Форум » Библиотека-1 » "Я никого не хочу видеть", SS/HG, PG-13, romance, midi, закончен » Ответить

"Я никого не хочу видеть", SS/HG, PG-13, romance, midi, закончен

Dalena: Title: Я никого не хочу видеть Author: Dalena Beta-reader: Loy Yver Korgorush Rating: PG-13 Paring: SS/HG Genre: romance, drama Disclamer: Сами-знаете-что принадлежит все-знают-кому. Summary: Профессор зелий + гриффиндорская умница = снейджер. N/A: Первая глава фика была написана ровно год назад, 17 ноября 2006 года, и послужила причиной знакомства с Loy Yver Korgorush. N/A 2: Лой, солнышко, поздравляю с днем рождения!

Ответов - 139, стр: 1 2 3 4 5 All

MMM: Dalena, записываюсь в постоянные читатели. Очень нравятся диалоги..если можно их так назвать Особенно радуют мысли Гермионы Совершенно чудесная Гермиона, да и Снейп не подкачал. Это особенно ценно, в последнее время очень мало снейджеров, в которых оба главных героя "в характере", но в то же время интересные и...живые, что ли. В вашем фике все это есть

Dalena: nataniel-la, nataniel-la пишет: это почему это Гермиона не убрала руку Гарри, а? чтобы у Снейпа повод для ревности был? Чтобы Гарри не разбудить. Ну, и без повода никак, конечно. Талина, Талина пишет: Да, как-то нехорошо это! Это ж снейджер! *успокаивает* Снейджер, снейджер. MMM, Спасибо большое за отзыв. MMM пишет: Очень нравятся диалоги..если можно их так назвать

imarina : МММ... а как насчет новой главы?

Dalena: imarina, Будет. Прямо сейчас.

Dalena: ~~~6~~~ Медленно, словно делая одолжение, возвращается сознание. Голова кажется огромной и пустой. Звенящей от пустоты. Глаза открывать нельзя, пока не пойму, кто рядом – враг или... или не друг. Друзей у меня нет. Хлестким холодом обжигает щеку. Удар, второй. Чтобы не выдать себя, старательно расслабляю мышцы. Очередной удар отдает жалящей болью в шею, и я не могу сдержать стон. Руки, холодные и на удивление маленькие, скользят по лицу, теребят воротник рубашки и волосы. – Профессор... профессор, очнитесь! Растерянность в голосе разбавлена нотками приближающейся паники. – Пожалуйста, очнитесь. Щеку вновь обжигает ударом. С трудом шевеля губами, шепчу: – Ми... минус пять... баллов. Теряю силы – те, которых в помине не было. Тут же что-то щекотно утыкается мне в плечо, и я даже думать не хочу, что именно. Открываю глаза и вижу бледное лицо своей студентки. Пытаюсь встать, игнорируя моментально предложенную руку, и понимаю, что попытка обречена. Она тоже понимает и, с удивившей меня силой нажимая на плечо, заставляет лечь обратно. Гордость противится, здравый смысл выступает "за". Не будь мне так хреново, аргументы каждой из сторон немало позабавили бы. Пол безумно холоден и тверд. Замечаю в ее руках две мантии и, хмурясь, язвлю: – Мисс Грейнджер, раз уж вы решили оказать мне помощь, принесите хотя бы подушку. Ловко подсунув смятые мантии мне под голову, невозмутимо отвечает, что подушек в классе зелий нет и не было, а в мою комнату она зайти не может, так как не знает пароль. – А даже если бы и знала... – бормочет под нос – Что тогда? – с затаенным любопытством спрашиваю я, а внутри все сжимается. – Все равно не пошла бы, - отвечает с легким вызовом, упрямо вздернув нос. – Для снятия пароля наверняка палочка нужна, а мне сейчас нельзя колдовать. – Это мне нельзя, – поправляю снисходительно, – а вы можете... Подскакивает. Сердито топает ногой, кулаки сжаты, а глаза – о, взгляд убить может! – Я не буду колдовать, – цедит сквозь зубы. – У вас серьезное истощение колдовских сил, и любое волшебство будет причинять вам боль. Откуда?.. Откуда эта неправильная радость? – Но вам все равно придется уйти, чтобы позвать мадам Помфри. Вы одна не справитесь. – Интересно, кого из нас двоих я уговариваю? Упрямая девчонка развивает бурную деятельность, насколько я могу судить по доносящимся звукам. Шаги, скрип открывающейся дверцы шкафа с ингредиентами, легкий звон, какой бывает, когда пытаешься одной рукой поднять два стеклянных сосуда, снова скрип, но уже в другой тональности, опять звон и шаги. Странно слышать шаги за спиной (ну, хорошо, учитывая, что я лежу, - над головой) и не оборачиваться. Беспечность? Любопытство?.. Скорее, непривычное для меня и крайне опасное желание довериться кому-то. Та, которой я хочу доверять, опускается на колени рядом со мной, держа в руках небольшой глиняный кувшин с широким горлышком. – Что бы вы обо мне не думали, профессор, – заправляет за ухо прядь волос, – но я умею оказывать первую помощь, – расстегивает верхнюю пуговицу на моей рубашке, – без применения магии, – вторая и третья пуговицы расстегнуты, шея открыта. – Мои родители – врачи, если вы помните, – берет мою правую руку и разжимает стиснутые в кулак пальцы, и пока я вспоминаю, когда и зачем сжал кулаки до ломоты в костях, она распрямляет и пальцы левой руки. – К тому же я посещала кружок колдомедицины, – оставив, наконец-то, в покое мои руки, достает откуда-то носовой платок, – и мадам Помфри сказала, что у меня лучшие результаты за последние сорок лет, – намочив платок жидкостью из кувшина (я смог распознать по запаху настойку пустырника и лаванду, а по цвету – расслабляющее зелье), проводит им по моему лицу: лоб, виски, щеки, потом шея, и я склонен согласиться с Поппи, чувствуя, как расслабляются мышцы. – К тому же я хорошо разбираюсь в гербологии, – девочка не унимается, круговыми движениями растирая мои ладони, – и в психологии, – чуть тише добавляет она, задержав на несколько секунд большой палец на моем запястье. Не нахожу логики в последнем заявлении, но не собираюсь спорить по мелочам и закрываю глаза. Слышу бульканье, стук кувшина о каменный пол, вновь чувствую прохладную влагу на лице. Она повторяет процедуру, увеличивая область применения: лоб, виски, веки, нос, щеки, подбородок, шея – струйка воды щекотно стекает под воротник, ладони, запястья... Я засыпаю. Просыпаюсь за час до занятий. Самочувствие прекрасным не назовешь, что неудивительно после ночи, проведенной на каменном полу, но в Больничном крыле мне делать нечего. В классе я, разумеется, один. Пройдясь вдоль шкафов, исключительно, чтобы размять ноги, замечаю, что кувшин стоит на своем месте, порядок склянок с настойками и зельями не нарушен, а носового платка нигде нет. Наверное, унесла с собой. Действительно, зачем его здесь оставлять?.. Вспоминаю о мантиях, которые служили мне подушкой, наклоняюсь, чтобы поднять, и вижу рядом открытый флакон. Зелье Сна-без-сновидений. Этот флакон полночи, как минимум, простоял у меня в изголовье, и я вдыхал испарения. Потому и выспался. Умная девочка. У меня будут большие проблемы. ТВС

imarina : Я первая я первая...ура глава маленкая такая но такая приятная

Alix: Очень хороший стиль И интересный сюжет

MMM: Dalena пишет: – Ми... минус пять... баллов. Ну конечно! Куда же без этого? Снейп даже в полуобморочном состоянии остается собой Dalena пишет: Гордость противится, здравый смысл выступает "за". Не будь мне так хреново, аргументы каждой из сторон немало позабавили бы. Очень позабавила эта фраза Я прямо-таки представляю, КАКИЕ это были аргументы. Ну и самоирония профессора В общем, продолжение очень порадовало, Dalena, спасибо!

leeRA: Dalena, Замечательная глава! Спасибо!

Pixie: Dalena Спасибо за новую главу! Она, как всегда, чудесная! У вас здорово получается показывать чувства и эмоции как бы штрихами, но эффект воздействия на читателя очень силен. Северуса жалко было, но Гермиона молодчина ;)

Хельдис: Отличная глава. Как говорится: а вы оба здесь молодцы... :)

Dalena: imarina, Спасибо. Приятно слышать. Alix, Благодарю. MMM, MMM пишет: Снейп даже в полуобморочном состоянии остается собой Так за это его и любят. leeRA, Pixie, Pixie пишет: У вас здорово получается показывать чувства и эмоции как бы штрихами, но эффект воздействия на читателя очень силен. Спасибо. Хельдис, Благодарю. Они друг друга стоят, это верно.

Tesoro: Dalena Снейп в своем репертуаре))) Dalena пишет: – Ми... минус пять... баллов. И лирика.... Та, которой я хочу доверять В общем, просто здорово!

Dalena: Tesoro, Спасибо. Рада, что понравилось. Tesoro пишет: Снейп в своем репертуаре))) Ну да!

Dalena: ~~~7~~~ Не могу сосредоточиться на том, что творят в моем классе пятнадцатилетние оболтусы. Голова занята совершенно другим. Точнее, другой. Воздействие на сознание девочки было столь сильным, что, возвращая ее, я заработал магическое истощение. Даже не представляю, что было бы со мной, да и с ней, попытайся я ее закрыть. Поттеру дважды так доставалось, и оба раза возвращал его я, но закрывал-то Альбус. А сейчас директор предложит разве что напоить ее каким-нибудь зельем и – непременно! – сосредоточиться на защите его драгоценного Гарри, ведь очевидно, что целью Темного Лорда является именно он. Да, так все и будет. Поэтому к Альбусу я не пойду. Я был в том кошмаре. Видел то же, что и она. Пусть недолго. Пусть я не обращал внимания ни на что, твердо помня, что у меня лишь несколько минут. Но я там был, и этого достаточно для думосброса. Встаю из-за стола и тут же ловлю на себе настороженные взгляды. Ах да, я и забыл, что у меня сейчас урок. Что же с ними делать? На мгновение задумываюсь. В конце концов, никто из них не станет Мастером зелий – если честно, я удивлюсь, если из этого класса выйдет хоть один посредственный зельевар – так что сегодняшний урок (или его отсутствие) ничего не изменит. Взмахом палочки накладываю модифицированные следящие чары. - Если кто-нибудь из вас в мое отсутствие решит покинуть свое место, советую хорошо подумать. Задание на доске. И ухожу в кабинет. Запереть дверь, снять с полки думосброс. Сосредоточиться. Глубокий вздох и – вперед! Пусто. Серая пустыня – тихо, пыльно, мрачно. Холодно. Она идет, с трудом переставляя ноги, словно во сне; на лице страх, по щекам слезы. За ее спиной темное пятно. Пустыня вздрагивает, будто раздумывая, во что превратиться. Тут же из пятна появляется рука – моя рука! – и забирает девочку. Я прихожу в себя на полу кабинета. Отдышавшись, вновь захожу в воспоминания. Теперь смотрю только на нее. Приоткрытые губы – хочет закричать, но не может или боится; бескровное лицо, присыпанное, как пудрой, серой пылью. Моя рука с силой стискивает ее плечо, она морщится от боли, и я опять падаю на пол. С упрямством, достойным лучшего применения, захожу в воспоминания, вновь и вновь переживая ее, точнее, уже наш кошмар. Каждый раз возвращаюсь с новой деталью, дополнительным штрихом в картину произошедшего. И с очередным синяком. На четвертый раз, не выдержав, ставлю думосброс на пол и сажусь рядом. Она в обычной школьной мантии, но почему-то босиком. Моя рука в первый момент ловит воздух и лишь потом рывком достигает плеча. В последнее мгновение кошмара под ногами в пыли что-то вспыхивает. Вытираю пот со лба и заклинанием подзываю фляжку с алкоголем. Сил у меня сейчас не хватит даже на пару шагов. Глоток из фляжки, порция кошмара, еще глоток – еще кошмар. Не сразу, но понимаю, что для лучшего обзора нужно встать за ее спиной. Так и идем – полумертвая от страха девочка, злой на весь мир и на себя в том числе, зельевар и темное пятно, оно же мое наглухо закрытое сознание, - в ином качестве в ее кошмаре я и не мог присутствовать. Из-под ног почти при каждом шаге вылетают серебристые искры. В тот момент, когда я почти вспоминаю, откуда эти искры мне знакомы, в классе срабатывают следящие чары, и меня выкидывает из думосброса. Тихо проклинаю того идиота – или тех идиотов – кому не хватило ума спокойно досидеть до конца урока. Отшвырнув полупустую уже фляжку, я опрокидываю в рот содержимое двух пузырьков - один за другим отрезвляющее и тонизирующее зелья - и влетаю в класс. Кривлюсь от вкуса мерзкого, но эффективного пойла, обвожу взглядом студентов и понимаю, что выражение лица менять не нужно. Оно как нельзя лучше подходит к сложившейся ситуации: в проходе между столами валяется котел, то, что приличия ради мы назовем зельем, вылилось на пол, забрызгав попутно столы, ученические мантии и сумки. Стоит гул. Половина студентов на ногах. - Молчать. – В который раз убеждаюсь, что тихий голос и холодный тон действуют лучше истерических криков. При соответствующей репутации, разумеется. Студенты умолкают. - Я не собираюсь выяснять, кто и почему нарушил мой приказ. Минус пять баллов с каждого, кто находится не на своем месте. Минус десять баллов с владельца упавшего котла. Участники драки... - Студенты недоуменно переглядываются. Наивные! Драчунов, положим, они успели растащить по углам до моего прихода, но свежие синяки на лицах заметит даже слепой. – ...Получают неделю отработки у школьного завхоза. К следующему уроку подготовьте эссе об истории создания, - оглядываюсь на доску, - обеззараживающего зелья. Это уже касается всех. Урок окончен. Класс опустел в рекордные сроки. Это было первое и, к счастью, последнее занятие на сегодня. Не утруждая себя закрытием двери, возвращаюсь в кабинет. Сажусь за стол и обхватываю голову руками: как же больно. Мое зелье моментально вывело алкоголь из крови, для того и создавалось, но, к сожалению, побочный эффект в виде адской головной боли на момент создания меня совершенно не волновал. Пару часов резкие движения мне противопоказаны. Буду изображать статую и думать. Итак, кошмар. Клубы пыли, холод. Серебристые искры под ногами. Совсем не думается. Так. Еще раз. Мы шли по колено в серой пыли. Иногда вспыхивали искры. Было холодно, а ведь она шла босиком... Очень странно. Я хорошо помню и эту пыль, и этот холод, но больше ничего. Как будто больше ничего не было. Стискивая голову, понукаю память: нужно вспомнить или снова – думосброс. Морщусь от «предвкушения». Или спросить Гермиону, что она видела. Спустя два часа результата все еще нет. Вернее, есть, но отрицательный. Трижды отрицательный. Я ничего не могу вспомнить, а думосброс помогает мне только вдребезги разбить мой третий и последний вариант: Гермиона ничего не могла видеть – у нее все время были закрыты глаза. Никто ничего не видел. - Простите, профессор? Поднимаю голову. На пороге стоит гриффиндорская староста и вопросительно на меня смотрит. Великолепно. Мало того, что я не слышал, как она вошла, так еще и думал вслух. Жестом приглашаю ее войти и, не вставая из-за стола, палочкой закрываю дверь. Голова вроде бы не болит, но что-то проверять не хочется. - Слушаю вас, мисс Гре... Гермиона. Сознательно допускаю оговорку: очень уж хочется посмотреть на ее реакцию. Девочка заметно напряглась, услышав официальное обращение, но когда я произнес имя, сразу же расслабилась. Похоже, я создаю себе дополнительные проблемы. Мало мне тех, что есть? - Вы пришли за зельем? Внимательно смотрю на нее в ожидании кивка, чтобы тут же призвать нужную склянку и выставить обоих за дверь. Она опускает голову. Вот только не говори, что теперь кошмары донимают и наяву. Я тебя прошу. - Я пришла спросить... Очень прошу. - ...Как вы себя чувствуете? TBС

Ginger: Dalena

Dalena: Ginger, Спасибо.

Germ: ну что сказать.. .. как всегда на самом интересном месте.

Dalena: Germ, Спасибо. Germ пишет: как всегда на самом интересном месте. Так ведь закон жанра мыльной оперы..

imarina : это конечно наглость но читателю всегда мало.

Germ: Dalena пишет: Так ведь закон жанра мыльной оперы.. не, ну вы посмотрите на нашего аффтора - он еще над нами и издевается..

Dalena: imarina, imarina пишет: это конечно наглость но читателю всегда мало. Автору тоже мало. Поэтому продолжение пишется. Germ, Germ пишет: вы посмотрите на нашего аффтора - он еще над нами и издевается.. Я? Да никогда! Я всех читателей нежно люблю.

Pixie: Dalena Спасибо за новую главу! Как же интересно и интригующее развивается сюжет! Эх, люблю я все эти выверты с ментальной магией :)

MMM: Dalena, спасибо за продолжение! Очень интересно будет посмотреть на реакцию профессора на такую заботу ну и, конечно, на исследования сна Гермионы

Dalena: Pixie, Спасибо. MMM, MMM пишет: Очень интересно будет посмотреть на реакцию профессора на такую заботу Он будет в восторге! (с)

Tesoro: Dalena, просто здорово! Dalena пишет: Автору тоже мало. Поэтому продолжение пишется. Урря!!!!!

Lili:

Dalena: Lili, Спасибо.

Dalena: ~~~8~~~ «Как вы себя чувствуете?» Такого я не ожидал. Умная же девочка, а выдумала непонятно что!.. Староста Гриффиндора пришла – добровольно! – к слизеринскому декану, чтобы поинтересоваться его самочувствием. После отбоя. Я как раз тот человек, который с легкостью поверит в подобный бред. Молчит. Ждет ответа. А я не знаю, что ей ответить. Наорать и выгнать – глупо: мы еще не разобрались с кошмаром. Включиться в эту наивную игру – еще глупее. Когда молчать становится уже неприлично, я решаю сделать вид, что ничего не слышал. Подхожу, якобы по делу, к шкафу с ингредиентами, встаю к ней спиной и спрашиваю, помогло ли ей зелье минувшей ночью. Возникает мучительная пауза. Она, без сомнения, смущена, но быстро берет себя в руки. - Я не пила зелье... сэр. Оборачиваюсь, не обращая внимания на странный тон и непонятную паузу. - Как? Что вы тогда пили? - Кофе. Я попросила домовых эльфов принести мне в комнату кофе. Отвечает, как на уроке, смотрит в пол, и даже руке на коленях сложены. Пусть. Лучше так. - И сколько вы выпили? – уточняю, помня о том, что бурда, называемая эльфами гордым словом «кофе», столь же крепка, сколь и малоэффективна. - Три с половиной. - Три с половиной чашки? Так мало? - я поражен и не вижу причин это скрывать. Чуть помявшись, она поправляет: – Три с половиной кофейника, профессор. О Мерлин! Она сведет меня с ума. - В Больничном крыле вы, конечно же, не были, - шиплю сквозь зубы, подтаскивая ее к столу. Зажигаю сразу все свечи и левитирую их ближе. Внимательно осматриваю ее лицо – она морщится от яркого света и закрывает глаза рукой – и не нахожу пугающих симптомов. Все в порядке. Для собственного успокоения произношу диагностическое заклинание и полминуты держу палочку возле ее сердца. Все действительно в порядке. С облегчением вздыхаю. Облегчение, однако, омрачается осознанием, что девочка уже третьи сутки не спит. Кстати, о сне. - Гермиона, тебе нужно непременно выпить зелье. Ты на ногах еле держишься. Поворачиваюсь к шкафу и, даже не открывая дверцу, понимаю, что доведенные до автоматизма навыки мастера зелий меня подвели. Точнее, как раз не подвели, тем самым подставив. Перед глазами стоят два одинаковых флакона – зеленое стекло, узкое горлышко, восковая пробка. Зеленый цвет стекла преломляет солнечный свет так, что зелье дольше хранится. Летучие составы всегда запечатывают воском. Узкогорлые флаконы я использую для зелий, чья эффективная доза измеряется каплями, а не литрами. Все верно, только вот один из флаконов мой, а второй... - Сэр, это мое зелье? - И твое тоже. - А можно определить точно, какое из?.. Она явно напрашивается остаться еще на час. Или на два. Только этого мне не хватало! - Нельзя, – бросаю сердито. – Выпьешь из каждого. Одно из них подействует. Наверняка будет возражать. Она же любит книги, а там что только не напишут, в том числе и про идентификационные заклинания. - А как насчет?.. Что я говорил? - Нет, мисс Грейнджер, - произношу устало, будто у меня уже нет сил, и надеюсь, что намек достаточно прозрачен. Она хочет остаться и продолжить спор, по глазам вижу – готова ляпнуть любую глупость. Но воспитание – великое дело: взяла зелье, сказала «спасибо» и ушла. На какой-то миг даже захотелось поблагодарить ее родителей. Мысленно, конечно. Ушла. По-хорошему, она и приходить не должна была. А я так был просто обязан развернуть ее на пороге и отослать в Больничное крыло. О чем я вообще думал? Сведет с ума?.. Похоже, уже свела. Совсем забыл сказать, чтобы зашла завтра перед ужином. Придется опять на уроке наложить взыскание – нет, хватит уже с меня этих взысканий! – или побеспокоить Минерву. Разумеется, я выбираю беседу с ее деканом. И совесть меня мучить не будет. Ее студентка, пусть сама и выкручивается. Надеюсь, чутье Минерву не подведет и мимоходом она прочитает небольшую лекцию о взаимоотношениях студентов и преподавателей. Я имел в виду, о недопустимости взаимоотношений. И – не мне прочитает. Вечер. Без четверти семь раздается тихий стук в полуоткрытую дверь: - Профессор, вы хотели меня видеть? - Да, мисс Грейнджер, проходите и присаживайтесь. Нам нужно поговорить. Смотрит настороженно, бессознательно накручивая на палец прядь волос. Легко, почти нежно, касаюсь ее сознания: боится, что буду ругать, хочет побыстрее уйти, чтобы я не догадался, что... Так, это меня уже не касается. Не касается, я говорю! Вон из ее сознания! Делаю глубокий вдох. Сцепив за спиной руки, чтобы даже случайно не... кхм, просто сцепив руки, говорю: - Кажется, я разобрался с вашим кошмаром. И, не дожидаясь, когда она кинется мне на шею в порыве благодарности, добавляю: - Но нужно еще кое-что уточнить. Она чуть подается вперед, заинтересовавшись; свет от камина подчеркивает осунувшееся лицо и темные круги под глазами. – Скажите, Гермиона, что напугает вас сильнее: зло, с которым вы сталкивались в прошлом, или незнакомое зло? - Незнакомое, - отвечает моментально, не дав мне даже фразу закончить. Моя догадка оказалась верной. - А почему вы закрывали глаза? – выстреливаю вопросом, не давая ей опомниться. - Когда? - Во сне. - Но, профессор... все люди спят с закрытыми глазами. Логично. Убедительно. Но взгляд испуганный. И о том, что нужно дышать, она забыла. - Гермиона, смотри на меня, - щелкаю пальцами, чтобы привлечь ее внимание. - В кошмаре глаза у тебя закрыты. Я хочу знать, кто сказал тебе сделать это. - Никто. Я прочла в книге. - О чем? - О том, что только при зрительном контакте возможно подчинение сознания. Гриффиндорская староста определенно была в Запретной секции. И, похоже, не раз. И, конечно же, разрешение ей выписывала Минерва. - И вы закрывали глаза, чтобы Темный Лорд не мог манипулировать вашим сознанием, да? – досказываю очевидное, из вежливости облекая утверждение в вопросительную форму. - Я сначала не знала, кто это, - исключительно из упрямства она пытается спорить, - но... Да, вы правы, профессор. Позволяю себе легкую усмешку: люблю оказываться правым. - Спасибо. Больше вопросов у меня нет. ТВС

Ginger: Dalena Dalena пишет: Спасибо. Больше вопросов у меня нет. зато у читателей появились))))) сенкс за новую главу



полная версия страницы