Форум » Библиотека-1 » "Я никого не хочу видеть", SS/HG, PG-13, romance, midi, закончен » Ответить

"Я никого не хочу видеть", SS/HG, PG-13, romance, midi, закончен

Dalena: Title: Я никого не хочу видеть Author: Dalena Beta-reader: Loy Yver Korgorush Rating: PG-13 Paring: SS/HG Genre: romance, drama Disclamer: Сами-знаете-что принадлежит все-знают-кому. Summary: Профессор зелий + гриффиндорская умница = снейджер. N/A: Первая глава фика была написана ровно год назад, 17 ноября 2006 года, и послужила причиной знакомства с Loy Yver Korgorush. N/A 2: Лой, солнышко, поздравляю с днем рождения!

Ответов - 139, стр: 1 2 3 4 5 All

Dalena: Ginger, You are welcome.

Талина: Dalena, Очень-очень интересно. С нетерпением жду дальнейшего развития событий.

Dalena: Талина, Спасибо.

imarina : Ухты....супер!!!!!

Хельдис: Упоительно интригующе..:)

Pixie: Dalena Очень-очень интересная новая глава, только маленькая Хочется поскорее узнать, что будет дальше!

Dalena: imarina, Хельдис, Pixie, Спасибо. Pixie пишет: Хочется поскорее узнать, что будет дальше! Постараюсь написать в этом году.

MMM: Присоединяюсь ко всем ждущим Становится все интереснее, но ничуть не понятнее

Dalena: MMM, Надеюсь, что в результате понятно все-таки станет. ________________ Выкладываю кусок девятой главы. Небечено!

Dalena: Предупреждения: 1. Глава не отбечена. 2. Глава не закончена. ~~~9~~~ Мерлин, как засверкали ее глаза! Держи себя в руках. Скоро все будет так, как должно быть. – Прежде всего я хочу показать тебе твой последний кошмар с помощью думосброса. Думосброс – это... – запнувшись на полуслове, с усмешкой заканчиваю: - в общем, ты сама прекрасно знаешь. Она кивает: да, знаю; еле заметная улыбка говорит о том, что мой, тщательно закамуфлированный, комплимент ей приятен. Мы беремся за руки – холодные пальцы с усилием сжимают мою ладонь – и погружаемся в водоворот воспоминания. Время словно застывает. Пульс бешено колотится где-то в горле, мешая говорить. Она выпускает мою руку и идет вперед, догоняя себя. Прибавляю шаг, чтобы ни на мгновение не оставлять ее одну (точнее, их двоих) в этом кошмаре. Девочка нагоняет мое сознание и не обращает на него внимания, опережает себя на пару шагов, разворачивается и продолжает идти. Спиной вперед, не отрывая взгляд от своего лица. Мы идем, и неожиданно я осознаю, что если сейчас вижу ее (бескровные, упрямо сжатые губы и лихорадочно блестящие глаза), то и она ясно видит меня. Резко опускаю голову, чтобы волосы скрыли лицо, начинаю молиться: пусть немедленно закончится этот кошмар. Молитва не срабатывает. Я все еще иду по серой тишине: шаг, два,... семь, восемь,... одиннадцать, двенадцать. Лишь на тринадцатом шаге меня выбрасывает в реальность. Конечно, я в ту же секунду вспоминаю, чем обычно заканчиваются возвращения, и, конечно, я падаю, и не только я, разумеется. Она падает в метре от меня – достаточно близко, чтобы помочь, удержать, но недостаточно медленно, чтобы успеть сделать это. И все же я приподнимаюсь на локте, ловлю девочку за руку и роняю на себя. Удар. И тишина. Она молчит, и за это я ей благодарен. Я молчу. Двойной удар – сверху и снизу – выбивает из моих легких весь воздух, я не могу даже вдохнуть, какие тут разговоры. Аккуратно усаживаю мисс Грейнджер рядом с собой и, чтобы не упала, придерживаю за плечи левой рукой, морщась от боли в содранном локте. Вытряхиваю из рукава палочку и направляю на свое горло, потому что не дышать скоро станет опасно для здоровья. Боковым зрением перехватываю какое-то движение и поворачиваюсь. Гермиона прижимает к груди левую руку, прикрывая ее правой, словно защищая. Дышит часто и неровно, сдерживая слезу. Ну конечно! Я рванул ее за руку с такой силой, будто жизнь ей спасал, по меньшей мере, а не хотел уберечь от пары возможных синяков. Оставив в покое свое горло – три секунды я еще выдержу – обхватываю двумя пальцами ее запястье и мягко тяну на себя. Останавливаюсь, когда ее рука занимает правильное положение: плечевой и локтевой суставы и основание большого пальца лежат на одной линии. Поскольку говорить все еще не могу, заклятие накладываю невербально. К тому же, так оно быстрее подействует. Выпускаю ее руку и торопливо накладываю заклинание на себя, неловко ткнув палочкой в шею. Первых вдох дается с трудом, горло обжигает холодный воздух подземелий. - Рука в порядке? – хрипло интересуюсь, поднимая гриффиндорку с пола. – Да, сэр. Спасибо. А вы?.. - Со мной все в порядке, - не дослушав, перебиваю. Невежливо, зато честно. В какой-то степени. Заняв привычное место за столом, киваю ей на «гостевое» кресло – неотъемлемую принадлежность любого кабинета. У меня же, при полном отсутствии каких-либо гостей, оно всегда именовалось ученическим. Дополнительная дистанция не помешает. - Итак, возвращаемся к кошмару. Я уверен, вы были внимательны. Что показалось странным, необычным, неправильным? - Небо, - не задумавшись ни на секунду, выдает она, - там не было неба. Однако. С первой попытки – и в точку. Умная девочка. Жаль только, что... Неважно. – А что было? – мне действительно интересно, что она увидела и запомнила, но это не единственная причина. - Дорога, пыль на ней, туман вокруг, - послушно перечисляет Гермиона, - очень сильный туман, какие-то огни. Больше ничего. - Все верно. Отвечаю медленно, а мысли лихорадочно мечутся из крайности в крайность. Перебрав в уме с десяток веских доводов «за», среди которых случайно оказалось одно полудохлое «против», выбираю второй вариант. - Исходя из того, что всякий навязанный сон кем-то создан, - произношу лекторским тоном, смиряясь с тем, что совершаю очередную, давно уже не первую и, похоже, отнюдь не последнюю, глупость, - проанализируйте известные вас данные и попытайтесь определить цель, которую хотел достичь автор вашего кошмара. Она сосредоточенно кивает и, задумавшись, замирает. Привычная модель отношений «учитель-ученица», от которой я более не посмею отступить, вернет нас в реальный мир. Интеллектуальная загадка, в которую, надеюсь, мне удалось превратить процесс избавления от кошмара, сделает это возвращение менее заметным; отсутствие свидетелей поможет избежать неловкости. Гермиона... мисс Грейнджер, староста Гриффиндора, забудет о кошмаре и с прежним рвением погрузится в учебу. Все будет, как положено. - Чтобы я открыла глаза? – неуверенно предполагает мисс Грейнджер. С трудом вспоминая, о чем идет речь и какое отношение к этому имеют ее глаза, выбираю обтекаемую формулировку: - Для чего это нужно? - Зрительный контакт. Подчинение сознания, - ответ звучит значительно увереннее. Вот и прекрасно. Наводящими вопросами я подтолкну ее к решению проблемы. К самостоятельному решению. - Объясните. Откидываюсь на спинку кресла и улыбаюсь своим мыслям. На лице маска вежливой заинтересованности, улыбки нет. - Мне было тяжело идти во сне. Во-первых, босиком очень холодно, во-вторых, больно – иногда попадались острые камни. И каждый шаг требовал значительных усилий из-за высокой плотности странного тумана. Если бы этот кошмар длился дольше, я, наверное, открыла бы глаза. И сразу посмотрела бы вниз, под ноги, чтобы увидеть, что мешает мне идти. А поскольку там туман и ничего не видно, я бы смотрела очень внимательно и долго. - Тем самым предоставив кому-то прекрасную возможность манипулировать вашим сознанием, - заканчиваю мысль с ноткой одобрения в голосе. Что бы я ни говорил о мисс Грейнджер ранее, мысленно я не зря отдавал должное ее уму. Краткий и очень толковый анализ. - Есть предположения, почему был выбран именно серый цвет... и горизонтальная поверхность? – не хотелось акцентировать ее внимание на цвете, который доставил нам немало хлопот, поэтому я добавляю первое, что приходит в голову. И совершенно случайно угадываю. - В том, первом кошмаре, когда я была в гостиной Гриффиндора, была дорога, мощеная камнем. Она изгибалась, петляла, а потом непонятно как стала стеной. Дорога-стена! С досады я начинаю скрипеть зубами. Какой к демонам из меня шпион, если я забываю такие вещи??! ТВС

kraa: Дорогая Далена, бечена или небечена, новая глава большой сюрприз для меня этой ночью была! А совсем втихую, не подскажите ли вы, куда ведете наших триж любимых героев? Желаю счастья и вдохновления! Я, Валя из Болгарии, читаю вас большим воодушевлением ( при том, еженощно! )

Fairy: спасибо за продолжение

Татьяна: Может продку, ну хоть чуть чуть а...?

imarina : и где пропал аффтор?

Illerina: Ну видимо у автора скопились свои дела)) Но я уверена,что Dalena обязательно появится)))

Dalena: kraa, Спасибо. kraa пишет: не подскажите ли вы, куда ведете наших триж любимых героев? К финалу. Fairy, Татьяна, Обязательно будет на этой неделе. imarina, Illerina, На больничном пропадал автор. Без доступа к интернету.

Dalena: Глава 9 (окончание) Небечено! - Я иду по этой дороге, от неожиданных поворотов у меня начинает кружиться голова, потом я понимаю, что иду уже вдоль длинной каменной стены, - не слыша меня, продолжает она. У меня тоже кружилась голова, когда Темный Лорд с гордостью демонстрировал ближнему кругу очередную ловушку для сознания. К счастью, я очень вовремя вспомнил о легиллименции (вернее, я никогда о ней не забывал), да и ловушка на тот момент была сработана весьма топорно, так что досталось мне не сильно. Дорога-стена, одна из множества ментальных ловушек, созданных или улучшенных Темным Лордом за последние пару лет, затягивает сознание в гибельный водоворот, с каждым мгновением – все глубже, так что в какой-то момент возвращение оказывается невозможным, а Лорд получает очередного преданного слугу. Избежать ловушки можно лишь с помощью полного очищения сознания, что мало кому доступно без соответствующей – и весьма длительной – подготовки, либо с помощью логики и здравого смысла. И тут у мисс Грейнджер есть все шансы. Заставляю ее смотреть мне в глаза и в двух словах объясняю, что мы сейчас будем делать. Девочка вцепляется в подлокотники кресла, - да, я все понимаю, и у меня подгибаются колени, но я держу себя в руках, и ты должна справиться – и упрямо вскидывает голову. Отлично. – Итак, мисс Грейнджер, перед вами дорога, идти по которой вы не хотите. Что вы будете делать? – Э... сойду с дороги? – Нельзя. Она очень широка. Вам придется идти до обочины, а идти вы не хотите. – Вернусь назад? – Вы невнимательны, мисс Грейнджер. Минус пять баллов с Гриффиндора. Повторяю в последний раз: ходить по дороге нельзя, – наконец-то возвращается «вредный слизеринский декан», голос его сочится презрением. Вновь начинают действовать привычные шаблоны поведения: староста Гриффиндора лихорадочно вспоминает правильный ответ, а я с трудом удерживаюсь от искушения стремительно пролететь по классу и зловеще взмахнуть полой мантии. – Можно сесть или лечь на дорогу, тогда идти точно не получится, – задумчиво отвечает она. – Сесть? Лечь?.. Там же... грязно, – в моем голосе отчетливо звучит растерянность, в основном, потому, что предложенный вариант верен, правилен и безошибочен, а я на это не надеялся – так быстро, во всяком случае. – Знаете, профессор, – мягко усмехается мисс Грейнджер, ничуть не опасаясь злобного слизеринца, – я предпочту всю жизнь прожить в испачканной мантии, чем сойти с ума и умереть в чистой. – В таком случае, – беру ее за руку и поднимаю палочку: – Легиллименс! Я иду к нужному воспоминанию напролом, отшвыривая подворачивающиеся мысли, чувства, эмоции. Это достаточно неприятно и не слишком безопасно, но я справлюсь – во многом потому, что перспектива многочасового блуждания в сознании студентки прельщает значительно меньше, чем мерзко-специфический вкус восстанавливающего зелья. Где-то на горизонте собирается в клубы серая пыль. Это оно. – Готова? – мой голос не дрожит, но эхо затихающих слов отдается в голове мерзким звоном. Кто-то сжимает мою руку, я считаю это положительным ответом и делаю шаг вперед. Пыль льется за воротник, лезет в глаза и в уши, мешает дышать. Я замечаю Гермиону, когда до нее остается лишь несколько метров. Она растерянно топчется на месте, закрыв глаза одной рукой и вытянув вперед другую. Делаю шаг и оказываюсь за ее спиной. В сознании расстояние не имеет значения: если знаешь, куда идти, твой путь равен одному шагу. Правой рукой, не выпуская палочки, я прижимаю к себе дрожащую девочку, а левой закрываю ей глаза поверх ее ледяных пальцев. Мы стоим, пока она не перестает плакать. – Мисс Грейнджер, что нужно сделать, если вы не хотите идти по дороге? – шепчу, чуть касаясь ее уха губами. Она молчит. Уже не плачет – спасибо и на этом, но молчит. Плохо. – Вспоминайте. Будет лучше, если она вспомнит сама: все закончится гораздо быстрее. – Ну же! Мисс Грейнджер, вы будете думать или нет? Для большей доходчивости чуть встряхиваю ее и не сразу понимаю, почему девочка вдруг обмякла в моих руках. Только этого не хватает! Развернуть лицом к себе, похлопать по щекам, услышать стон, увернуться от нелепых взмахов ладони, зачем-то сжатой в кулак, запоздало обрадоваться, что ее глаза все еще закрыты. Решив не ждать, пока она вспомнит, подсказать: – Мисс Грейнджер, вам нужно... сесть на землю, – малодушно пропустить второй вариант, – и после этого можно открывать глаза. Будучи уверенным, что гриффиндорка без разговоров выполнит мое распоряжение, опускаюсь на одно колено в грязь, пытаясь отыскать более-менее чистое место и устроиться с максимально возможным комфортом. Выяснив, что грязь одинаково грязна везде, сажусь с таким расчетом, чтобы оказаться на расстоянии вытянутой руки от Гермионы. И понимаю, что все мои расчеты бессмысленны: девочка стоит в пол-оборота ко мне, чуть покачиваясь, и даже не думает садиться. Приходится рявкнуть: – Гермиона, сядьте! От моего окрика она ожидаемо вздрагивает и падает на меня – чуть менее ожидаемо, но все-таки вполне предсказуемо. Скоро это станет традицией. Порадовавшись, что до второго варианта дело не доходит, усаживаю ее на край своей мантии и разрешаю открыть глаза. С гриффиндорским любопытством она изучает грязно-туманный мир, вцепившись при этом в мою руку с такой силой, что я с трудом удерживаю на лице маску невозмутимости. Вдоволь налюбовавшись на серый туман, мисс Грейнджер поворачивается ко мне и спрашивает: – А что дальше делать? Хороший вопрос. Теоретически, ловушка должна развеяться, раствориться и исчезнуть, а я – оборвать заклинание, после чего мы вернемся. Практически – последовательность действий неизвестна. Поэтому, машинально накрыв ее руку своей, я отвечаю: – Ждать. Послушно кивнув, она прислоняется к моему плечу и затихает. Окружающий пейзаж не вызывает желания им любоваться. Я смотрю на наши руки: пальцы переплетены, но это получилось случайно, – и гоню мысли прочь. Не хочу сейчас думать ни о чем, ни о плохом, ни о хорошем. Гермиона что-то бормочет. Прислушавшись, различаю «этот похож на гриб, а этот – почти как шкатулка на бабушкиной картине», поворачиваю голову, и взгляд выхватывает в клубах поредевшего тумана два аморфных пятна, которые с большой натяжкой напоминают корень тысячелистника золотого в разрезе, - и успокаиваюсь. Если ей так удобнее – пусть. Ждать и не делать ничего слишком сложно. Тихий голос, чуть сонная интонация и бессмысленный, но безопасный набор слов действуют как снотворное. Незаметно для себя я отключаюсь. –...Мамин любимый цветок, да, точно, я помню эти листочки-звездочки, они на ощупь всегда теплые, а лепестки такие же синие-синие... Открываю глаза, удивляясь потрясающему воображению Гермионы: такие детали, будто вживую видишь. Метрах в трех от меня из-за небольшого валуна выглядывает, как живая, ярко-синяя колонка лунной лилии. Этот цветок великолепно фильтрует воздух, поэтому его можно встретить почти в каждом доме магической Британии, а листья у него и вправду теплые. Тряхнув пару раз головой, чтобы слетели остатки сна, подчеркнуто спокойно интересуюсь: – И давно исчез туман? Мисс Грейнджер удивленно оглядывается по сторонам. Понятно. Один спит, вторая мечтает. Ловушка, судя по всему, растворилась от обиды и невнимания. Встаю, поднимаю Гермиону и командую: – Возвращаемся. И тут же ловлю за руку гриффиндорку, собравшуюся идти не туда. Сосредоточившись, выстраиваю в памяти цепочку из нескольких самых ярких ее воспоминаний, мимо которых я проходил. – Значит, так. Идете рядом со мной. Руку не отпускать, головой по сторонам не вертеть, глупостей не... вообще ничего не говорить. Делать ровно столько шагов, сколько я. Пошли. Разворачиваюсь и иду к ближайшему воспоминанию-якорю. Если она все время будет сопеть над ухом, я начну отвлекаться и потеряю цепочку воспоминаний. А если она еще и прыгать так собирается, мы до утра здесь бродить будем! Не тратя время на нравоучения, подхватываю ее на руки и взглядом заставляю закрыть рот. На третьем шаге чувствую, как очень холодная рука легко обхватывает мою шею, и сбиваюсь. Два шага, чтобы вернуться к «якорю», и еще четыре, чтобы закончить путь. На последнем шаге вытряхиваю из рукава палочку, прерываю заклинание, и мы традиционно падаем на пол. Морщась и беззвучно чертыхаясь, медленно поднимаюсь, пытаясь оценить нанесенный здоровью ущерб. Реестр ран пополнился сегодня не одним десятком синяков, а голова... не будем о грустном. А еще говорят, что ментальная магия не травмоопасна. Усаживаю мисс Грейнджер в кресло и, не давая ей заговорить, накладываю диагностирующее заклинание. Возле правого колена остро вспыхивает оранжевым, прекращаясь через секунду после того, как я отвожу палочку. На себя палочку не оборачиваю, не хватает еще тревожно-красными искрами и пронзительным визгом поднять среди ночи Поппи. Накладываю обезболивающие чары и вправляю вывихнутую коленку, вливаю в мисс Грейнджер содержимое различных склянок и пузырьков, вплотную приближаясь к предельно допустимой дозе. Уверенно рассказываю о том, как именно был преодолен кошмар, хотя сам до сих пор не могу понять, что мы сделали и почему это сработало. Смешиваю зелье Сна-без-Сновидений, не переставая говорить. И не давай заговорить ей. Я декан, мои студенты каждую неделю разбивают коленки, плачут по ночам, влюбляются – или думают, что влюбляются. Это моя работа. Выставив наконец-то гриффиндорскую старосту за дверь, с тихим стоном падаю в кресло. Залечивать синяки нет сил, идти к себе нет сил. Даже думать сил нет. Заклинанием подзываю фляжку с алкоголем и делаю большой глоток. В голове клубится серый туман из ее кошмара – унылый, противный, мерзкий. Последняя внятная мысль, пришедшая в голову перед рассветом, была похожа на сто тридцать своих предшественниц, которых я гнал прочь, а особо упорных топил в выпивке. Или это была одна и та же – невыгоняемая и непотопляемая? А туман в голове не берет никакой алкоголь. Понимая, что сейчас отключусь, левитирую из шкафа флакон с антипохмельным зельем. Декан Слизерина имеет полное право напиться ночью в одиночестве, но он не может – не должен – не смеет наутро показать свое состояние кому бы то ни было. TBC

Талина: Продолжение!!! Dalena,

Tesoro: Dalena , спасибо! Продолжение!!!!

Dalena: Талина, Tesoro, Надеюсь оно вам нравится. Автору очень стыдно за большую паузу. Автор постарается исправиться.

Dalena: ~~~10~~~ Занятия на сегодня окончены. Можно выкинуть из головы всех студентов. Кроме одной. Разозлившись на собственные мысли, швыряю в стену первое, что попадает под руку. Попадает что-то бьющееся. Смотрю на осколки, злость угасает. – Профессор Снейп? Я же говорил, что у меня будут проблемы. Надеваю привычную маску безразличия: – Слушаю вас, мисс Грейнджер. Стоит, потупившись, теребит в руках носовой платок. Неужели тот самый?.. «Это совершенно неважно», – внушаю себе. Одно то, что она пришла ко мне, уже говорит о многом. – Я слушаю, – повторяю. – А если вам нечего сказать, можете идти. Конечно же, она не уходит и упрямо молчит. Впрочем, я несправедлив, - упрямство здесь не при чем. Просто девочка нашла себе героя. Неподходящее место – школа: одним здесь должно учиться, другим – учить. Неподходящее время – война, и она еще совершенное дитя. И, если быть до конца честным, человек совсем не подходящий для нее. Скверная репутация, мерзкий характер, будущего просто нет – а, к гоблинам, продолжать бессмысленно, о себе я знаю все. Она – ничего, и даже меньше, поэтому нужно ее отпустить. Не захочет уходить – выгнать. Все просто. Но, Мерлин, почему так сложно?.. Поднимаю указательным пальцем за подбородок, ловлю взгляд и четко произношу: – Ничего нет. Ты просто все себе придумала. Слезы в глазах, нижняя губа дрожит; машет головой, отказываясь верить. Собираю в кучу то, что когда-то имел глупость называть волей. – Ты, бесспорно, талантливая студентка. По всем предметам. Даже по Зельям, – уточняю, скрепя сердце. – Но в сравнении со мной ты ребенок и по возрасту, и по жизненному опыту. И не забывай, что идет война, а на войне нет места... – язык спотыкается на непривычном слове, – тому, что ты придумала. Не верит. По глазам вижу – не верит. Что с ней делать? Не хочу причинять ей боль, но, похоже, у меня нет выбора. – Гермиона, ты моя студентка, и я не могу относиться к тебе иначе. И даже через несколько месяцев, когда ты окончишь школу, ничего не изменится. – А через несколько лет, когда я окончу университет? – с надеждой спрашивает она. – Я уже не буду ничьей студенткой. Мерлин, дай мне сил! – Спросите меня об этом, когда окончите университет, мисс Грейнджер. Сжимает кулаки, так что не только костяшки пальцев – сами пальцы побелели, и молчит. А, пропади оно все пропадом! Наплевав на выдержку и здравый смысл, протягиваю руку. Затылок с легкостью умещается в ладони. Я ее целую – достаточно откровенно, чтобы недели две глаз поднимать на меня не смела. Вырывается и убегает. Все правильно. За спиной зелеными искрами плюется камин. *** Подписывая очередную псевдо-важную бумагу из Министерства, чувствую всплеск тревоги. Только один человек в замке может быть ее причиной. Левой рукой нашариваю в ящике стола коробку с дымолетным порошком. Отложив перо – на конверте начертано «Господину Мини...» – подхожу к камину. – Кабинет профессора Снейпа. Сквозь зеленое пламя вижу спину Северуса и исчезающее за дверью облако каштановых волос над школьной мантией. Одним движением Северус сметает со стола все – свитки, перья, колбы с зельями – и не оборачиваясь, через плечо, швыряет запирающим заклятьем в камин: – Я – никого – не хочу – видеть! ~~~Конец~~

DashAngel: Ой, а я бы даже сказала, что это не только романс, но и драма! Такая эмоциональная концовка, очень сильно чувствуется напряжение. Спасибо!

Selezneva: Что, и все?

Ginger: Dalena Ура!!! продолжение

Хельдис: Отличная концовка! Очень понравилась история. С удовольствием перечитала все по случаю продолжения.

Pixie: Dalena Очень красиво, образно, но финал такой грууустный :( И никакой для них надежды? Снейп так и будет сидеть, закрывшись, в своих подземельях? Фик замечательный! Спасибо! :sm 47:

Germ: Ой, что-то меня финал огорчил... какой-то грустный... разве что понравилось, как Снейп Дамба послал )))

Dalena: DashAngel, DashAngel пишет: это не только романс, но и драма! Возможно. Сейчас добавлю в шапку. Selezneva, Selezneva пишет: Что, и все? Эм... ну, вообще-то - да. Ginger, Спасибо. Хельдис, Большое спасибо. Рада, что понравилось. Pixie, Большое спасибо за отзыв. Pixie пишет: финал такой грууустный :( Germ пишет: что-то меня финал огорчил... какой-то грустный... Ну с чего вы взяли, что финал грустный? По-моему, все закономерно: она действительно его ученица, и близкие отношения между ними - это... хмм... не совсем прилично. И потом, профессор же сказал: "Спросите меня об этом, когда закончите университет". Учитывая характер мисс Грейнджер, она непременно спросит, и не один раз. И все будет хорошо.

Tesoro: Dalena Ой, нравится все - и начало, и продолжение, и конец! Ну да, немного грустно, потому что правдиво... И как раз поэтому хочется и продолжения истории (ну не могло же все так кончится у них ;))

Талина: Dalena, А...Эээ... Ну я вообще-то надеялась, что все будет хорошо. Фик замечательный, но я не верю, что Гермиона так просто отступится. Фиг вам, профессор, вы еще не знаете, с кем связались. (Это я для себя финал придумываю, чтобы полегчало. )



полная версия страницы