Форум » Библиотека-1 » "Рысь",СС/ГП, PG-13, макси. » Ответить

"Рысь",СС/ГП, PG-13, макси.

Anna from Cambridge: Название: "Рысь" Автор: Anna from Cambridge Бета: Пока отсутствует, но я в процессе поиска. Рейтинг: PG-13 Пейринг: СС/ГП Жанр: Романтика + немного ангст и приключений Дисклеймер: Все не мое, кроме задумки и некоторых героев. Все права у Джоан Роулинг. Комментарии: Когда-то уже выуладывался на форуме, но не был закончен. Polumna сподвигла меня на продолжение сего труда, поэтому встречайте! Весь фик сначала и продолжение. Отношение к критике: Совершенно адекватное Размещение в архивах: Пожалуйста, только меня предупредите.

Ответов - 38, стр: 1 2 All

Anna from Cambridge: Где-то в лесу завыли волки. Мужчина заворочался и проснулся. Откинув с лица длинные пряди, он потянулся, встал с кровати, не обращая внимания на свою наготу, и подошел к окну. На поле вокруг замка лежал талый снег. Луна выхватывала из темноты белые пятна, делая их голубовато-желтыми. Вновь послышался протяжный вой волков. Они вышли на охоту после месяцев голодной зимы. Кому-то в эту ночь не посчастливится. В приоткрытое окно постучалась белоснежная сова. Гарри открыл его, и сова впорхнула внутрь, усаживаясь на плечо к хозяину. Мужчина осторожно берет из лап совы письмо. Оно от Гермионы, подруги детства. Шестой курс, декабрь. -Гарри, у тебя получилось, почти…, - на лице Гермионы выражение крайнего удивления. Мальчик не может произнести ни слова, но тоже чувствует, что превращение не совсем удалось: во рту острые клыки, а голова теперь где-то на уровне Гермиониной талии. Он лапой указывает ей на зеркало. Лапой? Рон и Гермиона догадавшись, что Гарри просит, тут же снимают со стены большое зеркало и ставят его на пол, прислонив к стене, так чтобы Гарри мог себя разглядеть. Из зеркала на него смотрит симпатичная, умная мордочка хищника. Рысь. Он рысь. Но какого черта?! Он ведь хотел превратиться в оленя. Позже он делает еще несколько попыток, но все время превращается в рысь, а не в оленя, как бы он не старался. Ну что ж, по крайней мере рысь меньше размером, и смотрится хорошо. Но все же немного обидно, у Гермионы после многих неудачных попыток получается превратиться в рыжего, взлохмаченного кота – точную копию ее питомца. У Рона правда так и не получается ни в кого превратится, но все равно немного обидно. Ему так хотелось научиться превращаться в оленя, также как и его отец. Гарри утешает себя тем, что он теперь все-таки тоже анимаг, а это уже не мало. Мужчина сажает сову в клетку, и кидает письмо на стол: у него еще будет время на него ответить. Он замечает, как в сторону леса направляется темная фигура, несущая перед собой фонарь. Гарри провожает ее взглядом, затем подходит к двери. Через некоторое время рысь скользит как тень по коридорам, выбегает из замка и несется к лесу, преследуя человека с фонарем. Шестой курс, конец февраля. Гарри предпринял очередную ночную прогулку в лес. Это уже стало обыкновенным занятием у троицы, но в эту ночь он был один: Рон заболел, и Гермиона осталась с ним в больничном крыле. Гарри решил не мешать. Мягкие лапы бесшумно несли его по уже подтаявшему снегу. Он был озадачен. Какой-то человек был в лесу в эту ночь. У рыси было более тонкое обоняние, чем у человека, но ему казалось, что этот запах ему знаком. Что он доносился до него, когда Гарри был в своем обыкновенном обличии. Рысь спешила, за человеком кроме нее следила стая голодных волков. Наконец, он достиг поляны, где мужчина, а он был уверен, что это мужчина, остановился. Гарри видел, что он присел на корточки, и, поставив фонарь рядом с собой, стал расчищать рыхлый снег затянутой в кожаную перчатку рукой. Рысь затаилась, принюхиваясь и прислушивась. Волки окружали человека, видимо столь увлеченные охотой, что даже не замечали его. Вдруг один из волков не удержался и из его горла донеслось еле слышное, глухое рычание, но человек услышал его и вскочил, повернувшись в ту сторону, откуда донесся звук. Гарри узнал его сразу же. Снейп?! Но что он тут делает?! Тем временем волки уже вылезли на поляну. Их было шестеро. Не очень молодые, но еще достаточно резвые, что прикончить даже сильного и быстрого человека. Даже если он маг.

Anna from Cambridge: Гарри видел, как Снейп выхватил палочку. Прежде чем, те ринулись в атаку, он наградил трех « Ступефаем», оставшиеся прыгнули на него, но прежде, чем их когти коснулись его, Гарри сбил профессора с ног, наваливаясь сверху своим телом. Волки, которых постигла неудача, рассвирепели. Им помешала какая-то кошка. Но Гарри проворно вскочил, и, заградив профессора, громко зарычал. Волки даже не вздрогнули. Они были слишком голодны. Два волка кинулись на него, третий продолжал следить за человеком. Гарри дал одному когтями по морде, задев желтый глаз, волк взвизгнул и ненадолго ретировался. Второй сбил Гарри с ног, они покатились по снегу, но волк был в не лучшей форме после зимней голодовки, и Гарри вскоре оставил его валяться на снегу без сознания. Отряхнувшись от прилипшего к шерсти снега, он оглянулся, чтобы проверить Снейпа, тот уже отделался от третьего волка, и как раз наложил заклятье на того, который получил от рыси по глазу. Мантия была в снегу, и кое-где порвана: видимо кое-кто из волков все же успел потрепать Снейпа. Гарри вздохнул, и хотел уже было удалиться с места боя, как вдруг Снейп окликнул его: - Рысь. А ты откуда здесь взялась? Вот уж не думал, что у нас в Запретном лесу водятся рыси. Гарри насторожено посмотрел на мужчину. Кошачьи глаза хорошо видели в темноте, и Гарри думал, что сейчас упадет в обморок: Снейп улыбался. Ему. Мерлин! Но мальчик не мог не признать, что эта изящная улыбка, хоть и смотрелась необычно на этом обычно столь угрюмом лице, шла Снейпу. Он словно сразу помолодел. - Ну, что же ты стоишь? Боишься меня? – Снейп продолжал улыбаться, и Гарри подошел к нему. Профессор тут же присел на корточки и погладил его по голове, если бы Гарри был кошкой, он бы замурлыкал. - Спасибо тебе, - прошептал профессор. В ту ночь, после того, как он проводил профессора до края леса, и вскоре вернулся в свою комнату, ему снились необыкновенные сны. Где профессор улыбался ему. Вперед. Скорее. В ушах свистит ветер. Надо успеть перегнать фигуру с фонарем. Оказаться у кромки леса раньше, чем он. Чтобы можно было поприветствовать его, когда он достигнет места встречи. Снег вихрем взвивается за бегущей рысью, но человек не услышит ее приближения. Словно стрела животное почти беззвучно рассекает воздух. Когда человек, наконец, подходит к лесу, из-за деревьев выходит рысь, словно бы она уже давно пришла, и просто вальяжно прогуливалась, поджидая мужчину, который уже подошел к ней и нежно трепал мягкую шерсть на загривке. Рысь заурчала в ответ, но потом выскользнула из-под ласковой руки, и сделала несколько шагов в сторону Запретного леса. - Ты прав, нам пора. Идем. Рысь осторожно переступает, прислушиваясь к звукам леса. Волки далеко. Седьмой курс, ноябрь. Вымотанный после очередной квиддичной тренировки Гарри медленно шел по коридору Хогвартса к кухне. Он пропустил ужин, и теперь желудок старательно напоминал хозяину о том, что он существует и что он абсолютно пустой. Впереди послышались голоса. Гарри спрятался за ближайшей гаргульей: голоса принадлежали Драко Малфою и профессору Снейпу. Совершенно не хотелось их видеть, а уж тем более разговаривать с ними. - Малфой, не стоит отнекиваться, я все прекрасно слышал. - Профессор… - Малфой, если хотите, устраивайте эту дуэль, но не в запретном лесу, Дамблдор об этом обязательно узнает, и вам не избежать снятия баллов. Вы представляете, что будет, если вся школа узнает, что два ученика Слизерина повздорили так сильно, что даже решили устроить дуэль? Вздох. - Хорошо, профессор. - Так то. Можете идти, и передайте мои слова мистеру МакЛину. - Хорошо сэр.

Anna from Cambridge: Драко прошелестел мимо места, где прятался Гарри. Он прекрасно знал, что блондин вовсе не станет передавать слова профессора МакЛину, и дуэль не будет отменена. После отбоя, Гарри под плащом невидимкой выскользнул из гостиной Гриффиндора. Он спрятал плащ за одной из статуй у входа, и выскочил наружу. Холодный ночной воздух охватил его, растрепав волосы. Гарри прищурился: на свежевыпавшем снегу были следы. Не превращаясь в рысь, он побежал в сторону леса, стараясь наступать в уже оставленные следы. Только когда деревья скрыли замок из виду, Гарри осмелился превратиться. Дуэлянтов не пришлось долго искать: они выбрали первую попавшуюся поляну, и теперь пускали друг в друга заклинания. Гарри притаился, наблюдая за зрелищем. Оба юноши были сильны, и казалось, что дуэль может закончиться ничьей. Но, неожиданно, Драко не успел блокировать одно из заклинаний, и сильной волной его сбило с ног и швырнуло прямо в ствол древнего дуба. Драко сполз на землю. МакЛин позабыв о дуэли подбежал к безжизненному телу. По белой, словно снег, коже лица текла кровь, темными каплями сбегая по щеке и оставляя на снегу темный след. - Драко, очнись! – МакЛин потряс Драко за плечи. Что же он делает? Нельзя его трясти, вдруг у него переломы. Гарри, позабыв о том, что, мягко говоря, не похож на себя, вышел на поляну. МакЛин скорее почувствовал, нежели услышал чье-то приближение. Он обернулся и застыл от ужаса. Гарри рыкнул, и юноша попятился назад. Рысь сделала несколько шагов вперед, и МакЛин кинулся бежать. Гарри подошел к хрупкому телу Драко. Кровь уже приостановилась, и гриффиндорец, повинуясь животному инстинкту, слизнул ее шершавым языком. За спиной послышались громкие голоса. - Веди меня МакЛин! - Но профессор, там… - Я знаю! И ты оставил Малфоя одного? Это делает тебе много чести, - съязвил профессор, толкая ученика вперед. Пока Гарри слушал сбивчивое дыхание слизеринца, дожидаясь появления на поляне профессора, казалось, прошла вечность. Драко выглядел словно спящий ребенок. Его можно было принять за ангела, когда губы не были искривлены недоброй усмешкой, а глаза опасно посверкивали, словно серый лед под лучами солнца. В первый раз в жизни Гарри захотелось увидеть эти глаза. Увидеть, как мир отражается в них. - Снова ты? - профессор потрепал шерсть рыси, и затем склонился над Драко. Проверив пульс, Снейп создал носилки и уложил Драко на них, прикрыв его своей зимней мантией. Некоторое время Гарри бежал за профессором, но затем остановился. Человек и животное устремляются в глубину леса, слушая, как ухают совы и воют волки. Примерно через год после окончания Хогвартса - Привет, Гарри. - Привет. Девушка с длинными каштановыми волосами в черном платье садится за столик молодого черноволосого юноши. Вездесущий официант тут же подает ей меню. Юноша просит официанта принести девушке бокал шампанского. - А где Рон? – спрашивает молодой человек, поглядывая на входную дверь ресторана «Шидзука-на мидзууми». Девушка пожала изящными плечами. - Наверное, задержался на курсах. Так зачем ты нас пригласил? – официант поставил заказанное шампанское перед Гермионой. Она не обратила на это внимания, а продолжила изучать лицо друга внимательными глазами. – Что-то случилось? - Нет. Я хотел…Хотел попрощаться. Послезавтра я уезжаю. - Уезжаешь? Куда? - Экспедиция по случаю окончания курса подготовки. Полевые занятия так сказать. Я буду отсутствовать примерно два месяца, вы с Роном присмотрите за моей квартирой? - Конечно, - секундное молчание, - А куда вы направляетесь? - Румыния, Египет, Перу. Звучит интересно, не правда ли? - Да, - немного растерянно говорит Гермиона. Сложно принять тот факт, что они уже не дети и их жизненные пути становятся все отдаленнее и отдаленнее, и похоже уже никогда не станут той единой дорогой, по которой они когда-то шагали втроем. - А вот и Рон! – радостно вскликивает Гарри, при виде высокого рыжеволосого парня. Как странно идти рядом с человеком, который ненавидит тебя в одном обличии, и считает другом в другом. Как странно любоваться одними и те же ми звездами, вдыхать один и тот же воздух, зная, что днем мужчина не пожелает находиться в одной комнате с ним. Как больно хотеть сказать так многое и не иметь возможности.

Anna from Cambridge: Еще через полтора месяца, Перу. - Мистер Уттинг-Браун, нам только что сообщили… - Что? – высокий мужчина лет сорока пяти нетерпеливо ждет ответа. - Подтвердились слухи, что группа английских контрабандистов ввозит в Перу яйца виверн . Они их здесь разводят, так как система магической полиции развита плохо, им нечего здесь бояться, да и климат подходящий. - Нам нужно узнать, где находится их база. Где они держат этих проклятых животных! - Конечно, сэр. Я уже отправил местной полиции просьбу о сотрудничестве. Их система плохо развита, но при желании они могут найти пару человек, готовых рассказать все, что знают за достаточно высокую плату. - Прекрасно, можешь идти Альберто, - испанец лет тридцати исчезает за дверью. Англичанин встал и подошел к стене, на которой висела внушительных размеров карта. Он закурил, и кинул пустую пачку на стол. Чертова экспедиция! Сначала все шло хорошо. Новички спокойно уничтожили пару несильных демонов, посмотрели местные достопримечательности, а теперь вот это! Ну, неужели министерство не могло выделить ему более компетентных людей, теперь приходиться провернуть серьезную операцию с помощью каких-то молокососов. Конечно, это дело не кажется большим: всего лишь контрабанда виверн, но наверняка этим дело не ограничится. И самое неприятное, что он был практически уверен, что знал, кто за этим стоит. И этот кто-то был, чуть ли не самым опасным преступником магического мира. - Сэр… - А, Поттер. Заходи, - черноволосый юноша с зелеными глазами осторожно отворил дверь кабинета. Ну, хоть один толковый парень. - Есть какие-нибудь новости, Поттер? Мужчина молчит, а рысь, если бы и могла что-либо сказать, все равно бы промолчала. Они продолжают идти, и каждый думает о своем. И каждый хочет знать, что думает другой. Еще через несколько дней, Перу. - Сэр! Сэр! - Да, Альберто? – мистер Уттинг-Браун окидывает помощника раздраженным взглядом. - Нам удалось поймать одного из местных, который помогал контрабандистам! Англичанин уже не выглядит таким раздраженным, он улыбается, но той улыбкой, которая не предвещает ничего хорошего. - Хмм…Приведите его сюда, и позовите Поттера. Сейчас мы допросим этого tonto* . После допроса. Уттинг-Браун окидывает группу молодых специалистов снисходительным взглядом. Это их первая почти самостоятельная операция. Поттер стоит в первом ряду, но лицо его бледно, первый в жизни допрос, видимо, не пришелся ему по вкусу, но если он хочет сделать карьеру, то стоит привыкнуть. А этого tonto вылечат, подумаешь пара переломов. Уттинг-Браун откашливается и начинает свой монолог, тихо, чтобы все прислушивались к каждому слову. - Итак, как вам известно, магическая полиция Перу, сумела-таки, сделать кое-что полезное. Удалось поймать одного из местных помощников контрабандистов. Во время допроса, - Поттер еле заметно вздрагивает, - он сообщил нам не мало важных сведений, - Уттинг-Браун берет со стола указку и подходит к карте, где уже отмечен маршрут. – Мы знаем, что контрабандисты вместе с грузом начинают свой путь из Ла Пазы, столицы Боливии. Магией они не практически не пользуются, из страха быть замеченными. Они пересекают границу рядом с озером Титикакой, оттуда следуют в порт Моллендо, где их поджидает зафрахтованное судно, которое доставляет их до Лимы . Рядом с Лимой есть городок Ла Ороя. Там-то и располагается их база, и именно там мы должны будем накрыть. Их «ферма», представляет из себя комплекс заброшенных складов в пригороде Ла Орои. Более точные топографические данные получите по прибытию в Ла Орою. Груз должен прибыть на склады 6 июля, через три дня. Мы отправляемся туда завтра, чтобы до их прибытия установить слежку за складом, но операция будет проводиться позже. Наши коллеги из Аргентины сообщают, что 8 июля в Ла Орою приедет сам главарь банды, - «Как же. Главарь банды, если бы они знали, кто это…Но не будем их пугать», - чтобы проинспектировать «ферму». Когда он там появится, тогда мы и арестуем их. *Дурак (исп.)

Anna from Cambridge: 3 июля. - Альберто, нам понадобится взрывчатка. - Но, сэр…Зачем? - Если мы хотим прекратить их деятельность, то придется действовать наверняка. - Но ведь есть же магия. - Ты с ума сошел? Столько выплескиваемой магической энергии привлечет внимание всей магической полиции Южной Америки. Да нас же все министры заездят. Мол, они нужны были нам живыми. А так мы можем сказать, что это был несчастный случай. - Но почему мы не можем взять их живыми? - Боюсь, не удастся. Если бы не было главаря, можно было еще обойтись без столь радикальных мер. Но если будет главарь, будет его свита, а она в живых никого из нас не оставит. - Что это за главарь такой? Это уже не главарь, а какой-то мафиози… - Это Малфой. - …! - Не выражайся. Северус исподтишка поглядывает на рысь. Она уверенно ступает по мягкому снегу. Уши забавно подергиваются, внимая различным шорохам. 8 июля, заброшенные склады недалеко от Ла Оройи Окружить склады полностью не удалось: прямо за ними начинался лес, да и людей не хватало. Сами здания выглядели такими старыми, такими хрупкими, что Гарри был уверен, что они еще стоит только благодаря магии. Авроры ждали прибытия преступников с раннего утра, но солнце уже стало клониться к горизонту, а их все не было. Когда на небе зажглись первые, немного мутные, звезды, послышался звук приближающихся машин. На территорию комплекса въехали два джипа и темно-синее «БМВ». Гарри прищурился, желая рассмотреть тех, кто появится из недр металлических монстров. Стоило джипам остановиться, как из них выскочили человек десять: все были одеты в костюмы защитной расцветки. Некоторые сжимали в руках винтовки, некоторые – палочки. Темно-синий «БМВ» остановился последним. Из него выскочил шофер и кинулся открывать заднюю дверцу, пока «солдаты» окружили машину, на тот случай, если на их босса решат напасть. Видимо они чуяли, словно собаки, присутствие чужих, но были столь хорошо выдрессированы, что боялись лаять. Гарри чуть не свернул шею, стараясь одновременно не высовываться из укрытия и рассмотреть этого таинственного главаря. Из «БМВ» возникла высокая величественная фигура в черном пальто. Он стоял спиной к Гарри, и его платиновые волосы отражали слабый свет не проснувшихся звезд. Смутное подозрение зашевелилось где-то глубоко в подсознании, но ему не пришлось долго и упорно растолковывать хозяину, что к чему. Мужчина повернулся в сторону одного из складов, и уверенно зашагал к входу. Теперь его профиль был отлично виден Гарри. Он думал, что бредит: этот профиль, это бледное лицо он бы узнал при любых обстоятельствах. Малфой. Драко Малфой. Что он здесь делает? Глупый вопрос. Это и есть тот самый «главарь». Но почему им не сообщили об этом? Потому что он настолько сильный противник и их не хотели пугать? Или потому что многие из них когда-то учились с ним, и Уттинг-Браун испугался предательства? Гарри уже не следил за складом. Не было сил. Он тяжело дышал, чувствуя, как нахлынули воспоминания из казавшихся столь далекими школьных времен. Преступники уже скрылись внутри ветхого здания, не оставив даже одного часового снаружи. И Гарри почувствовал, как медальон на его шее потеплел. Это был сигнал. Они должны были обложить здание взрывчаткой. Сердце Гарри пропустило один удар, замерев в болезненном ожидании. Он увидел темные, согнутые фигуры, крадущиеся к зданию. Неужели ни один из них не узнал Драко? А если и узнал, неужели, у него не возникло никаких сомнений? Медальон уже жег кожу. Видимо Уттинг-Браун заметил, что Гарри медлит. Тогда юный аврор подхватил взрывное устройство и, пригнувшись, направился в сторону склада. Провод словно змея пополз за ним. Гарри подобрался к стене здания и опустил свой груз на землю. Медальон тут же перестал жечь. Уттинг-Браун уже не наблюдал за ним. Гарри скользнул в дверной проем склада. Двери здесь уже давно не было.

Galadriel: Anna from Cambridge вот это да! я уже не чаяла увидеть продолжение!)))

Polumna: Anna from Cambridge Пошла ка я читать и перечитывать))) Я тоже уже отчаялась)

Anna from Cambridge: Galadriel Polumna Спокойно всем, отчаиваться не надо. Вечером выложу остаток фика вам уже известный, а также продолжение.

Polumna: Anna from Cambridge Я уже говорила, что ваша поклонница на веки, буду ждать))

Anna from Cambridge: Северус остановился. Они пришли. Поляна, где он, расчистив снег, найдет нужные ему травы. Рысь следит за каждым его движением, и иногда ему кажется, что в этих желтых глазах ясно выражен настоящий человеческий интеллект. 8 июля, заброшенные склады недалеко от Ла Оройи Внутри было тихо, только где-то в конце обширного помещения заставленного колоннами ящиков, слышались голоса. Гарри старался не дышать. Он медленно стал продвигаться в сторону приглушенных голосов. Вдруг голоса стали приближаться. - Так, вы осмотрите здание, а мы прочешем территорию вокруг. Гарри постарался слиться с темнотой. Сейчас его обнаружат. И его товарищей тоже. Будем надеяться, что эти ящики выдержат. Хорошо, что никто кроме Рона и Гермионы не знает, что он анимаг. - Джон, ты ничего не слышал? - Нет, по-моему, ты бредишь. - Я не брежу. Животное легко перепрыгивало с одной колонны ящиков на другую. Бесшумно замерев на последней колонне, он наблюдал, как Малфой стоял, прислонившись спиной к стене. Его глаза были закрыты, но Гарри чувствовал, что тело блондина было напряжено до предела. За стенами склада послышались крики, затем Гарри услышал, как кто-то бежал в их сторону. Запыхавшийся «солдат» подбежал к Малфою, тот приоткрыл глаза, продолжая сохранять «расслабленную» позу. - Es la policia! Нас окружили! Надо уходить! - Успокойся. - Pero… - Замолчи. Возвращайся к остальным. «Солдат», нехотя удалился. Вдруг Малфой поднял глаза и посмотрел прямо на рысь. - Мистер Уттинг-Браун, нас обнаружили! - Что ж, будем взрывать. - Сэр, мне доложили, что один из наших находиться внутри! - Сомневаюсь, этим им юнцам были даны четкие приказания. А если они их не послушались, ну что ж, они прекрасно знают, что аврор – профессия опасная, - Уттинг-Браун отвернулся и закурил, - Пусть взрывают, Альберто, пока Малфой еще внутри. Меньше чем через минуту раздался оглушающий звук взрыва, и ночь осветила яркая вспышка желто-красного света. Во все стороны полетели обломки склада и крики раненых. Рысь сидела на снегу, поджидая, когда человек, наконец, закончит свое дело. Как же хотелось нарушить это молчание. Гарри хотел что-то сказать. И не мог. Хотел дотронуться рукой до Северуса. И не решался. Все, что он мог, это выдавать себя за животное, и довольствоваться возможностью наблюдать за ним. Погибнуть за веру? Зачем же? Не стоит, Ведь люди тебя Всё равно не поймут! Погибнуть за честь? Может быть это чинно, Но сердце оставит Лишь горькую месть! (Катя Василенко) 8 июля, заброшенные склады недалеко от Ла Оройи, минуты за две до взрыва. Желтые глаза встретились с серо-голубыми, и Гарри понял, что не хочет, чтобы эти пленительные и одновременно отталкивающие очи закрылись на всегда. Он решительно спрыгнул вниз, к самым ногам Драко. Тот даже не пошевелился. Надо было заставить его выйти из здания. В сторону леса. Там не было авроров. Но если он превратиться в человека, Малфой точно никуда за ним не последует. Рысь аккуратно схватила зубами край длинного пальто и дернула в сторону двери. Малфой не двигался. Гарри дернул еще раз. Драко продолжал стоять. И тут Гарри не выдержал: стараясь не порвать ткань, он потащил Малфоя за собой. И тот прекратил сопротивление. Они вышли из склада. Малфой побежал к деревьям. Люди кричали, в воздухе носились пули, словно рой пчел, сверкали заклинания. Не пригибаясь, будто он верил в свою не уязвимость, Драко бежал к лесу. Рысь неслась следом за ним. За их спинами раздался взрыв. Волной их сбило с ног так, что Гарри влетел прямо в спину Малфоя, и так и остался лежать на нем, пока обломки не перестали свистеть над их головами. Сквозь вонь взрывчатки до него донесся слабый, но отчетливый запах его собственной паленой шерсти, запах горящего мяса, аромат Драко. Как только окрестности немного успокоились, Гарри слез со спины Малфоя, позволяя тому встать. Но он не вставал. По бледному лбу текла струйка крови, окрашивая предательский камень в алый цвет. Гарри превратился обратно в человека. Подхватив удивительно легкое тело Драко, он углубился в лес. Трава скоро выпрямится, и их следы исчезнут для магов. Он не мог сам понять, зачем это делает. Зачем сопровождает Снейпа в лес, прикидываясь любопытным животным? Зачем молчит или отворачивается, если ему приходится столкнуться с ним в коридоре или в Главном зале, когда он – человек, и может хотя бы поздороваться? Загадка. Иногда он спрашивал себя: «Может быть, я влюбился?». Но стоило вспомнить про любовь, и сердце начинало болезненно ныть. Ему больше не хотелось любить.

Anna from Cambridge: Лес на окраине Ла Оройи. Драко очнулся, когда часы Гарри показывали семнадцать минут одиннадцатого. Блондин тихо застонал, и медленно открыл глаза, в которых тотчас сверкнули звезды. Растерянный взгляд забегал по сторонам, пытаясь помочь хозяину определить место своего нахождения. В конце концов, взгляд остановился на Гарри. - Поттер? - прохрипел еще не окрепший голос. - Спокойно, Драко, только не начинай орать, и драться. Я не собираюсь делать с тобой ничего плохого. Блондин предпринял попытку сесть на холодном ковре травы. У него это получилось, но он тут же схватился за голову. - Больно? – спросил Гарри, и чуть не стукнул самого себя, осознавая насколько дурацким получился вопрос. Но Драко, кажется, не обратил на это внимания. - Нет, не очень. Просто голова сильно кружится, - голос уже окреп, но оставался все таким же тихим, - Что случилось? Почему ты здесь? - Ты помнишь взрыв? - Конечно! Если я приложился головой, это еще не значит, что я остался без мозгов. Эта привилегия твоя. Я хочу знать, что произошло после этого. Гарри еле сдержался, чтобы не огреть Малфоя. - Ты упал, и ударился головой о камень, потерял сознание. Я тебя нашел и унес подальше от складов. Нам надо переждать, пока авроры не уйдут. Я думаю, что они вряд ли станут нас искать, но все-таки, береженого Бог бережет. - Это, конечно, хорошо, но какого черта ты здесь делаешь?! - Ну… - Поттер, хватит огурец во рту мусолить! - Я был с аврорами, я знал, что они взорвут склад. Некоторое время Малфой сверлил Гарри пристальным взглядом, потом его тихий голос произнес: - Я прекрасно знаю Поттер, что ты не способен на предательство, но и шпион из тебя никакой. Поэтому позволь задать тебе один вопрос, какого черта ты это сделал Поттер? Вновь решил поиграть в героя? Ла Оройя, дом Замиры Альворадо. Гарри сидел на самом краешке стула, ожидая, когда Малфой закончит свой «разговор» с черноволосой женщиной. Неприличные звуки, долетавшие временами из соседней комнаты, заставляли парня краснеть. Чашка чая, поставленная перед ним хозяйкой, клявшейся, что они с Малфойем «только на пять минут», уже давно остыла: Гарри так и не смог заставить себя сделать хоть глоток. Его воображение рисовало перед ним более чем удручающие картины. Он – аврор, спас одного из самых разыскиваемых преступников и вместо того, чтобы сдать его властям скрывается теперь вместе с ним, в надежде, что его посчитают погибшим. У него еще есть шанс связаться с остальными и предать Драко, который поверил ему. Пускай они друг друга все так же ненавидят, но Гарри спас его, а Драко не убил его еще там, в лесу, а взял его с собой, обеспечил его пристанищем, пускай временным, но все же. И он его никуда не гонит. Может он боится, что Гарри выдаст его, может, чувствует себя в долгу. В любом случае долго это продолжаться не может. Рано или поздно Малфойю придется избавиться от него, и что тогда? Если Гарри не убьют, куда он подастся? Если его считают погибшим то, как он объяснит тот факт, что он очень даже живой? Что делать? (прим. автора: ходи, волнуйся). Малфой, похоже, вообще о нем забыл. Сладострастный женский стон, донесся до Гарри из соседней комнаты, словно бы стараясь подтвердить это. Гарри обхватил пальцами полную чашку. Он выпьет этот чай, нельзя же так обходиться с гостеприимной хозяйкой, пускай даже ее гостеприимства хватило на «вежливое» приветствие, один любопытно-раздраженный взгляд и чашку чересчур крепкого чая. Молодой мужчина поставил уже пустую чашку на стол, и поднялся. Плотные занавески были открыты, и сквозь поразительно чистые стекла было видно соседние дома, дорога, по которой время от времени проносились машины. Ярко-желтый месяц своей яркостью пытался соперничать с электрическими фонарями. Позади Гарри послышались шаги и звук открываемой двери. Поглощенный созерцанием пейзажа он и не заметил как «неприличные» звуки прекратились. Он обернулся. В дверном проеме стояла Замира: короткие черные волосы, темно-карие, почти черные глаза, смуглая кожа, остроскулое лицо, осиная талия, округлые бедра и пышная грудь – Гарри не мог отрицать очевидного. Малфою вновь досталось лучшее. Интересно, а он ее любит?

Anna from Cambridge: Женщина прислонилась спиной к дверному косяку, черный шелковый халат, небрежно завязанный длинным поясом, скользнул по безупречной коже, предоставляя Гарри отличный вид соблазнительной ложбинки. Женщина не обратила никакого внимания на это, ее рука скользнула в карман и достала оттуда пачку сигарет и зажигалку. Затянувшись с явным удовольствием, она вдруг посмотрела прямо в глаза Гарри. - Драко принимает душ, - звук шумящей воды донесся откуда-то из глубины дома, в подтверждение ее слов. - Ага…, - Гарри чувствовал себя очень неуютно ощущая на себе пристальный взгляд темных глаз. - А ты немногословен. У Драко поразительный талант находить молчаливых помощников. - Я не его помощник! – воскликнул Гарри, не сдержав чувство обиженной гордости. - Да? – в глазах женщины мелькнуло ленивое любопытство, - А кто же ты? Не могу не признать, для помощника ты слишком симпатичный. У Драко подчиненный либо затюканные ботаники, либо угрюмые ботаники. Он не терпит конкуренции. - Конкуренции? - Ну, да. Он не любит, чтобы его подчиненные могли соревноваться с ним по красоте. Драко – самовлюбленный человек. На кухне воцарилось молчание. Они продолжали стоять, не меняя поз. Но, наконец, Замира докурила свою сигарету, и подошла к столу, на котором красовалась изящная пепельница. - Подарок Малфоя, - произнесла она, туша сигарету. - У Драко хороший вкус, - выдавил из себя Гарри, желая поддержать беседу. - Это не от него. Это от Люциуса. - От Люциуса? – Гаррина челюсть еле поборола желание устремиться к полу. - От него самого. Он подарил ее мне на окончание школы. Я курю с четырнадцати лет. - Вы дружили? - Вроде того. Скорее он относился ко мне, как дядя. Очень далекий дядя, - горько усмехнулась женщина, - Мой отец учился вместе с ним, вместе с ним прошел обряд инициации в ряды Упивающихся смертью, вместе с ним организовал ту преступную группу, глава которой теперь Драко, - женщина оперлась одной рукой о спинку стула и смотрела прямо на Гарри, словно спрашивая, хватит ли у него смелости задать еще вопрос. - А вы? - Что я? - Почему вас не взяли в долю? - Наверное, из-за Нарциссы. - Жены Малфоя? Но… - Моя мать умерла во время родов, с тех пор единственный человек, который обо мне по-настоящему заботился, была она. Она категорически настояла на том, чтобы меня оставили в покое. В память о моей матери. Матери, которая развелась с известным аврором, чтобы выйти за моего отца. И сразу после окончания школы меня отправили сюда, на родину моей матери. - Я вас никогда не видел в Хогвартсе, - женщина удивленно приподняла брови, - Я учился вместе с Драко. Мы – одногодки. - Ну, во-первых, я училась в Дурмштраге, а во-вторых, я на шесть лет старше вас с Драко. Где-то хлопнула дверь. Драко вошел на кухню, облаченный в такой же черный халат, только большего размера, и немного другого покроя. С мокрых волос на шею стекали блестящие капли воды. Прокладывая влажные дорожки, они скатывались на черную материю. - Драко, ты бы хоть волосы вытер. Намочишь халат, - без тени подлинной заботы произнесла женщины. - Не хотел вас на долго одних оставлять, - ухмыльнулся блондин, -Боялся, что Гарри уведет тебя у меня. Он ведь у нас такой симпатичный, - Драко подмигнул Замире, но та продолжала стоять с каменным лицом. Он вздохнул и произнес: - Ладно, приготовь, пожалуйста, кофе, нам с Гарри, надо кое-что обсудить. А ты, - Драко повернулся к Гарри, - Иди-ка, прими душ. Вон весь в грязи. И как ты только успел так испачкаться?

Anna from Cambridge: В дверь постучали. Гарри выключил воду, и вышел из душевой кабинки, на ходу сдергивая висевшее на крючке пушистое полотенце и оборачивая его вокруг своей талии. Дверь была предусмотрительно заперта им, перед тем как он осмелился раздеться. Он отодвинул задвижку, и открыл дверь. За ней стоял Малфой, все еще одетый в черный халат. - Поттер, какой смысл было запирать дверь? Если бы кому-то из нас захотелось войти, мы бы могли использовать простейшее заклинание. Поверь мне, Поттер, никто из нас не станет на тебя нападать с желанием изнасиловать. Хотя, - протянул Драко, - Замира сказала мне, что ты симпатичный, - при этих словах Гарри немного смутился, - Правда, я не могу понять, что она в тебе нашла. Какой-то ты худой, мускулатура у тебя не очень развита, - Драко прошелся по Гарри оценивающим взглядом. Драко покривил душой, сказав это: тело у Поттера было очень и очень не плохим, несмотря на некоторую худобу. – Держи, я принес тебе пижаму и халат. - С каких это пор ты стал так заботиться обо мне? – Гарри не был ничуть не задет Малфоевским замечанием насчет своей внешности: в этом плане он знал себе цену. - Не обольщайся, твоя новая поклонница настояла на том, чтобы я принес тебе одежду. Она, видимо, боится окончательно поддаться твоим «чарам», если ты вдруг станешь ходить по дому в чем мать родила. Гарри взял из рук Малфоя черный халат и черную пижаму. - Малфой, неужели ты ревнуешь? - язвительно заметил Гарри. - Ну…Откуда мне знать, что именно в тебе ей так понравилось? – Малфой хитро улыбнулся, и длинным пальцем провел по разгоряченной после душа коже Гарри от пупка, вниз, до края немного сползшего полотенца. От этого прохладного, легкого как дуновение весеннего ветерка прикосновения, Гарри вздрогнул как удара током. - Ну, ну, Поттер, не дергайся ты так. Нужен ты мне…, - улыбка сползла с лица Драко, и он вышел из ванны, захлопнув за собой дверь. Через некоторое время, натянув на себя только пижамные штаны и накинув халат, Гарри вышел из ванной комнаты. На кухне его поджидала Замира. У нее в руке снова дымилась сигарета. - Ну что? Налить тебе кофе, или у нас только Драко по ночам его литрами лакает? - Нет, спасибо. Я бы лучше чаю выпил, - «Только не такого крепкого, как в прошлый раз». - Как пожелаешь, - Замира загремела кухонной утварью, - А ты знаешь, что чай тонизирует лучше, чем кофе? Смотри, не уснешь потом. Гарри уже надоели все эти поучения: - Я сомневаюсь, что вам удастся уснуть сегодня. Замира фыркнула: - А я смотрю, ты не такой безобидный, каким кажешься на первый взгляд. Но если ты намекаешь на то, на что я думаю, ты намекаешь, то тогда ты глубоко заблуждаешься. Не нашлось еще человека, ради которого он бы пожертвовал своим драгоценным сном. Гарри смутился: ему стало стыдно перед этой женщиной, которая была столь откровенна с ним. Стало стыдно за свой сарказм и, хоть и ненарочные издевки. - Иди на террасу, Драко там. Чай я тебе принесу. Гарри был только рад ретироваться. Малфой действительно ждал его на террасе. Молодой мужчина полусидел-полулежал на шезлонге. Полы черного халата сползли вниз, обнажая изящные ноги. Лунный свет по-хозяйски ласкал его бледную кожу. Гарри, стараясь не обращать на это внимания, сел рядом с Драко на стул. Драко открыл глаза, лениво взмахнув пушистыми ресницами. - Ну, наконец-то. Я уж думал ты утонул. - Что-то ты не торопился меня спасать. - Поттер, ты у нас герой, а не я. Гарри замолчал: с этим человеком невозможно было говорить. Драко вдруг сел и повернулся к Гарри. - Послушай, Поттер, я считаю, что давно пора расставить точки над "i". Гарри молчал. А что можно было сказать, когда лицо Малфоя находилось всего лишь в сантиметрах 30-ти от его лица, и эти иглистые глаза, казалось, видели тебя насквозь. - Поттер, я надеюсь, что ты понимаешь, в какой ситуации оказался. Я прекрасно знаю, что ты был одним из тех авроров, которые взорвали тот склад. Тебе, повезло, что сейчас вся мировая общественность считает тебя погибшим. Представляешь, какие тебе поминки устроят? Может быть, Дамблдор напьется? - Малфой усмехнулся, представив себе эту картину.

Anna from Cambridge: - Откуда ты знаешь, что меня считают погибшим? - Да все газеты об этом только и твердят. Но это не суть. Представляешь, если бы они догадались, что ты исчез вместе со мной? Я-то, словно Саддам Хуссейн, кажусь им бессмертным. Но с другой стороны, ты не можешь пойти и сказать: смотрите я живой. Что тогда все подумают? Как ты обьяснишь тот факт, что сунулся в склад, хотя прекрасно знал, что его собирались подорвать. Конечно, ты можешь сказать, что ничего не помнишь, и многие встанут на твою сторону, но это пятно с твоей репутации будет уже не смыть. - И что ты предлагаешь мне делать? - Гарри с подозрением слушал Драко. Я считаю, что тебе надо на время претвориться "мертвым", в смысле исчезнуть. Через некоторое время предстанешь перед Дамблдором, покаешься, а уж он что-нибудь придумает. - Легко сказать? А что я буду делать в это время? Ты об этом подумал? - Как ни странно, да. Ты можешь работать на меня. - Ты с ума сошел?! - Гарри вскочил со стул, Драко медленно поднялся следом за ним. Теперь их тела почти соприкасались. - Я знаю, Поттер, что ты твои принципы не позволяют тебе это сделать, но это единственное, что я могу тебе предложить. Гаррин гнев тихо улетучился под холодным взглядом Драко. - Но почему ты это делаешь? - Во-первых, потому что давно уже пора прекратить вести себя как школьники, а, во-вторых, Поттер, ты спас мне жизнь. Спокойной ночи, - Драко кивнул Гарри и ушел, оставив его одного на террасе. Пока Гарри, приходил в себя, на террасу вышла Замира: - Извини, что ты остался без чая, но мне не хотелось прерывать ваш разговор, - молодой человек молчал, Замира вздохнула, - Идем, я постелила тебе в комнате для гостей. Мужчина закончил копаться в снегу: у него в руках уже был внушительный пучок каких-то корешков. Он поднялся и подошел к рыси, ты вдруг отпрянула от него и бросилась бежать прочь. Северус продолжал стоять, смотря вслед, убежавшему животному. Затем, так и не проронив ни звука, он двинулся обратно в сторону замка. Гарри мчался в сторону Хогвартса. Он не знал, какая сила толкала его прочь от Северуса, прочь от вечной лжи. Почему он так и не смог ни разу показать ему, что ненависть прошла. Пускай ее место не заняла любовь или какое-то другое теплое чувство, но ненависти как таковой не было. Может он лжет потому, что Северус, даже не подозревая, что новый преподаватель защиты от темных искусств – «погибший» Гарри Поттер, ненавидел его? Ненавидел за то, что он моложе его, и Снейп уже не является самым молодым профессором, за то, что он занял тот пост, который Снейп так давно хотел получить, несмотря на то, что у Гарри было гораздо меньше опыта. Возможно, он так же невзлюбил его за то, что ученики всегда слушались нового учителя, всегда выполняли его домашнее задание, никогда не жалуясь, если она была сложной. На уроках нового преподавателя все классы состояли из одних Гермион Грейнджер. Может, Северус невзлюбил его за то, что он его не боялся, за то, что никогда не отвечал на его колкости, пропуская их мимо ушей. А может, Северус разглядел в нем черты прежнего Гарри: ведь на плечи спускались те же черные волосы, что и раньше. Изумрудные глаза сверкали искорками в ярком свете, правда, уже не из-за стекол очков. После окончания школы черты его лица огрубели, шрам в виде молнии был стерт Дамблдором при помощи заклинания, но все же узнать его можно было легко, поэтому Дамблдор применил какое-то сложное старое заклинание, которое, не меняя его внешности, заставляло других считать, что он это не он. Что Гарри Поттер - это профессор Александр Кэннинг, внучатый племянник Альбуса Дамблдора. Он взбежал на крыльцо – все еще же животное – и принюхался: запах профессора приближался. Значит, он тоже идет обратно к замку? Ну, ничего, у него еще есть время вернуться к себе в комнату. Решено, с сегодняшнего дня больше никаких прогулок по ночам вместе с профессором Снейпом. Зачем это нужно? Снейп ведь не стал бы бегать за ним, превратившись в животное. Но внутренний голос рвался наружу, режа рассудительный разум словами о том, как похож холодный взгляд Снейпа на холодный взгляд Драко, как странно выглядит искренняя улыбка на лице Снейпа, как странно она смотрелась у Драко, как изящные пальцы профессора похожи на длинные пальцы Малфоя, как схожа их бледная кожа. «По крайней мере, я всегда сполна могу насладиться сарказмом Снейпа, который в таком же обилии был и у Драко», - с горечью подумал Гарри. Он поднялся к себе в покои, и из окна наблюдал, как темная фигура возвращалась к замку. Фонарь не горел.

Anna from Cambridge: Конец августа, Париж, уличное кафе. Двое молодых людей подошли к столику, стоящему в тени и сели. Оба были одеты в рубашки с короткими рукавами и светлые брюки. Оба были одного возраста и примерно одного роста. Только один из них был брюнет, а второй – блондин. Блондин снял черные очки и положил их перед собой на металлическую поверхность. Брюнет откинулся на спинку стула и, нахмурившись, опустил глаза. Блондин лениво полистал меню. К столику подскочил проворный официант, и блондин на прекрасном французском заказал два бокала красного вина. Пока заказ не выполнили, мужчины сидели, не глядя друг на друга: блондин играл с очками, а брюнет продолжал сидеть не шелохнувшись. Официант принес вино и стремительно удалился: посетителей было слишком много, чтобы можно было уделять все внимание только этим двум. Блондин взял бокал, но не решился поднести его ко рту, брюнет вел себя так, словно бы изображал статую. Наконец, блондин поставил бокал на стол и наклонился к брюнету: - Послушай, Поттер, я понимаю, что тебе не хотелось покидать свой уютный домик на побережье, приобретенный на мои деньги, и я понимаю, что сидеть дома, ничего не делая, но при этом получать за это деньги, конечно же, хорошо, но, знаешь ли, иногда стоит заняться делом. Гарри продолжал, нахмурившись молчать. Он не злился на Малфоя из-за того, что тот попросил его покинуть убежище, где он провел последние полтора месяца, нет, скорее он даже был благодарен ему за то, что тот избавил его от длительного периода бездействия. Гарри злился на Малфоя из-за того, что тот потратил на него столько денег, прекрасно зная, что Гарри вряд ли сумеет в ближайшее время вернуть ему долг; его злила собственная беспомощность, необходимость полагаться на Драко, который до сегодняшнего дня не требовал от него ничего взамен; его злил тот факт, что Драко вел себя как взрослый человек, а он сам все еще не мог отбросить свои детские эмоции. - Поттер, черт тебя подери! Хватит молчать, ты меня уже достал. Ты мне говорил, что согласен работать на меня, я тебя не заставлял делать ничего целых полтора месяца. И теперь, когда ты мне вдруг понадобился, ты ведешь себя так, словно бы я тебя заставляю тебя делать то, о чем мы никогда не договаривались. Меня это раздражает. Я тебя предоставил выбор, ты его сделал, так что будь добр, не увиливай от своих обязанностей. Гарри, наконец-то соизволил посмотреть на Малфоя. Он был все еще зол. Зол потому что все прозвучавшие упреки были справедливыми. - Что ты хочешь, что бы я сделал, Малфой? Кого мне придется ограбить, или, может быть, убить? – Гарри криво усмехнулся. - Не надо так все драматизировать, - губы Драко растянулись в самодовольной ухмылке, - Мне нужен телохранитель, и ты на эту роль, Поттер, подходишь как нельзя лучше. Гарри ошеломлено смотрел на Драко, который достал из кармана пачку сигарет и зажигалку. Стать телохранителем Малфоя? Постоянно находиться рядом с ним, постоянно выносить его колкости. Но почему он? Несмотря на все уверения Драко, что он давно забыл об их школьной вражде, Гарри не верилось, что в душе Малфоя не осталось больше никакой неприязни к нему. - Почему я? – выдавил из себя Гарри, его слова пронеслись сквозь клубы сигаретного дыма и достигли Малфоя. Он медленно вынул сигарету изо рта и выдохнул прямо в лицо Гарри, вынуждая того закашляться. - Потому, Поттер, что я тебе доверяю. - Ты. Мне. Доверяешь, - Гарри произнес каждое слово отдельно, словно пытаясь постичь их скрытый смысл. – Почему? - Потому что ты зависишь от меня. Потому что ты не существуешь для всего мира. Для всех ты – мертвец. Ты не сможешь продать меня властям, тебя самого посадят за решетку. Ты не сможешь продать меня моим врагам – ты их просто не знаешь. Брюнет был оскорблен этими словами, но постарался не подать виду, что слова Малфоя могли хоть как-то затронуть его: - У меня мало опыта, вряд ли я смогу защитить тебя даже от толпы озверевших поклонниц, что уж говорить об аврорах и темных магах. - Если ты думаешь, что я доверю жизнь тебе одному, то ты глубоко ошибаешься. У меня будет еще один телохранитель, поопытнее тебя, глядишь, научишься от него чему-нибудь. Но, знаешь, Поттер, у тебя есть незаменимое для этой работы качество: ты привык геройствовать, привык рисковать жизнью ради первого встречного, так что вполне можешь рискнуть жизнью за деньги. Мне не стоило бы говорить это тебе, но я решил, что буду с тобой откровенен: деньги я тебе буду платить отнюдь не за красивые глаза.

Anna from Cambridge: Париж, уличное кафе, через несколько минут. Молчание продолжало, словно невидимое облако висеть над столиком. Мужчины потягивали холодное вино из запотевших бокалов, один из них сказал все, что хотел, второй не мог подобрать слова, чтобы выразить тот рой мыслей, который носился в его голове. Их молчание было прервано высоким мужчиной крепкого телосложения. Он приблизился к их столику и плюхнулся на свободный стул. Малфой с саркастичной улыбкой наблюдал как великан, одетый в костюм отличного покроя, подозвал официанта и заказал бутылку пива. - Ты сильно изменился с нашей прошлой встречи. Отличный костюм, - заметил Малфой, продолжая улыбаться незнакомцу. Только улыбка превратилась из саркастичной в искреннюю, и Гарри невольно залюбовался этим необычным явлением. Незнакомец хохотнул: - С нашей последней встречи? Когда же это было, а Малфой? Лет шесть назад, если память мне не изменяет. Ты тоже надо сказать подрос. - Я не то имел в виду. Откуда этот костюм? - Ну, с тех пор как я переквалифицировался из бездействующего убийцы в телохранителя, от магов, которые хотелись бы воспользоваться моими услугами, просто отбою не было. Многие маги о таком виде сервиса раньше даже и не слышали. У магглов есть чему поучится. - Вы, русские нигде не пропадете. - А ты думал, - незнакомец подмигнул Драко, и перевел взгляд на Гарри. – Может, представишь меня своему другу, я так понимаю нам с ним придется вместе работать. - Роман это Гарри, Гарри это Роман. Мужчина протянул свою ладонь Гарри, тот с опаской пожал ее. Роман улыбнулся и подмигнул Гарри: - Не тушуйся парень, сработаемся, - Гарри хотел, было что-то сказать в ответ, но мужчина уже потерял в нем всякий интерес и снова обратился к Малфою. - Итак, Драко, объясни-ка мне все поподробнее, а то в письме ты говорил одними намеками. Молодому человеку тоже будет полезно послушать, а по его недоуменному взгляду становится понятно, что он ни хрена в происходящее не врубается. - Хорошо, но только не здесь, - Драко нервно глянул по сторонам и, подозвав официанта, попросил принести ему счет, - Я снял нам три номера в гостинице, когда приехал. Отправимся сейчас туда. Гостиница называется «Северо-Восток». - Давно ты там остановился? - Пару дней назад. - Хмм..., ну что ж пошли, но если ты так боишься слежки, нам стоит сменить место проживания. Драко кинул несколько купюр на тарелочку со счетом, мужчины поднялись из-за стола и направились в центр города. Роман и Драко шли впереди, ведя оживленную беседу, Гарри еле поспевал за ними. сменить место проживания. Париж, отель «Вилла Модиглиани» Час ночи. За окном было темно. Окна в соседних домах давно погасли. Гарри лежал на широченной кровати в своем номере. Свет был выключен: он его раздражал. Темная тишина окутывала Гарри мягким одеялом, но ему не спалось. За последние несколько дней он привык все время находится начеку. Драко явно страдал паранойей: ему везде мерещились преследователи, ему всегда казалось, что их подслушивают. Роман, похоже, относился к страхам Драко слишком серьезно, и они постепенно передавались и Гарри. Им постоянно приходилось быть осторожными, разговаривать полушепотом, словом вести себя, словно они преступники. Мерлин! О чем это он? Они же и есть преступники! Он – преступник! Гарри не мог вынести этой мысли, и его мозг переключился на Малфоя. Малфой…Удивительно, но раньше никогда не видел, чтобы Малфой беспрекословно слушался советов другого человека, чтобы он смотрел на кого-то с таким уважением. Насколько Гарри удалось узнать, раньше был одним из упивающихся смертью, и именно так познакомился со старшим Малфоем. Еще до начала войны он сбежал в Россию, откуда и был родом. Работал начальником отдела милиции, какой-то родственник помог ему получить этот пост. Для своих сорока с лишним лет Роман выглядел потрясающе хорошо: карие глаза, коротко подстриженные волосы, ни грамма жира, хорошо развитая мускулатура. Лицо его было суровым, но не было лишено некоторой доли привлекательности. В темно-русых волосах уже проскальзывала седина. Нельзя сказать, что Роман понравился Гарри, но к нему нельзя было не испытывать уважения. Он слишком хорошо знал своего дело, и он вызывал уважение и доверие Драко, и одно это подсказывало Гарри, что Роман был достоин этих чувств. Гарри переворачивался на другой бок, когда ему показалось, что в дверь постучали. Затем дверь открылась, и темная фигура скользнула внутрь. Гарри мгновенно сел на кровати, и хотел, было уже что-то сказать, но человек зажал его рот рукой. Гарри почувствовал запах моря: это был Роман. От него всегда пахло морем, и Гарри успокоился. Мужчина сунул в руки юноши записку, буквы которой он еле разобрал в темноте. «Собирай вещи. Мы уходим. Ничего не говори».

Anna from Cambridge: Гарри забрался под тяжелое одеяло и попытался отогнать тревожные мысли. В конце концов, усталость взяла верх, и он уснул. Будильник прозвенел ровно в половину восьмого утра. Гарри с трудом открыл глаза. Смертельно хотелось спать, но надо было вставать: оставить учеников одних в классе на целых два урока, было все равно, что оставить ядерную бомбу без присмотра. Она могла взорваться. Гарри поднялся с кровати и за полчаса умудрился принять душ и одеться. Натянув мантию, он причесался и забрал волосы в хвостик. Несмотря на желание Гарри придать себе как можно более строгий и официальный вид, его челка спадала на высокий лоб непослушными прядями. Когда он вошел в Большой зал, все учителя и насколько он мог судить, все ученики уже с аппетитом поглощали свой завтрак. Гарри прошел к единственному свободному месту между профессором Флитвиком и профессором Снейпом. Стараясь не смотреть на Снейпа, он сел за стол и поприветствовал Флитвика. Тот добродушно поинтересовался, как Гарри спалось, и на этом разговор был окончен. Профессор продолжил поглощать яичницу и сосиски, а Гарри не хотелось беседовать. Есть особо не хотелось и профессор Кэннинг, сжевав пару тостов и выпив чашку кофе, отправился в учительскую за стопкой контрольных работ, которые он оставил там прошлым вечером. До начала урока оставалось еще полчаса, и профессор не особенно торопился с поиском контрольных. Вместо этого он налил себе еще чашечку кофе и, усевшись в мягкое кресло, принялся листать «Оракл». Париж, аэропорт. После сумасшедшей гонки по ночному Парижу, как Гарри казалось, в никуда, такси доставило их в аэропорт. Роман вытолкал Гарри из машины, подхватил его сумку и поспешил в здание. Драко расплатился с водителем и поспешил за ними. У самого входа поравнялся с Гарри. - Поттер, ты же вроде мой телохранитель, тогда какого черта ты бросил меня одного? – Гарри посмотрелся на блондина, но губы того были искривлены в ухмылке – он не злился. – Ну, что пялишься? Вон, Роман уже в очередь встал. Драко зашагал вперед, Гарри нагнал его только у очереди к стойке регистрации. - Малфой, но как я полечу, у меня даже паспорта нет… - Успокойся, мы о всем позаботились. Твой паспорт у Романа. - Мой паспорт, но где вы его достали? - Поттер, я надеюсь, что эта непроходимая тупость у тебя бывает только, когда ты не выспавшийся. Мы сделали тебе новый паспорт. Поддельный. Теперь ты у нас Александр Кэннинг. - Александр, что за имя такое? - Но-но, так звали моего дедушку. Роман повернулся к молодым мужчинам: - Драко, Гарри не могли бы вы потише? И, вообще ведите себя спокойнее. Юноши обиженно замолчали. Получив посадочные талоны, и пройдя паспортный контроль, все трое отправились в кафе выпить кофе. Они сели за столик. Драко наклонился поближе к Роману, прядь его платиновых волос выбилась из аккуратного хвоста и упала на бледную щеку. - Роман, а где мы будем жить? - У моей знакомой? Драко усмехнулся: - Знакомой? - Да, Драко, знакомой, - отрезал Роман. Наконец, Гарри, очнулся. - Слушайте, в чем дело? Что происходит?! Мне это уже надоело! Я должен рисковать жизнью, но мне никто даже не потрудится объяснить, что происходит! – Драко недовольно посмотрел на разбушевавшегося Гарри и хотел было уже что-то сказать, как Роман вдруг произнес: - А ведь он прав. Нам стоило бы объяснить, что происходит.

Anna from Cambridge: Гарри, вернее Александр, зачитавшись, не услышал, как дверь в учительскую открылась, и кто-то вошел. Этот кто-то словно специально кашлянул так громко и неожиданно, что Александр аж подскочил от испуга. Он поднял глаза и увидел как профессор Снейп, стоя спиной к нему наливал себе кофе. Молодой учитель только покачал головой, и хотел было уже снова углубиться в чтение, как холодный голос обратился к нему: - Что же вы так пугаетесь, профессор Кэннинг? Вам по определению стоит быть смелым, – Снейп повернулся к Александру. - Профессор Снейп, я же не ожидаю, что на меня нападут в учительской Хогвартса, - попытался отделаться от неприятного разговора Александр. - Готовым надо быть всегда. Не этому ли вы учите всех своих студентов? - Профессор, иногда и мне хочется пожить беззаботно, не думая, что даже здесь на меня могут напасть. И какой, в конце концов, смысл постоянно готовиться к нападению? Я думаю, что я все-таки не такой противный, чтобы меня попытался убить кто-то из учеников или…, - мужчина многозначительно посмотрел на Снейпа, - учителей. Гарри вновь отыскал глазами нужную статью, и погрузился в чтение, всем телом чувствуя тяжелый изучающий взгляд Снейпа на себе. - Профессор Кэннинг, а что позволяет вам думать, что вы нравитесь всем? - Профессор Снейп, - Александр постарался ответить наиболее безразличным голосом, - я не думаю, что нравлюсь всем, а уж тем более вам, но я думаю, никому не захотелось бы убить меня. Вы бы не хотели снова попасть в Азкабан? – Гарри поднял глаза, - А профессор? Лицо Снейпа побледнело, глаза сузились: - Да как ты смеешь, юнец! – угрожающе произнес преподаватель зельеварения. - О, мы уже на ты? – насмешливо ответил Гарри, не обращая внимания на гнев профессора, - Кажется, я не давал вам разрешения ко мне так обращаться. - Ты не можешь что-то разрешать или запрещать мне, молокосос! - Профессор, повторяю еще раз: я не давал вам права мне тыкать. Вам стоит проверить ваш слух, - Александр поднялся из кресла. Ему надоел этот разговор. Он вовсе не хотел пререкаться с Северусом, но нормальной беседы у них никогда не получалось. Александр прошел мимо Снейпа к столу, где оставил контрольные. Их там не было. Сзади прошелестел тихий голос: - Не это ли вы ищете? Гарри обернулся и увидел, что профессор Снейп держит в руках пачку бумаг. Париж, аэропорт. Роман достал из кармана пачку сигарет и закурил. Он протянул пачку Драко, но тот только помотал головой. Гарри сигареты никто предлагать не стал. - Послушай, Гарри, я не буду вдаваться во все подробности этой неприятной…, - при этих словах Драко хмыкнул, но Роман не обратил на него никакого внимания, - истории, тебе это не нужно. В последние несколько месяцев некоторые сделки Драко стали срываться: кто-то другой их перехватывал. Сначала думали, что это просто совпадения, потом стали приходить «несчастные» случаи с агентами, все они занимали достаточно незначительные посты. Такое чувство, что кто-то хотел помешать работе нашей…э-э-э… организации, но при этом не хотел, чтобы это было замечено. Апогеем послужило нападение авроров на склад в Ла-Оройи, - Гарри поежился, - кто-то позаботился о том, чтобы они узнали о том, что Драко там будет. Правда, я думаю, что кто бы это ни сделал, он был уверен, что Драко удастся сбежать. Никто от группы новичков не ожидал таких решительных действий. После этого Драко и все более менее осведомленные люди были уверены в том, что против него ведется «война», причем было совершенно не ясно, чего этим неизвестному противнику надо. Некоторое время после взрыва на складе наш противник сидел тихо, потом все пошло по новой, хотя теперь он ограничивался срывом сделок. Затем недели две назад Драко пришло анонимное письмо, в котором ему предлагалось отойти от дел, и передать управление всей организацией сыну Лестрангов, - Гарри удивленно глянул на Драко, словно бы ждал, что тот объяснит ему, какое отношение ко всему этому имеют Лестранги, - Видите ли, отец Драко и синьор Альворадо поступили нечестно по отношению к нему, - Роман сплюнул, - Лестранг тоже участвовал в создании организации, но потом он чуть не выдал всех какому-то проклятому аврору. После этого его старались держать подальше от всех дел, стараясь выдавать ему как можно меньше информации, несмотря на это, он всегда считал себя, чуть ли не центральной фигурой во всей организации. Когда его прикончили, о его сыне и думать забыли. И вдруг, он вылез. Типа Драко иди, гуляй, а мы тут разберемся. Как ты, наверное, догадался, Драко послал всех подальше, но, похоже, намерения этих придурков достаточно серьезные: Драко только недавно прибыл на континент, а за ним уже слежка. Одно радует: напасть на него они еще пока не решаются.

Polumna: Anna from Cambridge А где конец? Ну, в смысле, это ведь не все? Правда?

Anna from Cambridge: - Тогда зачем мы улетаем? – спросил Гарри, не заметив, как Драко сверкнул глазами, видимо, подумав о назойливости и не выдающихся умственных способностях Поттера. - Затем, мальчик мой, что они вновь навели на нас авроров, и если бы не оперативная работа одного из агентов Драко, нам бы уже сейчас хотелось поскорее увидеться с Богом. Гарри медленно допил кофе, обдумывая сложившуюся ситуацию. Кофе закончилось. Он поставил пустую чашку на стол. - Вы думаете, это сам Лестранг младший так балуется? - А черт его знает. Сомневаюсь, что у него хватило бы мозгов на это, хотя чем черт не шутит: может ему их, наконец, вправили. - Роман, ты думаешь, кому-нибудь бы удалось настолько сильно его огреть по голове? Я сомневаюсь, - произнес Драко с таким серьезным видом, что Гарри чуть не фыркнул. Париж, аэропорт. - Куда мы летим?! - Поттер, челюсть подбери, не дай Бог запачкается. Повторяю специально для тупых, глухих и идиотов: в Россию, а если точнее Санкт-Петербург. Роман похлопал Гарри по спине: - Не волнуйся, там сейчас не очень холодно. “I’ve got no, no self-control when I’m with you” * Строчка из песни. - Да, спасибо, профессор, - Гарри взял бумаги из рук Снейпа. Ему казалось, что тот не захочет их ему отдать, но на удивление никакого сопротивления молодой человек не почувствовал. Удивительно. После их короткой перепалки, такая «доброжелательность» была воистину необычным явлением. - Мне кажется, профессор Кэннинг, вы слишком щедры при выставлении оценок, - Гарри внутренне улыбнулся. Ну конечно, Снейп не мог ничего сделать просто так, обязательно надо было его подколоть. - Может быть, профессор Снейп, но это мой предмет, и я буду выставлять ученикам те оценки, которые я считаю нужными. - Вы не боитесь, что завышенные оценки приведут к завышенной самооценке? - А вы не боитесь, что заниженные оценки приведут к заниженной самооценке? – Гарри вспомнились его школьные дни и уроки зелья. Глаза Снейпа зло сверкнули. - Вы считаете, что я занижаю оценки? - О, ну что вы, конечно же, нет, - «У кого, что болит, тот о том и говорит», - подумалось Гарри. «Хотя вряд ли он сознательно занижает оценки. Скорее всего, он свято верит в то, что плохая оценка – единственная оценка для Гриффиндорцев». Снейп подозрительно посмотрел на Гарри. Тот в свою очередь смотрел прямо в глаза профессору зелий спокойным равнодушным взглядом. То, что он пережил, научило его контролировать себя, но в присутствии Снейпа ему давалось это нелегко. Иногда желание задушить профессора было настолько сильным, что часто приходилось ретироваться с «поля боя». Гарри и не подозревал, что профессора Снейпа преследовала та же проблема. К сожалению обоих, провести оставшуюся часть жизни в Азкабане, не входило в их планы на будущее. Санкт-Петербург, квартира Александры Никитиной. - Саша! – закричал Роман с порога, даже не позволил Драко и Гарри войти. В квартире было тихо, - Видимо она еще на работе, - немного разочарованно произнес он, - Хорошо, что у меня ключи есть. Заходите, располагайтесь. Я думаю, она скоро будет. Вот тогда нас и покормят, и скажут, где можно будет спать улечься. - Честно говоря, я бы мог и на пол лечь спать, без всякого ужина, - протянул смертельно уставший Гарри. Очередь на паспортный контроль вымотала его. - Не надо Поттер, еще случайно наступим на тебя, - проворчал не менее измотанный Драко. - Дай тебе волю, Малфой, ты на меня бы «случайно» наступил, даже если бы я спал на верхней полке двухъярусной кровати. Роман пробормотал что-то насчет несносных мальчишек, и, подхватив свой чемодан, удалился куда-то вглубь квартиры. Северус внимательно изучал упрямого профессора Кэннинга, стараясь понять, что тот из себя представляет. Казалось, что никто, кроме Дамблдора ничего не знает об этом человеке. Неизвестно откуда взялся, где учился, чем раньше занимался. Он был уверен, что никогда не видел этого человека раньше, но почему-то взлохмаченные черные волосы и сверкающие изумруды глаз казались до боли знакомыми. Почему-то Северусу стоило только взглянуть на молодого профессора, как в душе возрождалась давнее раздражение, ненависть и желание защитить. Эти чувства у него вызывал Гарри Поттер, но все отлично знали, что тот погиб, и никто никогда не подозревал, что молодой профессор как-то связан с национальным героем, несмотря на практически идентичную внешность. Дамблдор прекрасно разбирался в сложных заклинаниях. Это было его хобби. Сам того не осознавая, Северус искал лишний повод заговорить с профессором ЗОТС, лишний повод остаться с ним наедине. Молодой профессор был загадкой, которую Снейп поклялся разгадать.

Anna from Cambridge: Санкт-Петербург, квартира Александры Никитиной. - Роман, что здесь происходит?! – высокая женщина средних лет зашла в кухню, где трое мужчин сидели вокруг стола. Стол украшали в основном пустые бутылки из-под…ну, в общем, не из-под лимонада. - О, Саша! А мы уж начали волноваться, где это ты ходишь, - Роман попытался встать из-за стола, на удивление ему это удалось. - Роман, почему вы находитесь в таком свинском состоянии?! Драко, сидевший обхватив голову руками, застонал. - Please, madam, don’t shout… За полторы недели мадам Никитина, как называл приютившую их женщину Драко, успела несколько раз поругаться и помириться с Романом, найти и снять для троих мужчин квартиру, наготовить столько еды, что Гарри боялся, что толстеет с каждой минутой. В каких отношениях Роман состоял с Сашей, Гарри и Драко не рассказывалось, но спал он в ее комнате, в то время как Гарри с Драко поселили в гостиной. Сначала предполагалось, что они оба будут спать на раскладном диване, но юноши наотрез отказались находиться в одной кровати, а Саша, повздыхав, отправила Гарри спать на диван в кабинет, радуясь, что жила в большой квартире. На следующее утро Гарри мучался от боли в спине, но стойко продолжал выражать неудовольствие насчет идеи разделить с Малфоем одну кровать. Драко же постоянно сморкался и чихал: в комнате, где он спал, немилосердно дуло с балкона. Саша было предложила, что может занять место Драко, а Романа «кинуть» в кабинет, но те так громко запротестовали, что она только рукой махнула. - Вам же хуже, - сказал Роман и велел Поттеру одеться потеплее. Он хотел съездить посмотреть на снятую ими квартиру. Надо было убедиться, что за ней нет слежки. - Саша, пожалуйста, проследи за тем, чтобы этот молодой человек, - Роман ткнул пальцем в сторону Драко, - сидел дома и никуда не отлучался. - Роман, вообще-то мне надо в магазин сходить за продуктами. - Тогда возьми его с собой, и ни в коем случае не оставляй одного, а то он наделает глупостей. Драко нахмурился: диалог шел на русском, но, судя по жестам Романа, говорили о нем. Санкт-Петербург, восемь дней спустя. Стоило мужчинам устроиться на новом месте, как Драко потребовал у Романа трех сов, пергамент и письменные принадлежности. Затем он заперся в спальне, и оттуда возобновил свое правление над «империей». Роман ужасно злился на Драко: он боялся, что, несмотря на все защитные заклинания, кто-нибудь сможет вычислить их местонахождение. Драко словно бы оглох: на все ругательства Романа он не ответил не слова, и продолжал вести обширную корреспонденцию. Прошло несколько дней после стычки Гарри и профессора Снейпа в учительской. Гарри иногда мысленно возвращался к этому эпизоду, пытаясь понять, отчего он до сих пор не может избавиться от своей детской ненависти к профессору зельеваренья. Но Гарри никогда не хватало времени и желания разобраться в причинах, поэтому он старался просто-напросто держаться от профессора подальше. Гарри направлялся к своему кабинету, стараясь пробиться свой толпу учеников, наслаждавшихся переменой. Вдруг перед собой он увидел высокую темную фигуру, мелькавшую среди взволнованного роя детей. Гарри постарался проскочить мимо профессора незаметно, но то, что он услышал, заставило Гарри остановиться. - Я не могу понять мистер Хэммонд, как, будучи таким неуклюжим, вы умудрились дожить до столь преклонного возраста, - «шипел» Снейп на испуганного третьекурсника, который действительно напоминал многим учителям незабвенного Невилла Лонгботтома. – Пятнадцать баллов с Гриффиндора за неуважение к учителю… - Но, профессор, я ведь совершенно случайно вас задел… - И еще десять балов за то, что вы смеете мне перечить. В ту же секунду, какой-то Слизеринец, пробегая мимо задел профессора Снейпа, и остановился, испуганно извиняясь. -Ладно, мистер Грант, ступайте, - раздраженно ответил на извинения Снейп. Гриффиндорец ошарашено смотрел вслед слизеринцу, видимо, не в силах поверить в такую несправедливость. Гарри, не выдержал: - Мистер Грант, - прокричал он вслед удаляющемуся мальчику, тот остановился и с вызовом посмотрел на профессора Кэннинга, - Пятнадцать балов с Слизерина за неуважение к профессору Снейпу, - раздались сдавленные смешки. - Но, профессор Кэннинг… - И минус десять балов за то, что вы смеете мне перечить, а теперь идите. Гарри отвернулся от обиженного лица мальчика, прекрасно зная, что только, что снял с него балы ни за что. «Ну, ничего, у Гранта была неплохая успеваемость по ЗОТС, как-нибудь я уж восстановлю его балы». С этой мыслью он, наконец, заметил побелевшее лицо Снейпа, которое не обещало ему ничего хорошего.

Anna from Cambridge: Санкт-Петербург, квартира Александры Никитиной. - Роман, что здесь происходит?! – высокая женщина средних лет зашла в кухню, где трое мужчин сидели вокруг стола. Стол украшали в основном пустые бутылки из-под…ну, в общем, не из-под лимонада. - О, Саша! А мы уж начали волноваться, где это ты ходишь, - Роман попытался встать из-за стола, на удивление ему это удалось. - Роман, почему вы находитесь в таком свинском состоянии?! Драко, сидевший обхватив голову руками, застонал. - Please, madam, don’t shout… За полторы недели мадам Никитина, как называл приютившую их женщину Драко, успела несколько раз поругаться и помириться с Романом, найти и снять для троих мужчин квартиру, наготовить столько еды, что Гарри боялся, что толстеет с каждой минутой. В каких отношениях Роман состоял с Сашей, Гарри и Драко не рассказывалось, но спал он в ее комнате, в то время как Гарри с Драко поселили в гостиной. Сначала предполагалось, что они оба будут спать на раскладном диване, но юноши наотрез отказались находиться в одной кровати, а Саша, повздыхав, отправила Гарри спать на диван в кабинет, радуясь, что жила в большой квартире. На следующее утро Гарри мучался от боли в спине, но стойко продолжал выражать неудовольствие насчет идеи разделить с Малфоем одну кровать. Драко же постоянно сморкался и чихал: в комнате, где он спал, немилосердно дуло с балкона. Саша было предложила, что может занять место Драко, а Романа «кинуть» в кабинет, но те так громко запротестовали, что она только рукой махнула. - Вам же хуже, - сказал Роман и велел Поттеру одеться потеплее. Он хотел съездить посмотреть на снятую ими квартиру. Надо было убедиться, что за ней нет слежки. - Саша, пожалуйста, проследи за тем, чтобы этот молодой человек, - Роман ткнул пальцем в сторону Драко, - сидел дома и никуда не отлучался. - Роман, вообще-то мне надо в магазин сходить за продуктами. - Тогда возьми его с собой, и ни в коем случае не оставляй одного, а то он наделает глупостей. Драко нахмурился: диалог шел на русском, но, судя по жестам Романа, говорили о нем. Санкт-Петербург, восемь дней спустя. Стоило мужчинам устроиться на новом месте, как Драко потребовал у Романа трех сов, пергамент и письменные принадлежности. Затем он заперся в спальне, и оттуда возобновил свое правление над «империей». Роман ужасно злился на Драко: он боялся, что, несмотря на все защитные заклинания, кто-нибудь сможет вычислить их местонахождение. Драко словно бы оглох: на все ругательства Романа он не ответил не слова, и продолжал вести обширную корреспонденцию. Прошло несколько дней после стычки Гарри и профессора Снейпа в учительской. Гарри иногда мысленно возвращался к этому эпизоду, пытаясь понять, отчего он до сих пор не может избавиться от своей детской ненависти к профессору зельеваренья. Но Гарри никогда не хватало времени и желания разобраться в причинах, поэтому он старался просто-напросто держаться от профессора подальше. Гарри направлялся к своему кабинету, стараясь пробиться свой толпу учеников, наслаждавшихся переменой. Вдруг перед собой он увидел высокую темную фигуру, мелькавшую среди взволнованного роя детей. Гарри постарался проскочить мимо профессора незаметно, но то, что он услышал, заставило Гарри остановиться. - Я не могу понять мистер Хэммонд, как, будучи таким неуклюжим, вы умудрились дожить до столь преклонного возраста, - «шипел» Снейп на испуганного третьекурсника, который действительно напоминал многим учителям незабвенного Невилла Лонгботтома. – Пятнадцать баллов с Гриффиндора за неуважение к учителю… - Но, профессор, я ведь совершенно случайно вас задел… - И еще десять балов за то, что вы смеете мне перечить. В ту же секунду, какой-то Слизеринец, пробегая мимо задел профессора Снейпа, и остановился, испуганно извиняясь. -Ладно, мистер Грант, ступайте, - раздраженно ответил на извинения Снейп. Гриффиндорец ошарашено смотрел вслед слизеринцу, видимо, не в силах поверить в такую несправедливость. Гарри, не выдержал: - Мистер Грант, - прокричал он вслед удаляющемуся мальчику, тот остановился и с вызовом посмотрел на профессора Кэннинга, - Пятнадцать балов с Слизерина за неуважение к профессору Снейпу, - раздались сдавленные смешки. - Но, профессор Кэннинг… - И минус десять балов за то, что вы смеете мне перечить, а теперь идите. Гарри отвернулся от обиженного лица мальчика, прекрасно зная, что только, что снял с него балы ни за что. «Ну, ничего, у Гранта была неплохая успеваемость по ЗОТС, как-нибудь я уж восстановлю его балы». С этой мыслью он, наконец, заметил побелевшее лицо Снейпа, которое не обещало ему ничего хорошего.

Anna from Cambridge: Прозвенел звонок. Двое мужчин продолжали сверлить друг друга взглядом. Коридор вскоре опустел, и только тогда один из профессоров сдвинулся с места. Снейп молниеносным движением схватил Гарри за ворот рубашки и прижал его к стене. - Не знаю, кто позволил вам оскорблять меня подобным образом, но имейте в виду, что я этого не потерплю, - прошелестел голос Снейпа. - Простите профессор, но понятия не имею, о чем вы говорите, - Гарри попытался изобразить на своем лице выражение невинности. - Что меня не удивляет: я никогда не сомневался в том, что уровень ваших умственных способностей не очень высок. Вы понимаете, что мало того, что вы сняли балы у студента ни за что, так еще и выставили меня на посмешище? - Ах, так значит, балы я снял ни за что? Вам значит можно, а мне нельзя? Знаете, профессор, я не могу понять, в чем ваша проблема? Почему вы считаете, что можете безнаказанно вести себя подобным образом? Что вы имеете против студентов Гриффиндора? - А что вы имеете против моих студентов? - Абсолютно ничего. Я бы сделал тоже самое, в независимости от того, с кого бы сняли балы. Даже если бы на месте Хэммонда был слизеринец. Профессор Снейп недоверчиво приподнял бровь. Гарри, воспользовавшись заминкой, положил свою ладонь на пальцы Снейпа, сжимавшие ворот его рубашки, и сильно сжал их. Снейпу пришлось выпустить ткань: молодой профессор оказался на удивление сильным. Но Гарри не выпустил пальцы профессора, лишь немного ослабил хватку. - И еще, профессор Снейп, мне хотелось бы понять, что вы имеете против меня лично. Что я такого вам сделал? С самого начала вы меня возненавидели не понятно за что. - Не люблю глупых юнцов, которые воображают из себя невесть что, профессор Кэннинг, - ядовито прошипел Снейп. Зеленые глаза молодого профессора потемнели, приобретая осуждающее, и даже злое выражение. Вдруг в голове у Северуса зашумело: он видел, видел это выражение глаз раньше, оно было столь знакомым. Но где? Он тряхнул головой, прогоняя наваждение. В это же время профессор Кэннинг выпустил его пальцы, и, не сказав ни слова, удалился. Санкт-Петербург. -Слушай, Гарри, - не оборачиваясь, сказал Роман, - Отнеси Драко его ужин. Мне уже надоело с ним воевать: сидит взаперти и все тут. Пусть если хочет не выходит, надоело напрягаться. У него дел видели много. Гарри только рассеянно кивал головой. Затем он взял протянутый Романом поднос и направился к Драко. Дверь была заперта, как и предсказывал Роман, но Драко распахнул ее, как только Гарри постучал. - О, Поттер, да ты у меня уже вместо домашнего эльфа работаешь. Неплохо. По крайней мере ты больше похож на эльфа, чем они, - Драко подмигнул ему, и Гарри немного оторопел. – Ставь поднос на стол, Поттер, - Гарри повиновался. – Кстати, Замира передает тебе привет, - сказал Драко, даже не делая попыток притронуться к еде. Его лицо посерьезнело, и он отошел к окну. Гарри замер, не зная, что делать: в комнате повисла какая-то грустная, тяжелая тишина. - Драко, - Гарри подошел к блондину, и положил руку на его плечо. – Тебе, наверное, тяжело…, - его голос предательски дрогнул, ему казалось, что Драко разозлиться, но тот лишь вздохнул. - Да, Поттер, но ничего, ничего, - блондин вновь вздохнул, и вдруг накрыл Гаррину ладонь своей, - Мне не привыкать.

Anna from Cambridge: Санкт-Петербург, улица Садовая. - Саша, - произнес Роман, глядя в зеркало бокового вида, - как ты думаешь, у меня просто паранойя, или за нами действительно следят? - Я думаю, что за нами следят. Этот «Форд» я еще у здания театра засекла. Что делать будем? - Ну, Саша ты за рулем, тебе виднее. - Роман, вообще это тебя Драко за телохранителя считает, - пробурчала Александра Никитина, нервно поглядывая в зеркало заднего вида. Темно-синий «Форд» даже и пытался скрыться от глаз тех, кого он так настойчиво преследовал. - Ладно, успокойся. Езжай-ка в сторону Казанского собора. - Милый мой, - с сарказмом ответила Саша, - ты с ума сошел? Что мы там делать будем? - Саша, там мы попробуем от них оторваться. - Сомневаюсь, что нам это удастся. Безусловно, в этом районе много небольших улочек, но все они слишком короткие и хорошо освещены, там будет не скрыться. - А вот тут-то ты и не права. Водитель этого «Форда» явно не знает, где он находится. Ты думаешь, если бы он хорошо знал город, стал бы лезть на рожон и рисковать тем, что мы попытаемся оторваться? Нет, он бы ехал тихонечко за нами до самого дома. Я уверен, если завести его на коротенькую улицу, прибавить скорости и уехать по одной из параллельных улиц, фиг он нас найдет. Саша помолчала несколько секунд, обдумывая слова Романа: - Хмм, а ты прав, так и поступим. - Я рад, что вы пришли к компромиссу, но нельзя объяснить мне, - подал голос Драко, - как мы оторвемся от них? У них «Форд», а у нас…, - Драко нахмурился, пытаясь вспомнить название, - «девятка». - Эх, Драко, не разбираешься ты в машинах. Да на этой «девятке», Саша несколько раз выигрывала любительские ралли. Гарри буквально взлетел по лестнице к кабинету директора. - Профессор Дамблдор! – закричал он, врываясь в комнату. Дамблдор как всегда сидел за своим столом, усыпанным свитками пергамента. - В чем дело, Гарри? – тихо произнес он, взволнованно глядя на молодого человека. - Снейп, - выдохнул Гарри, садясь в кресло. - Что Снейп? - Похоже…, - Гарри сделал глубокий вздох, - похоже, он догадывается. - О чем? - О том, что я вовсе не Александр Кэннинг, а Гарри Поттер! – вскричал Гарри: хладнокровие и спокойствие Дамблдора выводили его из себя. - Почему ты так решил? – спросил Дамблдор, не обращая внимания на повышенный тон профессора ЗОТС. - Буквально минут двадцать назад, я сидел у себя в комнате, проверяя контрольные работы, затем кто-то постучал в дверь. Это был Снейп, по-моему, он хотел поговорить со мной о чем-то достаточно важном, - в мозгу Гарри всплыла забавная и в то же время устрашающая картина: Снейп врывается в его комнату с криком: «Кэннинг, вы, что последних мозгов лишились?!», - Затем он как-то странно на меня посмотрел, схватился за голову, и я услышал, как он пробормотал мое настоящее имя. Дамблдор откинулся на спинку кресла. - Гарри, не мог ли ты как-нибудь спровоцировать его воспоминания? - Нет… Хотя постойте. Я был в очках, потому что уже готовился ко сну и снял линзы. Но могло ли это вызвать у него на столько сильную реакцию? - Видимо, заклинание уже начало терять силу над Северусом… - Но почему?! Разве это возможно?! - Возможно, и именно этого я и опасался. Видишь ли, вы испытываете друг к другу сильные чувства… - Никаких чувств мы к друг другу не испытываем! – вскричал Гарри. - Успокойся, ты неправильно меня понял. Эти чувства не должны быть положительными, это вполне может быть неприязнь или ненависть. Но это не важно, важно то, что Северус явно к тебе неравнодушен и это заставляет его обращать на тебя больше внимания. Он изучает твои жесты, твой характер, твою внешность, и постепенно «узнает» тебя. Тем более это заклинание, немного напоминает Империо: чем сильнее маг, тем легче ему сопротивляться, а Северус – маг очень сильный. Лицо молодого человека приобрело обреченное выражение: - И что же нам делать? - Ну, есть два выхода: либо сделать так, чтобы он относился к тебе нейтрально, либо рассказать ему всю правду. - Навряд ли, у меня получиться заставить его относиться ко мне нейтрально: слишком поздно…, - Гарри нахмурился пуще прежнего, - но и правду ему рассказывать не хочется: он же тотчас все разболтает! - Ты в этом так уверен? Никогда не замечал за Северусом привычки сплетничать, или не умения хранить секреты. - Да он попросту не захочет хранить мой секрет! Он же меня ненавидит! - Ну, тогда сделай так, чтобы он захотел сохранить твой секрет. Гарри показалось, что он упадет в обморок: - Но…но… как? - А подружиться с ним тебе не приходило в голову?

Anna from Cambridge: Наконец, Саша заехала в какой-то темный двор, остановила машину и заглушила мотор. Некоторое время все четверо сидели в полной тишине, потом Драко что-то пробормотал и принялся дергать ручку двери. Когда ему все-таки удалось открыть ее, он вылез наружу, и даже в темноте было видно, что его обычно изящные и легкие движения как-то потяжелели и потеряли свою грациозность. - Что у вас там происходит, Гарри? – обернулся назад Роман. - Похоже, у Малфоя слабый желудок, - небрежно бросил Гарри, ощущая, что сам, похоже, позеленел. Когда Гарри, наконец, нашел в себе силы подняться, в его мозгу родился еще одни вопрос. Чувствуя себя полнейшим идиотом, Гарри все-таки решился задать его: - Профессор Дамбдлор, а как мне это сделать? Дамблдор удивленно посмотрел на Гарри, уже успев забыть об их разговоре: - О чем ты? - Как о чем? – удивился в свою очередь Гарри, - О Снейпе, конечно. Как мне с ним подружиться? Я ведь даже не знаю, как к нему подступиться, так чтобы обошлось без споров, а уж чтобы удалось с ним просто поговорить или просто молча посидеть в одном комнате… Это уже из разряда фантастики. - М-да…, - «Мальчик, пожалуй, прав», - Но не могу же я сделать это за тебя. - Согласен, - «А жаль», - Но, может быть, вы знаете, что ему нравится, какие люди ему нравятся…, - Гарри немного покраснел. - Об этом я могу тебе поведать, - Дамблдор отпил немного остывшего чаю из огромной кружки, - Вообще-то, Северус не очень увлекающийся человек, сложно найти то, что ему действительно нравится…, -заметив, как молодой человек нахмурился, Альбус поспешил продолжить, - но есть две вещи, о которых я знаю. Кофе и лошади. - Чего? – Гарри. - Кофе. Он очень любит кофе, просто жить без него не может. - То-то, цвет лица у него такой плохой. - Нормальный цвет. - А, по-моему, желтоват он. - Не правда! – Дамблдор закашлялся под ошарашенным взглядом Гарри, - Ладно, мы здесь не его цвет лица обсуждаем. Короче, ему очень нравится хороший кофе. - А, что вы говорили про лошадей. - Они то же его страсть. Обожает их. Конный спорт тоже. - Снейп ходит на скачки?! Ха-ха-ха, - Гарри чуть не упал от смеха, представив себе Снейпа, орущего: «Ну же, шевели задницей! Я на тебя деньги поставил!» - Не знаю, насчет скачек, но мне казалось, что ему всегда больше нравился конкур. - Конкур? – выдохнул Гарри. - Ну, знаешь, когда лошади через препятствия прыгают. - А-а-а, - разочарованно протянул Гарри. «И в этом весь Снейп. Он опять выбрал что-то медлительное, скучное и серьезное», - А что ему нравится в людях? - Хорошие манеры и ум – это, прежде всего, из второстепенных вещей могу назвать, пожалуй, умение сдерживать себя и умение хорошо одеваться. - Что ж спасибо за ценную информацию, начну боевые действия, как только появится какой-нибудь план, - Гарри направился к двери, и тут Дамблдор окликнул его. - Кстати, я тут кое-что придумал, что поможет вам сблизиться… - Что же вы придумали? – устало пробормотал Гарри. - Дуэльный клуб. Мы его возродим. - Ага. Ну, спасибо, - «Точно сблизимся. Когда он меня убьет». Профессор зельеваренья отложил перо, решив, что на сегодня хватит читать произведения этих тупых учеников. Он откинулся на спинку стула и тяжело вздохнул. Затем опять выпрямился и схватил какой-то конверт со стола. Эту записку от Дамблдора он получил еще утром, но так и не удосужился прочитать ее. « Дорогой Северус, я решил, что пора возродить дуэльный клуб. Профессор Кэннинг вчера вечером любезно согласился заняться этим, и я решил назначить тебя ему в напарники. Во-первых, ему одному было бы трудно справиться со всеми учениками, а, во-вторых, у тебя уже есть опыт в этом деле. Пожалуйста, зайди к профессору Кэннингу, как только сможешь и обсуди с ним, когда вы сможете проводить занятия, а так же каким образом. Альбус Дамблдор. P.S: Если у тебя есть какие-либо возражения, запомни, я их даже слушать не буду.» Снейп скомкал записку, и пробормотал: «Опять этот чертов Кэннинг». Он встал из-за стола, и накинул на плечи мантию, решив, что лучше разобраться с этим как можно скорее. С этими нерадостными мыслями он вышел из кабинета, хлопнув дверью.

Anna from Cambridge: Гарри сидел в кресле, нервно перелистывая книжные страницы. «Где же этот чертов Снейп. Дамблдор же обещал, что он зайдет ко мне сегодня». Вдруг послышался настойчивый стук в дверь. Гарри вскочил с кресла, и прежде, чем открыть дверь, посмотрел на себя в зеркало: тщательно выглаженные брюки песочного цвета, тонкий джемпер из кашемира примерно того же цвета, только немного темнее и воротничок белой рубашки, торчащий из-под джемпера. Золотисто-песочный цвет неплохо подходил его изумрудным глазам. Волосы собраны в хвостик, ни одна прядка не выбивается. «Ну, если, я не верх элегантности, то…». Стук повторился, и Гарри бросился открывать дверь. Снейп стоял перед дверью, дожидаясь, пока профессор Кэннинг соблаговолит впустить его. Ему и в голову не приходила мысль, что того могло не быть в комнате. Наконец, дверь распахнулась, представив взору Снейпа более чем привлекательную картину: профессор Кэннинг был элегантно одет, и одежда отнюдь не скрывала, а, наоборот, подчеркивала стройность и изящество тела молодого учителя. Зельевар нервно сглотнул: не хватало еще, чтобы этот несносный мальчишка заметил, какое впечатление он произвел на него. Через секунду Снейп уже перестал волноваться: Кэннинг вежливо поприветствовал своего коллегу и отошел в сторону, приглашая его войти. Стоило Снейпу «повиноваться» этому жесту, как он ощутил тонкий аромат специй. Непроизвольно он начал вдыхать еле ощутимый аромат, силясь понять, откуда тот исходит. Но скоро он прекратил это неблагодарное занятие, так как аромат, казалось, лился отовсюду. Подчеркнуто вежливым жестом Гарри указал Снейпу на диван. Несмотря на уверения Дамблдора о том, что со Снейпом можно подружиться, если захотеть, Гарри весьма скептически отнесся к этой затее, тем более что особого желания общаться со Снейпом у него не было. - Не желаете ли кофе, профессор? - из-за невеселых мыслей голос Гарри прозвучал несколько холоднее, чем ему хотелось бы, поэтому он попытался изобразить на лице подобие приветливой улыбки. Судя по кислой мине Снейпа, попытка провалилась. - Послушайте, Кэннинг, я не... - начал было Снейп, даже не обратив внимания на приглашение сесть. Но Гарри уже ставил перед профессором маленькую чашечку, которая вряд ли вмещала больше жидкости, чем наперсток. «Мерлин, ну кто пьет кофе из таких чашек?». Вопреки своему желанию напоить Снейпа кофе из полулитровой кружки, чтобы тот не спал ближайшие дня два, Гарри пришлось раздобыть более подходящую для случая посуду. «Он любит пить кофе по правилам, Гарри. Никаких кружек»,- прозвучал в голове наставляющий на путь праведный голос Дамблдора. Снейп с раздражением следил за тем, как Кэннинг разливает кофе. Пар моментально взвился причудливой струей над черной жидкостью, и ноздри Северуса начал дразнить и манить горький аромат. Послав к черту все протесты разума, он аккуратно взял чашечку и поднес ее к губам. Запах ударил в ноздри, и Снейп с удивлением различил тонкую, но настойчивую ноту специй в столь любимом букете ароматов. «Так вот откуда этот запах. От кофе, хотя он все-таки кажется другим», - вспомнив, что запах может казаться разным в зависимости от концентрации, Северус решил, что загадка аромата, витавшего по комнате, разгадана. Гарри, удовлетворенный тем, что Снейп, наконец, сел и пьет кофе, выскользнул из гостиной в спальню, где по оплошности оставил пергамент, на котором было расписание его уроков и дополнительных занятий. Когда он вернулся, Снейп, похоже, уже совершенно забыл о Гаррином существовании. Стоило профессору зельеварения заметить Гарри, как его лицо приняло прежнее раздраженное выражение. «Может, он кофе и любит, но издеваться надо мной он тоже просто обожает». - Профессор, я полагаю, вы пришли поговорить со мной насчет совместного участия в организации дуэльного клуба? - «Ну и фразочка». За свою недолгую «военную» карьеру, Гарри научился изъясняться гораздо более лаконично, не только потому, что так было проще и быстрее, но и потому, что короткие фразы, несущие в себе глубокий смысл, часто производили более сильное впечатление, чем длинные.

Anna from Cambridge: [Пару мгновений Снейп переваривал услышанное. Стоило ему осознать всю вычурность сказанной Кэннингом фразы, как злорадная ухмылка заиграла на его губах: - О, профессор, да вы оказывается прирожденный оратор. Неудивительно, что ученики так хорошо ведут себя на ваших уроках. «По крайней мере, я их не запугиваю, как вы», - подумал про себя Гарри, еле сдержавшись от того, чтобы выразить свои мысли вслух. Вместо этого он улыбнулся, но улыбка получилась немного кривой: - Что вы, профессор. Вы преувеличиваете мои способности. Итак, я думаю, вы пришли сюда по поводу дуэльного клуба, - Снейп кивнул. - Вот мое расписание. Пожалуйста, сверьте его со своим, чтобы мы смогли определить, когда именно проводить занятия. Снейп принялся изучать поданный ему лист пергамента. Он почувствовал, как Кэннинг сел рядом с ним, и краем глаза увидел, как тот протянул руку за чашкой. Затем он ощутил, что молодой профессор придвинулся чуть ближе к нему: теперь ему понадобились сливки. И тут натренированный нос зельевара уловил тот терпкий, манящий запах специй, который встретил его на входе в эту комнату. Теперь этот аромат был сильнее, чем тогда, но сомнений быть не могло: это был он. По непонятной причине Кэннинг наклонился еще ближе к Северусу.Снейп с шоком осознал, что запах исходит от молодого человека. - Похоже, они нас потеряли, - Роман вылез из машины. Драко пошатываясь подошел к Роману и оперся на него. - Есть закурить? – прохрипел он. - Малфой, такое чувство, что ты пьяный, - усмехнулся Роман, доставая сигареты из кармана, - Неужели тебе хватило того несчастного бокала вина, чтобы напиться? - Нет, мне хватило местного бездорожья, чтобы мой желудок оказался где-то в районе горла, - Драко выхватил пачку из рук Романа, и дрожащими руками попытался вытащить сигарету. - Смотри, как руки трясутся. Ты, наверное, алкоголик, поэтому и напиваешься быстро, - несмотря на непрекращающееся подшучивание, Роман достал зажигалку и помог Драко прикурить. Тот блаженно затянулся. Через день, отель «Невский Палас», Санкт-Петербург. - Дураки! Идиоты! Козлы! Вот правильно же говорят, что если хочешь, чтобы что-то было сделано хорошо, сделай это сам! - Послушайте, но мы же не знаем города… - Это я знаю, но у вас была хорошая машина, а у них драндулет. Все что от вас требовалось так это не отставать от них! - Мы не хотели, чтобы они нас заметили. - О, Господи! У вас на все найдется оправдание. Но, так или иначе, факт остается фактом: вы их упустили, вся работа пущена коту под хвост. Валите отсюда. Чуть позже, квартира Александры Никитиной. - Роман, что ты здесь сделаешь? Разве ты не должен быть с Драко? - Поттер справится. Послушай, ты можешь кое-что для меня узнать? Я не хочу засветиться. - Да конечно. Что тебе надо? - Мне нужно узнать, сколько рейсов прибыло из Южной Америки за последние недели три, и списки пассажиров этих рейсов. - У тебя появились какие-то подозрения? - Да, но боюсь, Драко они не понравятся…

Anna from Cambridge: Дуэльный клуб было решено проводить по четвергам после занятий. Гарри вспомнил, как Снейп отделал Локхарта, и решил, что на рожон лезть не будет, тем более, что его целью было наладить отношения со Снейпом. Но совместного проведения занятий было явно недостаточно, нужен был повод завести с зельеваром разговор, о чем-то кроме занятий. Гарри тщетно пытался что-либо придумать, но в голову лезли исключительно глупый мысли. Открытие дуэльного клуба состоялось в теплый апрельский денек, когда все ученики и учителя были в основном веселы и добродушны. Даже Гарри, которому предстояло провести полтора часа рядом со Снейпом, не мог не улыбаться, когда на его лицо падали солнечные лучи. К четырем часам дня все желающие уже собрались в Главном Зале, памятуя о том, что кроме профессора Кэннинга, которого все буквально любили, там будет профессор Снейп, а уж он славился умением испортить всем у каждому даже самое хорошее настроение. Никто из учеников не удивился чересчур серьезному лицу профессора Кэннинга: Снейп, стоявший рядом с ним, мог навести ужас на любого. Дождавшись, когда двери перестали перестанут хлопать, Гарри призвал всех к молчанию и предоставил слово Снейпу. Эта была одна из тех уловок, придуманная им для того, чтобы хоть как-то расположить профессора к себе. Гарри прекрасно знал, что Снейп любит всегда и везде быть первым, в особенности если его соперники были моложе или, по его мнению, не заслуживали чести быть первыми. Бедные ученики внимали холодному голосу Снейпа с возрастающим ужасом: до последнего момента они надеялись, что вести занятия будет профессор Кэннинг, а Снейп будет присутствовать просто как «украшение». Теперь же получалось, что эта роль предоставлялась Кэннингу. Закончив тираду на тему безопасности, Снейп скорее приказал, чем попросил учеников обратить все внимание на него и профессора Кэннинга. Они продемонстрировали ученикам пару простейших заклинаний защиты и атаки, велели им разбиться на пары и попытаться их использовать. Гарри предпринял все возможные меры, чтобы Снейп не ставил учеников в пары с их злейшими врагами. Ему это не совсем удалось, так как иногда Снейп все же успевал выкрикивать имена быстрее, чем Гарри. Наконец, они получили пару минут отдохнуть от трудов праведных. Оба стояли, прислонившись спинами к стене. Снейп, сам, не осознавая того, несколько раз втянул воздух глубже, чем обычно, стараясь уловить запах специй, исходивший от молодого преподавателя. Пару раз ему показалось, что запах витает в воздухе радом с ним, но он так и не смог понять, действительно ли уловил этот аромат или это все-таки была игра его воображения. Гарри выпрямился и, подавив вздох, произнес: - Я пойду, посмотрю, как у них дела, - с этими словами он двинулся вдоль практикующихся пар, периодически останавливаясь и давая им совет, или исправляя их ошибки. Снейп продолжал стоять у стены, не желая связываться с маленькими спиногрызами. Из-под полу прикрытых век он наблюдал за тем, как Кэннинг движется между учеников, ловко уворачиваясь от летящих не туда, куда надо заклинаний. В том, как он двигался, было что-то кошачье: он никогда не торопился, но при этом мог двигаться молниеносно, каждое его движение было наполнено грацией. Снейпу неожиданно вспомнилась рысь. Небольшое красивое животное, непонятно откуда взявшееся в Запретном лесу, почти три года назад, потом исчезнувшее на год и вновь появившееся теперь. Очень часто это животное сопровождало его во время ночных прогулок, и Снейп настолько привык к его компании, что каждый раз, когда рысь не встречала его у кромки леса, он чувствовал себя ужасно одиноким. Кошачьи движения Кэннинга напомнили Снейпу о том, с какой грацией и абсолютно бесшумно, рысь скользила чуть впереди него по ночному лесу. Он восхищался животным, и сейчас, не отдавая себе отчета, он восхищался каждым движением молодого коллеги. Внезапно, словно почувствовав пристальный взгляд на себе, Кэннинг обернулся и скользнул взглядом по Снейпу. Северусу показалось, что в изумрудных глазах сверкнули искорки, которые он столь часто видел в глазах рыси.

Anna from Cambridge: - Поттер, тебе не кажется, что Роман что-то от нас скрывает? – поинтересовался Драко, подливая еще немного вина себе в бокал. - Да нет… - Другого я от тебя и не ожидал Поттер. Скажи, ты вообще лишен элементарной наблюдательности? - Ну, я заметил, что он какой-то напряженный последнее время, но это не значит, что он что-то от нас скрывает, - не обращая внимания на оскорбления, произнес Гарри. - По-моему, Поттер, ты ничего не понимаешь в людях, - ответил Драко, закуривая сигарету. - По-моему, Малфой, ты не учел того факта, что знаешь, Роман давно, и тебе гораздо легче судить о том, какое поведение является нормальным, а какое нет, и что могло бы послужить причиной для такого поведения. Драко раздраженно хмыкнул и выпустил облако дыма прямо в лицо Гарри. - В любом случае, он что-то задумал, и мне нужно знать что. Поэтому, Поттер, я поручаю тебе узнать, что именно сейчас творится у Романа на уме. - А почему бы тебе не узнать самому? - Ну, во-первых, Роман даже под страхом смерти не расскажет то, что решил от меня скрыть, а, во-вторых, ты мой телохранитель, вот и давай работай. - Разве это входит в мои обязанности? - Считай, что с этого момента входит. Тебе налить еще вина? - Профессор Снейп? - Да? - Как вы считаете, хорошо ли прошло первое занятие? - Нормально, если бы не было учеников, было вообще великолепно. Гарри усмехнулся: - Неужели вы снизошли до такой вещи, как шутки? - Нет, профессор Кэннинг, - мрачно взглянув на Кэннинга, произнес Снейп, - я абсолютно серьезен. Гарри лишь улыбнулся в ответ: - Не хотите ли кофе, профессор? Снейп не смог подавить удивление: - Вы что же, приглашаете меня выпить кофе с вами? - Нет, не со мной. С домовым эльфом. Отпразднуем наше первое более или менее удачное совместное занятие. Для шампанского рановато, а вот для кофе… Для кофе время найдется всегда. Ну, так что? Если не хотите, я настаивать не буду. - Ну, почему же, профессор, я согласен, хотя мне и кажется все это немного странным. - По сравнению с тем, что происходит иногда в Хогвартсе, назвать это странным, у меня вряд ли повернется язык, - Кэннинг произнес это с видом настолько хорошо осведомленного человека, что Снейп не мог не согласиться, тут же вспомнив, что иногда творилось в стенах этой школы. - Ну, что ж, тогда идем, - с этими словами Гарри направился к двери. Снейпу оставалось только замолчать и следовать за ним. - Э-э, Роман? – Гарри сел напротив Романа, который корпел над какими-то бумагами за кухонным столом. - Что? – Роман даже не удосужился отвести сосредоточенный взгляд от своей работы. - Ты в порядке? – Гарри абсолютно не представлял, как заставить Романа, что-либо ему рассказать. - Поттер, я-то в порядке, а вот ты, по-моему, нет, - мужчина наконец оторвался от загадочных цифр и букв. - Это почему же? – от столь неожиданного обвинения вопрос Гарри прозвучал голосом обиженного ребенка. - С каких это пор ты стал интересоваться моим здоровьем? - Ну, ты какой-то напряженный последнее время… - Да неужели? – Роман прищурился, Гарри отвел взгляд в сторону. - Скажи честно, Гарри, тебя Малфой подослал? - Нет! - Гарри, не ори так, все равно не поверю. Скажи Малфою, чтобы оставил меня в покое, в конце концов, я делаю свою работу, а остальное не его забота. Гарри поднялся со стула и медленно вышел из кухни. Роман вновь склонился над бумагами и нахмурился.

Anna from Cambridge: Снейп молча наблюдал за тем, как Кэннинг разливал дымящееся кофе по небольшим чашечкам. Как только чашка наполнилась, как Северус протянул руку, чтобы взять ее со стола. Кэннинг схватил его за пальцы и отвел их в сторону. - Профессор, он очень горячий. - Я люблю горячий кофе, Кэннинг. В отличие от вас я не питаю страсти к холодным напиткам. - Профессор, он очень горячий. - Мерлин, да что же это делается, вы что же решили, стать моей няней? Гарри отпустил ладонь Северуса, взглядом приглашая его взять чашку. Снейп так и сделал. Поморщившись, он не стал даже пытаться поднести ее ко рту: даже ручка была невыносимо горячей. Поставив кофейник на стол, Гарри занял свое место рядом со Снейпом. Северус почувствовал, как воздух вокруг него вновь наполняет хмельной аромат. Окинув Кэннинга пристальным взглядом, он не мог не оценить изящность его осанки. - Скажите, Кэннинг, зачем именно вам понадобилось проявлять дружелюбие по отношению ко мне? - Профессор, - последовал вздох, - честно говоря, я и сам не знаю. Может быть, потому, что мне надоело, словно школьнику, пререкаться с вами по любому поводу. Я совершенно не могу понять, почему мы невзлюбили друг друга с первого взгляда. - Видимо, Кэннинг, мы недооценили природу человеческих чувств: бывает любовь с первого взгляда, должна быть и ненависть. - Вы что же, ненавидите меня? Я-то надеялся, что это просто неприязнь. Под неожиданно пронзительным взглядом. Кэннинга, которые будто говорили: «Я знаю о тебе гораздо больше, чем ты думаешь», Северус вдруг понял, что не хочет лгать: - Должен с вами согласиться, ненависть – это слишком сильно сказано. - Неужели мы не можем все исправить? – добродушно-хитрая улыбка молодого человека показалась Северусу слишком многообещающей, чтобы остаться равнодушным. - Ну, может быть, и можем. Гарри приходил в ужас при мысли, что Малфой и Роман могут сотворить друг с другом в приступе гнева. Когда Гарри передал Драко слова Романа, тот лишь посмеялся над юношей и сказал, что сам все узнает. Вот уже полчаса они провели в кабинете, совершенно не заботясь о том, чтобы посвятить Гарри в свои планы. - Не верю! – Драко, наконец, прорвало. Его голос, словно гром, раскатился по квартире. Он был полон скорее горечью, чем злостью. Роман явно контролировал свои эмоции лучше: его голоса не было слышно, хотя Гарри был уверен, что Роман ответил что-то неприятное, так как дверь открылась, и блондин выскочил из кабинета будто ошпаренный. На его обыкновенно бледных щеках пылали алые пятна румянца. Он толкнул Гарри, который загораживал ему проход в коридор, в сторону с такой силой, что тот чуть не упал. - Малфой, ты что, с ума сошел?! Драко, успевший отойти от Гарри, вдруг вернулся обратно и как-то судорожно схватил его за руку. - Молчи, Поттер. Только тебя мне не хватало, - его длинные пальцы до боли сжали Гаррину руку. От неожиданности брюнет от неожиданности тот даже ойкнул. Этот звук, казалось, вернул Драко к реальности: он перестал сверлить Гарри пронзительным, лихорадочным взглядом и разжал пальцы. Неожиданно его губы дрогнули и по щекам полились слезы.

Anna from Cambridge: - Альбус, у меня получилось, - такими словами Гарри приветствовал директора, бесцеремонно входя в его кабинет. - Я рад, - Дамблдор слегка улыбнулся. - И это все? – Гарри был немного разочарован: не каждый день человеку удается установить более-менее дружественные отношения с профессором Снейпом. - Я действительно рад, Гарри. Ты хочешь, чтобы я от счастья прыгал по кабинету? – столь неожиданный ответ заставил молодого человека рассмеяться. - Не знал, что ты способен на такие шутки. - Мальчик мой, я не так давно говорил тебе, что нельзя знать о человеке всего. Гарри не мог не согласиться: он никогда и не думал, что Снейп окажется настолько интересным собеседником, если с ним не ругаться. После короткой беседы о предстоящих каникулах и их организации Гарри покинул кабинет. Он и не заметил, как его ноги сами привели его к комнатам Снейпа. Гарри постучал. Дверь почти сразу же отворилась. - Кэннинг? Я вас не ждал, - лицо зельевара очень ясно выражало эту мысль. - Да, извините, я, верно, не вовремя, - Гарри уже хотел уйти, как вдруг женский голос из глубины комнаты нарушил его план. - Северус, кто это? Познакомь меня, пожалуйста, с тем, кто осмелился добровольно прийти к тебе. - Что ж заходите Кэннинг, - Снейп пропустил Кэннинга внутрь и захлопнул дверь. Гарри так и остановился посреди комнаты. Он уставился на женщину, сидевшую на диване, как на экзотическое животное. - Кэннинг, ну что вы стоите как истукан, неужели красота моей сестры вас столь поразила? – похоже, Снейп был доволен эффектом, произведенным ей на Александра. Гарри шагнул вперед, женщина поднялась ему навстречу, протягивая руку для пожатия. - Александр Кэннинг, - несколько неуклюже, все еще не оправившись от шока, представился Гарри. - Джоанна Эллис, сестра вот этого угрюмого субъекта, - произнесла дама с улыбкой. Гарри пожал руку, не отводя взгляда от ее лица. Джоанна и Северус были, несомненно, похожи: те же черные волосы, те же черные глаза. Черты лица у Джоанны были более изящны, но те же. И все же Гарри не мог поверить, что эта улыбающаяся женщина со смеющимися глазами– сестра Снейпа. Гарри сел рядом с Джоанной на диван, Снейп устроился напротив них в кресле. Не дав ни Северусу, ни Гарри сказать ни слова, Джоанна, принялась расспрашивать Гарри о его работе, о Снейпе, даже о личной жизни. Когда Гарри, наконец, пустился в рассказ о дуэльном клубе, не забывая похвалить усилия Северуса в его проведении, Джоанна вдруг перебила его: - Я вижу, вы умудрились подружиться с моим братом. Я очень рада: такие смелые люди редко встречаются, поэтому я хочу видеть вас на праздновании моего дня рождения. Гарри не знал, кто в ту минуту выглядел смешнее: он или Снейп. Он взглянул на профессора зельеварения, затем на Джоанну. Хитрая улыбка тронула его губы: - С удовольствием. Не все же вашему брату травить мне душу, я с удовольствием испорчу ему такой праздник своим присутствием. Женщина только расхохоталась в ответ. Гарри растерянно глядел на рыдающего Малфоя. Роман вышел из кабинета и, делая вид, что ничего из ряда вон выходящего не происходит, протиснулся мимо них и исчез на кухне. Драко продолжали сотрясать рыдания. Слезы прочертили две влажных дорожки на щеках. Драко закрыл глаза. Повинуясь необъяснимому импульсу, Гарри притянул Драко к себе. Тот поддался, и через мгновение Гаррина рубашка намокла от обильных слез. Пока щека Малфоя покоилась на его плече, Гарри стал легонько гладить его по голове, едва дотрагиваясь до шелковистых волос. Вскоре рыдания прекратились, но никто не торопился двигаться. Руки Драко сомкнулись у Гарри на талии, а Поттер поглаживал его по спине. - Драко…- еле слышно произнес Гарри. - Гарри…Ну почему никому в этом мире нельзя доверять? – не отстраняясь произнес Драко. Гарри вдруг легонько сжал Малфоя в своих объятьях: - Мне можно…

Anna from Cambridge: Кэннинг тупо смотрел на все еще не собранную сумку. «Я еду к сестре Снейпа. На два дня. Отмечать ее день рожденье. Какого черта?!». Выйдя из ступора, он положил в сумку белье и джинсы, затем на него вновь снизошло «озарение»: «Черт! А что мне, интересно, на сам праздник одевать?!». Словно ответ на его молитвы из камина раздался голос Снейпа. - Кэннинг! - Что? - Не забудьте взять приличный костюм и галстук, если у вас, конечно, таковой найдется. Гарри вздохнул. «Найдется…». Костюм и галстук у него действительно были, но в единственном экземпляре, так как волшебникам они были не очень нужны. Сам костюм был темного винного цвета, галстук был в тон , только темнее. К этому великолепию Гарри добавил черную рубашку и вновь вздохнул. «Ну и пугалом же я буду». Вдруг в камине вспыхнул огонь и тут же угас, выплюнув на пол небольшую бумажку, на которой до боли знакомым подчерком было написано: «Кэннинг, завтра у входа на вокзал Кингс-Кросс, в час дня. Ничего не перепутайте, ждать не буду. Профессор Снейп». - Как всегда сама вежливость, - пробормотал Гарри. Закончив собирать сумку, Гарри включил будильник и залез в кровать, но «умные» мысли не давали ему покоя: «А ведь надо еще подарок купить…». Как всякий уважающий себя человек, Гарри решил, что утро вечера мудренее и приказал мыслям заткнуться. Гарри проснулся первым. В окно струился яркий солнечный свет. Молодой человек потянулся, сладко вздыхая. Его рука обняла Драка, свернувшегося клубочком, будто котенок. Блондин продолжал спать, уткнувшись лицом в Гаррину шею. Шумный поток людей у входа чуть не внес Гарри против воли в здание вокзала, но, толкнув в сторону какую-то женщину, он сумел-таки подойти к Снейпу, стоящему у стены. Тот усмехался, глядя на Гаррину борьбу с обезумевшими магглами. Гарри сделал вид, что отряхивает несуществующие пылинки с костюма, дабы не встречаться взглядом с профессором: вся эта ситуация с днем рождения некстати подвернувшейся сестры выводила Гарри из состояния душевного равновесия. Он ехал неизвестно куда и неизвестно кого он там встретит: разум стало заволакивать смущение и неуверенность перед незнакомыми людьми, которые, ему казалось, он никогда больше в жизни не испытает. - Кэннинг, можно узнать, что это на вас надето? – вместо приветствия Гарри поджидал каверзный вопрос. - Одежда, - молодой человек знал, что Снейп не упустит случая поиздеваться, и был готов к его замечаниям. - Вы уверены? – черная бровь изогнулась. - Вполне, - Гарри сохранил хладнокровный вид и отвел взгляд в сторону, притворяясь, что от скуки его заинтересовало объявление о ремонтных работах в метро. Снейп не стал более тратить время и пошел к входу на вокзал. Гарри двинулся вслед за ним, не подозревая, что не будь Снейп Снейпом, то молодой профессор услышал бы в свой и адрес костюма комплимент. Северус же шел впереди, проклиная тот день, когда костюмы научились шить так, что те вместо того, чтобы толком скрыть человеческое тело, лишь слишком хорошо подчеркивали его линии. Драко, казалось, не собирался просыпаться. Он только поменял позу, почти выпихнув Гарри с кровати. Приподнявшись на локте, Поттер стал изучать Драко при дневном свете. Ночью он думал, что изучил тело блондина на отлично, но оказалось, что Гарри ошибался. Похожая по цвету на мрамор кожа, отливала золотом в лучах утреннего солнца. Мускулы при каждом движении соблазнительно перекатывались под ней, обнаруживая скрытую физическую силу. Кончиками пальцев Гарри прочертил линию от щеки, вниз по плечу и до запястья. Драко, который, на первый взгляд, спал крепко, тут же очнулся. Его взгляд, мягкий и даже, к Гарриному величайшему удивлению нежный, упал на ладонь покоившуюся на его запястье. Гарри показалось, что он физически ощущает взгляд Драко на своей коже, словно он источает какую-то энергию, от которой становилось слишком тепло и появлялось желание сгрести блондина в охапку и покрыть мраморное тело поцелуями. Словно прочитав мысли Гарри, Драко положил свою ладонь на его шею и притянул брюнета к себе: - Не желает ли синьор продолжения? – фраза показалось Гарри немного странной: словно бы она принадлежала не Драко, но голос, которым эти слова были сказаны, заставил Гарри забыться и покорно принять поцелуй шелковых губ.

Anna from Cambridge: Дом, в котором жила сестра Снейпа, мало чем отличался от типичных английских домиков. Гарри даже немного разочаровался: он ожидал особняка в готическом стиле, хотя этого можно было скорее ожидать от Северуса, но вряд ли от его сестры. Она была замужем за магглом, и среди приглашенных, по словам профессора, ожидалось больше магглов, чем волшебников. Джоанна встретила их у двери, одетая в простое, но элегантное темно-синее платье. Дав своем брату указания, насчет того, где Северус и Гарри будут ночевать, она исчезла в саду, умоляя их не мешкать, и идти скорее знакомиться с гостями. Несмотря на то, что дом оказался не особняком, вопреки желаниям Гарри, ему все равно казалось, что ночевать он будет один. И снова ошибка: ночевать ему предстояло с профессором зельеваренья. Вдох, выдох, нужно успокоится, а то закончится это кровопролитием. Гарри опустил сумку на пол, поблагодарив всех известных ему богов за то, что он хоть будет спать в отдельной кровати. Молча, не говоря ни слова друг другу, мужчины спустились в сад, где уже шумели гости, алкоголь лился рекой, и закуски поедались с удвоенным аппетитом. На специально построенном деревянном помосте парочки танцевали, расходуя только что набранные калории. Нарядная говорливая толпа мгновенно поглотила его и Северуса, будто море во время прилива. Вот уже к ним спешит Джоанна и ее муж с бокалами шампанского в руках. Наконец-то они удостоились нормального приветствия. Муж Джоанны подает им бокалы, пожимает руку Северусу и знакомится с Гарри, окидывая его при этом оценивающим взглядом. Какой-то мужчина, неожиданно, зовет мужа Джоанны и тот уходит, оставляя Северуса, Гарри и свою жену одних. - Александр, я так рада, что вы смогли приехать! – восклицает она, отпивая пузырящуюся жидкость из бокала. – Я, честно говоря, думала, что вы придумаете какой-нибудь повод, чтобы не появляться здесь. - Джоанна, даже если бы мне и удалось придумать правдоподобный повод, вряд ли бы я нашел применение вот этому. Гарри жестом фокусника достает из кармана узкую бархатную коробочку. Джоанна немедленно отдает свой бокал Северусу, который с подозрением смотрит на подарок. Женщина же, искренне радуясь подарку, открывает коробочку и чуть не ахает. Внутри лежит необыкновенной красоты браслет из белого и желтого золота с изумрудами. - Александр, не стоило…Это слишком дорого… - Чепуха. Я просто пытаюсь завоевать расположение вашего брата, - Гарри бросил многозначительный взгляд в сторону Снейпа, а Джоанна рассмеялась. Некоторое время после того, как Гарри помог имениннице надеть браслет на левое запястье, они мило болтали о жизни, о работе, словом обо всем, словно старые друзья. Снейп молча стоял рядом, даже не зная, чем только что установившаяся дружба его сестры и молодого коллеги так не нравилась ему. Словно черт из коробочки, за спиной Джоанны появилась ее подруга, которую явно интересовал Гарри и никто иной. - Джо, - протянула шатенка с заостренным носом и медовыми глазами, - А кто этот молодой человек? - Александр, позволь представить тебе Мириам, мою чокнутую подругу. Мириам, это мистер Александр Кэннинг, он работает с моим братом. Мириам хватило благоразумия бросить беглый взгляд в сторону Северуса и сдержанно с ним поздороваться, затем ее восторженное внимание вновь вернулось к Гарри. Тот лишь смущенно улыбнулся. Мириам отодвинула Джоанну в сторону. - Мистер Кэннинг… Гарри заметил раздраженный взгляд Снейпа на своей собеседнице, и, неожиданно, произнес: - Можно просто Александр, - девушка улыбнулась во все тридцать два зуба. - Тогда зовите меня Мириам, - настала очередь Гарри улыбнуться такой же улыбкой, но лишь потому, что Северус, судя по его выражению лица, был готов пришибить их обоих на месте. Гарри уже открыл рот, чтобы что-то сказать, но Мириам его опередила: - Скажите, Александр, вы танцуете? - Да, - и теперь улыбка мужчины была немного грустной, а ровная изумрудная гладь глаз затуманилась, но тут же вновь прояснилась. - А как насчет танго? – Мириам уже не намекала на свой явный эротический интерес, а говорила уже почти что открытым текстом. Снейпу захотелось ее задушить. - С удовольствием, - Гарри подал руку девушке, и теперь Снейпу захотелось убить обоих, но почему, он не знал.

Anna from Cambridge: Когда они вылезли из постели, была уже середина дня. Душ они приняли вместе. После этого Драко оделся и ушел в кабинет, оставив Гарри наедине с собой, сделав именно то, чего Гарри не хотел. Оставшись один на один со своими мыслями, было легко забыть прошедшую ночь и утро, было легко представить все это сумбурным, соблазнительным смутным сном. Слишком просто было целовать заплаканные щеки, бормоча какие-то слова утешения. Легко и просто было от этих нежных, едва касающихся кожи поцелуев перейти к их собратьям, обжигающим страстью. Слишком, слишком просто. И в тоже время непонятно и сумбурно. Гарри оделся и позавтракал. Минуты текли то медленно, то быстро зависимости от того думал ли мужчина о своих чувствах или о теле своего… любовника? Но мог ли он так его называть? Волнующая, магическая музыка незаметно разлилась по квартире. Гарри не составило труда узнать ее: латиноамериканское танго. Прекрасное, зажигательное зрелище, участником которого не каждому дано стать. Словно магнит, звуки заставили Гарри встать и войти в кабинет Драко, правда, позволив ему остановиться у двери. - Скажи, Поттер, ты умеешь танцевать? – серо-голубые глаза Драко, не отрываясь, смотрят на него. - Смотря что. - Танго, вальс, румбу… мне продолжить? - Нет, не умею. - А хочешь научиться? И как это оказалось просто и сложно одновременно. Было просто сжать Драко в объятьях или позволить ему держать тебя. Было сложно повиноваться ему, когда он просил выполнить очередное па, не прерываясь на мимолетную ласку или поцелуй. Было легко танцевать, вспомнив свою кошачью суть. Было трудно смотреть, как изгибается он, и удерживаться от того, чтобы не прервать урок. - Ты быстрый ученик…, - жаркий шепот у самого уха. - Я учусь у лучших, - такой же по температуре ответ. Неугасающее желание, столь простое физически и сложное морально, постепенно сводит обоих с ума. Парочки расступились, уступая место Гарри и Мириам. Никто из них не умеет танцевать танго, а если умеют, то боятся делать это на публике. Мириам же жаждет внимания, ей хочется, чтобы все видели: вот она танцует самый сексуальный танец с самым симпатичным парнем на этой вечеринке. Головокружительный, огненный танец завораживает всех присутствующих. Музыка уже не борется с людьми: она гремит в тишине людского восхищения. Даже черные глаза Северуса неотрывно следуют за движениями танцоров: то элегантными, то резкими, но всегда преисполненными красотой и энергией. Когда в заключительном па, женщина откинулась назад, так что ее спина была почти параллельна полу, а мужчина, поддерживая ее за талию, склонился над ней, профессор отдал бы многое, чтобы оказаться на ее месте. Гром аплодисментов позволил Северусу оторвать взгляд от молодого коллеги. Он мысленно одернул себя: с каких это пор он только и думает о том, как бы уложить этого вечно действующего ему на нервы парня в постель. «О, Мерлин, что я сделал такого, чтобы заслужить это?!», - Северус нахмурился и опустошил бокал шампанского. Решив, что этим не спастись, он отправился в дом, где в баре муж Джоанны хранил более приемлемые виды алкоголя: бренди, виски, ром, текила, водка… Тем временем Гарри пытался отделаться от Мириам, которая вбила себе в голову, что остаток вечера и ночи, он просто обязан провести с ней. Проклиная свой длинный язык и желание произвести впечатление, Гарри обнял Мириам за талию и прошептал ей на ухо: - Подожди меня здесь секундочку, мне надо отлучиться… - Куда это ты собрался? – проворковала женщина в ответ - Если тебе так хочется знать, в туалет, - отчеканил Гарри и удалился. Не трудно догадаться, кого Гарри увидел, стоило ему очутиться в гостиной. Снейп, и никто иной, восседал в кресле, держа в руке бокал с бренди. Открытая бутылка стояла рядом на столике. Гарри показалось, что Снейп аж вздрогнул, увидев его в комнате. - Мерлин, Кэннинг, что, черт возьми, вы здесь делаете? – глухо прорычал он. - А вы? – Гарри взглядом указал Снейпу на бутылку. - Да, вот, топлю в алкоголе свой ужас, - мрачно усмехнулся Снейп. - Ужас? - Ненавижу вечеринки, - отрезал Снейп и осушил бокал. Гарри взял стакан с барной стойки и сел в соседнее кресло. Наполнив бокал почти до краев, он сделал большой глоток. - Вы нагло и бессовестно лжете. - Это еще почему? – Снейп настолько удивился этому заявлению, что даже не разозлился. - Ну, насколько я знаю вас, если вам что-то не по нраву, вы заявляете об этом сразу. До этого момента, я не слышал от вас ни одной, даже крохотной жалобы по поводу предстоящего «испытания». А если бы вы все-таки ненавидели вечеринки так сильно как говорите, я уверен, вы принесли бы свою ненависть в жертву вашей сестре, ради которой вы могли бы и потерпеть.

Тури: а где продолжение???

schaman: А и правда,это что ВСЕ

Мира Хатаке: Здорово...вот только действительно,почему фанф замерз? Т-Т

uvarin: Anna from Cambridge Кому интересно вот здесь есть небольшое продолженье!http://www.snapetales.com/index.php?fic_id=491



полная версия страницы