Форум » Библиотека-3 » Вопросы и ответы ДМ\ГГ; ГГ\СС, продолжение от 22 января » Ответить

Вопросы и ответы ДМ\ГГ; ГГ\СС, продолжение от 22 января

R-Key: Автор: R-Key Название: Вопросы и ответы. Бета: с 1-й по 7-ю главу Ключница, с 7-й главы Кониген. Рейтинг: NC-17 Прейтинг: ГГ\ДМ, ГГ\СС. Время действия: шестой год обучения «золотого трио». Диклаймер: всё, что где-то встречалось, утащено. Правда, из бескорыстных побуждений :) Отношение к критике: хочется верить, что адекватное. Статус: не закончен. Комментарии: Присутствуют сцены насильственного характера, бранная лексика. Фик задумывался как продолжение рассказа «Чья ты?» автора Lidusya (согласие получено). http://ss-hg.narod.ru/fic/chja_tj.html

Ответов - 79, стр: 1 2 3 All

Талина: R-Key, R-Key пишет: Так вот, убивать кого-либо из тех, кого не прихлопнула гражданка Роулинг, в этом фике не будут Что-то меня это как-то пугает... Равно как и отсутствие взаимного согласия. Моя истерзанная душа нуждается в большом количестве флаффа. Ладно, подождем, что будет дальше.

R-Key: с флаффом у меня не очень... Я сама не ожидала, что мадам Ро поступит со Снейпом подобным образом. А она, понимаете ли, вон чего удумала...

Germ: Не получилось, увы, по взаимному согласию. таааак... я начинаю медленно начинать бояться... Автор смиренно опускает очи, шаркает лапкой и отказывается спойлерить ))))) ух каккая вредина.... так некоторые читатели вымрут от переживаний и не доживут до чего нибудь... Я сама не ожидала, что мадам Ро поступит со Снейпом подобным образом. А она, понимаете ли, вон чего удумала... это вселяет надежду на то, что наш автор так с нами не поступит и будет и им (в смысле Севу с Герми)большая любоФФ и нам (тобишь читателям- снейджероманам ) непомерная радость...

Wild Cat: мм так это все-таки Снейджер? эх...а все так хорошо начиналось гермидракой *вздох* Герму жалко. Сева злой. но надеюсь, он исправится, ведь правда? *наивно хлопая глазами*

R-Key: Germ Wild Cat хм, даже не знаю, что сказать :) Глава 10. Гермиона испытывала облегчение, получив возможность быстро убраться из подземелий, и в то же время злилась – она знала, что ей придётся туда вернуться, и причём вернуться, приготовив для друзей серьёзное оправдание своего отсутствия в гриффиндорской гостиной и в библиотеке. Однако злость постепенно утихала, и в Гермионе проснулось беспокойство. Безжалостная отповедь Снейпа заставила её вернуться к мыслям, которые она уже давно гнала от себя. Это была и тревога за Гарри, и страх за себя саму. Гермионе тяжело было признать это, но мастер зелий будто бы озвучил её собственные мысли. Не раз она думала о том, что испытания, которые обрушиваются на Гарри, с каждым годом становятся всё тяжелее и тяжелее. То, что Мальчик-который-выжил раз за разом продолжает оправдывать прозвище, полученное ещё в младенчестве, казалось ей настоящим чудом. Гарри пересказал ей и Рону слова Дамблдора о материнской защите. Но на сколько хватит этой защиты? Дамблдор попросил Дурслей приютить Гарри следующим летом и сказал, что это будет в последний раз - не потому ли, что когда тому исполнится восемнадцать, силы материнской защиты иссякнут - просто потому, что Гарри станет взрослым? Что же касается магглов в волшебном мире – она была уверена, что единственную угрозу для таких, как она, представляют фанатики, возглавляемые Воландемортом. До того, как Снейп выплеснул на неё порцию желчи относительно её будущей карьеры, девушке и в голову не приходила мысль о дискриминации магглорождённых. С другой стороны, так ли хорошо она знала этот мир? Для неё он по большей части ограничивался Хогвартсом... Эти мысли нагоняли тоску и апатию – хотелось просто улечься в кровать, задёрнуть полог и не вылезать оттуда несколько дней. Однако она не могла себе этого позволить. Нужно было подумать, как защитить себя и свою семью. А для этого нужно, чтобы о её визитах в подземелья никто не узнал. Воспоминание об утренней стычке с Роном подало ей идею. Конечно, ей сделалось немного совестно при мысли о том, что она собирается свалить на Рона вину за свой разрыв с друзьями, однако что ей остаётся? К тому же Рон сам виноват, что ведёт себя, как болван. Составить план оказалось легче, чем она предполагала. Казалось, всё складывается само собой: рождественская вечеринка у Слизнорта, грубоватое приглашение Маклаггена… Дело было за малым: невзначай заговорить о вечеринке при Роне, на которого упоминания о «клубе слизней» действовали, как красная тряпка на быка, разыграть обиду и вскользь обронить, что намеревалась пригласить его с собой – а затем, спустя некоторое время во всеуслышание объявить, что приняла приглашение Маклаггена и добавить замечание о его успехах в квиддиче. Откровенно говоря, поначалу Гермиона сомневалась, стоит ли превозносить квиддичные достижения своего свежеприобретённого воздыхателя – ведь даже слепой заметил бы, что квиддич не вызывает у неё восторга. Однако, как ни странно, именно это в итоге сработало. Когда Рон услышал фразу «Я люблю хороших игроков в квиддич», он покраснел до кончиков ушей и покосился на неё с плохо скрываемой злостью. Дальше ещё проще – что сложного в том, чтобы демонстративно выскочить из гостиной Гриффиндора, увидев Лаванду, виснущую на Роне? Гермионе эта наигранная сцена ревности показалось даже занятной. Сам Рон, правда, похоже, не заметил её стараний, зато заметил Гарри. Правда, Гермиона никак не ожидала, что он кинется за ней. Она выбрала один из пустых классов и преспокойно уселась на парту, прикидывая, как долго ей следует просидеть здесь, прежде чем возвращаться в гостиную. Предполагается, что она рыдает от ревности – значит, торчать в классе нужно не меньше часа. Гермиона вздохнула и от скуки сотворила у себя над головой стайку легкомысленных канареек. Птички весело порхали вокруг, развлекая свою создательницу щебетом, когда на пороге кабинета возник встревоженный Гарри. Гермиона мысленно чертыхнулась и постаралась придать своему лицу скорбное выражение. Весёлые ярко-жёлтые канарейки, правда, абсолютно не вязались с её напускной мрачностью, однако Гарри, кажется, не обратил на это внимания. Его сочувствующий и в то же время виноватый взгляд заставлял Гермиону вспомнить об угрызениях совести – в конце концов, она не должна обманывать своего лучшего друга… Но и правды она сказать не может. А эта правда непременно всплывёт, если они будут по-прежнему близки. Девушка мысленно прокляла Снейпа и продолжила разыгрывать свой маленький спектакль. - А, привет, Гарри. Я тут решила поупражняться. Она занервничала, поскольку парень молчал, просто переминаясь с ноги на ногу, и, желая подтолкнуть его в нужном направлении, спросила: - Рон, кажется, веселится вовсю там, на празднике? Гарри в ответ промямлил что-то невразумительное, но Гермиона не собиралась сдаваться: - Не притворяйся, что не видел. Он не очень-то и прячется, он… И тут случилось то, чего девушка предугадать не могла. Видимо, боги обмана и плутовства сегодня благоволили ей, поскольку на этих словах в класс, хохоча, ввалились Рон и Лаванда. Рон испуганно ойкнул, Лаванда захихикала ещё громче и выскочила из комнаты, оставляя золотое трио наедине. Гермиона метнула в Рона нарочито тяжёлый взгляд. Тот смутился и, пряча глаза, сказал неестественно бодрым голосом: - О, Гарри, а я-то думал, куда ты запропастился? Нет, так дело не пойдёт. - Напрасно ты заставляешь Лаванду ждать в коридоре. Девушка будет удивляться, куда это ты подевался, - тихо произнесла она, надеясь, что эта фраза заставит Рона сгорать от стыда, а Гарри – поверить в глубину её душевных терзаний. В этом случае она сможет находиться в отдалении от друзей, оправдывая это сердечной раной, которую ей нанес Рон. Тот застыл, будто бы и впрямь пристыжённый, и Гермиона было направилась к двери, но в последний момент обернулась, и заметила, что Рон с облегчением смотрит на Гарри. Нет, его просто так не прошибёшь – завтра, чего доброго, он сведёт всё к шутке, и все её усилия полетят к драклам. И ещё эти канарейки дурацкие… Канарейки? Гермиона зажмурилась, ещё не о конца уверенная в том, что собирается сделать, и истошно взвизгнула: «Оппуньо!» Мирные птички немедленно атаковали Рона, а Гермиона выдавила из себя жалкое подобие рыданий и рванула за дверь. Следующие несколько дней она пребывала в отвратительном настроении. Её план сработал – они с Роном поссорились и демонстративно избегали друг друга. Она добилась того, чего хотела, но было противно от самой себя – от дешёвой игры, от манипуляций друзьями... Гарри, который время от времени старался приободрить её, имел несчастье в полной мере испытать на себе её испортившийся характер. От Гарри отвязаться было не так-то просто, он старался пропускать мимо ушей её едкие замечания, стараясь вовлечь её в разговор. К ужасу Гермионы, разговор этот зачастую сводился к одной и той же теме: Драко Малфой принял тёмную метку и что-то замышляет. При упоминании о слизеринце девушку начинало едва ли мутить от злости – это Малфой, так или иначе, втравил её во всё это. И если Гарри не оставит свои догадки, правда может выплыть наружу. Девушка резко обрывала друга, называла его предположения бредом, но Гарри был упрям, как осёл, и это раздражало ещё больше. К тому же Гермиона подозревала, что в чём-то он, возможно, прав, но у неё не было ни малейшего желания думать о Драко Малфое и о вещах, с ним связанных.

R-Key: Глава 11. - Попробуем начать сначала. В прошлый раз я, быть может, был излишне резок. Сядьте, мисс Грейнджер, - сказал мастер зелий, когда Гермиона явилась в подземелье. Он поставил её в известность о том, что она должна провести этот вечер рядом с ним, запиской, оставленной в её комнате на столе. Когда гриффиндорская отличница явилась, вид у неё был хмурый. Тем не менее, она, чуть помедлив, опустилась в предложенное кресло. Снейп сел напротив и невинно поинтересовался: - Вы сердиты оттого, что поссорились с друзьями? - Я сердита оттого, что мне приходится врать им, профессор. – Сухо парировала она. – Да и вообще, в моём положении можно найти мало поводов для веселья, вы не находите? Снейп пропустил её последнее замечание мимо ушей: - Что же, значит, вам удалось избавиться от их чересчур навязчивого внимания. Я доволен вами. Гермиона не ответила. Несколько минут прошли в напряжённой тишине, однако потом она всё-таки решилась заговорить. - Могу я спросить вас кое о чём, сэр? Снейп сухо кивнул. В конце концов, то, что она больше не пыталась устроить истерику, заслуживало небольшого вознаграждения. - То, что вы сказали тогда о Гарри… о том, что однажды он… - Гермиона не могла заставить себя произнести слово «погибнет», и поэтому её слова звучали сбивчиво. – Сэр, вы же на самом деле не думаете, что он… - Вынужден вас огорчить, но я склонен полагать, что удача однажды отвернётся от мистера Поттера – голос Снейпа звучал бесстрастно. – Ему не раз удавалось ускользнуть от Тёмного Лорда, но лишь благодаря нечеловеческому везению и древней магии родительской защиты. Но она не может спасать его вечно – защита действовала, пока Поттер оставался ребёнком. Но он растёт, чары истончаются, и совсем скоро они перестанут защищать его. - Но Дамблдор… - Вы очень зря рассчитываете на всемогущего директора. Думаю, вы уже обратили внимание на его руку? Гермиона кивнула. Они заметили, что рука Дамблдора искалечена, в начале семестра. Жуткий вид обугленной плоти не оставлял сомнений, что волшебник подвергся какому-то мощному заклятью. Поначалу Гермиона была уверена, что Дамблдор сумеет залечить повреждения, но недели сменяли друг друга, а рука директора всё не заживала. - Дамблдор умирает и прекрасно знает об этом. Так что советую прикинуть на досуге, каковы шансы Поттера против Тёмного Лорда. Гермиона молчала, чувствуя, как её охватывает ужас. Гарри – так рано повзрослевший… дерзкий, смелый, безрассудный мальчишка… Гермиона привыкла думать о нём как о брате, которого у неё никогда не было. Она испытывала по отношению к нему нежность, к которой примешивалось желание оградить его от невзгод, которые ждут его впереди. И вот теперь Снейп говорит, что шансы Гарри на жизнь тают. Они потеряют его. Как они все – и она, и Рон, и Люпин, и все многочисленные Уизли – будут жить без Гарри? Да что они – Гарри зовут надеждой магического мира, и, если его не станет, колдовское сообщество Британии обречено пасть от руки маньяка, одержимого жаждой власти и крови. Весь их мир рухнет, а Снейп так спокойно ей об этом говорит! Она хотела было возмутиться, но не успела даже открыть рта, поскольку мужчина продолжил: - И я хотел бы сразу ответить на ещё один вопрос, который, вероятно, мучил вас после нашей прошлой беседы, но который вы вряд ли решитесь задать. Да, я уверен, что вы вряд ли достигли бы высот в магическом мире. Конечно, вы могли бы заниматься наукой, однако все ваши мало-мальски значимые достижения наверняка присваивал бы себе кто-то другой. Вам пришлось бы довольствоваться ролью скромной ассистентки. Впрочем, обладай вы более гибкой моралью, вы бы нашли себе… влиятельного покровителя, назовём это так. Он бы обеспечил ваше продвижение наверх. - А теперь мне даже не стоит утруждаться, поскольку моим покровителем намерены стать вы? – резко поинтересовалась она. - Да, мисс Грейнджер. И поверьте, в свете разворачивающихся событий это далеко не худший вариант для вас. Этот разговор положил начало целой веренице дней, которые профессор зельеварения Северус Снейп и ученица шестого курса Гермиона Грейнджер провели вместе. Это были очень странные дни. Накануне Гермиона обнаруживала в своей спальне записку, написанную изящным змеящимся почерком. В назначенный час она подходила к камину, бросала в пламя горсть дымолётного порошка и спустя мгновение переносилась из гриффиндорской башни в недра слизеринских подземелий. Поначалу визиты в комнаты Снейпа напоминали девушке пытку. Мрачноватая обстановка действовала на неё угнетающе, но это было пустяком по сравнению с пугающей перспективой остаться здесь на ночь. Изредка она бросала испуганный взгляд на кровать, темневшую в отдалении, в её сознании всплывала фраза: «И поверьте, это не худший вариант для вас», девушка гнала её прочь, но место этих слов тут же занимали воспоминания о боли и унижении, которые ей пришлось пережить на этой кровати в первый вечер. Она боялась, что это повторится снова, и чувствовала, как сердце начинает испуганно биться в груди. Однако Снейп не настаивал на том, чтобы она оставалась в подземельях после заката. Когда она появлялась, он обычно приветствовал её сухим кивком, не отрываясь от проверки сочинений или шинкования корней и слизней для очередного зелья. Гермиона кивала в ответ, садилась за свой столик и, вытащив учебники из потрёпанной сумки, углублялась в домашнее задание. При этом гриффиндорка не могла отделаться от чувства, что Снейп наблюдает за ней, как кот за мышью. Впрочем, она привыкала к этому ощущению, хотя, стоило Снейпу подойти к ней ближе или попросить помочь ему в приготовлении какого-либо состава, по-прежнему съёживалась, стараясь стать как можно незаметнее. Гермиона рассудила, что не стоит будить лихо, пока оно спит тихо, и раз уж профессор Снейп по каким-то причинам не трогает её, то надо постараться как можно меньше его раздражать, чтобы этот период спокойствия продлился как можно дольше.

R-Key: Глава 12. Её мечтам не суждено было сбыться. Когда в один из вечеров она спустилась в его комнаты, то обнаружила там покрытый крахмальной скатертью обеденный стол: там возвышались хрупкие бокалы и графины с вином, стояли тарелки со всевозможными кушаньями, и приглушённо сверкало столовое серебро. Судя по числу стульев и приборов, стол был накрыт на двоих. Гермиона застыла, не зная, что ей делать, и тут услышала над ухом спокойный голос: - Позвольте проводить вас к столу, мисс Грейнджер. – Профессор Снейп взял её под руку и чинно усадил на стул. Она села, но не могла съесть ни крошки. Что он задумал? К чему всё это – вино, приглушённый свет свечей? К чему эта пародия на романтический ужин? А вдруг он добавил в еду какое-нибудь зелье? Слишком встревоженная, чтобы заметить, что именно лежит у неё на тарелке, она рассеянно перекладывала еду с одной стороны блюда на другую. Снейп исподтишка разглядывал напряженную фигурку: пальцы, нервно сжимавшие вилку, побелевшие губы, взгляд, устремлённый в центр своей тарелки. Снейп уже проклинал себя за эту идею с дурацким ужином. Он знал, что совместная трапеза обычно располагает людей друг к другу, но это явно был не тот случай. За столом стояла неестественная тишина. Чтобы нарушить молчание, Снейп попросил Гермиону передать ему соль. От неожиданности она уронила вилку, раздался неприятный звон, девушка встрепенулась и вдобавок опрокинула бокал. По белоснежной скатерти расползалось мокрое бордовое пятно. Снейп едва не вспылил. Её привычка вздрагивать каждый раз, когда он к ней обращался, выводила мужчину из себя - настолько, что временами он даже подумывал вышвырнуть девчонку вон. Эта посеревшая от страха маленькая дурочка была явно не той сообразительной помощницей, которую он хотел получить. Такое впечатление, что её знаменитые мозги превратились в трясущийся студень. Она запиналась, случись ему обратиться к ней по поводу какого-нибудь пустяка, избегала даже самых невинных его прикосновений. К примеру, если он попросил её достать ту или иную книгу, девушка никогда не давала её ему в руки, а просто оставляла рядом на столе, стараясь держаться как можно дальше от Снейпа, как если бы тот был прокажённым. Что уж говорить о сексе! Было нестерпимо видеть её так близко и в то же время понимать, что она едва переносит его рядом с собой, и единственный способ добиться близости интимной – снова заломить ей руки за спину. Пока что он терпел, но не знал, насколько его хватит: сейчас он избавлялся от возбуждения тем методом, к которому прибегают мальчики-подростки – какое унижение! Но едва он решал выгнать её, как ему сразу становилось жалко затраченных усилий. Ритуал отнял у него слишком много энергии, чтобы теперь отпустить Гермиону просто так. Конечно, он понимал, что она стала бояться его с той самой ночи – но, великий Мерлин, он не сотворил с ней ничего особенного! Да, она оказалась под ним не по своей воле и насильственно была связана с ним нерушимыми узами. Но по сравнению с тем, что ему приходилось наблюдать и делать, прячась под чернильно-чёрным плащом и серебристой маской, - это было очень и очень мягким наказанием. Ей давно пора принять произошедшее. Однако, несмотря на то, что он обращается с ней очень бережно, глупая девчонка продолжает упрямиться. Он искал способ заставить её не дрожать. Привыкнуть к его близости, его телу. Первое время он не тронет её, но она должна привыкнуть к своей новой обязанности - согревать его постель. Снейп со вздохом встал из-за стола и взмахнул палочкой, убирая пятно со скатерти. Она несмело поднялась и сделала несколько робких шажков к камину, не осмеливаясь спросить, можно ли ей уйти, и остановилась, услышав за спиной: «На этот раз вам придётся ночевать здесь». - Пора ложиться. Раздевайся - добавил Снейп после секундной паузы. Гермиона похолодела и на ватных ногах подошла к кровати. Неужели он решил наказать её таким образом за этот чёртов бокал? «Впрочем… это всё равно рано или поздно случится. Если не сопротивляться, в этот раз обойдётся без синяков» - прошептала она про себя. Затем она отвернулась к стене и стала нервно теребить пуговицу на манжете. - Я привыкла спать в сорочке. - Придётся отвыкать. Раздевайтесь, мисс Грейнджер, или вам помочь? - Нет, я сама, - Гермиона стащила с себя мантию и простенькое платьице, избавилась от гольфов и замерла, стараясь подавить желание прикрыться руками. Снейп усмехнулся, наблюдая за её мучениями, и презрительно обронил: - Полностью. Девушка как можно быстрее стянула с себя лифчик и трусики, молнией метнулась на кровать и забилась под одеяло. Снейп же, напротив, никуда не торопился. Тонкие пальцы неспешно двигались от пуговицы к пуговице. Расстёгнутая рубашка обнажила бледную худую грудь, покрытую жёсткими тёмными волосами. Мгновение – и рубашка лежит на подлокотнике кресла; звякает пряжка ремня, и мужчина стягивает с себя брюки вместе с бельём. Его орган, резко выделявшийся на фоне тёмной поросли, медленно просыпался, увеличиваясь в размерах и багровея. Снейп, нимало не стесняясь своей наготы, сделал шаг по направлению к кровати. Гермиона закусила губу и откинула голову на подушку, молясь о том, чтобы оказаться сейчас где угодно, только не здесь. Она услышала, как скрипнула кровать, почувствовала, как матрас прогибается под тяжестью другого тела и отвернулась к противоположной стене. Снейп лёг набок, нахмурился, глядя на ворох каштановых кудрей, разметавшихся по подушке, и вдруг резко дёрнул девушку на себя. Её спина оказалась притиснута к его груди, и Гермиона почувствовала, как что-то твёрдое прижимается к её ягодицам. Она отчаянно всхлипнула и почувствовала, как одна ладонь Снейпа закрыла ей рот, а другая властно легла на живот, ещё сильнее прижимая к телу лежащего сзади мужчины. - Тише, Гермиона, - раздался мягкий шёпот над её ухом. - Ты не должна бояться. Не надо кричать. Гермиона судорожно закивала, давая понять, что не станет шуметь. Он не будет кричать, нет, она будет тихой, только пусть всё закончится как можно скорее, может, тогда он прекратит её так пугать! Да и потом, какой смысл кричать? После ритуала Снейп мог делать с ней что угодно… Мог, но почему-то не делал. Прошло некоторое время, прежде чем Гермиона поняла: Снейп не собирался воспользоваться своими новыми правами. Размеренное дыхание мужчины согревало ей шею, и, когда она, наконец, осмелилась повернуть голову, то увидела, что Снейп попросту спит.

R-Key: Глава 13. Так их ночи стали такими же странными, как и дни. Вечером Гермиона поспешно раздевалась и ныряла под одеяло, Снейп, не торопясь, скидывал одежду и спокойно укладывался рядом с ней. Каждый раз девушка сжималась в комок, опасаясь, что Снейп перестанет сдерживать свои желания, свидетельство которых красноречиво прижималась то к её ягодицам, то к животу – в зависимости от того, успевала ли Гермиона отвернуться в тот момент, когда Снейп собственническим жестом притягивал её к себе. Но дальше этих объятий дело никогда не заходило, и постепенно Гермиона начала привыкать ночевать в подземелье и чувствовать его рядом. Теперь, когда она поняла, что Снейп по каким-либо причинам решил не применять к ней силу, она потихоньку перестала испытывать панический страх перед ним. Её разум больше не туманился постоянной паникой, однако мгновения спокойствия и ясности были недолгими: придя в себя, Гермиона осознала, что ей стоило бояться не Снейпа, а совершенно других вещей. Теперь она постоянно думала, что будет с Гарри, что будет с её семьёй, что будет с ней, если война закончится поражением? Можно ли помочь Гарри? Кто спасёт его от Волдеморта, если Дамблдор умрёт? Гарри, бесспорно, талантлив, невероятно везуч, но этого мало! Они же не могут всерьёз рассчитывать на то, что подросток справится с одним из величайших тёмных магов столетия! Сможет ли она защитить маму с папой? Снейп тогда был прав: она лезла вперёд, стараясь выделиться и доказать своё право на магию, на пребывание в волшебном мире. Её происхождение, привычка во всём быть первой, обгоняя всех, а также дружба с мальчиком-который-выжил, бесспорно, могли сделать её мишенью для Пожирателей Смерти. Но она в безопасном Хогвартсе, а её семья абсолютно беззащитна. Мама и папа даже не подозревают, какую опасность навлекает на них их единственная дочь – дочь, которой они так гордятся… А она ничего не может сделать, даже не может на время покинуть замок без ведома Снейпа. Эти мысли терзали её неотступно, не оставляя даже во сне. Ей начал сниться один и тот же кошмар – будто бы она и все её близкие – семья, Гарри, Рон, Джинни, Фред и Джордж, Люпин, профессор МакГонагалл – стоят на квиддичном поле. Сверху с трибун за ними безучастно наблюдают сотни безликих фигур, завёрнутых в тёмные плащи. Вдруг раздаётся гонг, и с неба начинают сыпаться змеи – сотни, тысячи змей, они заползают за ворот мантии, шевелятся в волосах, обвивают руки и горло холодными скользкими кольцами – и жалят, и душат… И она видит, как Гарри медленно заглатывает громадный питон… как лица её родителей вздуваются и синеют от смертельного яда… как змеи с отвратительными чавкающими звуками впиваются в Рона… чувствует, что змей столько, что она стоит по пояс в отвратительно шипящей шевелящейся массе… Поначалу ей удавалось сбросить с себя страшные видения, заставляя себя усилием воли открыть глаза. Но потом кошмары становились всё реалистичнее, и сколько она ни твердила себе: «Проснись, проснись, это просто дурацкий сон», змеиные кольца сжимали её всё теснее. В одну из ночей она начала биться, стараясь вырваться – и почувствовала, как чьи-то руки буквально вытягивают её из змеиного месива, уносят в какое-то безопасное, теплое место. Она изо всех сил вцепилась в них, боясь отпустить - и снова оказаться во сне. Когда она с глубоким то ли вздохом, то ли рыданием распахнула глаза, на неё встревожено смотрел Снейп. И тогда она впервые за все эти ночи сама прижалась к нему, обхватила руками и уткнулась в плечо. Зельевар помедлил, а потом легонько погладил её по волосам. -Вам приснился кошмар, да? Гермиона лишь кивнула, не в силах ответить. - И кошмары мучают вас часто? В ответ зельевар получил ещё один молчаливый кивок. Подождав некоторое время, пока она успокоится, он спросил: - Что вас так пугает, мисс Грейнджер? Гермиона всхлипнула и начала лепетать что-то о Гарри, родителях, змеях, людях в тёмных плащах, и из этого лепета Снейп понял, что она измучена мыслями о своих друзьях и своей семье, что она только недавно осознала, какому риску они все подвергаются, и теперь изводится от беспокойства. Он вздохнул: - Я не думаю, что в случае с Поттером вам удастся что-то изменить, Гермиона. Есть некоторые материи, – он скривился и потёр пальцем переносицу – в которые не стоит вмешиваться. Как бы я ни относился к мальчишке, я не могу не признать, что его, как и Тёмного Лорда, к слову сказать, ведёт сама судьба. То, куда она их приведёт – это уже другой вопрос, но повлиять на неё вряд ли удастся. – Он почувствовал, как напряглись её плечи, и снова успокаивающе провёл рукой по её волосам. – Что же до ваших родителей, то я обещаю подумать, что тут можно сделать.

R-Key: Глава 14. Слово своё он сдержал. В течение нескольких дней Снейп хранил молчание и выглядел очень сосредоточенным. Гермиона уже успела немного изучить его привычки и знала – он что-то обдумывает про себя. Она старалась его не тревожить и лишь следила за ним глазами, боясь поверить в то, что он поможет её родителям выжить в этой войне. Однажды она здорово перепугалась, застав его в каком-то странном состоянии. Зельевар сидел за столом, его руки механически перебирали свитки, а выражение лица беспрестанно менялось, что само по себе было странным. - А, мисс Грейнджер, добрый вечер. - Добрый вечер. - Вы ужинали? - Да. - Тогда займитесь пока вашим домашним заданием. Гермиона уселась за свой столик, к которому уже успела привыкнуть, и принялась было раскладывать учебники, как вдруг Снейп снова спросил: - Мисс Грейнджер, вы ужинали? Гермиона удивилась ещё больше, поскольку такая рассеянность вкупе со странной мимикой совершенно не вязалась с привычным поведением мастера зелий. Быть может, Снейп надышался каких-то ядовитых испарений в лаборатории? А вдруг он невменяем, и его ни в коем случае нельзя сердить? Она как можно скромнее ответила: - Спасибо, сэр, я уже ужинала. - Хорошо. Тогда займитесь вашим домашним заданием. Кстати, вы уже ужинали? Боже, неужели он сошёл с ума? Почему он повторяет одно и то же? Гермиона всерьёз испугалась, но тут сзади раздался недовольный возглас: - Нет, это никуда не годится! Она резко обернулась и увидела, что в дверях стоит второй профессор Снейп. Он раздражённо взмахнул палочкой, и Снейп за столом дёрнулся и замер в неестественной позе. Гермиона ошеломлённо переводила взгляд с сердитого Снейпа на Снейпа парализованного и не знала, что ей делать. - Не пугайтесь, мисс Грейнджер. Просто один из вариантов по спасению ваших родителей оказался провальным. Я хотел создать их точные копии, поселить их в вашем доме, а настоящих Грейнджеров где-нибудь спрятать. Но, увы, ничего не выйдет. Физически копии точно повторяют своего создателя, и это бревно за столом обладает всеми моими физическим характеристиками. Но копии, увы, совершенно безмозглы, и не несут отпечатка личности своего создателя. У этого, к примеру, такое выражение лица, как если бы он был слабоумным. И память ни к чёрту – копия не способна запомнить больше двух десятков фраз. Эта получилась не слишком удачной, поэтому и талдычила всё время одно и то же. Боюсь, что если мы заменим ваших родителей такими болванами, то магглы, скорее всего, решат, что чета Грейнджеров спятила, и поместят их в сумасшедший дом. Но если вашими родителями и впрямь заинтересуются Пожиратели Смерти, они могут раскрыть обман. Снейп пересёк комнату, распахнул дверь чулана, пробормотал под нос «Вингардиум Левиоса», и его копия чинно проплыла по воздуху и скрылась в кладовке. - Не волнуйтесь, мисс Грейнджер, - произнёс настоящий Снейп. - Я найду другое решение. И он нашёл его. Спустя несколько дней после инцидента с фальшивым Снейпом Гермиона готовилась вновь отправляться в подземелья. Когда она вошла в камин в своей спальне, Живоглот внезапно сорвался с подушки и прыгнул вслед за ней, несмотря на её возглас: «Нет, Глотик, тебе туда нельзя!» Однако Снейп, как выяснилось, совсем не возражал против кота в своих подземельях. Напротив, он довольно потёр руки и сказал: - О, великолепно, давайте-ка сюда это рыжее чудовище. Ваш кот сегодня побудет немного в роли подопытного кролика – будете отрабатывать на нём Империо. Ну что вы встали, как вкопанная? Доставайте палочку. Потом потренируетесь на своих родных. Будем надеяться, они легко внушаемые. Конечно, неплохо бы для начала попробовать Империо и, на всякий случай, Обливиейт на ком-то ещё – к примеру, на ваших ротозеях-приятелях, но, увы, в Хогвартсе это невозможно. - Прекратите! Снейп вопросительно взглянул на Гермиону – впервые за долгое время она осмелилась сказать что-то ему наперекор. Та подняла на него взгляд и тихо, но уверенно повторила: - Прекратите. Не смейте говорить так. Вы даже не понимаете, что предлагаете мне. Это – мои родители, они дороги мне, понимаете вы это? Я не могу применить к ним непростительное заклятье! Я не желаю превращать их в марионеток с ампутированной памятью! Вы… вы ведёте себя так, как будто вокруг вас не люди, а безмозглый скот. Я знаю, - тут её голос осёкся, но она продолжила – я знаю, что на всю жизнь привязана к вам и завишу от вашей воли. Но не смейте, не смейте говорить о моей семье и моих друзьях в презрительно-снисходительном тоне и забудьте и думать о том, чтобы применять к ним непростительные заклятья! – закончив свою тираду, раскрасневшаяся Гермиона вызывающе вдёрнула подбородок. Мастер зелий смотрел на неё иронично и в то же время будто бы даже с некоторой долей сочувствия. - Это похвально, мисс Грейнджер, что вы столь сильно озабочены вопросами морали и этики, – произнёс он мягко. – Однако не думаю, что ваши каменные моральные принципы способны послужить надёжным щитом для ваших близких. Подумайте об этом, Гермиона, и, я уверен, вы сделаете правильный выбор. Рекомендую как можно скорее начать тренировку на коте, потому что я не вижу иных вариантов решения проблемы.

Algine: R-Key К сожалению, мы с модераторами не уследили, что у фика высокий рейтинг. После появления автора в теме фик придётся перенести в Красный раздел.

R-Key: А как это сделать технически?

Maslenitca1: Это точно!!!))) Мне нравится фик.) Бедный,несчастный Малфой-все его прерывает Снейп...)

Wild Cat: я точно помню, что уже читала про канареек.мм

R-Key: Автор: R-Key Название: Вопросы и ответы. Бета: с 1-й по 7-ю главу Ключница, с 7-й главы Кониген. Рейтинг: NC-17 Прейтинг: ГГ\ДМ, ГГ\СС. Время действия: шестой год обучения «золотого трио». Диклаймер: всё, что где-то встречалось, утащено. Правда, из бескорыстных побуждений :) Отношение к критике: хочется верить, что адекватное. Статус: не закончен. Комментарии: Присутствуют сцены насильственного характера, бранная лексика. Фик задумывался как продолжение рассказа «Чья ты?» автора Lidusya (согласие получено). http://ss-hg.narod.ru/fic/chja_tj.html Отправлено: 13.09.07 22:05. Заголовок: Re: [Re:R-Key] -------------------------------------------------------------------------------- R-Key, R-Key пишет: цитата: Так вот, убивать кого-либо из тех, кого не прихлопнула гражданка Роулинг, в этом фике не будут Что-то меня это как-то пугает... Равно как и отсутствие взаимного согласия. Моя истерзанная душа нуждается в большом количестве флаффа. Ладно, подождем, что будет дальше. Если вы не читаете фики, значит вы просто неграмотный! (А хорошие фики лежат здесь: http://snapearchive.narod.ru/) Не каждый снейджер хороший фик, но каждый хороший фик - снейджер! Спасибо: 0 Профиль Л.С Цитата Ответить R-Key Пост N: #51 Зарегистрирован: 18.03.07 Отправлено: 13.09.07 22:26. Заголовок: Re: -------------------------------------------------------------------------------- с флаффом у меня не очень... Я сама не ожидала, что мадам Ро поступит со Снейпом подобным образом. А она, понимаете ли, вон чего удумала... – Ничего не поделаешь, – возразил Кот. – Все мы здесь не в своем уме – и ты, и я! – Откуда вы знаете, что я не в своем уме? – спросила Алиса. – Конечно, не в своем, – ответил Кот. – Иначе как бы ты здесь оказалась? Л. Кэрролл. Приключения Алисы в Стране Чудес Спасибо: 0 Правка Профиль Цитата Ответить Germ Пост N: #1 Зарегистрирован: 13.09.07 Отправлено: 14.09.07 09:48. Заголовок: Re: -------------------------------------------------------------------------------- цитата: Не получилось, увы, по взаимному согласию. таааак... я начинаю медленно начинать бояться... цитата: Автор смиренно опускает очи, шаркает лапкой и отказывается спойлерить ))))) ух каккая вредина.... так некоторые читатели вымрут от переживаний и не доживут до чего нибудь... цитата: Я сама не ожидала, что мадам Ро поступит со Снейпом подобным образом. А она, понимаете ли, вон чего удумала... это вселяет надежду на то, что наш автор так с нами не поступит и будет и им (в смысле Севу с Герми)большая любоФФ и нам (тобишь читателям- снейджероманам ) непомерная радость... Спасибо: 0 Профиль Л.С Цитата Ответить Wild Cat Пост N: #878 Зарегистрирован: 17.05.05 Отправлено: 30.12.07 14:41. Заголовок: мм так это все-таки .. -------------------------------------------------------------------------------- мм так это все-таки Снейджер? эх...а все так хорошо начиналось гермидракой *вздох* Герму жалко. Сева злой. но надеюсь, он исправится, ведь правда? *наивно хлопая глазами* happy ever after http://www.diary.ru/~myownreflection/ Спасибо: 0 Профиль Л.С Цитата Ответить R-Key Пост N: #58 Зарегистрирован: 18.03.07 Отправлено: 22.01.08 18:54. Заголовок: Germ Wild.. [Re:Wild Cat] -------------------------------------------------------------------------------- Germ Wild Cat хм, даже не знаю, что сказать :) Глава 10. Гермиона испытывала облегчение, получив возможность быстро убраться из подземелий, и в то же время злилась – она знала, что ей придётся туда вернуться, и причём вернуться, приготовив для друзей серьёзное оправдание своего отсутствия в гриффиндорской гостиной и в библиотеке. Однако злость постепенно утихала, и в Гермионе проснулось беспокойство. Безжалостная отповедь Снейпа заставила её вернуться к мыслям, которые она уже давно гнала от себя. Это была и тревога за Гарри, и страх за себя саму. Гермионе тяжело было признать это, но мастер зелий будто бы озвучил её собственные мысли. Не раз она думала о том, что испытания, которые обрушиваются на Гарри, с каждым годом становятся всё тяжелее и тяжелее. То, что Мальчик-который-выжил раз за разом продолжает оправдывать прозвище, полученное ещё в младенчестве, казалось ей настоящим чудом. Гарри пересказал ей и Рону слова Дамблдора о материнской защите. Но на сколько хватит этой защиты? Дамблдор попросил Дурслей приютить Гарри следующим летом и сказал, что это будет в последний раз - не потому ли, что когда тому исполнится восемнадцать, силы материнской защиты иссякнут - просто потому, что Гарри станет взрослым? Что же касается магглов в волшебном мире – она была уверена, что единственную угрозу для таких, как она, представляют фанатики, возглавляемые Воландемортом. До того, как Снейп выплеснул на неё порцию желчи относительно её будущей карьеры, девушке и в голову не приходила мысль о дискриминации магглорождённых. С другой стороны, так ли хорошо она знала этот мир? Для неё он по большей части ограничивался Хогвартсом... Эти мысли нагоняли тоску и апатию – хотелось просто улечься в кровать, задёрнуть полог и не вылезать оттуда несколько дней. Однако она не могла себе этого позволить. Нужно было подумать, как защитить себя и свою семью. А для этого нужно, чтобы о её визитах в подземелья никто не узнал. Воспоминание об утренней стычке с Роном подало ей идею. Конечно, ей сделалось немного совестно при мысли о том, что она собирается свалить на Рона вину за свой разрыв с друзьями, однако что ей остаётся? К тому же Рон сам виноват, что ведёт себя, как болван. Составить план оказалось легче, чем она предполагала. Казалось, всё складывается само собой: рождественская вечеринка у Слизнорта, грубоватое приглашение Маклаггена… Дело было за малым: невзначай заговорить о вечеринке при Роне, на которого упоминания о «клубе слизней» действовали, как красная тряпка на быка, разыграть обиду и вскользь обронить, что намеревалась пригласить его с собой – а затем, спустя некоторое время во всеуслышание объявить, что приняла приглашение Маклаггена и добавить замечание о его успехах в квиддиче. Откровенно говоря, поначалу Гермиона сомневалась, стоит ли превозносить квиддичные достижения своего свежеприобретённого воздыхателя – ведь даже слепой заметил бы, что квиддич не вызывает у неё восторга. Однако, как ни странно, именно это в итоге сработало. Когда Рон услышал фразу «Я люблю хороших игроков в квиддич», он покраснел до кончиков ушей и покосился на неё с плохо скрываемой злостью. Дальше ещё проще – что сложного в том, чтобы демонстративно выскочить из гостиной Гриффиндора, увидев Лаванду, виснущую на Роне? Гермионе эта наигранная сцена ревности показалось даже занятной. Сам Рон, правда, похоже, не заметил её стараний, зато заметил Гарри. Правда, Гермиона никак не ожидала, что он кинется за ней. Она выбрала один из пустых классов и преспокойно уселась на парту, прикидывая, как долго ей следует просидеть здесь, прежде чем возвращаться в гостиную. Предполагается, что она рыдает от ревности – значит, торчать в классе нужно не меньше часа. Гермиона вздохнула и от скуки сотворила у себя над головой стайку легкомысленных канареек. Птички весело порхали вокруг, развлекая свою создательницу щебетом, когда на пороге кабинета возник встревоженный Гарри. Гермиона мысленно чертыхнулась и постаралась придать своему лицу скорбное выражение. Весёлые ярко-жёлтые канарейки, правда, абсолютно не вязались с её напускной мрачностью, однако Гарри, кажется, не обратил на это внимания. Его сочувствующий и в то же время виноватый взгляд заставлял Гермиону вспомнить об угрызениях совести – в конце концов, она не должна обманывать своего лучшего друга… Но и правды она сказать не может. А эта правда непременно всплывёт, если они будут по-прежнему близки. Девушка мысленно прокляла Снейпа и продолжила разыгрывать свой маленький спектакль. - А, привет, Гарри. Я тут решила поупражняться. Она занервничала, поскольку парень молчал, просто переминаясь с ноги на ногу, и, желая подтолкнуть его в нужном направлении, спросила: - Рон, кажется, веселится вовсю там, на празднике? Гарри в ответ промямлил что-то невразумительное, но Гермиона не собиралась сдаваться: - Не притворяйся, что не видел. Он не очень-то и прячется, он… И тут случилось то, чего девушка предугадать не могла. Видимо, боги обмана и плутовства сегодня благоволили ей, поскольку на этих словах в класс, хохоча, ввалились Рон и Лаванда. Рон испуганно ойкнул, Лаванда захихикала ещё громче и выскочила из комнаты, оставляя золотое трио наедине. Гермиона метнула в Рона нарочито тяжёлый взгляд. Тот смутился и, пряча глаза, сказал неестественно бодрым голосом: - О, Гарри, а я-то думал, куда ты запропастился? Нет, так дело не пойдёт. - Напрасно ты заставляешь Лаванду ждать в коридоре. Девушка будет удивляться, куда это ты подевался, - тихо произнесла она, надеясь, что эта фраза заставит Рона сгорать от стыда, а Гарри – поверить в глубину её душевных терзаний. В этом случае она сможет находиться в отдалении от друзей, оправдывая это сердечной раной, которую ей нанес Рон. Тот застыл, будто бы и впрямь пристыжённый, и Гермиона было направилась к двери, но в последний момент обернулась, и заметила, что Рон с облегчением смотрит на Гарри. Нет, его просто так не прошибёшь – завтра, чего доброго, он сведёт всё к шутке, и все её усилия полетят к драклам. И ещё эти канарейки дурацкие… Канарейки? Гермиона зажмурилась, ещё не о конца уверенная в том, что собирается сделать, и истошно взвизгнула: «Оппуньо!» Мирные птички немедленно атаковали Рона, а Гермиона выдавила из себя жалкое подобие рыданий и рванула за дверь. Следующие несколько дней она пребывала в отвратительном настроении. Её план сработал – они с Роном поссорились и демонстративно избегали друг друга. Она добилась того, чего хотела, но было противно от самой себя – от дешёвой игры, от манипуляций друзьями... Гарри, который время от времени старался приободрить её, имел несчастье в полной мере испытать на себе её испортившийся характер. От Гарри отвязаться было не так-то просто, он старался пропускать мимо ушей её едкие замечания, стараясь вовлечь её в разговор. К ужасу Гермионы, разговор этот зачастую сводился к одной и той же теме: Драко Малфой принял тёмную метку и что-то замышляет. При упоминании о слизеринце девушку начинало едва ли мутить от злости – это Малфой, так или иначе, втравил её во всё это. И если Гарри не оставит свои догадки, правда может выплыть наружу. Девушка резко обрывала друга, называла его предположения бредом, но Гарри был упрям, как осёл, и это раздражало ещё больше. К тому же Гермиона подозревала, что в чём-то он, возможно, прав, но у неё не было ни малейшего желания думать о Драко Малфое и о вещах, с ним связанных. – Ничего не поделаешь, – возразил Кот. – Все мы здесь не в своем уме – и ты, и я! – Откуда вы знаете, что я не в своем уме? – спросила Алиса. – Конечно, не в своем, – ответил Кот. – Иначе как бы ты здесь оказалась? Л. Кэрролл. Приключения Алисы в Стране Чудес Спасибо: 0 Правка Профиль Цитата Ответить R-Key Пост N: #59 Зарегистрирован: 18.03.07 Отправлено: 22.01.08 18:54. Заголовок: Глава 12. Её мечта.. -------------------------------------------------------------------------------- Глава 11. - Попробуем начать сначала. В прошлый раз я, быть может, был излишне резок. Сядьте, мисс Грейнджер, - сказал мастер зелий, когда Гермиона явилась в подземелье. Он поставил её в известность о том, что она должна провести этот вечер рядом с ним, запиской, оставленной в её комнате на столе. Когда гриффиндорская отличница явилась, вид у неё был хмурый. Тем не менее, она, чуть помедлив, опустилась в предложенное кресло. Снейп сел напротив и невинно поинтересовался: - Вы сердиты оттого, что поссорились с друзьями? - Я сердита оттого, что мне приходится врать им, профессор. – Сухо парировала она. – Да и вообще, в моём положении можно найти мало поводов для веселья, вы не находите? Снейп пропустил её последнее замечание мимо ушей: - Что же, значит, вам удалось избавиться от их чересчур навязчивого внимания. Я доволен вами. Гермиона не ответила. Несколько минут прошли в напряжённой тишине, однако потом она всё-таки решилась заговорить. - Могу я спросить вас кое о чём, сэр? Снейп сухо кивнул. В конце концов, то, что она больше не пыталась устроить истерику, заслуживало небольшого вознаграждения. - То, что вы сказали тогда о Гарри… о том, что однажды он… - Гермиона не могла заставить себя произнести слово «погибнет», и поэтому её слова звучали сбивчиво. – Сэр, вы же на самом деле не думаете, что он… - Вынужден вас огорчить, но я склонен полагать, что удача однажды отвернётся от мистера Поттера – голос Снейпа звучал бесстрастно. – Ему не раз удавалось ускользнуть от Тёмного Лорда, но лишь благодаря нечеловеческому везению и древней магии родительской защиты. Но она не может спасать его вечно – защита действовала, пока Поттер оставался ребёнком. Но он растёт, чары истончаются, и совсем скоро они перестанут защищать его. - Но Дамблдор… - Вы очень зря рассчитываете на всемогущего директора. Думаю, вы уже обратили внимание на его руку? Гермиона кивнула. Они заметили, что рука Дамблдора искалечена, в начале семестра. Жуткий вид обугленной плоти не оставлял сомнений, что волшебник подвергся какому-то мощному заклятью. Поначалу Гермиона была уверена, что Дамблдор сумеет залечить повреждения, но недели сменяли друг друга, а рука директора всё не заживала. - Дамблдор умирает и прекрасно знает об этом. Так что советую прикинуть на досуге, каковы шансы Поттера против Тёмного Лорда. Гермиона молчала, чувствуя, как её охватывает ужас. Гарри – так рано повзрослевший… дерзкий, смелый, безрассудный мальчишка… Гермиона привыкла думать о нём как о брате, которого у неё никогда не было. Она испытывала по отношению к нему нежность, к которой примешивалось желание оградить его от невзгод, которые ждут его впереди. И вот теперь Снейп говорит, что шансы Гарри на жизнь тают. Они потеряют его. Как они все – и она, и Рон, и Люпин, и все многочисленные Уизли – будут жить без Гарри? Да что они – Гарри зовут надеждой магического мира, и, если его не станет, колдовское сообщество Британии обречено пасть от руки маньяка, одержимого жаждой власти и крови. Весь их мир рухнет, а Снейп так спокойно ей об этом говорит! Она хотела было возмутиться, но не успела даже открыть рта, поскольку мужчина продолжил: - И я хотел бы сразу ответить на ещё один вопрос, который, вероятно, мучил вас после нашей прошлой беседы, но который вы вряд ли решитесь задать. Да, я уверен, что вы вряд ли достигли бы высот в магическом мире. Конечно, вы могли бы заниматься наукой, однако все ваши мало-мальски значимые достижения наверняка присваивал бы себе кто-то другой. Вам пришлось бы довольствоваться ролью скромной ассистентки. Впрочем, обладай вы более гибкой моралью, вы бы нашли себе… влиятельного покровителя, назовём это так. Он бы обеспечил ваше продвижение наверх. - А теперь мне даже не стоит утруждаться, поскольку моим покровителем намерены стать вы? – резко поинтересовалась она. - Да, мисс Грейнджер. И поверьте, в свете разворачивающихся событий это далеко не худший вариант для вас. Этот разговор положил начало целой веренице дней, которые профессор зельеварения Северус Снейп и ученица шестого курса Гермиона Грейнджер провели вместе. Это были очень странные дни. Накануне Гермиона обнаруживала в своей спальне записку, написанную изящным змеящимся почерком. В назначенный час она подходила к камину, бросала в пламя горсть дымолётного порошка и спустя мгновение переносилась из гриффиндорской башни в недра слизеринских подземелий. Поначалу визиты в комнаты Снейпа напоминали девушке пытку. Мрачноватая обстановка действовала на неё угнетающе, но это было пустяком по сравнению с пугающей перспективой остаться здесь на ночь. Изредка она бросала испуганный взгляд на кровать, темневшую в отдалении, в её сознании всплывала фраза: «И поверьте, это не худший вариант для вас», девушка гнала её прочь, но место этих слов тут же занимали воспоминания о боли и унижении, которые ей пришлось пережить на этой кровати в первый вечер. Она боялась, что это повторится снова, и чувствовала, как сердце начинает испуганно биться в груди. Однако Снейп не настаивал на том, чтобы она оставалась в подземельях после заката. Когда она появлялась, он обычно приветствовал её сухим кивком, не отрываясь от проверки сочинений или шинкования корней и слизней для очередного зелья. Гермиона кивала в ответ, садилась за свой столик и, вытащив учебники из потрёпанной сумки, углублялась в домашнее задание. При этом гриффиндорка не могла отделаться от чувства, что Снейп наблюдает за ней, как кот за мышью. Впрочем, она привыкала к этому ощущению, хотя, стоило Снейпу подойти к ней ближе или попросить помочь ему в приготовлении какого-либо состава, по-прежнему съёживалась, стараясь стать как можно незаметнее. Гермиона рассудила, что не стоит будить лихо, пока оно спит тихо, и раз уж профессор Снейп по каким-то причинам не трогает её, то надо постараться как можно меньше его раздражать, чтобы этот период спокойствия продлился как можно дольше. – Ничего не поделаешь, – возразил Кот. – Все мы здесь не в своем уме – и ты, и я! – Откуда вы знаете, что я не в своем уме? – спросила Алиса. – Конечно, не в своем, – ответил Кот. – Иначе как бы ты здесь оказалась? Л. Кэрролл. Приключения Алисы в Стране Чудес Спасибо: 0 Правка Профиль Цитата Ответить R-Key Пост N: #60 Зарегистрирован: 18.03.07 Отправлено: 22.01.08 18:55. Заголовок: Глава 13. Так их .. -------------------------------------------------------------------------------- Глава 12. Её мечтам не суждено было сбыться. Когда в один из вечеров она спустилась в его комнаты, то обнаружила там покрытый крахмальной скатертью обеденный стол: там возвышались хрупкие бокалы и графины с вином, стояли тарелки со всевозможными кушаньями, и приглушённо сверкало столовое серебро. Судя по числу стульев и приборов, стол был накрыт на двоих. Гермиона застыла, не зная, что ей делать, и тут услышала над ухом спокойный голос: - Позвольте проводить вас к столу, мисс Грейнджер. – Профессор Снейп взял её под руку и чинно усадил на стул. Она села, но не могла съесть ни крошки. Что он задумал? К чему всё это – вино, приглушённый свет свечей? К чему эта пародия на романтический ужин? А вдруг он добавил в еду какое-нибудь зелье? Слишком встревоженная, чтобы заметить, что именно лежит у неё на тарелке, она рассеянно перекладывала еду с одной стороны блюда на другую. Снейп исподтишка разглядывал напряженную фигурку: пальцы, нервно сжимавшие вилку, побелевшие губы, взгляд, устремлённый в центр своей тарелки. Снейп уже проклинал себя за эту идею с дурацким ужином. Он знал, что совместная трапеза обычно располагает людей друг к другу, но это явно был не тот случай. За столом стояла неестественная тишина. Чтобы нарушить молчание, Снейп попросил Гермиону передать ему соль. От неожиданности она уронила вилку, раздался неприятный звон, девушка встрепенулась и вдобавок опрокинула бокал. По белоснежной скатерти расползалось мокрое бордовое пятно. Снейп едва не вспылил. Её привычка вздрагивать каждый раз, когда он к ней обращался, выводила мужчину из себя - настолько, что временами он даже подумывал вышвырнуть девчонку вон. Эта посеревшая от страха маленькая дурочка была явно не той сообразительной помощницей, которую он хотел получить. Такое впечатление, что её знаменитые мозги превратились в трясущийся студень. Она запиналась, случись ему обратиться к ней по поводу какого-нибудь пустяка, избегала даже самых невинных его прикосновений. К примеру, если он попросил её достать ту или иную книгу, девушка никогда не давала её ему в руки, а просто оставляла рядом на столе, стараясь держаться как можно дальше от Снейпа, как если бы тот был прокажённым. Что уж говорить о сексе! Было нестерпимо видеть её так близко и в то же время понимать, что она едва переносит его рядом с собой, и единственный способ добиться близости интимной – снова заломить ей руки за спину. Пока что он терпел, но не знал, насколько его хватит: сейчас он избавлялся от возбуждения тем методом, к которому прибегают мальчики-подростки – какое унижение! Но едва он решал выгнать её, как ему сразу становилось жалко затраченных усилий. Ритуал отнял у него слишком много энергии, чтобы теперь отпустить Гермиону просто так. Конечно, он понимал, что она стала бояться его с той самой ночи – но, великий Мерлин, он не сотворил с ней ничего особенного! Да, она оказалась под ним не по своей воле и насильственно была связана с ним нерушимыми узами. Но по сравнению с тем, что ему приходилось наблюдать и делать, прячась под чернильно-чёрным плащом и серебристой маской, - это было очень и очень мягким наказанием. Ей давно пора принять произошедшее. Однако, несмотря на то, что он обращается с ней очень бережно, глупая девчонка продолжает упрямиться. Он искал способ заставить её не дрожать. Привыкнуть к его близости, его телу. Первое время он не тронет её, но она должна привыкнуть к своей новой обязанности - согревать его постель. Снейп со вздохом встал из-за стола и взмахнул палочкой, убирая пятно со скатерти. Она несмело поднялась и сделала несколько робких шажков к камину, не осмеливаясь спросить, можно ли ей уйти, и остановилась, услышав за спиной: «На этот раз вам придётся ночевать здесь». - Пора ложиться. Раздевайся - добавил Снейп после секундной паузы. Гермиона похолодела и на ватных ногах подошла к кровати. Неужели он решил наказать её таким образом за этот чёртов бокал? «Впрочем… это всё равно рано или поздно случится. Если не сопротивляться, в этот раз обойдётся без синяков» - прошептала она про себя. Затем она отвернулась к стене и стала нервно теребить пуговицу на манжете. - Я привыкла спать в сорочке. - Придётся отвыкать. Раздевайтесь, мисс Грейнджер, или вам помочь? - Нет, я сама, - Гермиона стащила с себя мантию и простенькое платьице, избавилась от гольфов и замерла, стараясь подавить желание прикрыться руками. Снейп усмехнулся, наблюдая за её мучениями, и презрительно обронил: - Полностью. Девушка как можно быстрее стянула с себя лифчик и трусики, молнией метнулась на кровать и забилась под одеяло. Снейп же, напротив, никуда не торопился. Тонкие пальцы неспешно двигались от пуговицы к пуговице. Расстёгнутая рубашка обнажила бледную худую грудь, покрытую жёсткими тёмными волосами. Мгновение – и рубашка лежит на подлокотнике кресла; звякает пряжка ремня, и мужчина стягивает с себя брюки вместе с бельём. Его орган, резко выделявшийся на фоне тёмной поросли, медленно просыпался, увеличиваясь в размерах и багровея. Снейп, нимало не стесняясь своей наготы, сделал шаг по направлению к кровати. Гермиона закусила губу и откинула голову на подушку, молясь о том, чтобы оказаться сейчас где угодно, только не здесь. Она услышала, как скрипнула кровать, почувствовала, как матрас прогибается под тяжестью другого тела и отвернулась к противоположной стене. Снейп лёг набок, нахмурился, глядя на ворох каштановых кудрей, разметавшихся по подушке, и вдруг резко дёрнул девушку на себя. Её спина оказалась притиснута к его груди, и Гермиона почувствовала, как что-то твёрдое прижимается к её ягодицам. Она отчаянно всхлипнула и почувствовала, как одна ладонь Снейпа закрыла ей рот, а другая властно легла на живот, ещё сильнее прижимая к телу лежащего сзади мужчины. - Тише, Гермиона, - раздался мягкий шёпот над её ухом. - Ты не должна бояться. Не надо кричать. Гермиона судорожно закивала, давая понять, что не станет шуметь. Он не будет кричать, нет, она будет тихой, только пусть всё закончится как можно скорее, может, тогда он прекратит её так пугать! Да и потом, какой смысл кричать? После ритуала Снейп мог делать с ней что угодно… Мог, но почему-то не делал. Прошло некоторое время, прежде чем Гермиона поняла: Снейп не собирался воспользоваться своими новыми правами. Размеренное дыхание мужчины согревало ей шею, и, когда она, наконец, осмелилась повернуть голову, то увидела, что Снейп попросту спит. – Ничего не поделаешь, – возразил Кот. – Все мы здесь не в своем уме – и ты, и я! – Откуда вы знаете, что я не в своем уме? – спросила Алиса. – Конечно, не в своем, – ответил Кот. – Иначе как бы ты здесь оказалась? Л. Кэрролл. Приключения Алисы в Стране Чудес Спасибо: 0 Правка Профиль Цитата Ответить R-Key Пост N: #61 Зарегистрирован: 18.03.07 Отправлено: 22.01.08 18:56. Заголовок: Глава 14. Слово сво.. -------------------------------------------------------------------------------- Глава 13. Так их ночи стали такими же странными, как и дни. Вечером Гермиона поспешно раздевалась и ныряла под одеяло, Снейп, не торопясь, скидывал одежду и спокойно укладывался рядом с ней. Каждый раз девушка сжималась в комок, опасаясь, что Снейп перестанет сдерживать свои желания, свидетельство которых красноречиво прижималась то к её ягодицам, то к животу – в зависимости от того, успевала ли Гермиона отвернуться в тот момент, когда Снейп собственническим жестом притягивал её к себе. Но дальше этих объятий дело никогда не заходило, и постепенно Гермиона начала привыкать ночевать в подземелье и чувствовать его рядом. Теперь, когда она поняла, что Снейп по каким-либо причинам решил не применять к ней силу, она потихоньку перестала испытывать панический страх перед ним. Её разум больше не туманился постоянной паникой, однако мгновения спокойствия и ясности были недолгими: придя в себя, Гермиона осознала, что ей стоило бояться не Снейпа, а совершенно других вещей. Теперь она постоянно думала, что будет с Гарри, что будет с её семьёй, что будет с ней, если война закончится поражением? Можно ли помочь Гарри? Кто спасёт его от Волдеморта, если Дамблдор умрёт? Гарри, бесспорно, талантлив, невероятно везуч, но этого мало! Они же не могут всерьёз рассчитывать на то, что подросток справится с одним из величайших тёмных магов столетия! Сможет ли она защитить маму с папой? Снейп тогда был прав: она лезла вперёд, стараясь выделиться и доказать своё право на магию, на пребывание в волшебном мире. Её происхождение, привычка во всём быть первой, обгоняя всех, а также дружба с мальчиком-который-выжил, бесспорно, могли сделать её мишенью для Пожирателей Смерти. Но она в безопасном Хогвартсе, а её семья абсолютно беззащитна. Мама и папа даже не подозревают, какую опасность навлекает на них их единственная дочь – дочь, которой они так гордятся… А она ничего не может сделать, даже не может на время покинуть замок без ведома Снейпа. Эти мысли терзали её неотступно, не оставляя даже во сне. Ей начал сниться один и тот же кошмар – будто бы она и все её близкие – семья, Гарри, Рон, Джинни, Фред и Джордж, Люпин, профессор МакГонагалл – стоят на квиддичном поле. Сверху с трибун за ними безучастно наблюдают сотни безликих фигур, завёрнутых в тёмные плащи. Вдруг раздаётся гонг, и с неба начинают сыпаться змеи – сотни, тысячи змей, они заползают за ворот мантии, шевелятся в волосах, обвивают руки и горло холодными скользкими кольцами – и жалят, и душат… И она видит, как Гарри медленно заглатывает громадный питон… как лица её родителей вздуваются и синеют от смертельного яда… как змеи с отвратительными чавкающими звуками впиваются в Рона… чувствует, что змей столько, что она стоит по пояс в отвратительно шипящей шевелящейся массе… Поначалу ей удавалось сбросить с себя страшные видения, заставляя себя усилием воли открыть глаза. Но потом кошмары становились всё реалистичнее, и сколько она ни твердила себе: «Проснись, проснись, это просто дурацкий сон», змеиные кольца сжимали её всё теснее. В одну из ночей она начала биться, стараясь вырваться – и почувствовала, как чьи-то руки буквально вытягивают её из змеиного месива, уносят в какое-то безопасное, теплое место. Она изо всех сил вцепилась в них, боясь отпустить - и снова оказаться во сне. Когда она с глубоким то ли вздохом, то ли рыданием распахнула глаза, на неё встревожено смотрел Снейп. И тогда она впервые за все эти ночи сама прижалась к нему, обхватила руками и уткнулась в плечо. Зельевар помедлил, а потом легонько погладил её по волосам. -Вам приснился кошмар, да? Гермиона лишь кивнула, не в силах ответить. - И кошмары мучают вас часто? В ответ зельевар получил ещё один молчаливый кивок. Подождав некоторое время, пока она успокоится, он спросил: - Что вас так пугает, мисс Грейнджер? Гермиона всхлипнула и начала лепетать что-то о Гарри, родителях, змеях, людях в тёмных плащах, и из этого лепета Снейп понял, что она измучена мыслями о своих друзьях и своей семье, что она только недавно осознала, какому риску они все подвергаются, и теперь изводится от беспокойства. Он вздохнул: - Я не думаю, что в случае с Поттером вам удастся что-то изменить, Гермиона. Есть некоторые материи, – он скривился и потёр пальцем переносицу – в которые не стоит вмешиваться. Как бы я ни относился к мальчишке, я не могу не признать, что его, как и Тёмного Лорда, к слову сказать, ведёт сама судьба. То, куда она их приведёт – это уже другой вопрос, но повлиять на неё вряд ли удастся. – Он почувствовал, как напряглись её плечи, и снова успокаивающе провёл рукой по её волосам. – Что же до ваших родителей, то я обещаю подумать, что тут можно сделать. – Ничего не поделаешь, – возразил Кот. – Все мы здесь не в своем уме – и ты, и я! – Откуда вы знаете, что я не в своем уме? – спросила Алиса. – Конечно, не в своем, – ответил Кот. – Иначе как бы ты здесь оказалась? Л. Кэрролл. Приключения Алисы в Стране Чудес Спасибо: 0 Правка Профиль Цитата Ответить R-Key Пост N: #62 Зарегистрирован: 18.03.07 Отправлено: 22.01.08 19:20. Заголовок: Глава 14. Слово .. -------------------------------------------------------------------------------- Глава 14. Слово своё он сдержал. В течение нескольких дней Снейп хранил молчание и выглядел очень сосредоточенным. Гермиона уже успела немного изучить его привычки и знала – он что-то обдумывает про себя. Она старалась его не тревожить и лишь следила за ним глазами, боясь поверить в то, что он поможет её родителям выжить в этой войне. Однажды она здорово перепугалась, застав его в каком-то странном состоянии. Зельевар сидел за столом, его руки механически перебирали свитки, а выражение лица беспрестанно менялось, что само по себе было странным. - А, мисс Грейнджер, добрый вечер. - Добрый вечер. - Вы ужинали? - Да. - Тогда займитесь пока вашим домашним заданием. Гермиона уселась за свой столик, к которому уже успела привыкнуть, и принялась было раскладывать учебники, как вдруг Снейп снова спросил: - Мисс Грейнджер, вы ужинали? Гермиона удивилась ещё больше, поскольку такая рассеянность вкупе со странной мимикой совершенно не вязалась с привычным поведением мастера зелий. Быть может, Снейп надышался каких-то ядовитых испарений в лаборатории? А вдруг он невменяем, и его ни в коем случае нельзя сердить? Она как можно скромнее ответила: - Спасибо, сэр, я уже ужинала. - Хорошо. Тогда займитесь вашим домашним заданием. Кстати, вы уже ужинали? Боже, неужели он сошёл с ума? Почему он повторяет одно и то же? Гермиона всерьёз испугалась, но тут сзади раздался недовольный возглас: - Нет, это никуда не годится! Она резко обернулась и увидела, что в дверях стоит второй профессор Снейп. Он раздражённо взмахнул палочкой, и Снейп за столом дёрнулся и замер в неестественной позе. Гермиона ошеломлённо переводила взгляд с сердитого Снейпа на Снейпа парализованного и не знала, что ей делать. - Не пугайтесь, мисс Грейнджер. Просто один из вариантов по спасению ваших родителей оказался провальным. Я хотел создать их точные копии, поселить их в вашем доме, а настоящих Грейнджеров где-нибудь спрятать. Но, увы, ничего не выйдет. Физически копии точно повторяют своего создателя, и это бревно за столом обладает всеми моими физическим характеристиками. Но копии, увы, совершенно безмозглы, и не несут отпечатка личности своего создателя. У этого, к примеру, такое выражение лица, как если бы он был слабоумным. И память ни к чёрту – копия не способна запомнить больше двух десятков фраз. Эта получилась не слишком удачной, поэтому и талдычила всё время одно и то же. Боюсь, что если мы заменим ваших родителей такими болванами, то магглы, скорее всего, решат, что чета Грейнджеров спятила, и поместят их в сумасшедший дом. Но если вашими родителями и впрямь заинтересуются Пожиратели Смерти, они могут раскрыть обман. Снейп пересёк комнату, распахнул дверь чулана, пробормотал под нос «Вингардиум Левиоса», и его копия чинно проплыла по воздуху и скрылась в кладовке. - Не волнуйтесь, мисс Грейнджер, - произнёс настоящий Снейп. - Я найду другое решение. И он нашёл его. Спустя несколько дней после инцидента с фальшивым Снейпом Гермиона готовилась вновь отправляться в подземелья. Когда она вошла в камин в своей спальне, Живоглот внезапно сорвался с подушки и прыгнул вслед за ней, несмотря на её возглас: «Нет, Глотик, тебе туда нельзя!» Однако Снейп, как выяснилось, совсем не возражал против кота в своих подземельях. Напротив, он довольно потёр руки и сказал: - О, великолепно, давайте-ка сюда это рыжее чудовище. Ваш кот сегодня побудет немного в роли подопытного кролика – будете отрабатывать на нём Империо. Ну что вы встали, как вкопанная? Доставайте палочку. Потом потренируетесь на своих родных. Будем надеяться, они легко внушаемые. Конечно, неплохо бы для начала попробовать Империо и, на всякий случай, Обливиейт на ком-то ещё – к примеру, на ваших ротозеях-приятелях, но, увы, в Хогвартсе это невозможно. - Прекратите! Снейп вопросительно взглянул на Гермиону – впервые за долгое время она осмелилась сказать что-то ему наперекор. Та подняла на него взгляд и тихо, но уверенно повторила: - Прекратите. Не смейте говорить так. Вы даже не понимаете, что предлагаете мне. Это – мои родители, они дороги мне, понимаете вы это? Я не могу применить к ним непростительное заклятье! Я не желаю превращать их в марионеток с ампутированной памятью! Вы… вы ведёте себя так, как будто вокруг вас не люди, а безмозглый скот. Я знаю, - тут её голос осёкся, но она продолжила – я знаю, что на всю жизнь привязана к вам и завишу от вашей воли. Но не смейте, не смейте говорить о моей семье и моих друзьях в презрительно-снисходительном тоне и забудьте и думать о том, чтобы применять к ним непростительные заклятья! – закончив свою тираду, раскрасневшаяся Гермиона вызывающе вдёрнула подбородок. Мастер зелий смотрел на неё иронично и в то же время будто бы даже с некоторой долей сочувствия. - Это похвально, мисс Грейнджер, что вы столь сильно озабочены вопросами морали и этики, – произнёс он мягко. – Однако не думаю, что ваши каменные моральные принципы способны послужить надёжным щитом для ваших близких. Подумайте об этом, Гермиона, и, я уверен, вы сделаете правильный выбор. Рекомендую как можно скорее начать тренировку на коте, потому что я не вижу иных вариантов решения проблемы. – Ничего не поделаешь, – возразил Кот. – Все мы здесь не в своем уме – и ты, и я! – Откуда вы знаете, что я не в своем уме? – спросила Алиса. – Конечно, не в своем, – ответил Кот. – Иначе как бы ты здесь оказалась? Л. Кэрролл. Приключения Алисы в Стране Чудес Спасибо: 0 Правка Профиль Цитата Ответить Algine озеленитель Пост N: #1911 Зарегистрирован: 17.05.05 Отправлено: 22.01.08 21:17. Заголовок: R-Key К сожалению, .. [Re:R-Key] -------------------------------------------------------------------------------- R-Key К сожалению, мы с мо

Wild Cat: R-Key возможно)) в любом случае оч.интересно))) а когда планируется переместить фик в красный?

R-Key: Я бы перенесла хоть сегодня, но не представляю, как это сделать технически - насколько я знаю, для этого нужны особые модераторские кнопки :) К слову, у меня что-то форум в последнее время здорово глючит, в теме ответы как-то перемешались, хорошо хоть главы по порядку.

Wild Cat: R-Key таж фигня, сама обалдела, ниче не поняла)) нуу лана) а када ждать пополнения?

R-Key: Не думаю, что очень скоро, я автор-черепаха ))

Wild Cat: R-Key угу. ждем-с



полная версия страницы