Форум » Библиотека-3 » "After Dark", макси, СС/нжп, R, AU, romance. 30 глава от 6 марта » Ответить

"After Dark", макси, СС/нжп, R, AU, romance. 30 глава от 6 марта

Sad: Название: After Dark (После наступления темноты) Автор: Sad Бета: RedWitch Рейтинг: R Пейринг: СС/нжп Жанр: Romance Дисклаймер: Всё роулингово, нжп и нмп - мои. Саммари: Шестой год для Гарри Поттера в Хогвартсе. В школу приезжает новая преподавательница по ЗОТИ и внушает Снейпу нехорошие подозрения. Дамблдор решает обратиться за помощью в борьбе против Вольдеморта к вампирам. Комментарии: Осторожно!: фик с Мери Сью. Предупреждение: намеки на слеш. Кто не спрятался, я не виноват. Отношение к критике: рада обоснованной и детальной критике. Размещение в архивах: с разрешения автора Пролог + Главы 1-19 тут. :)

Ответов - 147, стр: 1 2 3 4 5 All

Sad: Поднимем...

Sad: Глава 19.- В тот понедельник Виитало не появилась у него в условленное время. Снейпу ни на минуту не пришло в голову самому подняться к ней. Раньше она всегда заранее предупреждала Снейпа, чтобы он не приходил. Все два месяца, которые она встречались, Виитало спускалась за своим любовником в подземелья и приводила его к себе в комнату, где их ждал легкий ужин (оба не слишком любили общий ужин в Большом Зале) и уютная постель. Прошло десять минут. Наверное, она немного задержалась с проверкой работ семикурсников. У них ЖАБА на носу, и Виитало гоняла их по всей программе. Прошло полчаса, и Снейп задумался, не обиделась ли она на него за что-то. Зельевар стал сосредоточенно вспоминать все свои прегрешения за два месяца: едкое замечание по поводу её любимых туфель, жалоба на её громкое пение, от которого у него звенит в ушах… Список оказался внушительным. И ещё, конечно, необдуманные слова, которые вырвались у него неделю назад, когда в ответ на запоздалый вопрос, чем она предохраняется, Виитало, оставаясь внешне совершенно спокойной, ответила, что у неё не может быть детей, Снейп легкомысленно взмахнул рукой и сказал, что это к лучшему. Женщина на мгновение перестала писать (дело было в кабинете Защиты, куда Снейп забрел в середине дня, чтобы по-хозяйски проверить, всё ли в порядке) и подняла на него глаза. Зельевар остался стоять с приоткрытым ртом, вдруг осознав, что сказал нечто ужасное. Как будто больнее он не мог её ударить. Потом Сирья опустила голову, перо снова заскрипело по бумаге, а Снейп сконфуженно убрался прочь, не до конца понимая, в чём дело. Да, это было, наверное, самой большой ошибкой, которую он совершил в общении с ней. Ну, кто же мог знать, что именно эта случайно вырвавшаяся у него фраза так её заденет! Позднее Виитало никак не упоминала этот случай, и Снейп решил, что либо она его простила, либо боль в её глазах ему тогда просто почудилась. Ну, и еще случай, когда Снейп вздумал посреди ночи коварно воспользоваться привычкой Виитало спать, немного раздвинув ноги. Сначала женщина вяло отбивалась от него, а когда всё закончилось, она недовольно пробормотала что-то вроде «Все вы, мужики, одинаковые», отвернулась от него и продолжила спать дальше. Больше никаких проступков, которые могли бы переполнить чашу терпения женщины за последние дни, Снейп за собой не заметил. Прошёл час. Стало ясно, что сегодня она не придёт. Снейп перестал копаться в себе и разозлился. Почему она его не предупредила? У них же была договоренность, что если она не может вырваться, то хотя бы пусть предупреждает! Оскорбленный и неудовлетворенный, Снейп лег спать один. На следующее утро он пришёл завтракать одним из первых, чтобы уйти до того, как Виитало – не слишком ранняя пташка – появится в зале. Зельевар не увидел её и за обедом, на ужин он не пришёл сам. Так прошло несколько дней. «Приемный» день в среду она, естественно, тоже пропустила. Снейп не находил себе места от возмущения. Чего она от него хочет? Чтобы он научился угадывать её малейшие капризы? Хочет поиграть в игру «кто кого переупрямит»? Пусть получит своё! Сама нарывается!

Sad: В конце концов, Снейп накрутил себя так, что даже если бы Виитало в тот момент вошла в комнату, ей бы досталось вместо поцелуев и объятий какое-нибудь проклятье из области Черной Магии. К субботе Снейп немного поостыл и даже был готов сменить гнев на милость, если бы Виитало сама дала о себе знать, сделав первый шаг к примирению… В следующую среду в разгар экзаменов Снейп с удивлением узнал из разговоров студентов своего факультета, что экзамен по Защите от Темных Искусств у одного из младших курсов вчера принимала не Виитало, а какая-то другая преподавательница из Дурмстранга. Суть разговоров слизеринцев сводилась к тому, что проклятье должности преподавателя Защиты от Темных Искусств настигло, наконец, и Виитало. Женщина не вела у них занятия уже больше недели… Она просто исчезла безо всяких объяснений. – Что случилось с Виитало, профессор Снейп? Может быть, директору пора отдать эту должность Вам, сэр? – попытался подлизаться к своему декану пронырливый семикурсник. Лицо Снейпа окаменело с того момента, как он услышал, что Виитало исчезла больше недели назад, поэтому он не смог выдавить из себя даже кривую покровительственную усмешку, которая служила у него выражением симпатии к студентам своего факультета. – Об этом Вам лучше спросить директора, мистер Кассиди, – холодно ответил зельевар. Оказавшись вечером в своей комнате, Снейп сел на кровать и молча сидел неподвижно несколько минут, пока осознал до конца, что всё это значит лично для него. Вот каково это – быть брошенным. Она бросила его. Сочла, что он недостаточно хорош для неё. Решила, что ей всё можно. Что можно играть с ним в эти игры. Да как она посмела?!.. Снейп сорвался с места и в минуту преодолел расстояние, отделявшее его комнату от покоев преподавательницы Защиты. Бывшей преподавательницы Защиты. Он ворвался в комнату, едва не сломав ручку двери. Зазевавшийся домовой эльф, непонятно каким образом оказавшийся здесь, с писком исчез, чувствуя, что волшебник вне себя от злости и готов убивать. Снейп окинул помещение диким взглядом, тяжело дыша после бега по лестнице. Комната имела совершенно нежилой вид: все покрывала и занавески были сняты, шкаф открыт, внутри пусто. Все вещи Виитало исчезли. Хотя, нет, не все. На комоде осталась стоять пара безделушек, которые кто-то из преподавателей из вежливости подарил нелюдимой Виитало на Рождество. На письменном столе и на полу кое-где валялась смятая бумага. Снейп ринулся к столу в надежде найти среди обрывков пергамента и ненужных черновиков хотя бы записку. Записки не было. Зельевар рванул на себя ящик стола с такой силой, так что выдернул его из пазов совсем. Ящик упал на пол, и к ногам Снейпа спикировала одинокая фотография. На глянцевом квадратике плотной маггловской фотобумаги была изображена Виитало с микрофоном в руке, одетая в концертное платье, в лучах разноцветных прожекторов сцены. Как женщина посмела оставить своему брошенному любовнику этот сувенир? Или она просто забыла фотографию?

Sad: Снейп снова внимательно осмотрел комнату. На глаза ему попалась табуретка. Та самая, на которой сидела женщина, натирая свои ненаглядные сапожки воском. Зельевар дал выход разрывающей его злости и пнул табуретку что было сил. Та ударилась о стену и вдребезги разбилась, а палец на ноге Снейпа сильно заболел. Черт возьми, кажется, сломан… Шепча проклятия, Снейп поковылял на одной ноге к кровати, сел и стал снимать ботинок. Внезапно его внимание привлекла коробка из-под обуви, задвинутая под кровать. Зельевар попытался пододвинуть его здоровой ногой, но коробка оказалась неожиданно тяжелой. Залечив поврежденный палец заклинанием, Снейп достал коробку, поставил её на кровать и открыл… В его руках оказались фотографии. Опять фотографии… Юрки, Юска, Виитало и вся их совместная рок-н-ролльная жизнь… Часть фотографий была снята профессионально, где они позировали, вместе или по отдельности, все томные, ярко накрашенные, в концертных костюмах. С гитарами, барабанами, микрофонами. Вся жизнь… Кое-где Юрки и Виитало были запечатлены вместе, влюбленные и счастливые. Попалось несколько вырезок из газет и журналов на финском языке, где сильно накрашенное, чужое лицо Сирьи пересекал жирный заголовок какой-то глупой статьи. Юрки… Черно-белый, цветной, одетый и голый… Кто его так снимал? Неужели Виитало?.. – Положи это, Северус. Она оставила их не для того, чтобы ты их смотрел… Голос Дамблдора, который возник рядом как всегда неожиданно, заставил Снейпа вздрогнуть всем телом. Фотографии посыпались на пол. Конечно, директор был в курсе всё это время. – Где она? – излишне резко спросил Снейп, движением палочки собирая все фотографии в коробку. Дамблдор улыбнулся и отобрал у зельевара коробку с фотографиями, не торопясь с ответом. – У неё всё будет хорошо. Я надеюсь, – произнёс он после долгой паузы. – Вы знаете, где она? Снова обезоруживающая улыбка: – Нет, не знаю. – Вы лжете.

Sad: ***** – Понятия не имею, как вы собираетесь удержать Поттера на Прайвет Драйв этим летом, директор. Я удивляюсь, как он вообще сдал экзамен по Аппарации. С его-то прилежанием… – проговорил зельевар с привычной пренебрежительной интонацией. Дамблдор, Снейп и Питер сидели в кабинете директора Хогвартса. Это был импровизированный совет, посвященный Гарри Поттеру и его летним каникулам. – Вы считаете, что именно в этом мальчике наша надежда на спасение? – спросил вампир подчеркнуто скептически. Питер развалился в глубоком кресле, закинув ногу на ногу и покачивая ботинком фирмы “Dr. Martens” сорок восьмого размера. – Мы договорились с Юрки, что он выделит нашему мальчику охрану на лето, - сообщил Дамблдор. Питер задумался: – Да, это решило бы дело. Если Темный Лорд решил убить Поттера, то он попытается сделать это летом. Не знаю, насколько действенна эта ваша магия крови, которая хранила мальчишку до этого… – Очень действенна, – проговорил Снейп. Декан Слизерина встретился взглядом с вампиром. Зельевару вдруг снова стало казаться, что все в курсе того, что произошло между ним и Виитало. Это приводило его в бешенство. Усилием воли Снейп заставил себя сохранять нейтральное выражение лица. – Кому из наших Юрки решил это поручить? Дамблдор назвал имя, которое Снейп уже слышал. К сожалению слышал… – ЧТО? – взревел Питер, вскакивая на ноги. Снейп от неожиданности вздрогнул и пролил немного чая из чашки, которую держал в руках, себе на колени. – Вы понимаете, что вы делаете? – продолжал орать Питер, напрочь забыв про так называемые правила приличия. – Мальчик вернётся с каникул геем! – Юрки предупреждал меня, что ты не слишком хорошо относишься к Юске, – спокойно сказал Дамблдор. – Юска – извращенец! – Питер, у нас больше никого нет, кому мы могли бы это доверить… – попытался урезонить вампира директор Хогвартса. – Вы хотите доверить охрану Гарри Поттера гею, наркоману и бывшей проститутке? Дамблдор молчал и спокойно ждал, пока порыв исчерпает сам себя. Питер орал, топал ногами, плевался и матерился. Чай внезапно потерял вкус, и Снейп с досадой отставил чашку на край директорского стола. Шторм медленно пошёл на убыль. – А вы хоть знаете, что Юска – шизофреник? – проговорил Питер уже гораздо более спокойно. – Это ругательство и медицинский диагноз? – осведомился Снейпа, наливая себе свежего чая. – Кому, как не вам, это знать, – рявкнул тот в ответ. Дамблдор с беспокойством посмотрел в сторону зельевара. Снейп молчал и в полной тишине негромко позвякивал ложечкой, перемешивая сахар и наслаждаясь контролем над своими эмоциями. Хоть в некоторых ситуациях самообладание его не подводит. Правда, воспоминание о том, как Юска чуть было не убил его, безусловно, не относилось к разряду приятных. – Ну, он же педераст… – напомнил Питер почти жалобно, словно это был последний решающий аргумент.

DashAngel: Очень напряжённая глава! И самое ужасное, что Я НЕ МОГУ ДАЖЕ ДОГАДАТЬСЯ, ЧЕМ ВСЁ ЗАКОНЧИТСЯ!

Sad: DashAngel Оно еще не заканчивается. Или, думаешь, уже пора закругляться?

DashAngel: Sad, эээ, нет! Я имела в виду, что сюжет абсолютно непредсказуемый!

Sad: Итак. 2 новости, плохая и хорошая. Хорошая - новая глава. Плохая - этой главе, а также в двух последующих, о Снейпе будет сказано всего 2 слова. Хорошего всем дня :))

Sad: Глава 20.- На Прайвет Драйв было тихо. На залитой лунным светом стене дома номер четыре лежали четкие тени неподвижных деревьев. Если бы на улице в этот ночной час оказался прохожий, он не заметил бы ничего необычного. Тихий городок, как сотни других, подобных ему, вот и всё. Джонни, безработный и бездомный обитатель улиц, очень любил такие городки. Он был слегка навеселе и как раз искал, где бы переночевать, поэтому очень заинтересовался красивыми клумбами и аккуратно подстриженным газоном четы Дурслей. Не слишком твердыми шагами бродяга подковылял к заборчику и прислонился к нему, чтобы немного отдохнуть. Нет, не следовало перелезать через ограду: хозяева утром могли вызвать полицию. Даже затуманенный алкоголем разум Джонни понимал это. Бродяга постоял ещё немного. Его глаза слипались. Может, стоило всё-таки плюнуть на полицию?.. Внезапно бродяге послышался какой-то шум. Этот звук в сочетании с мыслью о стражах общественного порядка заставил Джонни немного насторожиться. Он оглянулся, но ничего заслуживающего внимания не заметил. Ну, легкий ветерок. Что же необычного в ветре в конце июня? Джонни вздрогнул, внезапно ему стало холодно. И страшно. Бродяга с опаской посмотрел на окна дома. Хозяева, по-видимому, спокойно спали. Странно, зачем им решётка на окне второго этажа?.. Джонни сморгнул. Вдруг ему показалось, что перед окном второго этажа, тем самым, что с решёткой, повисло какое-то небольшое странное облачко. Туман?.. Не похоже. Казалось, лунный свет уплотнился и стал каким-то… слишком материальным, он даже стал отбрасывать на стену тень, слабую, но вполне различимую. Джонни снова сморгнул. Он был совершенно уверен, что всё это ему кажется. Видимо, выпивка снова сыграла с ним злую шутку. Но облачко, как ни в чем не бывало, продолжало висеть напротив окна, потом расширилось и... просочилось в щели растрескавшихся оконных рам... Джонни достал из кармана фляжку и отхлебнул, чтобы согреться. «Черт с ними, пусть вызывают полицию», - решил он, неверными пальцами нащупал задвижку калитки и прошел в сад. Бродяга лег на газон и заснул.

Sad: ***** Уплотнившееся облачко проникло в комнату и, став густым и непрозрачным, медленно стекло на подоконник, с подоконника – на пол. Некоторое время оно повисело над брошенными кроссовками и грязными носками Гарри Поттера, клубясь в лучах света, проникавшего из окна. Оно быстро увеличилось, вытянувшись в столб и, наконец, рассеялось, оставив вместо себя человеческую фигуру. Гость, брезгливо поморщившись, перешагнул через кроссовки и подкрался к постели, на которой спал сладким сном Гарри Поттер, совсем недавно приехавший из школы в дом своих родственников. Незнакомец (который на самом деле вовсе не был незнакомцем) почесал затылок. Что делать с мальчишкой: будить сейчас или ждать утра?.. Сложный вопрос решился в пользу первого варианта, и прибывший, у которого не было никакого опыта в том, что касалось поднимания с постели молодых волшебников, осторожно потянул на себя край одеяла, которым был укрыт Гарри Поттер. Никакого эффекта. Незнакомец продолжал тянуть одеяло, наконец, оно упало на пол. Полюбовавшись несколько мгновений на юношу, который, к счастью, ещё не приобрел нехорошей взрослой привычки спать без трусов, прибывший осторожно потряс его за плечо. Результат оказался неожиданным: Гарри Поттер заорал и свалился с кровати. Он ухитрился каким-то непонятным образом вытащить волшебную палочку из-под подушки и угрожающе направил её в грудь нежданного гостя, готовый отразить атаку. Юска громко икнул: вопль волшебника сильно напугал его. – Ты чего? – заорал он на Гарри Поттера. – Совсем охренел так кричать? Нервишки пошаливают?! Волшебник отдышался и сообразил, что спросонок принял за Вольдеморта того, кто, очевидно, им не являлся. – Lumos! При волшебном свете палочки гриффиндорец, наконец, смог рассмотреть гостя и понял, что уже где-то его видел. – Привет, Гарри, – протараторил маленький вампирчик, оправившись от первого потрясения. – Меня зовут Юска, мы с тобой встречались зимой в Хогвартсе. Помнишь меня? Я друг Сирьи Виитало. Несколько мгновений Гарри соображал, можно ли считать себя в безопасности, когда в одной комнате с тобой находится вампир. Он вспомнил, что Гермиона прониклась самыми теплыми чувствами к этому существу. Они, кажется, что называется, стали друзьями. К тому же Дамблдор доверяет ему. Значит, этого вампира можно не бояться. Придя к утешительным выводам, волшебник опустил палочку и сел на свою развороченную постель.

Sad: – Что ты тут делаешь? – спросил он. – Меня прислали охранять тебя, – с гордостью сообщил Юска. – Мне не нужна охрана! – отрезал гриффиндорец. – Надеюсь, ты не думаешь, что я сам вызвался? Я тоже не в восторге от этого задания. По мне лучше сидеть дома, а не в этом… – Юска обвел взглядом комнатку с выражением большого неодобрения на лице, подбирая нужное слово, – …месте. Уж извини, но я отсюда никуда не уйду, буду наблюдать за тобой денно и нощно. Гарри вздохнул. Ему придётся провести все летние месяцы в компании вампира… О, не-ет! Эта мысль была ужасна. – А чем ты будешь питаться? – задал он сакраментальный вопрос. – Твоей кровью, конечно! – оскалился Юска. – Шучу. Я буду варить себе зелье, которое поможет мне просуществовать без крови долгое время. В общем, это не твоя проблема, тебя это не должно волновать. И, тем не менее, Гарри это очень волновало. – Можешь написать письмо Дамблдору, – предложил Юска, который, кажется, прочитал мысли гриффиндорца, – и попросить его отослать меня. Попробуй убедить его в том, что тебе не нужна охрана. Поверь, я не буду настаивать... Снизу послышались шаги дяди Вернона, кашель и хриплый крик: – Гарри, черт тебя побери, заткнись! С кем ты там разговариваешь?! Волшебник только тут понял, что они с Юской разговаривали… мягко говоря, на несколько повышенных тонах и разбудили всех обитателей дома номер четыре. И дядя Вернон уже поднимался по лестнице, чтобы как следует вздуть своего племянника. Юска в мгновение ока куда-то исчез, дверь комнаты распахнулась, и на пороге показался дядя Вернон. Он был в гневе. Гарри получил увесистую затрещину, несмотря на уверения, что ему приснился кошмар, и именно поэтому он разговаривал на два разных голоса. Едва дядя Вернон скрылся за дверью, Юска с любопытством выглянул из-под кровати: – Что это было? – Сам видишь, – шепотом рявкнул на него Гарри, потирая шею. – И всё из-за тебя! – Ладно-ладно. Вампирчик выкатился из-под кровати и сел на стул: – Итак, что мы решили? – Что ты убираешься отсюда на все четыре стороны! – А вот и нет! Я остаюсь здесь, а ты пишешь письмо Дамблдору с просьбой забрать меня отсюда. Если он согласится, можешь вообще забыть о моем существовании. А если нет… Юска развёл руками.

Sad: – А теперь, – примирительно закончил он, – тебе самое время лечь спать. Можешь показать мне угол, где я мог бы сидеть, чтобы поменьше мозолить глаза. Что-что, а спать Гарри после этих приключений не хотелось совершенно. Кто же мог подумать, что ему когда-нибудь доведётся жить в одной комнате с настоящим вампиром? И более того, Дамблдор не будет против этого безобразия! – Давай лучше поговорим, – предложил Гарри, догадываясь, что Юска страсть как любит разговаривать. – Давай, – оживился вампирчик. – О чём? – Ну, например, о том, как получилось, что Дамблдор заключил союз с вампирами… – Так что, получается, ты не в курсе?.. – удивился Юска. Они проговорили всю ночь. Юска действительно оказался очень болтливым вампиром и с удовольствием посвятил Гарри во все тайны. Волшебник узнал о клане из Хельсинки и романтическую историю любви родителей Сирьи, а также её собственную историю с Юрки. Кроме этого, Юска поделился с Гарри подробностями того, что происходило на Совете. В общем вампирчик весело выболтал всё, о чём молчал Дамблдор в течение всего этого года. – Хм, а тебе ничего не будет за то, что ты мне всё это рассказываешь? – осторожно спросил волшебник под утро. Юска насторожился. – Не знаю, – сказал он охрипшим от долгих разговоров голосом. – Я, кажется, немного заговорился… Ты же никому не скажешь, правда? Гарри кивнул. Если в начале их беседы (вернее, юскиного монолога) волшебник предвкушал, как будет писать своим друзьям длинное письмо, делясь добытыми сведениями, то ближе к утру ему стало ясно, что для того чтобы описать всё услышанное, ему не хватит и десяти писем. – Хм, – пробормотал задумавшийся Юска, – как ты думаешь, история нашей с Юрки рок-группы является военной тайной, которую тебе нельзя рассказывать? – Какой рок-группы? – встрепенулся Гарри, подавляя зевок. – А эту историю, молодой человек, я расскажу вам следующей ночью. Сейчас пора спать. ***** Гарри Поттера спал так крепко, что даже громкие вопли дяди Вернона, обнаружившего бродягу, спавшего на газоне их дома, не смогли его разбудить. Когда волшебник открыл глаза, первым, кого он увидел, был Юска. Вампир разбирал большую спортивную сумку, перекладывая вещи из неё в старый скрипучий шкаф, «щедро» пожертвованный Гарри его родственниками. – Мне тут кое-что прислали. Я займу пару полок, ты не против? Твоя тетя приходила тебя будить, время завтрака уже прошло, но я слетал и купил тебе пиццу. Любишь с грибами? К концу дня Гарри пришёл к выводу, что вполне сможет сосуществовать в одной комнате с вампиром.

Ключница: Боожественнооооо

Sad: Ключница Спасибо. Такое громкие похвалы меня смущают :)

Sad: Глава 21. – Юска был парнем со странностями. Так, например, он весьма оригинально решил проблему личного пространства: взял два стула, набросил большой плед на их спинки и забрался в образовавшийся «домик». Вскоре через дыру в старом пледе стал подниматься к потолку странный дымок, а из «домика» временами слышалось веселое хихиканье... – Юска, ты там... камин топишь, что ли? – Нет, травку курю. Неужели никогда не пробовал? – из «домика» показалась голова Юски в клубах сладковатого дыма. – Ой, чувствую, ты сейчас заведёшь знакомую песенку: принимать наркотики – это плохо, пить вредно... – Делай, что хочешь, только не надо мне предлагать, ладно? – строго сказал Гарри, чувствуя, что ему не совсем ясно, кто за кем должен присматривать: Юска за ним или наоборот. Хотя от вампира всё-таки была какая-то польза: он помогал Гарри практиковаться в зельеварении. Поразмыслив, волшебник решил, что ему не следует совсем забывать о предмете ненавистного профессора Снейпа, и одолжил учебник за шестой курс у Гермионы. Юска с одобрением отнёсся к желанию Гарри наверстать упущенное за год и даже проявил неожиданные познания в данной дисциплине. – Да, в Дурмстранге, у меня был такой учитель, что закачаешься, – объяснил Юска, аккуратно нарезая ингредиенты под руководством Гарри. – Не выучить этот предмет было просто невозможно...

Sad: ***** Однажды Гарри вымучивал из себя сочинение по Трансфигурации, используя стул вместо письменного стола, а Юска лежал на кровати, по своему обыкновению, уставившись в потолок и вертя между пальцами палочку. Внезапно вампирчик сел, насторожившись и тревожно прислушиваясь к чему-то. Потом оглянулся по сторонам и спросил Гарри: – Тебе не кажется, что что-то не так?.. И прежде чем волшебник успел понять, о чем его спрашивают, Юска вскочил с постели и бросился бегать по комнате, невнятно ругаясь по-фински. – Чёрт-чёрт-чёрт, – заорал он, переходя на английский, – ведь приступ был совсем недавно. Почему так быстро?.. – Тебе плохо? – обеспокоенно спросил Гарри, отрываясь от домашнего задания. – Да, мне очень плохо, – протараторил Юска. – Ты не против, если я отлучусь не надолго? Я свистну парням, пусть кто-нибудь меня подменит... И Юска ускользнул через форточку, превратившись в ворона. Эта сцена произвела на Гарри тягостное впечатление. Он ждал вампирчика весь день, смутно опасаясь, что тот не вернётся. Выглядывая в окно, волшебник каждый раз замечал на другом конце улицы двух джентльменов, одетых в черное с головы до ног, скрывающихся от солнца под элегантными зонтами. Эти двое так навязчиво маячили за калиткой, что вызвали беспокойство тети Петуньи. Гарри оставалось только удивляться, как вампиры способны посреди бела дня стоять под солнцем и как им удалось отделаться от встревоженной миссис Дурсль, выбежавшей выяснять, почему двое незнакомцев торчат около ее дома. Не иначе, как они представились ФБР от волшебного мира... Юска вернулся утром следующего дня очень усталым. Он забрался в свой «домик» и не выходил из него до вечера. Гарри уже в десятый раз спрашивал его, чем он болен, и вампир, наконец, соизволил ответить. Юска постучал себя по голове и сказал, что он сумасшедший. – У меня бывают галлюцинации, а во время предыдущего приступа я вообще чуть было не убил человека. И самое ужасное, что я совершенно этого не помню, – признался вампир. – Я даже не знаю, как называется моя болезнь, потому что сбежал из психушки до того, как мне поставили диагноз... А всё потому, что когда меня превращали в вампира, я был сильно под наркотиками. Так что наркотики – это действительно плохо. И ещё одно... – Юска горестно вздохнул. – Забудь то, что я тебе сейчас рассказал. Давай лучше сварим какое-нибудь зелье. Например, то, которым я питаюсь. Что-то я проголодался. Гарри уронил голову на руки и тихо застонал: мало того, что ему приходится жить в одной комнате с вампиром, так тот ещё, оказывается, болен на голову!

Sad: ***** – С днем рожденья, Гарри! Именно с этих слов началось утро повзрослевшего еще на год гриффиндорца. Накануне ночью они вместе дождались первой минуты нового дня, Юска поздравил волшебника, и Гарри думал, что этим вампир и ограничится. Напрасно. Проорав эти слова, Юска вылил ковшик холодной воды прямо на голову волшебнику. Гарри вскочил с постели, не обидевшись на то, что его так бесцеремонно разбудили: на улице стояла страшная жара, так что вода пришлась весьма кстати. – Гарри, неужели ты мог подумать, что я не сделаю тебе подарка? Честно говоря, Гарри надеялся именно на это. Что может подарить ему вампир? Волшебник ожидал от своего приятеля что-нибудь из области черного юмора. Стена напротив кровати Гарри почему-то была завешана простынёй, скрывая от чужих глаз приготовленный сюрприз, и Юска торжественно прошествовал прямо к ней. – Я тут слышал, что Юрки сильно напугал тебя, тогда, в Хогвартсе. Ну, я подумал, что мой подарок поможет тебе перестать его бояться! – и Юска театральным жестом заправского фокусника сдернул простыню. Гарри торопливо надел очки и ахнул. Вся стена оказалась завешана рисунками в стиле черно-белого комикса, главным героем которого был, естественно, Юрки. На первой картинке он стоял напротив зеркала и поправлял макияж, потом в комнату заглянула милая светловолосая девушка с необъятным бюстом и ногами от ушей, похожая на куклу барби. Далее действие развивалось, судя по картинкам, следующим образом: обмен взглядами, «У вас не найдётся сигареты?», короткий флирт и бурный секс прямо на столе... Нет, Юска не стал прорисовывать все детали, поэтому до порнографии этим рисункам было далеко, но всё же ничего более карикатурного, забавного и... похабного Гарри до сих пор не видел. Может быть, художественная ценность этого произведения невелика, но волшебнику было очень приятно, что вампир потрудился сделать этот подарок специально для него. Не купил или наколдовал, а придумал и нарисовал своими руками этот мини-сериал. Без черного юмора здесь и правда не обошлось. Секс на столе якобы длился так долго, что пепельница оказалась полна до краёв, потому что Юрки «трудился», не выпуская сигареты изо рта. После секс-марафона герой-любовник упал замертво, но даме этого оказалось мало. Но тут (какая удача!) на пороге гримерки появился следующий кандидат – мужчина с черными-красными волосами (знакомый Гарри по Совету в Хогвартсе). К тому времени, как девушка домучила и его, от Юрки осталась только кучка костей, над которыми вились мухи (прорисованные Юской с особой любовью и тщательностью). Девушка осталась на поле любовной битвы одна, а в этот момент как назло в комнату заглянул ещё один легко узнаваемый персонаж – парень со стоящими дыбом волосами в стиле анимэ... Мультяшный Юска, увидев, что осталось от его друзей, бросился бежать от ненасытной девицы... Но, увы, ему не удалось уйти, он забежал в тупик и упал на пол, в ужасе закрывая голову руками. «Кукла барби» настигла его... На последней картинке было изображено кладбище, три свежие могилки и двое оставшихся в живых музыкантов их рок-группы, сиротливо понуривших головы. А рядом стояла та самая девушка в трауре и плотоядно облизывалась на них. Гарри провел почти весь день, разглядывая странные, искривленные, карикатурные фигурки персонажей, восторгаясь тем, как точно Юске удалось передать характерные черты героев, доведя их до абсурда: так, Юрки оказался обладателем неправдоподобно больших глаз, очень полных губ и порочной улыбки дьявола-искусителя.

Sad: – Хм, а Юрки не обиделся бы, если бы увидел, что ты его изображаешь в таком виде? – поинтересовался Гарри, тыкая пальцем в картинку с изображением вампира с приспущенными штанами. – Юрки полезно выпустить немного воздуха из его чрезмерно раздутого Эго... – хихикнул Юска. – Что касается меня, то мне нравится смеяться над собой. – Это заметно. На рисунке у тебя руки куда длиннее, чем на самом деле... – Конечно, я же барабанщик! – И ноги короче. А о брюках я вообще молчу. Юска рассмеялся и подтянул сползающие штаны: он никогда не изменял своей любви к брюкам «с очень низкой талией». – Кстати, это ещё не все рисунки. Тут у меня есть целый альбом... – Ой, и когда ты успел всё это нарисовать... – восхищённо протянул Гарри. – Я экономлю много времени на сне. – А вампиры вообще никогда не спят? – спросил волшебник, разглядывая свой портрет, нарисованный Юской. Это была уже не карикатура, а вполне реалистичное изображение. – Мы не спим, мы иногда выключаем сознание. – Ой, – увидев следующий рисунок, Гарри поспешно перелистнул страницу. – А что в этом такого? Она, между прочим, позировала для обложки нашего первого альбома, который до сих пор есть в свободной продаже. Так что голая Сирья – это вовсе не секретная информация. И поза тут у меня весьма скромная... – Мне как-то неудобно. Она ведь мой преподаватель. – Брось! – махнул рукой Юска. – Преподавание – явно не самая сильная сторона Сирьи. Мягко говоря. Она такая зануда... – У нас были преподаватели и похуже. На их фоне она выглядит вполне достойно. – Не повезло, – посочувствовал Юска. – Вот бы никогда не подумал, что Снейп может выглядеть так... привлекательно, – Гарри разглядывал следующий рисунок. – Тут всё дело в ракурсе. А вот профессор Дамблдор. Похож, правда? И твоя девушка... Гарри покраснел и быстро перевернул страницу с портретом Гермионы.

Aplikacia: Sad пишет: Снейп может выглядеть так... привлекательно Два слова, зато какие! И я первая написала здесь это!Sad пишет: Вся стена оказалась завешана рисунками в стиле черно-белого комикса, Ох, илюстрацию к вашему фику делай, но не мне, конечно, мы - барабанщики! Sad пишет: уже пора закругляться? Пишите дольше, не забывайте о твиксе (СС/СВ)

R-Key: Ура, продолжение :) Всё-таки вампир со сдвигом - прЭлесть! :)

DashAngel: О, словно что-то стало на место Я очень долго ждала продолжения

Sad: Aplikacia Aplikacia пишет: Два слова, зато какие! Это вы о том, что я в первый раз в фике написала эти слова насчет снейповой привлекательности?.. Спасибо, мне очень приятно. Если кто-то воплотит этот комикс в жизнь, я буду счастлива. R-Key Да, сушасшедшие - это моя слабость :) DashAngel Хм, а что встало на место? Всем спасибо, рада вас тут видеть!

DashAngel: Sad, ну было такое ощущение, что чего-то в жизни недостаёт. А теперь прочитала новенькое - и стало лучше!

Aplikacia: Поднимем

Sad: DashAngel А, ты об этом... Ясненько. Намек понят :) И принят. Aplikacia Да ладно. Пусть падает. До следующей главы.

Sad: Глава 22.- – Внимание! – скомандовал Юска в рацию, которую он держал у самого рта, – Приём! Вы слышите меня? Хэлло! Рация шипела и плевалась обрывками слов. – Черт подери! Вампирчик в раздражении треснул куском пластмассы по оконной раме и оглянулся на Гарри, который торопливо собирал свои вещи. – У тебя всё готово? – Нет! Гром грянул неожиданно, и никто не был к этому готов. Просто однажды ночью ближе к концу августа зазвонил мобильный телефон Юски – новая игрушка, с которой он не расставался – и сообщил, что не позже, чем через час, на Прайвет Драйв нагрянут Догадайтесь-Кто. Поэтому Мальчику-Который-Выжил следует быстрее убираться оттуда. Юска подскочил на месте и заявил, что ждал этого всю жизнь! Настоящая операция по эвакуации мирных жителей! Гарри, который успел уже задремать, мигом проснулся и долго не мог сообразить, что же, в конце концов, произошло. А когда понял, ему пришлось вскакивать с постели и быстро собирать вещи. Пока волшебник копался в своих пожитках, выбирая самое необходимое, Юска дежурил на крыше с рацией, пытаясь связаться с теми, кто должен был забрать из дома их двоих, а также родственников Гарри, которые пока, слава Мерлину, мирно спали. К счастью, Юска орал не настолько громко, чтобы они проснулись. Подумав, волшебник и вампир решили их не будить. Дурсли ни за что не поверили бы, что на их дом готовится нападение, и не стали бы собирать свои вещи. Их придётся увозить силком в последнюю минуту. Без вещей. Что же поделаешь, всё ради их блага! – Я пойду с чемоданами вниз, – прошептал Гарри, задыхаясь от спешки. – Хорошо, только не выходи из дома. Что-то мои друзья опаздывают… Гарри спустился по лестнице и, набравшись храбрости, приоткрыл входную дверь. Он боялся увидеть на пороге фигуру в серебряной маске, закутанную в черную мантию, но там, к счастью, никого не было. Несколько минут ожидания показались Гарри часами. Вдруг в полной тишине улицы послышался шум мощного мотора, и напротив дома остановился возникший словно ниоткуда большой автобус с тонированными стеклами, переливающийся в свете уличного фонаря серебряным, черным и зеленым цветами. Юска выпрыгнул из окна комнаты гриффиндорца с высоты второго этажа (решётку он выломал ещё час назад) и бегом бросился к автобусу. Гарри рванулся за ним, громыхая чемоданами и клеткой с совой. Где-то в глубине дома заворчал дядя Вернон, разбуженный беготнёй, но Гарри не было никакого дела до его недовольства. В автобусе открылся небольшой люк сбоку, потом дверь кабины водителя плавно отъехала в сторону. – Первый – пошёл! – скомандовал чей-то голос.

Sad: Из автобуса выбежала одетая в черное фигура и с разбега заключила Юску в порывистые объятья. – Второй – пошёл! Черт, да прекратите же обниматься, парни! – возмутился голос. – Третий – вперед! Двое гостей сразу побежали в дом поднимать с постели хозяев. Первый, наконец, отпустил Юску и последовал за ними. Улыбающийся до ушей, счастливый вампирчик торопливо закинул в багажное отделение чемоданы Гарри, потом толкнул самого волшебника туда же. – Птицу выпустите, придурки, – добродушно посоветовал голос, которому, кажется, было известно всё, что происходит вокруг и внутри автобуса. Волшебник поспешно открыл клетку, сова взмахнула крыльями, поднялась в воздух и исчезла из виду. «На свободе ей будет лучше, чем в автобусе», – подумал Гарри. – Быстрее, быстрее! – кричал голос уже не ему, а вампирам, тащившим упирающихся Дурслей к автобусу. Всех троих запихнули внутрь без лишних церемоний, и в багажном отделении сразу стало очень тесно. Юска втиснулся вслед за ними и захлопнул дверцу. Через мгновение автобус тронулся с места. Гарри оказался прижат телесами Дадли к чему-то очень жесткому и попытался взобраться на кучу вещей, занимавших большую часть багажного отделения, понимая, что иначе его просто расплющит. Дядя Вернон снова попытался кричать и возмущаться, но его вопли так страшно отражались от стен замкнутого пространства автобуса, что он замолчал. Тетя Петуния только прерывисто всхлипывала и заламывала руки, насколько это было возможно в такой тесноте. Все Дурсли были в ночных рубашках, и им должно было быть очень холодно: автобус мчался на огромной скорости, и ветер проникал во все невидимые щели. Юска выругался: – Гарри, ты волшебник или кто? Зажги свет! – Lumos! В темноте засиял огонек волшебной палочки. Юска лукаво улыбнулся тете Петунье, показав неровные зубы, и, потянувшись, постучал в потолок багажного отделения, приходящийся одновременно полом жилой части автобуса. – Эй, вы, там, наверху! – крикнул он. – Вы там долго собираетесь нас взбалтывать? Мы тут уже на куски рассыпаемся от такой тряски!

Sad: В ответ на его крик в потолке открылось светящееся квадратное отверстие, из него высунулись две руки, подхватили Гарри под мышки и потянули наверх. – Хм, а ты, приятель, тут вряд ли пролезешь, – задумчиво сказал кто-то, когда Дадли застрял в люке и замолотил ногами по своим сидящим внизу родителям, крича от страха. Люк волшебным образом расширился, и кузена Гарри благополучно втащили наверх. Настал черёд мистера и миссис Дурсль, а Юска справился сам. Все они оказались в небольшой комнате в задней части автобуса. По периметру был установлен мягкий низкий диванчик, на котором сидел очень высокий вампир, известный Гарри по совету в Хогвартсе. Именно он командовал операцией. – Извините за опоздание, – проговорил он, лениво вытягивая длинные ноги, так что они перегородили всю комнатушку. – Мы попали в пробку на Бруклинском мосту… Юска фыркнул и плюхнулся на диванчик рядом с Гарри. Дурслей удалось заставить сесть, и они испуганно забились в угол, прижимаясь друг к другу. – От наших инструментов в багажном отделении хоть что-нибудь осталось? – продолжил Питер. – А то мы вроде как на гастроли едем… «Ах, вот что это были за странной формы футляры внизу!» – догадался Гарри. – Ничего не осталось, – злобно ответил Юска. – Я лично оборвал все струны на твоей гитаре, ты, изверг! Маленький вампирчик хотел добавить ещё что-то (Гарри понял, что эти двое не выносят друг друга), но Питер поднялся на ноги, стукнулся головой о низкий потолок и выругался. – Я лучше пойду, – сказал он, потирая ушибленную макушку. – Боюсь доверять руль Юрки на такое долгое время. У него нет ни прав, ни… Он вообще редко бывает трезвым. – Успокойтесь, всё в порядке, – затараторил Юска, видя, что Дурсли вот-вот снова поднимут крик. – Вы в полной безопасности, мы не причиним вам вреда. Кое-как успокоив родственников Гарри, вампирчик вскочил на ноги и побежал в кабину автобуса по узкому коридору. Гарри на мгновение представил, что скажет ему любимый дядя, как только они останутся наедине, и решил, что лучше пойти с Юской. По дороге ему пришлось протиснуться между двумя магглами (кажется, друзьями Питера), которые сидели на боковых полках, служивших постелями обитателям автобуса, в обнимку с ноутбуками и увлечённо резались в какую-то компьютерную стрелялку вроде «Quake». Они не обращали никакого внимания на происходящие рядом с ними сверхъестественные события. На соседней верхней полке, скромно занавешенной простыней, спал или просто лежал ещё кто-то, но Гарри не стал его тревожить.

Sad: Питер в кабине уверенно крутил огромный руль. Через стекло было видно всю дорогу, и Гарри пристроился на откидном сидении и смотрел, как белые полосы дорожной разметки мелькают и пропадают под колесами автобуса. Юска немного побыл в кабине, потом ушёл, так и не решившись высказать Питеру всё, что о нём думает. – Я стараюсь сбить со следа преследователей, если таковые имеются, поэтому мы ездим кругами, – пояснил Питер, видя интерес волшебника. – Дамблдор сказал доставить тебя в Лондон, а твоих родственников – в приют для магглов, пострадавших от злоупотреблений магией. Гриффиндорец кивнул. Ему не верилось, что он едет в вампирском автобусе, который был так непохож на «Ночной рыцарь». Ясно, что он волшебный, раз он едет на такой огромной скорости. А изнутри все помещение было пропитано совсем не магическими запахами: грязных мужских носок, прокисшим пивом (обычным маггловским пивом, а не сливочным), табачным дымом и бензином. Гарри прислушался к разговору двух магглов: они были американцами, судя по акценту. – Ну, я лучше пойду, – пробормотал волшебник и встал, держась за поручень. – Как хочешь, – отозвался Питер, глядя немигающим взором на дорогу. В коридоре путь Гарри неожиданно преградила чья-то свесившаяся с верхней полки нога. Волшебник практически наткнулся на неё грудью. Рука схватила молодого человека за шиворот, простыня, закрывавшая обитателя верхней полки, упала, и Гарри увидел в нескольких дюймах рядом с собой лицо того самого черноволосого вампира, носившего черные очки даже после наступления темноты, встреча с которым тогда, в Хогвартсе, чуть было не закончилась для волшебника очень трагично. – Привет, красавчик! – промурлыкал голубоглазый монстр. Он сполз с полки на пол, намеренно задевая Гарри всем телом. Черные очки были как всегда при нём. Волшебник снова почувствовал, что у него отнимаются ноги от близости вампира, и постарался освободиться из его хватки. Юрки естественно не отпустил его. Он опустил тяжелую руку молодому человеку на плечо и прижал его к себе. И гриффиндорцу волей-неволей пришлось идти туда же, куда шёл его мучитель, то есть к Дурслям. Юска уже выдал родственникам Гарри теплые шерстяные пледы, чтобы они не мерзли. Юрки сел на диванчик напротив дяди Вернона и посадил молодого волшебника рядом, закинув руку на спинку дивана за его головой. Юска молчал и, кажется, не собирался приходить Гарри на помощь, чтобы избавить от неприятного соседства. А Юрки наслаждался тем, что напугал Дурслей до полусмерти одним фактом своего появления. Гарри не понимал, как Дурсли догадались, что за существо есть Юрки. Эти магглы никогда в жизни не видели вампира. Юрки ничего не говорил, не показывал клыков, только молчал и смотрел на них пронзительным взглядом, а Дурсли просто умирали от страха.



полная версия страницы