Форум » Библиотека-1 » «Тьма внутри», автор Kurinoone. Макси, PG-13, АU. ГП, ЛВ, БЛ, ДП, ЛП Главы 14-22 » Ответить

«Тьма внутри», автор Kurinoone. Макси, PG-13, АU. ГП, ЛВ, БЛ, ДП, ЛП Главы 14-22

Amella6888: Название: Тьма внутри «The Darkness Within» Автор: Kurinoone Переводчик: Amella6888 Бета: Робин Размер: Макси. Рейтинг: PG -13. Персонажи: ГП, ЛВ, БЛ, ДП, ЛП, ГГ, РУ, ДУ, АД Жанр: Action/Adventure/Angst. Дисклеймер: Все права на персонажей и сюжет "Гарри Поттера" принадлежат Дж.К. Роулинг. Саммари: У Тёмного Лорда есть наследник, верный последователь своего отца. Он ненавидит врагов Волдеморта, но больше всего – Джеймса Поттера. Разрешение на перевод: получено. От автора: Вдохновление для создание этого фика, автор получил от прочтения фика "A Shattered Prophecy" Я буду продолжать перевод, первые 13 глав в переводе от Зелёный чай можно найти здесь Главы с 23 по 29 здесь. Главы с 30 по 36 здесь. Главы с 37 по 45 здесь. Главы с 46 по 54 здесь. Главы с 55 по 62 здесь.

Ответов - 59, стр: 1 2 All

Amella6888: Глава 14. Соглашение. Ребята снова и снова перечитывали имя на пергаменте. — Кто такой Гарри Поттер? — наконец, спросил Рон. Все немедленно взглянули на Демиана, но тот, будто не замечая этого, продолжал исследовать карту. Ему всегда хотелось знать больше о своих родственниках. Мальчик мечтал хотя бы о кузене, поскольку был единственным ребёнком в семье. Но, по словам родителей, кузен у него был только один — Дадли Дурсль, сын тёти Петунии. К сожалению, Дурсли были крайне неприятными людьми: магглы, они призирали всё, что, так или иначе, было связано с волшебством. Лили приходилась Петунии родной сестрой, но даже они практически не общались. Со стороны Джеймса вообще не нашлось ни одного родственника. Демиан в десятый раз прочитал заветное имя. Кто же он такой? И если мальчик действительно Поттер, отчего папа так груб с ним? Демиан оторвался от карты и, наконец, посмотрел на друзей. — Нужно узнать, кто он. Фред с Джорджем ждать себя не заставили и тут же бросились к двери. Демиан, Рон, Гермиона и Джинни поспешили покинуть комнату вслед за ними. На первом этаже Джордж принялся раздавать всем указания: — Наш план таков: Рон, мы с Демианом идём к той комнате. Джинни, Гермиона, вы останетесь здесь. Девочки тут же принялись возмущаться. — Шш, ради всего святого, потише! Если кому-то вздумается подняться наверх, вы дадите нам знать, — когда Фреду, наконец, удалось спровадить их вниз, Рон с Демианом уже стояли возле указанной двери. — Прекрасно. Каждый взял себе по удлинителю ушей. Теперь можно было слушать. — ...убежать посреди собрания! Ты всерьёз вознамерился умереть?! — раздался сердитый голос Джеймса. — Единственное моё желание — выбраться из этой несчастной дыры, ада, дома! Сердце Демиана пропустило несколько тактов. Этот голос ужасно походил на его собственный. «Как же жутко», — подумал мальчик. — Дом?! Когда ты признаешь уже, Гарри, что здесь твой настоящий дом?! — Джеймс, казалось, немного растерялся. Мальчики переглянулись и продолжили слушать. Слова Джеймса были прямым подтверждением тому, что Гарри и впрямь член семьи Поттеров. — Никогда! Слышишь, сколько бы вы не продержали меня здесь, я не назову это место домом! Перестань нести бред, Поттер! Демиан едва не поперхнулся. Почему этот мальчик так ведёт себя с папой? Он взглянул на братьев Уизли, но и они казались сбитыми с толку. — Предупреждаю, Гарри, не говори со мной так. Дамиан мог поклясться, что отец сжимает зубы. «Недобрый знак», — подумал он. — Как «так»? Я зову вещи своими именами, не более того! — мальчик тоже злился, нисколько не уступая в этом Джеймсу. — Ты понял, о чём я! Не называй меня так, ты ведь тоже Поттер! Внизу раздался сердитый крик, и Демиан не услышал ответа. Мальчики поспешно убрали удлинители и бросились на второй этаж. Вернувшись в комнату, они едва успели сделать вид, что заняты, когда дверь распахнулась и, в сопровождении миссис Уизли, вошли Джинни и Гермиона. — О чём вы только думали, посылая их вниз? — прошептала бледная Молли. Мальчики растерянно взглянули на девочек. Не дожидаясь ответа, миссис Уизли продолжала: — Гермиона здесь впервые! Как вы могли послать её за едой? Сказано же вам, обед будет после собрания! Вы когда-нибудь меня слушаете?! Ребята переглянулись и вновь посмотрели на девочек. — Извини, мам, — пробормотал Рон. Ребята поспешно закивали, соглашаясь с ним. Миссис Уизли пообещала подать обед через полчаса и вышла. Ребята тут же набросились на девочек. — Мы послали вас за едой?! — спросил Рон Гермиону. — Нужно же было что-то сказать, вы не придумали нам оправданий! — Гермиона покраснела. — Придумали бы что-нибудь получше, — с сарказмом заметил Фред. — Неважно, лучше скажите, что узнали. Кто этот мальчик? — Джинни взволнованно посмотрела на братьев. Рассказ занял не более пяти минут. Ребята договорили, и Гермиона первой нарушила воцарившееся молчание: — То есть, этот Гарри Поттер сказал, что его держат здесь силой? Рон смущённо кивнул. — Тогда понятно, почему он так говорил с мистером Поттером. Там было что-то про побег и желание умереть… Зачем кому-то здесь вредить твоему кузену? — Фред взглянул на потрясённого Демиана. — Мой.. мой кто? — растерянно спросил мальчик. — Твой кузен, а кем же ещё ему быть? Демиан задумался. А ведь это могло быть правдой. Но неужели нашёлся давно потерянный родственник, о котором не знали даже родители? Впрочем, наверное поэтому ему ничего и неизвестно. Ведь не стали бы Поттеры что-то скрывать от сына. Демиан с головой ушёл в свои размышления, а друзья выстраивали одно за другим предположения о том, кем мог оказаться таинственный Гарри Поттер. Но никто из них и близко не подошёл к разгадке. *** Гарри сидел на кровати, пока Джеймс вышагивал по комнате, разглагольствуя на тему побега и опасности. Когда Поттер затащил его в комнату, Гарри был вне себя от ярости, он готов был убить его. Сейчас же от этой злости остались лишь раздражение и усталость. Через какое-то время Джеймс всё же перестал шагать и подошёл к сыну. Чуть помедлив, Поттер присел рядом и попытался заглянуть ему в глаза. — Как ты не понимаешь, Гарри, я не желаю тебе зла, — взволнованно начал он. — Почему? — тихо спросил мальчик. — Почему тебя волнует то, что происходит со мной? Я больше не твой сын, почему? — его прервал мягкий стук в дверь. В комнату заглянула Лили. — Что случилось? — спросила она, увидев раздражённого мужа. — Ничего, просто обсуждали кое-что… Гарри взглянул на Джеймса с удивлением. Почему он солгал? Мальчик отвернулся и посмотрел в окно. Он хотел, чтобы Поттеры ушли. Его тошнило от их заботы, от их лжи и этого дурацкого желания защитить. Он закрыл глаза и попытался успокоиться. — Собрание закончилось. Дамблдор просит, чтобы вы с Гарри спустились. Что-то было не так, и Лили это чувствовала. Почему Джеймс здесь? Он бы не стал пропускать собрание просто так. Она встряхнула головой… «Спрошу у Джеймса позже», — подумала она, спускаясь вниз. На кухне остались лишь миссис Уизли, Ремус, Сириус и Дамблдор. Члены Ордена покинули дом. Директор внимательно оглядел вошедших. Джеймс выглядел взволнованным и усталым, Гарри наоборот был совершенно невозмутим. Старый волшебник мысленно улыбнулся. Волноваться сейчас стоило бы Гарри, ведь речь пойдёт о его будущем. Когда Поттеры расселись по местам, Дамблдор откашлялся и заговорил: — Уверен, тебе не терпится узнать, чем закончилась моя встреча с Министром, — обратился он к мальчику. Джеймс кивнул. Гарри же так внимательно смотрел на свои руки, будто видел их впервые. — Спешу вас обрадовать, Корнелиус принял большую часть моего предложения, — директор сделал паузу, чтобы увидеть реакцию Гарри, но подросток продолжал исследовать свои руки, полностью игнорируя Дамблдора. — Однако есть ряд условий, которые мне не по душе. Мы надеемся, что не возникнет тех обстоятельств, в которых эти условия будут нарушены. Гарри вздохнул и, наконец, поднял голову. — Может, уже введёте нас в суть своего плана или собираетесь всю ночь нести чушь? — Гарри скучающе взглянул на директора. Грубость Гарри поразила всех. Миссис Уизли с удовольствием отрепала бы мальчишку за уши за подобную дерзость. А Гарри ухмылялся и смотрел на директора. Тот несколько растерялся, но быстро справился с собой и слегка наклонился к мальчику. — Прошу прощения, Гарри. Мне и впрямь стоило начать с главного. Позволь, я объясню тебе, — теперь, когда мальчик смотрел на него, говорить стало намного проще. — Видишь ли, Гарри, в тот день, когда тебя доставили сюда, я отправился на встречу с Министром. Там я подробно объяснил всё мистеру Фаджу и попросил пересмотреть решение о передаче тебя Дементорам без суда. Он узнал правду, узнал, что тебя обманывали, и ты не осознавал своих поступков… — Дамблдор запнулся, потому что Гарри закричал: — Это ложь! Я осознавал всё, что делал! Как вы смеете говорить, что отец обманывал меня?! Гарри рванулся вперед в попытке схватить Дамблдора за шею, но Сириус, Артур и Джеймс тут же усадили его на место. — Мистер Поттер, успокойтесь, пожалуйста, или мы вас успокоим, — холодно заметил мистер Уизли. Гарри бросил на Артура яростный взгляд, но вырываться прекратил. Этого ему только не хватало. Мальчик попытался отстраниться от Джеймса, но тот лишь сильнее сжал его руку. Дамблдор сохранял невозмутимость, он даже не вздрогнул, когда Гарри бросился на него. По сути, мальчик отреагировал именно так, как ожидал директор, но маскировать слова он не собирался. Гарри должен узнать правду о своем, так называемом, отце. — Твои чувства мне понятны, Гарри. Ты думаешь, что мы обманываем тебя и отбираем у человека, которого ты зовёшь отцом. Уверяю тебя, это не так, мы лишь хотим, чтобы ты узнал правду. Мальчик мой, тебе лгали всю твою жизнь. Директор вынужден был замолчать, потому что Гарри снова рванулся к нему. «Нет, не работает». Дамблдор взглянул на мальчика и на сей раз наклонился ещё ближе. Гарри нахмурился, глядя на него, и даже перестал вырываться. — Хорошо, ты победил, Гарри, а теперь позволь, пожалуйста, я закончу рассказ о твоём будущем. Гарри хотел сказать, что его это не заботит, но Джеймс предостерегающе сжал его руку. — Ты останешься под охраной Министерства. Суда не будет, равно как и ареста. Джеймса так поразили слова директора, что он даже отпустил руку сына. Гарри не отправят в Азкабан! Его не обвинят в убийствах! Это лучшее, что могло случиться. Джеймс желал чуда, которое позволит Гарри остаться с ними, и вот оно произошло. «Но так ли всё на самом деле? Должна быть и тёмная сторона», — неожиданно подумал он. — Но это не значит, Гарри, что ты свободен и можешь вернуться домой. До совершеннолетия ты будешь находиться под моей опекой, — продолжил Дамблдор, вглядываясь в потрясённые лица Поттеров. — В этом и заключалось моё предложение Министру. Я просил опеки над тобой, и теперь я за тебя в ответе. Джеймс прервал его: — Простите, Дамблдор, но как вы могли? Мы с Лили в ответе за Гарри, он наш сын! Если кто-то и должен заботиться о мальчике, так это мы! — Джеймс смотрел на Дамблдора, словно на предателя, посмевшего отобрать у него сына. — Джеймс, мальчик мой, Министр был против этого. Рядом с вами Гарри будет достаточно просто сбежать обратно к Волдеморту. — Я вернусь домой в любом случае. Неважно с вами ли я буду, или с ними, — прошипел Гарри. — А если сам не смогу вернуться, отец придёт за мной. Дамблдор улыбнулся в ответ и достаточно тихо проговорил: — Вот поэтому, Гарри, ты едешь в Хогвартс. Ответ директора поверг Гарри в шок. Что о себе возомнил этот старый дурак? Ему нельзя в Хогвартс! Гарри понимал, что бежать оттуда невозможно, и это, наверное, единственное место, куда отец не сможет за ним придти. И, тем не менее, Дамблдор, словно не понимал, насколько рискован его замысел. Не может же директор подвергнуть опасности всю школу. — Как это возможно?! — Джеймса эта новость потрясла не меньше Гарри. — Возможно, и Министр дал согласие. Гарри зачислен на шестой курс школы Магии и Волшебства, — Дамблдор улыбнулся. — А теперь позвольте объяснить, почему Министр дал согласие. Не всё так просто, к сожалению и, как я уже говорил, есть ряд условий. До своего совершеннолетия Гарри останется под моей опекой, и если до того момента он не предпримет попыток вернуться к Лорду Волдеморту, если перестанет называть себя Тёмным Принцем, ему простят все его преступления. На это будут смотреть, как на случаи применения Империуса. С другой стороны, если Гарри возвратится к Волдеморту или будет противиться жизни в магическом мире в качестве добропорядочного волшебника, его обвинят в нескольких убийствах и, скорее всего, приговорят к пожизненному заключению в Азкабане. В том же случае, если вина подтвердится полностью, его и вовсе может ожидать Поцелуй Дементора, — Дамблдор остановился на пару секунд. Поттеры растерянно переглянулись. — Твои суждения ошибочны, Гарри и я намерен доказать тебе это. Ты увидишь мир таким, каков он есть. У тебя будет шанс лично в этом убедиться, — эти слова были адресованы только Гарри. Мальчик вопросительно посмотрел на Дамблдора. — Откуда столько решимости демонстрировать свои взгляды? С чего вы взяли, что я вообще стану вас слушать?! — спросил Гарри. — Потому что, Гарри, ты не тот, кем хочешь казаться. А я вижу дальше твоей маски, я вижу твоё истинное лицо, прикрытое иллюзией Тёмного Принца. Ты вовсе не злой, но очень хочешь, чтобы тебя считали таким. Гарри громко фыркнул. — Кто сказал вам, что я злой? — он оглядел смущённых взрослых. — Всё это чушь, Дамблдор, важна только сила. И лишь от того, кем мы являемся, эта сила зависит. В конечном же счёте, всё сводится к тому, кто достоин этой силы. Вы говорите: то, что я сделал — зло. Что ж, то же самое я могу сказать и вам. Ваш Орден, ваше Министерство, они приговорят человека, не задумываясь, они не боятся пинать лишь тех, кто слабее их. А раз так, они ничем не лучше любого Пожирателя Смерти. Мальчик замолчал и взглянул на покрасневшего Сириуса. Блэк не мог не помнить тот день, когда Гарри привезли сюда. Они с Грюмом издевались над ним, а потом Грюм ударил его по сломанным ребрам. «Конечно, я прав», — подумал Гарри и мысленно улыбнулся, заметив, как Сириус заерзал на стуле. — Это не твои слова, Гарри. Я покажу тебе правду, а потом ты сможешь сам принять решение, — Дамблдор был потрясён, вновь услышав это. Много лет назад те же слова говорил ему волшебник с красными глазами. Гарри снова фыркнул. — Сам, да? Хм, дайте подумать. Азкабан или домашний арест, огромный выбор! — с сарказмом заметил он. — Я знал, Гарри, что ты выберешь второе, но, к сожалению, твоё мнение здесь роли не играет. В Хогвартс ты отправишься первого сентября, как и все остальные ребята. Тебе придётся узнать правду об этой войне, — немного утомлённо закончил Дамблдор. — Что, если я откажусь? — спросил Гарри, хотя ответ был ясен ему заранее. — Ты пойдёшь со мной, Гарри, в любом случае, — в голосе старика послышалась угроза. — Отлично! Но как, позвольте узнать, вы помешаете другим детям возмутиться? Как насчёт родителей? Ни один нормальный человек не оставит своего ребёнка под одной крышей с Тёмным Принцем, — Гарри был уверен, что завёл Дамблдора в тупик, но тот лишь рассмеялся. — С этим проблем не будет, Гарри. Скрывая лицо под маской, ты оказал нам огромную услугу. Без неё тебя никто не видел, а те студенты, которым всё же будет раскрыта правда, станут держать её в тайне под угрозой исключения. Гарри недоверчиво посмотрел на директора. Неужели он отчислит детей из школы, если они раскроют его тайну? Перед глазами появилось лицо его лучшего друга. Драко наверняка растрезвонит правду всем вокруг. Гарри — Тёмный Принц и наследник Тёмного Лорда — его лучший друг. Мальчик встряхнул головой, прогоняя эти мысли. — Что, если я расскажу кому-нибудь правду? — поинтересовался Гарри. Ведь его-то, конечно, отчислять не станут. — О, я уверен ты сумеешь сохранить всё в тайне. Поцелуй Дементора не самая приятная вещь. Я не хочу для тебя такой судьбы, Гарри, но если ты не оставишь мне выбора…я буду вынужден передать тебя Министерству, а они без колебания отправят тебя на Поцелуй. Гарри со злостью посмотрел на директора, на что тот лишь улыбнулся. — Что ж, раз это всё, мне пора идти. Документы и список всего необходимого я пришлю с приближением учебного года, — Дамблдор поднялся и направился к камину. Гарри даже сказать ничего не успел, а Джеймс уже подскочил к директору. — Могу я спросить, Альбус? Дамблдор остановился и с улыбкой посмотрел на Джеймса. — Можем мы хоть на пару дней привести Гарри домой? На Рождество или другие праздники? — осторожно спросил Поттер. Столь долгой разлуки с сыном он бы не выдержал. Они едва встретились, а его вот-вот снова отнимут. — Разумеется, если Гарри захочет, он может поехать домой на Рождество. Уверен, вы ещё успеете обсудить это в Хогвартсе всей семьёй, — глаза Дамблдора блеснули. — О чём вы? — растерянно спросил Поттер. — А разве я не упоминал об этом, Джеймс? Ты тоже едешь в Хогвартс. *** Лорд Волдеморт с величайшим трудом сдерживал гнев. Орден схватил его сына неделю назад, а они ни на шаг не приблизились к его спасению. Волдеморт знал, что Гарри держат в Штабе Ордена, но это ровным счётом ничего не давало. Куда проще было бы вытащить мальчика из Министерства или даже из Азкабана, но шансы отыскать Штаб равнялись нулю. Мысли о Дамблдоре Волдеморт старался прятать подальше, это лишь вызывало раздражение. А он обязан был вернуть сына. Только сейчас Лорд Волдеморт понял, как сильно зависит от мальчишки. Не как от помощника, а просто близкого человека. В детстве, Гарри частенько злил его своими попытками добиться внимания, и Тёмный Лорд едва сдерживался, чтобы не запустить в ребёнка каким-нибудь заклинанием. Но сейчас… Он понял, сколь глубоко Гарри пробрался в его сердце. Мальчик стал частью него, он стал кем-то очень нужным. Если бы Тёмный Лорд потерял Гарри, он бы не вынес этого. Тихий стук прервал его размышления. По взмаху руки Лорда, дверь открылась, и перед ним предстал Пожиратель Смерти с длинными сальными волосами. Пожиратель упал на колени перед своим Господином и замер, дожидаясь приказа. Волдеморт поприветствовал своего «шпиона». — Надеюсь, Северус, ты принёс новости о моём сыне. Северус Снейп вздрогнул. «Проклятье, о чём думал Дамблдор, посылая меня сюда с такими новостями?» Северус поднялся с пола и попытался найти в себе немного храбрости. — У меня новости о Тёмном Принце, мой Лорд, — начал он. Лорд Волдеморт поднялся с трона и подошёл к Снейпу. Теперь он возвышался над Пожирателем. — Какие новости ты принёс, Северус? — Мой Лорд, Тёмного Принца перевезут в другое место. Несколько секунд Снейп колебался, мысленно осыпая Альбуса Дамблдора проклятьями. — Мой Лорд, Тёмного Принца доставят в Хогвартс. Снейп закрыл глаза, едва сдерживая крики от Круциатуса. Ему и прежде доводилось выносить это заклинание, но никогда ещё оно не было настолько мощным. «Мерлин, надеюсь, Альбус знает что делает», — проскользнула последняя мысль, после чего Снейп потерял сознание.

Натик: Спасибо!!!!!!! Надеюсь хотя бы Вы будете радовать читателей чаще)))Фик потрясающий, я наткнулась на него недавно, теперь не могу оторваться и так хочется залезть в оригнал Но я все же дождусь продолжения перевода, потому что мой уровень английского не очень высок((( С нетерпением жду продолжения, удачи!

Натик: Amella6888 А через какой промежуток времени вы собираетесь выкладывать проду?

Amella6888: Натик Главу выложу на днях, сегодня-завтра, у меня небольшие проблемы с бетой, поэтому всё тормозит

Amella6888: Глава 15. Первая встреча братьев. Ребята всё ещё обсуждали увиденное, когда миссис Уизли заглянула в комнату и позвала всех обедать. Спускаясь вниз, они то и дело поглядывали в сторону заветной двери, за которой находился Гарри Поттер. Впрочем, Демиан надеялся, что его уже там нет. Ему хотелось думать, что родители не познакомили его с кузеном лишь потому, что началось собрание, но сейчас, за обедом, они обязательно это сделают. Но на кухне мальчика ждало разочарование: за столом сидели лишь его родители, Сириус, Ремус и мистер Уизли. Рон с Демианом переглянулись, и Поттер младший решил, что непременно выведает у родителей всё об этом таинственном родственнике. Усевшись напротив отца, мальчик отметил, что тот совершенно измотан. Джеймс разговаривал с Сириусом, и Демиан был уверен, что пару раз они упомянули Хогвартс. Джеймс взволнованно посмотрел на жену. Ему предстояло поехать в Хогвартс, чтобы охранять Гарри и мальчик, разумеется, эту новость воспринял не слишком радостно: начал кричать на него и Дамблдора, но неожиданно схватился за голову и умчался наверх. В итоге поводов для беспокойства лишь прибавилось. Демиан перевёл взгляд на друзей. Ребята были полностью увлечены едой, а вот у него аппетит пропал. Если минуту назад он решил переговорить с родителями наедине, то сейчас отчего-то передумал. — Папа… — Да, Дэми? Мальчик глубоко вздохнул. — Кто такой Гарри Поттер? В кухне тут же воцарилась тишина. Все перестали есть и уставились на Поттеров. Джеймс от неожиданности потерял дар речи. — Что? — прошептал он, наконец. — Я спросил, кто такой Гарри Поттер? — повторил Демиан, не понимая, почему все смотрят на него с таким удивлением. — Откуда у тебя это имя? Демиан занервничал. В чём дело? Он задал простой вопрос, а папа, вместо того, чтобы спокойно ответить, ведёт себя так, будто сын сказал что-то запрещённое. Мальчик взглянул на отца и нерешительно достал из кармана карту Блэк-менора. — Увидел рядом с твоим именем. Лили гневно взглянула на Сириуса, и тот заёрзал на стуле. Он знал, что карта непременно втянет Демиана в какую-нибудь неприятность. — Кто он и почему наверху? Почему вы ничего не говорите о нём? Родители грустно переглянулись, и это не укрылось от мальчика. — Мы хотели поговорить с тобой, Демиан, когда будет больше времени, но не смогли найти подходящий момент, — Лили говорила медленно, тщательно подбирая каждое слово. — Кто он такой? — упрямо повторил Демиан. Всё шло наперекосяк. Он ожидал услышать рассказ о дальнем родственнике, приехавшем погостить, но все отчего-то вели себя так, будто на них обрушилось небо. Лилиан нерешительно посмотрела на миссис Уизли и та, верно растолковав её взгляд, принялась выпроваживать всех из кухни. Ребята уходили нехотя, узнать правду хотелось всем. Когда же в кухне не осталось никого, кроме Поттеров, правда была раскрыта. Услышанное совершенно сбило Демиана с толку. Мало того, что нашёлся его давно похищенный брат, которого все считали мёртвым, так родители ещё и рассказали о его поимке и принялись оправдывать преступления, совершённые Тёмным Принцем. Поттерам не сложно было понять чувства Демиана. Мальчик мечтал о брате столько лет, а теперь его самое сокровенное желание окрасилось в чёрные тона. Они рассказали ему, как Гарри спас детей Помфри, рассказали о решении Дамблдора и Министра. Всё, что они могли, это дать сыну немного надежды на то, что однажды они снова станут одной семьёй. Но как бы обнадёживающе это не звучало, сам Джеймс с трудом верил в подобный исход. Одно поведение Гарри говорило о многом. Рассказ закончился новым назначением Джеймса и решением отправить Гарри в Хогвартс. Демиан смотрел на свои руки и молчал. За всё это время он не произнес ни слова. Лили встревожено взглянула на мужа, а затем обратилась к сыну: — Дэми, я понимаю, какой это удар для тебя. Можешь злиться на нас, но пойми, мы не могли ничего сказать, не узнав наверняка. Будущее Гарри определилось лишь сегодня. Демиан медленно поднял голову, а потом встал и так же молча направился к двери. — Куда ты? — спросила Лили. — Наверх, хочу увидеть Гарри, — не оглядываясь, ответил мальчик. Он даже дверную ручку не успел повернуть, а родители уже вскочили на ноги и оказались перед ним. — Нет, Демиан, тебе туда нельзя! — в один голос закричали они. — Почему нет?! — тоже закричал мальчик. — Демиан, он…он опасен…не сейчас, — Лили едва сдерживала слёзы. — Мам, он мой брат, он ничего мне не сделает. Демиан говорил спокойно, ему казалось странным, что родители не понимают таких простых вещей. — Дэми, ты что, совсем нас не слушаешь? Гарри не считает себя членом этой семьи! Он не считает тебя братом! — произносить это было сложно, и Джеймс понимал, чего стоит Демиану слышать подобное. Поттеры знали, на что способен Гарри, ведь они были рядом с ним целую неделю. И если уж с ними он вёл себя так грубо, то что же случится, если он узнает о Демиане? — Он бы, возможно, вёл себя иначе, если бы и вы считали его частью нашей семьи! — укоризненно заметил Демиан. Джеймс растерянно посмотрел на сына. — Что ты такое говоришь? — Во-первых, не запирайте его в комнате! Во-вторых, расскажите о семье! Я просто уверен, что вы ничего ему обо мне не сказали! Джеймс с Лили переглянулись. Они действительно ничего не рассказали Гарри о брате, и им стало ужасно стыдно, после того, как Демиан произнёс это вслух. — Мы не держим его взаперти, Дэми, дверь закрыли лишь на время собрания. Большинство членов Ордена настроены агрессивно, а сам он не желает сотрудничать! Демиан совсем отчаялся. — Мам, пап, послушайте. Вы говорите, что у меня есть брат, что он в паре шагов от меня и что я не могу с ним встретиться? Это жестоко, вы не можете так поступить! Ну, пожалуйста, позвольте мне его увидеть, — попросил мальчик. Поттеры посмотрели на сына с сожалением, но выбора у них не было. Гарри страшно разозлился, узнав о Хогвартсе и охране. Это не самое подходящее время для знакомств. Лили вздохнула. — Демиан, нет! Это моё последнее слово и слышать больше ничего не желаю. Заканчивай обед и возвращайся к Уизли. Гарри ты увидишь позже. Демиан никогда ещё так не злился на родителей. Он перевёл взгляд с матери на отца, в надежде найти хоть какую-то лазейку, но ничего не добился. — И когда же я его увижу? В Хогвартсе?! Это, по-вашему, справедливо? Я впервые увижу брата в школе! Вы издеваетесь? — Первое сентября всего через неделю! Доедай обед и возвращайся в Нору! Лицо Лили приобрело оттенок, схожий по цвету с её волосами. Это было дурным знаком, но Демиан благополучно унаследовал пламенный характер матери и просто так уходить не собирался. — Значит, вы уже всё решили?! Отлично! Вы просто смешны и всё испортите! Я впервые увижу Гарри в чёртовой школе! Блестяще! Большое спасибо! Сказав это, Демиан бросился в комнату собраний и захлопнул дверь. Даже не взглянув на испуганных друзей, мальчик схватил горсть летучего пороха и шагнул к камину. — Нора, — произнёс он сквозь сжатые зубы и перенесся в пустой дом, прежде чем кто-то успел его остановить. *** Последующие несколько дней прошли довольно тихо. Поттеры пытались поговорить с Демианом сразу после его ухода и отправились за ним в Нору, но мальчик проигнорировал их визит. — И что нам теперь делать с ними обоими? — спросил Джеймс, когда они вернулись в штаб. Уизли не знали, как на всё это реагировать. Правда потрясла их, но, в отличие от Демиана, увидеть Гарри они не стремились. Более того, мальчики Уизли поверить не могли, что человек, который убил столько людей, приедет в Хогвартс и останется безнаказанным. Как будто мало им было этого, так на следующий день Дамблдор посетил Нору и попросил всех быть вежливыми с Гарри. Демиан держался из последних сил. Больше всего проблем доставлял Перси. Он работал в Министерстве и получал несказанное удовольствие, поливая грязью Тёмного Принца. Однажды Демиан не выдержал: — Знаешь что, Перси, всё это звучит так, будто Гарри помог твоему Министерству! Надо же, уничтожил опасных преступников, с которыми не смогли справиться авроры! После этих слов Перси заткнулся. Но оставалось ещё одно, то, чему даже Демиан не смог найти оправдания. Убийство Лонгботтомов… Невилл был ему другом, и вся эта ситуация казалась просто ужасной. Отчаявшись, Поттер попытался не думать о Гарри, как о Тёмном Принце, не думать обо всех этих преступлениях. Его брат не мог этого сделать, его просто обманули…его заставили. В штабе дела шли не лучшим образом. После разговора с Дамблдором Гарри снова закрылся в комнате и не хотел никого видеть. Забираясь однажды вечером в кровать, Джеймс поделился с Лили своими опасениями: — Не знаю, смогу ли я всё время быть рядом с ним, он настолько холоден. Мне начинает казаться, что назначить меня его охранником, было не самой лучшей идеей. — Не волнуйся, Джеймс, — попыталась успокоить его Лили. — Всё наладится, как только Гарри окажется в Хогвартсе. Ты же знаешь, это место меняет всех. Подожди и сам всё увидишь. *** — Запомнили, что говорить, если миссис Уизли спросит? — Демиан повернулся к Рону, и тот кивнул. — Хорошо. Гермиона, вы с Джинни должны как-нибудь отвлечь её. Надеюсь, что скоро вернусь, — Демиан посмотрел на друзей и вздохнул, понимая, что они собираются спросить. — Дэми, ты уверен, что хочешь этого? — осторожно спросила Джинни. — В сотый раз, да! Ну поймите же, ребята, я не хочу впервые встретиться с братом в школе. Разумеется, он понимал, что друзья хотят помочь ему, но сдерживаться было сложно. Пару дней назад он был уверен, что тот скандал подействует на родителей, и они разрешат ему увидеть Гарри. Но план провалился, а до школы оставался всего день. Ему необходимо было увидеть брата. Демиан, в который уже раз, мысленно пробежался по своему плану. Сперва нужно отправиться домой и «позаимствовать» у отца мантию-невидимку, затем дождаться дядю Сириуса, ведь без сопровождения в штаб не попасть. Подавить волнение оказалось не так-то просто, а думать о том, что случится, если его поймают, и вовсе желания не было. Но с другой стороны, если всё получится, он, наконец, увидит брата. Гермиона была уверена: Сириус поймёт, что в камине он не один. Рон заметил, что даже если Демиану удастся проникнуть в штаб, он не сумеет вернуться. Джинни упорно твердила, что ничего не выйдет: штаб слишком хорошо охраняют, тем более сейчас, когда там Гарри. Проигнорировав протесты друзей, Демиан шагнул в камин. Оставалось дождаться сигнала. — Во имя Мерлина! Фред! Джордж! Что вы наделали?! — раздался крик с нижнего этажа. Не теряя напрасно времени, Демиан швырнул в камин горсть летучего пороха. — Годрикова Лощина, — проговорил он и исчез в зелёном пламени. Рон, Джинни и Гермиона молча посмотрели туда, где секунду назад стоял их друг. Оставалось лишь надеяться, что план сработает. Через пару минут ребята бросились вниз, посмотреть, что натворили Фред с Джорджем. Когда они вошли, миссис Уизли всё ещё кричала на близнецов. Подавить смех было сложно: у посуды выросли ножки, и теперь она бегали по кухне, сражаясь с ложками и вилками. Чайник поливал растения, которые в ужасе отпрыгивали в сторону, а счастливые близнецы стояли напротив сердитой матери. Молли, в свою очередь, пыталась утихомирить тарелочный бунт. Ребята заговорчески переглянулись. Их план вступил в силу. Полчаса спустя Демиан уверенно вошёл на кухню и застал там кричащую миссис Уизли. Фред и Джордж, глядя на маму честнейшими глазами, пытались доказать, что не хотели ничего плохого. Поттер подмигнул им и сел за стол. Мантия аккуратным свёртком лежала под рубашкой, и нужно было лишь дождаться Сириуса. Сегодня он должен был принести ребятам билеты на поезд. Около семи вечера Сириус, наконец, появился. Младший Поттер обижался и на крёстного. Уж кто-кто, а он-то должен был рассказать ему правду. Все попытки Блэка помириться с Демианом не увенчались успехом, и сегодня он лишь улыбнулся мальчику, не желая рисковать. Когда все уселись за стол, Демиан глубоко вздохнул и повернулся к крёстному. — Дядя Сириус, передай картофель, пожалуйста. Сириус резко прервал разговор с близнецами и посмотрел на крестника. Демиан едва не рассмеялся, такой удивлённый был у него вид. Оправившись, Сириус принялся передавать картофель, да с таким энтузиазмом, что несколько картофелин укатилось с тарелки. — Спасибо, — Демиан улыбнулся и поставил тарелку возле себя. После обеда все отправились во двор, поиграть в квиддич. Сириус с Демианом устроились на крыльце, наблюдая за игрой ребят. — Я люблю квиддич, — осторожно начал Сириус. — Ты знаешь, Дэми, мы с твоим папой подружились на квиддичном матче. — Да, знаю, вы с папой тысячу раз рассказывали мне об этом, — Демиан улыбнулся. — Ох, извини, просто...хорошая это история. — Дядя Сириус, а ты рассказывал её Гарри? — неожиданно спросил мальчик. Как и ожидалось, глаза Сириуса потемнели, а улыбка медленно сползла с лица. — Нет, не было подходящего момента, — ответил он. — Чтобы рассказать эту историю или поговорить с ним вообще? — Демиан не хотел сердиться на крёстного, но это оказалось не просто. — Дэми, всё не так, как ты думаешь. Мы пытались говорить с Гарри, но он ничего не хочет слушать. Просит уйти или вовсе игнорирует. Ему будут безразличны любые истории, что бы я ни рассказал, — устало объяснил Сириус, и Демиан немедленно перестал злиться. — Жаль, — пробормотал он и почувствовал, как крёстный обнял его за плечи. Демиан опустил голову на грудь Сириуса и на мгновение закрыл глаза. Мальчику стало неловко, ведь если его поймают, достанется и Сириусу, но он быстро откинул эту мысль и открыл глаза. Нет, он обязан это сделать. А уж если его засекут, он всё свалит на родителей, ведь это они не позволили ему увидеть брата. Демиан вскочил на ноги и, пробормотав «доброй ночи», бросился в дом. Забежав внутрь, мальчик надел мантию и кинулся к камину, которым всегда пользовался Сириус. Благо камин был большим, и два человека спокойно могли уместиться в нём. Вжавшись в стену, чтобы Сириус случайно не задел его, мальчик принялся ждать. Прошло минут десять, прежде чем он, наконец, услышал, как Сириус прощается со всеми. Плащ крёстного едва не задел его, когда мужчина заходил в камин, но в итоге Сириус так ничего и не заметил. — Площадь Гримо, 12, — громко произнёс Блэк, и через секунду их обоих охватило зелёное пламя. Демиан посильнее схватился за мантию, чтобы не потерять её и едва удержался на ногах, когда всё перестало кружиться. Сириус вышел из камина и направился в соседнюю комнату, а Демиан ещё несколько секунд стоял, не двигаясь. «Не могу поверить! Я сделал это! Я пробрался в штаб незамеченным! Наверное, нужно будет сказать об этом папе, если уж ребёнок смог проникнуть сюда в мантии-невидимке, может, им стоит улучшить защиту?» — подумал мальчик, вылезая из камина. Он подождал ещё минуту, прежде чем двинуться к лестнице, а, поднимаясь по ней, молил, чтобы Гарри находился в той же комнате, и чтобы дверь была не заперта. В противном случае, он не сумеет найти брата, ведь мама отобрала у него карту Блэк-менора. Демиан уже стоял возле нужной двери, а сердце всё никак не желало успокаиваться. Он осторожно опустил ладонь на дверную ручку и едва не запрыгал от радости, когда дверь открылась. «Я наконец-то увижу его», — подумал он и медленно просунул голову внутрь. Комната была пуста. Тогда он вошёл и закрыл за собой дверь. Убедившись, что здесь и вправду никого, мальчик скинул мантию. — Проклятье! — разочарованно воскликнул Демиан. Этого не могло быть. После всего, что он сделал, он так и не встретит Гарри. Демиан едва не закричал от досады и уже собрался поднять мантию, когда что-то, лежащее на столе, привлекло его внимание. Не сумев побороть любопытство, мальчик направился туда. На столе обнаружилось множество книг, перьев и пергаментов, а на стуле, словно что-то ненужное, валялась школьная форма. Демиан поднял открытую книгу и посмотрел на обложку. «Тёмные искусства и запрещённые проклятья». Разумеется, на школьный учебник это похоже не было. Задавшись вопросом, где Гарри достал эту книгу, мальчик начал переворачивать страницы, как вдруг чья-то рука схватила его за плечо и развернула. Поттер оказался лицом к лицу с хозяином комнаты. Книга с грохотом упала на пол, холодный взгляд зелёных глаз буквально приковал Демиана к месту. — Кто ты, чёрт возьми?!

Натик: Спасибо, спасибо, спасибо! Перевод замечательный! Наконец то хоть кто то взялся за фик с ответственностью.. Кстати, перевод и без беты замечательный! Жду с нетерпением продолжения, и надеюсь. оно не заставит себя ждать? Еще раз спасибо! Удачи

Amella6888: Глава 16. Что-то вроде семьи. «Мерлин, он смотрит, как папа», — подумал Демиан. Впрочем, нет, своего отца таким сердитым он видел лишь пару раз в жизни. — Эм…привет, Гарри…я Демиан, — в конце концов, пробормотал мальчик. Гарри вопросительно приподнял бровь. — Это должно мне о чём-то говорить? Демиан покраснел. Ведь правда, если родители лишь спустя тринадцать лет рассказали ему о брате, глупо полагать, что Гарри о Демиане узнает через неделю. — Извини, я…я Демиан Поттер, твой брат, — не очень-то уверенно сказал мальчик. Только сейчас он понял, что кое-что упустил. Продумав всё до мелочей, он не позаботился о том, что говорить брату. На короткий миг в глазах Гарри мелькнуло удивление, которое он тут же спрятал под маской безразличия. Наклонившись ближе к Демиану, он прошипел ему в лицо: — Я не твой брат! Несмотря на многочисленные предупреждения Демиан всё равно не был готов к такому. Похоже, ему придется потрудиться. Мальчик сделал глубокий вдох и ответил: — Лишь от того, что ты так думаешь, правдой это не становится. Не желая тратить время на этого ребёнка, Гарри молча вернулся к столу и продолжил собирать книги. Лучше не обращать на мальчишку внимания, чтобы потом не выслушивать лекцию от Поттеров, на случай, если он что-нибудь сделает с их драгоценным чадом. Гарри собрал книги и подошёл к кровати. Только сейчас Демиан заметил возле неё небольшой чемодан. Недолго думая, мальчик подошёл к брату. — Гарри, тебе не кажется, что мы должны поговорить? Гарри стиснул зубы и повернулся к ребёнку. Он терпеть не мог, когда ему указывали, что делать. — Нет, нам не нужно говорить, потому что говорить нам не о чем. Сделай милость, будь хорошим маленьким мальчиком и проваливай отсюда. Вместо того чтобы обидеться, Демиан усмехнулся, чем совершенно озадачил Гарри. — Быть «хорошим маленьким мальчиком»? Нет уж, это не про меня. Ты удивишься, если думаешь, что я такой, — Демиан хихикнул. Гарри становилось всё сложнее сохранять спокойствие. — Послушай, ребёнок! Я сейчас не в самом лучшем настроении, поэтому исчезни, если дорожишь своей жизнью! — раздражённо проговорил он. Когда мальчик рассмеялся, больше всего на свете Гарри захотелось его придушить. — Мерлин, Гарри, я всего на три года младше тебя, не называй меня ребёнком! Ты можешь звать меня Дэми, как все остальные. На этом терпение лопнуло. Гарри схватил удивлённого мальчика за локоть и, вытолкнув из комнаты, захлопнул дверь у него перед носом. Но он даже к кровати подойти не успел, а ребёнок уже, ухмыляясь, вернулся обратно. Гарри зарычал так, что ему сейчас и Сириус бы позавидовал. — Ты, должно быть, не понял, что означал этот жест. Позволь я объясню снова: убирайся из моей комнаты!! Демиан улыбнулся ещё шире, и у Гарри не осталось сомнений касательно невменяемости ребенка. — Хочешь позлить меня или вправду не понимаешь? — сквозь зубы прошипел Гарри. — Нет, всё замечательно, мы говорим, как братья. Увидев непонимание во взгляде Гарри, он пояснил: — «Убирайся из моей комнаты», «исчезни», именно так обычно говорят старшие братья. Гарри посмотрел на Демиана так, словно у того на голове выросли рога. — Ты псих, — уверенно сказал он мальчику, на что тот лишь пожал плечами. — Может быть, но я прав насчёт старшего брата. Гарри продолжил собирать вещи, больше не оборачиваясь к «чокнутому мальчишке», но Демиан подошёл ближе. — Ты не понимаешь намёков, Поттер? Я хочу, чтобы ты ушёл! Демиан указал на книги. — Что ты делаешь со всем этим? Гарри замер на секунду, а затем повернулся. — То, что делаю я, тебя не касается. Ты уйдёшь или мне снова тебя вышвыривать? Ребёнок не воспринимал его всерьёз, и это жутко раздражало. — Знаешь, а ты не такой, каким я тебя представлял, — спокойно продолжил Демиан. Гарри приподнял бровь. — Да неужели?! И что же ты представлял? — Ну, после всех этих историй о Тёмном Принце, я думал, ты будешь более, ну не знаю, злым. Гарри решил, что ослышался. — Злым? А, по-твоему, сейчас я был милым? Да что с тобой такое? Ребёнок спятил, в этом Гарри не сомневался. — Милым не был, нет, но и злым тоже. Ты только накричал на меня и вышвырнул из комнаты, хотя и вправду мог навредить, — Демиан улыбнулся, поскольку Гарри, наконец, понял, о чём речь. Его проверяли, и он попался. Ребёнок, похоже, нарочно пытался разозлить его, чтобы выяснить, на что способен Тёмный Принц. — Я не причиняю вреда детям, — вызывающе сказал Гарри. — Да, об этом я слышал, — ответил Демиан, очевидно, имея в виду детей мадам Помфри. Ответить Гарри не успел. В дверь громко постучали и Демиан, подскочив от неожиданности, пулей бросился к оставленной у двери мантии. Через пару секунд мальчишка бесследно исчез под ней, чем вызвал немалое удивление Гарри. «Классная мантия!» — подумал он. В комнату вошли Поттеры, и Гарри тут же отвернулся, продолжив собирать вещи. Джеймс осторожно подошёл к сыну. — Ну что, всё собрал? — спросил Поттер, и Гарри поёжился, от поддельного энтузиазма в его глоссе. — Всё, — ответил он и, обойдя Джеймса, двинулся в сторону ванной. Демиан нервно проследил за ним взглядом. «Вот где он был, когда я вошёл», — подумал мальчик. Вскоре Гарри вновь появился в комнате. Он подошёл к чемодану и убрал туда несколько пузырьков. Демиан узнал среди них зелье от боли и зелье Сна без сновидений. Он надеялся, что Гарри не выдаст его. Не хотелось выслушивать нотации родителей в присутствии брата. Поттеры приблизились к старшему сыну, и Джеймс нерешительно опустил руку на плечо мальчика. Гарри обернулся и посмотрел на них с совершенным безразличием. — Гарри, нужно поговорить, — осторожно начала Лили, но мальчик снова отвернулся. — Дай нам пару минут, прошу, мы поможем тебе собраться, — попытался Джеймс. — Я, кажется, уже говорил, что мне не нужна ваша помощь! Мне ничего от вас не нужно! — раздражённо ответил Гарри. Холод в голосе брата удивил Демиана. С ним он тоже был резок, но не настолько. А вот родителей поведение Гарри не поразило, из чего Демиан вывел, что брат не впервые так с ними разговаривает. — Это замечательно, Гарри, если ты справляешься сам. Мы только хотели сказать тебе кое-что перед отъездом, — объяснил Джеймс. Гарри, казалось, сдался и сел на кровать. — Хорошо, продолжайте, — позволил он. Поттеры расположились напротив сына, а Демиан, воспользовавшись моментом, стал медленно пробираться к двери. Мистер Уизли планировал прийти сюда, а значит, был шанс вернуться в Нору тем же путём. У самой двери мальчик услышал своё имя и решил немного задержаться. — Мы хотели сказать раньше, но не могли подобрать момент. У тебя есть младший брат, Гарри, его зовут Демиан, — осторожно сказал Джеймс и замолчал, ожидая реакции. Лицо Гарри оставалось непроницаемым. Поттеры неловко переглянулись, они ожидали хоть какой-то реакции. Лили неуверенно продолжила: — Ему тринадцать, он на третьем курсе. Завтра вы с ним увидитесь. Он хотел встретиться до отъезда, но мы решили, что будет лучше, если это случится в школе. Гарри поднял голову. Что ж, это всё объясняло. Мальчишка пришёл сюда против воли родителей, потому и спрятался под мантией. — Такой надоедливый, избалованный мальчишка? — спросил Гарри, как только Поттеры закончили говорить. Демиан поморщился и сердито взглянул на Гарри. Похоже, брат понял, что он всё ещё в комнате и нарочно сказал это. Поттеры удивились, не понимая, с чего Гарри пришёл к таким выводам. — Немного избалован, возможно, но он хороший мальчик, — Лили не хотела спорить с Гарри, ведь он, наконец, заговорил с ними. «Вовсе я не избалован!» — сердито подумал Демиан. — Хм, хороший мальчик. А он, интересно, с этим согласен? — Гарри ухмыльнулся, чем ещё больше озадачил родителей. — Мы хотели предупредить тебя. Демиан наверняка будет болтать без умолку. Он очень взволнован тем, что у него есть старший брат, — осторожно сказала Лили. — Вы ничего ему обо мне не рассказали? — Гарри посмотрел на Джеймса. — Рассказали, но он нормально это воспринял. Джеймс был рад, что Гарри стал таким отзывчивым. «Интересно, почему?» — подумал он, но тут же отбросил эти мысли. Сын разговаривал с ними, остальное было не важно. — А я думал, вы попросите его не приближаться ко мне, ведь это, как же там…ах да, не безопасно, — Гарри усмехнулся, в его глазах появился странный блеск. Джеймс почувствовал раздражение, но быстро совладал с собой. — Он всего лишь ребёнок, Гарри, и не ждёт ничего плохого! Мы попросим его не слишком тебя беспокоить, но не допустим, чтобы с ним что-то случилось! — Джеймс пытался говорить спокойно, но выходило плохо. Гарри приподнял бровь и, ухмыльнувшись, откинулся на подушки. — Поттер, это угроза? Я считал, что ты понял, как я к ним отношусь, да и потом, с каких это пор ты не терпишь насилия? Джеймс растерянно взглянул на сына, не понимая, о чём он. Аврорам порой приходится прибегать к насилию, но это не значит, что они наслаждаются этим. Но прежде, чем он смог сказать это, позади что-то загремело. От вазы, стоящей у входа, остались одни осколки, а рядом послышались торопливые шаги. Джеймс немедленно понял, в чём дело и достал палочку. — Акцио мантия-невидимка! — выкрикнул он, и через секунду мантия оказалась у него в руках. Возле двери стоял Демиан и смущенно смотрел на родителей. — Всем привет. Гарри закатил глаза и отвернулся. А когда Поттеры принялись кричать на ребёнка, он ощутил себя в этом деле просто любителем. *** Когда, час спустя, Поттеры так не перестали орать, Гарри почувствовал, что у него начинается головная боль. Да и если сперва всё это казалось забавным, то теперь раздражало. «Господи, он не сделал ничего плохого!» — подумал Гарри, наблюдая за покрасневшим от гнева Джеймсом. — В жизни бы не подумал, что ты пойдёшь на такую глупость! Уизли в ужасе от твоей выходки! Ты пожалеешь об этом! — выкрикнул Джеймс. Последние слова заставили Гарри застыть. Он взглянул на Джеймса и почувствовал страшную ярость. «В самом деле, хватит, достаточно», — подумал он, даже не задумываясь о том, почему происходящее так злит его. Ведь Поттер угрожал не ему, с какой стати волноваться о том, что происходит с этим мальчишкой? Гарри сам не понял, что заставило его встать и двинуться к дивану, на котором расположились Поттеры. — Я полагаю, слушать ваши вопли снова и снова в течение часа, уже достаточное наказание! — сердито обратился он к Джеймсу. Поттеры растерянно уставились на Гарри. Первым оправился Джеймс: — Гарри, пожалуйста, не вмешивайся. Ты понятия не имеешь, о чём речь! Мальчик удивлённо приподнял бровь, но промолчал. Джеймсу стало неловко после слов Гарри, но наказать Демиана было необходимо. Поттер вновь посмотрел на младшего сына, который, казалось, больше всех удивился внезапной поддержке со стороны брата. — Я тобой очень разочарован, Демиан, ты взял на себя совершенно не нужный риск. Завтра обсудим твоё наказание. — Это нечестно, папа! Я ничем не рисковал и вообще это ваша вина! — заявил мальчик. — Если бы вы позволили мне увидеть брата, я не пошёл бы на такое! — сносить крики родителей дело одно, но если уж всё сводилось к наказанию, нужно было напомнить, что и они ответственны за случившееся. Поттеры удивлённо посмотрели на сына и разразились новой тирадой. Демиан вздохнул, проще было смириться. Что до Гарри, то он и подумать не мог, что ребёнок совершил всё это только ради встречи с ним. Сперва он решил, что Поттеры подослали сына разговорить его, но услышанное заставило его смутиться. Джеймс поднялся на ноги. — Слышать ничего не желаю, Демиан! Отправляйся вниз, завтра решим твоё наказание! — Джеймс собрался уходить, но Гарри остановил его. — И как думаешь наказать его, Поттер? Тоже сбросишь со второго этажа? Джеймс застыл. Лили с Демианом молча смотрели на него, ожидая опровержения данных слов. — Мы уже обсуждали это, Гарри, всё вышло случайно. Я бы никогда не сделал такого намеренно! В ответ мальчик лишь закатил глаза. Демиан поднялся на ноги и встал между отцом и братом. — Что? Ты сбросил Гарри со второго этажа? Как ты мог?! Это так разозлило Демиана, что Гарри даже удивился. Но гнев мальчишки оказался ничем в сравнении с реакцией Лили. Гарри едва успел подавить улыбку, увидев, как сжался Джеймс перед женой. — Ты никогда не упоминал об этом, Джеймс, ты сказал, что Гарри ранили в сражении и ни слова о том как, и кто это сделал, — женщина говорила тихо, но в её словах слышались опасные нотки. Джеймс растерянно посмотрел на жену, и Гарри отвернулся, чтобы никто не заметил его улыбку. Лили сложила руки поперёк груди. — Говори, что произошло, — она села на диван и выжидающе посмотрела на мужа. — Сейчас? Ты хочешь поговорить об этом сейчас? — Да, сейчас! Джеймс взглянул на сыновей и снова повернулся к жене. — Тебе не кажется, что сейчас не время и не место? Пару секунд Лили смотрела на Джеймса, затем взяла его за руку и потащила к двери. На выходе она остановилась и повернулась к Демиану. — Чтобы через две минуты ты был в Норе, Дэми. Мальчик кивнул и с благодарностью ей улыбнулся. — Спасибо, Гарри, — сказал он, едва родители вышли за дверь. Это уже было не смешно, за всю свою жизнь Гарри так не смущался, как за время, проведённое с этим ребёнком. — За что? — спросил он. — За то, что поддержал меня и отвлёк их, — Демиан снова улыбнулся и, подойдя ближе, добавил шёпотом: — Он ведь с тобой этого не сделал, да? Гарри решил, что под «ним» Демиан подразумевает Джеймса, а под «этим» падение со второго этажа. Ухмыльнувшись, он наклонился к мальчишке ближе. — Конечно, сделал. Демиан вздрогнул. Мысль о том, что папа навредил Гарри, была невыносима. С первого этажа донёсся крик Лили: — Что вы сделали?! Четверо! Вас было четверо!! Он мог умереть!! Гарри улыбнулся. Ох, и не сладко сейчас приходилось Джеймсу. Однако поймав заинтересованный взгляд Демиана, мальчик поспешно нахмурился. — И чего ты ждёшь? Иди! Демиан снова улыбнулся и, подобрав мантию, направился к двери. У выхода он остановился и обернулся. — Завтра увидимся, Гарри, спасибо ещё раз. — Слушай сюда, ребёнок, я никому не помогал! Если я что-то и сказал, то лишь для того, чтобы разозлить и поссорить Поттеров. Так что выкинь дурацкие мысли из головы! — огрызнулся Гарри. Ребёнок продолжал улыбаться. — Ну, разумеется, Гарри, как скажешь. Демиан покинул комнату, чтобы раздражённый брат, наконец, смог закончить со своими сборами.

Amella6888: Натик Большое спасибо за отзывы, буду стараться

Натик: Amella6888 Ды Вы просто великолепны!! 2 главы за день!! Я так счастлива!! Только вот я что то не понимаю, почему Вам оставляют так мало отзывов... Наверное все так счастливы, что не находят слов))) Спасибо огромное

Натик: Amella6888 Вот только я не пойму... Что же делает Волдик..Я думала, что он будет все крушить, поджигать... возьмет в заложники кучу авроров. А от него вообще ничего не слышно.Только ждет новостей от Северуса. Мне вообще кажется, что что-то может случиться в Хогвартс-экспрессе.. Уж очень мирные действия происходят в течении нескольких глав. Да и вообще,мне Тома жалко-только нашел счастье, и вот тебе-отняли... Еще раз спасибо за перевод Буду ждать проды.

Amella6888: Натик Через пару глав будет и про Волдеморта. Ничего, они всё наверстают.

Натик: Amella6888 очень надеюсь на это, а пока что буду ждать продолжения

xenofob: суперский перевод!!! ждем проды

Натик: Amella6888 Хотела спросить,а Darkly Treacherous тоже Вы продолжаете переводить??Он на форуме Поттер-Фанфикшн..

Amella6888: Натик Да, этот фик я тоже продолжаю

Натик: Amella6888 Здорово)) я его также читаю и он мне очень равится

Amella6888: Глава 17. Добро пожаловать в Хогвартс. Гарри вышел из камина в кабинете директора, даже не оглянувшись на появившегося следом Джеймса. О том, что поездом он в Хогвартс не отправится, мальчика оповестили лишь сегодня утром. Не то, чтобы ему очень хотелось прокатиться, просто это был последний шанс на спасение. Стряхнув с мантии сажу, Гарри принялся осматривать кабинет, предварительно набросив на себя маску безразличия. Но оставаться равнодушным было не просто: он никогда ещё не видел ничего подобного. Стены кабинета оказались завешаны портретами бывших директоров, которые, в большинстве своём, несмотря на время, притворялись спящими. Всё помещение заполняли какие-то странные приборы, а на столе лежали конфеты. «Мерлин, да ему, наверное, за сто пятьдесят, а он всё ещё ест конфеты», — подумал мальчик. — На самом деле, Гарри, мне всего сто сорок семь, — раздался голос за его спиной. Гарри обернулся. Дамблдор, одетый в тёмно-синюю мантию и такого же цвета шляпу, стоял возле двери и радостно улыбался. «Как старик сумел применить легилименцию?!» — раздражённо подумал Гарри. Он даже не заметил этого. Мальчик поспешно попытался поставить блоки, у него всегда были проблемы с оклюменцией. Продолжая раздражающе улыбаться, Дамблдор занял своё место и жестом пригласил Поттеров присесть напротив. Гарри отвёл взгляд от старика и нехотя опустился в кресло. Директор беспечно протянул ему кулёк с лимонными дольками, от чего мальчик так передёрнулся, что Дамблдор с трудом подавил смешок. — Что ж, Гарри, надеюсь, ты не сильно огорчился, что пришлось обойтись без Хогвартс-экспресса. Уверен, в следующем году мы это исправим. Решив не обращать внимания на старого дурака, Гарри посмотрел в окно. Его взору предстали огромные своды замка, тёмное озеро и даже часть запретного леса. В своих рассказах Драко частенько упоминал об этом лесе, к примеру, тогда, когда на него напал гиппогриф. Мальчик мысленно улыбнулся. Его держали здесь насильно, и он был в ярости от этого, но в глубине души происходящее волновало его. Прослушав множество историй, он не раз представлял, на что похож замок, ведь даже отец учился здесь. Гарри мысленно обругал себя. Нельзя, чтобы Хогвартс хоть как-то затрагивал его чувства. Увидев на губах мальчика улыбку, Дамблдор ощутил прилив гордости. Эта школа всегда меняла людей в лучшую сторону, пусть даже улыбка эта была мимолетной и тут же исчезла под очередной маской безразличия. — Надеюсь, наши условия ты помнишь. Как и все прочие студенты, ты обязан слушаться и следовать школьным правилам. Никто не должен знать о твоём прошлом, а если станешь доставлять неприятности преподавателям или ученикам, понесёшь наказание. Едва Дамблдор упомянул о наказании, глаза Гарри вспыхнули. Мальчик резко вскочил на ноги и так близко наклонился к директору, что его лицо оказалось всего в сантиметре от лица старика. — Наказание? Чёрта с два! Я буду делать, что захочу и делать так, как угодно мне. Вы ничего не можете сделать, и вы знаете это! — прошипел он. Джеймс вскочил на ноги, готовый достать палочку, если Гарри вздумает напасть на директора, но сын уже сел обратно и принялся молча прожигать Дамблдора взглядом. Директор продолжил говорить так, будто ничего не произошло: — Ты будешь посещать все уроки и разделишь спальню со своими однокурсниками... Гарри снова вспыхнул: — Разделить? О, нет, не думаю! Ничего я делить не стану, Дамблдор! К удивлению Гарри, Джеймс поддержал его: — Не думаю, что это хорошая идея. Гарри нужно выделить отдельную спальню, — растерянно проговорил Поттер. Джеймс не понимал, с чего Дамблдор идёт на такой риск, ведь речь о безопасности студентов. Директор улыбнулся. — Уверяю тебя, Джеймс, всё будет прекрасно, а сейчас нам лучше отправиться в Большой зал, если мы не хотим пропустить праздничный ужин. По-прежнему сомневаясь, Джеймс последовал за директором к выходу. Гарри, однако, с места не двинулся. — Гарри, пожалуйста, идём с нами, — мягко попросил Дамблдор. Мальчик раздражённо поднялся на ноги. — Не голоден. А теперь покажите мою тюремную камеру, и я пойду туда. «Зачем он всё усложняет?» — подумал Джеймс, пытаясь совладать с раздражением. — Ты весь день ничего не ел. Думаю, перед сном нужно съесть хоть что-то, — попробовал уговорить его Джеймс. — Да плевал я на то, что ты думаешь, Поттер, покажи мне чёртову комнату! — Отлично! Раз уж ты собрался вести себя, как избалованный ребёнок, относиться к тебе я буду соответствующе! — не остался в долгу Джеймс. — Куда вы его отправите? — обратился он уже к Дамблдору. — В Гриффиндор, разумеется, — с улыбкой ответил директор. Это стало последней каплей. До сего момента Гарри не сомневался, что та сумасшедшая шляпа, о которой рассказывал Драко, отправит его в Слизерин, что естественно. Куда ещё мог попасть наследник Салазара Слизерина? — Гриффиндор?! Вам лучше меня известно, что моё место не там! — закричал Гарри. — Нет, Гарри, твоё место именно в Гриффиндоре, — спокойно ответил директор. — Я наследник Слизерина, и я должен быть в Слизерине! — с каждой секундой становилось всё сложнее сдерживать злость. — Ты также и наследник Гриффиндора и прости, если это прозвучит немного по-детски, но сперва ты стал наследником Гриффиндора, и уже потом наследником Слизерина, — возразил Дамблдор. Гарри сложил руки поперёк груди и с яростью посмотрел на директора. Тот снова улыбнулся и сообщил Джеймсу пароль от гостиной. Напрочь проигнорировав их обоих, Гарри направился к выходу и уже у самой двери обернулся. — Можете запрятать меня куда угодно, Дамблдор, но я был и останусь наследником Слизерина. Директор улыбнулся ещё шире. — Спокойной ночи, Гарри. хxx Гарри был так зол, что ни разу не осмотрелся, пока они с Поттером шли по коридорам. «Как старый дурак посмел засунуть меня в Гриффиндор? Да это худшее, что могло случиться!» Через пару минут Гарри оказался перед огромным портретом толстой дамы в отвратительном розовом платье с оборками. Мальчик поморщился. «Мерлин, даже картина здесь омерзительна. У Слизерина наверняка всё на порядок лучше!» — Вимблемодия, — произнёс Джеймс, и картина отъехала в сторону. Шагнув в образовавшийся проём, Гарри оказался в довольно уютной комнате, отделанной красно-золотыми цветами, но, не желая хвалить ничего, относящегося к Гриффиндору, мальчик сделал вид, будто ему противно находиться здесь. В отличие от сына, Джеймс осматривал помещение с радостью. — Боже, как же я соскучился по этому месту, — пробормотал он, полагая, что Гарри не слышит его, но тот, разумеется, услышал. «Ещё одна причина ненавидеть Гриффиндор», — подумал он, поднимаясь по винтовой лестнице. Это место никогда не смогло бы стать ему домом, хотя бы потому, что Поттер учился здесь. В спальне обнаружилось пять платяных шкафов и пять кроватей. Возле самой ближней к окну, Гарри заметил свой чемодан. Простояв несколько секунд у порога, мальчик обернулся к Джеймсу. — Здесь?! Я должен жить здесь?! Эта комната крошечна, и мне ещё делить её с кем-то! Ты с ума сошёл! Джеймс взглянул на сына, едва сдерживая смех, чем разозлил его ещё больше. — Прости, Гарри, тут мне помочь тебе нечем. Не такая уж она и крошечная, да и ведь тут ты будешь только спать. Свободное время студенты проводят в общей гостиной. Реакция Гарри весьма позабавила Джеймса, на какое-то мгновение он стал похож на обычного подростка, который не желал делить с кем-то свою территорию. Поттер улыбнулся. — Гарри, ты уверен, что не хочешь есть? Он сказал это просто так. Ему страшно хотелось поговорить с сыном, подойти и убрать непослушные волосы с его лица, посмотреть в глаза, прижать к себе. Так, как это было много лет назад. Разумеется, Джеймс понимал, что Гарри не позволит этого сделать и поэтому только положил руку на плечо сына. Мальчик ощутимо вздрогнул и отскочил в сторону. Оставалось только уйти. У двери мужчина обернулся и увидел, что сын что-то ищет в чемодане. Пожелав мальчику спокойной ночи, Джеймс ушёл. Как только Поттер скрылся за дверью, Гарри упал на кровать и задёрнул полог. На душе было паршиво, ведь он и подумать не мог, что попадёт в Гриффиндор. Если бы шляпа отправила его в Слизерин, то сейчас с ним, по меньшей мере, был бы Драко. Отец всегда говорил что-то вроде: «сражаешься как гриффиндорец, Гарри» или «ты поступил, как истинный гриффиндорец», когда мальчик делал глупости. О том, кто его потомок, Гарри знал, но был от этого далеко не в восторге. Тёмный Лорд частенько дразнил сына, в шутку напоминая о его другом происхождении. Мальчик почувствовал голод и перевернулся на живот. Гордость не позволяла ему признать это. «Проклятая гриффиндорская гордость!» — подумал он, прежде чем уснуть. хxx Рон, Невилл, Дин и Симус, стараясь вести себя как можно тише, зашли в спальню. Перед банкетом Дамблдор предупредил Рона о прибытии Гарри, и сейчас Уизли проклинал всё на свете. Директор попросил проследить, чтобы ребята хорошо отнеслись к новенькому, и чтобы никто не узнал о его прошлом. Рон кивнул, хотя не представлял, как Дамблдор планирует удержать такое в секрете. Всю дорогу до гостиной Рон донимал Гермиону своими жалобами, но подруга с ним так и не согласилась. «Дамблдор верит в Гарри, значит и мы должны попытаться принять его», — сказала она, и Уизли мгновенно притих. Ссориться с Гермионой накануне урока трансфигурации ему не хотелось. Когда ребята вошли, полог последней кровати уже был задёрнут. Гриффиндорцы с любопытством переглянулись. Рон успел сказать им о новеньком, переведённом из-за границы и о том, что он был старшим братом Демиана. По легенде, Гарри ещё в раннем детстве, из соображений безопасности увезли за границу. «Это почти правда», — подумал Рон. Может, Гарри и не был за границей, но жил в мире, куда заказан путь его ровесникам. Мальчики, тихо перешёптываясь, двинулись к заветной кровати. — Мы должны посмотреть. — Вы его разбудите. Он разозлится! — Мы только посмотрим, я хочу знать, как он выглядит. Что ж, Рону тоже было интересно, как выглядит Тёмный Принц. Вчера Демиан сказал, что Гарри точная копия Джеймса. Наконец, любопытство пересилило и Рон, наплевав на возможную опасность, присоединился к своим товарищам. Очень медленно и, насколько возможно, спокойно, Уизли отодвинул полог. Их ждало разочарование. Несмотря на лунный свет, освещавший комнату, лица мальчика не было видно: он лежал к ним спиной. Ребята уже собрались уходить, когда холодный голос заставил их подпрыгнуть: — Если не хотите лишиться глаз, лучше перестаньте таращиться на меня! Хватило пары секунд, чтобы понять, кому принадлежал голос. Произнося это, Гарри даже не повернулся. Рон пробормотал «извини» и торопливо задёрнул полог. Ребята в спешке разошлись по кроватям. — Мерлин, он какой-то агрессивный, — услышал Гарри чей-то шёпот. «Вы даже понятия не имеете насколько», — подумал мальчик, погружаясь в сон. хxx Гарри проснулся от какой-то возни и только через пару минут вспомнил, где находится. Этой ночью ему хотя бы удалось выспаться, чего не случалось с того дня, как его поймали. Гарри отдёрнул полог и увидел, что гриффиндорцы уже собираются на завтрак. Жить с ними в одной комнате, что могло быть ужаснее? Он поднялся, достал из чемодана одежду и, пока его никто не заметил, направился в ванную. У самой двери на него налетел рыжеволосый мальчишка, и Гарри предположил, что это один из Уизли, о которых так много рассказывал Малфой. Кажется, его звали Рон. Гриффиндорец выглядел страшно растерянным и даже боялся поднять взгляд, из чего Гарри предположил, что этот рыжий один из тех, кому рассказали о Тёмном Принце. Тем временем Рон, похоже, пришёл в себя, потому что сделал шаг вперёд и даже протянул Гарри руку. — Рональд Уизли, — неуверенно представился он. Гарри даже не взглянул на протянутую ладонь, чем страшно разозлил Рона. Он постарался быть дружелюбным ради Демиана, да и нужно было хоть попытаться установить дружеские отношения с приёмным сыном Того-Кого-Нельзя-Называть, если уж им предстояло жить под одной крышей. Гарри, в самом деле, был точной копией Джеймса. Если бы не холод в его глазах, Рон мог бы поклясться, что перед ним шестнадцатилетний Джеймс Поттер. Но во взгляде мистера Поттера не могло быть столько льда. «Драко был прав, этот идиот совершенно не умеет скрывать эмоции», — тем временем подумал Гарри. — Если ты злишься из-за вчерашнего, извини. Мы не должны были подкрадываться, просто хотели посмотреть, как ты выглядишь, — тихо проговорил Рон. Гарри наклонился вперёд, чтобы никто, кроме мальчишки, его не услышал. — Ты ведь знаешь, что любопытство убивает, не так ли? Уизли побледнел и немедленно выбросил из головы мысль о дружбе с этим человеком. «Дамблдор ошибается, Гарри никогда не станет нормальным», — подумал Рон, направляясь к двери. Одной неудачной попытки подружиться хватило, чтобы понять это. Гарри проводил испуганного шестикурсника взглядом и улыбнулся. «Слишком просто. Если уж они так реагируют на простые слова, то, что будет дальше?» Ему почти удалось добраться до ванной, когда подошёл кто-то ещё. Этот кто-то протянул руку и представился, но Гарри уже не слышал ничего за стуком собственного сердца. Этот мальчик… Круглое лицо, большие карие глаза. Гарри изо всех сил пытался дышать, но весь воздух неожиданно пропал. Первым делом на ум пришли проклятья в адрес Альбуса Дамблдора. Старый дурак поселил его в одну комнату с Невиллом Лонгботтомом, хотя прекрасно знал, что Гарри сделал с его родителями. — Ты, наверное, Гарри Поттер? Я Невилл Лонгботтом, привет, — повторил мальчик. Это было выше его сил, и Гарри скрылся в дверях ванной прежде, чем Невилл успел сказать что-нибудь ещё. — Странный какой-то, — пробормотал себе под нос Невилл. Гарри прислонился к стене и попытался успокоиться. «Как старик посмел так поступить?!» Ответ не заставил себя ждать: «Он хочет, чтобы я почувствовал себя виноватым». Гарри едва не зарычал от ярости. Он не позволит Дамблдору победить! Мальчик подошёл к раковине и умылся холодной водой. Если уж он вынужден жить здесь, придётся контролировать эмоции. Быстро переодевшись, Гарри взглянул на себя в зеркало. — Похож на идиота! — простонал он и попытался пригладить растрёпанные волосы. — Можете вы хоть раз в жизни принять приличный вид? — спросил он в пустоту. Волосы, словно в ответ на это, растрепались ещё больше. — Блестяще! Его ожидал ад. Все непременно станут таращиться на новенького, а он будет похож на идиота. Гарри хотелось вернуть свою чёрную мантию, ботинки из драконьей кожи и, больше чем когда-либо, ему хотелось надеть серебряную маску. Поттер так и не вернул её: сжёг и сказал, что Гарри больше не должен скрывать лицо. Маска сгорела, а вместе с ней, как казалось мальчику, сгорела и часть него, ведь он носил её долгие годы. Когда Гарри открыл дверь, в спальне, помимо студентов, обнаружился ещё и Джеймс Поттер. Увидев сына, он не смог сдержать улыбку. Весь путь от спальни до гостиной они проделали в молчании, но, наконец, Джеймс не выдержал: — Как первая ночь в Хогвартсе? Гарри упорно продолжал молчать, и Поттер попытался ещё раз: — Тебе идёт форма, почти похож на обычного подростка. Гарри резко остановился и раздражённо взглянул на Джеймса. — Не пытайся шутить, Поттер! Промолчу насчёт твоего «чувства юмора», но обещаю — ты очень пожалеешь, если не научишься контролировать его. Джеймс улыбнулся. Похоже, единственный способ общаться с сыном — это воспринимать его, как обычного подростка…со слегка тяжёлым характером. — Да нет же, Гарри, я серьёзно. Отлично держишься, учитывая, что это твой первый день в школе, — Джеймс едва сдержал смех. Казалось, Гарри готов был испепелить его взглядом. — Знаешь, я вспоминаю свой первый день. Просто ужас, что со мной творилось. На мне были жуткие очки, совершенно огромные! Джеймс замолчал и посмотрел на сына. — Я всё хотел спросить, Гарри, ты…не носишь очки? — Ух ты! Твоя наблюдательность не перестаёт поражать меня! Скажи, а ты всегда так умело замечаешь очевидные вещи? — с сарказмом спросил мальчик. Джеймс покраснел. — То есть, ты носил когда-нибудь очки? Усмешка растворилась. Теперь ненависть в глазах сына пугала Джеймса. — Ты невозможен, знаешь это, Поттер?! — прошипел Гарри и быстро направился к двери. Джеймс догнал его. — В чём дело? Я только спросил… Гарри обернулся, и Поттер вздрогнул, будто на него внезапно повеяло холодом. В этих глазах было столько злости и…чего-то ещё. Джеймс не был уверен, но ему показалось, что он разглядел боль среди ненависти и злобы. — Хочешь знать, Поттер? Что ж, давай объясню! Мой отец исправил мне зрение! Мой отец сделал это для меня! — Гарри тяжело дышал, его голос почти срывался. Джеймс не знал, как реагировать, не понимал, почему простой вопрос так подействовал на мальчика. Он попытался не придавать значения слову «отец», сорвавшемуся с губ сына, но его лицо, похоже, говорило само за себя. Гарри торжествующе ухмыльнулся и, пока Джеймс не опомнился, выскочил из гостиной. хxx Джинни изо всех сил пыталась не опоздать на завтрак. Всё утро она провела в библиотеке, в очередной попытке отыскать хоть что-то о своём спасителе, но так и не добилась успеха. Опоздать на завтрак значило не получить расписания, а это в свою очередь подразумевало объяснения с МакГонагал. С головой погрузившись в свои мысли, Джинни не заметила, что по лестнице бежит какой-то студент. В итоге они столкнулись, и оба упали на пол. Джинни открыла, было, рот, чтобы обругать «слепого идиота», но, увидев ярко-зелёные глаза, не смогла произнести ни звука. Позабыв, что сидит на полу в коридоре, девочка молча глядела на растрёпанного мальчишку — обладателя точно таких же глаз, как у её таинственного спасителя. Гарри узнал девчонку, но виду не подал: не хотел, чтобы и она узнала его. Впрочем, она всё равно не могла тогда разглядеть его лица, да и наверняка уже забыла тот случай. Мальчик уже поднялся с пола, а Джинни всё не сводила с него глаз. Наконец, она вышла из оцепенения и поспешно встала. Лодыжка немедленно отозвалась болью. — Ты в порядке? — услышала девочка тихий голос. Джинни застыла. Она так много вспоминала об этом голосе, более того, именно об этих словах. Сердце бешено забилось. «Вот оно! Всё сходится: глаза, голос… Это он!» Джинни выпрямилась, игнорируя боль в ноге. — Эм, да, я-я в порядке, — у неё никак не выходило унять дрожь, — Прости, я не смотрела вперёд. «Чудесно, он примет меня за легкомысленную идиотку, не смотрящую под ноги», — мысленно обругала себя девочка. — Ничего, я тоже не смотрел вперёд. Ты точно цела? — от Гарри не укрылось, что девочка вздрогнула, поднимаясь на ноги. Теперь Джинни не сомневалась, что, наконец, нашла его. С тем же беспокойством он смотрел, когда она упала с крыши. Но, если так, почему он не узнал её? — Прости, мы прежде не встречались? — спросила она, точно зная, где и когда это произошло. Но прежде чем Гарри смог ответить, с лестницы раздался крик: — Гарри! Куда ты собрался?! Джинни обернулась. К ним, пытаясь не сбить спешащих в Большой зал студентов, пробивался Джеймс Поттер. Оглянувшись на своего спасителя, девочка успела заметить, с какой ненавистью тот посмотрел на мистера Поттера. Чтобы всё осмыслить потребовалось пара секунд. Джеймс назвал мальчика «Гарри», именно так звали Тёмного Принца. Только сейчас Джинни обратила внимание на поразительное сходство отца и сына. Что-то холодное и скользкое наполнило её сознание. Это Гарри Поттер! Тёмный принц! Человек, ответственный за множество смертей и страданий. Джинни поняла, что ошиблась и ощутила себя совершенно потерянной. Её спасителем не мог быть Гарри Поттер. Джеймс, наконец, пробился сквозь толпу и встал рядом с сыном. — Почему ты убежал? — спросил он, но Гарри лишь мимолётом взглянул на него и снова повернулся к Джинни. Странно, как быстро девчонка изменила своё поведение. Сперва смотрела на него с удивлением и трепетом, а теперь её глаза были полны холода. «И что это значит?» — подумал он. — Так ты Гарри Поттер? — спросила Джинни, мысленно ругая себя за несообразительность. Она же видела, как он похож на Джеймса. — Нет, просто Гарри, — ответил мальчишка, с интересом глядя на неё. Джеймс запоздало обнаружил Джинни и улыбнулся ей. — Доброе утро, Джинни. — Доброе утро, мистер Поттер. Оглядев ребят, Джеймс понял, что они о чём-то говорили до его прихода. — Вы…вы знакомы? — спросил он на всякий случай. Это, разумеется, было невозможно. Джинни подняла с пола сумку и окинула Гарри очередным холодным взглядом. — Нет, я приняла его за другого, ошиблась, — немедленно отозвалась девочка. — Да, я так и подумал. С подобными тебе я не общаюсь, — Гарри ухмыльнулся. Нахмурившись, Джинни двинулась к Большому залу, проклиная про себя Тёмного Принца. Из-за него она точно опоздала. Гарри раздражённо посмотрел ей вслед. «Она была такой приветливой. Что произошло?» — растерянно подумал он. Джеймс внимательно посмотрел на сына. — Что случилось в гостиной, Гарри? С чего ты так разозлился от простого вопроса? Не удостоив Джеймса даже взгляда, мальчик развернулся и пошёл в сторону Большого зала. — Гарри… — Поттер, я голоден и надеюсь получить нормальную еду, чтобы выдержать пытку, которую вы приготовили для меня на сегодня, понятно? Задетый этими словами, Джеймс почувствовал, что терпение покидает его. — Понятно, Гарри, но скажи мне, как ты собрался есть, если не знаешь куда идти? Гарри обернулся и раздражённо указал на поток студентов, спешащих на завтрак. — Пойду за ними. Какой из тебя аврор, если ты не понимаешь таких простых вещей? Гарри увидел, как мужчина покраснел, и почувствовал, что настроение улучшается. Джеймсу оставалось лишь кивнуть и последовать за сыном. «Это будет долгий день», — устало подумал Поттер, открывая двери Большого зала.

xenofob: супер!! скорость работы восхищает!! продолжайте в том же духе!)

Анж : супер!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Натик: Amella6888 Я так поняла, Джеймс за Гарри будет ходить везде??Даже сидеть на занятиях будет с ним? Я просто себе это представила-реально забавно...Спасибо за перевод, Буд ждать проду

blood nemesis: замечательно!!! Огромное спасибо за такой скорый и качественный перевод) Как же я надеюсь что Гарри останется с Волдемортом и наведет жуткий шухер в Хоге...))) С благодарностью и нетерпением жду продолжения=)

Натик: Amella6888 Я понимаю, что начинаю канючить и у меня совершенно нет терпения, но когда прода??Мне очень интересно что же будет дальше..

Amella6888: За отзывы всем спасибо, глава скоро будет. Вот окончательно разберусь с бетой и на неделе выложу. Извините за задержку.

МАГиня: Прочто замечательный перевод )))Ты просто молодчина )))Продолжай в том же духе с нетерпением жду поду, надеюсь она не затавит себя долго ждать))))

Натик: Amella6888 Ну когда же прода?? У меня завтра экзамен, а я так надеялась перед ним насладиться новой главой(((

Amella6888: Глава 18. Брат и друзья. У входа в Большой зал Гарри застыл, как вкопанный. Здесь было столько детей, сколько ему не доводилось видеть за всю свою жизнь. Мальчик немедленно вспомнил о своих растрепанных волосах и нелепой школьной форме. Не понимая в чём дело, Джеймс приблизился к сыну, но тот не замечал его. — Идём же, Гарри. Стол Гриффиндора вон там, — он махнул рукой вправо. Гарри неуверенно двинулся вперёд и немедленно ощутил на себя многочисленные взгляды. Добравшись до нужного стола, он постарался сесть подальше ото всех. Оставив сына, Джеймс поспешил к преподавательскому столу, где его уже дожидалась взволнованная Лилиан. Гарри уткнулся взглядом в тарелку. Он чувствовал, что на него смотрят все, кому не лень и желал одного: чтобы все они исчезли. Наконец, мальчик вздохнул и принялся лениво жевать тост. Ситуация напрягала его, а ведь такого никогда не случалось прежде. Он убивал Пожирателей, сталкивался с Министерством и Орденом, но ни разу не чувствовал подобной растерянности. Гарри постарался убедить себя, что всё это потому, что территория ему незнакома. Отправляясь на очередное задание, мальчик заранее знал, что от него требуется, и как действовать. Здесь же ситуацией заправлял не он. Но на раздумья не было времени. Первым делом необходимо было отыскать Драко и передать сообщение отцу. Мальчик пробежался взглядом по столам и очень скоро, за самым дальним, заметил светловолосого слизеринца. Драко о чём-то увлечённо говорил с друзьями и не смотрел в его сторону. «Что скажет Драко, увидев меня здесь?» — улыбнулся про себя Гарри и уже собрался вернуться к завтраку, когда напротив него, с шумом приземлился Демиан. — Доброе утро, — радостно поприветствовал его мальчишка. В ответ Гарри тихо зарычал. — Ну как тебе Хогвартс? Здесь классно, верно? Ты ещё не всё пока видел, но будешь в восторге! — Демиан хотел ещё что-то сказать, но остановился, заметив, что брат раздраженно потирает виски. — Почему бы тебе не докучать кого-нибудь другому? — устало спросил Гарри. — Но ты ведь новенький, и кто-то должен рассказать тебе о замке. Почему не я? — мальчишка улыбнулся. Гарри вздохнул, и ребёнок тут же продолжил галдеть о достоинствах Хогвартса. Раз не вышло его игнорировать, нужно было придумать что-то другое, но в голову пока ничего не приходило. Гарри взглянул на недоеденный тост, понимая, что потерял аппетит и, обернувшись, увидел, что Поттеры внимательно смотрят в его сторону. «Пришло время устроить Поттерам маленькую неприятность», — подумал он и ухмыльнулся. Наклонившись к мальчишке чуть ближе, Гарри поманил его к себе. Демиан тут же замолчал и наклонился к брату. — Итак, ребёнок, как насчёт небольшой экскурсии? — Серьёзно? — мальчик удивлённо уставился на него. — Кто-то должен показать мне замок. Почему не ты? — Да, отлично! Но сейчас мы уйти не можем, МакГонагал будет раздавать расписание, — разочарованно добавил Поттер. — Ну, тогда хотя бы покажи, где здесь находится уборная. Мне всё равно нужно туда перед началом занятий. Демиан кивнул. Они встали и вместе направились к выходу. Джеймс, увидев, что мальчики уходят из зала, вскочил с места и бросился за ними. Они с Лили давно наблюдали за ребятами, и он не мог отделаться от волнения. Никак не получалось забыть взгляд Гарри, когда тот говорил о Демиане. Оставлять их наедине было нельзя, кто знает, на что способен мальчик, однако, пробраться через толпу семикурсников оказалось непросто. Джеймс только пробивался вперёд, а сыновья уже стояли у выхода. Напоследок Гарри обернулся, и Джеймс заметил на его губах ухмылку. Мальчик подмигнул ему и вышел из зала вслед за Демианом. У Джеймса сердце ушло в пятки. Что Гарри собирался сделать с Демианом? Ведь не станет же он вредить мальчику прямо у всех под носом? Оказавшись, наконец, в коридоре, Джеймс нигде не увидел ребят и запаниковал ещё больше. И почему он ждал так долго? Нужно было подойти к ним, едва Демиан только заговорил с Гарри. Он достал палочку и прошептал: — Укажи… Палочка указала сперва направо, потом налево, словно не могла определиться с выбором. Джеймс выругался: это заклинание не работало в Хогвартсе, ради безопасности студентов. Куда же могли пойти ребята? И как мог Демиан так сглупить? Поттер намеревался устроить младшему сыну серьёзный выговор, но для этого его нужно было найти. Мужчина бросился направо, но ноги не желали слушаться. Гарри наверняка сделал с мальчиком что-то ужасное. Поттер собирался повернуть за угол, когда с другой стороны донёсся знакомый голос: — …уборные для мальчиков есть на каждом этаже, а для девочек только на четырёх. Многим это кажется несправедливым. Поттер обернулся и увидел обоих сыновей. Они вышли из туалета и возвращались в Большой зал. — Ну и на кой чёрт мне знать, сколько здесь уборных для девочек? — рассеянно поинтересовался Гарри. Джеймсу показалось, что пол уходит у него из-под ног. Уборная! Ну конечно. Демиан всего-навсего показывал Гарри туалет! Поттеру стало стыдно за свою панику. Разумеется, Гарри не стал бы причинять вред Демиану у всех на виду. Подавив желание обнять сына, Джеймс приблизился к ребятам. — Папа? Ты что здесь делаешь? — спросил Демиан. Поттер не знал, что говорить. Да и что тут можно было сказать? «Ох, Демиан, а я решил, что Гарри убивает тебя?» Глупость какая! Джеймс смутился ещё больше. Взглянув на побледневшего Поттера, Гарри улыбнулся: его план сработал. Но и от Демиана тревога отца не укрылась. — Неважно выглядишь, пап. Что случилось? — Ничего, Дэми, всё в порядке. Где вы двое пропадали? — как можно непринуждённей спросил Джеймс. — Показывал Гарри, как тут всё устроено. — А ты что подумал, Поттер? — поинтересовался Гарри и, хотя он говорил спокойно, Джеймс чувствовал, что сын смеётся над ним. В самом деле, как можно было купиться на это? Жалея, что не остался за столом, Джеймс предостерегающе взглянул на Гарри и проводил ребят обратно в Большой зал. Все расселись по местам, и Лили вздохнула с облегчением. Все были живы и здоровы. Деканы раздали расписание, и Гарри, не глядя, сунул листок в карман: зачем ему помнить уроки, если Поттер всё время будет таскаться следом? Буквально через секунду Гарри заприметил двух хихикающих девчонок, не сводящих с него глаз. И не только они: осмотревшись, мальчик понял, что на него косится добрая половина гриффиндорцев. Демиан тут же принялся вводить всех в курс дела. Гарри попытался сохранять спокойствие. Он проигнорировал несколько «приветов», но вздрагивал каждый раз, когда Демиан называл его «Гарри Поттер». Тут же посыпались вопросы: все хотели знать, где Гарри был всё это время и почему появился сейчас. Несмотря на то, что все вопросы были адресованы Гарри, Демиан отвечал на них сам. Один, особенно смелый, шестикурсник поинтересовался: «Он что немой?» Гарри уже собирался поставить идиота на место, но поймал умоляющий взгляд Демиана и промолчал. Возможно, он сделал это, потому что ребёнок, хоть и не осознано, помог ему поиздеваться над Поттером. — Отвали, Дэвид, у Гарри недавно была ангина, — ответил за него мальчишка. Хихикающие девочки тем временем успели подобраться к Гарри поближе. — А почему тебя не было на ужине? — почти в унисон проговорили они. «Мерлин, как можно быть такими любопытными?» — подумал Гарри. — Неважно себя чувствовал, — не оборачиваясь, ответил он, надеясь, что девчонки уберутся. Те, однако, снова захихикали и принялись шептаться. — Прекрасный голос…великолепные глаза…он восхитителен! Гарри дёрнулся и обернулся. Напрасно, потому что теперь на него уставились и другие девочки. «Глупость какая!» Гарри поднялся из-за стола, и на его плечо тут же опустилась чья-то ладонь. Увидев, что это Поттер, мальчик раздражённо скинул руку и двинулся к выходу. Демиан неуверенно взглянул на отца, и хотел было присоединиться, но Джеймс покачал головой и сказал, что они встретятся за обедом. Мальчик расстроено кивнул и, пожелав Гарри удачи, вернулся к своим однокурсникам. Гарри закатил глаза. Можно подумать он нуждался в удаче. Достав расписание, мальчик увидел, что его ожидает сдвоенная История магии. «Отлично, напрасная трата времени», — подумал он, выходя из Большого зала. Перед тем, как Гарри присоединился к потоку студентов, Джеймс отвёл его в сторону и протянул сумку с учебниками. — Что насчёт палочки? — спросил мальчик. — Не сейчас. Для сегодняшних уроков она тебе ни к чему. Гарри хотел возразить, но отчего-то передумал. Он уже уходил, когда Поттер схватил его за руку. — Я хочу, чтобы урок прошёл без происшествий, Гарри. Не знаю, что ты пытался доказать за завтраком, но не смей больше исчезать, ясно? — Джеймс постарался не показывать раздражения. Мальчик равнодушно посмотрел на него. — Брось, Поттер, говори, как есть. Ты не хочешь, чтобы я исчез, или не хочешь, чтобы я исчез вместе с Демианом? Джеймс побледнел, а Гарри улыбнулся и продолжил: — Вот видишь, Поттер, Демиан — твоя слабость, и ты до ужаса боишься, что я использую его в своих целях, не так ли? У Джеймса кончилось терпение. — Ты не тронешь Демиана, Гарри! Ты никогда не причинишь ему вреда, понятно?! — Джеймса едва ли не трясло от ярости. — Так или иначе, я останусь в выигрыше, Поттер. Тогда, в зале, ты едва не умер от страха, а я даже не притронулся к мальчишке. Пока мне достаточно того, что ты считаешь, будто я могу навредить ему, а дальше…что ж, посмотрим, — Гарри усмехнулся, увидев страх в глазах Поттера. Класс открыли, и Гарри присоединился к толпе студентов, спешащих внутрь. Оставшийся в одиночестве Джеймс, поражённо смотрел вслед сыну. * * * — Ничего не выйдет, директор! Это плохо закончится. Он угрожал мне! Он слишком опасен! Не стоило привозить его сюда, — Джеймс мерил шагами кабинет директора, пытаясь успокоиться после разговора с сыном. Дамблдор, напротив, невозмутимо молчал, позволяя Джеймсу выплеснуть эмоции. Спустя четверть часа, вдоволь накричавшись, Джеймс устало опустился на стул. Выглядел аврор совершенно разбитым. — Никто не говорил, что будет просто, Джеймс. Гарри тяжело и его поведение естественно. Он бросает нам вызов, мы не должны опускать рук. Джеймс устало взглянул на директора. — Я не хочу сдаваться, но вы даже не представляете, насколько это сложно. Для меня, Лили и Демиана. Мы так хотим, чтобы Гарри стал членом нашей семьи, но нельзя, чтобы кто-то пострадал при этом. Дамблдор улыбнулся и встал из-за стола. — Точно, Джеймс, точно. Но ни один невинный не пострадает от руки Гарри. Не сомневайся в этом. Увидев непонимание в глазах Поттера, директор пояснил. — Видишь ли, я попросил профессора Снейпа разузнать побольше о Тёмном Принце, и оказалось, что он не такой уж безжалостный убийца, каковым мы все его считали. Он придерживается ряда правил и одно из них — никогда не вредить невинным, то есть детям. Джеймс ушам своим не поверил. Волдеморт никогда бы не стал учить Гарри подобному! В чём же тут дело? — Но, Дамблдор, как же Вы-Сами-Знаете-Кто? Как он относится к этому? — Гарри успешно выполняет его, так называемые, «задания». Рискну предположить, что Волдеморт позволяет ему самому выбирать путь для достижения цели. Мальчик для него не просто наёмник. Северус говорит, что Гарри не кланяется Волдеморту, и не встаёт перед ним на колени, как это делают Пожиратели. Более того, его считают почти равным Тёмному Лорду. Вот тебе и ответ. Неожиданно Джеймса осенило. — Дети Мадам Помфри! Вот почему он спас их! У Поттера гора упала с плеч. Гарри не причинит вреда студентам, он только хотел напугать его, когда угрожал навредить Демиану. «И это сработало». Джеймс тут же почувствовал уважение к сыну. Его вырастил самый злой в мире волшебник, а мальчик умудрился сохранить в себе нечто хорошее. Но что-то всё равно не сходилось. Гарри едва исполнился год, когда его украли, а ведь тогда он не видел разницы между добром и злом. Так зачем всё это Волдеморту? Джеймс внимательно посмотрел на директора. — И всё же, директор, откуда у Гарри эти представления о добре? Почему он не трогает детей? Как бы грустно это не звучало, но Волдеморт должен был научить его убивать…и не только тех, кто представляет для него угрозу. Кем бы ни был для него Гарри, зачем ему учить его сострадать? И разве Пожиратели Смерти не нападают обычно именно на невинных? Я уже ничего не понимаю, — раздражённо закончил Джеймс. — Не думаю, что Гарри считает нас невинными. Так он думает лишь о детях, но ты прав, Джеймс, всё это лишено смысла. Поэтому я попросил Северуса узнать об этом как можно больше, а пока мы хотя бы можем не волноваться о наших учениках. Джеймс рассеяно кивнул. Он не доверял Снейпу, ведь у того не было никаких причин стараться и искать информацию. Поттер решил сам узнать обо всём. Если удастся доказать, что Гарри спасал людей, можно будет добиться для сына полной амнистии. Уже в дверях Джеймс обернулся. — Директор, когда вы узнали об этом? — Вскоре после того, как Гарри доставили в штаб. Почему ты спрашиваешь? Джеймс улыбнулся. Поистине Альбус был настоящим хитрецом. — Вот почему вы не боялись везти его сюда. Вы знали, что он не тронет детей. Я полагаю, также были приняты и меры предосторожности? Дамблдор слегка наклонил голову и улыбнулся. — Я очень серьёзно отношусь к безопасности учеников, Джеймс, и никогда бы не позволил ситуации выйти из-под контроля. По-прежнему улыбаясь, Поттер вышел из кабинета и направился к классу Истории магии, чтобы проводить сына на следующий урок. В душе теплилась надежда — у Гарри был шанс. * * * Вторая половина дня прошла без инцидентов. Гарри, отделавшись от Джеймса у дверей Большого зала, расположился за гриффиндорским столом. Что ж, сегодня у него впервые в жизни были школьные уроки. Дома его обучением занимались Белла, Люциус и отец. Едва Гарри вспомнил о них, на душе стало тяжело. Он мог бы поговорить с Драко, но Поттер всё время находился поблизости, а уроки сегодня были только с Хаффлпаффом и Рейвенкло, поэтому Малфоя Гарри так и не увидел. Мальчик повернулся к слизеринскому столу в надежде увидеть друга, но успеха не добился и опустил взгляд. Хотелось есть, но он не мог заставить себя даже взять в руки вилку. Преподаватели, похоже, в большинстве своём, не были согласны с решением Дамблдора — поместить Гарри в Хогвартс. Многие старались просто не обращать на него внимания, и Гарри это вполне устраивало: он был слишком занят мыслями о побеге и не желал отвлекаться на бессмысленные уроки. В зал, в сопровождении нескольких Уизли, девчонки с излишне густыми каштановыми волосами и той рыжей, с которой Гарри столкнулся сегодня утром, вошёл Демиан. Теперь, увидев свою незнакомку рядом с остальными Уизли, мальчик понял, что она их сестра, лохматая же девчонка, вероятно, являлась грязнокровкой Гренджер, о которой так часто упоминал Драко. Намеренно отведя взгляд, Гарри подеялся, что Демиан, со своей толпой, подсаживаться к нему не станет, но удача сегодня решила от него отвернуться. Мальчишка поспешно приземлился рядом с ним, и остальные подростки последовали его примеру. Не глядя в их недовольные лица, Гарри решил сконцентрироваться на еде, но Демиан, заметив поведение брата, заговорил с ним: — Как уроки, Гарри? Наверняка скука смертная, как всегда. Гарри даже рта не успел раскрыть, а ребёнок уже принялся представлять его своим друзьям: — Это мои друзья. С Роном и Гермионой ты знаком, — после этих слов Рон покраснел, а Гарри ухмыльнулся, — а это Фред, его близнец Джордж и их сестра Джинни, — гордо закончил Демиан. Сохраняя спокойствие, Гарри наблюдал, как подростки неловко переводят взгляд с него на Демиана и не знают, что сказать. Он поймал пристальный взгляд Джинни, но как только их взгляды столкнулись, девочка отвернулась и принялась заполнять тарелку едой. — Когда продолжим экскурсию? — спросил Гарри, поворачиваясь к Демиану. — Когда скажешь, — растерянно отозвался мальчик. — Сейчас. — Сейчас? Ты не хочешь сперва перекусить? — ребёнок с тоской посмотрел на нетронутую тарелку еды. — Нет аппетита. Если не хочешь, я пойду один, — Гарри поднялся на ноги, но Демиан вскочил следом. — Нет, Гарри, я пойду с тобой! — А ты разве не хочешь есть, Демиан? — Рон говорил спокойно, но его глаза так и блестели от гнева, когда он смотрел на Гарри. — Нет, спасибо, Рон, я тоже не голоден. Ребята быстрым шагом двинулись к выходу из зала. У дверей Демиан обернулся и помахал родителям, и какое же разочарование испытал Гарри, увидев, что Джеймс улыбнулся и просто помахал в ответ. Мальчик так и не смог понять, почему аврор не попытался помешать им и решил подумать об этом позже. В конце концов, это и к лучшему: без Поттера у него будет больше свободного времени. Гарри сказал Демиану, что сперва хочет осмотреть Хогвартс снаружи. И не зря: едва они вышли во двор, он увидел нужного ему человека. Драко Малфой, в окружении кучки слизеринцев, торопливо шёл к дверям замка. Слизеринцы, очевидно, возвращались с Травологии, потому что время от времени с отвращением оглядывали свои руки. Драко выглядел хуже всех, в его словах то и дело проскальзывало: «отвратительные маленькие создания» и «зачем вообще их кормить?!». Гарри взволнованно посмотрел на Драко и повернулся к Демиану. — Жди здесь, ребёнок, — велел он и направился к слизеринцам. — Почему? — озадаченно спросил Демиан. — Делай, что говорят, — не оборачиваясь, огрызнулся Гарри. Расстроенный Демиан остался на месте, а Гарри уже приблизился к слизеринцам. Драко был так поглощён своей «трагедией», что даже не заметил его, что дало Гарри возможно подойти к другу со спины. — Пустая трата времени! Отец говорит, что предметы, которые здесь преподают — бесполезны! С чего нам заботиться о каких-то жалких саженцах и засорять голову ненужной информацией? — Драко старательно пытался оттереть руки. — Не знаю, Малфой, некоторые из них, к примеру, могут спасти твою жизнь, — невозмутимо заметил Гарри, заставив блондина вздрогнуть. Удивлённое лицо друга позабавило Гарри, и он улыбнулся, в то время, как Драко застыл, не веря своим глазам. — Г-Гарри? Как ты…что ты здесь делаешь? — Драко взволнованно огляделся и нервно добавил: — На Хогвартс напали? — Нет же, болван! Если бы напали на Хогвартс, думаешь, я стоял бы здесь и разговаривал с тобой? — Гарри встряхнул головой. Честное слово, и почему его друг иногда был таким идиотом? Драко покраснел и принялся возмущаться: — Эй! Кого ты назвал болваном? Я сказал это, потому что нападение — единственная причина, по которой ты мог сюда попасть! Гарри бросил короткий взгляд на двери замка и помрачнел. — Да, я думал так же, — рассеянно сказал он. Драко велел Креббу с Гойлом уйти, и слизеринцы поплелись к замку. — Гарри, что случилось? — удивлённо спросил Драко, едва их оставили одних. — Ты не в курсе? — спросил Гарри, внимательно глядя на друга. — Да о чём ты? Что произошло? — теперь Драко выглядел растерянным. — Орден поймал меня две недели назад. Глаза Драко расширились от удивления, а сам он побледнел больше обычного. — Ч-что? — пробормотал слизеринец. — Почему ты не в курсе? Отец ничего не говорил тебе? Драко смущённо взглянул на друга. — Эм, нет…меня не было рядом. Мы с мамой уехали в Испанию на пару недель. Нужно было решить несколько проблем, — нерешительно сказал Драко. Гарри всё понимал. У Люциуса с Нарциссой было много проблем, и когда обстановка накалялась, Драко с мамой уезжал в Испанию, там жила семья Нарциссы. Видимо, друг отправился в школу, не повидавшись с отцом. — Я отправил тебе несколько сов, но видимо ты уже был…, — Драко запнулся, не зная, как сказать, что Гарри был в руках Ордена. Гарри улыбнулся и в тот же момент, увидев, что к Демиану приблизилось несколько фигур, вспомнил, зачем хотел увидеть Малфоя. — Драко, послушай, мне нужно, чтобы ты кое-что сделал. Скажи моему отцу, что я в безопасности. Что бы не случилось, он не должен пытаться спасти меня: именно этого ждёт Дамблдор. Объясни, что единственный способ бежать отсюда — пробить защиту Хогвартса. На пару минут, мне этого хватит. Драко изумлённо уставился на друга. — Да ты с ума сошёл! Хогвартс — одно из безопаснейших мест, его защиту не сломать. — Это возможно, Драко, защита не так идеальна, как ты думаешь. Над этим уже работают по последнему заданию отца. Да, сломать её нельзя, но можно ослабить. Мне нужно всего пару минут: я выйду за ворота, а там Пожиратели помогут мне. Если на это уйдут месяцы, пусть так. Я готов ждать, лишь бы отец не рисковал. Драко эти слова не особо убедили, но сообщение он передать обещал. Прежде, чем Гарри ушёл, Малфой поинтересовался, почему Орден не отправил его в Азкабан, но мальчик сказал, что объяснит всё позже, когда будет больше времени, и направился обратно, к Демиану, возле которого уже стояли его друзья. Демиан глядел на брата с любопытством. Он целых пять минут о чём-то говорил с Малфоем, и то, что они знают друг друга, было очевидно. Демиан едва сдержался, чтобы не подойти ближе, но в этот момент подошли его друзья. — Что вы тут делаете, ребята? — спросил Демиан, удивлённый тем, что они так быстро пообедали. — Мы не голодны, — ответил Рон, выискивая глазами Гарри. Демиан фыркнул. — С тобой такое впервые. Рон, наконец, увидел Гарри рядом с Малфоем, и улыбка исчезла с его лица. — Какого чёрта он разговаривает с Малфоем? — рассерженно воскликнул он. — Не знаю, — неловко отозвался Демиан. Драко скрылся в боковом входе в замок, а Гарри двинулся к ним. Едва брат подошёл ближе, Демиан обратился к нему: — О чём ты разговаривал с Малфоем? Вы ведь с ним не друзья? Гарри раздражённо посмотрел на него. — А что, если так? Если уж ты дружишь с такими, как она, — мальчик кивнул в стороны Гермионы, — почему я не могу дружить с Малфоем? Ребята выглядели так, будто их окатили водой. У Рона лопнуло последнее терпение. — О чём это ты? Гермиона в десять раз лучше вас с Малфоем вместе взятых! Ты просто смешон! Не смей говорить с нами так, будто мы чем-то хуже вас! — лицо Рона покраснело от гнева, и он инстинктивно шагнул вперёд. — Но вы хуже, особенно меня, — спокойно отозвался Гарри. Гриффиндорцы пришли в ещё больший ужас. Лица Уизли стали схожи по цвету с их волосами, Гермиона, не отрываясь, смотрела на Гарри, но хуже всего пришлось Демиану: он оказался меж двух огней. Беспомощно глядя то на Гарри, то на Рона, он словно умолял их остановиться. Рон собирался ответить, но Гермиона опустила руку на его плечо. — Не надо, Рональд, он того не стоит, — сказала она и сердито взглянула на Гарри. Тот ответил ей ледяным взглядом. — Не стою? Уж не какой-то паршивой грязнокровке говорить об этом, — прошипел мальчик. Всё случилось мгновенно. Девочки охнули, Рон выхватил палочку и направил её на Гарри. — Нет, Рон! У него нет палочки! Рон, не надо…, — закричал Демиан, но Уизли был слишком сердит и не желал ничего слышать. — Инкарто! — крикнул он, и с его палочки сорвался жёлтый луч. Гарри двигался так быстро, что ребята не успели ничего понять. Мальчик ловко увернулся от заклинания, одной рукой перехватил руку Рона, в которой тот сжимал палочку, а второй с силой ударил его по лицу. Уизли закричал и схватился за сломанный нос, одновременно пытаясь освободить вторую руку. Ещё одним резким движением Гарри заломил Рону запястье. Громкий хруст заставил ребят вскрикнуть, а Рон снова закричал от боли. Схватив гриффиндорца за воротник, Гарри притянул мальчишку к себе, так, что окровавленное лицо Уизли оказалось всего в сантиметре от него. — Даже не думай нападать на меня, Уизли! Иначе я с той же лёгкостью сломаю твою шею, — тихо прошипел Гарри и лишь после этого разжал руки. Девочки посмотрели на Гарри в ужасе, от чего тот лишь ухмыльнулся. Гриффиндорки кинулись помогать Рону, и вскоре все трое скрылись за поворотом. Что ж, теперь они точно не станут ему досаждать. На месте остался лишь поражённый Демиан. Наконец, и он, отвернувшись, молча поплёлся за друзьями. Гарри остался один у дверей замка.

Натик: Спасибо!я не знаю почему, но мне хочется, чтобы Гарри был с Лордом.. Перевод отличный Жду проды

Samotlor: Замечательная новая глава! С каждой минутой становится все интереснее. И да, я тоже хотела бы чтоб Поттер остался с Лордом, но у автора, судя по разворачивающимся событиям, совсем другое мнение. :( Если Гарри еще и замочит Володю, то это будет ну совсем уж печально. :) Спасибо вам за перевод, он действительно хорош. Конечно, в тексте есть небольшие ошибки, но это все мелочи и легко правится хорошей бетой. Удачи с новыми главами.

Amella6888: Глава 19 Классы На следующее утро, Гарри ожидал длинную лекцию от Джеймса по поводу инцидента с Роном. Но, к удивлению мальчика, Поттер даже не упомянул об этом, пока они шли на завтрак. Гарри вошёл в зал и сразу же отыскал взглядом Драко. Слизеринец кивнул ему, это говорило о том, что сообщение доставлено. Гарри незаметно кивнул в ответ и сел за стол, увидев неподалёку красного Рона, а рядом с ним Джинни, Гермиону и Демиана. Все они смотрели на Гарри, и выражение их лиц заставило его улыбнуться. Расположившись подальше от всех, Гарри даже не успел коснуться еды, когда кто-то сел прямо напротив него. Он поднял глаза и увидел Демиана. - Я должен с тобой поговорить, - серьёзно начал мальчик. - А ты когда-нибудь можешь со мной не говорить? – спросил Гарри, потянувшись к блинам. - Гарри, что вчера произошло? Ты не можешь так относиться к окружающим! Ты не можешь называть людей такими отвратительными словами! И ты не можешь обижать других так, как ты поступил с Роном! – Демиан говорил как мог спокойно. - С чего ты решил, что я должен тебя слушать? – прошипел Гарри сквозь сжатые зубы, наклонившись ближе к лицу Демиана. – Только потому, что ты испорченный маленький ребёнок, который получает всё чего хочет и не хочет от своих ужасных родителей, не значит, что ты можешь говорить мне, что делать! Демиан выглядел потрясённым этими словами. Он вздохнул и постарался успокоиться, перед тем как продолжить разговор. - Гарри, во-первых, я не испорченный ребёнок, который получает всё чего захочет. Во-вторых, я не позволю тебе говорить так о наших родителях! Гарри едва мог сдержать смех, услышав эти слова. - Ты думаешь, прежде чем говоришь? Ты действительно считаешь, что можешь угрожать мне? Слушай сюда, ребёнок, я покалечил больше людей, чем ты встречал в своей жизни. Я не знаю, что тебе рассказывали обо мне, но видимо это неправда, потому что ты не понимаешь, сколько я могу причинить боли. Если у тебя есть хоть капля мозгов, и если ты хоть что-то чувствуешь, ты должен понимать, что я опасен! - Я нисколько тебя не боюсь! Я знаю, что должен бояться, особенно после вчерашнего, но я не боюсь! А что касается моих чувств, нравится тебе или нет, но ты мой брат, и я не могу ненавидеть собственного брата, не важно, что ты говоришь или делаешь! Демиан встал, не сводя с него глаз. - Между прочим, мы не рассказали никому о том, что случилось, и ты тоже не должен! Гарри был шокирован этими словами. - Почему? – спросил он. - Это бы доставило кучу проблем! И тебе и Рону, ведь это он напал на тебя. А у тебя не было палочки, и ты не мог защитить себя. Демиан вернулся обратно к друзьям, оставив растерянного брата одного. Перед Лордом Волдемортом стояли два его самых преданных Пожирателя Смерти. Люциус только что закончил читать письмо Драко, в котором мальчик передавал сообщение от Гарри. Белла стояла рядом, они оба склонили головы, ожидая приказа своего повелителя. Белла была в ярости. Да что же он делает?! Просит их не предпринимать попыток спасти его! Ха! Он что действительно считает, что они оставят его в Хогвартсе?! Особенно в компании этого старого предателя крови, Альбуса Дамблдора! Белле нужна была лишь команда, чтобы пойти, вытащить Гарри оттуда и вернуть его Лорду Волдеморту. Белла бросилась бы в Хогвартс без единого сомнения, если бы был шанс вернуть Гарри. Она тяжелее всех перенесла его похищение и всё время винила в этом себя. Если бы только она тогда добралась до Гарри раньше, ничего этого не случилось бы! Белла оторвалась от своих мыслей, потому что Лорд Волдеморт обратился к Люциусу. - Люциус, как далеко вы продвинулись с проектом защиты Хогвартса? Люциус нервно сглотнул, прежде чем ответить. - Мой Лорд, мы распознали две трети защитных заклинаний, но всё ещё не можем понять как ослабить их. Красные глаза Волдеморта гневно вспыхнули. - Как долго, Люциус? - Мой Лорд, по моим оценкам два или три месяца. Люциус даже не успел подготовиться, когда заклятье Круцио ударило его в грудь. Он закрыл глаза и сжал зубы, чтобы помешать крику вырваться наружу. Спустя минуту проклятье было снято, и Волдеморт снова прошипел: - Как долго, Малфой, два или три месяца? - Т-т-три месяца, мой Лорд, - пробормотал Люциус, пытаясь отдышаться. Лорд Волдеморт снова погрузился в свои мысли, обдумывая полученную информацию. Если бы он послушал Гарри, то смог бы вернуть его через три месяца, но что случится за это время! Волдеморт доверял Гарри и знал, что тот не признает Дамблдора, но, находясь рядом с Поттером, Гарри может захотеть остаться там! Нет! Это не выход! Он не может ждать три месяца, чтобы снова увидеть сына! - Гарри нужно вернуть немедленно! Я не стану ждать три месяца, чтобы вновь увидеть сына. За это время он может пострадать! У Беллы перехватило дыхание, когда она услышала о возможной опасности. Драко указал в письме, что с мальчиком всё в порядке, но как ему показалось, Гарри выглядел немного больным. Белла знала, как чувствует себя Гарри. Он наверняка не заботится о себе должным образом. Гарри был прав, иногда Белле действительно казалось, что она его мать. - Мой Лорд, я согласен, что это слишком долго, но мы не можем идти в Хогвартс прямо сейчас! Люциус получил очередной Круциатус. - Никогда не говори мне, что я могу, а что нет, Люциус, в следующий раз это может плохо кончиться для тебя! – прошипел Волдеморт, снимая заклинание. - Я-я прошу прощения, мой Лорд, я говорю о том, что Дамблдор без сомнения усилит защиту если мы придём за Гарри. Мой Лорд, Тёмный Принц прав, Дамблдор вероятно делает это для того, чтобы поймать вас. Он использует Гарри, как средство добраться до вас. Принц не хочет стать причиной вашей поимки, прошу вас, мой Лорд, Гарри прав. Единственный способ вернуть его, это ослабить защиту. Люциус надеялся, что не получит снова Круцио. Его ноги уже дрожали, и он никак не мог выровнять дыхание. Лорд Волдеморт, казалось, обдумывает эти слова. - Что ж, хорошо, но я хочу, чтобы ты, Белла, Эйвери и другие члены Внутреннего круга отправились в Хогсмид. Я хочу, чтобы замок всегда была под наблюдением. Меня не волнует, как ты это сделаешь, но чтобы десять замаскированных Пожирателей, постоянно находились в Хогсмиде. Если будет возможность добраться до Гарри, я не хочу упустить её, тебе понятно?! - Да, мой Лорд, - ответил Люциус и облегчённо вздохнул. Но его облегчение было недолгим, потому что Белла заговорила. - Мой Лорд! Нет! Мы не может оставить Гарри в этом ужасном месте! Мы не знаем, что они могут сделать с ним! Они могут навредить ему, и мы не сможем помочь! Мы должны спасти Гарри, сейчас! Мы можем пустить в ход все силы, они не смогут убить нас всех! Пожалуйста, мой Лорд, мы должны вернуть Гарри! Белла остановилась только тогда, когда Люциус схватил её за плечи и встряхнул, чтобы привести в чувства. Она упала на колени и разрыдалась. Волдеморт, однако, не послал в неё проклятий. Лорд знал, что Белла была искренне предана ему, и редко её наказывал. Белла поднялась на ноги и последовала за Люциусом наружу, где они немедленно принялись готовить людей, для отправки в Хогсмид. Первым уроком у Гарри сегодня были зелья. Он зашёл в класс и сразу же почувствовал раздражение, увидев за столом улыбающуюся Лили. С ней он не разговаривал с тех пор, как прибыл в Хогвартс. Гарри сел за последнюю парту и сосредоточил внимание на поверхности стола. Класс был полон, Гарри заметил Драко в одном с ним ряду. Обычно единственными людьми, которые сидели недалеко от него были Гермиона, Рон и Невилл. У Гарри пока ещё получалось избегать Невилла. Он даже смотреть на него не мог, в памяти немедленно всплывала та ночь, когда Пожиратели Смерти напали на дом Лонгботтомов. Гарри мысленно дал себе пощечину. «Хватит думать об этом» - велел он себе. Мальчик крутил чёрно-серебренное кольцо на своём пальце, когда голос Лили вывел его из размышлений. - Доброе утро, класс. Эту лекцию я решила посвятить повторению пройденного в прошлом году материала. Так как вы, разумеется, благополучно забыли за лето многие рецепты, я думаю, сперва нужно повторить то, что входит в уровень СОВ, прежде чем приступать к углублённому уровню ЖАБЫ. Лили позволила себе на секунду задержать взгляд на Гарри. Он опустил голову, так что она не могла разобрать выражение его лица. Мальчик понимал, что это повторение было запланировано специально для него. Он улыбнулся про себя, представив, как она отреагирует, узнав, насколько силён Гарри в зельях. Отец настоял, чтобы Гарри начал изучать зелья в девять лет. Гарри расслабился и принялся спокойно наблюдать за тем, как несколько рук взметнулось в воздух, чтобы ответить на самые лёгкие вопросы. Гарри молчал и забавлялся, смотря на руку Гермионы, которая, казалось, ни разу не опустилась вниз. Все её ответы совпадали с текстом учебника. «Мерлин, по крайней мере, скажи этот проклятый ответ своими собственными словами», - подумал Гарри, ему уже осточертело слышать бубнёшь Гермионы. В данный момент она рассказывала о десяти способах использования драконьей крови. Гарри был вынужден отвлечься от мыслей, услышав своё имя. Он огляделся и понял, что все смотрели на него, в том числе и Лили, которая, кажется, дожидалась ответа. Гарри не слышал вопроса и смотрел на неё с полным безразличием. Позади него кто-то захихикал, а затем Рон с Гермионой на этого кого-то зашикали. Лили повторила вопрос. - Гарри, я спросила, известно ли тебе отличие между травами Хэрвинкор и Хамикорд, и для чего главным образом их используют. Рука Гермионы в очередной раз взметнулась вверх, казалось, девочка вот-вот свалится со стула, если не получит шанс ответить. Гарри повернулся к Лили. - Хэрвинкор используется в зельях Мнения и может быть использован только однажды, потому что полностью растворяется в зелье. Хамикорд используется в зельях управляющих поведением, чтобы рассердиться, испугаться иногда для храбрости. Он может быть использован повторно, после приготовления зелья. Главное их различие в возможности многократного использования. И их главная цель в том, чтобы управлять мыслями и действиями. Как только человек выпьет такое зелье, обнаружить его можно будет, только в крови. Гарри закончил и теперь наслаждался удивлением на лицах большинства студентов. Гермиона всё ещё держала руку поднятой, но только потому, что забыла её опустить. Рон и Невилл сидели с открытыми ртами и не могли отвести взгляд от Гарри. Даже Драко, и тот был удивлён. Зато Лили просто сияла от гордости, даже она не смогла бы столь полно ответить на вопрос. - Десять балов Гриффиндору! - сказала она счастливым голосом. Гарри простонал, если бы он знал, что за его ответ Гриффиндор получит баллы, он бы солгал или вовсе промолчал. Когда урок закончился и все принялись собирать вещи, Драко осторожно передал Гарри записку и тот, насколько возможно незаметно, убрал её в карман. Прежде чем он смог уйти, Лили остановила его. - Гарри, я впечатлена твоим ответом. У тебя, наверное, очень хорошие познания в зельях. – Лили улыбнулась, но в ответ получила лишь холодный взгляд. - Да, я учился у лучшего, - небрежно ответил Гарри, не отводя от неё взгляда. Лили постаралась не принимать эти слова близко к сердцу. Она вздохнула и положила руку на плечо сына. - Гарри, я знаю, что всё происходящее тяжело для тебя и ты, наверное, ненавидишь нас за то, что мы заставляем тебя проходить через это, но ты увидишь, что всё это только для твоей пользы, – говоря это, Лили пыталась утешить сына, но её слова вызвали противоположный эффект. Гарри скинул её руку со своего плеча и, прежде чем покинуть класс, бросил на неё полный ненависти взгляд. Лили вздохнула и попыталась не расстраиваться. Лучше не становилось, Гарри лишь сильнее сопротивлялся родителям. Лили отбросила эти грустные мысли и подготовилась встречать третьекурсников. Она увидела, как Демин зашёл в класс и сел на то самое место, которое пару минут назад освободил его брат. Женщина улыбнулась и начала урок.

Amella6888: Записку Драко, Гарри сумел прочитать только за ужином. Он осторожно вынул её из кармана и, держа под столом, принялся читать. В ней было всего три слова. «Библиотека, восемь часов» Гарри вздохнул и посмотрел в свою тарелку. С прибытия сюда, он совсем потерял аппетит. Если он и брал что-то в рот, немедленно чувствовал дискомфорт и просто не мог заставить себя есть. Мальчик рассеяно пробежал пальцами по крестражу у себя на шее, как же он хотел прямо сейчас оказаться перед отцом. Гарри засунул в рот ложку картофеля и стал ждать Джеймса, который должен бы прийти за ним. Поттер пришёл через пятнадцать минут и когда они оба поднимались наверх, Гарри заговорил. - Я хочу пойти в библиотеку. Джеймс подозрительно посмотрел на сына. - Сейчас? Ты хочешь пойти сейчас? - Да, сейчас, - Гарри ненавидел, когда ему задавали тупые вопросы. - Зачем? – спросил Джеймс, не спуская с него глаз. - А как ты думаешь? Если вы заставляете меня посещать классы уровня ЖАБА, мне нужно делать бесполезную домашнюю работу, а значит, мне нужны справочники. Джеймс продолжал пристально на него смотреть. - Почему ты не хочешь пойти туда утром? Ты не успеешь ничего сделать за этот вечер. - Если ты собираешься говорить мне, когда мне делать домашнюю работу, можешь делать её сам, потому что я не…, - Джеймс прервал его. - Хорошо, хорошо. Мерлин, я только предложил. Если ты хочешь идти в библиотеку, отлично, но поспеши, потому что она закрывается в девять. С этими словами они оба направились к библиотеке. Джеймс позволил ему ходить по помещению и выбирать нужные ему книги, а сам остался поговорить с мадам Пинс. Среди стеллажей, Гарри увидел светловолосую голову и сразу же направился туда. Он встал рядом с Драко и сделал вид, что просматривает книги. Друг передал ему сообщение. Гарри нужно было оставаться в Хогвартсе и не ввязываться ни в какие неприятности, а в это время отец будет работать над ослаблением защиты. Несколько Пожирателей будут находиться в Хогсмиде под прикрытием, на тот случай, если появится возможность спасти Гарри. Отец рассказал Драко, что Лорд Волдеморт и Белла не желали ждать ослабления защиты и были готовы немедленно отправляться за ним, но Люциус сумел убедить их в том, что Гарри прав. Защиту Хогвартса невозможно разрушить, но можно ослабить, тогда Пожиратели смогут проникнуть в Хогвартс и помочь ему сбежать. Гарри почувствовал, как у него кольнуло сердце при упоминании отца и Беллы. Он, насколько возможно спокойно, рассказал Драко о том, как его поймали и как Джеймса Поттера приставили к нему в качестве охраны. Когда он замолчал, Драко выглядел рассерженным. - Я не понимаю, почему ты терпишь всё это?! Почему ты не дашь Джеймсу Поттеру то, что он заслуживает?! Я имею в виду, ты бы запросто победил его! Гарри ухмыльнулся. - Драко, я думал ты слизеринец, а ведёшь себя как тупой гриффиндорец. - Возьми свои слова назад! – спокойно проговорил Драко. Гарри снова ухмыльнулся. - Подумай головой, Малфой! Какую пользу я извлеку, избив этого слюнтяя? Даже если я смогу вырубить Поттера без палочки, что я буду делать с тремя десятками авроров, расставленных по периметру замка? Брови Драко взметнулась вверх - Тридцать?! Тебя охраняют тридцать авроров?! - Тридцать, если не больше, и не забывай про Дамблдора. Даже я, Тёмный Принц не сумел бы прикончить всех авроров и Дамблдора без моей палочки, но не волнуйся, я не собираюсь прохлаждаться и просто позволять им прогуливаться возле меня. Глаза Драко вспыхнули. - Что ты собрался делать? Гарри наклонился ближе, так, чтобы только Драко мог услышать его. - Я собираюсь превратить их жизнь в ад! - Как? – в серых глазах Драко читалось неприкрытое любопытство. - Я решил это, когда приехал в Хогвартс. Всё, что я должен делать, это играть. Я должен заставить их думать, что у меня нет другого выхода, кроме как следовать их указаниям. Я буду играть и я разрушу их жизни, это будет забавно. Конечно, к тому времени отец ослабит защиту и я смогу вернуться домой. В глазах Гарри вспыхнул странный огонь. Драко удивлённо посмотрел на друга. - Ты думаешь, что сумеешь управлять собой? Тебя могут поймать, если ты выкинешь что-то, похожее на вчерашнее. Гарри не знал, что Драко известно об инциденте с Роном. Впрочем, Драко Малфой зачастую был в курсе всего происходящего в школе. - Забини был в больничном крыле, когда туда привели Уизли. Он услышал весь разговор между этими тремя идиотами, - пояснил Малфой. Гарри снова ухмыльнулся. - Я тогда потерял контроль. Но у Тёмного Принца есть некоторые привилегии, я могу навредить кому-то и избежать последствий. Дамблдор будет счастлив до тех пор, пока я кого-нибудь не убью. В глазах слизеринца появилось волнение. - Драко, успокойся, ты то знаешь мои правила, но Дамблдор нет. Это правда будет забавно. – Гарри увидел, что Джеймс ищет его и понял, что пора заканчивать разговор. – Драко, просто дай отцу знать, что со мной всё прекрасно, и ещё, попроси его сдерживать эмоции, мне хотелось бы обойтись без головных болей. Драко ошарашено взглянул на друга. - Я не стану говорить ему, что делать, иначе он сделает что-то с моей головой. Гарри рассмеялся, увидев испуганное лицо друга, и пошёл назад к Джеймсу. После просмотра множества ненужных книг, Гарри направился в гостиную и, не обращая ни на кого внимания, поднялся в спальню. Многие гриффиндорцы, особенно девчонки попробовали заговорить с Гарри, но тот сумел избежать этого и теперь с удобством расположился на кровати, размышляя над тем, что он собирался делать. На этих приятных мыслях, он заснул. Следующие несколько дней прошли спокойно. К удивлению Гарри, Демиан снова взялся за своё и теперь донимал его рассказами о школе. Друзья Демиана держались от него на расстоянии, и это было замечательно. Однако же, остальная часть гриффиндорцев, наоборот проявляла к нему интерес. Практически все девчонки пытались заговорить с «лохматым, зеленоглазым, таинственным мальчиком». Гарри игнорировал их, насколько это было возможно. Большинство девочек даже не говорили с ним, а просто тупо хихикали и шептались за спиной. «Глупые девчонки» - бормотал Гарри и глубоко вздыхал. Перед очередным завтраком, Джеймс отвёл Гарри в сторону и протянул ему палочку. Мальчик нахмурился, когда взял её, это была не его палочка…но было что-то ещё. Он вопросительно посмотрел на Джеймса. - Палочка может быть использована лишь для простых заклинаний, её сделали специально для тебя. Это позволит тебе выполнять школьную программу, но на большее она не способна. Гарри был в ярости, костяшки его пальцев побелели, настолько сильно он сжал палочку. - Вы заменили палочку?- спросил он сквозь сжатые зубы. - Да, это единственный способ, так будет безопаснее. Пока ты не доказал, что мы можем доверить тебе твою палочку, так что тебе придётся обойтись этим, - Джеймс надеялся, что Гарри не станет взрывать школу. Гарри, однако, был близок к этому. Его по-настоящему разозлило, что ему дали палочку, обычно предназначающуюся детям. Предназначающуюся для того, чтобы контролировать волшебство. Гарри стиснул зубы. - Когда я выберусь отсюда, Поттер, напомни мне, жестоко вас всех убить. Джеймс только улыбнулся этой угрозе, он слышал подобное от сына каждый день. - О, непременно, - небрежно бросил он, ещё больше разозлив Гарри. Мальчик вошёл в зал и сел за стол. После завтрака должен был быть урок ЗОТИ, чего Гарри ждал с нетерпением. Он вошёл в класс и устроился где-то в середине, ожидая прихода профессора. Снейп стремительно вошёл в класс, он двигался так быстро, что мантия позади него вздымалась. Гарри улыбнулся. Снейп не знал как относиться к Гарри, конечно он не мог игнорировать его как большая половина преподавателей, но и рассматривать его как обычного студента тоже не мог. Мальчик наслаждался этим положением и, поскольку его настроении уже было испорчено, он нуждался в каком-то развлечении. Снейп встал перед классом. Его взгляд остановился на Гарри и зельевар почувствовал, как его охватывает паника. Будучи шпионом, ему было достаточно тяжело находиться возле Волдеморта, и вот теперь, он должен был вести себя как преданный Пожиратель Смерти перед сыном Тёмного Лорда. Северус был рад, что выпил успокоительное зелье перед приходом сюда, это должно было хоть немного ему помочь. Снейп поднял палочку и немедленно послал в нескольких студентов заклятье одурманивания. Гарри был удивлён, Снейп начал объяснять, как правильно защититься и использовать это заклятье. Мальчик не мог в это поверить, шестикурсники в Хогвартсе изучают заклятье дурмана на уровне ЖАБЫ, тогда как он овладел им, когда ему было всего двенадцать. Гарри наблюдал, как ребята возятся с заклинанием. Только двое успешно сумели справиться. Гарри почувствовал отвращение, увидев, что одной из них была Гермиона Гренджер. Снейпу, казалось, тоже не понравился этот факт и он отчитал Гермиону за хвастовство. Гарри едва мог удержать смех, увидев лица Рона и Гермионы. Снейп пока игнорировал Гарри и мальчик решил, что пришло время для небольшого развлечения. Конечно, любой другой профессор, немедленно пошёл бы жаловаться на Гарри директору, но со Снейпом была отдельная история. Он бы рассказал обо всё непосредственно Волдеморту. Гарри знал, что ему делать, опыт в этом деле у него был. Он всегда ужасно раздражал Пожирателей Смерти. Мальчик сложил руки с палочкой на груди и откинулся на стуле, ожидая подходящего момента. Снейп продолжил лекцию, он начал объяснять правильное произношение заклинания и спросил, есть ли у кого-то вопросы по этому поводу. Обычно, когда Снейп задавал подобный вопрос, он не ожидал, что кто-то откликнется. Никто и никогда не смел спрашивать его о чём-то. А для практики и непосредственно вопросов, был организован дуэльный клуб. Профессор Джон была чрезвычайно приятным человеком, она вела клуб, в который входили ребята с третьего по седьмой курс. То, что класс изучал в теории со Снейпом, они проверяли на практике с профессором Джоном. Сегодня, впервые за время преподавания Снейпа, студент осмелился задать вопрос. Северус вновь ощутил приступ паники, потому что вопрос задавал Гарри. - У меня есть вопрос. Почему вы преподаёте ненужные заклинания, когда есть множество других, которым стоит научиться. За вопросом Гарри последовала мёртвая тишина. Гриффиндор и Слизерин сидели с открытыми ртами. Мало того, что студент осмелился задать вопрос, так он ещё и высмеял преподавателя. Слизерин мысленно посчитал гриффиндорца мёртвым. Бледное лицо профессора Снейпа покраснело. Он попытался справиться с собой, но у него ничего не получилось. Он медленно шагнул к Гарри и просто не мог сдерживать ненависть, потому что смотрел на человека, столь похожего на Джеймса Поттера. - Мистер Поттер, вы новенький здесь и поэтому я дам вам второй шанс, чего не сделал бы для других студентов. Если у вас есть вопросы относительно заклинания, то прошу, задавайте их, но если вы говорит о моём учебном плане, то держите своё мнение при себе. Лицо Снейпа искривилось в гневе, что заставило бы любого другого студента сжаться от страха, но для Гарри это не значило ровным счётом ничего. Он ухмыльнулся и ответил самым вежливым тоном, на который только был способен. - Извините, если обидел вас, профессор, я просто считаю, что вместо бессмысленной траты времени, лучше заниматься защитой от тёмных сил. Именно защитой, а не заклинаниями, лишёнными смысла, я уже не говорю о том, что они бесполезны в бою. В конце концов, сейчас война и как, скажите, заклятье одурманивание может защитить нас? Гарри услышал, как испуганно вздохнули его сокурсники. Кроме забавы, происходящее было выгодно для Гарри, ведь новое поколение волшебников, вполне возможно будущих сторонников отца, действительно не знало, как защитить себя. Но сейчас Гарри больше заботился не об этом, ему было интереснее позлить профессора Снейпа. Зелёные глаза мальчика смотрели в чёрные омуты Снейпа. Профессор, казалось, не знал что ответить, но Гарри был уверен, дай Снейп волю своему гневу, он с удовольствием разорвал бы его на кусочки. Гарри изо всех старался изобразить на лице невиновность, в то время как Снейп пытался подобрать слова. Теперь весь класс смотрел на профессора, гадая, какое наказание ожидает Гарри? Но, к их величайшему удивлению, Снейп успокоился и…улыбнулся студенту. Класс решил, что улыбка профессора ещё страшнее, чем его разгневанное лицо. - Хорошо, мистер Поттер, возможно вы могли бы сегодня задержаться и дать мне список тех заклинаний, которые необходимо изучать? - Вы назначаете мне отработку? – спокойно спросил мальчик. - Если хотите, то да, пусть будет так. - Нет, - твердо сказал Гарри. Студенты, затаив дыхание, наблюдали за храбрым гриффиндорцем. Впрочем, многие назвали его поведение, желанием умереть. Снейп побледнел. Он облокотился на стол и наклонился так, что его лицо оказалось всего в нескольких сантиметрах от лица Гарри. - Что значит ваше «нет», мистер Поттер? - прошипел Снейп. - Я не собираюсь приходить на отработку, потому что я не сделал ничего, чтобы её заслужить. Всё, что я сделал, это высказал своё мнение относительно ваших методов преподавания. И вы не можете наказывать меня за это, – проговорил Гарри, а затем добавил более тихим шёпотом, так, чтобы его мог слышать только Снейп. – Но вы можете попробовать. Снейп потерял дар речи, любой другой студент заслужил бы этими словами, отработок до конца года. Но Снейп ничего не мог сделать Гарри, и, к сожалению, мальчик знал это. Снейп отошёл от стола и повернулся к классу. Студенты были в шоке, от того, что Снейп не накричал на студента, осмелившегося так разговаривать с ним. Свою злость профессор выплеснул на других студентов, наорав на них и в конце, дав огромное домашнее задание. Гарри вышел из класса, чувствуя, что его настроение поднимается. Он мог злить Снейпа и не беспокоиться о последствиях, разумеется, при желании он мог поступить так же и с другими преподавателями, но Гарри никогда не любил Снейпа. Из всех Пожирателей Смерти он никогда не доверял ему. Отец всегда говорил, что Снейп ценный шпион и заслуживает доверия, но Гарри чувствовал в нём что-то не то. «Отлично, нашлась, по крайней мере, одна полезная вещь от моего пребывания в Хогвартсе, я смогу увидеть, какой на самом деле из Снейпа шпион» - думал Гарри, выходя из класса.



полная версия страницы