнату, чтобы мальчик мог отдохнуть. Медсестра сказала, что он, как минимум, проспит несколько часов. Джеймс отправился на кухню и застал там Демиана с друзьями. Он и забыл про него. Среди всего этого хаоса, он забыл про своего младшего сына. Демиан решительно посмотрел на отца, прежде чем отвести взгляд. Джеймс выглядел смущённым, он подошёл к сыну и обнял его. - Дэми? Мальчик внимательно посмотрел на него. - Ты снова разговариваешь со мной? – спокойно спросил он. Джеймс понял, почему Демиан так отреагировал, он ведь долгое время не разговаривал с ним. Это было жестоко с его стороны, он был несправедлив к мальчику. Конечно у него был повод злиться, но он не должен был поступать подобным образом. - Я не мог сердиться на тебя вечно, - мягко ответил он. Демиан пожал плечами, он был счастлив, что папа наконец разговаривает с ним. Джеймс снова заключил его в объятия, это было так здорово, снова ощущать поддержку папы, быть рядом с ним. - Мне не хватало тебя, - прошептал мальчик. Джеймс поцеловал сына в макушку. - Я тоже, - прошептал он в ответ. - Теперь, когда Гарри дома, я хочу, чтобы ты пообещал, что никогда не станешь скрывать от меня что-то касающееся его безопасности, ты обещаешь мне? – спросил Джеймс, строго посмотрев на сына. - Обещаю, - прошептал Демиан. Он даже представить себе не мог, что будет так здорово, услышать эти слова «Гарри дома…» В конце-концов, защита была установлена. Лонгботтомы отправились домой вместе с Невилом, который по-прежнему отказывался говорить с кем-то, кроме родителей. Муди и Тонкс ушли, обещая проверить их позже. Уизли тоже хотели уйти, но Рон, Гермиона и Джинни отказались уходить, пока не очнётся Гарри, они хотели убедиться, что с ним всё хорошо. Джеймс спросил у Поппи нормально ли это, что Гарри до сих пор не пришёл в себя. - После тех зелий, которые я дала ему, он проспит в лучшем случае до утра. Чем больше он будет спать, тем быстрее поправиться, - ответила уставшая медсестра. Однако ребята ни в какую не желали уходить и было решено оставить их в штаб квартире вместе с Поттерами. Джеймс хотел, чтобы Гарри вошёл в свой дом в сознании, таким образом, прежде чем идти домой, им нужно было подождать пока мальчик очнётся. Сириус наколдовал для всех подушки и одеяла, им всем нужно было отдохнуть. Гарри с трудом приоткрыл глаза и моргнул пару раз, чтобы сфокусировать зрение. Мальчик осмотрелся, пытаясь понять где он находится. Судя по темноте в комнате, сейчас была ночь. Его шрам слабо горел, он поднял руку и с удивлением нащупал небольшой пластырь на лбу. «Он знает о Лонгботтомах» - расстроено подумал Гарри. Гарри осторожно сел, он всё ещё чувствовал усталость, но по крайней мере ему было больше не больно двигаться. Гарри посмотрел на маленький прикроватный столик в попытке обнаружить там хотя бы немного воды, он уже давно ничего не пил. Он уже собирался подняться с кровати, когда что-то остановило его. Он увидел в комнате спящих маму и папу, это удивило его. Раньше он всегда приходил в себя один, независимо от того, насколько сильно он был ранен. Джеймс и Лили спали, сидя наполовину на стуле а наполовину на его кровати. Мальчик едва сдержал смех. Он поднялся с кровати и, тихо подойдя к столу, налил себе воды. Когда наконец ему удалось утолить жажду, он так же тихо вернулся в кровать. Когда он залезал под одеяло, Лили проснулась и, немедленно поднявшись, посмотрела на него. Весь сон мгновенно исчез из её глаз, они смотрели друг на друга, не зная, что сказать. - Как…как ты себя чувствуешь? – неловко спросила Лили. Гарри улыбнулся ей. - Намного лучше. Женщина облегчённо вздохнула. - Это хорошо, - сказала она, даже больше себе, чем ему. - Вам не нужно было делать этого, - спокойно произнёс Гарри. Лили смущённо посмотрела на него. - Эм…не делать что? - спросила она. - Проводить здесь ночь, я в порядке, вам нужно пойти и нормально выспаться, - сказал Гарри, хотя и сам не понимал, зачем говорит это. Он просто хотел, чтобы его родители чувствовали себя хорошо. Лили тепло улыбнулась ему. - Не волнуйся о нас, нам и здесь очень удобно, - ответила она. Лили наслаждалась всем происходящим. Это было так здорово, говорить с Гарри и не получать в ответ грубость и хмурый взгляд. Казалось, Гарри подумал о том же, потому что он отвёл глаза от мамы. - Я…я просто хотел сказать. Я не должен был вести себя так с вами. Мне…мне очень жаль. Если бы я знал…, - Лили прервала его, она поднялась с крепко обняла мальчика. Гарри не знал, как ему реагировать. - Никто не обвиняет тебя, Гарри. Тебе лгали всю твою жизнь. Пожалуйста, даже не думай о том, что ты чем-то обидел нас. Мы просто должны забыть об этом. У нас есть шанс всё начать сначала, хорошо? – утешительно произнесла она. Гарри кивнул, не уверенный в том, что обо всём что случилось можно забыть. Их разговор разбудил Джеймса, он открыл глаза и увидел, что жена и сын спокойно разговаривают. Он поднялся и потёр шею, кажется заснул он в не очень удобно положении. Лили и Гарри повернулись к нему. Лили улыбнулась и пересела с кровати на стул. - Гарри, ты в порядке? - пробормотал Джеймс сонным голосом. - Да, отлично, - ответил Гарри, Джеймс выглядел забавно. Однако его слова кажется не убедили Джеймса. Он поднялся и положил ладонь на лоб сына. - У тебя всё ещё температура. Я принесу тебе зелье, - проговорил он и уже поднялся на ноги, когда Гарри остановил его. - Папа. Джеймс застыл, он не мог описать своих чувств, когда Гарри называл его папой. Он попытался оставаться невозмутимым, но улыбка не желала покидать его лица. - Просто останься, мне не нужно больше зелий, - спокойно произнёс мальчик. Лили и Джеймс были удивлены, сейчас Гарри был совершенно другим. Вовсе не этот мальчик когда-то грубил и с ненавистью смотрел на них. Говорили в основном они, Гарри опустился на подушки и слушал. Он даже не пытался уловить смысл, доносившихся до него слов, было достаточно уже того, что он просто слышит голоса родителей. - Гарри, ты хочешь есть? – внезапно спросила Лили, понимая, что мальчик должно быть голоден. Гарри слегка приподнял голову, чтобы посмотреть на часы. - Сейчас четыре утра, - насмешливо произнес он. - Ну? Есть нужно когда ты голоден, вне зависимости от времени, - с улыбкой произнёс Джеймс. Гарри покачал головой. - Я не голоден, я поем утром. Джеймс и Лили не стали спорить с ним, они точно знали, что Гарри ненавидит, когда его заставляют делать что-то. Поттеры продолжали что-то говорить сыну, пока тот не заснул. Родители молча наблюдали за спящим сыном, готовые просидеть так долгое время. Лорд Волдеморт проиграл. Он не думал, что это возможно. Но теперь, когда он потерял всё, ему пришлось смириться. Гарри предал его. Дело было даже не в крестражах. Волдеморта волновало то, что Гарри предал его ещё тогда, когда называл отцом. Он помог Лонгботтомам. Гарри пошёл против его приказа и не только не убил их, но и помог выжить. Волдеморт смотрел, как тела двух Пожирателей Смерти выносят из комнаты. Он убил их, когда они рассказали ему о суде и о Лонгботтомах, они так же рассказали ему о том, что Министерство подтверждало, все шесть крестражей уничтожены. Теперь он вынужден был признать, что потерял Гарри навсегда. Гарри предал его, он никогда не был на самом деле предан ему. Он не повиновался ему с самого начала. Он позволил Лонгботтомам жить, он украл Layhoo Jisteen, а затем оставил сторону Лорда Волдеморта и стал уничтожать его крестражи. Волдеморт сказал себе, что Гарри умер в ту ночь, когда Лонгботтомы выжили. Гарри больше не было в живых. Его преданный и послушный сын умер, когда позволил Лонгботтомам жить. «Хорошо, Поттер... Ты хочешь войны? Ты её получишь». Волдеморт пообещал себе, что Гарри Поттер заплатит. Весь магический мир увидит гнев и месть Тёмного Лорда.

Amella6888: Глава 57 Пробуждение Утром, Гарри разбудили какие-то голоса. - Не ходи туда! Он всё ещё спит, ему нужно отдохнуть! - Он не может спать вечно, ему нужно позавтракать. - Сириус, ты ведёшь себя хуже ребёнка! - Лили, я и есть ребёнок, в душе. Ну давайте же, нужно разбудить его. - Клянусь Мерлином, Сириус, если ты разбудишь его, я сдеру с тебя кожу живьём! – пригрозила Лили. Гарри не смог сдержать улыбку, он открыл глаза и посмотрел на двоих взрослых. - Ему же нужно поесть, как иначе он поправится? – лицо Сириуса выражало искреннее беспокойство. - Уже можно перейти к делу, - произнёс Гарри. Лили и Сириус бросились к Гарри, который пытался вылезти из кровати. - Гарри, прости, что разбудили тебя. Я сказала Бродяге разговаривать потише! – она раздражённо посмотрела на Сириуса. Сириус только пожал плечами и посмотрел на своего крестника. - Всё хорошо? – спросил он. Гарри закатил глаза. - Я буду в порядке, если все перестанут спрашивать меня об этом. - Все сейчас внизу, завтракают, думаю нам стоит пойти туда, - сказал Сириус и нахально улыбнулся Лили. - Сперва мне нужно попасть в душ, - немедленно отозвался мальчик, он всё никак не мог отделаться от этого ужасного запаха камеры. - Твой папа достал чистую одежду для тебя. Ты прими душ, а я схожу за ней, - Лили указала рукой на дверь с правой стороны. Гарри отправился в ванную, Лили и Сириус вышли из комнаты. Когда он вышел оттуда, то почувствовал себя значительно лучше. Он посмотрел в зеркало и увидел что всё его тело покрыто синяками и ссадинами. На щеке всё ещё был синяк, который оставил ему Блейк. Шрам на лбу выглядел так, будто рану нанесли совсем недавно. Гарри немедленно подумал о Фрэнке и Алисе. Волдеморт не успокоится, пока не доберётся до них. А судя по той боли, которую он испытал ночью, Тёмный Лорд хочет и его крови. Гарри постарался выбросить все мысли о Волдеморте, сейчас думать об этом не хотелось. Он взял со стула джинсы и надел их, в следующий момент в дверь постучали, вошли Лили и Поппи. Гарри улыбнулся медсестре, в то время как она немедленно принялась проверять всё ли с ним хорошо. - Что ж, мазь действует, намажься ещё, прежде чем оденешься. Тебе очень повезло, Гарри, кто-то наверху действительно заботится о тебе, - проговорила она и взяла в руки мазь. Лили улыбнулась ему, но эта улыбка была грустной. Гарри понял, что она смотрит на синяки на его теле. Он повернулся и взял у Поппи мазь. - Я в порядке. Ты же знаешь, я быстро поправляюсь, мне это не нужно, - он отбросил мазь на кровать, игнорируя протесты Поппи и надел белую рубашку, приготовленную для него. - Хорошо, если тебе не нравятся мази и зелья, ты должен перестать прыгать по крышам, - продолжила Поппи. - Не думаю, что делал это намеренно, - рассмеялся Гарри и сердце Лили пропустило такт. Она впервые слышала смех сына и он нравился ей. - Может и нет, но если ты планируешь и дальше получать подобные повреждения, тебе придётся делать всё, что я говорю, - Поппи прервалась, потому что Гарри осторожно взял её за руку. - Тебе не придётся волноваться, Поппи. Я даже не знаю, как отблагодарить тебе за всё, что ты для меня сделала, - сказал мальчик. - Я медсестра, Гарри, это моя работа, - улыбнулась ему Поппи. - Ты знаешь о чём я, - он немного обеспокоено посмотрел на неё. - Давая показания ты рисковала собой и своей семьёй, не нужно было этого делать, - продолжил он, стараясь не смотреть женщине в глаза. - Если бы не ты, Гарри, у меня бы не было семьи, - прошептала она и осторожно поцеловала Гарри в лоб, перед тем как покинуть комнату. Лили нежно посмотрела на сына. - Пойдём, Гарри, все ждут нас, - проговорила она и они вместе двинулись к выходу. Находясь рядом с мамой, Гарри чувствовал себя значительно лучше. Гарри остановился перед входом с кухню, услышав голоса Демиана, папы и Рона. Он жестом попросил маму остановиться. - Ему не нравится, когда за ним наблюдают, излишнее внимание раздражает его, - раздался голос Рона. - Да, и он ненавидит, когда его всё время спрашивают о самочувствии, - подхватил Демиан. - Я уже убедился в этом, - хихикнул Сириус. - Что ещё? – голос Джеймса звучал так, будто он всё это записывал. - Ну, ему не нравится, когда вокруг него суетятся, - добавил Демиан. Гарри едва удержался, чтобы не рассмеяться, он, наконец, открыл дверь и вошёл. - А ещё ему не нравятся люди, которые говорят о нём за его спиной, - произнёс он. Джеймс, Сириус, Демиан и Рон немедленно повернули головы к двери. - Гарри! Ты проснулся! - завопил Демиан. - Да, и прежде чем кто-нибудь из вас спросит, я чувствую себя прекрасно, - сказал он, усаживаясь за стол, рядом с Джеймсом. Рон покраснел, потому что именно этот вопрос застрял у него в горле. Джеймс с трепетом посмотрел на сына. - Я просто подумал, раз Демиан так много времени провёл с тобой, он может поделиться с нами информацией, - обратился он к Гарри. Гарри посмотрел на Демиана, тот не мог сдержать улыбку, при виде папы и брата, сидящих рядом. Гарри не стал ничего отвечать Джеймсу, вместо этого он осмотрелся. Он увидел, что его мама и миссис Уизли возятся у плиты. Запахло жаренным беконом и у Гарри заурчало в животе. Он не ел нормально с тех пор, как убежал от Волдеморта. Он посмотрел на Рона, который был занят разговором с Сириусом. - Ты же сказал, что Гермиона и Джинни тоже здесь, - обратился он к отцу. - Они здесь, просто ещё не спустились, - ответил Джеймс. - Ей, когда ты успел ему сказать? – раздражённо обратился к отцу Демиан. - Эм…прошлой ночью, - ответил Джеймс. - Почему ты не сказал нам, что Гарри приходил в себя? Мы же всю ночь ждали! – воскликнул мальчик. - Дэми, было четыре утра, кроме того, через десять минут я снова заснул, - успокоил его Гарри. Демиан продолжал бросать сердитые взгляды в сторону отца. - Всё равно…мог бы и разбудить меня, - продолжал бормотать Демиан. Дверь открылась и на кухню вошли Джинни и Гермиона. Увидев за столом Гарри, их лица сразу оживились. - Гарри! О, слава Богу, ты очнулся! Как ты? Тебе уже лучше? – девочки засыпали его вопросами. Гарри вздохнул, вновь услышав этот вопрос. - Да, всё хорошо, - ответил он, пока они усаживались за стол. Лили и Молли начали подавать завтрак. Молли поставила перед Гарри тарелку с едой, посмотрела на него, но ничего не сказала. Гарри принялся за еду и понял, что чувствует себя вполне комфортно, наверное потому что за всё это время, он привык к обществу ребят. Сейчас он был рад, что они остались на ночь. Позавтракав, все остались на своих местах, продолжая обсуждать какие-то незначительные дела. Никто из них не касался суда или чего-то связанного с ним. Дверь снова открылась и вошли два парня. Гарри не помнил их. Они посмотрели на стол, остановили свой взгляд на Гарри, усмехнулись и двинулись к столу. Джеймс и Сириус поднялись со своих мест, когда ребята подошли к столу. По тому, как все смотрели на них, стало ясно, что не один Гарри их не знает. Гарри раздражало, что они не сводят с него глаз. - Всем привет, вы нас не помните, мы пришли увидеть Гарри, - громко сказал один из них. Гарри внимательно посмотрел на них обоих. Они были старше него, им наверное было около 21 или 22. Тёмные волосы и голубые глаза, они были братьями. Гарри мог с уверенностью сказать об этом, ведь они были настолько похожи. Оба были высокого роста и они, казалось, не могли перестать улыбаться. - Ты что не узнаёшь нас, Гарри? – с усмешкой спросил один из них. - Нет, - достаточно грубо ответил Гарри. - Вот это да, Гарри! Скольких же детей ты спас от Пожирателей, что не узнаёшь нас? – рассмеялся второй. Все молчали и с беспокойством смотрели на Гарри. Он снова посмотрел на парней и внезапно вспомнил их, именно этим ребятам он помог сбежать из Риддл-менора десять лет назад. Он не запомнил тогда их лиц, они были перемазаны в крови и грязи. Зато он помнил, как они бежали по коридору, помнил дверь в комнату эльфов. Тогда ему пришлось спросить у них адрес дома, чтобы они сумели перенестись туда через камин. - Дом Кероон, - прошептал Гарри, потому что воспоминания медленно возвращались к нему. - О, так ты помнишь, - парни рассмеялись, а Гарри растерянно посмотрел на них. Гарри не мог не помнить этого, ведь из-за них его чуть не убил Нотт. - Да, я помню, - громко сказал он. – Я просто никогда не думал, что когда-нибудь увижу вас снова, - добавил он, пытаясь унять головокружение. - Мир тесен, - ответил один из братьев. Джеймс и Лили удивлённо смотрели на гостей сына, они тоже помнили их. Они видели их в воспоминаниях Гарри. - О, Мерлин, где наши манеры! Мы ведь даже не представились. Я Дэвид Боунс, а это мой младший брат, Дэрил Боунс, - произнёс Дэвид и протянул Гарри руку. - Боунс? – растерянно спросил Гарри, отвечая на рукопожатие. - Да, Боунс, - повторил Дэвид и снова улыбнулся. - А вы…вы не в родстве с…, - начал было Гарри, но его прервал весёлый голос. - Да, ты прав, Гарри. Все обернулись к двери, на кухню вошла Амелия Боунс, она тепло улыбалась Гарри. - Они мои сыновья. Гарри едва не задохнулся от волнения. Так вот почему Амелия Боунс так сочувствующе смотрела на него в суде. Она помогла ему, потому что десять лет назад, он спас её детей. Амелия прошла по кухне, не спуская глаз с Гарри и остановившись рядом с сыновьями, опустила руку на плечо Дэвида. - Я всегда задавалась вопросом, кем был тот странный ребёнок, который помог моим детям выжить. Сперва я думала, что это ещё один пленник, который сбежал и каким-то чудом сумел спасти моих ребят. Я не знаю, чем была бы я сейчас, если бы тогда потеряла их. Гарри почувствовал, что у него горит лицо, он никогда не мог спокойно выслушивать благодарность. - Вот почему вы помогли мне, позволили Дамблдору защищать меня? - спросил Гарри и посмотрел Амелии в глаза. Женщина слегка улыбнулась, прежде чем ответить. - Мистер Поттер, уверяю вас, если бы вы были подобны любому Пожирателю Смерти, я бы не раздумывая приговорила бы вас к Азкабану, независимо от того, кого и когда вы спасли. Я очень серьёзно отношусь к своей работе и ни за что не подвергну опасности магический мир. Вас оправдали, потому что вы невиновны. Гарри отвёл взгляд, он понимал, что она лжёт. Ведь тогда на суде, перед ней сидел человек, который спас её сыновей. - Я рада, что была одной их судей. Похоже, Министр ещё до слушания решил вашу судьбу. Он не позволил бы Дамблдору помочь вам, если бы я и мистер Рейд не вмешались. Внезапно Гарри вспомнил кое что. Когда Дамблдор предоставил Министру приказ о ликвидации особо опасных Пожирателей, Фадж был шокирован, он не знал, откуда у Дамблдора этот список. Амелия дала его Дамблдору, ведь она одна из немногих должна была иметь доступ к таким бумагам. - Это были вы или нет? Это вы предоставили Дамблдору информацию о приговорённых Пожирателях Смерти? – спросил Гарри, уже зная ответ. Амелия снова улыбнулась. - Как я уже сказала, Фадж не был сторонником справедливого суда. Всё что я сделала, это убедилась, что все доказательства будут освещены. После этих слов, Амелия подошла к Джеймсу и Лили. Гарри погрузился в свои мысли. Он знал, что на суд сильно повлиял Дамблдор и Орден. Он готов был держать пари, что большинство членов Ордена были аврорами и им приказали помочь Гарри, именно поэтому он получил так много голосов. Дэвид и Дэрил, сидели за столом и рассказывали, как они увидели фотографию Гарри в Ежедневном Пророке и рассказали маме о том, кем был этот мальчик. Гарри слушал их вполуха, он всё ещё мысленно был на суде. В конце концов, Боунсы ушли, а следом за ним и семейство Уизли вместе с Гермионой. Гарри остался со своей семьёй, Сириусом и Ремусом. Они тоже собирались уходить. - Гарри, пока я не забыл, вот держи, - Джеймс протянул Гарри его палочку и запас зелий. Он взял палочку из Министерства. - Спасибо, - пробормотал Гарри и засунул палочку в карман джинс. Гарри чувствовал множество смешанных эмоций, когда думал о том, что возвращается в Годрикову Лощину. Одна его часть была счастлива, а вторая до сих пор не могла избавиться от тех страшных детских воспоминаний. У него перед глазами всё время всплывал чердак, на котором он провёл так много ночей, сжимаясь от холода и рыдая. Он отчётливо помнил каждую комнату, каждый удар, каждую боль. Он знал, что всё это сделали не его родители, он даже тогда не был в Годриковой Лощине. Но он всё ещё не мог заставить себя забыть об этом. Ему хотелось закричать, что он не хочет идти туда, но знал, что родители не поймут его. Они подумают, что Гарри просто не хочет оставаться с ними. И сейчас, возвращаясь домой, он пытался успокоиться. Его переполняла ненависть к Волдеморту, за то что он заставил Гарри ненавидеть дом, в котором он должен был быть счастлив. В этот момент перед ними появился домовик, в руках он держал чёрные джинсы и такого же цвета рубашку. - Хозяин, могу ли я выбросить эту одежду? – обратился он к Сириусу. Сириус посмотрел на Гарри и быстро ответил. - Да, думаю Гарри это уже не к чему, у него будет новый гардероб, - сказал он и подмигнул крестнику. - Как пожелаете, господин, - эльф раскланялся и собирался было уйти, когда Гарри остановил его. - Стой! Отдай мне это, - он быстро забрал у эльфа одежду. Все удивлённо посмотрели на мальчика, не понимая, зачем ему эта одежда. - Гарри, что…, - Джеймс прервался, потому что увидел, как Гарри обыскивает карманы джинсов. Мальчик вытащил какой-то клочок бумаги и быстро убрав его в свой карман, вернул рваные джинсы домовику. Гарри подошёл к своей семье, но не стал говорить ничего о том, чем был этот клочок. Поттеры решили отправиться домой, в конце концов выяснить это они могли и позже.

Amella6888: Глава 58 Годрикова Лощина Гарри стоял перед Годриковой Лощиной вместе с мамой, папой и Демианом. Его сердце болезненно сжалось и он сразу почувствовал себя больным. Мама нежно сжала его ладонь и он напряжённо улыбнулся ей. - Добро пожаловать домой, Гарри, - мягко произнёс Джеймс, распахивая дверь и позволяя им войти. Гарри перешагнул порог и медленно двинулся в сторону гостиной. Он уже два раза приходил сюда, но оба раза он знал, что не задержится здесь надолго. Сперва он должен был отдать камень Демиану, потом найти палочку. А сейчас он должен был остаться здесь, это место должно было стать ему домом. И мальчик по-настоящему не знал, как ему быть, он сжал зубы и вошёл в комнату. Здесь было очень уютно на первый взгляд, не очень чисто, но и не грязно. Он остановился посреди комнаты и отметил, что эту комнату он запомнил совсем не такой. Он продолжал осматриваться, пока Лили и Джеймс раздевались. Демиан не сводил глаз с брата. Гарри посмотрел на множество фотографий, стоящих на камине. Он вздрогнул, увидев свою фотографию. Здесь было много фотографий Демиана. На одной он кажется первый раз ехал в Хогвартс и отбивался от плачущей Лили. Гарри простоял так несколько минут, пока голос Лили не вывел его из мыслей. - Гарри, ты хочешь посмотреть на свою комнату? – осторожно спросила она и, попросив Демиана остаться здесь, повела сына наверх. Они поднялись на второй этаж и направился к одной из дверей. Гарри мельком посмотрел на узкую лестницу, ведущую на чердак. Он почти слышал оттуда всхлипы. Гарри встряхнул головой. «Это случилось не здесь, престань думать так», - сердито велел он себе. Лили открыла дверь комнаты, она не была большой, но точно была больше комнаты Демиана. Здесь стояла кровать, шкаф… Ничего не сказав, Гарри прошёлся по комнате и сел на кровать под пристальным взглядом матери. - Эм…всё…всё хорошо? – спросила Лили. Гарри не знал, что сказать, здесь и вправду нечего было комментировать. - Да, - ответил он через несколько секунд. Лили понимала, что эта комната кажется Гарри крошечной. Она не забыла, какая комната была у него в замке Волдеморта, но большего они ему дать не могли. - Хочешь отдохнуть немного перед обедом? – спросила Лили, понимая, что Гарри ещё не до конца оправился от падения. - Да, - снова ответил Гарри. Всё здесь действительно было не так. Он ожидал, что жить здесь ему будет сложно, но оказалось просто невыносимо. Ему нужно было время, чтобы собраться с мыслями. Лили ушла вниз, чтобы предупредить Демиана и Джеймса, чтобы те не мешали Гарри отдыхать. Гарри лёг на кровать и попытался успокоиться. Он знал, что так будет, он знал, что ему будет не просто вернуться сюда. Всё это время он повторял себе, что эти воспоминания не были настоящими. Всё что произошло, случилось не здесь. Но как он не старался, он не мог избавиться от неприятного ощущения. Гарри вздохнул и повернулся на бок, через пару минут, его охватил беспокойный сон. Гарри проснулся и едва не упал с кровати, увидев над собой улыбающееся лицо Демиана. - Пора просыпаться. Знаешь, Гарри, ты спишь слишком много для шестнадцатилетнего, - с укором сказал Демиан. Гарри раздражённо посмотрел на брата, который очевидно не знал, насколько тот пострадал во время падения с крыши. - Что ты здесь делаешь? – спросил он, осторожно опуская голову на подушку. Она нещадно болела. - Пришёл спросить, будешь ли ты обедать, - ответил Демиан, присаживаясь на край кровати. Гарри не хотел есть, всё его тело болело и всё чего он хотел, это спать. - Я не голоден. - Мама так и думала. Он просила передать, что оставить для тебя еды, на случай если ты проголодаешься, - ответил Демиан. Гарри почувствовал, как тяжелеют его веки и только кивнул в ответ. Демиан взволнованно посмотрел на него. - Ты уверен, что всё хорошо? – спросил он. - Что ты сказал папе сегодня утром? – спросил Гарри, пытаясь придать своему взгляду побольше злости. Демиан покраснел. - Что ты ненавидишь, когда у тебя спрашивают как ты себя чувствуешь. - Так перестань раздражать меня этим. - Хорошо, я уйду, но перед этим, тебе не кажется, что ты должен переодеться? – спросил Демиан, резко посмотрев не одежду Гарри. - Эм…я, у меня нет другой одежды, - ответил Гарри. Демиан встал и, подойдя к гардеробу, открыл дверцы. Гарри поднялся с кровати и подошёл к брату, шкаф был наполнен новой одеждой. Он вопросительно посмотрел на Демиана. - Мама и папа купили всё это, когда ты был в Хогвартсе, они подумали, что когда ты приедешь сюда на рождество и летом, тебе нужна будет одежда, - объяснил Демиан. Сердце Гарри болезненно сжалось. Он представил, как чувствовали себя родители, когда он убежал обратно к Волдеморту. Он вздрогнул, потому что воспоминания подвели его к тому дню, когда он напал на Джеймса в Хогсмиде. Он был так близок к тому, чтобы убить своего отца. В сотый раз Гарри поблагодарил Сириуса за то, что он спас папу. Демиан ушёл сказать родителям, что Гарри собирается и дальше спать. Гарри достал из гардероба пижаму и, переодевшись, снова забрался в постель. Ему не давали покоя воспоминания о том, что он сделал, чтобы как можно больше навредить родителям. Он твёрдо решил, что больше не вызовет у них проблем. С этими мыслями, Гарри снова заснул. Джеймс и Лили приоткрыли дверь и заглянули в тёмную комнату. Гарри проспал большую часть дня и отказался от обеда. Они хотели убедиться, что с ним всё хорошо. Родители хотели как можно больше времени проводить с сыном, но в тоже время боялись задушить его излишним вниманием. Они просмотрели множество детских воспоминаний Гарри. Они знали, их мальчик большую часть времени проводил в одиночестве. Они решили, что будут проводить вместе с Гарри столько времени, сколько он сам пожелает. Гарри безмятежно спал. Лили улыбнулась, последний раз она вот так спокойно смотрела на спящего сына, когда он был совсем малышом. Она подошла к нему и осторожно, чтобы не разбудить, пощупала лоб. - Жара почти нет, - прошептала она Джеймсу. - Хорошо, - ответил он. - Пойдём, Поппи сказала ему нужно больше спать, - Лили взял Джеймса за руку и повела к двери. Джеймс, однако, вернулся к кровати сына и бережно поправил одело. Он уже собирался уходить, когда его внимание привлекло что-то на полу, возле письменного стола. Прямо под стулом валялись джинсы Гарри а из заднего кармана выглядывал белый клочок бумаги, тот самый, который Гарри вытащил из старой одежды. Видимо эта вещь была очень важна мальчику, раз он так бросился за ней. Ободряюще улыбнувшись жене, Джеймс подошёл к столу. Он нагнулся к карману, но чья-то рука внезапно остановила его. Он поднял голову и увидел, что жена потрясённо смотрит на него. - Джеймс! Нет, это личное. Ты не должен трогать его личные вещи, - прошептала она. - Лили, я ничего не сделаю, просто посмотрю. Уверен, Гарри не был бы против, - прошептал он и приложил палец к губам. - Ты разбудишь его. Лили отпустила руку, но не спускала с него сердитого взгляда. - Я в этом не участвую. Не хочу, чтобы Гарри разозлился на меня, - проговорила она, складывая руки на груди. Джеймс только усмехнулся и, наконец, достал заветную бумажку. Но, как только она оказалась у него в руке, он понял, что это была вовсе не бумага. Джеймс смотрел на свою находку и не мог сказать ни слова, в его глазам подступили слёзы. Лили посмотрела на мужа и не смогла перебороть любопытство. Она подошла к нему, чтобы тоже увидеть, чем была эта бумажка. Лили едва не задохнулась, когда увидела в руках Джеймса снимок. На нём они держали на руках маленького Гарри. Лили мгновенно узнала эту фотографию, она держала её в альбоме, в потайной комнате. Она смотрела на Джеймса и не знала что сказать. Гарри вытащил этот снимок из кармана своих старых джинс, значит он носил его с собой всё время. «Откуда у него эта фотография?» - подумала Лили. У Лили кольнуло сердце, должно быть Гарри очень любит их, раз всё время носил эту фотографию с собой. Джеймс наклонился и вернул фотографию Гарри в карман. - Ты была права, мы не должны трогать его личные вещи, - сказал он жене напряжённым голосом. Лили наклонилась к кровати и осторожно поцеловала спящего сына. Мальчик пошевелился, но так и не проснулся. Родители покинули комнату, пообещав себе, что подарят Гарри любовь, которой он был лишён все эти годы. Гарри резко проснулся. Он не помнил что ему снилось, но это точно было что-то неприятное. Мальчик посмотрел на часы, пять утра, он проспал целый день! В животе заурчало, кроме того, он ужасно хотел пить. Гарри поднялся на ноги, чтобы сходить за водой. Чувствовал он себя значительно лучше. Спина уже не так болела и головная боль почти прошла. Гарри вышел из комнаты и пошёл по лестнице, стараясь никого не разбудить. Продолжая тереть заспанные глаза, он даже не замечал, куда идёт. Этот дом он запомнил лучше, чем чтобы то ни было, он знал что ноги инстинктивно приведут его к кухне. Он щёлкнул выключателем и застыл на пороге кухни. Кухни, которая выглядела точно такой, какой он запомнил её. Он почти слышал свой собственный крик, как он просит папу не делать ему больно. Гарри крепко зажмурился и попытался заставить эти крики затихнут. Не сработало. Он почувствовал, как упало его сердце, в его голове ясно прозвучал голос отца. «Ты сжёг мою еду, а я сейчас сожгу тебя!» Он резко отступил назад, желая как можно быстрее убежать из кухни, но ноги отказывались его слушаться. Гарри почувствовал, что вот-вот сорвётся, у него в голове ясно прозвучал свой собственный голос. «Нет, папа! Пожалуйста не надо! Пожалуйста, папа, мне жаль, мне жаль! Пожалуйста не надо!» Гарри рванулся вперёд и в панике повернул ручку двери чёрного хода. Холодный воздух ударил его в лицо, Гарри бессильно опустился на траву. Он не был готов к этому. Самые страшные воспоминания вспыли в его памяти, когда он меньше всего ждал этого. «Да что со мной такое?» - сердито подумал он, немного успокоившись. Он знал, что всё это случилось не здесь, что это не его родители ответственны за те страдания. Во всём был виноват Волдеморт. Гарри поднялся на ноги и шагнул обратно к дому. Однако, как не пытался, он не смог заставить себя вернуться в дом. Всё, на что у него хватило сил, это опуститься на ступеньки. Он не знал, как долго просидел там, но вдруг чья-то тёплая рука опустилась на его плечо. Он поднял голову и увидел Лили. Женщина села рядом с сыном и пару минут они сидели молча, наблюдая как поднимается солнце. - Я не хотел никого разбудить, - наконец сказал Гарри. - Ты не разбудил, - мягко ответила Лили, - я спустилась за водой, не могла заснуть. Гарри кивнул, он чувствовал себя глупо, сидеть тут, на крыльце, в пять часов утра. Мальчик не мог смотреть на Лили, его глаза были опущены к земле. Она не спрашивала у него ничего, всё и так было ясно. Для Гарри было ужасно вернуться в то место, которое он все эти годы считал адом. Она осторожно обняла сына и тот на какое-то мгновение напрягся. Он не привык, чтобы его обнимали и сейчас чувствовал себя неловко. - Очень скоро у тебя появятся настоящие воспоминания об этом доме, - мягко произнесла Лили. Гарри кивнул, он-то знал, что прошлое никогда не оставит его. Он, наконец, набрался храбрости и посмотрел маме в глаза. Лили смотрела на него с такой любовью. Она осторожно взяла его за руку и отвела в гостиную. - Хочешь есть? – спросила она у сына, когда тот опустился на диван. Гарри улыбнулся, кажется всё что заботит Лили это аппетит Гарри. - Ещё слишком рано для завтрака, - ответил он. - Тогда какой-нибудь горячий напиток, - продолжила она. Всё же с утра на улице ещё было холодно, даже несмотря на то, что стоял июль. - Да, хорошо, - ответил Гарри. Лили немедленно исчезла на кухне, и вернулась через минуту с двумя дымящимися кружками. Гарри взял одну и внимательно посмотрел на тёмную жидкость. Он даже понюхал содержимое кружки, прежде чем вопросительно посмотреть на маму. - Что? – спросила она, сделав небольшой глотом из своей кружки. - Что это? – растерянно спросил Гарри. - Горячий шоколад, - ответила женщина. Гарри растерялся ещё больше. - Зачем растапливать шоколад, а затем пить его? – спросил он. Лили рассмеялась. - Это такой напиток. Только не говори, что никогда прежде не пил горячего шоколада, - сказала она. Вместо ответа Гарри сделал маленький глоток. А через секунду продолжил пить уже быстрее. - Я вижу, тебе он пришёлся по вкусу, - улыбнулась Лили, когда Гарри за несколько секунд опустошил кружку. - Несомненно, - ответил Гарри и неуверенно улыбнулся. Он никогда раньше не пил горячего шоколада. Лили налила ему ещё одну кружку и Гарри почувствовал себя значительно лучше. Прошло четыре дня с тех пор, как Гарри приехал в Годрикову Лощину. За это время их посетили только Сириус и Ремус. Джеймс объяснил, что им хотят дать время, чтобы они снова стали семьёй. Большую часть времени, Гарри проводил с Демианом. Он старался как можно больше времени проводить за пределами дома и целыми днями сидел в саду. Но дни проходили, а ситуация только ухудшалась. Каждую ночь ему снились кошмары и он просыпался в холодном поту. Как ни старался, он не мог избавиться от этих ужасных воспоминаний. Он считал, что эти страхи навсегда покинули его, но с приездом в этот дом, они будто ожили. Гарри никому не рассказывал о своих кошмарах, потому что знал, никто не сумеет ему в этом помочь. Лили надеялась, что Гарри привыкнет, но всё становилось только хуже. Он был спокоен, когда находился в своей комнате или комнате Демиана. Но категорически отказывался подходить к чердачной лестнице или идти на кухню. Иногда он сидел в гостиной, и еду ему приносили туда. Лили и Джеймс ничего не знали о кошмарах, но они и без того видели, как сложно приходится сыну. Они видели, каким опустошённым становился Гарри, день за днём, всё больше и больше. Однажды вечером родители разговаривали о Гарри. - Он не справляется, верно? – прошептала Лили, грустно повернувшись к мужу. Джеймс глубоко вздохнул. Он знал, что Гарри будет сложно привыкнуть, но он не думал что всё будет настолько ужасно. - Лили, я думал об этом, кажется у нас есть только один выход. Лили внимательно посмотрела на Джеймса. - Я думаю, мы должны переехать, - спокойно сказал он. Лили молча смотрела на мужа, пытаясь понять шутить он или нет. - Переехать? Из Годриковой Лощины? – наконец спросила она. - Да, я думал об этом с тех пор, как Гарри сбежал от Волдеморта. Но сперва нужно было найти Гарри. Я понимал, что жить здесь ему будет непросто, но и подумать не мог, что это дом настолько плохо на него действует. Он перестал спать, посмотри на круги у него под глазами. Он никак не может отпустить своё прошлое и в этом нет его вины. Единственный выход, это оставить Годрикову Лощину. Лили растерянно посмотрела на мужа. - Но..но ты любишь Годрикову Лощину, - прошептала она. Джеймс посмотрел на дом. Да, Лили была права, этот дом он получил в наследство от родителей, он передавался в семье Поттеров из поколения в поколение. Джеймс вздохнул. - Да, но своего сына я люблю больше. И если он несчастлив здесь я тоже не хочу тут оставаться. Лили обняла мужа и нежно поцеловала. Она понимала, что это решение для него было тяжёлым. Они принялись обсуждать покупку нового дома, их сбережений должно было хватить. Они решили пока держать эту новость при себе и ничего не говорить ни Гарри ни Демиану, пока всё окончательно не решится.

Amella6888: Глава 59 Урегулирование Джеймс, наконец, остановил машину и дождался пока Гарри и Демиан выберутся наружу. Затем улыбнулся жене. - Нам ещё долго идти? Я голодный, - пожаловался Демина отцу. - Я только возьму кое что по работе и потом мы пообедаем, - ответил Джеймс, подходя вместе с семьёй к парадной двери. Демиан и Гарри молча последовали за родителями, смотря на высокий красивый дом перед ними. Он был просто великолепен, белый, с огромной территорией. Джеймс подошёл к двери и постучал, и когда никто не ответил ему он открыл дверь и впустил туда их всех. Гарри подумал, что это довольно странно, заходить в чужой дом, никого не предупреждая. И ещё не понятно было, почему папа настоял на том, чтобы он заехали сюда, на пути к ресторану. Сам мальчик не был особо рад, столь скорому выходу в свет. Он даже Ежедневный Пророк боялся взять в руки. Не было сомнений, что там только и пишут о суде. Его не волновало мнением других людей, самое главное, что думает его семья. И к то же время, мальчик был рад покинуть Годрикову Лощину впервые за две недели, хоть не надолго. Они уже были на пути к ресторану, когда Джеймс сказал, что ему нужно заехать в одно место, чтобы что-то забрать. Гарри вошёл внутрь. Дом действительно был восхитителен. Они зашли в гостиную и Гарри принялся осматриваться, пытаясь обнаружить хозяина дома. - Вау, этот дом просто нечто! Кто здесь живёт, папа? – спросил Демиан, рассматривая дорогую мебель вокруг себя. Джеймс повернулся к сыновьям и взял Лили за руку, прежде чем ответить. - Мы. Гарри и Демиан перестали крутить головами и растерянно посмотрели на родителей. - Сюрприз! – рассмеялись они. Мальчики продолжали молчать. - Мы понимаем, что это для вас неожиданность, но мы с папой подумали, что нам нужно побольше места. В нашей жизни произошли перемены, значит и нам нужно немного поменяться, - с улыбкой произнесла Лили. Демиан стоял с открытым ртом, в то время как Гарри обдумывал слова Лили. «В нашей жизни произошли перемены». Он понял, что они имела в виду. Это из-за Гарри им пришлось поменять дом. Он молчал, пока Джеймс пытался объяснить. - Просто Годрикова Лощина и вправду мала для нас. Ваша мама всегда мечтала о собственной лаборатории, а здесь есть подходящее помещение. Тут пять спален, а у нас было только три. Это значит, что Ремус и Сириус смогут оставаться у нас на праздники. К тому же, я всегда хотел собственное поле для квиддича, - с усмешкой проговорил Джеймс. - Что?! – восторженно закричал Демиан, - здесь есть поле для квиддича?! О, Господи! Мальчик немедленно бросился к окну, Джеймс и Лили рассмеялись. Но Гарри по-прежнему стоял, не двигаясь. Джеймс посмотрел на Гарри и его сердце упало. Сын как-то странно смотрел на него, он несомненно был удивлён, но было и что-то ещё. Сердце Джеймса быстро забилось. Он ведь сделал это для него, почему Гарри не радуется вместе с Демианом? - Мы понимаем, что всё это неожиданно, но мы хотели сделать вам сюрприз. Наши вещи привезут сюда сегодня, мы собрали всё ещё вчера вечером, - Джеймс замолчал, потому что Гарри внезапно отвёл взгляд в сторону. Демиан снова подбежал к родителям. - Не могу поверить! Мы будем здесь жить! Это так круто! Я конечно люблю Годрикову Лощину, но своё собственное поле! Не могу дождаться, когда скажу это Рону! Джеймс улыбнулся Демиану и снова посмотрел на Гарри. Почему он не радовался? Может он был слишком потрясён, или дом не понравился ему так как Демиану? Он видел, как дом понравился Гарри, когда они вошли сюда, но его взгляд потемнел, когда они сказали, что будут жить здесь. - Где моя комната? – спросил Демиан, буквально подпрыгивая от возбуждения. - Есть наша основная спальня, другую основную мы используем как гостевую, остаётся ещё три, просто решите между собой, какая кому нравится, - объяснила Лили. Демиан схватил Гарри за руку и попытался потащить с собой. - Гарри, пойдём, - нетерпеливо крикнул он. - Выбирай любую комнату, Демиан, - ответил Гарри, не двигаясь с места. - Гарри, что не так? – спросил Демиан, понимая, что брат вовсе не радуется. Демиан застыл и подошёл к брату. - Гарри? – спросил он, потому что тот отвёл от него глаза. - Я в порядке, иди выбирай комнату, мне нужно поговорить с папой, - ответил Гарри, холодно смотря на Джеймса. Демиан отпустил руку брата и Лили повела его наверх смотреть комнаты. Когда они вышли, Гарри заговорил. - Теперь ты скажешь мне настоящую причину переезда? – спросил он у отца. - Я ведь уже сказал почему, нам нужно было больше места. Гарри сердито посмотрел на него, Джеймс подошёл поближе к сыну. - Гарри, что случилось? Я думал, ты будешь рад переезду. Гарри поднял глаза. - Ты хотел сказать, рад уехать из Годриковой Лощины? Джеймс растерянно посмотрел на сына, пытаясь подобрать слова. - Я так и думал, - спокойно проговорил мальчик. В первый же день в Годриковой Лощине, Гарри пообещал себе, что больше не доставит родителям хлопот и вместо этого вынудил их переехать в другой дом. - Я не хочу лгать тебе, Гарри. Мне действительно жаль покидать Годрикову Лощину, но в то же время я счастлив, что мы будем жить здесь. Мы с мамой вместе решили это, и мы очень рады, - попытался убедить его Джеймс. Гарри с грустью посмотрел на него и сердце Джеймса болезненно сжалось. - Не надо лгать мне, папа. Я знаю, почему вы сделали это. Вы не хотели уезжать из Годриковой лощины, вам пришлось сделать это из-за меня. - Да нет же, Гарри, нам действительно нужно больше места. Плюс, нам предложили этот дом и он нам сразу понравился, - продолжил Джеймс. - Тогда скажи мне, папа. Если этот дом такой великолепный, почему сейчас? Почему нужно было ждать шестнадцать лет, чтобы уехать оттуда? Вы ждали столько времени а переехать решили, только спустя две недели как я живу у вас, - Гарри пытался не злиться, но получалось не очень. Джеймс тоже начинал терять терпение, ведь всё это он сделал ради сына. - Я не понимаю, почему это важно? Почему ты не можешь просто порадоваться? – спросил Джеймс, ненамеренно повышая голос. Гарри отступил от него на пару шагов, тщетно пытаясь сдерживать свой характер. - Потому что это очевидно, папа, вы переехали сюда, потому что считаете, что я слишком слаб, чтобы жить в том доме! Вы думаете, что я не могу жить там и поэтому пожертвовали своим домом! - Это неправда! Я не считаю тебя слабым! Я знаю, что тебе трудно избавиться от прошлого, но это не твоя вина, Гарри! Эти воспоминания слишком ужасны, чтобы просто забыть о них. Даже взрослый человек не смог бы, нет ничего страшного в том, что у тебя не выходит! Я не обвиняю тебя, Гарри, и никто никогда не станет винить! – пытался объяснить Джеймс, он понял, что Гарри чувствует себя ответственным за всё это. Гарри тяжело дышал, он пытался заставить себя молчать, но у него ничего не вышло. - И как долго ты сможешь выдержать? Ты не можешь отрицать, что с тех пор как я вернулся, ваша жизнь перевернулась с ног на голову. Рано или поздно, папа, ты пожалеешь о том, что я вернулся к вам, - закончил он с болью в голосе. Джеймсу пришлось приложит немало усилий, чтобы не закричать на сына. Да как он мог подумать об этом? После того ужаса, который Джеймс пережил, потеряв сына, как он мог говорить ему такое? Он шагнул к Гарри так спокойно, как только мог. - Никогда не говори так, твоё возвращение было лучшим, что случилось в моей жизни. Даже думать о таком не смей. Ты мой сын, и я никогда не пожалею о том, что ты есть у меня. Гарри опустил голову, чтобы Джеймс не видел его лица. - Знаешь почему мы оставались в Годриковой Лощине все эти годы? Из-за тебя Гарри. Ты попал в этот дом, когда тебе было всего две недели. Своё первое слово ты сказала в Годриковой Лощине, твои первые шаги были в этом доме. Там ты первый раз позвал меня, первый раз подполз ко мне. Все воспоминания о тебе были в этом доме, и ни я не мама не могли покинуть его. Это всё что у нас было, Гарри. Все те воспоминания о тебе оставались в этом доме. Вот почему мы не могли уехать из Годриковой Лощины. Гарри не мог заставить себе посмотреть на отца, его слова причиняли ему боль. - Мы никогда не забывали о тебе, Гарри. Не прошло ни единого дня, чтобы мы не вспомнили о тебе, - мягко говорил Джеймс, заставляя свой голос не дрожать. - Но к чему нам теперь воспоминания, если ты с нами. Я хочу, чтобы ты был счастлив. Я хочу, чтобы тебе было хорошо с нами, и я знаю, что в Годриковой Лощине это невозможно. И если мы с мамой решили переехать туда, где это может стать возможно, разве это плохо? Мы просто хотим видеть своих детей счастливыми. Гарри, наконец, посмотрел на отца, пытаясь подобрать нужные слова, он видел в глазах отца искренность. - Ты знаешь, что я…я правда пытался. Я пытался заставить эти воспоминания уйти, но…, - Джеймс прервал его. - Я знаю, Гарри. Я знаю. Тебе не нужно ничего объяснять, - тихо проговорил Джеймс, положив руки на плечи сына. Гарри почувствовал, что ему стало спокойнее после слов отца, они действительно не винят его. Он вёл себя глупо, взял и испортил их первый день в новом доме. Джеймс увидел, как смутился Гарри и поспешил отвлечь его. - Я думаю, тебе нужно спешить, пока Демиан не решил взять себе все комнаты, - улыбнулся он сыну. Гарри рассмеялся и посмотрел на дверь. - Да, думаю ты прав, - ответил он. Гарри направился к выходу из гостиной, у двери ещё раз обернувшись к Джеймсу. Он хотел что-то сказать, но передумал и стал подниматься наверх. Джеймс проводил сына взглядом, он надеялся, что теперь Гарри наконец сможет быть счастлив. Удивительно, насколько быстро Поттеры освоились в новом доме. Лили казалось, что она жила здесь всю жизнь и хотя дом был значительно больше, она с лёгкостью управляла им. Мальчики тратили почти всё свободное время за игрой в квиддич. Установленные на доме защитные чары позволяли им летать сколько угодно, не опасаясь нападения. А огромного участка земли вокруг дома им вполне хватало. Джеймс преподнес Гарри ещё один сюрприз, предоставив ему отдельное помещение для тренировок. Оно даже было чем-то похоже на то, где Гарри когда-то занимался с Волдемортом, но только это было его собственное. Мальчик снова почувствовал себя неловко, из-за того, что родители утруждались, делая для него это. - Ты…ты не должен был, - заикаясь проговорил Гарри. - Ну, Дэми получил своё собственное Квиддичное поле, мама лабораторию, будет справедливо если у тебя будет что-то, что сделает тебя счастливым, - с улыбкой ответил Поттер. Он видел достаточно воспоминаний сына, чтобы знать, что его по-настоящему радуют дуэли. Гарри радостно улыбнулся, осматриваясь. - А как же ты? – он повернулся к отцу, - если все мы получили то, что делает нас счастливыми, то что же делает счастливым тебя? – спросил он с искренним любопытством. Джеймс посмотрел на сияющее лицо Гарри и улыбнулся. - Я получил самую лучшую вещь на свете. Я вижу улыбки на лицах своих детей. С тех пор как они переехали, Гарри перестали сниться кошмары. Он всё больше и больше привыкал в своей новой жизни, наслаждаясь каждым днём, проведённым с семьёй. Каждый день, он узнавал нечто новое о своей семье. Оказывается, мама была отличным садовником и частенько проподала в саду. Папа с ума сходил по квиддичу и получал настоящее удовольствие, обучая своих сыновей игре. Он готов был дни напролёт летать с ними вокруг дома. Демиан был, хм, просто Демианом. Гарри удивлялся как легко мальчик выходил из любых неприятностей с родителями, хитрости у него было не занимать. Гарри казалось, он может часами сидеть вот так и наблюдать за своей семьёй. Иногда ему становилось грустно от того, что он не был с ними все эти годы, но он немедленно прогонял эти мысли. Он должен быть счастлив уже от того, что может быть рядом с ними сейчас. Гарри всё ещё чувствовал себя неловко из-за суда. С того дня, он не видел Дамблдора и не знал как ему относиться к старому волшебнику. Ведь он был уверен, что Дамблдор сохранил ему жизнь только для того, чтобы использовать в качестве оружия против Волдеморта. Он знал, что было какое-то пророчество о ребёнке, способном победить Тёмного Лорда, но деталей не помнил. Он и не хотел знать этого, даже не смотря на то, что Дамблдор считал его избранным, сам он так не думал. Он ждал, что Дамблдор может в любой момент появиться и начать давить на него по этому поводу, но пока он был слишком счастлив, находясь рядом со своими близкими и не хотел ни о чём думать. Гарри спустился на кухню, чтобы позавтракать. Обычно, когда он просыпался на кухне ещё никого не было, но сегодня он застал там маму, готовящую завтрак. - Доброе утро, - бодро произнесла она. - Доброе утро, - ответил Гарри, усаживаясь за стол. Через пару минут в кухню вошёл сонный Демиан и приземлился напротив Гарри, подперев руками лицо. - Доброе утро, Демиан, - поздоровалась Лили, укладывая на тарелки бекон для сыновей. - Доброе, - последовал едва слышный ответ. Гарри посмотрел на сонного брата и наклонился ближе к нему. - Что? – спросил он, пытаясь расшифровать бормотание мальчика. - Он сказал нам Доброе утро, - усмехнулась Лили и потрепала сына по волосам. Гарри приподнял бровь и посмотрел на маму и брата. - Демиан не ранняя птичка, - усмехнулась Лили и принялась накладывать на тарелки яйца. - О, - Гарри ухмыльнулся, глядя на сонного брата. Он был рад, что сам он всегда по утрам бодрый. Он задался вопросом на кого похож Демиан и ответ прибыл сам собой, потому что в кухню вошёл сонный Джеймс. - Доооброе ууутро, - произнёс Джеймс, зевая. Гарри едва не рассмеялся, когда папа опустился на стул рядом с Демианом, было похоже что оба они вот-вот сваляться на стол. - Что ж, видимо Гарри пошёл в меня, - произнесла Лили, ставя перед ними тарелки с завтраком. Гарри был полностью с этим согласен. Наконец, проснувшись после завтрака, Джеймс сообщил Гарри и Демиану, что сегодня они устраивают вечеринку. - Вечеринку? В честь чего? – спросил Демиан. - Ну, у нас ведь новоселье, верно? Многие не видели наш новый дом и было бы не плохо снова увидеть всех, - ответила Лили. Гарри стало не по себе. - Кто придёт? – спросил он, ему не понравилось слово «всех». - Только несколько друзей, - ответила Лили, не поворачиваясь к Гарри. Подозрения Гарри подтвердились, когда под вечер к ним в дом завалилась целая толпа. - Только несколько друзей. Несколько друзей? Чёрт возьми, мама! Если это несколько, то что же будет когда придёт много друзей, - набросился Гарри на Лили на кухне. - Гарри, я понимаю что ты бы не обрадовался, если бы я сказала тебе сколько будет народу. Но это не плохо. Все они наши друзья, было бы здорово если бы и тебе они стали друзьями, - женщина умоляюще посмотрела на него. Гарри только закатил глаза и ничего не ответил. Он не хотел дружить ни с кем из этих людей, все они хотели его смерти всего несколько недель назад. Тогда они не имели ни малейшего представления о том, кто Гарри, тогда почему сейчас он должен тратить на них своё время? Но маме он говорить ничего не стал, подумав, что спокойно сможет справиться со всем этим, не вызвав лишних проблем. Пришла семья Уизли и сердце Гарри пропустило такт, когда он увидел Джинни. На ней было красивое белое платье, рыжие волосы собраны в небольшой хвостик. Ничего необычного, но между тем, она выглядела изумительно. Гарри не знал, как ему вести себя рядом с ней. Она нравилась ему, но даже если сейчас его не преследовало Министерство, Пожиратели всё ещё искали его. Тем более сейчас, когда всплыла правда о Лонгботтомах. Его будущее по-прежнему оставалось туманным и он не хотел, чтобы Джинни страдала из-за него. И всё равно, он чувствовал себя всё более влюблённым, когда смотрел на неё. Молли подошла к нему и посмотрела любящим взглядом. Было похоже что она борется с собой, чтобы не обнять мальчика. - Как ты, Гарри, дорогой? Чувствуешь себя лучше, я надеюсь? – почти нежно произнесла она. - Эмм, да, я чувствую себя отлично, - ответил Гарри немного раздражённо. Он не понимал, почему миссис Уизли интересует его самочувствие. Подошёл Рон и практически удивил Гарри, хлопнув его по плечу. - Эй, дружище! Чем вы оба тут занимаетесь? – обратился он к нему и Демиану. Гарри только усмехнулся в ответ, кажется Рон окончательно преодолел свои страхи и теперь вёл себя с ним как с настоящим другом. Гермиона тоже была тут. Как и множество людей, которых Гарри никогда не видел. Кажется, весь Орден собрался здесь. Гарри увидел как к нему движутся Тонкс, Муди и Кингсли и поспешил скрыться, он ещё не был готов говорить с кем-то из них. Демиан как раз говорил, что он должен показать новый дом Рону и Гермионе. Гарри поспешно схватил за руку Джинни, потому что она стояла к нему ближе всех и заговорил торопливым голосом. - Да, да, отличная идея. Идёмте! Ребята поспешно вышли из комнаты. Гарри не обращал внимания на все приветствия, обращённые к нему, он не знал этих людей и не хотел тратить на них своё время. Гарри понял, что держит Джинни за руку, только когда они стали подниматься наверх. Он отпустил её и старался не смотреть в её сторону. В конце концов они показали друзьям все комнаты и Демиан был весь в предвкушении демонстрации своего квиддичного поля. - Лучшая вещь в этом доме ещё впереди! Идёмте, это здесь, - говорил Демиан, пока они двигались вперёд. - Вот это да! Квиддичное поле! Это нереально! У тебя своё Квиддичное поле? – заговорил Рон, его голос становился громче с каждым новым словом. - Да! Ты можешь себе представить! – ответил Демиан, не менее возбуждённым голосом. Гермиона закатила глаза и посмотрела на Гарри и Джинни, а затем двинулась за Роном и Демианом, которые бросились смотреть новые мётлы. Гарри и Джинни остались вдвоём, несколько секунд они молчали. Гарри не знал что сказать, но, наконец, мысленно ударив себя, он посмотрел на девочку и заговорил. - Джинни, мне нужно кое-что сказать тебе, - начал он. Джинни повернулась и их глаза встретились. - Я, я только хотел…спасибо тебе. За показания в Визенгамоте. Спасибо тебе, - Гарри хотел сказать что-то ещё, но не мог себя заставить. Джинни улыбнулась, кажется, она ждала чего-то ещё. - Не за что, Гарри. Я всего лишь сказала правду, это не сложно, - закончила она со странным блеском в глазах. Было понятно, что она также как и Гарри хочет, но не может рассказать о своих чувствах. Прежде чем Гарри мог что-то ответить, ребята вернулись и все они собрались идти назад. Гарри повернулся и увидел, того, кого не ожидал увидеть. Впрочем, он должен был понимать, что Дамблдор будет здесь. Если весь Орден явился, то и Дамблдор должен прийти. Старый волшебник в зелёной мантии двигался по направлению к ним. Гарри уверенно шагнул к нему. Нет, он не хотел портить вечеринку своих родителей, но он не позволит Дамблдору думать, что только потому что он спас его от Азкабана, он имеет права требовать чего-то ещё. Гарри остановился перед директором, отказываясь смотреть на него. - Добрый вечер, мистер Поттер, я надеюсь вы в порядке? – вежливо спросил Дамблдор. - Я прекрасно, думаю, нам нужно поговорить, - произнёс Гарри и указал Дамблдору на соседнюю комнату. - Нам многое нужно обсудить Гарри, но не сегодня. Твои родители вложили столько усилий в сегодняшний вечер. Думаю будет лучше, если мы перенесём наш разговор на другой день, - с этими словами, Дамблдор направился к Джеймсу и Лили, оставив Гарри одного. Гарри растерянно покачал головой. Нет, этого человека невозможно было понять. Он только начал приходить в себя, когда услышал крик позади. - Лекс! Лекс! Лекс! Гарри обернулся к двери и увидел, что прямо к нему бежит маленький темноволосый мальчик. Его сердце совершило сальто, когда он подхватил малыша на руки. Он не видел Найджела несколько месяцев, он так вырос. Мальчик обвил ручки вокруг шеи Гарри. - Лекс, где ты был, я искал тебя, - спросил мальчик, отрываясь от него и заглядывая в глаза. Гарри был поражён тем, насколько хорошо стал говорить мальчик. И было довольно забавно, что Найджел по прежнему называл его «Лекс», хотя конечно, уже мог выговаривать «Алекс». - Гарри. Гарри, всё ещё с Найджелом на руках, обернулся и увидел растерянных друзей. Гарри понял, что несмотря на то, что они знали, что теперь у Невилла есть маленький брат, ни один из них ещё не видел Найджела. Кстати о Невилле, Гарри осмотрелся, в попытке увидеть его, но успеха не добился. - Гарри, ты представишь нас или нет? – голос Демиана вывел его из раздумий. Гарри улыбнулся Найджелу, а затем посмотрел на брата. - Демиан, Рон, Гермиона, Джинни. Я хочу, чтобы вы познакомились с Найджелом. Найджел, это мой брат – Демиан и мои друзья, - сказал Гарри, потому что Найджел по всей видимости испугался группы незнакомых людей. - Привет, Найджел, - поздоровались ребята, немедленно натянув на лица улыбки. - Лекс, у меня тоже есть брат, - произнёс Найджел. - Да, я знаю, - ответил ему Гарри. - Найджел, я думаю мы тоже должны поговорить с Алексом! Гарри обернулся и увидел Фрэнка и Алису, его сердце уже во второй раз сделало сальто. Он понимал, что рано или поздно ему придётся столкнуться с ними и поговорить о том, что он сделал, но не представлял как будет вести себя. Гарри опустил Найджела и повернулся к Лонгботтомам. Они не выглядели рассерженными или раздражёнными, но они и не улыбались. Чувствуя, будто вся голова была в огне, Гарри шагнул к ним. - Всего пару слов, Алекс, - произнёс Фрэнк и Гарри почувствовал, что вот-вот сгорит от стыда. Демиан быстро поднял Найджела и ребята ушли с ним к Джеймсу и Лили. Гарри двинулся из гостиной, в сторону одной из гостевых комнат. Лонгботтомы вошли в комнату, и Гарри закрыл за ними дверь. Он не хотел этого разговора. Он посмотрел на Фрэнка и Алису, те не сводили с него глаз. - Что ж, ну и за кем первый выстрел? – спросил Гарри, желая поскорее покончить с этим. Лонгботтомы переглянулись и на их лицах появились усмешки. - Мы не собираемся стрелять в тебя. Просто мы подумали, что нам нужно разобраться в своих чувствах, - ответила Алиса. - Если у вас есть что сказать, то говорите, - с досадой произнёс Гарри. - Я думаю, это ты должен что-то объяснить нам, - спокойно сказал Фрэнк, но его взгляд оставался твердым. Гарри почувствовал что досада превращается в гнев. - Объяснить? Мне кажется всё то, что случилось говорит само за себя. Чего ещё вы хотите услышать? - Объясни, почему ты решил, что можешь решать за нас? – спросил Фрэнк, по-прежнему не спуская глаз с Гарри. Гарри едва не задохнулся. Он знал что они будут злиться на него, но и думал, что они не понимают причину его действий. - Я не знал, что мне делать. Мне было всего четырнадцать и в той ситуации я не знал, что ещё придумать. Ничего лучше я не придумал и я не сожалею об этом. Тогда, это был единственный способ защититься и спасти вас. Если бы мне пришлось повторить, я бы и сейчас так поступил, - ответил Гарри. Алиса внимательно посмотрела на мальчика. - Гарри никто не обвиняет тебя в том, что ты сделал, чтобы спасти нас. Ты прав, не было другого выбора. Но, почему ты не вернул нам наши воспоминания, когда сбежал от Сам-Знаешь-Кого? Ты должен был сделать это. Гарри не мог объяснить, почему не вернул им воспоминания. Он не мог сказать, что сделал это, чтобы спасти их, чтобы спасти Найджела. Они бы всё равно не поверили ему. - Послушайте, сейчас это не важно. Есть множество вещей, сделанных мной, которые не подлежат объяснению, - проговорил он раздражённо. Почему они заставляли его чувствовать себя так глупо? Он прошёл через столько неприятностей, чтобы спасти их и теперь они упрекали его в том, что он не вернул им воспоминания. - Думаю, всё что хотели, вы сказали. Я знаю, что вы и мои родители хорошие друзья и из-за всей это ситуации чувствуете себе неловко. Поэтому я лучше пойду, чтобы не смущать вас своим присутствием. Гарри собирался уйти, но чья-то рука мягко опустилась на его плечо, он обернулся и увидел Алису, она улыбалась. - Знаешь, Гарри, когда Дамблдор восстановил нашу память, мы были очень злы на тебя. Мы потеряли несколько лет нашей жизни, мы оставили сына посреди ужасной войны. Мы должны были ненавидеть тебя. Гарри отвернулся, пытаясь понять, сколько он ещё продержится, чтобы не наорать на них. - Но потом мы взглянули на Найджела и поняли, что всё что ты сделал, не важно каким образом, ты сделал, чтобы сохранить ему жизнь. Мы больше не могли сердиться на тебя. Мы вспомнили, как молодой человек Алекс помог нам, как он приходил почти каждый день, чтобы убедиться, что с нами всё хорошо. Ведь ты не должен был делать этого, ты мог просто стереть нам воспоминания и выбросить нас на маггловские улицы. Но ты не сделал этого. Ты помог мне и Джону, ты дал нам дом, ты дрался в этом бойцовском клубе, чтобы у нас были деньги. Как мы могли злиться на тебя после всего этого? В глазах Алисы появились слёзы, она взяла Гарри за руку, вынуждая его поднять на неё взгляд. - Я хочу, чтобы у Гарри были такие же отношения с Фрэнком и Алисой, какие были у Алекса с Джоном и Фионой. Как думаешь, это возможно? Сердце Гарри кольнуло болью, он ужасно скучал без Джона и Фионы. У него хватило сил только на слабый кивок. - Отлично, а теперь я думаю нам нужно вернуться к гостям, пока твой отец не выломал дверь в поисках тебя, - Фрэнк рассмеялся и хлопнул Гарри по плечу. Гарри понял, что Лонгботтомы нарочно заставили его думать, что они злятся на него, чтобы преподать ему урок. Гарри слишком устал, чтобы говорить им об этом, поэтому он постарался переключиться на другую тему. Он уже открыл рот, чтобы спросить о Невилле и о том, как он отнёсся ко всему этому, но передумал. Ведь если его не было здесь, значит он просто не хочет иметь ничего общего с Поттерами. Гарри не хотел думать об этом. Вместе с Фрэнком и Алисой, Гарри вышел из комнаты и присоединился к гостям. Он чувствовал, как у него начинает болеть голова. Никогда прежде, он не был окружён таким большим колличеством народа. И все они время от времени смотрели именно на него. От этого Гарри всё больше и больше терял уверенность. В конце концов, это стало невыносимо и он сказал друзьям, что ему нужно подышать свежим воздухом. Ребята хотели было пойти с ним, но он остановил их и вышел из гостиной. Он вышел из дома и сел на ступеньки, это ночь была слишком сложной. Разговор с Лонгботтомами полностью опустошил его. Сейчас Гарри не хотел ничего больше, как упасть на свою кровать. Он потёр виски, голова нещадно болела. Но он знал, что как только заснёт, всё пройдёт. Гарри поднялся и решил пробраться в свою комнату. С него вечеринки уже было достаточно. Он уже двинулся к двери, когда чей-то голос остановил его. - В чём дело? Не нравится вечеринка? Гарри знал, кто стоит позади него, ещё не обернувшись. Повернувшись, он встретился лицом к лицу с Невилом Лонгботтомом. Гарри сделал пару шагов назад. - Невилл, - всё что он смог сказать. Нет, он не был готов сейчас к этой встречи. Вместо ответа, Невилл ближе подошёл к нему. - Наслаждаешься новой жизнью, Поттер? – спросил он и Гарри почувствовал нарастающее в нём раздражение. - А тебе какое дело? – спросил Гарри, пытаясь сохранить самообладание. - Мне просто кажется занятным то, что человек, забравший столько жизней, может спокойно наслаждаться жизнью и ни капли не раскаиваться, - проговорил Невилл и шагнул ближе. Гарри повернулся к двери, отвечая на ходу. - Я ни имею ни времени, ни желания, говорить с тобой, Лонгботтом. Просто уходи. - Время? Нет, ты боишься говорить со мной, Поттер. Ты украл три года жизни у моей семьи, что скажешь на это? – яростно произнёс Невилл. Гарри снова повернулся к нему. - Ничего. Мне плевать на то, что ты потерял. Ты потерял бы намного больше, если бы меня не было, так что закрой свой рот! – грубо ответил Гарри. Он не хотел этого, он ненавидел показывать, что он сделал кому-то добро, но Невилл вынуждал его. - Так ты считаешь, что раз не убил их, то заслуживаешь награды? Как это мило! Ты украл их у меня! Я даже не знал, что у меня есть брат! Ты знаешь какого это? Понимать, что три года твоей жизни были сплошной ложью! Даже не знать, что у тебя есть брат, не видеть его, не видеть как он растёт! Ты не имеешь ни малейшего понятия о той боли, которую причинил мне! Гарри положил ладонь на дверную ручку, его сердце готово было разорваться. - Ты прав, Невилл. Я не имею ни малейшего понятия об этом. Узнать, что вся твоя жизнь была ложью. Не знать, что у тебя есть брат. Не видеть как он растёт. Чтобы тобой пользовались снова и снова и ничего не знать об этом. Причинять боль. Что я знаю о потери близких? Гарри замолчал, потому что увидел замешательство на лице Невилла. Он понимал, что далеко не все знают, на что была похожа его жизнь. Не каждый знал, что Волдеморт лгал ему и заставил возненавидеть родителей. Но в этот момент его это не волновало. Невилл не имеет право обвинять его в подобном. Гарри не был похож на Волдеморта. Он ни за что бы не причинил другим боль, не попустил бы ни с кем так, как Волдеморт поступил с ним. Гарри не хотел верить в это. - Тебе не было с твоей семьёй три года! А как насчёт пятнадцати лет?! По крайней мере ты вырос, окружённый любовью своих родителей. У тебя были счастливые воспоминания о них. Ты не бежал от них! – Гарри хотел остановиться, но уже не мог, слова сами вырывались из него. - О, если бы всё было по твоему, я бы никогда не увидел своих родителей! Даже на суде ты никому не сказал о них! Если они сейчас со мной, то это не благодаря тебя! – выплюнул Невилл. С Гарри было достаточно, если сейчас они не остановятся, он сломает Невиллу шею. Но прежде чем Гарри мог уйти, Невилл сорвался с места и встал между ним и дверью. - Ах, это ведь не твоя вина, правда? Просто это то, чем ты занимаешься. Ломаешь чужие жизни. Пытаешь столько, сколько сможешь. Ты получаешь несказанное удовольствие от страданий других, не так ли? – Невилл был так зол, что не понимал и половины сказанных им вещей. – Я не удивлён, что ты пытался спрятать моих родителей. Ведь тебе доставляло удовольствие то чувство, что они были твоими заключёнными в то время, пока весь магический мир оплакивал их смерть! - Заткнись, Лонгботтом! – закричал Гарри, с трудом сдерживаясь, чтобы не ударить его. - Я ни капли не верю тому, что Дамблдор рассказывал на суде. Ты не нормальный волшебник! Ты не пытался уничтожить Волдеморта! Ты не невинный ребёнок, обманутый Волдемортом. Люди не настолько глупы, чтобы не видеть, что их обманули. Ты хотел, чтобы Волдеморт тебя использовал. Вот почему ты был рядом с ним. Если ты ненавидел смерти и убийства, так на кой чёрт всё это время ты делал это? Ты наслаждался титулом Тёмного Принца! Ты наслаждался убийствами других и, проклятье, ты наслаждался мучениями моих родителей и ты бы навредил Найджелу, если… Невилл замолчал, потому что рука Гарри внезапно оказалась на его шее. Невилл попытался достать палочку, но Гарри второй рукой остановил его. Невилл был поражён, сколько силы было в этом мальчике, он задыхался. Гарри притянул его ближе к себе и по той ярости, что была у него в глазах, Невилл подумал, что он сейчас убьёт его. - Только то, что я однажды спас твою чёртову жизнь, не означает, что сейчас это помешает мне сломать твою шею! Ты ничего не знаешь обо мне! Держи свой рот закрытым, или мне придётся помочь тебе в этом! – прошипел Гарри. Невилл простонал от боли, потому что рука Гарри железной хваткой сжимала его запястье. И когда он уже посинел от нехватки воздуха, Гарри так резко отпустил его, что он упал на землю, жадно хватая ртом воздух. Гарри развернулся и бросился в дом. Внутри он немедленно увидел маму и Алису, которые о чём-то разговаривали. Лили растерянно посмотрела на сердитого сына. - Гарри, - начала она, но замолчала, потому что Алиса вскрикнула, увидев сына, пытающегося подняться на ноги и держащегося за руку. Обе женщины бросились помогать ему. Гарри не поворачиваясь убежал в свою комнату и громко хлопнул дверью. Он знал, что в следующий раз может убить Невилла. Гарри набросил на себя мантию. Ему нужно было несколько часов, чтобы успокоиться, чтобы никто не трогал его. Он открыл окно и вылез через него на улицу. Он сделал это как раз в тот момент, когда Джеймс бежал наверх к его комнате, чтобы узнать, что произошло между ним и Невилом. Джеймс застыл в дверях пустой комнаты, его сердце готово было выпрыгнуть из груди при мысли о том, что Гарри снова исчез.

Trinity: Спасибо огромное за продолжение!

Избранный: Ты просто молодец! Это невероятно... Такими темпами ты за завтрашний день все до конца выложишь!!!

Amella6888: Глава 60 Что сделать, чтобы сохранить будущее? Джеймс бросился вниз, пытаясь сохранять спокойствие. Он знал, что Гарри более чем способен постоять за себя, но он приходил в ужас от мысли, что могли сделать с ним Пожиратели Смерти. На кухне он нашёл обеспокоенных Лили, Сириуса и Ремуса. Дамблдор, Муди, Артур, Молли и Тонкс стояли в нескольких шагах от них. Лонгботтомы уже ушли, как и большая часть гостей. Это был ужасный конец для вечера. Джеймс бросился к Лили, стараясь, чтобы его голос звучал как можно спокойнее. - Гарри ушёл, - всё что смог выдавить он из себя. Глаза Лили расширились от ужаса, пока она пыталась переварить услышанное. - Его нет в комнате! Я не могу его найти! Он покинул поместье! – голос Джеймса срывался. Дамблдор и ещё несколько членов Ордена, подошли ближе, чтобы слышать Джеймса. - Хорошо, не устраиваем панику! Мальчик вполне может постоять за себя, мы все это знаем! – проговорил Муди грубоватым голосом. – Всё что нам нужно, это разделиться и поискать его. Далеко он не пойдёт, знает что это опасно. Губы Джеймса дёрнулись. Врятли Гарри мог разумно мыслить сейчас. Он ругал себя за то, что не сказал Гарри не покидать поместье. Правда, разве бы это его остановило? Джеймс посмотрел на Дамблдор, ведь он должен был понимать, что Гарри врятли остановит что-то подобное. В любом случае, всё чего сейчас хотел Джеймс, это вернуть Гарри домой, пока не случилось ничего страшного. Небольшая группа отправилась на поиски Гарри. Молли взяла Джинни, Рона и Гермиону обратно в Нору. Все они были потрясены случившимся и мысленно ругали Невилла. Они понимали, что тот должен был сказать что-то по-настоящему плохое, что заставило бы Гарри напасть на него а потом убежать из дома. Демиан достал мобильный и попытался позвониться до Гарри, но его телефон, кажется, был выключен. Лили только вопросительно посмотрела на телефон, не решаясь спросить, что это. Ей казалось, она не выдержит всего этого стресса. Они с Демианом выходили на улицу и пробовали звать Гарри, но не было никакого результата. Расстроенные, они вернулись в гостиную. Демиан снова и снова набирал номер брата, но не добивался успеха. - Ну давай же, Гарри! Сними эту чёртову трубку! – говорил Демиан, набирая номер, но телефон молчал, сообщения тоже не доходили. Он выключил его. Демиан и Лили отказывались идти спать. Оба они были измучены сегодняшним вечером, но не желали идти спать, не зная ничего о Гарри. Оба сидели в тишине за столом, погружённые в тревожные мысли. Было раннее утро, когда Джеймс и Сириус вернулись домой. Мужчины устало опустились на диван, они искали Гарри в течении шести часов. Лили и Демиан немедленно бросились к ним. Лили собиралась спросить, нашли ли они Гарри, но ответ, похоже, был очевиден. Ведь Гарри не было с ними и тревога на их лицах никуда не исчезла. Лили опустилась на колени рядом с Джеймсом и посмотрела ему в глаза. - Мы искали везде. Ребята всё ещё ищут его, мне пришлось привести его домой, чтобы немного отдохнуть, - Сириус кивнул на Джеймса, - он не хотел идти. Джеймс сидел, опустив голову и не мог ничего сказать. Он не мог смотреть Лили в глаза. Он думал о том, что случится, если они потеряют Гарри? Как он сможет смотреть жене в глаза? Как он сумеет защитить Демиана, если не смог уберечь Гарри? Сириус говорил с Лили и Демианом, пока Джеймс молчал. Он не слышал ничего, что происходило вокруг. Он задавался вопросом, что чёрт возьми случилось между Гарри и Невилом, что заставило Гарри сорваться? Причина должна была быть весомой, иначе всё это не имело смысла. В коридоре послышался какой-то шум и все немедленно замолчали, прислушиваясь. Когда они услышали звук закрывающейся двери и тихие шаги, все они бросились туда, чтобы посмотреть кто пришёл. Джеймс первым ворвался в коридор и едва не задохнулся от волнения, увидев перед собой Гарри. Мальчик с любопытством посмотрел на четверых человек, торопливо ворвавшихся в коридоре и задался вопросом, почему Демиан не спит в четыре утра. У Джеймса подогнулись колени, когда он увидел живого и невредимого сына. Гарри выглядел усталым, а в глазах его всё ещё стояло раздражение и злость. Джеймс почувствовал, как гнев заполняет его. Как мог Гарри просто так уйти? Он что не понимает, как они волновались за него? Гарри отвёл взгляд и двинулся к лестнице, чтобы подняться наверх. Он был не в настроении с кем-то разговаривать. - Где ты был? – спросила Лили и её глосс дрогнул. - Снаружи, - ответил Гарри, не смотря на него. Казалось, этот ответ, вывел Джеймса из равновесия. - Снаружи? Это всё что ты можешь сказать? Ты был снаружи? Ты не подумал, что должен предупредить, прежде чем покидать дом? – спросил Джеймс, с трудом сдерживая себя. Гарри остановился перед лестницей и обернулся к нему. - Нет, - просто ответил он. Джеймс шагнул к Гарри, но Сириус схватил его за руку. - Сохатый, не надо. Он дома, в безопасности, - прошептал он. Джеймс молча выдернул руку. Демиан подошёл к брату. - Почему ты ничего не сказал перед уходом? – спросил Демиан. - Потому что все были заняты вечеринкой, и я подумал, что никто не заметит, если уйду, - раздражённо ответил Гарри. - Разумеется, мы заметили! Не смей говорить, что мы забыли про тебя, Гарри, ты знаешь что это неправда, – сказала Лили, приближаясь к нему. Гарри молча повернулся и пошёл вверх по лестнице, он слишком устал, чтобы говорить с кем-то. - Гарри, - позвала Лили, но он прервал её. - Мы можем продолжить утром? – спросил он сердитым голосом. - Нет, не можем, тебе придётся объяснить как минимум, почему ты сделал больно Невиллу, - произнесла Лили. Гарри не ответил, но его глаза опасно блеснули. Он отвёл взгляд и попытался упокоиться. - Это неважно, - ответил он. - Не важно! Гарри, ты сломал ему запястье! Ты сделал ему больно, когда он был в гостях у нас дома! Должна же быть причина! – Лили почти кричала. Гарри терпел достаточно. Он замёрз, устал и только-только сумел успокоиться. - Может вам лучше спросить у него? Я уверен, он с удовольствием повторит весь тот бред! И не кричите на меня! Не я виноват в том, что случилось! – закричал в ответ Гарри. Джеймс немедленно встал между женой и сыном, он понимал что у них обоих взрывной характер. - Лили, успокойся, - прошептал он. Женщина закрыла глаза и глубоко вздохнула, а Джеймс повернулся к Гарри. - Гарри, мне не важно, почему ты причинил ему боль. Нет ничего, что может оправдать подобное поведение. И что ещё хуже, ты даже не подумал о последствиях. Ты знаешь, что нам пришлось пережить за эти шесть часов? Все те жуткие мысли, которые лезли в наши головы! Ты понимаешь, что половина Ордена всё ещё пытается найти тебя? – проговорил Джеймс. Гарри окончательно потерял терпение. - Я сам в состоянии постоять за себя! Мне не нужен ваш Орден, пятнадцать лет я справлялся без них и сейчас справлюсь! Мне не нужно, чтобы кто-то искал меня! К тому же, вы не присматривали за мной раньше, так почему же должны делать это сейчас?! – сердито выкрикнул Гарри и зелёные глаза потемнели от гнева. Джеймс и Гарри молча смотрели друг на друга, никто не отводил взгляд. Джеймс ясно расслышал обвинение в этих словах. Гарри обвинял родителей в том, что их не было рядом с ним все эти годы. Похоже, Гарри обвинял их в том, что они не искали, когда Волдеморт похитил его. Джеймс попытался подавить гнев и обратился к сыну. - Ты не можешь обвинять нас в этом, Гарри. Я уже объяснил, что тогда случилось. Никто и представить не мог, что ты выжил. Мы бы перевернули весь этот мир, если бы знали, что ты всё ещё жив! – сказал Джеймс, пытаясь унять дрожь в руках. Гарри сердито опустил взгляд. Прежде, чем Джеймс мог сказать что-то, его прервал Сириус. - Сохатый, дружище, я думаю достаточно. Гарри дома, он в безопасности. Я пойду и скажу всем, что он вернулся. А вы дайте друг другу отдохнуть, - сказал Сириус, направляясь к двери. Он остановился перед дверью и обернулся к Гарри. - Просто из любопытства, куда ты ходил? Гарри устало посмотрел на него. - Никуда, я был в тренировочной комнате, - ответил он. Рука Сириус замерла на дверной ручке. Он так и стоял с открытым ртом, Джеймс и Лили тоже было поражены. - Так всё это время, пока мы сходили с ума и искали тебя, ты был в паре метров от нас? – спросил Сириус. - Да, - огрызнулся Гарри. - Что ж, отлично, в следующий раз именно оттуда и начнём поиски, - сказал Сириус, встретившись взглядом с Джеймсом. Тот отвёл взгляд, кажется, накладывать на комнату заклинания секретности было плохой идеей. - Но, Гарри, мы с мамой звали тебя, разве ты не слышал? – спросил Демиан, пытаясь оправиться от того, что услышал. - Слышал, я был не в настроении говорить, - ответил Гарри. – И сейчас я тоже не в настроении, поэтому если вы все закончили вопить, я отправлюсь спать, - добавил он и пошёл вверх по лестнице. Джеймс и Лили решили не ходить за ним, они разберутся со всем этим утром. Ложась в постель, они подумали, что совершили ужасную ошибку. Гарри не был готов столкнуться с таким большим количеством людей. Они ведь знали, что Гарри вырос почти в полной изоляции. Только два человека знали о нём, Люциус и Белла. Единственный ребёнок, с которым когда-либо обращался Гарри, был Драко Малфой. Именно поэтому они хотели показать Гарри, что у него много друзей. Они понятия не имели, что всё это будет настолько сложно для него. Они решили не спрашивать его о Невилле, пока он окончательно не успокоится, кажется эта ситуация сильно раздражала его. Джеймса заинтересовала реакция Гарри на слова о том, что Орден ищет его. Джеймс знал, что Гарри обвинял их в том, что они не искали его, когда он был ребёнком, из-за этого он рос у Волдеморта. Даже сам Джеймс винил себя в этом. Он решил серьёзно поговорить с Гарри относительно этого утром. Этой же ночью, Демиан прокрался в комнату Гарри. Он не спал и к этому времени Гарри уже успокоился и спокойно поговорил с братом, он рассказал ему о том, что случилось между ним и Невилом. И к концу рассказа Демиан был в полном шоке. - Это жестоко! Я и подумать не мог, что он может сказать тебе что-то подобное. Когда я увижу его в следующий раз, он получит от меня пинок под зад, - сказал он Гарри. Несмотря ни на что, Гарри улыбнулся. - О, да, это преподаст ему урок, Дэми, - сказал Гарри. В этот же момент, Демиан ударил его в живот. - Я сделал это, чтобы показать, что умею драться, не так хорошо как ты, возможно, - он замолчал, думая о чём-то. - Гарри, я давно хотел попросить тебя. Я знаю, что ты не любишь учить других, но может ты научишь меня драться, - попросил он. - Мне кажется ты и без того это умеешь, - усмехнулся Гарри, потирая живот. - Я серьёзно! Я хочу драться так же как ты! Ну, как магглы! Это по-настоящему круто! Гарри притворился, что обдумывает это. - Я не знаю, Дэми. Это делает меня особенным, а если я научу тебя, то ты будешь уже наравне со мной. Не знаю, нужно ли мне это, - ответил он. Демиан приподнял бровь и с сарказмом посмотрел на Гарри. - Иметь что-нибудь особенное? Не думаю, что ты чего-нибудь достигнешь в жизни с подобными взглядами. Догадываюсь, для чего тебе нужна эта маггловская защита, - Демиан рассмеялся, когда Гарри бросил в него книгу. Она попала в голову Демиану и теперь они смеялись уже вдвоём. - Да ладно тебе, Гарри. Серьёзно, ты научишь меня? Из тебя отличный учитель. Это будет справедливо, потому что я позволяю тебе играть на моём квиддичном поле. - Кто сказал, что оно твоё? – спросил Гарри. - Просто моё и всё, никто не должен мне ничего говорить. Ну так что, ты научишь меня? – снова спросил Демиан. Гарри не смог придумать не одной причины, по которой он не стал бы это делать. Он пообещал Демиану научить его, если он сейчас же оставит его в покое. Демиан кивнул и восторженно отправился к себе в комнату. Гарри, наконец, мог расслабиться и отдохнуть. Он сумел забыть о словах Невилла, после разговора с братом и был благодарен, что Демиан зашёл к нему. Гарри улыбнулся и через пару минут уже спокойно спал. Во всём доме царила тишина, когда Гарри спускался на завтрак. Он практически чувствовал витающее в воздухе напряжение, когда садился за стол рядом с мамой и папой. Гарри понимал, что они всё ещё злятся на него из-за вчерашнего. Они разговаривали с ним, но определённо была напряжённость, которая жутко раздражала Гарри. Наконец, папа не выдержал и поднялся из-за стола. - Я хочу поговорить с вами о вчерашней ночи, - сказал он усталым голосом. Гарри встал и последовал за ним и мамой в гостиную. Демиан поспешил отправиться в свою комнату, пока это «безумие» не закончится. - Ну и что вы хотели добавить ко вчерашней ночи? – спросил Гарри. Он понимал, что они имеют право злиться на него, из-за того, что он сделал с Невилом. Ведь всё случилось посреди вечеринки. Но Гарри сейчас не особо это волновало. Они должны были подумать об этом прежде, чем устраивать вечеринку, хотя бы посоветоваться с ним. - Насчёт вчерашней ночи…, - Лили обеспокоено посмотрела на Джеймса. – Я хотела извиниться за то, что накричала на тебя. Я очень волновалась и не смогла справиться с эмоциями. Но, Гарри ты тоже нас пойми, представь что мы почувствовали когда ты…ты пропал, - проговорила Лили с болью в голосе. Гарри сразу почувствовал себя виноватым. Он не хотел напоминать ей о том, что случилось много лет назад, о той ночи, когда его похитил Петигрю. Он посмотрел на маму и почувствовал, как гнев покидает его. - Я не хотел вас расстраивать. Мне просто нужно было уйти на время. Мне это бывает необходимо. Когда я злюсь, мне нужно куда-нибудь уйти. Только так я могу успокоиться, - объяснил Гарри. - Что сделано, то сделано. Я не буду спрашивать тебя о том, что случилось между тобой и Невилом, ты всё равно не скажешь. Но я хочу, чтобы ты понял, что твоё поведение было неприемлемо, - произнёс Джеймс, ненавидя себя за эту строгость в голосе. Гарри с досадой посмотрел на него. - Не нужно разговаривать со мной так, словно мне пять лет! Я знаю, на что похоже моё поведение, не нужно мне говорить об этом! Джеймс хотел поспорить, но передумал и сел на диван, спокойно посмотрев на Гарри. - Я знаю, что ты не ребёнок. Но мне приходится говорить об этом, после того, как ты причинил боль нашим гостям. Но давай больше не будем об этом. Всё что меня заботит, это твоя безопасность. Джеймс видел, как напряглось лицо Гарри. - Гарри, я знаю, что ты можешь постоять за себя, но и ты знаешь не хуже меня, что за пределы поместья выходить опасно. Думаю, мне не нужно объяснять тебе, что может случиться, - сказал Джеймс внимательно наблюдая за сыном. - Ты прав, не нужно, - сердито ответил он. Джеймс глубоко вздохнул, нет, это не работало. Эти слова расстроили Гарри. - Гарри, я не спорю с тобой. И я не хочу, чтобы мы ссорились. Ты же знаешь, если бы всё зависело от меня, я бы ни в чём тебя не ограничивал. Но ситуация не под моим контролем. Казалось, после этих слов, Гарри смягчился и сел на диван, опустив взгляд в пол. - Я знаю, - тихо ответил он. – Просто это…это слишком больно, осознавать, что все эти люди хотят навредить мне. В конце концов, я вырос среди них. Всё это настолько…странно, и даже обидно, - неловко договорил он. Лили с ужасом посмотрела на Джеймса. Они даже не думали об этом. Они не понимали, через что приходится проходить Гарри из-за Волдеморта и его Пожирателей, были слишком заняты своими проблемами. - Я знаю, что это сложно для тебя, но думаю со временем, всё придёт в норму. Но пока, думаю будет лучше, если ты не будешь покидать поместье, - произнёс Джеймс утешительным голосом. Гарри почти никак не отреагировал, он старался не смотреть на Джеймса. - Я знаю, что вы боитесь и понимаю это. Но я не собираюсь сидеть в норе словно испуганная мышь. Я могу постоять за себя, и вы знаете это. Я не собираюсь становиться заложником своего собственного дома, - ответил Гарри. Поттеры расстроено переглянулись, они знали, что Гарри отреагирует именно так. - Если ты хочешь погулять, это замечательно, я не говорю, что тебе придётся всё время сидеть дома. Я хочу сказать, просто возьми кого-нибудь с собой. Не выходи из дома один, это всё, что я хотел сказать, - проговорил Джеймс, надеясь, что сын согласится с ним. Но вместо этого, Гарри лишь рассмеялся в ответ. - Ты хочешь, чтобы я ходил с телохранителями? Ты действительно считаешь, что это поможет если на меня нападут? Мерлин, да они будут только мешать! - Гарри, - начала Лили, но он прервал её. - Послушайте, я не собираюсь это с вами обсуждать. Я не ребёнок, так что не нужно считать меня таким. Я рискую своей жизнью с четырнадцати лет. Каждый раз, отправляясь на задание я сталкивался с опасностью. Я знаю как постоять за себя. Так что закончим с этим. С этими словами Гарри встал и покинул комнату, оставив Джеймса и Лили ещё более взволнованных его безопасностью, чем перед этим разговором. Гарри не желал больше слышать ничего о своей безопасности, поэтому Джеймс и Лили вынуждены были до поры до времени оставить его в покое. Следующие несколько дней, Гарри вместе с Демианом провели во дворе, занимаясь самозащитой, всё постепенно приходило в норму. Кажется, у Гарри было хорошее настроение, потому что он учил Демиана драться. Но его хорошее настроение мигом улетучилось, когда в доме появился Дамблдор. Без лишних слов он попросил Гарри поговорить с ним. Гарри догадывался о чём пойдёт речь. Он оставил его в покое на несколько недель и теперь, видимо считал что пришло время попросить у Гарри помощи в поимке Волдеморта. И действительно, Дамблдор сразу перешёл к делу. - Я знаю, что ты ненавидишь Министерство, Гарри, и я не могу обвинять тебя в этом. Они были очень жестоки и несправедливы по отношению к тебе. Но в твоих силах помочь нам. С твоей помощью мы сумеем поймать Волдеморта, - сказал Дамблдор своим обычным спокойным голосом. Гарри отошёл от Дамблдора на несколько шагов, он даже рядом с этим человеком сидеть отказался, ясно давая понять, что не намерен тратить на него время. Лили и Джеймс сидели на диване рядом с Дамблдором и молча наблюдали. - И почему вы решили, что я собираюсь вам помогать? – спросил Гарри так спокойно, как мог. – Я хочу, чтобы вы кое-что поняли, Дамблдор. Я знаю, что никогда бы не получил свободу, если бы не вы. Я понимаю, что сейчас обязан вам жизнью. Вы спасли меня, даже после всего того, что произошло в Хогвартсе. Не думайте, что я не благодарен вам, это не так, - Гарри увидел маленькую улыбку на губах директора, - но это не значит, что я буду делать то, что вы говорите. Это не значит, что я стану помогать вам, Ордену или Министерству кого-то ловить. Я не собираюсь этого делать, - Гарри сделал пару шагов к Дамблдору. - Я не буду вашей пешкой, Дамблдор. Я отказался быть марионеткой Волдеморта и вашей не стану. Я и без того сделал многое в этой войне. Крестражи уничтожены. Вы можете сами справиться с Волдемортом. Просто оставьте меня в покое! Гарри развернулся и собрался уходить, но голос Дамблдора остановил его. - Я оставлю тебя в покое, Гарри, если ты так этого хочешь. Но не думаю, что и Волдеморт поступит так же. Что ты станешь делать с этим? – Он не хотел пугать Гарри, но мальчик должен был понять, что он часть этой войны, хочет он того или нет. - Не думаю, что вас это должно волновать. Я справлюсь с этим и буду держаться от него подальше, - не очень уверенно ответил Гарри. Дамблдор грустно улыбнулся ему. - Мой мальчик, если бы всё было так просто. Я знаю, ты не поверишь мне, но мне придётся тебе рассказать. Ты ведь знаешь о пророчестве не так ли? – Гарри увидел, что при этих словах лица Джеймса и Лили побледнели. Гарри кивнул в ответ. - Знаю, и я также знаю о чём вы думаете. Что я избранный. Видимо вы считаете, что поэтому я должен перейти на сторону Министерства и договариваться обо всём с Фаджем. Пророчество – бред! – сказал Гарри, прежде чем кто-то мог прервать его. - Гарри, я понимаю, что во всё относящееся к пророчествам поверить трудно и я никак не могу убедить тебя. Всё что я могу сказать, это то, что согласно пророчеству только ты можешь убить Волдеморта, иначе он убьёт тебя, - грустно закончил Дамблдор. Джеймс и Лили смотрели на Гарри, ожидая реакции. Они понимали, что Дамблдор сейчас намекает на то, что даже если Волдеморт сам не убьёт его, рано или поздно боль в шраме сделает своё дело. Родители ожидали, что Гарри начнёт орать на директора или убежит из комнаты, но они были потрясены, увидев улыбку на лице сына. - Вы имеете в виду мой шрам? – спокойно спросил он. Трое взрослых потрясённо уставились на мальчика, они понятия не имели, что Гарри знает о том, что шрам может убить его. Все они внимательно смотрели на Гарри. - Я слышал вас в больничном крыле, мама и папа. У меня очень хороший слух, - усмехнулся Гарри. - Как…как ты можешь так спокойно об этом говорить? – с ужасом спросила Лили. - Потому что, мама, я не верю в это. Я не поверил тогда и не поверю сейчас. «Ни один из них не может жить спокойно, пока жив другой» так кажется там говорилось, верно? Я жил с Волдемортом спокойно шестнадцать лет, это пророчество не более чем ерунда! – ответил Гарри. - Тогда почему Волдеморт верит в это? Он поверил и пытался убить тебя, когда ты был совсем маленьким. Если он поверил, тебе не кажется, что в пророчестве есть некая доля правды? – спросил Дамблдор. - Не важно, верит он или нет. Дело в том, что я не верю, - с этими словами Гарри снова собирался уйти. Дамблдор вновь заговорил с ним, пытаясь внушить всю серьёзность ситуации. - Не нужно пытаться убедить меня, у вас ничего не выйдет. Я не ваш спаситель, Дамблдор. Не важно, что вы наплели в Визенгамоте, я не тот кто будет сражаться на вашей стороне и покончит с Волдемортом. Не важно что случится, я никогда не подниму свою палочку против Волдеморта. Гарри вышел из комнаты, оставив взрослых наедине с их печальными мыслями. Джеймс и Лили больше не затрагивали тему с пророчеством, они понимали, что это только спровоцирует их ссору с Гарри. Внутри, Джеймс был рад, что Гарри отказал Дамблдору. Он всегда считал, что Гарри нужно быть в стороне от этой войны и держаться от Волдеморта настолько далеко, насколько это возможно. И если бы это было необходимо, Джеймс и сам бы отдалился от Ордена и всей этой войны, чтобы всё время быть с сыном. Если кто-то и заслужил покоя, то это Гарри. Джеймс сидели в гостиной вместе с Лили, Сириусом и Ремусом, они обсуждали приятную тему. Приближался семнадцатый день рождения Гарри. - Ну так и как это будет? – спросил Сириус, когда они перебрали множество вариантов. - Давайте решим это потом, сначала нужно составить список гостей, - взволнованно проговорила Лили. - Хорошо, но будем придерживаться минимума, аварий нам больше не нужно, - усмехнулся Сириус. - Думаю, сперва нам всё же нужно определиться с местом, - произнёс Ремус. - Да, ты прав, сперва нужно решить это, - согласилась Лили. - Место не так уж важно, главное продовольствие, - подключился Сириус. - Ты можешь думать о чём-нибудь кроме еды? – с упреком произнесла Лили. Сириус улыбнулся и покачал головой. - Нет, - рассмеялся он. Но внезапно все замолчали, потому что в камине загорелся зелёный огонь и в комнате появился Муди. - Ребята! У нас проблемы, на Хогсмид напали! – быстро проговорил он. Джеймс, Сириус и Ремус немедленно вскочили на ноги. - Мы получили призыв о помощи. Я пришёл, чтобы сказать вам, нам нужно отправляться немедленно! Четыре аврора немедленно покинули дом, оставляя Лили, желающую им всем удачи. Когда они прибыли на место сражения, это было ужасно. Всё было в огне, люди в панике бежали по улицам. Пожиратели Смерти повсюду убивали испуганных людей. Джеймс и другие авроры подключились к сражению, пытаясь убить столько Пожирателей сколько возможно. Силы были не равны, Пожиратели Смерти сражались на дуэли вдвоем с одним аврором. Джеймс был полностью захвачен поединком и не замечал, куда он двигался. Он вырубил двух Пожирателей и завернул за угол, когда увиденное, заставило его замереть. Перед ним возник пустырь, все дома были сожжены. Не было ни огня, ни кричащих людей, просто пустота и тишина. Казалось, крики затихли, Джеймс едва не задыхался от преставшей перед ним картины. Прямо перед Джемсом в воздухе висела платформа, к неё вело двадцать ступенек. А на вершине этой платформы находилась мраморная плита. Она была освещена лунным светом и, казалось, замораживала взгляд, когда вы смотрели на неё. Но не это заставило Джеймса отступить назад в страхе и потрясении. На плите серебром сияла надпись, так ярко, что он мог без ошибки прочитать её. Казалось, слова калёным железом отпечатываются в голове Джеймса. Гарри Джеймс Поттер. Джеймс почувствовал себя больным, увидев перед собой эту могилу. Он услышал поражённые вздохи позади себя и, обернувшись, увидел Сириуса, Ремуса, Муди и Артура. Они в ужасе смотрели на платформу и не знали, что сказать. Это было настолько ужасно. Наконец, Ремус двинулся вперёд и положил руку на плечо Джемса. - Джеймс, он нереальна. Гарри жив, эта могила пуста и она останется такой, - попытался он утешить друга. - Боюсь, мне придётся не согласиться с вами, - раздался ледяной голос. Авроры немедленно достали палочки, вглядываясь в темноту и пытаясь увидеть кто перед ними. Немедленно, множество Пожирателей окружило их, но взгляд Джеймса был сосредоточен лишь на одной фигуре, стоящей у подножия лестницы, его красные глаза ужасающе мерцали из под чёрного капюшона. Волдеморт медленно снял капюшон, чтобы авроры могли увидеть его. Никто не реагировал, только все палочки были мгновенно направлены на него. - Как тебе мой маленький подарок, Поттер? Я думаю ему понравится, не так ли? – холодно проговорил Волдеморт. Джеймс пытался уверенно держать палочку, но его рука дрожала, а сердце готово было выпрыгнуть из груди. - Я специально устроил это маленькое представление, чтобы лично показать тебе. Думаю, ты должен был увидеть прежде, - продолжил Волдеморт до ужаса спокойным голосом. - Ты можешь продолжать мечтать, но ты больше никогда не увидишь Гарри! – яростно закричал Джеймс. Волдеморт усмехнулся, заставляя Джеймса вздрогнуть. - Я уже добрался до него однажды, что же остановит меня теперь? В Волдеморта полетело проклятье, но цели оно не достигло. Он создал полный щит тела и отклонил его. Джеймс вновь почувствовал себя больным от того, насколько Гарри был похож на Волдеморта. - Не будь дураком, попробуешь снова и мои Пожиратели уничтожат вас, - с угрозой произнёс он. - Я мог бы убить тебя прямо сейчас, но хочу увидеть твоё лицо, когда я получу свою месть. Я хочу увидеть, как надежда погаснет в твоих глазах, когда я убью вашего спасителя! – Волдеморт смотрел только на Джеймса и в его голосе звучал гнев. - Ты пожалеешь о том дне, когда отнял его у меня! Если бы ты оставил его в покое, он бы жил, но твоё вмешательство разрушило всё. Ты отнял его у меня и теперь будешь носить по нему траур. Ты и только ты будешь ответственен за его смерть! Джеймс собирался атаковать Волдеморта, но один из Пожирателей отреагировал быстрее, послав в Джеймса режущее заклинание, палочка выпала у Поттер из рук. Он смотрел на Волдеморта, не желая ничего более, кроме как убить его голыми руками. - Жители Хогсмида станут свидетелями мести Тёмного Лорда. Они увидят, что случается с теми, кто предаёт его, - громко проговорил Волдеморт, так, чтобы люди, скрывающиеся в домах слышали его. - Я притащу твоего сына сюда и похороню живьём, - пугающе прошипел Волдеморт и его глаза опасно загорелись, - все будут слышать его предсмертные крики и никто не сможет помочь. Ты будешь беспомощно смотреть, как он умирает и всё что ты сможешь сделать, это обвинить себя в этом! В этот момент среагировали все авроры, в Волдеморта полетело множество лучей, но прежде чем все они достигли цели, Пожиратели окружили своего господина и все они исчезли. Холодный смех Тёмного Лорда потонул в воздухе. Джеймс, авроры, в том числе и Дамблдор пытались уничтожить могильную плиту, но она, казалось, была окружена невидимой стеной и не подпускала никого к себе. Только имя, Гарри Джеймс Поттер сияло всё ярче и ярче в свете луны. Аврорам пришлось признать поражение и уйти, многие, в том числе и Джеймс были ранены. Джеймса оттаскивали Сириус и Ремус, потому что он никак не мог отвести взгляд от мраморной плиты. - Этого не случится, Сохатый. Мы никого не подпустим к Гарри. Мы уничтожим Волдеморта, если он даже посмеет посмотреть на него, - успокаивали друга Ремус и Сириус, пока все они медленно покидали место сражения. Джеймс не ответил. В его голове, будто на сломанной пластинке вертелись одни и те же слова, которые заставляли кровь застыть у него в жилах. «Я уже добрался до него однажды, что же остановит меня теперь?»

Дитя тишины: Огромное вам человеческое спасибо за стол прекрасный подарок.

Избранный: Присоединяюсь к Дитя тишины . Огромное спасибо.

Amella6888: Глава 61 Реакции Была уже поздняя ночь, когда Джеймс вернулся домой. Демиан и Гарри спали, взволнованная Лили дожидалась возвращения мужа. Сыновьям она сказала, что Джеймс отправился к мистеру Уизли разобраться с вопросами Ордена. Она знала, что её мальчики, особенно Гарри, будут сходить с ума, ожидая отца. Джеймс рассказал жене о надгробном камне и об угрозах Волдеморта. Лили слушала его молча, с каждой секундой ужасаясь всё больше и больше. И когда он закончил, в комнате повисло пугающее молчание, Лили покачала головой. - Этого…этого не с-случится. Он-он не сможет ничего сделать Гарри! Мы не позволим этому случиться! – произнесла Лили, скорее пытаясь успокоить себя, чем Джеймса. Джеймс не ответил, он не хотел думать о том, что предпримет Волдеморт, чтобы выполнить свою угрозу. А к тому же, Гарри не хотел сидеть дома, он не хотел брать с собой телохранителей. Это увеличивало риск в несколько раз. Джеймс устало потёр виски, голова нещадно болела. Он ужасно хотел забраться в постель и забыть обо всём, что случилось. Но не мог. Он не мог забыть чёрную мраморную плиты с именем Гарри. Джеймс снял очки и потёр глаза. Он не должен сломиться. Лили пыталась утешить его, но ей было проще, она не видела камня. Она не видела имени своего сына на чёрном надгробии, не слышала жутких угроз Волдеморта в адрес Гарри, она не видела огонь, пылающий в красных глазах, когда он говорил про месть. Джеймс видел всё это. Джеймс медленно встал и поднялся наверх. Лили видела, как он остановился возле двери Гарри и осторожно открыл её. Лили решила дать ему несколько минут. Она понимала, что Джеймс хочет убедиться, что с Гарри всё хорошо. Женщина отправилась в свою комнату, чтобы там дождаться мужа. Гарри крепко спал, а Джеймс как вкопанный застыл у его постели. Он не хотел будить его, но понимал, что просто не сможет отойти. Он увидел, как спокойно дышал Гарри и немного успокоился. Но мысли Джеймса всё ещё не могли сменить направления. Могила, угрозы Волдеморта и имя сына на этой ужасной плите. Слова Волдеморта снова эхом отозвались в голове Джеймса. «Я уже добрался до него однажды, что же остановит меня теперь?» Наконец, Джеймс не выдержал и бессильно опустился на пол возле кровати Гарри. Он хотел встать и уйти, чтобы не разбудить сына, но тело отказывалось двигаться, он чувствовал себя побеждённым. Джеймс знал, что Волдеморт ищет Гарри, но сегодня, увидев эту плиты он понял, в какой огромной опасности был его сын. Как Джеймс мог убедиться, что Гарри в безопасности? Как он мог дать сыну нормальную жизнь, если он не может даже разрешить ему выйти из дома? Он плакал, и был настолько потерян, что не заметил, как его тихие рыдания разбудили Гарри. Мальчик пошевелился, осознав, что кто-то есть в комнате. Сначала, он решил, что это Демиан решил подшутить над ним, но через секунду услышал, что кто-то плачет. Он слышал порывистое дыхание и чьи-то приглушённый рыдания. Гарри быстро взмахнул рукой и в комнате зажёгся свет. Гарри был поражён, увидев своего отца на полу, тот опустил голову на руки и тихо плакал возле его кровати. Гарри выбрался из кровати и встал на колени рядом с отцом. К нему в голову немедленно полезли страшные мысли, почему папа плачет? Что-то случилось с Сириусом? Или Ремусом? Случилось ещё одно нападение? - Папа! Папа, что не так? Что случилось? – взволнованно спросил он, пытаясь успокоить бешено бьющееся сердце. Джеймс ответил не сразу. Он посмотрел на взволнованное лицо сына и с трудом поборол желание обнять мальчика. Всё чего ему хотелось, это прижать его к сердцу и никогда не отпускать. Вот что терзало Джеймса. Страх потерять Гарри ещё раз. Страх, что Гарри отнимут у него и он уже никогда не вернётся. Это просто разрывало его на части. Джеймс сумел справиться со своими эмоциями, когда посмотрел на паникующего Гарри. - Ничего, ничего, всё хорошо, Гарри. Извини…извини, что разбудил тебя, - сумел сказать он, в то время как слёзы продолжали бежать по его щекам. Гарри смотрел на отца, пытаясь понять, что было не так. Почему он выглядит таким…разбитым? - Папа, что случилось? Сириус в порядке? Что произошло? – снова спросил Гарри. Джеймс покачал головой, жалея, что зашёл в комнату Гарри, он не хотел, чтобы тот знал о могиле. Камень снова вспыхнул в памяти Джеймса и ему стало ещё хуже. - Гарри…Гарри, пожалуйста, - прошептал Джеймс, прежде чем сделать глубокий вдох. Гарри прошиб холодный пот. Да что, чёрт возьми, случилось? - Ты….ты, Гарри, обещай мне, пожалуйста, обещай мне, что никуда не уйдёшь из дома, - сказал Джеймс. Он знал, что эти слова не имеют смысла, но Джеймс нуждался в этом обещании. Волдеморт не сможет достать Гарри, пока тот будет в поместье. Если Гарри не станет рисковать, Волдеморт ни за что не поймает его. Гарри был потрясён. Он проснулся в три часа ночи и обнаружил своего отца на полу, рыдающего так, будто кто-то умер. И всё, что ему нужно сказать, это что он не уйдёт из дома. - Папа, - начал Гарри, но закончить не успел, потому что Джеймс резко схватил его за руку и с силой сжал. - Просто обещай мне, поклянись, что ты не уйдёшь из дома! Я больше ни о чём не попрошу тебя, Гарри. Пожалуйста, просто сделай, как я прошу. Пожалуйста! Гарри увидел страх в глазах отца, он чувствовал как дрожат его руки. Он не знал что случилось, но что-то явно напугало Джеймса. Гарри хотел поспорить, хотел сказать отцу, что сумеет постоять за себя, но то, как он смотрел на него. Взгляд, почти умоляющий, заставил Гарри прикусить язык. Он понимал, что ему придётся согласиться, он не мог сказать отцу нет, когда тот выглядел таким разбитым. - Хорошо, папа. Я обещаю, что не уйду из дома. Я клянусь. Джеймс немного расслабился и попытался взять себя в руки. Он по-прежнему не мог отпустить Гарри. Наконец, Гарри сумел встать и помог подняться Джеймсу. - Что случилось? – снова спросил он, но Джеймс лишь покачал головой. Он не мог ему сказать, он понимал насколько Гарри будет больно услышать про угрозы Волдеморта. Гарри всё ещё заботился о Волдеморте и Джеймс знал это. После слов Гарри, после его отказа поднять палочку против Тёмного Лорда, стало понятно, что какая-то часть мальчика, ещё любит его. Пересмотрит ли Гарри своё решение, если узнает, что Волдеморт собирается похоронить его живьём? Джеймс содрогнулся от ужаса. Джеймс ещё раз извинился за то, что разбудил Гарри и сказал ему возвращаться в постель. Гарри снова попытался узнать, что произошло, но потерпел поражение. Джеймс посмотрел на него с такой болью, что сердце мальчика пропустило несколько тактов. Джеймс вернулся в свою комнату, а Гарри лёг в постель, но заснуть он больше не смог. Он продолжал думать о том, что могло так испугать на отца. На следующий день, Джеймс потрудился уничтожить все газеты в доме, чтобы Гарри не увидел изображение могилы. Сейчас все газеты только и писали об этом. Утром пришли Сириус и Ремус, чтобы поддержать друзей. Лили пребывала в ужасе, она узнала что могилу никому не удалось уничтожить. Гарри почти весь день провёл, пытаясь выяснить, что же произошло с папой, но абсолютно ничего не добился. Демиану тоже ничего не говорили и мальчик самостоятельно строил догадки относительно того, что могло случиться. Демиан и Гарри сидели в комнате Гарри, когда услышали в коридоре шёпот. Оба замолчали и стали прислушиваться. - …это просто кажется детской глупостью сейчас. - Но это не так. Они же все для него, он должен получить их! - Но он не может, он уже вырос из этих вещей. В этот момент, Гарри открыл дверь и увидел на пороге смущённых маму и папу. Мальчик вопросительно приподнял бровь. - Эм, привет. Мы просто пытаемся кое-что уладить, - сказал Джеймс под гневным взглядом Лилиан. - Перед моей дверью? – спросил Гарри с фальшивой невинностью. Демиан хихикнул, но этого кажется никто не заметил. - Мы просто хотели отдать тебе кое-что и не знали когда лучше это сделать. С тех пор, как ты здесь, мы так и не сделали тебе ни одного подарка, - они вошли в комнату и Лили достала из-за спины коробку. Джеймс нехотя положил ещё две поверх неё. Демиан немедленно бросился к коробкам, но Гарри остался на месте. Он знал, что в них, потому что поиск их, однажды изменил его жизнь. Он шагнул к родителям. Он встал на колени и осторожно открыл коробки. Да, всё верно, они были наполнены разноцветными подарками. Его голова зазвенела, когда он увидел их снова. Он не забыл тот шок, когда увидел их впервые. Демиан внимательно посмотрел на коробки. - Что это? Это всё ему? А как же я? – закричал Демиан. Лили шикнула на него и строго посмотрела, Джеймс обнял младшего сына за плечи и шепнул на ухо, что эти те подарки, которые Гарри так и не получил за всю свою жизнь. Демиан сразу покраснел и замолчал. Гарри вытащил из коробки подарки, но ни один не открыл. Джеймс нарушил молчание. - Мы знаем, что это глупо и ты уже достаточно взрослый, чтобы пользоваться многими из этих вещей, но твоя мама настаивала, чтобы ты получил их. Мы покупали их для тебя, хотя никогда не думали, что сможем вручить, - Джеймс сделал паузу, чувствуя себя неловко. И когда Гарри ничего не ответил, Джеймс уверился, что мальчик посчитал всё это глупостью. Он попытался как-то исправить неуклюжесть ситуации. - Ты можешь выбросить их если хочешь. Мы не обидимся! Ты всё равно не сможешь ими пользоваться, так что это не важно, - Джеймс замолчал, потому что Гарри поднял на него глаза. Взгляд этих зелёных глаз немедленно успокоил Джеймса. Они были наполнены благодарностью и любовью. Джеймс ощутил, как кольнуло его сердце, когда Гарри поднял один из подарков и дрожащими руками принялся открывать его. Это был рождественский подарок, Гарри должно было быть четыре года. Голубая игрушка Гиппогриф упала на его колени. Он расправил крылья, сидя на коленях мальчика и собрался взлететь. Он взлетел на ничтожно маленькую высоту и Гарри рассмеялся, когда Гиппогриф врезался в колено Джеймсу. Джеймс и Лили расслабились, Гарри не считал идею с подарками глупой. Они понимали, что мальчик в первый раз в жизни получает подарки. Волдеморт никогда не устраивал для него праздников и единственные подарки были оружием, от которого должны были умереть враги Тёмного Лорда. Гарри хотел отблагодарить родителей, но не мог найти слова. Как можно было выразить благодарность, это было просто поразительно. Они не забыли ни об одном его дне рождение, ни одно рождество не прошло без него. Гарри собрал всю свою силу, чтобы не заплакать. Родители и не ждали каких-либо слов от Гарри. Радостного света в его глазах и искреннего смеха, когда он открывал очередной подарок, уже было достаточно. Они знали, что Гарри очень тронут всем этим. Гарри позволил Демиану помочь и теперь родители смотрели как два их сына открывают подарки и радостно смеются забавным вещичкам внутри них. Джеймс знал, что эти воспоминанию будут всегда вызывать у Гарри только улыбку. Как и обещал, Гарри не выходил из дома. Большую часть времени, он проводил в тренировочной комнате вместе с Демианом и был более чем горд своим младшим братом. Демиан был настоящим борцом, как и Гарри, он быстро всему учился. Джеймс пытался найти способ уничтожить Волдеморта, сейчас он напоминал самого себя шестнадцать лет назад, когда узнал о пророчестве. Он почти всё время проводил в своём офисе, ему не нравилось, что он отдаляется от семьи, но всё о чём он мог думать, это об уничтожении Волдеморта. Каждый раз, закрывая глаза, он видел то ужасное надгробие и слышал ледяной смех Тёмного Лорда. Никто так и не смог уничтожить могилу. Лили пыталась поговорить с Джеймсом, но ничто не было способно убедить его. Ремус и Сириус всё что могли, так это помочь другу в его поисках. Оставалось шесть дней до дня рождения Гарри. Был солнечный день, Лили с Демианом сидели в саду. Демиан пытался заставить Сириуса и Джеймса присоединиться к ним, но те были слишком заняты, они искали способ избавиться от могилы. О ней по-прежнему писали все газеты и люди были напуганы. Они только что закончили обсуждать очередную идею, когда дверь открылась и вошёл Гарри. За эти дни Джеймс едва-едва успевал поговорить с сыном. Он поднял на него глаза. В светлых джинсах и бледно-голубой футболке, мальчик совсем не походил на того, кто способен был драться на дуэлях и убивать людей втрое старше себя. Он не был похож на наёмника Волдеморта. Гарри был обычным подростком, особенно когда улыбалась, как сейчас. - Привет, - поздоровался он, закрывая за собой дверь. - Привет, что случилось? – спросил Джеймс, прежде Гарри никогда вот так не приходил к нему, особенно в кабинет. - Ничего, просто пытаюсь понять чем вы тут занимаетесь, - ответил Гарри, приближаясь к Джеймсу и Сириусу. – Хотелось бы узнать, чем вы так увлечены, что сидите весь день здесь, пока все наслаждаются тёплой погодой. Глаза Гарри блестели а на губах застыла нахальная ухмылка. - Просто работа Аврора, - ответил Джеймс. - Работа Аврора! Вы хотите сказать что аврор это работа? Кого вы хотите одурачить? – усмехнулся Гарри и Джеймс с Сириусом раздражённо посмотрели на него. - Ты должен наслаждаться тёплой погодой а не высмеивать нас здесь, - сказал ему Сириус. - Так же как и вы, может хватит уже сидеть здесь? - Гарри, пожалуйста, у нас и правда много работы. Как только мы закончим, обязательно присоединимся к вам, - устало проговорил Джеймс, последнее время он почти не спал. Гарри с усмешкой посмотрел на отца. - Вы не сможете его уничтожить. Если Волдеморт создал его, оно будет стоять там, пока он не захочет его убрать, - сказал мальчик. Джеймс растерянно посмотрел на сына, не понимая что тот имеет в виду. - Что? – спросил он. - Надгробие, я полагаю вы пытаетесь найти способ уничтожить его, - обратился он к обоим мужчинам. Джеймс и Сириус недоверчиво посмотрели на Гарри. Как он узнал о могиле? И если узнал, почему не выглядит расстроенным? Почему он такой спокойный? - Как…как ты узнал об…об этом? – тихо спросил Джеймс. Гарри улыбнулся и достал Ежедневный Пророк, датированный два дня назад. Изображение могилы занимало всю первую страницу. Джеймс содрогнулся. - Я нашёл это вчера, - сказал Гарри. - Хорошо, кажется мы вообще ничего не можем уничтожить, - сказал Сириус, раздражённо глядя на Джеймса. Поттер ведь сам убедился, что все копии газеты уничтожены, откуда взялась эта? Гарри молча опустил газету на стол, никто не притронулся к ней. Сириус поспешно поднялся на ноги. - Хм, я пойду посмотрю, что делает Демиан, - сказал он, покидая комнату. Кажется Джеймсу и Гарри предстоял долгий разговор. После того как Сириус ушёл, Джеймс глубоко вздохнул. - Ты, наверное, зол на меня, за то, что я ничего тебе не сказал? – спросил он. Гарри внимательно посмотрел на отца. - Я не злюсь, - ответил он. Джеймс немного расслабился. Он просто не знал как сказать об этом Гарри. Что он должен был говорить? - Поэтому, ты взял с меня обещание не покидать поместье? – по-прежнему спокойно спросил Гарри. - Да, - тихо ответил Джеймс. Гарри подошёл ближе к отцу. - Ты был так напуган этим, что запретил мне выходить из дома? Это уже слишком, не находишь? – невозмутимо продолжил мальчик. Джеймс недоверчиво посмотрел на Гарри. - Слишком? Ты думаешь, что это слишком? Мерлин, Гарри! Неужели ты не понимаешь, в какой ты опасности? – Джеймс не мог поверить в то, что Гарри был настолько спокоен. Гарри не обратил внимания на реакцию отца, только печальная улыбка появилась на его губах. - А когда я не был в опасности? Волдеморт хотел убить меня даже прежде чем я родился. В его действиях нет ничего удивительного. Если честно, я даже рад, что он поступает так. По крайней мере теперь, он честен в своих чувствах ко мне. Гарри договорил и опустил голову. Сердце Джеймса дрогнуло, когда он услышал боль в голосе своего сына. Всё это должно быть так тяжело для него. - Гарри, - тихо произнёс Джеймс и осторожно шагнул к сыну. - Это ничего не поменяло. Волдеморт, эта могила, это ничего не меняет. Он искал меня, прежде чем построить эту могилу. Он охотился за мной гораздо раньше этого. – Гарри прервался, потому что Джеймс подошёл к нему. - И разве это не меняет твоё мнение о нём? – спросил Джеймс. Этот вопрос волновал его. Неужели Гарри до сих пор не хотел причинить вред Волдеморту, после всего того, что он сделал с ним? Гарри посмотрел Джеймсу в глаза. - Как я уже сказал, это ничего не меняет, - спокойно ответил он. – Я не могу желать ему зла только потому, что он хочет зла мне. Не получается. Я знаю, что если мне когда-нибудь придётся столкнуться с ним…я не сумею…не смогу сделать ему больно, - Гарри замолчал, отчаянно желая, чтобы Джеймс понял его. Джеймс понимал. Всё же Волдеморт вырастил Гарри. Он заставил Гарри верить, что он любит и заботится о нём. Гарри было тяжело перечеркнуть всё это, лишь потому что ему лгали, и убить человека, которого пятнадцать лет он называл «отцом». Джеймс осторожно опустил руку на плечо Гарри и бережно сжал его. Он кивнул головой, чтобы успокоить сына, чтобы тот понял, он понимает его чувства. Гарри посмотрел на отца. Он понимал, что это его чувство сострадания к Волдеморту слишком сложно и не каждый может понять, почему он не может убить его. Никто бы не поверил в то, что Волдеморт мог действительно заботиться о мальчике, ведь он лгал ему, но Гарри не мог перестать любить его только поэтому. Это не было ложью. Гарри действительно любил Волдеморта, как своего отца. Он уничтожил крестражи только, чтобы отомстить, но он никогда не сумел бы убить Волдеморта. Гарри посмотрел на отца, тот выглядел ужасно усталым. Гарри понял, что тот вероятно ужасно переживал из-за могилы и почувствовал любовь к отцу. - Да ладно тебе, папа. Перестань вмешиваться в эту войну. Это не твоя забота. Забудь о Волдеморте. Просто наслаждайся отличным днём вместе с нами, - сказал Гарри. - Я не могу, Гарри, у меня и вправду дела, - ответил Джеймс переводя взгляд на забросанный бумагами стол. - Если ты пойдёшь со мной, обещаю, что сыграю с тобой в квиддич, - продолжил Гарри, так как квиддич обычно был весомым аргументом для отца. Джеймс неуверенно повернулся к столу. - Идём, папа, я позволю тебе победить, - Гарри лукаво улыбнулся. Джеймс возмущённо посмотрел на сына. - Нет уж, прости, мне не нужны подачки, чтобы победить. Я могу выиграть честно! – сказал он, уже направляясь к двери. - Ну, разумеется, - с сарказмом произнёс Гарри и Джеймс рассмеялся. Отец и сын вместе вышли из кабинета, чтобы всей семьёй насладиться солнечным днём.

Amella6888: Глава 62 Нужно тебя вернуть! - Гарри! Демиан! В дом, сейчас же! – который уже раз закричала Лили. Когда мальчики играли в квиддич, их совершенно невозможно было затащить в дом. Лили накрыла на стол и ребята, наконец, вошли на кухню, громко споря. - Смирись, Дэми, ты проиграл, - сказал Гарри, прислоняя свой Нимбус 3000 к двери. - Ты не засчитал два моих последних гола! Это нечестно! – Демиан весь покраснел от досады. Гарри умылся и сел за стол, на его губах играла привычная ухмылка. - И ты можешь называть это голами? Они были ужасны, - усмехнулся Гарри. - Заткнись, Гарри! – раздражённо крикнул Демиан. Лили строго посмотрела на сына. - Демиан Джек Поттер! Чтобы я больше не слышала, что ты так разговариваешь со своим братом! – проговорила она. Демиан только нахмурился и раздражённо посмотрел на брата, потому что тот видимо наслаждался ситуацией. - Он ничего не может с этим поделать, мам. Этот испорченный мальчишка всегда так реагирует, когда не добивается своего, - снова усмехнулся Гарри. Демиан пнул Гарри под столом, тот подпрыгнул, но промолчал. Вместо этого он улыбнулся. - Осторожно, ты будешь иметь со мной дело позже, - предупредил его Гарри. Лили села за стол. - Вот почему мне не нравится квиддич. Он вынуждает людей конкурировать, - вздохнула она. Демиан улыбнулся про себя, он любил соревноваться с Гарри. Это было…нормально. Наконец-то они могли вести себя как обычные братья. Могли соревноваться с друг другом и спорить о всяких глупостях. Сейчас ему не приходилось беспокоиться о безопасности Гарри и скрывать что-то от родителей. Он примиряющее улыбнулся брату и принялся за еду. Джеймс на несколько секунд появился на кухне, взял что-то поесть и снова исчез в кабинете. Гарри посмотрел на него с тяжёлым сердцем. Он пытался отвлечь папу от Волдеморта и этой глупой могилы, но ничего не получалось. Гарри только надеялся, что Джеймс скоро успокоится. Могилу действительно не мог уничтожить никто кроме самого Волдеморта. Его волшебство было не так просто победить. Позже, как Гарри и обещал, они с Демианом отправились тренироваться. - Ну давай же, Демиан! Ты даже не стараешься! – кричал Гарри, - если ты будешь продолжать так пинать всех, то скорее сломаешь себе ногу! Ты бьёшь совершенно неправильно! - Думаю, мне нужен перерыв, - Демиан, задыхаясь опустился на землю. - Это твоя проблема, ты слишком много отдыхаешь. У тебя нет никакой выдержки! - сердито отчитал его Гарри. Демиан раздражённо посмотрел на брата. - Прекрати ворчать и тоже отдохни, - сказал Демиан, ложась прямо на землю и щурясь от яркого солнца. Он почувствовал, как Гарри сел рядом с ним. После нескольких секунд тишины, Демиан заговорил. - Могу я кое-что у тебя спросить? – тихо сказал он. - Ты уже начал, - ответил Гарри. - Разве…ты будешь чувствовать себя хорошо, если…если Сам-Знаешь-Кто будет уничтожен? – спросил Демиан. Лицо Гарри потемнело, он внимательно посмотрел на брата. - Почему ты спрашиваешь? – спросил он. Демиан неловко отвёл взгляд, пытаясь подобрать нужные слова. - Просто…я думал на днях, ведь все хотят, чтобы ты помог его уничтожить. Они думают, что ты уничтожил крестражи, потому что ненавидишь его, но ведь это не так? Гарри почувствовал странную дрожь во всём теле, он и сам не знал, что чувствует к Волдеморту. Когда Гарри не ответил, Демиан продолжил. - Я помню, когда…когда Беллатрис поймало Министерство, ты пошёл спасать её, хотя тебя могли поймать. Ты сказал мне, что считаешь и её виноватой в предательстве, но всё же пошёл спасать её. И мне просто интересно, сделал бы ты что-нибудь подобное, если бы Ты-Сам-Знаешь-Кого когда-нибудь поймали? Гарри понимал, почему Демиан спрашивал об этом. Он боялся, что Гарри предпочтёт своей безопасности, спасение Волдеморта. Лицо Гарри немного смягчилось и Демиан расслабился. - Это совсем другое. Волдеморт был ответственен за причиненную мне боль, это было его решение. Белла…Белла только следовала его приказам, - Гарри почувствовал острый укол в сердце, когда вспомнил о Белле. - Она очень много для меня сделала. Я не знаю, знала ли она об этом, но о ней у меня остались только светлые воспоминания. И я не могу понять, что я чувствую к Волдеморту. – честно признался Гарри. - Думаю, часть меня ненавидит его, но я не могу и не хочу думать о его смерти. Я не могу навредить ему, не важно насколько я его ненавижу. Это сложно, - неловко закончил он. - Гарри, ты был готов убить папу, потому что думал, что он причинял тебе боль. Но сейчас ты знаешь, что всё это делал не папа, а Волдеморт. Тогда почему к нему ты относишься по-другому? – спросил Демиан, он действительно хотел знать ответ на этот вопрос. Гарри грустно ему улыбнулся. - Тогда, давно, Демиан, я думал, что папа любит меня, что он заботится обо мне. Я ожидал, что он будет защищать меня. Он был моим отцом, его обязанностью была забота обо мне. И когда я вспоминал о той боли, которую мне пришлось пережить, я ненавидел Джеймса Поттера, потому что не мог понять, за что он ненавидел меня. Когда я был ребёнком, я часто задавался вопросом, в чём моя вина, и что мне сделать, чтобы папа меня полюбил. Вот почему я ненавидел его, Дэми, я считал что он делает мне больно, хотя должен любить. Он причинял мне боль просто так. А с Волдемортом причина предельно ясна. Он никогда не любил меня. Я не его сын, не его кровь. Почему он должен любить меня? Он сделал все эти вещи, чтобы сломить меня, а потом сделать сильнее, сделать меня своим самым сильным оружием. Он всё это сделал ради власти. Это всё, что его волнует. Ради власти Волдеморт пойдёт на всё, - Гарри отвёл взгляд, пытаясь набраться сил, чтобы договорить. – У меня не осталось ни одного хорошего воспоминания о папе. Единственное, что я помнил, это его ненависть. Но в воспоминаниях о Волдеморте он…он мой отец. И я не смогу забыть этого, даже если постараюсь. И это делает ненависть ещё сложнее. Демиан пожалел, что затронул эту тему, он совершенно испортил Гарри настроение. Он положил руку на плечо Гарри, чтобы тот посмотрел на него. - Извини, что заговорил об этом, мне было просто любопытно. Гарри только пожал плечами. - Давай лучше закончим, - сказал Демиан поднимаясь с земли. Гарри тоже встал, но сказал Демиану, что не был особо настроен продолжать обучение. Прежде чем Демиан мог что-то ответить, кто-то выкрикнул его имя. Гарри обернулся, голос не принадлежал Лили и они знали кто это был. Они вышли из-за угла и увидели обладательницу этого голоса. Гермиона быстро подбежала к мальчикам. Позади неё спокойно шли Рон и Джинни. - Гарри! Демиан! Вы слышали? О, это просто удивительно! – закричала она, как только оказалась рядом с ними. Она обняла сначала Демиана а потом Гарри. Мальчики был растеряны и не могли понять, о чём она говорила. Рон хихикнул и встал рядом с Гермионой. Джинни, похоже, тоже едва сдерживалась от смеха. - Миона, чем ты так взволнована? Что случилось? – спросил Демиан. - Вы не слышали? Как же вы могли не слышать? Вашей маме должны были сообщить, ну не важно, - она сделала паузу, прежде чем продолжить, - Это лучшие новости! Хогвартс снова открывают! – радостно закричала она. Гарри и Демиан внимательно посмотрели на неё. - И ты радуешься тому факту, что мы снова будем учиться и сдавать экзамены? О, да что я говорю, конечно! Ты ведь Гермиона Гренджер! – рассмеялся Демиан, едва не получив от подруги по шее. - Можете говорить что хотите, но я ведь знаю что вы так же рады как и я! Ведь это же Хогвартс! – восторженно продолжила она. Гарри не обращал внимание на её восторг, у него самого не было никаких особых чувств к этой школе. Время проведённое там, было не самым счастливым в его жизни. Когда вас держат там против воли и постоянно следят, это не очень то забавно. Но, он радовался за ребят. Особенно за Гермиону, которая действительно не могла жить без выполнения домашних заданий. И она была права. Несмотря ни на что, Рон, Джинни и Демиан были рады открытию школы. - Нам скоро должны прийти письма, не могу дождаться, когда мы вернёмся туда! Вы не поверите, нам ведь столько придётся наверстать! – продолжала Гермиона, когда они заходили в дом. На улице становилось слишком жарко. - Подожди, если писем ещё не было, то откуда ты знаешь, что Хогвартс открывается? – спросил Гарри, когда они все сели за стол и взяли себе по стакану сока. - Профессор МакГонагал сказала мне, она была в Норе сегодня утром, - ответила Гермиона. - Гарри ты…ты приедешь в Хогвартс? – осторожно спросил Рон. Гарри оторвался от своего напитка. - Так или иначе, не думаю, что меня внесут в список студентов, - ответил он. Он был уверен, что его не захотят вернуть в Хогвартс. Несмотря на суд, многие по-прежнему были злы на Гарри, тем более после нападения на поезд. Гарри был уверен, что никогда уже не вернётся в Хогвартс. Оставалось два дня до дня рождения Гарри и даже не смотря на то, что вечеринка должна была стать сюрпризом, Гарри знал о том, что они затевают. Выяснить было не сложно, потому что его родители и Сириус с Ремусом, постоянно шептались на эту тему. Иногда Гарри казалось, что они считают его глухим, потому что шептались они зачастую в одной с ним комнате. Он всегда притворялся, что занят чем-то, но вполне слышал, что вечеринка планирует своё начало ровно в двенадцать ночи. Он ничего им об этом не говорил, позволяя взрослым насладиться этими приготовлениями. Эта вечеринка была единственной вещью, которая заставляла Джеймса улыбаться. Джеймс и Лили шептались об устройстве вечеринке, в то время как Гарри и Демиан в другом углу комнаты играли в волшебные шахматы. Внезапно, Гарри услышал, как родители спорят о чём-то. - Нет, нет, нет, это не походит по теме, нам придётся выбрать что-то другое, - шепнула она. - О, да ладно тебе, Лили. Это как раз для него, не обязательно быть «в теме», - спокойно возразил Джеймс. Гарри не мог не улыбнуться, они вели себя как дети. Демиан посмотрел на брата и вопросительно поднял бровь. Гарри только покачал головой и вернулся к игре. Гарри уже собрался сделать ход, когда его шрам взорвался болью и он схватился за лоб, прикусив язык, чтобы не закричать. Демиан уже собирался броситься к нему, но Гарри покачал головой. Шрам будто играл с ним. Сейчас Волдеморт не станет удерживать свои эмоции ради него. То, что случилось после суда не повторялось, иногда была тупая боль, которая тут же проходила. Гарри ничего не говорил об этом родителям, потому что они бы обязательно стали ссылаться на теорию Дамблдора о том, что шрам в конечном счёте убьёт его. Он был в маминой лаборатории и приготовил себе несколько зелий от боли, так что всё было нормально. Гарри обернулся в родителям и достал из кармана пузырёк с зельем, стараясь не наделать шума. Демиан внимательно следил за братом. Родители были слишком поглощены разговором о вечеринке, поэтому ничего не заметили. Так спокойно, как мог, Гарри открыл пузырёк и сделал глоток, боль мгновенно растаяла. Гарри облегчённо вздохнул и улыбнулся Демиану, давая понять, что с ним всё в порядке. В ответ Демиан сложил руки на груди и недовольно посмотрел на Гарри. Он не ненавидел то, что Гарри страдает из-за этого шрама и ненавидел, когда он отзывался от помощи. Гарри отвёл взгляд от брата и вернулся к игре, Демиан последовал его примеру. Через пару минут, Лили поднялась из-за стола. - Что ж, я собираюсь подавать ленч. Не знаю, где ходят Луни и Бродяга, но если они не явятся, останутся голодными. Она двинулась к кухне, когда громкий звук заставил её затормозить. Все в комнате помчались на звук, чтобы понять что случилось. Посреди кухни пылал огненный шар, через секунду он исчез а на стол мягко опустилось перо феникса, которое Джеймс тут же схватил в руки. Джеймс побледнел, пока читал то, что было написано на пере, Лили мгновенно схватила его. - О Боже, - прошептала она, тоже прочитав это. Родители немедленно вытащили палочки и двинулись к камину. Мальчики бросились за ними. - Гарри, Демиан, вы оба останетесь здесь, - взволнованно сказала она. - Мам, что случилось? Куда вы идёте? – с беспокойством спросил Демиан. Вместо ответа, Лили и Джеймс взяли себе по горстке летучего пороха. - Просто оставайтесь здесь, - велел им Джеймс. Но прежде чем Джеймс мог уйти, Гарри схватил его за руку, за ту в которой было перо Феникса. Глаза мальчика расширились от ужаса, когда он прочитал единственное слово на пере. «Нора» . Гарри понял, что это послание от Ордена, значит на Нору напали! Гарри почувствовал себя нехорошо, потому что понял, что боль в шраме скорее всего была вызвана именно этим нападением. Гарри внимательно посмотрел на отца. - Я иду с вами, - твердо проговорил он. - Гарри, - начал было Джеймс, но Гарри уже взял горсть летучего пороха и шагнул к камину. - Я тоже иду, - повторил он, готовый к отправлению - И я, - быстро сказал Демиан, испуганный происходящим. У Поттеров не было времени спорить, поэтому они позволили мальчикам отправиться с ними. Попав в Нору, Гарри немедленно увидел людей, толпящихся возле небольшого стола. Он слышал как кто-то плачет, а ещё утешительные слова. Лили и Джеймс бросились к столу и Гарри увидел множество знакомых лиц с болью, смотрящих на них. Он увидели что Ремус и Сириус поддерживают раненного Артура Уизли. Миссис Уизли плакала, а Тонкс пыталась дать ей стакан воды. Здесь был ещё один рыжеволосый мужчина, всё его лицо было покрыто шрамами, он тоже пытался успокоить Молли. Гарри решил, что это Билл Уизли. Гарри почувствовал, как Демиан дергает его за руку. Обернувшись он увидел Рона и Гермиону, они сидели на земле и плакали. Хорошенькая девушка с белыми волосами пыталась заставить их подняться на ноги и сесть на стулья, но они будто не слышали её. Демиан немедленно бросился к ним, чтобы узнать что произошло, но Гарри и без того всё понял. Его сердце почти разорвалось от боли, когда он понял, что Джинни здесь нет. Он отчаянно принялся оглядываться вокруг, чтобы увидеть рыжеволосую девочку, но её нигде не было. Гарри снова взглянул на стол и увидел что Дамблдор сидит рядом с двумя совершенно сломленными людьми. Фрэнк и Алиса молча плакали. - Что случилось? – спросил Джеймс так осторожно, как только мог. Тонкс посмотрела на них и поднялась на ноги, всё ещё держа в руке стакан с водой, который не взяла Молли. - На нас напали. Я не знаю как, но защита была сломлена! Их было так много! Я никогда не видела, чтобы Пожиратели Смерти нападали подобным образом. Они были полностью подготовлены. Они пришли и сражение закончилось, почти сразу же, за пару минут! Мы даже не успели позвать на помощь, - грустно закончила Тонкс. - Что ты имеешь в виду, почему сражение закончилось за несколько минут? – с тревогой в голосе спросила Лили. Гарри почувствовал, что его сердце замерло. Вот оно, сейчас Тонкс скажет им, кто погиб. Тонкс не ответила на вопрос, она посмотрела на Фрэнка и Алису и почему-то замолчала. Ремус помог ей. - Это было не случайное нападение, у них была определённая цель, - Ремус тоже не смог продолжить и остановился, чтобы перевести дух. - Луни? – позвал Джеймс, чувствуя как тревога только нарастает в его груди. Фрэнк посмотрел на Джеймса красными от слёз глазами. Его голос вот-вот готов был сорваться. - Они забрали Найджела. Гарри всё ещё стоял возле камина, когда услышал этот шёпот. Ему показалось, что земля уходит у него из под ног. «Найджел. Пожиратели смерти забрали Найджела». - Они пришли за ним. Я не знаю, как они узнали о том, что мы сегодня будем здесь, но они знали. Найджел, Найджел был с Джинни и Гермионой. Мы увидели как к дому аппарируют Пожиратели и бросились во двор, чтобы защитить их. Но Пожиратели не подпускали нас к ним, они напали на нас, пока другие забирали Найджела, - Сириус замолчал, пытаясь набраться сил, чтобы продолжить. - Джинни держала его на руках и отказывалась отдавать. Она…она сделала всё что смогла, но четверо Пожирателей напали на неё, - продолжил Сириус. Молли зарыдала ещё громче, Гарри боялся представить, что случилось с девочкой. - Она не отдавала его. Её руки кровоточили от заклинаний, но она не отдавала его! Она подняла щит, чтобы защитить себя и Найджела и Пожиратели никак не могли пробить его. Потом один из Пожирателей крикнул, что у них кончается время. Они знали, что скоро прибудет подмога и они…они забрали из обоих. Прорвались через щит и с помощью портключа перенеслись отсюда, - порывисто закончил Сириус. - О Боже, - прошептал Сириус, запуская руку в волосы. Он пытался и не мог найти слова утешения. Молли и Артур снова заплакали, так же как и Фрэнк с Алисой. Джеймс и Лили выглядели совершенно разбитыми, как и все в этой комнате. Никто лучше них не мог понять, через что сейчас проходили родители. Лили обняла Алису и попыталась успокоить её, Демиан пытался как-то утешить Рона с Гермионой. Гарри стоял посреди всего этого и чувствовал, что его сердце разрывается. Найджел и Джинни. Их судьба сейчас находилась в руках Волдеморта. Он содрогнулся от мысли, что Волдеморт мог сделать с ними. Именно поэтому, Гарри никому не говорил о своих чувствах к Джинни. Именно поэтому он держался в стороне от неё, когда вернулся к родителям. Он знал, что она станет мишенью из-за него. А сейчас всё это казалось бессмысленным. Волдеморт забрал её…и Найджела. Мерлин, он ведь всего лишь ребёнок, ему только два года! Ноги Гарри задрожали. Он вовремя отошёл от камина, потому что в следующий момент оттуда вылетели Фред и Джордж и подскочили к родителям. Билл принялся объяснять им, что случилось. Через пару минут в комнате появился растерянный Перси. Гарри забился в угол комнаты, желая исчезнуть и обдумать всё это. Вскоре Нора наполнилась людьми, потому что весь Орден прибыл сюда. Историю нападения повторяли снова и снова, Гарри по-прежнему стоял в углу. Он даже не замечал того, что происходило вокруг. Его сердце болезненно сжималось, когда он думал о Найджеле, он не знал, как будет жить, если с ним что-нибудь случится. В камине снова вспыхнуло пламя и появился Невилл. Их глаза встретились, но Невилл поспешно отвёл взгляд и кинулся к родителям. Алиса вскочила и напряжённо обняла сына, не переставая рыдать. Невилл побледнел, когда рыдающая мать сказала ему, что произошло. Договорив, она устало приземлилась на стул, позволив Фрэнку обнять её. Невилл был потрясен услышанным. Его маленького брата забрал самый злой волшебник в мире. Его взгляд заметался по комнате и остановился на Гарри. Его глаза сузились, но он быстро отвернулся и подошёл к Дамблдору. - Что мы сейчас делаем? – напряжённо спросил он. Гарри видел, что Невилл изо всех сил пытается управлять своими эмоциями. Дамблдор посмотрел на него голубыми глазами, заполненными горем. - Мы сделаем всё, что в наших силах, чтобы вернуть их обратно, - уверено ответил он. - Вернуть обратно! Откуда вы знаете, что сможете вернуть их! Вы даже не знаете живы ли они! – казалось, Невилл сейчас окончательно сорвётся, потому что он потряс головой, пытаясь успокоиться. - Мы можем только предполагать, что Волдеморту Найджел нужен живым, иначе он убил бы его прямо здесь. Этому должна быть причина, - пояснил Дамблдор. Невилл резко повернулся к Гарри. - Спросите его! Он должен знать, зачем Волдеморту Найджел! Давайте, спросите! – закричал Невилл. Гарри даже не посмотрел на него, он не собирался больше иметь дело с этим человеком. Но Демиан поднялся на ноги и угрожающе направился к Невиллу. - Какого чёрта ты несёшь? Почему ты обвиняешь Гарри? Он не виноват в том, что случилось! – закричала на него Демиан. - Конечно, он виноват! Всё, что делает Волдеморт так или иначе связано с ним! Он ответственен за это! Именно он виноват в том, что случилось! – закричал Невилл в ответ. - Невилл, - Алиса попытался заставить сына остановиться, но тот был слишком сердит, чтобы услышать её. - Скажите ему! Давайте, Дамблдор! Вы же так доверяете ему! Скажите, чтобы он вернул Найджела! Он единственный знает, где Волдеморт! – продолжал кричать Невилл. Все взгляды немедленно устремились к Гарри. Джеймс быстро шагнул к сыну, чувствуя как накаляется воздух вокруг. - Невилл, я понимаю, что ты расстроен, все мы. Мы все приложим усилия к спасению Джинни и Найджела. Но ты не можешь обвинять в этом Гарри. Я уверен, Гарри сделает всё, что в его силах, - Джеймс посмотрел на сына, чтобы убедиться, что тот согласен с ним. Гарри молчал, только сделал пару шагов к выходу. Дамблдор подумал что сейчас самое время заговорить. - Гарри, я думаю, я уже знаю ответ, но всё же скажи, ты можешь сказать нам, где Волдеморт? Гарри поднял голову, множество людей пристально смотрели на него. Он медленно покачал головой. - Нет, дом защищён заклинанием Фиделиус и только Волдеморт может выдать его местонахождение, - ответил он. - Ты не можешь сказать, но можешь привести нас туда! – сразу же закричал Невилл. В этот момент Фрэнк дёрнул Невилла за руку, вынуждая сесть. Гарри посмотрел на Дамблдора и обратился только к нему. - Вы не можете последовать за кем-то к дому. Слишком много заклинаний, вы даже не достигните цели, потеряетесь под дороге. Обнаруживающее устройство установить нельзя, каждый у входа проходит проверку Пожирателей, - голос Гарри ничего не выражал. Гарри закончил и все замолчали, последняя надежда была потеряна, дом был слишком хорошо защищён. Невилл опустил голову на руки и заплакал, понимая, что действительно ничего нельзя сделать. Дамблдор велел аврорам отправляться собирать информацию, которая сможет привести их к Джинни и Найджелу. Гарри заметил, что Снейпа здесь не было, а ведь он наверное был единственным, кто мог точно сказать им, где были Найджел и Джинни. Защиту вокруг Норы всё ещё восстанавливали. Это должно было занять несколько часов, поэтому Джеймс позвал семью Уизли к ним, там было безопаснее. Вскоре Поттеры, Уизли, Лонгботтомы, Сириус, Ремус, Муди и Дамблдор перенеслись в поместье Поттеров. Все они расположились в гостиной. Рон и Гермиона сидели рядом с Гарри и Демианом, и всё ещё молчали. Воздух вокруг был пропитан страхом и тревогой. Невилл держался в стороне от всех. - Я не понимаю, как защита могла прорваться. Это не имеет смысла. И как, во имя Мерлина, они узнали, что Лонгботтомы сегодня будут там? – говорил Муди. Все молчали, в конце концов кто-то вскрикнул и Гарри, обернувшись, увидел, что Перси Уизли прижимает ладонь ко рту, выглядел он ещё бледнее чем обычно. - Я…я думаю, я знаю, к-как, они это выяснили, - прошептал он. Все посмотрели на него. - Д-две недели назад, М-министр попросил предоставлять ему детальный отсчёт о том, кто бывает в нашем доме. Таким образом он планировал защищать дома. Я, я рассказал ему о нашей защите, думал, он будет о-очень впечатлён, узнав об этом. Я не д-думал, что это может нам как-то навредить, - испуганно закончил Перси. - Ты рассказал ему обо всем защитных заклинаниях, наложенных на дом? Перси, как ты мог? – закричала взбешённая Молли. - Я не подумал ничего плохого, Министр лично попросил меня об этом. Что я мог сказать? Он мой босс и Министр магии! Я не мог отказать! – попытался объяснить Перси. - Ты чёртов идиот! Как же можно быть таким доверчивым! Любой мог выдать себя за Министра! ТЫ когда-нибудь слышал про оборотное зелье?! – закричал Фред, в то время, пока Джордж пробивался к Перси, намереваясь преподать ему урок. Билл остановил Джорджа, а Муди заставил Фреда затормозить на пол пути к Перси. Перси сидел, низко опустив голову. Гарри тоже чувствовал, что ярость переполняет его, но он ничего не говорил. Не было смысла ничего говорить сейчас. - Видимо один из шпионов Волдеморта выдал себя за Министра, чтобы одурачить тебя, не вини себя, Перси. Тебя обманули. Это Волдеморт делает с лёгкостью, - попытался утешить его Дамблдор. - Они должны были наблюдать за Норой, чтобы дождаться подходящего момента, - добавил Муди и все замолчали, не зная что сказать. Неожиданно раздался какой-то странный звук и все посмотрели в сторону окна, потому что звук по всей видимости исходил снаружи. Джеймс и Сириус уже достали свои палочки, когда в окно влетела большая чёрная птица. Она подлетела к Гарри и приземлилась рядом с ним на стол. Несколько секунд Гарри смотрел на птицу, его лицо не выражало никаких эмоций. Ему не хватало воздуха, птица была ужасна. Это был орёл, но его перья были чёрного цвета, красные глаза почти с ненавистью смотрели на мальчика. Демиан отскочил от стола. Не было никаких сомнений насчёт того, кому принадлежала эта птица. Гарри не сводил с неё глаз, она принадлежала Волдеморту. Гарри медленно приблизился к ней и взял чёрный конверт из её клюва. Орёл немедленно улетел, а Гарри пристально смотрел на конверт. От тишине в комнате звенело в ушах. Все затаили дыхание, когда Гарри, наконец, открыл конверт. Конверт немедленно выскочил из рук мальчика и завис перед его лицом, обратившись в чёрную метку. Холодный голос загремел по комнате. «Насколько я могу полагать, ты уже осведомлён о сложившейся ситуации. Думаю, не стоит говорить, что случиться с этим мальчишкой и предательницей крови, если ты не повинуешься мне. Ты более чем осведомлён о моих методах. Меня совершенно не заботят они оба, ты знаешь это. Вернись ко мне. Если ты не вернёшься сегодня до заката, то завтра, с восходом солнца, ты получишь их останки. Выбор за тобой. Не забудь, сегодня, до заката! Ты знаешь, как я ненавижу опоздания». Как только последние слова разнеслись по комнате, метка исчезла. Гарри не двигался, пытаясь осмыслить услышанное, никто не знал что сказать или сделать. Вот почему им был нужен Найджел. Волдеморт украл его, потому что знал, что Гарри отдаст свою жизнь за этого ребёнка. Вероятно, Волдеморт видел в Найджеле причину, по которой Гарри первый раз пошёл против него. Отказавшись убить Алису и Фрэнка, Гарри впервые в жизни ослушался приказа отца. Наконец, Дамблдор нарушил молчание. - Мы знаем, что они живы, это хорошие новости. Теперь нам нужно только спасти их от Волдеморта. Гарри мельком посмотрел на Дамблдора, прежде чем отвернуться к окну. До заката оставалось часа четыре. Что они могли сделать за эти четыре часа, чтобы спасти Джинни и Найджела? Очевидно, Муди подумал о том же самом. - Дамблдор, я не думаю, что у нас хватит на это времени. Волдеморт дал нам время лишь до заката. Нам нужно найти возможность отправиться туда вслед за Гарри, - сказал Муди быстрым голосом. Джеймс вскочил на ноги и яростно посмотрел на Муди. - Что? Что ты сказал? Следовать за Гарри? Нет, Муди! Не думаю, что кто-то куда-нибудь последует за Гарри, потому что Гарри никуда не пойдёт! – прошипел Джеймс. Муди повернулся и обратился непосредственно к Джеймсу. - У нас нет другого выбора. Мы не сможем выяснить, где Волдеморт держит Джинни и Найджела. Он хочет Гарри и нам придётся отдать его ему, другого пути нет, - объяснил он. - Стоп! Стоп! Кто дал вам право решать?! Гарри никуда не пойдёт! Мы не отдадим его этому монстру! – закричал Сириус, вскакивая с дивана вслед за Джеймсом. Демиан посмотрел на Гарри, чтобы увидеть его реакцию. Гарри сидел на стуле, руки вместе, голова опущена, казалось он полностью ушёл в свои мысли и не слышит того, что происходит в комнате. - Поттер, Блэк, вы меня не поняли. Я не говорю, что мы отдадим ему Гарри. Нужно, чтобы Волдеморт считал, что он получил Гарри. Только так мы сумеем спасти Джинни и Найджела, - объяснил Муди. - Хочешь использовать Гарри в качестве приманки? Забудь! Нам придётся придумать другой план! – немедленно ответил Джеймс. - Поттер, речь идёт о жизни двоих детей! Мы не можем позволить им умереть! – закричал Муди, выходя из себя. - Я никогда не говорил этого! – закричал в ответ Джеймс. Он повернулся к Артуру и Фрэнку, но они молчали. - Артур, Фрэнк. Мы вернём Джинни и Найджела, я обещаю вам! Но вы не можете просить меня пожертвовать своим сыном. Я не могу рисковать им. Волдеморт скорее всего убьёт его, как только увидит и возможно не пощадит и ваших детей. Нам придётся придумать другой план. Не просите меня рисковать Гарри. Артур и Фрэнк едва заметно кивнули. - Мы никогда бы не попросили тебя рисковать жизнью твоего ребёнка для того, чтобы спасти наших детей, - ответил Артур хриплым голосом. Дамблдор поднялся и принялся выдвигать идеи. Гарри встал и медленно направился в свою комнату. Казалось, он находился в трансе, он не сказал ни слова, с тех пор, как узнал о Найджеле. Джеймс схватил его за руку, прежде чем он мог уйти. - Гарри, я знаю, что ты чувствуешь себя виноватым, но это не так. Это не твоя вина. Просто поверь мне, ладно? Всё будет хорошо. Мы вернём Джинни и Найджела, я обещаю. Гарри посмотрел на Джеймса так, будто видел его в первый раз в жизни. Его глаза жадно цепляли каждый контур лица Джеймса. - Гарри? – позвал Джеймс, пристальный взгляд сына пугал его. Гарри посмотрел на Молли и Алису, женщины плакали. Он снова взглянул на отца и едва заметно кивнул. - Просто оставайся в доме, - прошептал Джеймс, когда Гарри направился в свою комнату. Джеймс кивнул Демиану, чтобы тот проследил всё ли в порядке с Гарри и Демиан немедленно бросился наверх. Гермиона и Рон последовали за ним, желая уйти подальше от всех этих слёз. Демиан постучал и открыл дверь. Он ожидал, что Гарри будет сидеть на кровати, что его голова будет опущена, но он совершенно не ожидал увидеть, что брат надевает свой чёрный плащ. Демиан вошёл как раз в тот момент, когда Гарри оделся и посмотрел на него. Рон и Гермиона вошли в комнату и закрыли за собой дверь. - Ты что? Ты что делаешь? – сердито спросила Гермиона. Гарри отвернулся от них и взял с кровати палочку. Он не смотрел на ребят. - Гарри, дружище, ты ведь не собираешься идти туда, - проговорил Рон тихим голосом, который дрогнул на последних словах. Гарри посмотрел на него и его взгляд смягчился, когда он увидел разбитого Рона. - Выбора нет. Никто не может пойти со мной. Они не могут идти за мной и не могут мне помочь, мне нужно сделать всё самому, - спокойно проговорил он. - Мы не позволим тебе сделать это, Гарри. Ты не можешь жертвовать собой. Нет никакой гарантии, что он отпустит Джинни и Найджела, если ты послушаешься его, - попыталась объяснить Гермиона. Демиан бросился к двери, он не позволит Гарри уйти. Он отправится вниз и всё расскажет родителям. Даже если им придется запереть Гарри в комнате, чтобы защитить его, пусть будет так. Другого выбора не было. Он понимал, что если Гарри сейчас уйдёт, он уже никогда не вернётся. Волдеморт убьёт его. И Гарри, разумеется, это тоже понимал. Но прежде чем Демиан достиг двери, замок щёлкнул, Гарри невербальной магией закрыл дверь. Демиан медленно повернулся и посмотрел на брата. В зелёных глазах появилось сожаление, потому что он уже направил палочку на Рона. - Простите, - прошептал он, когда из его палочки вырвались два ступефая и Рон с Гермионой упали на пол. Гарри направился палочку на Демиана, пытаясь решиться, но, в конце концов, его рука опустилась. - Ты не можешь навредить мне, Гарри, - сказал Демиан и шагнул к брату. Он надеялся, что сумеет отговорить его от этого. - Ты же не воспринял слова Невилла и Муди всерьёз, они не знают что говорят. Пусть Орден разберётся с этим. Пожалуйста, Гарри, не уходи, - Демиан медленно подходил к Гарри и теперь он стоял перед ним. – Гарри, если ты вернёшься, он убьёт тебя. Пожалуйста, Гарри. Будь же благоразумным, - продолжал говорить Демиан, подходя к брату совсем вплотную. Гарри посмотрел на Демиана и улыбнулся. - Я знаю это. Я знаю, что он сделает, но я не могу просто спрятаться и позволить Найджелу умереть. Я не могу пожертвовать Джинни, только чтобы спасти свою жизнь. Волдеморт не остановится. Если я не приду сегодня, он втянет в это ещё больше людей. Всё закончится сегодня ночью, так или иначе. Демиан почувствовал ужас, наполняющий каждую клеточку его тела. Он не мог позволить Гарри сделать это. - Ты знаешь, что я не позволю тебе просто так уйти и умереть! – сердито сказал ему Демиан. - Я знаю. Без предупреждения, Гарри замахнулся и ударил Демиану в лицо, мальчик немедленно потерял сознание. Гарри поймал его и осторожно опустил на пол. Он поднялся на ноги и внимательно посмотрел на брата, стараясь запомнить каждую деталь его лица. - Извини, Дэми, - прошептал он. Он последний раз окинул взглядом свою комнату и двинулся к открытому окну. Не оглядываясь, Гарри покинул поместье Поттеров, чтобы отправиться в Реддл-Мэнор. Гарри почувствовал, что его ноги приземлились на твёрдую поверхность, он аппарировал прямо к воротам Реддл-Мэнора. До заката оставалось полчаса. Гарри медленно двинулся к месту, которое когда-то считал домом. Это было странно, от дома словно исходило опасение, раньше он не замечал этого. Он помнил, когда в последний раз видел этот дом. В тот день, когда он узнал правду. Гарри подошёл к главным дверям и увидел, что Пожиратели, стоящие по периметру поместья торжествующе смотрят на него. Кто-то даже хихикнул, когда Гарри переступил порог. За дверями его остановили два Пожирателя, они забрали палочку. Гарри знал, что они это сделают. И когда Гарри двинулся вперёд, один из Пожирателей шепнул ему на ухо: - Добро пожаловать домой, Принц. Гарри не обратил на это внимание и так спокойно, как мог направился к комнатам Волдеморта. С обеих сторон от него теперь шли по два Пожирателя Смерти. Они не посмели бы его тронуть, но они должны были убедиться, что мальчик не вздумает убежать. Когда Гарри подошёл к дверям нужной комнаты, его шрам начал покалывать. Гарри успел забыть, как болел его шрам рядом с Волдемортом. Мальчик сжал зубы и двинулся вперёд, стараясь не обращать внимания на боль. Когда Гарри подошёл к дверям, они распахнулись. Гарри сделал пару шагов и увидел Волдеморта, стоящего рядом с троном. А ещё он увидел Джинни, она сидела на полу и по-прежнему держала на руках Найджела. Комната была наполнена Пожирателями Смерти. Но Гарри не сводил глаз с волшебника, которого всю свою жизнь называл отцом. Гарри уверенно двинулся к нему, чувствуя, что боль в шраме усиливается. Всё ещё не отводя взгляд, Гарри остановился посреди комнаты. Волдеморт внимательно посмотрел на мальчика и бросил взгляд на окно. До заката оставалась всего пара минут. Он шагнул к Гарри и на его губах появилась улыбка, красные глаза опасно блестели. Он возвысился над мальчиком и Пожиратели Смерти с нетерпением ожидали, когда же падёт Тёмный Принц. Ко всеобщему удивлению, Волдеморт распростер руки и заключил Гарри в крепкие объятья. Джинни едва не задохнулась от увиденного, она видела, что руки Гарри были опущены, он не ответил на объятье. Прежде, чем кто-то сумел понять, что происходит, рука Волдеморт крепко схватила Гарри за волосы и потянула назад, так чтобы он мог смотреть ему в глаза. Гарри не издал ни единого звука, хотя его голова была больно запрокинута. - Я бы прямо сейчас перерезал тебе горло! Но, это будет слишком лёгкая смерть. Предатели должны страдать перед смертью, - прошипел Волдеморт. Гарри посмотрел в эти красные глаза, но не ответил. Он задался вопросом о том, кто был настоящим предателем, он или Волдеморт. Волдеморт отпустил Гарри и отошёл на несколько шагов. - Я всегда говорил, что эта твоя совершенно бесполезная привычка защищать других уничтожит тебя. Тебе нужно было слушать меня, - он жестом указал одному из Пожирателей, чтобы тот притащил к нему Джинни. Джинни закричала от боли, когда её схватили и потащили куда-то. Гарри беспомощно наблюдал, как захныкал Найджел, когда девочку резко дернули вперёд. Если он хотел спасти Джинни и Найджела ему нужно было оставаться спокойным. Джинни протащили по комнате и бросили к ногам Волдеморта. Девочка попыталась встать, но сумела лишь слегка приподняться. Гарри увидел кровь на её одежде. Все её волосы были спутаны в крови и руки…о Мерлин, это было ужасно! Она всё ещё держала на руках маленького Найджела, отказываясь отпускать его. Ребёнок испуганно жался к ней, кажется он находился в шоке. Гарри сердито посмотрел на Волдеморта. - Ты сказал, что отпустишь их, - сказал он, пытаясь управлять собственным голосом. Волдеморт молчал несколько секунд. Он услышал голос Гарри впервые за шесть месяцев. Тёмный Лорд почувствовал, как что-то ледяное накрывает его при звуках голоса Гарри. Голос мальчика всегда обезоруживал его. Волдеморт отбросил эти глупые эмоции в сторону. Это был не его Гарри. Его Гарри никогда бы не предал его. Этого Гарри нужно было наказать. - Я позволю им уйти, после того как мои Пожиратели немного повеселятся. Видишь ли, я обещал им небольшое веселье, перед тем как ты



полная версия страницы