Форум » Библиотека-3 » Коснуться звезд: СС, нмп, нжп, слегка СС/ГГ, General/Crossover, PG-13, миди, закончен. » Ответить

Коснуться звезд: СС, нмп, нжп, слегка СС/ГГ, General/Crossover, PG-13, миди, закончен.

Pixie: Название: Коснуться звезд Авторы: Pixie и IsiT Бета: Талина Рейтинг: PG-13 Пейринг: СС, нжп, нмп. Жанр: General/Crossover Диклаймер: Мир и герои Роулинг принадлежат мадам Джоан Роулинг, мир и герои Ливадного принадлежат Андрею Львовичу Ливадному. А мы - ну что мы, - как всегда, поиграем и вернем обратно :) Саммари: Порой, чтобы изменить будущее, нужно вначале в него попасть. Комментарии: Данный фик - кроссовер с миром Экспансии А.Л. Ливадного, изначально задуманный как конкурсный фик ко Дню рождения Сказок, но превратившийся в итоге в самостоятельное произведение. Мы понимаем, что книги Ливадного мало кто читал, но надеемся, что это не отпугнет читателей, а, возможно, и подтолкнет их к тому, чтобы прочесть эту замечательную научную фантастику. Да простят нас те, кто читал прозу Андрея Львовича за большое количество объяснений :) Фик рассчитан все-таки на фанатов ГП. Предупреждения: 1) Частичное AU по отношению к обоим мирам. 2) В конце фика имеется намек на СС/ГГ (куда уж без снейджера :)) Статус: Закончен

Ответов - 18

Pixie: Глава 1. - Возьми… это… возьми… это… Из головы Снейпа вытекало что-то, что не было кровью. Сверкающе-голубое, не газ и не жидкость, оно хлынуло у него изо рта, из ушей, из глаз, и Гарри понял, что это, но не знал, что делать… 1 Вначале не было ничего. Последнее, что помнил Снейп перед тем, как погрузиться в черную бездну, - изумрудно-зеленые глаза Поттера, его растерянный взгляд. Северус так старался до последнего сохранить остатки сознания, чтобы отдать все воспоминания, до последней серебристой капли, что уже не чувствовал боли от ран, нанесенных Нагини. Это было титаническое ментальное усилие. Снейп только успел подумать, что он, наверное, еще никогда не использовал свои способности ментального мага в полную силу. Даже во время собраний у Вольдеморта, когда Темный Лорд со всей присущей ему тщательностью проверял Упивающихся смертью на верность, Северус подсознательно всегда оставлял в себе какой-то неприкосновенный резерв сил, чтобы выжить после сокрушительных ментальных атак Вольдеморта. Но сейчас у Снейпа больше не было задачи "выжить", потому он так явственно ощущал лишь, как холодеет тело, из которого вместе с кровью и самыми ценными воспоминаниями уходила сама суть жизни. Зельевар давно знал, что Нагини представляет для него угрозу, потому несколько последних месяцев перед встречами с Темным Лордом выпивал антидот от змеиного яда, и по этой причине Снейп сейчас умирал не столько от паралича дыхательного центра, сколько от кровопотери и болевого шока, забирающих жизнь из ослабевшего организма. Зеленые глаза Поттера расширились, и черный зрачок почти закрыл радужку. Краем глаза Северус успел увидеть, как его воспоминания бледной серебристой нитью втягиваются внутрь какого-то сосуда. Снейпу казалось, что его мозг сейчас сгорит от чудовищного ментального перенапряжения, и он не успеет, не успеет отдать мальчишке что-то действительно важное. Зельевару так хотелось верить, что Поттер все правильно поймет и не сломается, сможет довести до конца все, что было задумано старым интриганом Дамблдором. Все. Кажется, все закончилось. Нить воспоминаний иссякла и оборвалась. Поттер продолжал вглядываться в лицо профессора, и Снейп прошептал: - Взгляни... на... меня... 2 Он хотел отдать еще что-то, выбрать что-нибудь самое сокровенное из воспоминаний, но тут блестящие, словно от слез, глаза мальчишки вдруг начали расплываться, весь мир вокруг заволокло невыносимо яркой зеленью, которая через миг сменилась непроглядной тьмой. Северус ощутил, что проваливается куда-то, подчиненный неизвестной силе, несущей его разум в неизведанную бесконечную глубину. "Вот все и кончилось", - подумал Снейп почти с облегчением. Смерть ходила за ним по пятам уже многие годы, и вот наконец настигла. Умирать оказалось не больно и не страшно. Почти утомительно, потому что он слишком долго летел в этой странной темноте, где, тем не менее, то и дело вспыхивали крохотные огоньки звезд. Порой зельевару казалось, что он слышит голоса, и его сознания касаются странные образы. Северус закрыл глаза, готовясь к встрече с чем-то неизбежным и оттого страшным. Душа Снейпа не желала растворяться в этой звездной бесконечности... Казалось, этот странный полет продлится еще целую вечность, когда Снейп неожиданно осознал, что больше не падает. Осторожно разлепив веки, Северус ахнул и тут же вновь плотно закрыл их, решив, что это галлюцинации. Впрочем, какие могут быть галлюцинации после смерти?! Там, внизу, всего в нескольких сотнях метров, простиралось море разноцветных огоньков. Это был город. Нет, вероятно, данное слово подходило под описание "этого" лучше всего, но у Снейпа не повернулся бы язык назвать увиденное "городом". Маггловское "мегаполис" тоже блекло на фоне этой бесконечной череды зданий и дорог. Монстр, настоящее чудовище пряталось внизу, укрытое рваным серым покрывалом из смога и дыма. Северус никогда не видел настолько урбанистического пейзажа, когда сотни тысяч свечей небоскребов, расположенных в несколько ярусов, связаны между собою сосудами скоростных магистралей. Взгляд терялся от бесконечных оттенков серого, которыми был пронизан этот монстр. Взгляд не мог охватить границ невиданного города, занимавшего, кажется, все пространство на планете. Небоскребы, состоящие из одного лишь стекла и бетона, дома чуть поменьше - с темными окнами, но, по большей части, усеянные многочисленными яркими надписями реклам, редкие крошечные зеленые пятнышки садов и парков, расположенных, в основном, на крышах высоток, разрезающих облака. Голографические рекламные плакаты, висящие прямо в наполненном чадом воздухе и переливающиеся всеми цветами радуги. И бесконечные потоки автомобилей, словно яркие экзотические жуки, ползущие по темным магистралям. На город начали опускаться фиолетово-серые сумерки, потому многие исполинские небоскребы были покрыты россыпью зажегшихся в окнах огней. Ошарашенный увиденной картиной, Снейп перевел взгляд в небо. Он тут же понял, что там тоже текла своя жизнь, судя по стремительно движущимся в темнеющих небесах нескольким ярким точкам. Какое-то шестое чувство подсказывало профессору, что это вовсе не небесные тела, вроде комет, а маггловские машины. Прошло всего несколько секунд с момента его появления здесь, а Северус уже успел испытать потрясение, ужас и одновременно почти детское удивление. Зельевар чувствовал, что попал в совершенно чужой для него мир, но какой? Куда могло выбросить умершего человека? Северус почувствовал, как к горлу подкатила паника. Он попросту не представлял, что происходит и что нужно делать. Зельевар ощущал себя инородным телом, которое вот-вот обнаружат и попытаются устранить. Но одновременно профессор помимо воли впитывал в себя необыкновенную мощь этого места и его странную, притягивающую взор красоту. Нелюбовь Северуса к маггловским постройкам было легко объяснить: выросшему в ненавистном Тупике Прядильщиков, где воздух был пропитан ядовитым чадом от заводов, а обычными пейзажами были бесконечные дымящие трубы, одинаковые в своей уродливой серости домишки да зловонная речка, так опостылели любые картины крупных промышленных городов, что профессор на дух их не переносил. Но тут... Тут было нечто иное. Раскинувшийся внизу исполинский город был по-своему прекрасен этими разномастными строениями, покрывающими всю огромную площадь в несколько уровней. Однако долго любоваться картиной неизвестного гигантского мегаполиса было попросту некогда, и Снейп решился "подойти" ближе. То есть город просто приблизился, словно подчиняясь ментальному усилию зельевара. В тот же миг он ощутил, что кто-то приближается. Снейп словно слышал легкие шаги незнакомца, которые слышались все ближе и ближе, пока рядом не раздался чей-то высокий голос: - Вы вторглись в киберпространственную сеть Земли. Неизвестный, прошу вас указать данные для идентификации. Снейп замер, ощутив, как в голове с бешеной скоростью вращаются мысли. Слова, которые только что прозвучали, были совершенно незнакомыми, хотя и были произнесены на языке, очень похожем на английский. Зельевар медленно повернул голову и увидел рядом с собой молодую девушку лет двадцати, одетую в серую форму явно военного образца. Длинные каштановые волосы рассыпались по плечам, а чуть подрагивающая рука потянулась к прилаженному на поясе странному оружию, вроде маггловского автомата странной формы. Девушка очень напоминала всезнайку Грейнджер: то же воронье гнездо вьющихся волос, большие глаза, только не карие, а синие, тонкие черты лица и упрямо вздернутый подбородок. - Назовите себя, - голос незнакомки стал менее уверенным, и Снейп понял, что она с огромным удивлением смотрит на него. Еще бы ей не удивляться! Они оба висят в пространстве над городом, словно призраки, хотя Северус мог явственно рассмотреть девушку. Маг с большим трудом разлепил пересохшие губы. Слова никак не шли из горла, рождая только тихий хрип. Наконец Северус выдохнул: - Где я? Что происходит? Девушка подошла ближе, пристально разглядывая застывшего, будто изваяние, Снейпа. - Я же сказала, ваш разум сейчас находится возле Земли. Ваш гиперсферный переход создал помехи в локальном участке Интерстара. Это ваш первый опыт мнемонических гиперпространственных переходов? - почти с участием спросила она. Слова этой магглы звучали для Снейпа как полнейшая абракадабра. Он вновь испытал приступ паники. - У вас кровь, - вдруг с ужасом воскликнула девушка, заметив, вероятно, раны на шее зельевара. - Что-то случилось в вами в реальности? Не дождавшись никакого ответа, она просто взяла Снейпа за руку и потянула вниз, к городу. Одновременно маг почувствовал, как что-то мягко коснулось его разума, словно опытный легиллимент пытался влезть в его мысли. Северус машинально выставил блок. В эту же секунду девушка резко отпрянула. - Как вы сделали это? - в ее широко раскрытых глазах читался почти ужас. Снейп уже решил, что пора все же прийти наконец в себя и разобраться, что за чертовщина происходит вокруг, когда его взгляд случайно упал на один из гигантских рекламных щитов, висящих прямо в воздухе между двумя небоскребами. Элианские3 космоверфи - лучшие с 2798 года", гласил он. Дыхание перехватило спазмом, и зельевар мог только расширившимися от шока глазами таращиться на ядовито-малиновую надпись, свет от которой освещал добрую половину улицы. В голове волшебника никак не укладывалась эта безумная цифра - 2798. Он и помыслить не мог, что такое вообще возможно. Эта дата могла присниться зельевару только в ночном кошмаре. Девушка проследила за взглядом Северуса, и в ее синих глазах мелькнуло понимание. - Вы знаете, какой сейчас год? - осторожно поинтересовалась она, наблюдая, как стремительно бледнеют щеки Снейпа. - 1998-ой, - со смесью злобы и отчаяния выдохнул он, намереваясь испепелить эту девчонку взглядом, чтобы после уйти, сбежать, скрыться. Исчезнуть, в конце концов, из этого проклятого места, в котором непонятным образом появился многострадальный профессор зельеварения, так надеявшийся избавиться наконец от проблем. Северус втайне надеялся, что незнакомка улыбнется и скажет, что происходящее - игры Вольдеморта или старика Дамблдора, или очередной подвиг Поттера. Что все вот-вот вернется на круги своя. Но девушка молчала, только большие глаза смотрели на зельевара с немым шоком, а потом она вдруг грустно сказала: - Сейчас 3850-ой год по стандартному галактическому летоисчислению. Снейп почувствовал себя так, словно его больно ударили в висок. Боль разливалась в сознании вместе с отчаянным неприятием ситуации, потому зельевар произнес первое, что пришло в голову: - Я не верю. Кто вы вообще такая, чтобы я поверил вам? - Меня зовут Эллен Хигг, я мнемоник космофлота Земли, - она закатала манжету и поднесла к лицу Северуса какой-то прибор вроде браслета. - Это кибстек4 - персональный компьютер, внутри которого ядерный хронометр. Он не может лгать. Прочтите дату5. Снейп прочел. * * * Эллен Хигг любила читать фантастические истории о заблудившихся во времени людях. В середине тридцать девятого века, когда возможности человеческой цивилизации стали почти неограниченными, единственной недоступной пока возможностью было путешествие во времени, о котором мечтали еще фантасты далекого прошлого. Однако, учитывая, что в последние годы учение о Гиперсфере6 стремительно развивалось, можно было надеяться на преодоление и этого препятствия. Конечно, с открытием в двадцать втором веке технологии создания криогенных камер жизнь человека удалось значительно продлить благодаря низкотемпературному сну, в который вводили людей, когда требовались, скажем, длительные перелеты. Однако сейчас люди столь хорошо изучили Гиперсферу, что перемещения между почти тремя сотнями обитаемых миров, населенных людьми, уже не занимали так много времени, как раньше. Кроме того, низкотемпературный сон не мог длиться тысячи лет, ведь в организме погруженного в сон человека все равно происходили метаболические процессы, а значит, старение все равно наступало, просто намного медленнее. Юная Эллен была до глубины души потрясена событиями, произошедшими несколько лет назад на ставшей знаменитой космической базе ВКС7 "Форпост" в шаровом скоплении О'Хара, когда участники Первой галактической войны очнулись от тысячелетнего сна, в который их погрузили представители расы насекомых - инсекты8. Девушка не могла представить, как ощущает себя человек, оторванный от жизни на две тысячи лет. Она искренне восхищалась мужеством и стойкостью солдат Первой галактической войны, которые перед лицом опасности смогли забыть о том, что сражались по разные стороны баррикад и сумели объединить свои силы в борьбе с общим врагом. А ведь мир двадцать седьмого века не настолько отличался от современного мира, как век двадцатый. Тем не менее, находящийся перед Эллен мужчина (а точнее только его сознание) назвал дату, олицетворявшую для девушки настоящий древний мир. Докосмическую эру, ставшую почти синонимом архаичности. Напрягши память, Эллен не смогла вспомнить почти ничего из истории века двадцатого. Одну лишь Вторую мировую войну, да и то, признаться, она не помнила ни примерной даты, ни участников тех безумно далеких событий. Девушке вдруг стало очень жаль этого человека в странных одеждах. Он прочитал дату на внешнем дисплее кибстека молча. Не закричал, не отшатнулся, только в черных, удивительно живых глазах промелькнули страх и обреченность, да тонкие губы сжались так сильно, что превратились в линию. Как бы там ни было, она должна узнать, что с ним случилось. Девушка уже собралась было задать вопрос, когда внезапная мысль поразила ее. - Вы действительно из двадцатого века? - нет, она не собиралась спрашивать именно об этом. Более глупого вопроса трудно было придумать. Незнакомец ясно дал это понять, многозначительно подняв бровь. - Просто... Просто, если это так... - не договорив, Эллен протянула руку и дотронулась до виска мужчины. Он шарахнулся в сторону, сердито сверкая глазами и плотнее запахивая черные одежды. - Ох, простите, - виновато проговорила девушка, поспешно отдернув руку. - Просто я не могла поверить, что вы доимплант. - Кто? - от его низкого голоса, в котором прозвучала скрытая угроза, Эллен стало немного не по себе. Человек, попавший в такую ситуацию, мог повести себя неадекватно, и то, что мужчина не ругался и не впал в истерику, как это часто случалось с неподготовленными людьми, еще не означало, что его поведение и в дальнейшем будет адекватным. - Доимплант - это человек, у которого нет вживленных в мозг имплантов для эффективной работы с техникой, входа в виртуальное пространство и других функций, - послушно объяснила девушка и, отвернув заглушку из пеноплоти на виске, показала мужчине внедренные в череп импланты. - Их вживляют людям сразу после рождения. Так делают почти две тысячи лет. - Вы человек? - вдруг спросил незнакомец, с ужасом и отвращением глядя на закрывшую импланты заглушку. Эллен заметила, что он инстинктивно отступил на шаг. Но его вопрос попросту сбил ее с толку. - Конечно, человек, - уверенно сказала девушка. - Без имплантов сейчас вообще невозможно нормально жить. Она искренне не понимала, что особенного в имплантах и никогда не ассоциировала их с чем-то нечеловеческим. Напротив, "доимплант" было не просто архаизмом, а почти ругательством. Но через миг до Эллен дошло: в то время у людей не было сети Интерстар или машин с нейросенсорным управлением, а медицина еще не достигла даже уровня, на котором создаются простые криогенные модули. Вмешательство в тела людей было минимальным, вот почему чуждые элементы воспринимались как нечеловеческие. В тот же миг девушка поняла, как они, должно быть, выглядят со стороны: висящие над городом разумы, один из которых создал помехи в коммуникационной сети Земли. Приборы военных не могли засечь незнакомца, потому что у того попросту не было ни одного импланта, с которого можно было считать персональные данные. Эллен увидела незнакомца только потому, что была рядом с возмущением в метрике пространства. - Пойдемте же, - девушка потянула мужчину за рукав, словно нетерпеливый ребенок родителя. - Нам лучше не оставаться здесь. Как ни странно, он послушался. Город приближался. В спину людям светили звезды, появившиеся на вечернем небе, впереди шумел многоуровневый мегаполис. Все время, пока Эллен вела своего спутника к небольшому парку на крыше одного из домов-исполинов, незнакомец не сводил глаз с рекламы с датой. Его лицо выглядело застывшей маской.

Pixie: * * * Девчонка притащила его в парк. Снейп, сбитый с толку и оглушенный, даже не пытался возражать. Он тщетно старался проанализировать полученную информацию. Те немногочисленные выводы, которые удалось сделать зельевару, были неутешительными. Он попал в далекое будущее, в совершенно невообразимый и чуждый мир. Причем попал не в виде целого Северуса Снейпа, а одного лишь сознания. Телу же, вероятно, придется довольствоваться холодным полом Визжащей Хижины. И вот он сидит (вдуматься только: его разум сидит - абсурд) на скамье в парке с девчонкой, которая тоже присутствует здесь только сознанием. Девчонкой, которая умеет пользоваться ментальной магией. Профессор поймал себя на том, что хочет умереть. - Простите, сэр, - его робко тронули за плечо. - Могу я узнать ваше имя? - Северус Снейп, - буркнул зельевар, тараща глаза в полумрак, разгоняемый ярким светом фонарей. Если смотреть прямо, не поворачивая головы, можно потешить себя иллюзией, что вокруг обычный лондонский парк, в который, правда, попало несколько экзотических видов растений, причем, явно неземного происхождения. Но стоит только скосить взгляд влево или вправо, как в поле зрения попадают гигантские свечи небоскребов и несколько домов, сделанных из странного черного материала. А если прислушаться, то вдалеке раздается неравномерный гул от постоянно взлетающих и заходящих на посадку летательных аппаратов. - Там космопорт, - объяснила девушка, проследив, вероятно, за тем, как зельевар провожает глазами очередной космический корабль, покрытый россыпью навигационных огней. - Простите, что вынуждена задать этот вопрос, но где находится ваше тело? Мне нужно знать это, чтобы помочь вам... И тут Снейпа прорвало. Признаться, он и сам удивлялся, как до сих пор не сошел с ума, безуспешно анализируя эту совершенно безумную ситуацию. - Послушайте вы, Хигг, или как вас там, - заорал он, развернувшись лицом к отшатнувшейся девушке, - прекратите действовать мне на нервы вашими идиотскими вопросами! Оставьте меня наконец в покое! Я не просил вас о помощи, не просил! - его голос вдруг сорвался, опустившись до свистящего шепота, и Снейп поспешно отвернулся, закрыв голову руками и плотно сомкнув веки. Он не хотел, не просил этого приключения. Он просто умирал, черт побери, приближаясь к такому долгожданному покою. И вот... Северус Снейп снова попал в безвыходную ситуацию, из которой, кажется, не вывернуться. Профессору так хотелось исчезнуть, испариться, разделившись на тысячи атомов, но только не вдыхать больше воздуха чужого мира, не слышать звуков, не видеть города-монстра, похожего на муравейник. Но текли секунды, и ничего не происходило. Все так же тихо шелестели деревья, негромко переговаривались люди, шуршали по асфальту колеса машин и порой эти звуки перекрывал рокот космического корабля (Мерлин! Снейп знал о том, что такие штуки существуют только благодаря своему полукровному происхождению). Наконец Северус не выдержал и оглянулся. Странно, но он испытал почти облегчение, когда увидел, что девчонка не ушла. Нет, она по-прежнему сидела рядом, только сердито вытирала ладонью слезинки, выступившие на глазах. О, этот упрямо вздернутый подбородок и горящие решимостью глаза были хорошо знакомы Снейпу. Это же выражение появлялось на лице Грейнджер, когда она встречалась с каким-то препятствием. И Лили. Лили тоже так сердито сверкала своими зелеными глазищами, когда Северус спорил с ней. Воспоминание о Лили принесло с собой тупую боль в сердце. Странно, как может болеть сердце, которого уже давно нет? - Как человека с такой неуравновешенной психикой взяли в армию? - ехидно спросил Снейп у Эллен, кивнув на ее военную форму. Профессору хотелось сказать что-то неприятное: обычная для зельевара реакция при попытке скрыть растерянность. - Я - мнемоник, - гордо подняв голову, ответила девушка. - Мнемоники контролируют киберпространство, отслеживая изменения в гиперсфере и не только. Нельзя сказать, что Снейп все понял, но кое-что начало понемногу проясняться. Слова "гиперсферу" и "киберпространство" не говорили ему ничего, но то, что девушка могла отделять разум от тела, говорило о многом. - Вы выполняете эту свою работу только разумом, отдельно от тела? - спросил зельевар, не уверенный, что правильно ее понял. - Да-да, - радостно закивала мисс Хигг, - но кроме врожденных способностей нам необходимы дополнительные импланты. Но я не думала, что в двадцатом веке существовали люди, обладающие свойствами мнемоников. Такие люди, как я, появились не так давно. А ведь вы, мистер Снейп, смогли защититься от моего сканирования без мнемонического блокиратора! Снейп хмыкнул, мысленно представив, как эта девушка отнесется к его словам. - Это ментальная магия, мисс Хигг, - негромко проговорил зельевар. - Для нее не нужны ваши маггловские железки. По правде говоря, в эти мгновения Северус даже получил некоторое удовольствие от ситуации. Пропасть, лежащая между людьми из двух абсолютно непохожих друг на друга эпох, принесла не только растерянность, но и странное удовлетворение оттого, что древние маги оказались сильнее маггловских машин из будущего. Однако мисс Хигг сумела удивить зельевара. Она на секунду наморщила лоб, зачем-то посмотрела на свой персональный компьютер, а потом уверенно проговорила: - Этого не может быть. На сегодняшний день не найдено никаких достоверных доказательств того, что существует сила, которую условно можно было бы назвать магической. Способности людей можно усиливать, как, например, в случае мнемоников. Большую роль играют и врожденные таланты, но это не магия. "Ответ достойный мисс Грейнджер", - отметил Северус, усмехнувшись про себя. Гриффиндорская всезнайка, несомненно, ответила бы также. Его вдруг охватил азарт. Было ли это последствием нервного перенапряжения, щедро выплескивающим в кровь адреналин, или просто совершенно безумное желание доказать что-то незнакомому человеку, Снейп не знал. Но подспудно ощущал уверенность в том, что ему просто необходимо выговориться, рассказать, объяснить и при этом быть понятым. Творить магию в состоянии, когда ты, по сути, представляешь собой один лишь разум, оторванный от тела, безумно трудно. Это требует максимального напряжения всех сил. А если до этого ты находился на грани смерти, то задача усложняется во много раз. Тем не менее, Снейп должен был попробовать. Ведь не зря он считался одним из лучших ментальных магов, способных эффективно пользоваться невербальной магией. Зельевар вытянул вперед руку ладонью вверх и начал по крупицам собирать магическую силу, концентрируя ее на кончиках пальцев. Магия, такая знакомая, словно живительная влага, стекалась к пальцам, отчего в них начало ощущаться покалывание. Когда сил, казалось, больше не осталось, Северус мысленно произнес слова заклинания. К ногам людей упал белый цветок лилии. Настоящей, не призрачной, с матовыми лепестками, на которых дрожали капельки росы, а с желтых тычинок осыпалась пыльца. Восхищенный вздох Эллен потонул в грохоте пролетевшего мимо флаера, но ни девушка, ни зельевар не обратили на посторонний звук внимания. Волшебство, сотворившее хрупкий цветок, словно приоткрыло грань между прошлым и будущим, раздвинув нити покрывала времен, которое казалось вечным и незыблемым. Но чудеса существуют для того, чтобы делать реальным то, что еще недавно казалось невозможным. Девушка-мнемоник не отрывала широко раскрытых глаз от лилии, ее губы что-то беззвучно шептали. Снейп напряженно наблюдал за ней. Хоть зельевару и хотелось надеяться, что магия заставит Эллен поверить ему, но все же он не был до конца уверен в том, что поступил правильно. Северус откинулся на спинку скамьи и поджал губы, ожидая реакции девушки. Ее глаза сияли от радости и изумления. - Вы должны мне все рассказать, - потребовала Эллен. - Только так я смогу вам помочь. * * * И он рассказал. Сначала мистер Снейп говорил сухо и сдержанно, сложив руки на груди и отвернувшись, но постепенно его интонации становились все более живыми и эмоциональными, низкий голос не звучал больше сухо и безжизненно, а, словно бархат, ласкал слух, почти убаюкивая. Современным детям так не хватало сказки. Не полезных и важных уроков, которым обучали учителя-андроиды или обучающие программы, а обычной волшебной истории, рассказанной мамой или папой перед сном. Дети тридцать девятого века, зачастую они обучались пользоваться механизмами раньше, чем читать книги. Времени на то, чтобы побыть ребенком оставалось совсем мало: такой колоссальный объем материала нужно было изучить, переработать столько информации предстояло незрелому еще разуму. А ведь рядом существовало столько соблазнов, вроде Интерстара с его практически абсолютной вседозволенностью. Но уже почти потерялась традиция читать ребенку наивную добрую сказку на ночь. Сказку, где добро всегда побеждает зло, вопреки рационализму и жесткой логике. Как трудно было донести до современных детей некоторые моральные ценности, которые могут показаться архаичными и практически утраченными. Глубокий низкий голос Снейпа уносил Эллен в далекие времена, где жили добрые и злые волшебники, способные творить чудеса лишь силой своей мысли, где скрещивались не острые клинки и не лазерные лучи, а заклятия, творимые магами. Это было чудесно: просто слушать. Девушка верила каждому слову этого странного, но уже ставшего таким близким человека. И дело было не только в том, что у их ног лежала белая лилия. Не поверить Снейпу означало навсегда потерять что-то важное, а Эллен не могла допустить, чтобы магия этих драгоценных минут была утеряна. Снейп говорил сухо, его фразы были скупыми и немного отрывистыми, но пробивающиеся в голосе эмоции выдавали мага. Он заново переживал каждое событие, о котором рассказывал, и, казалось, что с каждым сказанным словом из его души уходит незримая тяжесть, которая мучила Снейпа многие годы. Вокруг совсем стемнело. Широкие улицы были ярко освещены огнями, но здесь, в парке, горело не так много фонарей, и величественное ночное небо предстало перед Северусом и Эллен во всей красе. Россыпи серебристых звезд на фоне черного неба. И девушке хотелось сидеть здесь целую вечность, только бы не терять этой тонкой ниточки, связывающей ее с другим миром. Когда Снейп замолчал, Эллен тоже долго не могла произнести ни слова. Любая фраза была бы неуместной. Только через несколько минут она решилась взглянуть на сидящего рядом мужчину и тут же заметила, что руки мага сжаты в кулаки, а взгляд растерянно блуждает по звездному небу, выхватывая навигационные огоньки космических кораблей, находящихся на орбите Земли. Это был чужой для него мир, и Эллен обязана была вернуть Северуса Снейпа обратно. А помочь ей в этом могли только Хранители Логриса. Примечания: 1 - Гарри Поттер и Дары смерти. 32-я глава, перевод Galadriel (перевод взят с форума "По следам седьмого канона" - http://cooperation.forum24.ru/ ) 2 - Там же. 3 - Элио - одна из планет, колонизированная людьми в двадцать третьем веке. 4 - Кибстек - персональный компьютер, выполненный в виде браслета. 5 - Почти дословная цитата из книги А.Л. Ливадного "Форпост". 6 - Гиперсфера - иная, более энергетичная область пространства, аномалия. Там нет вещества в привычной для нас форме, оно принимает вид энергии, несущей в своей структуре модель гравитационного взаимодействия реально существующих тел. В гиперсфере есть "вертикали" и "горизонтали", по которым осуществляется навигация (Определение взято с официального сайта Ливадного - www.Livadnyy.ru). 7 - ВКС - Военно-космические силы Конфедерации Солнц. Конфедерация - структура, напоминающая современную ООН, но объединяющую практически все обитаемые миры и имеющая гораздо большее влияние, чем ООН. 8 - Эти события описаны в романе А.Л. Ливадного "Форпост".

Pixie: Глава 2. Снейп так до конца и не понял, что произошло. Ясно было одно: они куда-то перемещались. Если точнее, то в эти минуты их разумы осуществляли "гиперсферный переход", как выразилась мисс Хигг. Данное словосочетание было для зельевара сплошной абракадаброй, но, насколько вообще волшебник мог разобраться в ситуации, это было чем-то вроде вполне привычной ему аппарации. Именно благодаря подобному переходу Снейп и попал в будущее. К этому выводу мисс Хигг пришла после того, как Снейп рассказал ей о том, что предшествовало его появлению здесь. Отдавая Поттеру воспоминания, зельевар использовал сильную ментальную магию. Его усилие было столь велико, что вызвало локальное искривление пространства, создавшее воронку гиперсферного перехода. До этого случая никто и предположить не мог, что в гиперсфере можно перемещаться не просто на огромные расстояния, но и сквозь века. Хотя в конце концов маг и девушка-мнемоник пришли к выводу, что такое путешествие во времени мог совершить только сильный ментальный маг, обладающий огромным энергетическим потенциалом и способный к более глубокому, нежели у других людей, взаимодействию с тонкой информационной структурой Вселенной. Объяснение выглядело правдоподобным, ведь иначе за те многие столетия, в течение которых люди изучали Гиперсферу, хоть кто-нибудь должен был попасть в прошлое или будущее. Однако ничего подобного до сих пор не происходило. Что же касалось Эллен, то способностью передавать через гиперсферу собственный разум обладали только мнемоники благодаря особому таланту и специальным имплантам, вживленным в мозг. Их физическое тело оставалось на Земле, а сознание могло путешествовать по любым обитаемым мирам, используя энергетические линии Гиперсферы и ориентируясь по станциям Гиперсферной частоты1. Северус мог делать почти то же самое благодаря ментальной магии. Снейп не знал, что задумала эта девчонка Хигг, но она твердо обещала помочь и сделать все возможное, чтобы вернуть его обратно. Девушка не догадывалась, что Северусу, возможно, просто некуда возвращаться, потому что его тело, скорее всего, уже давно мертво и похоронено где-нибудь на кладбище в Хогсмиде, а то и просто гниет в проклятой Визжащей хижине. Сам зельевар гнал эти мысли из головы, предпочитая решать проблемы по очереди. Этот загадочный гиперпространственный переход очень отдаленно напоминал аппарацию на большие расстояния. Несколько минут падения в пустоту (Снейп предусмотрительно закрыл глаза, решив, что любопытство потерпит), и вот они уже в сотнях световых лет от Земли, в так называемом Рукаве Пустоты, где находился пресловутый Логрис, на Хранителя которого мисс Хигг возлагала такие надежды. Космос… Раньше это слово ничего не значило для Снейпа. Так, очередной маггловский выверт. Желание достичь звезд. Ха! Магам всегда казалось, что это лишь наивные и даже безумные мечты. Это столь же нереально, как научить человека летать без использования "Вингардиум левиоса". Ракеты и орбитальные станции, разведывательные зонды и спутники - все это воспринималось волшебниками в лучшем случае как вздорные бредни. По звездам можно составлять гороскопы и производить нумерологические расчеты. В целом же они, яркие и безумно далекие, всегда оставались незнакомыми и таящими в себе массу загадок, разгадать которые человечество не в силах. Именно в эти мгновения Северус и осознал, как далеко смогли продвинуться люди в осуществлении одного из своих самых заветных желаний: взглянуть на чужие звезды и планеты вблизи. Маг и помыслить не мог, что когда-либо сможет воочию наблюдать глубокую черноту космоса. И не из рубки космического корабля, а находясь непосредственно рядом с тускло светящимися единичными звездочками Рукава Пустоты. Здесь не было почти ничего. Одинокие звезды лениво перемигивались, не в состоянии нарушить абсолютную черноту, царящую вокруг. Когда-то здесь было множество планет. Яркий свет сотен светил встречал каждого, кто попадал сюда, но миллионы лет назад здесь произошла какая-то трагедия, и, как сказала мисс Хигг, одна из древних рас, существовавшая задолго до человечества2, вынуждена была взорвать множество звезд, чтобы остановить неизвестную силу, грозившую уничтожить все поселения разумных рас в этой части галактики. Эти отрывочные знания, полученные от Эллен, почти свели Снейпа с ума. Далекое прошлое сплеталось с далеким будущим, рождая необыкновенное волнение в душе. Волнение оттого, что ты соприкоснулся с историей, охватывающей миллионы лет. Профессор привык мыслить категориями куда более узкими, чем те, которыми оперировала Эллен. Логрис Северус почувствовал сразу. Ведь он и девушка-мнемоник пришли сюда вовсе не для того, чтобы любоваться холодной, мертвой красотой Рукава Пустоты. Их путь лежал к созданному расой логриан3 искусственному соборному разуму. Логрис состоял из многих миллионов маленьких серых кристалликов - логров. В каждом таком кристалле была заключена душа умершего существа - человека, инсекта или логрианина. С недавних пор любой человек, кроме преступников, мог после смерти тела поместить свою душу в Логрис, где она могла существовать вечно в созданном ею виртуальном мире. За порядком в пространстве Логриса следили его Хранители. Огромная замысловатая фигура, напоминающая иероглиф, медленно вращалась в чернильной тьме космоса. Миллионы серых логров чуть подрагивали, создавая легкую рябь, и казалось, что древний разум дышит. Он действительно дышал. Каждый вдох и выдох Логриса был соткан из множества вдохов и выдохов составляющих его душ, нашедших свое пристанище внутри крошечных логров. Это было… Снейп не мог описать свои чувства словами. Удивительно. Волшебно. Непостижимо. Он склонял голову перед искусством неизвестных ему существ-логриан, сумевших создать эту… У мага не поворачивался язык назвать это машиной. Ведь сам Логрис был живым, он чутко реагировал на любое изменение, происходящее вокруг. Зельевар ощутил, как что-то мягко коснулось его сознания и тут же отступило, словно потеряв интерес. От древнего разума исходила необыкновенно спокойная сила. Сила, осознающая свое могущество, но не злоупотребляющая им. Логрис просто жил. Он помог людям победить смерть - сбылась еще одна, вероятно, самая заветная мечта человечества. А люди взамен возродили к жизни разрушенный многие тысячи лет назад искусственный разум Логриса. - Нас ждут, господин Снейп, - напомнила Эллен, которая нервно переминалась с ноги на ногу. - Дайте руку, - попросила она. - Я проведу вас в логр Клауса Вебера. Зельевар с опаской сжал ее пальцы и зажмурился. Эти прыжки из одной реальности в другую изрядно потрепали его и без того не железные нервы. Прошла секунда. Другая. - Мы пришли, - шепнула Эллен, и Северус решился открыть глаза... Место, в которое они попали, произвело на профессора столь же сильное впечатление, что и гигантский мегаполис Земли, отчасти из-за своей неповторимой атмосферы. Здесь почему-то разом обострились все чувства, впитывая все окружающие незнакомые запахи и звуки. Большой круглый зал, по периметру которого располагались темные дисплеи терминалов, возле каждого - кресло. Разноцветные кнопки с незнакомыми надписями на многочисленных приборных панелях. Тихий шелест неизвестных приборов. И огромные, расположенные впереди и по обеим сторонам помещения прозрачные "окна", за которыми расплескалось бесконечное море космоса. Это была... - Рубка космического корабля, - негромко подсказала Эллен, видимо, решив вывести профессора из оцепенения. - Да, девочка, - раздался сбоку негромкий голос, и кресло первого пилота развернулось к вошедшим. В нем сидел высокий мужчина средних лет с ежиком седых, почти белых волос. Его серые пронзительные глаза напомнили Снейпу о Люциусе, но в стальных глазах Клауса Вебера4 не было ни капли надменности или презрения. Твердость и сила. И мудрость. Хранитель Логриса скорее чем-то напоминал Дамблдора, но без нотки превосходства, которая то и дело появлялась у Альбуса во время разговоров с теми, кого он считал стоящими на ступеньку ниже его. - На таких кораблях наши предки покидали Землю во времена Великого Исхода в двадцать третьем веке, - тем временем продолжил Клаус Вебер, поднявшись. - Они отправлялись в неизвестность в надежде найти новые, пригодные для жизни людей планеты, чтобы заселить их. В то время, почти две тысячи лет назад, Земля была катастрофически перенаселена и загрязнена, и даже колонии на Марсе и Юпитере не могли решить назревшую демографическую проблему. Тогдашнее руководство Земли нашло замечательный выход из ситуации: отослать миллиарды людей (добровольно или не слишком) в глубины космоса для колонизации. Открытие Гиперсферы пришлось как раз кстати. Среди тех, кто покинул Землю, господин Снейп, были и последние маги. - Что?! - воскликнула Эллен и тут же осеклась, вспомнив, что она говорит с Хранителем Логриса. Девушка виновато прошептала: - Простите. Просто это так неожиданно. Неожиданно? Снейп стоял, оглушенный и сбитый с толку. Он ничего не понимал и, пожалуй, уже не слишком хотел понимать. Вебер подошел к нему и пожал руку. - Я не думал, что судьба когда-либо подарит мне такую возможность, - теперь в голосе Хранителя слышалось нескрываемое волнение. - Рад приветствовать вас в Логрисе, господин Снейп. - Спасибо, - Северус склонил голову скорее по привычке и вымолвил, чтобы сказать хоть что-то: - Правильно ли я вас понял, что в этом мире есть маги? Краем глаза зельевар пытался подробнее рассмотреть обстановку. Природная подозрительность не позволяла профессору расслабиться и принять на веру каждое слово Клауса Вебера. Снейп осмотрел рубку. Куда ни кинь - всюду незнакомые приборы и предметы. А эти кнопки и рычажки на пультах! Мерлин! Их десятки, если не сотни. Магглы просто гении, если знают, когда и зачем следует нажимать ту или иную кнопку. И этот корабль был собран две тысячи лет назад! Снейпу было страшно представить себе внутреннее содержимое космического корабля из нынешнего, тридцать девятого века. Зельевар затылком чувствовал, как волнуется стоящая позади Эллен. После того, что Снейп рассказал ей о себе, он понял, что больше не может относиться к девушке как к навязавшей свою помощь надоедливой маггле. - Садитесь, прошу вас, - Вебер указал гостям на два появившихся из воздуха кресла. - Это не магия, - рассмеялся он, глядя на вмиг насторожившегося Снейпа. - Это ведь мой собственный мир, заключенный в логр. Мир, который я могу менять по своему желанию только лишь силой мысли. Что же касается вашего вопроса, - Хранитель Логриса серьезно посмотрел на мага и девушку-мнемоника, - то на него ответить непросто. Если быть откровенным, то на сегодняшний день магов больше не существует. Я был последним, хотя и не умел пользоваться магией. А мое теперешнее существование нельзя назвать жизнью в полной мере. У меня не было детей. Поэтому волшебников в нашей галактике, увы, точно больше нет. Но, возможно, магические существа есть еще где-то в одной из тысяч галактик, составляющих Вселенную. Людям до сих пор известно об окружающих их мирах далеко не все. В наступившей тишине было слышно, как работают двигатели корабля, заставляя судно следовать неизвестным курсом, и регенераторы воздуха, создающие в рубке очищенную и пригодную для дыхания атмосферу. Но Снейп слышал только свое сердце, гулко стучащее в висках. В голове больше не осталось мыслей, только их жалкие обрывки, сложившиеся в крик души. Магов больше нет. Ни один из сотен миллиардов людей во всех обитаемых мирах не обладает способностями волшебника. Зельевар осознал, что все это время подспудно надеялся на то, что сможет найти хоть одного мага, что всезнающий Хранитель Логриса если не вернет его обратно, то хотя бы даст возможность увидеться с другими волшебниками. Но нет, зельевар был один. Северус ощутил себя безумно одиноким, выброшенным чьей-то небрежной рукой на обочину Вселенной. А ведь Вебер пока ни слова не сказал о том, что сможет хоть чем-то помочь ему. Отчаяние затопило все прочие мысли и эмоции, и зельевар только сильнее сжал кулаки, надеясь, что никто не прочитает эту боль в его глазах. Эллен, обеспокоенная молчанием Снейпа, робко положила ладонь на его плечо, и маг вдруг ощутил странное тепло и безумную надежду: быть может, у него все же есть шанс, и девушка-мнемоник и Хранитель Логриса не бросят его? - Магам не нашлось места в мире, до предела напичканном маггловскими железками? - Северус постарался, чтобы голосом передать все "фирменные" снейповские интонации. Вебер грустно улыбнулся. - Как странно слышать вашу речь и ваши слова, о значении которых раньше знал только из рассказов родителей. И удивительно, что человек в наше время говорит о технике, как о "железках", - Хранитель развел руки. - Увы, мистер Снейп, но ваша позиция только подтверждает то, что история не могла пойти по-другому. Маги переусердствовали в своем желании отгородиться от остальной части человечества, говоря вашим языком, "магглов". Не думал, что когда-либо произнесу это слово, - с удивлением заметил Хранитель Логриса. - Магглы не должны были знать о нашем существовании! - воскликнул Снейп, озвучивая непреложную, казалось, истину, воспринятую еще в детстве от матери, которой здорово досталось от мужа-маггла, называвшего Эйлин Снейп "чертовой ведьмой". Зельевар не понимал, к чему клонит этот человек, называющий себя последним из магов. - Но изоляция - смерть для любой популяции, - жестко ответил профессору зельеварения Вебер. - Это знает любой маггловский школьник. И если генетическое вырождение магам не грозило из-за постоянного притока генов от полукровок и магглорожденных, то информационное - да. Именно оно и погубило волшебников. Упадок образования, науки, знаний вообще - вот к чему привела эта бездумная изоляция! - седой мужчина повысил голос. Он почти кричал, а в серых глазах застыла боль, словно от старой раны. Вебер тяжело вздохнул и пригладил свои короткие волосы. - Быть может, я чересчур серьезно воспринимал рассказы бабушки о том, какими могущественными были маги две тысячи лет назад, - уже спокойнее добавил он. - Хотя ее истории не казались мне просто сказкой. Я верил в них всей душой и изо всех сил стремился найти в себе хоть малую толику магических способностей. Но увы, все было тщетно. Быть может, я и не был, как это называется, - Хранитель зажмурился, вспоминая слово, - сквибом, но технология производства волшебных палочек давным-давно утеряна, а беспалочковой магией, как я понимаю, умеют пользоваться лишь немногие из волшебников. Снейп только кивнул, всматриваясь в холодный свет звезд. Действительно, о каком волшебном обществе может идти речь, если пропала основа, святая святых для мага - волшебные палочки? - Но что же все-таки произошло? - не удержалась от вопроса Эллен. - Если маги покинули Землю, то почему же они исчезли? - Колониальный транспорт, на котором они улетели с земли, назывался "Беглец", - ответил Вебер. - Они попали на Дабог. Девушка тихо вскрикнула. - Думаю, я должен рассказать все по порядку, - Хранитель Логриса посмотрел на ничего не понимающего Снейпа и на миг закрыл глаза, собираясь с мыслями. Снейпа охватило волнение, сжимающее грудь нехорошим предчувствием. Он не был уверен, что хочет услышать всю правду, но Вебер уже начал говорить. - После окончания второй войны с Вольдемортом в 1998 году… - и зельевар вздрогнул. Хранитель Логриса говорил о той войне как о далеком прошлом. Но для Северуса это было настоящим! Он только что прибыл оттуда, из самого пекла последней, решающей битвы. И сейчас слова Вебера казались неестественными, и было очень трудно ощущать эту незримую связь времен, которая приобрела признаки абсурда, когда вчера и сегодня смешались в безумный коктейль событий и лиц. - Чистокровные маги оказались в крайне невыгодном положении, - словно не обращая внимания на состояние мага, продолжал Вебер. - Им не доверяли, от них сознательно отгораживались. Да и сами старинные волшебные семейства стремились обособиться от полукровок и магглорожденных. - Неудивительно, - фыркнул Снейп, стараясь унять внезапно охватившую его дрожь, - я ничуть не сомневался, что после окончания войны к чистокровным волшебникам будут относиться как минимум с подозрением. Профессор не мог понять, чувствует ли он обиду оттого, что Вебер так спокойно рассуждает о судьбе всего волшебного мира. Ведь, по сути, Хранитель Логриса во многом был прав. Война расколола магов. А для того, чтобы выжить, им, напротив, нужно было сплотиться. Вероятно, волшебники поняли это слишком поздно. - Эта война с Вольдемортом повлияла и на волшебников других стран, - невозмутимо продолжил Вебер. - Конечно, позиция аристократических семей была крайне консервативной и не способствовала налаживанию контакта как с остальными магами, так и с магглами. В мире магов начало усиливаться социальное расслоение. И, что еще хуже, началась информационная травля с обеих сторон. Справедливости ради следует отметить, что и полукровки с магглорожденными волшебниками повели себя не лучшим образом, также желая отгородиться от неволшебников. - Им казалось, что в магическом мире они найдут покой и решение всех своих проблем, - тихо произнес зельевар, вспоминая, как сам обрадовался тому, что он волшебник. Магия казалась ему универсальным ключиком, способным открыть любую дверь, решить любую проблему. Взмах палочки - и ты почти всесилен. О мире магглов хотелось забыть как о страшном сне. Потому юный Северус был таким жадным до знаний и с фанатичным упорством разучивал самые сложные заклинания. Он верил, что это принесет ему счастье, он сможет добиться расположения Лили и больше не будет терпеть оскорбления сверстников. Но на деле все получилось не так, как мечтал Северус. - Это было бегством, - тихо проговорил маг и опустил голову. - Увы, но это бегство привело к катастрофическим последствиям, - Вебер поднялся и начал нервно расхаживать по рубке. Снейп понял, что и сам не прочь последовать его примеру. Такое метание обычно если не успокаивало, то отвлекало. - Время шло, а магический мир стоял на месте. Начал падать уровень образования и науки, ведь магические науки просто не могли развиваться без маггловских технологий, а они, в свою очередь, стали для волшебников абсолютно чужими. Если в конце двадцатого века маги еще могли наверстать упущенное, то через сто лет разрыв стал необратимым. Упадок науки и образования был первой ступенькой к деградации магов как отделившейся от остального человечества группы людей. Школы, где обучали юных волшебников, еще продолжали существовать, но знания, которые в них давали, по своему уровню напоминали скорее образование в Европе образца Средневековья. Кажется, эта эпоха называется так... Кроме элементарных знаний по истории, математике и натурфилософии, в программу входили только основные навыки по чарам, прорицанию, зельеварению и трансфигурации. Естественно, этого было недостаточно, в то время как остальное человечество уже основало колонии на Марсе и других планетах Солнечной системы. Спрятаться от магглов магам не удалось. Глобальное перенаселение и загрязнение Земли коснулись и волшебников. Магглы все теснили и теснили и без того немногочисленные поселения магов. Закрылись школы, в том числе и Хогвартс. На планете осталось катастрофически мало мест, куда еще не разрослись мегаполисы, а потом не осталось и тех жалких островков, и волшебники были вынуждены переселиться в города, что стало для них глубочайшим шоком. История магического мира на этом и закончилась бы, если бы небольшая группа волшебников не решила как-то исправить ситуацию. Они начали активно изучать науки, пытаться по мере сил постигать современные технологии и воспитывать своих детей совершенно по-иному. Их старания увенчались успехом: к тому моменту, как с Земли стартовал первый космический транспорт "Альфа", открывший эру экспансии новых миров, маги сумели многого достичь. Тогда же волшебники поняли, что с Земли нужно уходить: здесь у них больше не было шансов выжить. В то время сотни кораблей уходили в бездну космоса в поисках лучшей жизни на других планетах. Это было время Великого Исхода. Земля временно решила проблему перенаселения и на четыреста лет забыла о кораблях, многие из которых стали невозвращенцами и навсегда сгинули в Гиперсфере. - Маги решили улететь? - Снейп выглядел обескураженным. Он не представлял, что далекие потомки магов из его мира решатся покинуть не просто свою страну, а и планету - свой дом. - У них не было никакого выбора, - покачал головой Вебер. - Вы не представляете себе Землю тех лет. Она была почти таким же гигантским мегаполисом, каким является сейчас, только куда более грязным. Тысячи дымящих труб, вечный черный смог, трущобы, где ютились миллионы жители беднейших районов. Многих людей ничего не держало там, и они решились попытать счастья на иных планетах, создать свой мир с нуля. Это было невероятно трудно, но первый рывок экспансии был успешным - были колонизированы десятки миров. Маги покинули Землю на колониальном транспорте "Беглец", который совершил посадку на планете, названной Дабогом. А маги, оставшиеся на Земле, увы, погибли, не выдержав жестокой борьбы за существование с магглами. Хранитель Логриса замолчал, давая гостям возможность обдумать услышанное. Тишину по-прежнему нарушали гул двигателей и шум регенераторов воздуха. Расплескавшаяся снаружи чернота космоса, разбавленная колючими искорками звезд, казалась живой, жадной, с радостью поглощающей скорлупки космических кораблей, решивших бросить ей вызов. Северус не мог представить себе, как человек в здравом уме может согласиться на слепой прыжок сквозь пространство в поисках пригодной для жизни планеты. Эллен вкратце объяснила ему, что происходило в те времена. Колониальный транспорт не мог вернуться назад: топлива в нем было на один прыжок. У людей оставалось только два пути: найти планету и попытаться выжить на ней или… погибнуть. Девушка-мнемоник сидела бледная и нервно теребила рукав форменной одежды. Она не хотела больше слушать рассказ Клауса Вебера. Потому что уже знала, чем все закончится. - И что было дальше? - осторожно спросил Снейп. - Маги выжили на этом Дабоге? - Да, - Вебер остановился и внимательно посмотрел на мага. - После неимоверных усилий люди смогли сделать планету пригодной для жизни. Первые поколения не смогли жить на поверхности, а построили сложные подземные коммуникации: природа была враждебна колонистам, но их мужество и упорство сотворили чудо, и потомки колонистов уже жили на процветающем Дабоге. Маги активно принимали участие в колонизации, наравне со всеми, не афишируя при этом своих способностей. Они активно осваивали все больше и больше новой информации. Через несколько поколений появились волшебники, которые умели владеть импульсной винтовкой не хуже, чем волшебной палочкой, волшебники, которые прекрасно управлялись с терминалом компьютера и сельскохозяйственной машиной. Те несколько столетий были самыми счастливыми для всех - и магов, и неволшебников. Новый мир, построенный ими, люди, знающие цену, которую заплатили их предки за то, чтобы планета процветала, и уважающие свою историю. Люди на Дабоге, в отличие от колонистов на других планетах, не утратили драгоценных знаний и потому сумели вторично выйти в космос и наладить контакты с другими колониями. Не буду утомлять вас излишними подробностями. По прошествии четырехсот лет волшебники оправились от последствий изоляции, хотя пока не решались покидать Дабог и селиться в других колониях. Но тут... - Вебер закрыл глаза, и его руки сжались в кулаки. - Земля, которой снова грозило перенаселение, вспомнила о колониях. А ведь за все четыреста лет не поинтересовалась судьбой ни одного колониального транспорта. Тогдашний президент Земли Джон Хаммер чувствовал, что запахло жареным. В обществе зрело громадное напряжение, могущее иметь крайне неприятные последствия. Тогда мистер Хаммер решил, что может убить сразу двух зайцев: решить проблему перенаселения и направить агрессию людей в нужное ему русло. Президент решил, что все колонии принадлежат Земле как родине всех колонистов и потому Всемирное Правительство имеет право владеть ими. В колонии предполагалось переселить самую неблагополучную часть общества. Земля считала, что без труда справится с "аборигенами". В качестве показательной операции, акции устрашения, призванной продемонстрировать мощь Земного Альянса, без предупреждения была проведена орбитальная бомбежка Дабога5, отказавшего "справедливым" требованиям правительства Земли. Так Земля напомнила о себе потомкам тех, кого она четыреста лет назад выбросила в неизвестность, сбросив "балласт". В результате ядерной бомбежки была уничтожена столица Дабога и еще несколько городов. На почти полностью сожженной планете наступила ядерная зима, продлившаяся не одну сотню лет. Хранитель Логриса судорожно вздохнул, словно ему не хватало воздуха, и тихо проговорил: - Дабог - это символ героического сопротивления, необыкновенного мужества и решимости людей. Жители планеты даже после уничтожения их родины, всего, что с таким трудом было создано за долгие четыреста лет, не покинули планету и, укрывшись в подземных бункерах, до последнего оказывали сопротивление Земному Альянсу. Атака на Дабог положила начало Первой Галактической войне, продлившейся тридцать лет. В том ядерном огне и погибли маги, которые не улетели с планеты со спасателями, а до последней капли крови сражались за свою Родину. После войны их остались единицы, которым было не до заклинаний и волшебных палочек. Остатки магов расселились по обитаемым мирам, но их было слишком мало для того, чтобы восстановить былую силу магического общества. Постепенно магия для них тоже стала частью легенды. Все меньше оставалось мастеров, умевших делать волшебные палочки, а магические существа, вроде драконов, погибли еще на Земле и Дабоге. Так угасали волшебники. Медленно и тихо, передавая из уст в уста предания о Гриндельвальде, войне с Вольдемортом, а после и Дабоге. Эту историю о магах я и услышал от своей матери. Примечания: 1 - Станции Гиперсферной частоты - конструкции, существующие для осуществления гиперпространственной связи между мирами, гиперсферной навигации, служат основными узловыми элементами сети Интерстар. 2 - Речь идет о расе дельфонов. Подробности битвы дельфонов с древними неразумными существами (Предтечами) читайте в повести А.Л. Ливадного "Черная луна". 3 - Логриане - древняя раса двухголовых ксеноморфов. Известны своими техническими достижениями. Миролюбивы. Основные поселения логриан располагались в космосе на борту огромных искусственных сооружений (определение взято с официального сайта Ливадного - www.Livadnyy.ru). 4 - Угу. Это имя совпадает с именем аврора из "Сердца ангела", но оно как нельзя лучше подходит Хранителю :) (прим. Pixie). К тому же Пикси просто нравится это имя. :) (прим. IsiT'а) 5 - Эти события описаны в романе А.Л. Ливадного "Дабог".

Pixie: Глава 3. Тихий всхлип Эллен заставил Снейпа вздрогнуть. Девушка плакала, не скрывая слез. Страшная трагедия Дабога не оставила ее равнодушной. Еще ребенком, впервые прочитав "Историю галактики", Эллен была поражена варварской жестокостью, с которой испепелили Дабог ядерной атакой. А только что услышанное заставляло слезы еще сильнее катиться по щекам. Снейп не знал, что заставило его протянуть руку и осторожно дотронуться до ее плеча, так, как это некоторое время назад сделала сама Эллен. На душе зельевара было тяжело. После рассказа Вебера Северус был растерян и подавлен. Как он может вернуться обратно в свой мир, если будет знать, что все маги обречены на вымирание? Да и куда ему возвращаться? В мертвое тело? Так глупо... В те мгновения зельевар хотел сдаться и просто исчезнуть, раствориться в бесконечном океане Гиперсферы, как и все души умерших существ. Все усилия пропали даром. Победа над Вольдемортом казалось такой важной и значимой, а на самом деле это всего лишь краткий миг в истории, продление агонии обреченного волшебного мира. - Зачем вы рассказали нам все это? - Северус чувствовал, что говорит резко и отрывисто, даже грубо, но ничего не мог с собой поделать. Он ощущал себя совершенно чужим, лишним, ненужным. - Потому что в ваших силах изменить ход истории, господин Снейп! - воскликнул Хранитель Логриса. Он быстрым шагом подошел к одному из пультов и нажал несколько кнопок. Посреди рубки появилась трехмерная голографическая модель нашей галактики. - Триста населенных людьми миров, - и на карте вспыхнули зеленые точки обитаемых планет. - Неужели на них не нашлось бы места для магов? - Что я могу? - тихо проговорил Снейп, обводя невидящим взглядом россыпь зеленых огней. - Для меня война закончилась, и все закончилось. Мы не всесильны. Мало того, я мертв. Куда мне, бывшему Упивающемуся смертью, менять историю? "Я сгорел в этой войне с Вольдемортом дотла, - подумал зельевар про себя, - сжег и любовь, и ненависть, и надежды. Я пуст внутри - ни чувств, ни желаний, ни стремлений". - Вы многое можете, - вдруг просто сказала Эллен и грустно улыбнулась. - Я верю в это. Люди на Дабоге тоже не всегда верили в то, что смогут продержаться так долго, но их сопротивление так и не сломили. Они защищали свой настоящий, любимый дом и потому победили. У вас ведь тоже есть дом. Мне казалось, что ваша война научила вас ценить его. - Выбор за вами, господин Снейп, - произнес Вебер и добавил: - Я ни о чем вас не прошу и не к чему не призываю. Выбор каждого должен быть осознанным. Я же просто побыл для вас Пророком, открыл для вас будущее, а что делать с этим знанием, решать только вам. Хранитель Логриса отошел к одному из терминалов и нажал несколько кнопок. Двигатели заработали сильнее, их гул стал напоминать рычание зверя. Эллен сидела в кресле, выпрямив спину. Девушка то и дело с надеждой украдкой (как ей казалось) поглядывала на Северуса. Снейп хмуро изучал гладкую поверхность стола. Зельевар прекрасно понимал, чего хочет от него Клаус Вебер: изменить историю человечества. Ни больше, ни меньше. Это звучало до тошноты пафосно и, по сути, ничего не означало. Покой. Северус так надеялся на то, что обретет его после войны или смерти, лелеял эту драгоценную мечту, и что же? Ему вновь предлагают бороться за идеалы, куда более призрачные, чем те, за которые он воевал, рискуя своей жизнью, будучи шпионом у Вольдеморта. Встать, собраться и снова в бой. Только на этот раз с врагом куда более коварным, чем Темный Лорд. Сломать сложившиеся за столетия устои волшебного мира было под силу разве что Дамблдору. Но он мертв, и, к счастью, не знает о том, что все усилия Ордена Феникса через несколько столетий пойдут прахом. Снейп не знал, как объяснить этим людям из будущего, что он устал, что не в силах вновь подняться и воевать. Причем воевать куда более тонко и осторожно, чем раньше. Зельевар не был политиком и не умел плести необходимые для такого дела интриги. Да и зачем? Нет больше ненависти, которая давала силы жить, нет долга, который также заставлял Северуса действовать, не было и любви, давно превратившейся лишь в пустые слова, идеал, к тому же изрядно потускневший. Все. Ниточки обрезаны, марионетка больше не может двигаться, танцевать, корчить рожицы. "Что мне за дело до этих магов из будущего?" - со злостью спросил себя Снейп. Ему было искренне жаль колонистов с Дабога, их мужество и сила восхищали мага, но... Он не хотел опять биться головой о неприступную стену. Вот только как сказать об этом девочке-мнемонику, которая восхищенно ловила каждое его слово в парке и, как ребенок, радовалась белому цветку лилии? В который раз Северуса посетила мысль о том, как мисс Хигг похожа на всезнайку Грейнджер. У гриффиндорки тоже вспыхивали радостью глаза всякий раз, когда ей удавалось любое, пускай и простенькое заклинание. И ведь кажется, что, по сути, никто не виноват в том, что дар волшебства исчез, и больше ни у одного юного мага не вырвется восхищенный вздох от удачной "Аллохоморы". Виноваты все, а значит, никто. - А вы вообще уверены, что еще можно изменить что-то? И могу ли я попасть обратно в свой мир? - осторожно спросил Снейп и замер, потому что не знал, какой ответ ему бы хотелось услышать. - Я верю в чудеса, господин Снейп, - ответил Клаус Вебер. - И в удачу. Что же до вашего возвращения домой, - он коснулся пальцами клавиш терминала и, просмотрев появившиеся на экране символы, добавил: - Думаю, мне удастся с помощью Логриса и вашей ментальной магии осуществить гиперсферный переход в прошлое и отправить вас обратно. Но мы не должны терять времени. Информация, которую я получил от Логриса, указывает на то, что ваше пребывание здесь в виде разума не может продолжаться долго. Кроме того, мы не знаем, насколько большим будет временной сдвиг, когда вы вернетесь. К сожалению, нет гарантии, что вы попадете в то же время. На Земле, возможно, пройдут годы. Снейп сглотнул, но нашел в себе силы кивнуть в знак согласия. В этот момент его единственным желанием было забыться, уснуть, чтобы после пробуждения обнаружить, что все произошедшее было только сном. Зачем? Мерлин, ну за что ему все это? - Тогда не будем терять времени, - твердо произнес зельевар, вставая. - Я все еще надеюсь, что не ошибусь на пару-тройку столетий. Хранитель Логриса невесело усмехнулся и протянул магу руку. - Я был рад познакомиться с тобой, мой далекий предок, - серьезно проговорил он. - И от всей души желаю тебе удачи. - Спасибо, - негромко ответил Северус и посмотрел в серые глаза Вебера. - Я не могу ничего обещать вам, Хранитель, но и, боюсь, мне не хватит духу оставить все как есть. Клаус Вебер улыбнулся, и его улыбка засветилась искренней радостью, а глаза заблестели почти мальчишеским азартом. - Ну что ж, если так - прошу. Садитесь, - Хранитель указал на кресло первого пилота. Но Снейп в нерешительности подошел к Эллен. Она протянула хрупкую руку. На запястье блестел кибстек, на экране которого были видны мелкие цифры, обозначающие дату. Зельевар поднял уголки губ, вспомнив, как совсем недавно (или уже в далеком прошлом) девушка убеждала его, что все происходящее - реальность, и пожал тонкую теплую ладонь. - Спасибо вам за все, профессор Снейп, - прошептала Эллен, и зельевар вздрогнул, услышав привычное по Хогвартсу обращение, и отпустил ее руку. - За что? - искренне удивился Северус. - Это я должен благодарить вас, мисс Хигг. - За чудо, - просто ответила она. - За сказку, которая ожила. И еще... Я верю в вас, - добавила девушка чуть слышно. - Вы вернете волшебство в наш мир. Зельевар склонил голову в старомодном поклоне. - Благодарю, мисс Хигг. Она отвернулась. Слишком поспешно. Вебер неодобрительно покачал головой. Северус сел в кресло и взглянул на Хранителя. - Спасибо и вам, - серьезно сказал зельевар ему. - Грех не воспользоваться вторым шансом! - подмигнул магу Вебер. - Пора в путь. - Что я должен делать? - спросил Снейп. - Думать о доме, - просто ответил Хранитель. - Стремиться к нему. Кажется, ваша ментальная магия все сделает за вас. "Если бы я точно знал, что именно там мой дом, - с тоской подумалось зельевару. - Ведь в прошлом меня никто не ждет". Модель галактики на столе исчезла, и вдруг на ее месте вспыхнуло яркое пламя. - Прощайте, господин Снейп, - донесся до зельевара голос последнего мага. - Прощайте, - ответил Северус и услышал нежный голос Эллен, в котором слышалась тоска: - Прощайте... Волшебник успел увидеть ее заплаканное лицо и полный отчаяния и нежности взгляд синих глаз... Потом Хранитель Логриса нажал на рычаг генератора низких частот. Жадная тьма гиперсферы поглотила сознание Снейпа. * * * Это было похоже на его путь сюда: тот же полет сквозь непроглядную темноту, которую лишь изредка разрезали холодные иглы звезд. И эти образы... Снейп ощутил, как в его сознание вдруг начали проникать чьи-то мысли, чувства, воспоминания. Как будто опытный ментальный маг заставлял зельевара смотреть свои самые сокровенные воспоминания. Северус успел подумать, что это, вероятно, связано с Логрисом, и в этот момент его сознание каким-то образом взаимодействует с душами находящихся там людей, но тут один из образов слился со Снейпом, и... Он стоял на земле выжженной дотла планеты. Керамлитовая броня защитного костюма была удобной и не стесняла движений, но, тем не менее, он не в силах был сдвинуться с места, раздавленный горем. Это был Дабог, практически полностью уничтоженный бомбардировкой силами Земного Альянса. Северус не знал, откуда в его мозге взялось это знание, как не знал и того, как он попал на планету Колонистов, но сейчас это не имело никакого значения. Видеть погибший мир было не просто страшно, а невыносимо больно. Небо закрывали серые свинцовые тучи, щедро посыпающие землю хлопьями радиоактивного снега, такого же серого от пепла, поднявшегося с планеты после ядерных ударов. Неподалеку стояло несколько мертвых деревьев, протянувших к небу обуглившиеся ветви, будто моля о помощи. Но небеса не несли спасения. Напротив, они несли смерть. Каким-то шестым чувством Северус знал, что совсем рядом находится воронка, на месте которой еще недавно стоял небольшой город, возведенный на колонизированной планете всего пару лет назад. Часто и нервно пищал счетчик радиоактивности, указывая на большие дозы радиации повсюду. Но Снейп, кем бы он сейчас ни был, не спешил уходить в подземное укрытие. Он хотел запомнить агонию Дабога, вырезать ее образ в своем сердце, чтобы драться, чтобы до черноты в глазах, до последнего вздоха защищать свою Родину. И было совершенно неважно, маг ты или маггл, когда беда одна на всех, когда в один миг кто-то, возомнивший себя главным, разрушает твой с таким трудом построенный дом. Передатчик откашлялся и произнес женским голосом: - Альфред? Ты здесь? Я уже начала волноваться. Снейп скосил глаза на дисплей, переливающийся множеством цветов, и увидел, что к нему приближается фигура в таком же защитном костюме. - Иду, - ответил он в микрофон. - Опять? - Зафиксирован гиперпространственный переход нескольких кораблей. Сейчас снова начнется... Снейп не успел узнать, что ответил женщине неизвестный Альфред, в воспоминании которого он только что побывал. Вокруг все снова заволокло черным, и падение возобновилось. Только Северус знал, что Альфред и женщина, и тысячи других выживших жителей Дабога сумеют отстоять свой дом. А сознание зельевара уже принимало в себя новое воспоминание безликой души, нашедшей приют в Логрисе... * * * В городе кипел бой. Город сотрясала дрожь от взрывов, всюду полыхало алое пламя пожаров, его жадные языки лизали исполинские свечи небоскребов, заставляли лопаться и разлетаться на крошечные осколки окна. Рушились уровни скоростных магистралей, оседая вниз тучами пыли и каменного крошева. Это был настоящий Апокалипсис, закрутивший в смертельной воронке огромный мегаполис. Смерть пришла в столицу Элио - Раворград из космоса. Это знание пришло к Снейпу само, потому что в этот миг он уже не был профессором зельеварения. Его разум был разумом пилота огромного шагающего робота - "Фалангера"1. Северус знал только одно: на его планету напали чужаки, и он обязан защитить свой дом2. Тесная рубка боевого шагающего робота весом шестьдесят тонн мерно покачивалась в такт тяжелой поступи огромных ступоходов, оставляющих глубокие следы в нетронутом взрывами стеклобетоне дорог. Робот разворачивал свой чуть приплюснутый корпус туда, куда падал взгляд пилота. Огоньки на приборной панели горели ярким изумрудным светом, и лишь некоторые светились оранжевым, сигнализируя о пока что небольших неполадках. На тактическом дисплее загорелись три быстро приближающиеся красные точки. Враги! И тут же Снейп осознал, что не он один сейчас соединен с разумом неизвестного пилота, который проговорил, едва шевеля губами: - Клименс, расстояние до целей. И ему ответил женский голос, звучащий прямо в голове: - Пять километров, Иван. Это была система искусственного интеллекта, соединенная непосредственно с разумом пилота с помощью нейросенсорного контакта3. Потомок знаменитых "Одиночек", начавших свой боевой путь еще во время Первой Галактической войны, когда модули искусственного интеллекта, бывшие на вооружении у Земного Альянса, быстро завоевали славу беспощадных, смертельно опасных воинов. Просто исполнительная машина или... почти человек? Слишком уж человеческими были интонации синтезированного голоса... В них были… эмоции?! Северусу некогда было думать об этом, так же как некогда было удивляться. Враги были совсем близко. Два "Фалангера" и один "Хоплит" - более легкий тридцатитонный шагающий робот, но почти столь же опасный, как и его шестидесятитонный "собрат". В этих вражеских машинах, созданных людьми, сидели не-люди, и пилот не знал, инсекты это или еще одна, пока неизвестная человечеству раса, решившая поставить на колени тех, кто, по ее мнению, представляет опасность. Снейп уже полностью потерял связь с реальностью, не понимая, что это - иллюзия, неведомым образом проникшая в его разум, или все же невообразимая и неподдающаяся описанию реальность, где он был... Пилотом? Нет же, Мерлин, этого просто не может быть! Но, кажется, это его собственные руки в перчатках с клеммами для гнезд на пульте управления тянутся к шероховатым на ощупь гашеткам, привычно обхватывают их и... "Фалангер" отступает назад, под прикрытие уцелевшей стены, уклоняясь от ракетного удара. Ракеты прошли мимо, изрешетив остатки осевшего здания слева. Взрыв был слишком близким, и от взрывной волны робот Северуса (или Ивана? Или загадочной машины "Клименс"?) покачнулся, с трудом удержав равновесие, когда пилот на миг потерял контроль над тоннами металла. Маг не представлял себе, что человек может настолько слиться с машиной, ощущать каждое ее движение как свое собственное. Откуда было знать волшебнику из архаичного двадцатого века, что нейросенсорный контакт обеспечивает максимально тесную и потому невероятно эффективную связь человека с шагающим роботом или истребителем. Но и каждое попадание снаряда в броню кажется ударом по собственному телу, а более серьезное повреждение - раной, пронзающей тело острой болью… - Иван, слева! - предупреждающий голос Клименс заставил пилота резко, так, что протестующе взвыли сервоприводы, обернуться к "Хоплиту", нацелившему на него ракетные установки. "Фалангер" успел выстрелить первым. Легкие толчки возвестили о том, что ракеты ушли к цели. "Хоплит" опрокинуло, и его вылетевшие из ракетниц снаряды ушли вверх. Прямые попадания ракет "Фалангера" разворотили рубку машины противника, из которой повалил черный жирный дым. А Иван уже разворачивал тяжелое тело "Фалангера" ко второму роботу врага... Снейпу казалось, что он сойдет с ума от этой безумной горячки боя, от нечеловеческих скоростей, с которыми пилот реагировал на постоянно меняющуюся обстановку и принимал решения. Воистину, маг уже начал подозревать, что роботом управляют две машины - Клименс и… он сам. А ведь зельевар всегда полагал, что реакция волшебника куда лучше реакции неповоротливых магглов... Но в эти сводящие с ума секунды битвы Северус только успел подумать, что по сравнению с этим боем все схватки с участием Вольдеморта и Гриндельвальда - просто детские забавы. Быть может, битвам магов не хватало отчаянности? Когда отступать некуда и оккупация грозит всей планете, а не одной только ее крошечной части, то человек мыслит абсолютно другими категориями. И еще. Маггловский прогресс позволил людям стать не просто сильнее, он позволил им стать... другими? Или за две тысячи лет человеческие моральные ценности остались неизменными? Ответ на свой вопрос Северус получил быстро. Прошло всего несколько минут битвы, и все три вражеские машины были уничтожены. Наступила оглушающая тишина. Такая непривычная после безумия боя. Снейп с ужасом смотрел на разрушенный город через мониторы робота. До мага только сейчас дошло, что во всех этих огромных домах есть люди, которых ломала, давила, убивала и калечила война. Северус понял, что если бы он не находился сейчас в теле неизвестного человека, то его трясло бы от ужаса. Ни одно нападение Вольдеморта и Упивающихся на поселения магов или магглов не было таким страшным, безжалостным и при этом осуществлявшимся с жутким равнодушием ко всему живому и неживому. - Клименс, двигаемся дальше... - начал было говорить пилот и осекся, увидев неподалеку от осевшей стены небоскреба крошечную человеческую фигурку. Не дожидаясь приказа Ивана, искусственный интеллект "Фалангера" увеличил изображение. Снейп расширил от удивления глаза, когда полуразрушенное здание вдруг начало укрупняться и расти в размерах, надвигаясь на него, хотя его память, скрещенная с памятью пилота гигантской машины, сразу подсказала ему аналогию с биноклем. Он вздрогнул от картины, открывшейся взгляду: молоденькая девушка пыталась выбраться из-под завала, но осыпавшиеся камни придавили ей ноги. Ни Иван, ни Снейп не колебались ни секунды. Шестидесятитонный "Фалангер" сдвинулся с места и направился к зданию. - Иван, приближаются истребители. Цели опознаны. Класс "Фантом". До столкновения три минуты, - синтезированный голос "Клименс" звучал совершенно спокойно, но Северусу послышалась в нем тревога. - Успеем, - сквозь зубы ответил пилот. И Снейп осознал, что это и его губы проговаривают сейчас эти слова. Он сказал и сделал бы то же самое. - Я сейчас, - прошептал пилот и отстегнул ремни, удерживающие его в ложементе. Потом отсоединил перчатки с клеммами от подлокотников. - Я успею. - Ты не успеешь! - вскричала Клименс, и теперь в женском голосе были слышны панические нотки. - Остановись! Но Иван вырвал последний провод из гнезда и, выбравшись из кресла, пошел к люку, открывающемуся наружу. Связь с искусственным интеллектом машины прервалась. Северус забыл дышать, его разум был неразрывно связан с разумом пилота, и магу было безумно трудно отделить свои чувства от чувств чужого ему человека. Это не Иван, а он, Северус, спускался по казавшейся бесконечной лестнице так быстро, что рисковал упасть с десятиметровой высоты. Или это все же Иван подбежал к лежащей девушке и, обдирая перчатки и кожу на руках, принялся отбрасывать камни. Девушка пыталась встать, но не могла. Видимо, у нее были сломаны, а возможно, и раздроблены ноги. Кошмар! Она ведь совсем молоденькая - не больше семнадцати лет. Снейп навсегда запомнил эти огромные, наполненные безумной болью глаза, прикушенную от боли губу, из которой шла кровь. И слезы, застывшие в уголках глаз. Пилот "Фалангера" легко поднял девушку с земли и перекинул через плечо. - Держись крепко, - быстро проговорил он и добавил, увидев, как она тихо застонала и сильнее закусила губу, видимо, от боли: - Потерпи немного. Сейчас. Еще немного... Они начали подниматься, когда "Фалангер" вдруг стал поворачиваться! Иван еле удержался на узкой ступеньке и, сильнее прижав к себе девушку, полез дальше. Тихое гудение возвестило о том, что ракетницы готовы к стрельбе. Клименс готовилась отражать атаку истребителей. Пилот преодолел уже половину проклятой лестницы. Северус ощущал, как девушка мертвой хваткой вцепилась в его плечи, как липкий пот застилает взгляд, как предательски скользят пальцы по перекладинам... Низкий гул возник словно из ниоткуда. Он стремительно приближался, заполняя собой пространство вокруг, разрывая барабанные перепонки. Потом налетел ураганный ветер, сметающий все на своем пути. Истребители. Смерть. Земля и воздух вдруг перевернулись от страшного грохота ракетных залпов. "Фалангер" задрожал и дернулся, выпуская ракеты. Но навстречу ему неслись снаряды вражеских истребителей. Снаряды, врезавшиеся в чудом устоявший дом, многострадальную землю и "Фалангера". Яркий свет от взорвавшегося боекомплекта робота ослепил Снейпа и последнее, что он услышал перед тем, как вновь провалиться в черную бездну Гиперсферы, был крик Клименс: - Иван!!! Это был отчаянный крик не машины, но женщины, потерявшей любимого человека. * * * Больше Снейп ничего не помнил. Его разум был не в состоянии далее воспринимать боль чужих воспоминаний. Гиперсфера тащила его неведомыми путями в темную пучину. Маг запутался в прошлом, настоящем и будущем. Он хотел лишь одного: чтобы все наконец закончилось. Потом он, кажется, впал в спасительное забытье. * * * Мягкий свет пробивался сквозь закрытые веки. Но и он, тем не менее, очень раздражал глаза. Первые мгновения маг не ощущал ничего, кроме этого света, сводящего с ума все органы чувств. Потом медленно начал просыпаться и слух. После этого стало понятно, что рядом кто-то ходит и тихо разговаривает. Несколько долгих минут Северус с трудом вспоминал, что же с ним произошло, а когда сознание после долгих мучений все же выдало ему необходимую информацию, зельевар распахнул глаза. Белый потолок и белые стены больничного крыла, запах укрепляющего зелья, жесткие пружины кровати под спиной и нестерпимая жажда. Его все-таки вернули обратно? - Пить... - вытолкнули единственное слово пересохшие и потрескавшиеся губы. Было до безумия странно вновь ощущать собственное тело и больше не чувствовать себя призраком. Сбоку послышался тихий вскрик, потом быстрые шаги, и над Снейпом кто-то склонился. Северус вначале не мог понять, кто это: после того, как его губ коснулся край стакана, все внимание мага было поглощено мятным зельем. С каждым жадным глотком уходила жажда и возвращались силы. Голову Снейпа бережно приподняли и удерживали, пока он не осушил весь стакан. Только после этого Северус вернул себе способность мыслить более-менее трезво. Он поднял глаза и увидел... - Мисс Грейнджер, - голос звучал лучше: уже не жуткие хрипы, а скорее, карканье вороны. - Вы очнулись, - прошептала бывшая гриффиндорская староста, смотревшая на Снейпа с немым благоговением и чем-то, напоминающим обожание. - Вы очнулись... - она вдруг всхлипнула и дрожащими руками полезла за платком. - Как видите, - прохрипел Снейп, удивленный ее реакцией. Женщины никогда не плакали из-за него... Ну, то есть плакали, естественно, но по куда менее благородным причинам. - Я долго эээ... отсутствовал? - мягко поинтересовался Снейп, опасаясь, правда, реакции девушки. - Почти полгода, сэр, - запинаясь, ответила мисс Грейнджер и обхватила себя руками, как будто ей было холодно. - Мы уже не знали, что и думать. С тех пор как Гарри нашел вас в Визжащей Хижине, вы все время были в коме. Я... Мы... уже потеряли надежду. Они... все... Уже хотели все закончить... А я не верила.... - она снова разрыдалась. - Но теперь-то вы поняли, что я жив, - сварливо сказал Снейп, надеясь скрыть смущение. Признаться, он думал, что про него давно забыли, а если он впал в кому, то должны были сплавить поскорее в святого Мунго и забыть о мерзком старом зельеваре, как о дурном сне. А тут... Его помнят, ему, кажется, рады. - Простите меня, профессор, - мисс Грейнджер всхлипнула в последний раз и осторожно присела на краешек кровати, где лежал Снейп. - Сейчас я дам вам все необходимые зелья. Мне пришлось долго уговаривать этих тугодумных целителей использовать капельницы для введения лекарств внутривенно. Это так глупо отказываться от эффективного средства только потому, что оно маггловское, - она говорила быстро и смущенно и на секунду прижала ладони к пылающим щекам. Снейп молчал и просто смотрел на нее. В этих карих глазах, еще хранящих следы слез, светились те же ум, доброта, нежность, что и во взгляде Эллен. Или наоборот. Не зря же Северус все время сравнивал мисс Хигг с Гермионой. Он всегда думал, что в его жизни была только одна любовь: то горькое чувство, что он испытывал к Лили. Любовь, отравленная ненавистью, ревностью, недоверием, обидами. Но неужели, пережив все невзгоды и несчастья, Северус не мог освободиться от этой любви? Оставить для нее крошечный уголок в сердце и жить дальше. Ведь есть, так хочется верить, что есть еще в мире человек, которому он, Северус, небезразличен? Мисс Грейнджер бережно поправила теплое одеяло, укрыв поплотнее плечи Снейпа, и мягко улыбнулась, глядя на замершего от этого заботливого жеста зельевара. - Все будет в порядке, профессор, - она нежно убрала со лба Северуса прядь черных волос, и от этого простого, но такого заботливого жеста у мага вдруг замерло сердце, и в душе разлилось тепло. Такого покоя и умиротворения Снейп не испытывал так много лет... - Спасибо, мисс Грейнджер, - чуть слышно проговорил Северус. И улыбнулся. * * * Газета "Ежедневный Пророк", 25 июня 2006 года: ...Главным нововведением в сфере магического образования в этом году стала программа для учеников Хогвартса, составленная новым директором этой знаменитой школы, кавалером Ордена Мерлина второй степени Северусом Снейпом и его супругой Гермионой Грейнджер-Снейп, преподавателем Трансфигурации. По программе, уже утвержденной Министерством Магии, с этого года ученики будут обучаться таким маггловским наукам, как физика, химия, биология и математика. В дальнейшем планируется ввести курсы географии и английской литературы и углублять программы по всем перечисленным выше предметам, чтобы выпускники Хогвартса по уровню знаний соответствовали выпускникам маггловских школ. На возмущение и протесты родителей учеников Министр Магии Артур Уизли сказал: "Проект Северуса и Гермионы Снейпов - это первый шаг на пути преодоления многовекового барьера между двумя мирами - нашим и маггловским. В то время как в маггловских науке и образовании наблюдается постоянный прогресс, наши знания по фундаментальным наукам до сих пор остаются на уровне Средневековья. Даже если у нас есть магия, это не значит, что мы должны пренебрегать всеобщим прогрессом..." Глава Аврората, знаменитый Гарри Поттер выразил полную солидарность с "проектом Снейпов", как уже окрестили программу для школьников журналисты. "Я уверен, что волшебный мир готов к переменам", - сказал он в интервью нашему корреспонденту..." * * * В кабинете директора Хогвартса Северуса Снейпа стоит надежно спрятанный Омут Памяти, где уже многие годы хранятся воспоминания о будущем. О мегаполисе Земли, Логрисе, синих глазах мнемоника Эллен Хигг и мудром Хранителе Клаусе Вебере. Годы стирают из памяти немолодого уже зельевара мелкие подробности тех событий, но он никогда не забудет серых хлопьев снега, ложащихся на мертвую землю мира, который построили маги и магглы, мира, за который они сражались и умирали вместе. Не забудет он и жаркую тесную кабину "Фалангера", россыпь огней на мониторах и приборных панелях, лицо неизвестной девушки и отчаянный крик искусственного интеллекта по имени Клименс. Северус Снейп знал, что сделает все для того, чтобы увиденного им в воспоминаниях незнакомых людей не случилось никогда. В его силах было повлиять на будущее хотя бы магического мира и верить, что сближение двух миров может изменить ход истории. Как? Зельевар надеялся на лучшее. А надежда, как известно, порой способна творить чудеса. Конец. Примечания: 1 - Фалангер - боевая шагающая машина, построенная по прототипу агророботов Дабога. Имея вес около 60 тонн и мощное ракетное и лазерное вооружение, Фалангеры были наиболее совершенными наземными средствами ведения войны. Обычно управлялись одновременно пилотом и модулем искусственного интеллекта, находящихся в состоянии нейросенсорного контакта. 2 - В данном отрывке речи идет о событиях на планете Элио, на которую совершила нападения раса Харамминов, ранее неизвестная человечеству из-за того, что скрывалась в шаровом скоплении О'Хара. Оно было невидимым благодаря специальному приспособлению расы логриан, не позволяющей свету выйти за пределы данного скопления. Эти события описаны в романе А.Л. Ливадного "Жизненное пространство". В нем же речь идет и о воскрешении Логриса. 3 - Нейросенсорный контакт - прямое соединение кибернетической машины и живого мозга через имплант. Подобное объединение позволяло ощущать друг друга единым организмом, что давало невероятную эффективность и слаженность действий.

DashAngel: Это было очень вкусно прочитать, несмотря на страшные картины разрушеных миров, которые вы описали! Мне (как я в дайри уже написала с самого начала) очень понравилось, и мои взгляды на научную фантастику изменились... Это тоже своего рода прорыв - соединить магию и технику в таком вот увлекательном произведении. И снейджер, снейджер... Спасибо!

Pixie: DashAngel Тебе большое спасибо! DashAngel пишет: Это тоже своего рода прорыв - соединить магию и технику Мне этого давно хотелось. Особенно после фантастики. Объединить два любимых мира: что может быть приятнее? DashAngel пишет: несмотря на страшные картины разрушеных миров, которые вы описали! Не переживай! Во время описанных событий Дабог уже восстановился после катастрофы и стал нормальной аграрной планетой. DashAngel пишет: И снейджер, снейджер... Ну как же без него?

precissely: Pixie Поздравляю сновой историей)))

raichu: на одном дыхании

DashAngel: Pixie пожалуйста-пожалуйста! Если хорошо написано, то почему не похвалить?))

Карла: Pixie это потрясающе!!!!!!!!!!!!!!!!!!! на одном дыхаании!!! я не очень увлекаюсь научной фанталстикой про будущее и космос, межпланетные войны и все дела( что не мешает мне нежно любить Стар трек) но это читала просто на вдохе, я не знаю автора с которым был сделан кросовер, но теперь запишу на корочку, и при ближайшем посещении книжного магазина, куплю! но написано просто ах, какой Снейп, его эмоции, ощущения! браааво!! и спасибо!!!

Pixie: precissely precissely пишет: Поздравляю сновой историей))) Спасибо! Надеюсь, тебе она тоже пришлась по вкусу :))) raichu Спасибо! :) Мне очень приятно. DashAngel Мне просто стыдно становится, когда меня хвалят. Карла Спасибо большое! Карла пишет: я не знаю автора с которым был сделан кросовер, но теперь запишу на корочку, и при ближайшем посещении книжного магазина, куплю! Ура! Это было бы здорово! :)) Карла пишет: какой Снейп, его эмоции, ощущения! Мы ведь очень любим Северуса! Как же не показать его чувствующй натурой! :)))

Рамира: Pixie Pixie пишет: Мы ведь очень любим Северуса! Это заметно! В каждом слове!

Pixie: Рамира Спасибо тебе большое! Я за Северуса очень переживала, когда писала. Хотя я за него всегда переживаю

Ginger: Pixie Очень понравилось я даже всплакнула от такого будущего..

Pixie: Ginger Спасибо большое! :) А будущее вам понравилось или же наоборот? ;) Снейпу повезло, что он встретил хороших людей, а то мог бы и с хакером-кибрайкером столкнуться... :)

Ginger: Pixie Будущее просто ужаснуло. Мне вообще не нравятся все эти "индустриальные", хай-тековые картинки, пейзажи, композиции. Я любитель живой природы, и мне поэтому нравится мир ГП, где они не пользуются электричеством и всякими высокими технологиями, живут в замках...и Запретный Лес манит и притягивает...)))) а тут ТАКОЕ. Но ему действительно повезло, что встретил таких хороших людей. Мне понравился фик из-за хэппи-энда.

Карла: Pixie я еще раз перечитала, расказ и решила поделаться, мну отрыла Ливадного, и теперь читает не отрываясь. уже идет третья его книга, потрясающе пишет, особенно о человечестве, сначала читала то что первое нашла потом на его сайте отрыла список книг, и теперь иу попорядку.

Pixie: Ginger Ginger пишет: Будущее просто ужаснуло. Мне вообще не нравятся все эти "индустриальные", хай-тековые картинки, пейзажи, композиции. Я любитель живой природы А мне интересно. Но при условии, что еще остались во Вселенной планетки, где можно отдохнуть на пророде :))) А если серьезно, но еще интересно развитие искусственного интеллекта и прочие штучки из будущего, что блестяще рассматривает Ливадный в своих произведениях. Ginger пишет: Мне понравился фик из-за хэппи-энда. А, понятно, что он все-таки вернулся домой прямо в руки Гермионы. Ну так иначе и быть не могло!



полная версия страницы