Форум » Библиотека-3 » Вопросы и ответы ДМ\ГГ; ГГ\СС, продолжение от 22 января » Ответить

Вопросы и ответы ДМ\ГГ; ГГ\СС, продолжение от 22 января

R-Key: Автор: R-Key Название: Вопросы и ответы. Бета: с 1-й по 7-ю главу Ключница, с 7-й главы Кониген. Рейтинг: NC-17 Прейтинг: ГГ\ДМ, ГГ\СС. Время действия: шестой год обучения «золотого трио». Диклаймер: всё, что где-то встречалось, утащено. Правда, из бескорыстных побуждений :) Отношение к критике: хочется верить, что адекватное. Статус: не закончен. Комментарии: Присутствуют сцены насильственного характера, бранная лексика. Фик задумывался как продолжение рассказа «Чья ты?» автора Lidusya (согласие получено). http://ss-hg.narod.ru/fic/chja_tj.html

Ответов - 79, стр: 1 2 3 All

R-Key: Глава 1. Гермиона сидела на холодном полу, уставившись на дверь. Конечно, было бы разумнее встать и как можно быстрее скрыться в направлении гостиной Гриффиндора, но что-то не давало ей сдвинуться с места. Профессор Снейп зашёл в комнату Малфоя уже полчаса назад. О чём они там так долго разговаривают? Как Гермиона ни прислушивалась, из-за двери не доносилось ни звука. «Чёртов Малфой! - в отчаянии ругнулась про себя гриффиндорка. – Неужели не мог поставить заклинание защиты от посторонних? Тогда этого кошмара не случилось бы!». В глубине души Гермиона прекрасно понимала, что даже если бы парень поставил на дверь десяток охранных заклинаний, это не помогло бы. Наивно полагать, что потуги студента способны остановить преподавателя, если тот вздумает проникнуть в комнату, особенно если этот преподаватель – грозный декан Слизерина Северус Снейп. Снейп… Мерлин, он тогда появился так внезапно… Как долго он простоял рядом с кроватью, не выдавая себя и наблюдая за ними. И главное, что успел увидеть? Впрочем, наверняка он увидел достаточно. Смятые простыни, и двое - разгорячённые, как будто в ожесточении ласкающие друг друга… Хотя почему «как будто»? Именно что - «в ожесточении». Она и Драко враги, и даже в постели они не переставали ими быть. Да и, в конце концов – он же её принудил! Он подкараулил её в библиотеке, надавал пощёчин, силой притащил в свою комнату, запугал и уложил к себе в кровать – ЭТО ВСЁ ОН!!! «Но ведь тебе понравилось это – прозвучал в голове неприятный голосок, - и ещё как понравилось! Тебе нравилось чувствовать на себе тяжесть его тела и его член внутри, его губы, ласкающие твою шею, тебе нравилось, как он брал тебя – резко и грубо, как с каждым толчком, проникая всё глубже, выплёвывал тебе в лицо: «Грязнокровка, шлюха, кричи!» И ты кричала – и кричала отнюдь не от гнева и отвращения, а потому что ты кончала под ним, как сумасшедшая. Так что никакого насилия, детка». «Нет, заткнись, заткнись, ЗАТКНИСЬ! Я не знаю, как так вышло, но это было насилие, я сама никогда, никогда не позволила бы такому случиться – я уверена, я ведь… я ведь влюблена в другого!» «А сейчас этот другой говорит с твоим новоиспечённым любовником - ехидно заметил тот же голос»… А она сидит под дверью, не смея шелохнуться. Как же долго он не выходит! А когда выйдет, что тогда делать, что ему сказать? Да и имеет ли смысл вообще что-то говорить, когда он в таком бешенстве? Снейпа боялись все студенты от мала до велика – для того, чтобы нагнать на них страху, ему было достаточно просто молча пройти по коридору. Страшно себе представить, что он мог сотворить в таком состоянии, как сейчас. Судя по выражению лица, с которым он вошёл в комнату Малфоя, декан был готов убить своего студента. Не то, чтобы Гермионе было жаль Малфоя – ей самой хотелось его придушить. И всё-таки… Может, позвать кого-нибудь на помощь? Нет, это бредовая идея. Кого звать – Дамблдора с Макгонагал? Не может быть и речи: что она им скажет?! Тут её терзания прервались. Дверь, скрипнув, отворилась, и послышался полный холодной ярости голос мастера зелий: - Как бы там ни было, такого я не ожидал от вас, мистер Малфой. В дверном проёме показался тёмный силуэт, и через мгновение в неверном свете факелов выросла мрачная фигура Снейпа. Его взгляд упал на Гермиону, которая, сжавшись в комочек и судорожно кутаясь в мантию, сидела на том же месте, где он её оставил. - Ещё здесь, мисс Грейнджер? Думаете продолжить развлекаться после моего ухода? Не думаю, что у вас это получится, - сквозь зубы процедил он и рывком поднял её с пола. Пальцы сомкнулись на локте девушки, и зельевар потащил её прочь от слизеринского общежития. Ей приходилось почти бежать, чтобы поспевать за ним. Они миновали несколько лестниц и коридоров. Гермиона уже было подумала, что Снейп молча отконвоирует её в башню факультета Гриффиндор, но когда они миновали очередной из многочисленных поворотов, он вдруг с силой прижал её к стене и впился глазами в её лицо. - И кто бы мог подумать, – обманчиво мягким голосом произнёс мастер зелий, - что под маской примерной ученицы и пай-девочки скрывается маленькая потаскушка. От этих слов Гермиона дёрнулась, как от удара хлыстом. Да как он смеет! - Что, скажете, я не прав? – продолжил он, сжимая её плечи и пододвигаясь ближе. – Давайте посмотрим: Виктор Крам, я полагаю, был первооткрывателем? Или это кто-то другой? Скажем, Уизли? Или драгоценный Поттер? А может оба сразу? Кстати, из вас получился превосходный тройственный союз. Наверное, следовало ожидать, что ваши детские шалости перетекут в более взрослые развлечения. - Снейп с ненавистью тряхнул её, и девушка пребольно ударилась затылком о стену, но ему было на это явно наплевать. – Но Драко! Тут вы меня удивили. Заклятые враги, которые не упускают случая насолить друг другу – и тут такой сюрприз! – приблизив свои губы к её уху, он медленно пошептал: - Скажи, девочка, тебя это заводит – ложиться под того, кто обращается с тобой, как с грязью? У тебя извращённые вкусы. – Снейп усмехнулся и закончил. – Вот и получается, что вы, мисс Грейнджер, всего лишь шлюшка, которая такими темпами вскоре осчастливит весь Хогвартс. В начале его монолога Гермиона просто оторопела. Но по мере того, как он говорил, на смену страху пришли обида и негодование – и когда мастер зелий произнёс последнюю язвительную фразу, она наотмашь ударила его по губам с такой силой, что разбила их в кровь. - Что-о-о? – прошипел Снейп и, выхватив палочку, приставил её к горлу девушки. Его лицо исказилось от бешенства, и Гермиона подумала, что он наложит на неё Круциатус. Однако профессор лишь оттолкнул насмерть перепуганную ученицу, и, отвернувшись, ледяным голосом произнёс: - Будет лучше, если об этом милом маленьком эпизоде с Малфоем никто не узнает. Тогда не пострадает ни ваша честь, хотя я лично сомневаюсь, что она у вас имеется, ни репутация Драко. Думаю, он будет не в восторге, если всплывёт его связь с маглорождённой – не говоря уж о реакции его родителей. И ещё: если я хоть раз ещё застану вас с кем-либо, пеняйте на себя. А теперь доброй ночи, мисс Грейнджер. – С этими словами мастер зелий, не оборачиваясь, зашагал прочь.

R-Key: Глава 2. Учебный семестр потянулся дальше: уроки, сочинения – привычное течение школьной жизни. Однако некоторые перемены, пусть почти незаметные, но были. И, разумеется, они касались троих, которые принимали участие в тех ночных событиях. Малфой продолжал задирать Гарри и Рона, не упуская ни малейшей возможности подстроить им какую-нибудь каверзу. Однако никаких выпадов в сторону Гермионы он больше не делал – его агрессия полностью сосредоточилась на её друзьях. При этом внимательный наблюдатель заметил бы, что блондин время от времени исподтишка поглядывает на девушку, как будто выжидая чего-то. Снейп по-прежнему с мрачным удовлетворением снимал балы с Гриффиндора, третировал беззащитного Невилла. Впрочем, не забывал напомнить всему классу, что они всего лишь сборище жалких тупиц, появившихся на свет в результате какой-то чудовищной ошибки природы, и которые абсолютно недостойны того, чтобы он тратил на них своё время. Зная мастера зелий, можно предположить, что в таких случаях этот обычно скрытный человек абсолютно искренне говорил то, что думал. В его поведении вроде бы ничего не изменилось, однако на самом деле у преподавателя вошло в привычку незаметно наблюдать за Малфоем. Правда, лицо у Снейпа при этом оставалось абсолютно непроницаемым, и что у него на уме, оставалось загадкой. Гермиону он просто не замечал, хотя раньше то и дело ронял саркастические замечания в адрес «невыносимой всезнайки». Конечно, для него отнюдь не был тайной жгучий интерес к его особе, который в последнее время проснулся у заучки Грейнджер. Но он заприметил её много раньше – да и как было не обратить внимания на маленькую нахалку, которая так нагло старалась продемонстрировать своё превосходство над всеми и постоянно тянула руку? Поначалу это безумно раздражало. Тем более что девчонка принадлежала к факультету Гриффиндор и не нашла лучших кандидатов в друзья, чем выскочка Поттер и рыжий недоумок Уизли. Позже зельевар с большой неохотой признал, что эта лохматая надоеда отнюдь не глупа, и в глубине души пожалел, что она не в Слизерине. С таким козырем его факультет легко обскакал бы все остальные. Этими мыслями он, разумеется, ни с кем не делился, и продолжал одёргивать гриффиндорку во время занятий. Потом она начала его забавлять, учить её было даже приятно, но Снейп всё время повторял себе, что вкладывать знания в голову Грейнджер – дело не вполне безопасное. Она и вправду схватывала всё на лету, но при этом она не слишком любила голую теорию и никогда не стеснялась применить свои знания на практике. Когда несколько лет назад зельевар обнаружил пропажу шкуры бумсланга, он подумал, было на кого-то из старшеклассников. Но, услышав о странном недуге Грейнджер, которая вдруг обросла кошачьей шерстью и обзавелась хвостом, Снейп всё понял. Он прекрасно знал о побочных эффектах этого зелья и о том, что может произойти из-за ошибки в приготовлении. Видимо, глупая девчонка что-то напутала и бросила кошачий волос вместо человеческого. «Что же, это будет ей наука» – подумалось ему тогда, но долго злиться он не мог: всё-таки маленькая паршивка талантлива. Многим взрослым волшебникам было не по зубам сварить Оборотное зелье, а тут – второй курс, и если бы не дурацкий случай с кошачьим волосом, у неё всё получилось бы… С этого момента Гермиона, сама того не зная, превратилась в любимый предмет наблюдений Снейпа. Сначала он воспринимал её как занятную диковинку – слишком умна для своих лет. Позже, когда она немного подросла, он отметил, что девочка явно мучается от кризиса переходного возраста. Сам Снейп не без содрогания вспоминал свой подростковый период. Это было тяжёлое время. Хаос и неопределённость, маленький ад, в который по воле гормональных изменений попадает каждый подросток. Болезненно восприимчивая психика каждую неприятность воспринимает как катастрофу. Спасительного опыта, который подсказывал бы, что все невзгоды рано или поздно проходят, ещё не накоплено. Да и потом – нет никого незащищённее подростка. Дети находятся под охраной старших. Взрослые – под охраной своей собственной силы и знаний. Подростки предоставлены сами себе. Не дети, но ещё и не взрослые - эдакие возрастные маргиналы, которые уже не могут жить по законам мира маленьких (им там тесно), но у них ещё хватает ума на то, чтобы постичь премудрости мира больших. Они строят свой мирок, чьи законы похожи на звериные – это законы физической силы. В этом смысле девчонке повезло – рядом с ней всегда есть Поттер или Уизли. Если бы она была одна, ей бы пришлось ох как несладко: слабая грязнокровка – отличная мишень. Одиночкам всегда достаётся, а одиночкам неординарным и талантливым достаётся вдвойне. Снейп знал это на своей шкуре. Шайка Блэка и Поттера попортила ему немало крови (впрочем, чего уж там – Снейп редко оставался в долгу, и если у него была возможность подстроить какую-нибудь пакость своим врагам, то он ею пользовался). Но ей, окажись она без поддержки друзей, было бы во много раз хуже: девочке пришлось бы страдать от поползновений вполне определённого рода со стороны озабоченных сокурсников. Смотреть на то, как она взрослеет, было любопытно: оставаясь всё тем же сорванцом, она начинала осознавать свою пробуждающуюся женскую сущность. Тело менялось, несуразная подростковая угловатость уступала место плавным изгибам. Перемены эти, как предполагал мастер зелий, были несколько болезненными – он не раз видел, как Гермиона, тянувшись за тем или иным ингредиентом, мучительно морщилась, и как аккуратно она надевала лямки своего тяжёлого рюкзака – видимо, растущая грудь давала знать о себе. Щуплая неуклюжая девочка потихоньку превращалась в довольно аппетитную барышню, но поначалу Снейпу и в голову не приходило взглянуть на неё как на сексуальный объект – для него она оставалась ребёнком. Это не значит, что он был к ней равнодушен – когда человек уделяет столько внимания кому-либо, он поневоле привязывается к нему. Так и хмурый зельевар привязался к своей ученице, попав в ловушку, которой он опасался всю жизнь, и которую, по большому счёту, сам себе подстроил. А потом всё полетело под откос. Это случилось в начале пятого курса. Что-то в Гермионе изменилось – ему подсказало его обоняние, которое превосходно развито у всех, кто серьёзно занимается тонким искусством зельеделия. Как-то раз, когда девушка проходила мимо, он осознал, что её запах изменился, приобрёл дерзкие, дразнящие, чувственные нотки. Это был запах женщины, которая уже знает любовные ласки. Это открытие сначала обескуражило Снейпа, а затем, неожиданно для него самого, заставило рассвирепеть – никогда Гриффиндор не терял столько баллов, как в тот день. Мастер зелий пытался понять - кто. Первыми на ум пришли, естественно, Поттер и Уизли, а потом вспомнился Турнир трёх волшебников. Крам! Этот чёртов болгарин выбрал её на роль своей спутницы на святочном балу, а потом ходил за девчонкой, как приклеенный. И приглашение на лето в Болгарию, о котором писал «Ежедневный пророк»… Скорее всего, там всё и произошло. Эта мысль была ему неприятна, и это ошеломляло Снейпа – какое ему дело, в конце концов, с кем его ученики пытаются унять первый плотский голод? Но ему было не всё равно. Слава Мерлину, что Крам учится в Дурмстранге, и не будет маячить перед глазами (и главное – будет подальше от неё). Смотреть на Гермиону прежними глазами Снейп уже не мог. Видимо, сломался какой-то барьер, и воображение, выходя из-под контроля, начинало рисовать, как он тихонько, чтобы не вспугнуть, гладил кончиками пальцев её нежную упругую грудь, как целует в шею, как… Впрочем, он всегда старался гнать от себя эти соблазнительные картины. Как говорится, от греха подальше. Однажды, когда на одном из своих уроков Снейп украдкой рассматривал Гермиону, чувствуя, как в нём снова просыпается плотская алчность по отношению к ней, она перехватила его взгляд и вопросительно посмотрела на него в ответ. Так началась молчаливая игра, которая быстро увлекла их обоих. Непонимание в её глазах быстро сменилось интересом, а он уступил место влюбленности. Тогда это позабавило и одновременно тронуло его: её чувства всё равно оставались такими детскими, такими наивными. Она сама по-прежнему была ребёнком – ведь вовсе не секс превращает девочку в женщину. Стандартная схема – юная ученица влюбляется в преподавателя. Рецепт простой: случайный обмен взглядами, несколько невольных прикосновений, завеса недосказанности плюс привкус недозволенности, который делает запретный плод ещё желаннее. Собственно, всё это и представляло собой ту благодатную почву, на которую упали семена детской влюблённости Гермионы Грейнджер. Северус Снейп, бесспорно, это осознавал. Но это не мешало ему наслаждаться ситуацией и даже немного мечтать о том, как всё могло бы сложиться в дальнейшем. Конечно, война могла спутать все планы, однако, скорее всего, он сумеет выкрутиться, кто бы ни победил, и станет заниматься исключительно своими зельями. А она тем временем подрастёт, и он сможет предложить ей должность ассистента… Они будут проводить много времени вместе, и её детское чувство превратится во что-то большее… Снейпу казалось, что в будущем эта девушка сможет составить ему достойную пару – она весьма мила, бесспорно умна, и, что немаловажно, не слишком разговорчива – мастер зелий очень ценил тишину. А потом до него вдруг стали доходить назойливые слухи о ней, Потере и Уизли. Ученики обычно считают, что для взрослых, особенно для преподавателей, их личная жизнь тайна за семью печатями. Это глубочайшее заблуждение. Как правило, учителя неплохо осведомлены обо всём: о вражде и дружбе своих подопечных, об их раздорах и примирениях, о разговорах, которые ползут по школе. Несколько случайных фраз, услышанных краем уха в коридоре, немного внимательности и умение сопоставлять факты – для хорошего педагога этого достаточно, чтобы прояснить для себя происходящее. А Снейп, что бы о нём ни говорили, был хорошим педагогом. Поэтому слухи о том, что отношения «золотого трио» вышли далеко за рамки дружеских, не прошли мимо него. Сначала он просто отмахнулся от них: его девочка, которая смотрит на него такими доверчивыми глазами, по ночам предаётся безудержному сексу с двумя юнцами, готовыми взорваться от юношеского спермотоксикоза. Сама эта мысль казалась нелепой и кощунственной. Несмотря на это, Снейп снова почувствовал укол ревности. Причём на сей раз более сильный, чем в случае с Крамом. Болгарин был где-то далеко, а Поттер и Уизли всегда рядом с ней. Гермиона всегда сидела между ними в Большом зале или в библиотеке, они постоянно болтали и смеялись. Время от времени, когда её рюкзак был слишком тяжёл, один или другой освобождали её от этой ноши. Осенью эта троица вечно лазила по опушке Запретного леса или торчала в хижине у Хагрида. Весной они валялись рядом друг с другом на травке у озера, лениво наблюдая, как на мелководье греется гигантский кальмар, а зимой устраивали шумную возню в снегу, хохоча, сшибая друг друга с ног и, время от времени, усаживаясь верхом на поверженного противника… …После того, что Снейп увидел в спальне Малфоя, он был готов поверить во что угодно – и эти вполне безобидные мелочи начали казаться ему неопровержимым доказательством того, что эти трое спят друг с другом. А тогда он просто отмахивался от них. Сейчас он с бессильной злобой вспоминал об этом – так купиться! Старый дурак, возвёл растленную дрянь чуть ли не в ранг святых! Он повторял себе, что девчонка ничего ему не обещала, что он даже не знает, была ли она и впрямь к нему неравнодушна или же это был плод его больного воображения. И всё равно чувствовал себя жестоко обманутым. Временами мужчину охватывала жгучая ярость, которая требовала выхода – но он огромным усилием воли сдерживал себя, и, чтобы ни в коем случае не дать слабину и не сотворить что-то непоправимое, обращался с Гермионой так, будто её не существовало.

полярная звезда: Офигительно, на самом интересном... R-Key, очень интересно чем дело закончиться, Снейп такой лапочка я очень хочу продолжение

R-Key: полярная звезда , спасибо :) торжественно клянусь - продолжение обязательно будет :)

Marquise : Бесподобно!Жду с нетерпением продолжения и надеюсь на лучшее (Севочка простит Гермиону?! И они будут жить долго и счастливо) - увы, но люблю хеппи энды Браво!

R-Key: Marquise , спасибо «(Севочка простит Гермиону?! И они будут жить долго и счастливо)» ох, если б знать то есть простить – простит, куда ему деваться а вот про щщастье пока ничего не могу сказать.

Marquise : R-Key Ну, щщастье пока еще может подождать.Порвите душу, поиграйте на нервах ( героев и на наших).Главное результат.Ничего не требую, но надеюсь!

Lecter jr: R-Key Добрый вечер) Если в фике планируется повышение рейтинга до НЦ, то его лучше перенести в "Красный раздел", предназначенный для фиков "НЦ-17 и выше". R-Key пишет: разгорячённые тела, как будто в ожесточении ласкающие друг друга… как-то не очень удачно звучит. В остальном же...если бы я любила фики СС/ГГ или ДМ/ГГ, я читала бы ваш фик с удовольствием, т.к. стиль и содержание нареканий не вызывают, но это просто "не мое". Но вы найдете своих читателей, полагаю.

R-Key: Marquise , усё будет Lecter jr, спасибо за критику. Ломала голову, думая, как поправить фразу. Поправила, но чую - буду переправлять ещё раз :) По поводу повышения рейтинга: думала сразу засунуть в красный раздел, а потом засомневалась - главы-то пока только "R". А я могу фик сама перетаЩЩить? Или надо обращаться к модераторам с просьбой перенести тему?

Marquise : R-Key Ты предупреди, когда фик переводить в Красный раздел будешь,Кстати, продолжение, когда примерно ожидается?Надеюсь не придется долго ждать?Очень хочется поскорее потрепать себе нервы, переживая за героев.Вот какая Я!

R-Key: Оно ожидается, просто пока бетится Как буду переводить - предупрежу. Если бы только знать, как это ещё и сделать - перевести из раздела в раздел.

Idalgo: Исправлено модератором хутор, а не школа

Algine: Idalgo Вам надо охладиться, поэтому трёхдневный бан.

R-Key: Глава 3. Гермионино поведение изменилось более чем заметно. Она прекратила тянуть руку на уроках. Раньше она всегда старалась доказать, что она лучшая по всем предметам. Теперь она пыталась быть как можно незаметнее, поэтому бралась отвечать лишь тогда, когда её спрашивали преподаватели. Её ответы по-прежнему были чёткими и безукоризненными, но если раньше её радовали похвала и баллы, которые она зарабатывала для родного факультета, то теперь она словно потеряла ко всему интерес, и её любимое занятие утратило для неё свою привлекательность. События той ночи глубоко потрясли Гермиону. Главным ударом для неё стало появление Снейпа и поток жалящих слов, который он на неё обрушил. Девушка не сомневалась, что уже ничего не поправишь, и это заставляло её сходить с ума. То равнодушие, с которым Снейп теперь обходился с нею, только подтверждало эти мучительные догадки. Раньше его насмешливые замечания были всего лишь поводом поймать её взгляд, и в его чёрных глазах она читала нечто, полностью идущее вразрез с его репликами. Она не могла ошибаться.… И вот теперь всё разрушено. Снейп стал обращаться с ней, как с пустым местом, и это ранило Гермиону больнее всего. Девушка впадала в глухую тоску, которая сменялась отчаянием. Если бы не эта боль, она бы легче справилась с воспоминаниями о том, что с ней сделал Малфой - хотя и тогда ей было бы нелегко. До недавних пор Гермиона жила в мире, где всё было прозрачно и ясно, где не было места сомнениям, и на каждый вопрос находился однозначный ответ. Ночь с Малфоем поставила всё с ног на голову. Она всегда ненавидела его, его гнусную манеру растягивать слова, белёсые волосы и неестественно светлые глаза. Ненавидела настолько, что как-то раз, забыв о сдержанности, ударила. И это она-то, лучшая ученица, гордость школы! И то, что он сотворил с ней той ночью, должно было довести её ненависть до смертельного абсолюта. Но этого не произошло. И виновато в этом её собственное тело. Оно наполнялось огнём под его ласками, как будто в крови начинал бродить какой-то неизвестный вирус, и жаждало продолжения. Малфой сделал то, чего не удалось Краму - пробудил в ней грубую животную чувственность, и теперь собственное тело предавало Гермиону. Воспоминания о той ночи было достаточно, чтобы в низу живота что-то начинало сладко ныть и требовать разрядки. Между ног становилось влажно, и эта влажность, свидетельство её возбуждения, ни на минуту не оставляла её. Вспоминалось, что многие сравнивали ощущение растущего возбуждения с трепетанием крыльев бабочек. Какие, к Мерлиновой бабушке, бабочки! Это чувство выворачивает изнутри и заставляет корчиться от желания, это похоже на пытку, но уж никак не на бабочек! Хуже всего было по ночам. Днём можно было хоть как-то отвлечься, а вот когда приходило время ложиться спать, начиналось самое паршивое. Гермиона не могла уснуть. Ворочалась с боку на бок, пялясь в темноту, а как только она закрывала глаза, воображение рисовало ей разнузданные непристойные сцены. Когда становилось совсем невмоготу, она тихонько засовывала руку под одеяло, пробегала кончиками пальцев по животу, затем просовывала руку между ног и нежно теребила клитор, доводя себя до исступления, и кончала с беззвучным стоном. После этого наступало недолгое облегчение, девушка засыпала, а утром всё начиналось снова. Даже обычный душ превратился в пытку. Руки чертили узоры на скользкой от мыла коже, и ей хотелось, чтобы это были не её руки, а чужие. Руки человека, который столько лет её ненавидел, старался причинить боль и теперь заставил мучиться снова. Когда она впервые поймала себя на этом, то крепко зажмурилась и помотала головой, будто стараясь выбросить из неё крамольные мысли. Однако сразу же горько усмехнулась про себя. Заниматься самообманом глупо и трусливо. Нет, бегать от самой себя она не станет. Она хочет Малфоя. Ненавидит по-прежнему – и всё равно хочет. И именно эта ненависть окрашивает её желание в такие яркие тона, именно эта извращённость составляет главную притягательность этого букета ощущений. Похоть. Злоба. Азарт. Ненависть. Опьянение вызовом. Гнев. И … невольное желание подчиниться более сильному (для того, чтобы осознать последнее, Гермионе потребовалась предельная храбрость и честность). Дело осложнялось тем, что Гермионе было негде искать утешения, и не у кого было просить совета. Страшно подумать, что Гарри и Рон сделали бы с Малфоем. И как бы они отнеслись к тому, что их лучшая подруга, их Гермиона, без памяти влюблена в ненавистного учителя, этого сальноволосого ублюдка. Наверное, они решили бы, что она сошла с ума, или что кто-то, желая ей напакостить, подмешал ей в еду какое-то любовное снадобье вроде Амортензии. Нет, Гарри и Рон на роль советчиков явно не подходили. Родители, по вполне понятным причинам, тоже. Преподаватели тем более. И даже её самые надёжные советчики – книги – отпадали. Раньше, когда перед ней возникал какой-либо вопрос, она вихрем уносилась в библиотеку. Она была готова часами рыться в потрёпанных пыльных фолиантах, зная, что рано или поздно среди страниц отыщется ключ к разгадке. Книги почти никогда её не подводили, но сейчас Гермиона даже не пыталась прибегнуть к их помощи. И так было понятно, что ни в одном научном труде не говорится, как себя вести в той двусмысленной и крайне запутанной ситуации, в которой она оказалась. Всё это заставляло девушку чувствовать себя потерянной, сбитой с толку. Она то впадала в апатию, то становилась ужасно раздражительной и даже несносной. Легко выходила из себя, шипела на окружающих, или так же легко обижалась и плакала по пустякам. Гарри и Рон, конечно, не могли не заметить, что с их подругой творится что-то неладное. Растормошить её не удавалось. Последняя попытка Рона закончилась тем, что Гермиона со злости запустила в него учебником. Рон тут же вышел из себя. Гарри попытался разрядить обстановку, пошутив, что, мол, Рону повезло, и Гермионе не попалась под руку тяжеленная «История Хогвартса». Но Рону было явно не до шуток, и он отправился в спальню, «подальше от этой ненормальной»: - Если тебе охота, разбирайся с ней сам – в сердцах бросил он, поднимаясь по лестнице, и Гарри стало ясно, что разбираться и впрямь придётся ему. Гермиона выглядела глубоко несчастной, и молодой волшебник очень переживал из-за этого. Слишком уж мало у него было близких людей, и это заставляло его ценить их ещё больше. Гермиона была ему настоящим верным другом, который никогда от него не отворачивался, и он просто не мог молча наблюдать за тем, как она страдает. Поговорить с девушкой в Большом зале или в гриффиндорской гостиной было невозможно – слишком много посторонних. В библиотеке тоже, там царила вездесущая мадам Пинс, которая, стоило открыть рот, возникала за спиной со свистящим шёпотом «Тишина в библиотеке!». Надо было придумать что-то другое. Как-то раз, выбрав момент, когда незадолго до отбоя Гермиона возвращалась из книгохранилища, Гарри подкараулил её в пустом коридоре. - Гермиона, есть минутка? Понимая, что так просто от него не отделаешься, девушка хмуро кивнула и замедлила шаг. Гарри знал, что не силён в дипломатии, поэтому предпочёл не ходить вокруг да около и спросил прямо: - Герм, что происходит? Гермиона мысленно чертыхнулась. Она знала, что этого разговора не избежать, но всё же сделала слабую попытку увильнуть. Изобразив непонимание (получилось скверно), она как можно невиннее ответила: - Ты о чём? - Ты знаешь, о чём! Ты уже месяц ходишь сама не своя! «Не месяц, а третью неделю» - про себя запальчиво поправила Гермиона. Гарри торопливо продолжил: – Ты срываешься из-за ерунды, не интересуешься занятиями, а за книгами просто прячешься, чтобы к тебе не приставали! - Вот и не приставай! – не выдержав, рявкнула она. Парень опешил, но сдаваться не собирался. - Ты очень дорога нам, и Рону, и мне, мы друзья уже несколько лет, и мне казалось, доказали, что можем друг другу доверять. Мы готовы помочь тебе – что бы там у тебя ни стряслось. И не надо на меня рычать. Гермиона, которая секунду назад растерялась от собственной резкости и успевшая обругать себя за гневную вспышку, вздохнула. Ей стало стыдно за себя и в то же время тепло от его слов. Она осознала, что друзьям небезразлично, что с ней происходит. В это мгновение она была готова рассказать ему всё – но тут же остановила себя. Вместо этого она произнесла: - Гарри, я… Мне действительно непросто в последнее время… - Она остановилась и увидела, как на лице друга проступило облегчение от того, что она всё-таки согласилась поговорить с ним об этом. – У меня появились проблемы, но, к сожалению, я не могу рассказать о них ни тебе, ни Рону. Правда, не могу. - Но почему? - Потому. Не дави на меня, и так паршиво. - Герми, я не хочу лезть тебе в душу. Если ты уверена, что так будет лучше – не говори. Но просто знай, что я рядом. Парень обнял её и легонько дотронулся губами до виска. Он прекрасно помнил случай с маховиком времени, который произошёл на третьем курсе. Тогда ей пришлось несладко из-за постоянного перенапряжения и прыжков во времени, но она никому не проболталась о диковинном приборе и о том, что он её просто изматывает. Гарри чувствовал, что сейчас дело посерьёзнее, но вряд ли из неё удастся что-то вытянуть, если она сама не захочет рассказать. Но если её кто-то обидел, и он об этом узнает, то размажет негодяя по стенке. Дав себе эту клятву, он ещё крепче прижал Гермиону, и та спустя мгновение обняла его в ответ. Так они простояли пару минут, не говоря ни слова, а потом отправились в гостиную своего факультета, не заметив во мраке коридора зловещую фигуру. Северус Снейп поводил удаляющуюся пару взглядом, не предвещающим ничего хорошего.

Талина: R-Key А happy end планируется? И еще. Развейте мои сомнения: это снейджер или гермидрака?

Marquise : R-Key Прекрасное продолжение, так держать!Отличный по стилю и написанию фик.Все-таки на happy end я тоже надеюсь!Удачи!

leeRA: Талина пишет: Развейте мои сомнения: это снейджер или гермидрака? Мне вот тоже интересно.

R-Key: Дамы, я планирую, что это будет снейджер Задумка, по крайней мере, была такова. Но кто ж его знает, что в итоге-то получится? А вот по хеппи-энд вопрос меня вообще ставит в тупик. Ну, в смысле, что считать хеппи-эндом. В принципе, когда никто не умер - это уже, в определённом смысле, хеппи-энд. Так вот, убивать кого-либо из тех, кого не прихлопнула гражданка Роулинг, в этом фике не будут

Marquise : R-Key Простите мою тупость, но хеппи энд,для меня,это когда любимые герои все-таки находят общий язык, получают возможность исправить свои ошибки и начинают строить совместную жизнь. Понимаю, что до тошноты примитивно и может быть глупо,но стараюсь быть оптимистом. Я верю в вас!

R-Key: Спасибо Ну, общий язык они найти попытаются, потому как деваться им друг от друга будет всё-таки некуда (попались бедные герои к фикрайтеру в лапы, и он теперь их не выпустит, пока не умучит ). А про остальное (ну, про совместную жизнь), я пока не знаю, но мне кажется, что вряд ли. Но и трагедий не должно быть. *шёпотом* Вообще планируется открытый финал.

Marquise : R-Key пишет: Вообще планируется открытый финал В смысле - домысливай как знаешь? Уже хорошо!

Marquise : Талина пишет: Чего ж хорошего? Хорошо - это когда СС/ГГ жили вместе долго и счастливо и умерли в один день. А у меня богатая фантазия. Я и в открытом финале могу найти хороший вариант развития. В жизни все так не предсказуемо. Вы фик Mahouny "Загадай желание" читали? (на Сказках). Там тоже открытый финал. И перспектив у Снейпа на выживание маловато. Но ведь верится в хорошее! И потом может автор оставит открытый финал в этом фике, а потом через некоторое время подумает и напишет еще продолжение уже с окончательно хорошим концом? А, я вот думаю, может автор все-таки нам еще нервы пока потреплет, а потом ..... Дочитаем до конца - узнаем!

Талина: Marquise пишет: цитата: В смысле - домысливай как знаешь? Уже хорошо! Чего ж хорошего? Хорошо - это когда СС/ГГ жили вместе долго и счастливо и умерли в один день. R-Key пишет: цитата: Вообще планируется открытый финал. Открытые финалы меня всегда настораживают. Лезут в голову всякие сомнения и нехорошие мысли.

Талина: Marquise Marquise пишет: Вы фик Mahouny "Загадай желание" читали? (на Сказках). Там тоже открытый финал. Естественно, читала. Вот там я почему-то на двести процентов уверена, что все будет хорошо.

Marquise : Талина Ну так ждем продолжения!

Marishka: Отпадная вещь!Отлично! Только Я бы тоже надеялась на хороший конец!!

Rendomski: Изнывающая от страсти и беспомощности изменившаяся за лето Гермиона, изнывающий от страсти и ревности Снейп, роковой красавчик Малфой – клише на клише и клише погоняет. Разве что Гарри с Роном удачные, даже слишком, - не обычные, ничего не замечающие балбесы. И язык довольно неплохой. А так – пока что ничего впечатляющего не вижу, довольно стандартно.

Marquise : Rendomski пишет: – клише на клише и клише погоняет. Так все фики в большинстве своем имеет клише.Оригиналы только у г-жи Роулинг

R-Key: Для начала - благодарности. Читателям - за отзывы и поддержку, моей бете - за подсказки и указания на допущенные косяки, Rendomski отдельная благодарность - за конструктивные тапки. Я когда писала, осознавала - получается обилие клише, но дальше планирую от них уходить. :) Эта была присказка. А сказка - вот она :) __________________________________________ Глава 4. - Эй, Грейнджер! – знакомый голос раздался над ухом так неожиданно, что Гермиона, которая на этот раз ужинала в одиночестве, чуть не опрокинула на себя тыквенный сок. - Ты не в себе, Малфой? Какого чёрта ты меня пугаешь, и вообще подошёл ко мне на глазах у всех, в Большом зале? - Твоих дружков поблизости нет, а у меня к тебе есть дело. Гермиона вздохнула – Рон, Гарри и Джинни задерживались на тренировке по квиддичу (гриффиндорская команда твёрдо решила выиграть кубок и тренировалась как одержимая). Собственно, из-за того, что ребята до сих пор торчали на стадионе, ей и пришлось идти на ужин одной. - Ты видно точно не в себе. Какие у нас с тобой могут быть дела? – как можно презрительнее бросила она. - Нужно поговорить, Грейнджер. - Ну не здесь же?! - Не здесь, и не в библиотеке – Поттер и Уизли первым делом будут искать тебя именно там, а лишние свидетели, думаю, не нужны ни тебе, ни мне. Несмотря на более чем холодный приём со стороны Гермионы, слизеринец держался спокойно и уверенно, глядя ей прямо в глаза. - А с чего ты вообще взял, что я соглашусь с тобой разговаривать? - Ой, да не ломайся ты! Или струсила? А где же хвалёная гриффиндорская храбрость? «Чёрт бы его побрал», - угрюмо подумала девушка, но вместо этого, стараясь подделаться под его спокойный тон, произнесла: - И ты предлагаешь встретиться? Драко усмехнулся про себя: и всё-таки прав был отец, говоря, что Гриффиндор - это диагноз. Так легко попасться на удочку! Да ни один слизеринский студент не купился бы на такую грубую провокацию. Что же, похоже, всё будет проще, чем он думал. - Вечером в Астрономической башне, сегодня там нет занятий. Приходи в половине одиннадцатого. Гермиона на мгновение задумалась. В половине одиннадцатого – считай, после отбоя. Значит, есть риск нарваться на Филча с его проклятой кошкой. С другой стороны, никто из учеников их не увидит. И ещё – нельзя, чтобы Малфой заподозрил её в трусости. Она не собиралась дать ему себя запугать. - Ладно, годится. - Отлично. До вечера, Грейнджер. – Драко усмехнулся и отошёл от гриффиндорского стола. После ужина Гермиона отправилась в библиотеку и демонстративно обложилась стопками книг. Рон и Гарри, вернувшись со стадиона, наскоро перекусили и тоже отправились во владения мадам Пинс, торжественно поклявшись хоть на один вечер вытащить подругу из книжного омута. Но не тут-то было. Гермиона смерила их свирепым взглядом и не без яда напомнила о горе домашних заданий по трансфигурации и заклинаниям. Парни переглянулись, пожали плечами и предпочли быстренько ретироваться, пока Гермиона не начала ругать их за лень и пренебрежение к учёбе. Когда они вышли, девушка с облегчением вздохнула: её маленький обманный маневр удался, и сегодня ребята, скорее всего, не будут больше её искать. Прошло ещё полтора часа. Она выскользнула из библиотеки и крадучись направилась в башню. Издалека она услышала звук шагов Филча и пожалела, что у неё нет мантии-невидимки, как у Гарри. Гермиона юркнула в нишу, и злобный смотритель прошаркал мимо. Девушка была настолько поглощена тем, чтобы не попасться ему на глаза, что оглядывалась только в ту сторону, куда удалился завхоз. Но если бы она посмотрела по сторонам, она бы заметила, что за ней снова наблюдают. Гермиона повернула за угол, и тёмная фигура неслышно последовала за ней. * * * Малфой уже ждал её, облокотившись о широкий каменный подоконник. - Так о чём ты хотел со мной поговорить? – рядом с Малфоем Гермиона чувствовала себя неуверенно, непристойные мысли лезли в голову ещё настойчивее, поэтому она решила покончить со всем этим как можно скорее. Этого вопроса он и опасался. Драко не представлял, о чём они будут разговаривать после того, что тогда произошло. Он просто хотел прощупать почву и понять, что у гриффиндорки на уме. Впрочем, это лишь половина правды. Вторая половина состояла в том, что он по-прежнему хотел её. Тогда он поимел её, чтобы унизить это высокомерное магловское отродье. Однако девчонка оказалась на удивление сладкой и слишком чувственной для того, чтобы насладиться её всего один раз. Оборвав поток этих мыслей, Драко повернулся к ней: - Ты никому не рассказала? - О чём? – она изобразила невинное непонимание. - Не прикидывайся! О той ночи, которую мы так весело проводили в кровати, пока нас не прервали! – зло пошипел он. Как у неё хватает наглости делать вид, будто ничего не произошло!? Гермиона, которая в последние несколько недель и так была взвинчена до предела, немедленно взорвалась: - Ты что, кретин, да? Полный придурок? Это не та вещь, которой хвастаются всему Хогвартсу! - Не смей так разговаривать со мной, поняла, ты!... – со злобой ответил Драко и подошёл к ней вплотную. - Кто я? Ну, кто? Грязнокровка? – Гермиона начала шаг за шагом отступать назад, но парень следовал за ней и не давал увеличить расстояние между ними. Гермионе это абсолютно не нравилось – этот мерзавец был слишком близко, она чувствовала его запах, от которого её невольно охватывала истома и начинали подгибаться колени. «Да что же это происходит, в конце концов? Надо взять себя в руки» - пронеслось у неё в голове, и она продолжила: - Благодаря тебе и твоим прихвостням я не могу забыть об этом ни на минуту, так что не трудись лишний раз напоминать, высокородный ублюдок! - Ах ты, сучка!!! – Драко почувствовал, как кровь начинает стучать в висках, и он теряет контроль над собой. Эта мерзавка обладала какой-то потрясающей способностью выводить его из себя – и в то же время он чувствовал растущее возбуждение. - Я поставлю тебя на место! – с этими словами он схватил её за руки, прижал к стене и грубо впился губами в её алый горячий рот. Девушка пробовала оттолкнуть его – но в глубине души понимала, что это бесполезно. Прошлый раз доказал, что он сильнее её и может вытворять с ней всё, что захочет – и к тому же её тело предательски отзывалось на его близость, бунтуя против разума и одерживая верх. Внизу живота опять вспыхнуло сладкое, ноющее, требующее ощущение – ей было просто необходимо почувствовать его внутри. «Да пошло всё к чёрту! Что ж – если я не нужна Снейпу, может, я вправе сыграть в эту игру с Малфоем? Всё равно самое страшное уже случилось, и хуже, чем есть, уже не будет!» - с ожесточением подумала она и, словно в бреду, начала целовать парня в ответ – отчаянно, страстно, несдержанно пробираясь своим язычком ему в рот. Драко отстранился и испытующе посмотрел на неё – такая резкая перемена его ошарашила, и он отпустил её руки. Гермиона немедленно воспользовалась этим и зарылась кончиками пальцев в его волосы, стала ласкать шею, а потом неуверенно принялась теребить верхние пуговицы на его рубашке. Нет, это сон, этого просто не может быть – она хочет его? Тоже хочет? Гермиона тем временем справилась с пуговицами и прижалась к его обнажённой груди. От возбуждения её колотила дрожь, соски стали твёрдыми, как маленькие морские камушки. Драко ощутил, как они мягко укололи его сквозь ткань её блузки, когда девушка обняла его. «Да она же чувствует то же, что и я – осенило его - похоть и ненависть, ненависть и похоть…» Он обхватил ладонями её лицо, придвинулся ближе и хриплым шёпотом спросил: - Тебе понравилось тогда? – Гермиона судорожно закусила губу, но помолчала - Можешь не отвечать, я знаю, что понравилось. В этот раз будет ещё лучше… Стой смирно, я хочу попробовать, какая ты сладкая на вкус… Он освободился от её объятий, опустился перед девушкой на пол и потянул серую юбку вверх. Задрав ткань, он прижался губами к гладкой коже её живота и в то же время поглаживал пальцами промежность сквозь намокшую ткань трусиков. - Ох, как ты хорошо пахнешь… - Одной рукой он стащил с неё трусики, а другой продолжил нежно играть с её заповедными мокрыми складочками, дразня и потихоньку проникая внутрь… - LUMOS MAXIMA! – в темноте вдруг раздался чужой резкий голос, и верхнюю площадку Астрономической башни залил слепящий свет. - Так-так, и что это у нас здесь? Мистер Малфой, мисс Грейнджер, добрый вечер. Поистине очаровательная сцена! – перед ними с непроницаемым лицом стоял декан Слизерина.

Талина: Они до конца фика не доживут. С такими-то нервными потрясениями! Будет массовая погибель персонажей.

R-Key: Доживут-доживут ))))))) куда им, бедным, деваться )))))))))))

Marquise : Хорошее продолжение. Но маловато будет. R-Key пишет: соски стали твёрдыми, как маленькие морские камушки. Морские камушки? Интересное сравнение!Никогда не слышала Что под этим подразумевается?Если конфеты,то понятно.А вот если галька... То она бывает разная.

R-Key: Мда, и действительно Я вот впервые слышу про конфеты :) Представила в данном контексте крупную гальку – свалилась под стол))))

Marquise : R-Key пишет: Представила в данном контексте крупную гальку – свалилась под стол)))) Вот и я о чем!!! А по поводу конфет - так у нас в Киеве такие продаются.Называются дражже "Морские камушки" - это изюм в засахаренной разноцветной оболочке.Ну, они действительно маленькие.Вот такая асоциация у меня пришла на ум сразу.А после прочтения пошла на перекур, так гальку представила! Из окна чуть не выпала. Но мне все равно очень нравится!!1

Marishka: Автор,А когда продолжение будет? без вас скучно

leeRA: Талина пишет: Они до конца фика не доживут. С такими-то нервными потрясениями! Это читатели не доживут. Любопытство загрызет. А Снейп-то извращенец-вуаерист.

Marishka: leeRA пишет: А Снейп-то извращенец-вуаерист. Это точно1

R-Key: Marishka пишет: Автор,А когда продолжение будет? без вас скучно спасибо :) я постараюсь побыстрее. Просто меня настигло страшное чудище по имени Ремонт. Так проосто из его когтей ещё никто не уходил ))))) leeRA пишет: А Снейп-то извращенец-вуаерист. он ненарочно ))))))))))))))

Лана: R-Key А где можно прочитать фик "Чья ты?"?

Marquise : R-Key пишет: Просто меня настигло страшное чудище по имени Ремонт. Так проосто из его когтей ещё никто не уходил Ну это надолго. Это стихийное бедствие.И последствия его так быстро не разгребешь! Лана пишет: А где можно прочитать фик "Чья ты?"? Посмотрите на Фанрусе,кажется там был.

R-Key: Лана, я нашла его на сайте "Тайны тёмных подземелий" и на фсякий случый заархивировала сцыль. Вот она: [url=http://ss-hg.narod.ru/fic/chja_to.htmlhttp://ss-hg.narod.ru/fic/chja_to.html ]http://ss-hg.narod.ru/fic/chja_to.html[/url] Правда, толку от неё чуть - сцылка сдохла Marquise, я постараюсь пошустрее :) новая глава уже отправлена на правку-вычитку бете.

Marquise : R-Key пишет: новая глава уже отправлена на правку-вычитку бете. Ура! Ждем-с!!! Кстати сайт "Темных подземелий" опять открылся. А вот ссылка на этот фик пока не работает!Да и на Фанрусе этого фика тоже нет!

R-Key: Marquise, в принципе, можно, наверное автору написать, чтобы она его перевыложила? *если что - в загашниках моего почтового яЩЩика хранится её мыло*

R-Key: Глава 5. Картина, которая открылась взору Снейпа, была более чем красноречива. Драко в расстёгнутой рубашке стоит на коленях, пытаясь выровнять сбивчивое дыхание. Гермиона, прижавшаяся к стене, явно не до конца понимает в какие неприятности вляпалась – голова откинута назад, глаза всё ещё горят лихорадочным блеском, губы, припухшие от поцелуев, слегка приоткрыты… Снейп чуть не задохнулся от гнева и ревности. Увидев, как Драко подошёл к Гермионе в Большом зале, он заподозрил, что они договариваются о встрече. Когда он заметил девушку, крадущуюся к Астрономической башне, его подозрения подтвердились. Ещё раз окинув этих двоих взглядом, он подумал, что прервал их вполне вовремя, и, едва сдерживаясь, процедил: - Мистер Малфой, я вижу, вы не прислушались к моим словам. Драко выжидающе смотрел на преподавателя. Тот продолжил: - Молитесь, чтобы я не рассказал об этой истории Нарциссе и Люциусу. А теперь отправляйтесь в свою комнату. Немедленно. Гермиона испуганно присела и быстро схватила с пола свои трусики. Сжав их в кулачке, она быстро выпрямилась и вместе с Драко направилась к выходу, пытаясь на ходу расправить мятую юбку. Гермиона попыталась как можно незаметнее проскользнуть мимо учителя, но когда она поравнялась с ним, её остановил властный голос: - Вас, мисс Грейнджер, я никуда не отпускал. Поскольку мои слова не действуют на мистера Малфоя, видимо, на этот раз мне придётся сделать строгое внушение вам. Драко, вы всё ещё здесь? Может быть, вас подводит слух? Я сказал, идите к себе! – отчеканил Снейп. Некоторое время они стояли друг напротив друга. Гермиона – опустив глаза и едва осмеливаясь дышать, Снейп – глядя на неё в упор и сжимая кулаки так, что побелели костяшки пальцев. Значит, она и Драко продолжают спать друг с другом. Что же, тем хуже для неё - он её предупреждал. У Снейпа было время поразмыслить, и в итоге он решил, что если девчонка нужна ему, то он её получит. А раз уж она готова жаться с кем попало по углам, то с ней можно и не церемониться. Он тоже вправе поступать с ней так, как ему вздумается. Когда удаляющиеся шаги Малфоя стихли, он со всей силы ударил Гермиону по щеке: - Дрянь! - Девушка не удержалась на ногах и упала на пол. Голова загудела от удара, из носа потекла тонкая красная струйка. Снейп схватил её за ворот мантии и поднял, как котёнка за шкирку. – Только попробуй пискнуть, поняла? Пошли! – и с этими словами он потащил ничего не соображающую Гермиону вниз по лестнице. Промелькнуло несколько переходов и лестниц, и в воздухе стали ощущаться промозглый холод и сырость. Это подсказало Гермионе, что они спускаются в подземелья. Она даже не пыталась вырваться, понимая, что сбежать не удастся – если она начнёт сопротивляться и кричать, это разозлит его ещё больше, и ей же будет хуже. Хотя совсем недавно она думала, что хуже точно быть не может…. Гермиона не успела додумать эту мысль до конца - Снейп резко втолкнул её в какую-то дверь. Он привёл её в свои апартаменты, зная, что тут им никто не помешает. Снейп с грохотом захлопнул массивную дубовую дверь, быстро наложил на неё охранные чары и повернулся к своей перепуганной ученице, которую била мелкая дрожь. Тонкими изящными пальцами он взял её за подбородок, заставил смотреть себе в глаза – и увидел, что девушка по-настоящему напугана. «Что ж, будет меньше дёргаться» - с мрачным злорадством подумал мужчина. Дорога из башни в подземелья дала ему время, чтобы взять под контроль свои эмоции, и когда Снейп заговорил, его голос звучал спокойно. И от этого ещё более угрожающе. - Надеюсь, вашего хвалёного ума хватит на то, чтобы понимать сопротивление только навредит вам. Поэтому просто делайте, что вам говорят. Поняли меня? Гермиона испуганно кивнула, скованная ужасом. Глядя на возвышавшегося над ней преподавателя, она вдруг с отчаяньем поняла, что совершенно не знает человека, в которого так наивно, по-девичьи влюбилась. Сейчас перед ней стоял некто, от которого за милю пахло смертельной опасностью, и гриффиндорка чувствовала, что лучше ему не перечить. - Ну вот и славно – обманчиво мягко произнёс Снейп, а затем вдруг резко сорвал с неё мантию, дёрнул за ворот блузки с такой силой, что пуговицы посыпались на пол, а затем расправился с застёжкой на юбке, оставив ученицу полуобнажённой. – А теперь ступайте в ванную и вымойтесь. Мне нужно, чтобы вы были чистой. Идите – ещё жёстче добавил он, махнув в сторону приоткрытой двери. Войдя внутрь, Гермиона присела на бортик чугунной ванной и включила воду. Мысли метались в голове, как стайка перепуганных птиц. Страх мешал сосредоточиться. «Мерлин, что он собрался со мной делать? Должен же быть какой-то выход! Может, попытаться ему всё объяснить? Но что я ему объясню???». В отчаянии она швырнула в угол трусики, которые до сих пор бессознательно сжимала в кулаке. Ванна, между тем, уже наполовину наполнилась водой. Девушка обреченно подумала, что в данной ситуации преимущество явно не на её стороне: она в подземельях, где совершенно не ориентируется, более того – она в логове человека, который явно в бешенстве и слабо себя контролирует. Вывод – надо попытаться выкрутиться с наименьшими потерями. Значит, пока надо любой ценой выиграть время. Она скинула туфли, растерзанную блузку, машинально скрутила волосы в узел на макушке, медленно погрузилась в тёплую воду и закрыла глаза. Вода заставила напряжённое тело немножко расслабиться, а нервы – слегка успокоиться. Гермиона лежала, не двигаясь и мечтая, чтобы происходящее было кошмарным сном. Спустя некоторое время в ванную комнату зашёл Снейп. Стоя чуть подальше от наполненной ванной, он пристально рассматривал тело своей ученицы. Длинные, стройные ноги, мягкий изгиб бёдер, нежный животик с безумно возбуждающей ямкой пупка, острые груди с тёмно-розовыми сосками, изящная тонкая шея, полуоткрытый алый рот и сомкнутые веки в обрамлении густых ресниц… Девушка была ещё красивее, чем он себе представлял. Теперь она никуда от него не денется. Он, угрюмый сальноволосый ублюдок Северус Снейп, получит это маленькое воплощение женственности на веки вечные. Его взгляд упал на белый кружевной комочек, который валялся на полу. Он тихо поднял его и жадно ухмыльнулся – её бельё. Он медленно поднёс комочек к лицу и вдохнул тонкий дразнящий мускусный запах – это был тот самый запах, который начал исходить от неё на пятом курсе. Аромат возбуждённой, жаждущей женщины пропитал ткань насквозь, он ударял в голову, заставляя кровь бурлить от желания… Но вдруг сознание, отступившее было на второй план, вернулось, и Снейп вспомнил, что это не он заставил её быть такой влажной, не его она так безудержно хочет. Это всколыхнуло в душе мужчины такую лютую злобу, на которую он вряд ли считал себя способным. Он почувствовал, как гнев переполняет его, затем будто что-то мягкое ударило его в затылок, в глазах побелело, и, не вполне осознавая, что делает, Северус подскочил к ванной и резко окунул ученицу под воду. Та начала беспомощно барахтаться. Ей показалось, что преподаватель её просто-напросто утопит – и мастер зелий действительно был недалёк от этого шага. Девушка тщетно пыталась сбросить с затылка руку, не дающую ей подняться на поверхность. Она чувствовала, как силы оставляют её, и практически перестала сопротивляться, когда Снейп рывком поднял её из воды. Гермиона закашлялась и, уцепившись руками за край ванной, стала хватать ртом воздух. Пока она приходила в себя, Снейпу кое-как удалось справиться с овладевшей им яростью. - Я не собираюсь убивать тебя. Во всяком случае, не сейчас и не так. Мне просто нужно, чтобы ты была чистой. С этими словами он наклонился, подхватил её на руки и понёс в комнату.

Marquise : R-Key Глава просто люкс ! R-Key пишет: Когда удаляющиеся шаги Малфоя стихли, он со всей силы ударил Гермиону по щеке: Правильно сделал, чтоб не путалась с кем попало R-Key пишет: Он, угрюмый сальноволосый ублюдок Северус Снейп, получит это маленькое воплощение женственности на веки вечные. Ага!Так он все-таки так просто ее не уступит! R-Key пишет: Его взгляд упал на белый кружевной комочек, который валялся на полу. Он тихо поднял его и жадно ухмыльнулся – её бельё Так он не только вуайерист,но еще и фетишист! Шикарно пишешь, но вот только ПОЧЕМУ НА САМОМ ИНТЕРЕСНОМ ОБОРВАЛОСЬ? ремонт скоро закончится?

leeRA: Отчаянно смотрю на последнее предложение в главе, надеясь, что появится еще пара абзацев. Ну, нельзя так с читателями. Опять обламали на самом интересном. Ладно, будем ждать.

R-Key: Marquise пишет: Так он не только вуайерист,но еще и фетишист! Кем только ему,бедному, не приходится быть с лёгкой руки аффторов )))))))))))))))))))) ПОЧЕМУ НА САМОМ ИНТЕРЕСНОМ ОБОРВАЛОСЬ? ремонт скоро закончится? На самом интересном - ну это же закон всех рассказов! Про ремонт не знаю. При хорошем раскладе - через недели три-четыре. Про плохой расклад думать не желаю. leeRA пишет: Отчаянно смотрю на последнее предложение в главе, надеясь, что появится еще пара абзацев. Ну, нельзя так с читателями. Опять обламали на самом интересном. Ладно, будем ждать. Ну, я просто черепаха ))))))))))) пишу довольно медленно. Можно быстрее, но тогда я наделаю ошибок и ляпов. Дело пойдёт побыстрей, когда я расквитаюсь с ремонтом (*шёпотом* и с написанием диплома). А пока маленькими кусочками, потихонечку... Впоследствии постараюсь исправиться.

Longa: R-Key Большое спасибо великолепный фик! Читала с истинным удовольствием!СПАСИБО ВАМ!

Талина: R-Key Интересно. Надеюсь, он не будет избивать и насиловать ее? *С надеждой*.

Marquise : R-Key пишет: Ну, я просто черепаха ))))))))))) пишу довольно медленно. Можно быстрее, но тогда я наделаю ошибок и ляпов. Тише едешь - дальше будешь!Не торопись!Мы будем ждать! R-Key пишет: Дело пойдёт побыстрей, когда я расквитаюсь с ремонтом (*шёпотом* и с написанием диплома). Я просто преклоняюсь перед людьми, которые учпевают столько делать сразу!Я, увы, не такая! Талина пишет: Интересно. Надеюсь, он не будет избивать и насиловать ее? Что-то у меня большие сомнения на сей счет!Зная характер Снейпа,можно ожидать всего Хотя. а может Гермиона окажется мазохисткой? Шучу!

leeRA: Marquise пишет: может Гермиона окажется мазохисткой? Ну, Малфой не особо интересовался ее мнением, просто завалил и сделал свое дело, а ей понравилось. Так что у Снейпа есть все шансы произвести впечатление.

Marquise : leeRA пишет: Ну, Малфой не особо интересовался ее мнением, просто завалил и сделал свое дело, а ей понравилось. Так что у Снейпа есть все шансы произвести впечатлен Конгениально и в самую точку!

R-Key: Longa, спасибо за добрые слова Талина пишет: Надеюсь, он не будет избивать и насиловать ее? *С надеждой*. Marquise пишет: Что-то у меня большие сомнения на сей счет! Вот и у меня большие сомнения ))))))) ну, как-то у меня не особенно романтично получается с сюжетом. Пока, во всяком случае.

Талина: R-Key Я все-таки надеюсь на то, что у них все образуется. Если им нравится друг друга бить (извращенцы всякие бывают ), я это перенесу, но только в том случае, если это будет происходить по любви и по взаимному согласию. Если же нет - фиг она его простит за такое унижение. *А профессор-то вечно торопится с выводами, вот и ошибается. Попробовал бы нормально пообщаться с Гермионой, выслушал бы ее, надавал Малфою по шее - и дело в шляпе любимая девушка в постели была бы уже давно, и без всех этих ужасов.*

R-Key: Глава 6 Комната уже была готова для ритуала. Стулья и стол были в спешке отодвинуты в сторону, кругом чадили толстые свечи из тёмного воска, на полу был начерчен пентакль, символизирующий пять древних стихий, которые определяют лицо нашего мира. В центре пентакля был установлен небольшой котёл. В нём била ключом прозрачная жидкость, которая пенилась и бурлила, хотя пламени под котлом не было. Снейп поставил дрожащую от шока и холода Гермиону на пол рядом с котлом и закатал рукав своей мантии. В правой руке мастера зелий сверкнул небольшой изогнутый нож. Он без колебаний сделал крестообразный надрез на кисти левой руки, после чего схватил руку девушки и украсил её точно таким же – Гермиона успела лишь сдавленно вскрикнуть от внезапной боли. Потом он прижал свою кровоточащую руку к её порезу так, чтобы их кровь, смешавшись, капала в котёл. Как только первые алые капли упали в прозрачную влагу, жидкость сразу же перестала бурлить и клокотать. Всего лишь от нескольких капель зелье стало ярко-алым. «Какого Мерлина, что это за варево?» - подумала было Гермиона, но тут же поняла, что именно происходит. Она читала об этом древнем и жестоком ритуале. Его проводили женихи, чтобы контролировать своих ветреных суженых, мужья, чтобы держать в узде неверных жён… Выпив зелье, женщина навек становилась привязанной к мужчине, практически становилась его собственностью. Если она вдруг оказывалась в объятиях другого, «хозяин» мгновенно узнавал об этом. Он мог наказать неверную даже на расстоянии – ему даже не нужно было видеть её, настолько сильной была связь, которую создавал обряд. Ритуал начинался с порезов, продолжался принятием зелья и закреплялся близостью, которая, как правило, проходила без согласия жертвы – ни одна женщина в здравом уме не позволила бы связать себя такими узами. - Нет, нет, я не хочу так!!! – закричала Гермиона, пытаясь вырваться из цепких рук и опрокинуть котёл. Её крики гулким эхом отдавались под тёмными сводами подземелий. – Не надо, пожалуйста, не надо, профессор! - О, я вижу, ты осознаёшь, что происходит. Это делает честь твоим познаниям – саркастично усмехнулся Снейп, крепче прижимая её к себе и тем самым практически лишая её возможности двигаться. Гермиона, едва ли не обезумев от ужаса, всё равно пыталась продолжить сопротивление. Тогда он дёрнул её запястья вниз, повалил её на каменные плиты и прижал коленом к полу. В руке снова сверкнул нож, но на этот раз он оказался приставленным к горлу Гермионы. Та испуганно затихла. - Пей – в его руках оказался небольшой старинный кубок тёмного серебра, наполненный алой жидкостью до краёв. Снейп силой влил зелье в рот ученицы. Гермиона чуть было не закашлялась от резкого металлического привкуса, но Снейп зажал ей рот ладонью, заставив проглотить зелье до конца, после чего наполнил кубок вновь и осушил его сам. - Итак, с этим мы закончили. Полагаю, о дальнейшем ты осведомлена. – Снейп снова подхватил девушку на руки, бесцеремонно швырнул её на кровать, темневшую неподалёку, затем, взмахнув палочкой, мигом освободился от одежды. Тем временем к Гермионе снова вернулись силы. Сейчас ей не верилось, что она была влюблена в этого страшного человека. Перед ней был жестокий монстр, и она не собиралась сдаваться просто так. Она приподнялась на постели и начала осыпать грудь и плечи мужчины беспорядочными ударами, отвесила ему пощёчину – но казалось, что Снейпа эти беспомощные попытки защититься только забавляют – откровенно злая усмешка искривила его черты. О, он помнил многочисленные вечеринки Пожирателей Смерти с участием «гостей» из магглского племени. Все они поначалу сопротивляются, но это не помеха, так даже забавнее. Вот только теперь под ним билась, пытаясь освободиться, его Гермиона… При этих мыслях усмешка сползла с его лица. Неужели он ей так отвратителен? Чем он, спрашивается, хуже тех многочисленных сопляков, с которыми она успела порезвиться? Эта мысль вновь заставила его выйти из себя, хотя сначала он хотел быть с ней поласковее. Он перевернул Гермиону на живот, зарылся рукой в её волосы, грубо потянул вверх, заставив подняться на четвереньки перед собой. Одной рукой он продолжал держать её за волосы, а другой грубо раздвинул нежные складочки между её бёдер. Ему нельзя было терять времени – в обряде строго обговаривалось, что возникшая связь должна в кратчайшие сроки укрепиться физической близостью. Да и потом, он вовсе не хотел ждать: слишком долго он мечтал об этой девчонке и слишком сильно злился на неё. Он обхватил свой пульсирующий член и резко ввёл его в нежное лоно. Гермиона выгнулась и закричала, но мужская рука тут же закрыла ей рот. - Разве я не сказал, что ты должна вести себя тихо? – хрипло проговорил он. – Тебе придётся научиться послушанию, и как можно скорее! – с этими словами он начал двигаться в ней резкими, нетерпеливыми толчками, стараясь войти в неё как можно глубже, подчинить её и подтвердить своё право хозяина на собственность. «Мерлин, как хорошо… такая тесная… ооо, моя девочка, моя… зачем я ждал так долго…» Какое-то время были слышны только его сбивчивое дыхание, негромкий звук ударов его бёдер о её ягодицы, когда Снейп входил в девушку до упора, и тихие всхлипывания Гермионы. Вдруг мужчина отстранился, и, выйдя из своей жертвы, кончил. Он выплеснул поток семени на её спину, и, по-прежнему тяжело дыша, окунул кончики пальцев в горячие белые капли и быстро начертил между лопатками девушки какой-то странный символ. Линии на мгновение засветились и тут же погасли. Снейп усмехнулся – всё прошло, как надо – и ладонями размазал остатки спермы по беззащитным вздрагивающим плечам. Никакой магической подоплёки в этом жесте уже не было, просто ему хотелось ещё раз пометить эту девушку как свою. Немного отдышавшись, Снейп надавил ладонью на спину Гермионы, давая ей знак лечь на живот, и, когда она повиновалась, вытянулся на девушке сверху, бессознательно накручивая её тёмные кудри на пальцы. Только теперь, после разрядки, он услышал, что её всхлипы чередуются с прерывистым, едва слышным плачущим шёпотом: - Нет, нет… только не так… Зачем? Я же просила, я умоляла – не надо!.. Ну как ты мог? Я же… я с ума сходила от мысли, что не нужна тебе, а ты, ты даже не захотел меня слушать. Как ты мог, ну зачем!?... Снейп аккуратно высвободил руку из водопада её тёмных волос, почти бережно обнял девушку за плечи, перевернул её на спину и испытующе посмотрел ей в лицо. На него глядели мокрые перепуганные глаза. Он протянул руку, чтобы стереть её слёзы, но Гермиона дёрнулась, словно приходя в себя, и глухо проговорила: -Уйди. Не трогай меня. – Она попробовала сбросить с себя мужчину, но тот не собирался отпускать её, и девушка сорвалась на крик. - Получил, что хотел, да? Доволен? Проклятая мразь! Пусти меня! - Гермиона смутно осознавала, что у неё начинается истерика, но сдерживаться не могла, да и не хотела – Отпусти, слышишь! Не смей больше никогда прикасаться ко мне! Я ненавижу тебя!!! Девушка забилась, пытаясь освободиться и сбросить с себя тяжёлое мужское тело, но Снейп без труда вывернул её запястья и придавил её к кровати. Чёрные глаза встретились с карими, и вдруг Гермиона почувствовала головокружение, тошноту, боль – и вспомнила, как Гарри рассказывал об ощущениях при занятиях окклюменцией. «Так вот как, оказывается…» - пронеслось у неё в голове. Она попробовала было закрыть свой разум, но наивная попытка защититься провалилась – Снейп начал рыться в её сознании, с лёгкостью сломив её неумелое сопротивление. Контакт длился всего минуту, однако эта минута была настолько изматывающей, что когда мастер зелий наконец покинул её разум, Гермиона потеряла сознание. Северус слегка похлопал её по щекам, но она никак не отреагировала. Видимо, он перестарался, но ему было необходимо сейчас же выяснить, что, чёрт побери, она имела в виду, говоря «я с ума сходила от мысли, что не нужна тебе». «Может, так даже и лучше» - подумал он, глядя на её бесчувственное тело: обморок девушки давал время, чтобы собраться с мыслями. Итак, если попробовать рассортировать узнанное, отбросив лишние эмоции… Гермиона, Поттер и Уизли: слухи необоснованны. Рыжий сопляк, правда, пробовал приударить за ней, но его неуклюжие ухаживания ни к чему серьёзному не привели. Что же до Поттера, то их явно связывали исключительно дружеские чувства. Гермиона и Крам: здесь он не ошибся ни в чём. Крам действительно стал её первым мужчиной. Однако при этом образ болгарина выглядел зыбким, туманным – очевидно, что девушка забывала своё первое увлечение. Гермиона и Малфой… когда Снейп пробрался в эту область, на него обрушился целый ураган эмоций Гермионы, и ему было трудно добраться до фактов. В сухом остатке: Малфой действительно силой притащил её в свою спальню. Однако девушка довольно скоро была совсем не против происходящего. На площадку Астрономической башни она уже шла сама, хотя не могла не осознавать, чем это чревато. Что же касается её переживаний, то, как внимательно Снейп ни всматривался, он не нашёл там оттенков влюблённости. Эмоции были сильными, но среди них преобладали злость и плотское томление – это не то, что действительно связывает людей нерушимыми узами. Нужно просто заставить Малфоя держаться подальше. Гермиона и он сам: ничего. Ничего, потому что проникать в эту область мужчина не стал. В последний момент он изменил своё решение. Он не хотел знать. Так спокойнее. Сделанного не воротишь, а её чувства к нему… Она рано или поздно привыкнет – что ей остаётся? «В общем, результат исследований можно считать положительным» - резюмировал Снейп, стараясь отделаться от чувства вины, которое вдруг угнездились в груди.

R-Key: Глава 7 Когда Гермиона очнулась, она поняла, что не может опустить задранные вверх руки. Она по-прежнему лежала на спине, но на этот раз её запястья были крепко привязаны к изголовью кровати, а тело до плеч было укрыто простыней. Гермиона опустила голову, отводя взгляд от связанных рук, и тут её взгляд упал на фигуру профессора, сидевшего в кресле рядом с кроватью. Он снова был облачён в глухую чёрную мантию и, сцепив руки перед собой, внимательно наблюдал за девушкой. - О, вы наконец пришли в себя. Прошу извинить, - он кивнул на верёвки, - но я не знал, в каком настроении вы проснётесь. Если вы пообещаете, что не будете устраивать бурных истерик и пытаться сбежать, то я развяжу вас. Ну? В горле Гермионы пересохло, язык ворочался с трудом, и она с усилием произнесла: - Я не буду. Развяжите меня. И… можно воды? Снейп поднялся, взял со стола стакан с водой и, присев на кровать рядом с Гермионой, поднёс воду к её губам. Девушка мигом осушила стакан. Северус убрал пустой сосуд и принялся распутывать узел на верёвке. Гермиона прикрыла глаза: теперь главное отвлечь его и… - Кстати, если попробуете всё-таки что-то выкинуть, я просто надену на вас ошейник – как бы невзначай обронил Снейп, возвращаясь в своё кресло. - Меня будут искать, - ответила она с вызовом. - Но вы же уехали? – спокойно парировал Северус. Гермиона в недоумении открыла рот, но он перебил её, - Профессор Макгонагал получила от вас письмо с извинениями по поводу того, что вы не предупредили ни её, ни директора о своём внезапном отъезде. К вашему письму прилагается письмо от ваших родителей, в котором говорится о тяжёлой болезни, внезапно приключившейся с вашим отцом. Вы, как любящая дочь, не могли ждать ни минуты и немедля отправились домой. Это, конечно, грубое нарушение дисциплины, но благодаря вашей репутации директор закрыл глаза на то, что вы будете отсутствовать завтра на занятиях. Так что искать вас никто не будет. И перед тем, как впасть в бешенство, вспомните предупреждение об ошейнике – обманчиво мягко произнёс он, глядя, как по мере сказанного, выражение лица девушки сменяется с непонимающего на возмущённое. - Вы готовы унять свой пыл и обсудить сложившуюся ситуацию? Гермиона попыталась побороть гнев. Ругательства и вопли ей не помогут, следовательно, разумнее выслушать то, что Снейп собирается сказать. Мужчина правильно истолковал её молчание и продолжил: - Что ж, хорошо. Насколько я понял, вы неплохо осведомлены об обряде, который состоялся вчера ночью. Вы знаете, что его последствия необратимы. - Да, знаю. Но почему? То есть, почему вы это сделали? Чем я заслужила? - Ну, мисс Грейнджер, не будьте дурочкой. Люди отнюдь не всегда получают то, что заслуживают. Что же касается причин, их я собираюсь оставить при себе. Скажу только, что произошедшее пойдёт вам на пользу. У вас какая-то странная тяга к неприятностям, причём с детства. Дружба с Поттером и Уизли – явное тому подтверждение. Затем патологическое стремление к проблемам усугубилось – вы связались с Крамом, который без пяти минут Пожиратель Смерти, потом стали бросать пылкие взгляды на меня, а затем спутались с Малфоем. Ваши, скажем так, странные вкусы не доведут до добра. Так что считайте, что я решил за вами присмотреть. Больше объяснений по этому поводу не будет. Гермиона опустила глаза и, решив не реагировать на явный сарказм, глухо спросила: - Что будет со мной теперь? - Многое зависит от вас, мисс Грейнджер. Могу сказать, чего с вами НЕ будет. Серьёзных внешних (подчёркиваю - внешних) изменений в вашей жизни не будет. При этом, естественно, не будет интимных встреч с мистером Малфоем – для вашего же блага. Не будет разговоров с кем-либо относительно того, что произошло сегодня ночью – вы же не хотите, чтобы с вами, или, упаси Мерлин, с вашими родителями что-то случилось? Не будет дурацких опасных эскапад в компании Поттера и Уизли. Я не против вашего общения с ними, однако не могу позволить вам свернуть себе шею из-за какой-то очередной идиотской затеи. Ещё не будет попыток пробраться ночью во владения мадам Пинс – я вынужден ограничить вашу страсть к Запретной секции. Ах да, и ещё: здесь вы станете бывать регулярно. И не надо вскидываться, юная мисс – Снейп усмехнулся, видя, что девушка собирается возразить. – В каждой комнате старост, как мне известно, имеется камин. Ваш камин уже связан с камином в подземельях, так что в определённые дни вечером вы будете появляться здесь, а утром с помощью камина возвращаться в свою комнату. Условия, как понимаете, устанавливаете не вы. Если вы сможете держать в узде свой гриффиндорский норов, то наши новые отношения станут менее… дискомфортными для вас. Вы поняли меня? Гермиона еле заметно кивнула. Мастер зелий подумал, что на данный момент этого, пожалуй, достаточно, поднялся с кресла, подошёл к шкафу и, достав из ящика одну из своих неизменно-чёрных мантий, бросил её на кровать рядом с девушкой. - Накиньте пока. Сейчас вы отправитесь к себе, а завтра вечером я жду вас здесь. Едва Гермиона оказалась в своих комнатах, она бессильно опустилась на пол и закрыла лицо руками. Мерлин великий, что же теперь будет? За одну ночь всё, всё полетело к чертям! Вся её жизнь теперь будет связана со Снейпом. А она-то в своё время мечтала об этом, ну не идиотка ли?! А теперь самостоятельные решения, поступки, свобода – всё вдруг оказалось недоступным. Да, проведённый обряд не похож на Империо, он не подчиняет мысли и волю, однако при желании главенствующий может узнать всё о поступках своей жертвы, а также получает возможность незамедлительно карать – вот что страшно… И ещё страшнее – что ритуал необратим. В какую же ловушку она попалась… При этой мысли Гермиона тихонько заскулила и начала раскачиваться из стороны в сторону. Слёз почему-то не было - наверное, закончились прошлой ночью.

R-Key: Глава 8. В тот день Гермиона не нашла в себе сил, чтобы спуститься в Большой зал на обед или ужин. Она находилась в каком-то странном ступоре: долго сидела на полу перед камином, потом несколько часов с закрытыми глазами простояла под душем. Девушка упорно сосредотачивалась на тёплых струях воды и не позволяла себе думать и о чём другом: «Мне просто нужно смыть с себя всё это». Потом она открыла глаза и начала пялиться на мокрую от капель стену, неустанно повторяя про себя: «Всё в порядке, я справлюсь с этим, нужно только успокоиться. Я непременно что-нибудь придумаю, надо только успокоиться. Я в порядке, просто нужно немного прийти в себя». Проведя сеанс самовнушения, Гермиона наконец выбралась из душа, медленно подошла к шкафу и принялась вяло перебирать одежду, отмечая, какими бессмысленными выглядят все эти маленькие ежедневные ритуалы – душ, одевание – после того, что с ней произошло. Всё так… глупо. К чему все эти ненужные действия? Кому она хочет доказать, что всё идёт как надо? Гермиона внезапно ощутила раздражение на весь свет, захотелось закричать или сломать что-нибудь – и она с громким воплем схватила первую попавшуюся мантию и рванула ткань. Мантия начала расползаться по шву, но это только подстегнуло демона разрушения, который вдруг вселился в девушку – она метнулась к столу, принялась хватать пергаменты и книги и швырять их в стену. Когда массивная бронзовая чернильница со звоном расколола большое зеркало, прикреплённое к створке шкафа, Гермиона, обессиленная внезапной вспышкой, рухнула на кровать, почувствовала, как к горлу наконец-то подступают слёзы, и разрыдалась. Когда она обрела способность соображать, стрелки на часах показывали уже десятый час. За окном были сумерки. «Надо поспать… завтра… я не хочу даже думать о завтра. Я хочу, чтобы оно никогда не наступило» - с этими мыслями девушка провалилась в тяжёлый сон. Наутро она встала с раскалывающейся головой, хмуро поплелась в ванну, наскоро умылась и кое-как натянула на себя форменную мантию. Сегодня ей предстоит выйти из своего убежища, спуститься в Большой зал, пойти на занятия… Ей предстоит встреча с Роном и Гарри. От этой перспективы ладони немедленно стали холодными и липкими. В памяти всплыл презрительный голос: «Вы же не хотите, чтобы с вами, или, упаси Мерлин, с вашими родителями что-то случилось?» А вдруг она не сумеет скрыть, что с ней произошло? Она сама не своя, и Гарри наверняка что-то заметит! Или не заметит? Она давно ведёт себя замкнуто, ещё после истории с Малфоем… Но тогда у неё так не дрожали руки, не подгибались коленки, тогда она, как идиотка, оплакивала свою романтическую влюблённость, думая, что ничего хуже и быть не может, а теперь под ударом оказалась её жизнь и, главное, жизнь её семьи… Зубы вдруг начали отбивать барабанную дрожь: она не сможет, не сумеет, она наверняка проколется, и тогда Снейп… Нет, этого нельзя допустить. Надо взять себя в руки и спуститься вниз. Гермиона выпрямляет плечи, вздёргивает подбородок и решительно выходит из комнаты. Она спускается по ступенькам, репетируя про себя историю о болезни отца и о том, как она провела сутки у его кровати. Она старается продумать всё до мелочей, убеждает себя, что справится с новой ролью и, сделав глубокий вздох, открывает дверь в Большой зал. Рон, Гарри и Джинни сидят там же, где обычно. Гермиона садится рядом и придвигает к себе тарелку с кашей. Она не голодна, но надо сделать вид, что всё как обычно. А обычно она ест кашу на завтрак и пьёт тыквенный сок. В горло ничего не лезет, но она берёт ложку и начинает демонстративно ковыряться в тарелке. Как начать разговор об отце? Дождаться, пока сами спросят? Голос Рона вывел её из раздумий: - Что-то ты бледновата, Гермиона! Мало спала? – едко бросил парень. Девушка оторопела. Что это значит? Откуда этот тон? Она недоумённо перевела взгляд на Гарри, чувствуя, как к ней снова подступает липкий страх. Неужели друзьям стало что-то известно? Гарри виновато отвернулся. Джинни не поднимала головы от тарелки. Рон, тем временем продолжал: - Ну конечно, до сна ли тут! Всю ночь, поди, строчила письма своему ненаглядному Викки? Гермиона была обескуражена – что за идиотская сцена? - и рада одновременно – она было подумала, что ребята что-то узнали о ней и Малфое, или, ещё хуже, о ней и Снейпе. «Мерлин и Моргана, как же я завралась» - подумала она, а вслух произнесла: - Рон, что за чушь ты несёшь? Однако парень только метнул в неё рассерженный взгляд, схватил сумку и выскочил из-за стола. Гарри укоризненно посмотрел в сторону удаляющегося Рона и повернулся к Гермионе: - Не обращай внимания, я всё улажу. Рон, погоди! – прокричал он другу вслед и направился за ним. - И что это было??? – удивилась Гермиона. Джинни наконец-то подняла глаза от тарелки и извиняющимся голосом произнесла: - Прости, это из-за меня. -Из-за тебя Рон накинулся на меня, как ненормальный? - Ну да. Он застукал меня с Дином, когда мы целовались. - А я-то здесь при чём? - При том. Рон меня просто взбесил! Он стал орать на меня, как будто я делаю что-то мерзкое, а я ему сказала, что он единственный человек на шестом курсе, который ещё никогда ни с кем не целовался, и сказала, что ты, например, целовалась с Крамом. И теперь Рон взъелся на тебя – ты ему нравишься, вот он и ведёт себя, как идиот, - выпалила Джинни и, подождав мгновение, робко спросила – Ты на меня не сердишься? Гермиона устало потёрла рукой глаза и вымученно улыбнулась: - За то, что твой брат ведёт себя, как идиот? Нет, Джинни, вовсе нет. - Ох, у меня камень с души свалился, что ты не злишься на меня. Я ведь знаю, что ты и Рон… - тут Джинни подумала, что явно говорит что-то лишнее, и поспешно свернула разговор. – Ладно, я пойду, меня ждёт Луна.

R-Key: Глава 9. Гермионе крупно повезло, что Рон решил закатить сцену именно в тот день. Гарри тут же списал расстроенный вид подруги на ссору и не стал ни о чём её расспрашивать. День в общем и целом прошёл вполне обычно, и, поднявшись в свою комнату, Гермиона поздравила себя с маленькой победой. Однако впереди было испытание посложнее – наступил вечер, а это значило, что ей было пора спускаться в подземелья, туда, где так противно и страшно. Но выхода не было, поэтому девушка бросила в камин горсть дымолётного порошка и, стараясь, чтобы её голос звучал как можно твёрже, произнесла: «Личные комнаты профессора Снейпа». Вспышка – и она уже на месте. Тогда ночью у неё не было времени осмотреться, и теперь она нервно оглядывалась по сторонам. Всё – толстые оплывающие свечи, отделанные резными дубовыми панелями стены, тёмные балки на потолке, даже неярко горящий огонь в камине – казалось девушке каким-то зловещим. Хозяина в комнате не было. Гермиона напрягла слух, но кроме потрескивания дров, ничего не услышала – видимо, Снейп задержался во время обхода замка и пока не вернулся в подземелья. Девушка продолжила озираться по сторонам. Обилие книжных шкафов и массивный стол, заваленный пергаментами, говорили о том, что эта комната служит мастеру зелий кабинетом. Рядом с большим письменным столом стоял ещё один. Это был небольшой столик из светлого ореха. Гладкая поверхность стола была практически пуста, не считая чернильницы и нескольких новых перьев. Рядом со столиком стояло кресло с изогнутыми ножками и высокой спинкой, обитое мягким светло-голубым плюшем. Эти изысканные вещи были бы принадлежать какому-нибудь жизнерадостному сибариту, знающему толк в роскоши. В кабинете Снейпа, известного мрачным нравом и аскетическими привычками, гарнитур смотрелся инородно. Гермиона удивилась было, а потом вспомнила предупреждение Снейпа о том, что ей придётся часто бывать здесь, и поняла: стол и кресло предназначались ей. Но не думает же он, что она будет заниматься здесь? Да она ни минуты бы тут не осталась, будь её воля! И потом, Снейп, - хоть и псих, но не дурак, и должен понимать, что её привыкли видеть за книгами в библиотеке и в гриффиндорской гостиной. Если она вдруг перестанет там появляться, это вызовет кучу вопросов. Тут послышался шум шагов, хлопнула дверь и в кабинет вошёл Снейп. Гермиона невольно попятилась назад. - Уже здесь, мисс Грейнджер? Отлично. Вы не голодны? Ученица в ответ отрицательно покачала головой. - Что же, в таком случае, осматривайтесь. Этот стол – для вас, здесь вы сможете заниматься в те дни, когда мне захочется видеть вас здесь. В вашем распоряжении книги из моей библиотеки. Если вам станет холодно, вам нужно позвать домовых эльфов, и они разведут огонь пожарче – мастер зелий указал на небольшой серебряный колокольчик на каминной полке. – Если вам что-то понадобится, сообщите об этом мне. Я надеюсь, вам здесь будет удобно. – Снейп замолчал и выжидающе уставился на девушку. В течение прошлых суток он размышлял, как заставить её смириться со своим положением. Обдумав всё как следует, он пришёл к выводу: ему не хочется, чтобы она боялась его. Она должна привыкнуть находиться с ним бок о бок, привязаться к нему. Да, конечно, можно было бы опоить её Амортенией, наложить Империо. Но это было бы не то – он знал бы, что она рядом с ним только из-за колдовства. Надо, чтобы Гермиона Грейнджер сама захотела приходить сюда. Снейп решил приручить свою студентку, для начала выказав ей своё доброе расположение. Ему казалось, что если он обустроит для неё рабочее место, даст право пользоваться библиотекой и своей прислугой (в глубине души мужчина считал это широким жестом), то она поймёт, что он не желает ей зла. Однако Гермиона молчала, закусив губу, и это заставляло Снейпа нервничать. Он подошёл к своему столу, стараясь не смотреть на свою гостью, и принялся ворошить пергаментные свитки. Молчание затягивалось, и Снейп, наконец, не выдержал: - Если у вас, мисс Грейнджер, есть какие-то вопросы, я жду. - Да, у меня есть вопрос. Зачем всё это? Вы что, правда, думаете, что я могу чувствовать себя здесь комфортно? Мастер Зелий прекратил рыться в бумагах и повернулся к девушке: - А почему бы, собственно, нет, мисс Грейнджер? Снейп произнёс эту фразу столь невинным голосом, что Гермиона в т же секунду забыла о самоконтроле: - Ооо, а вы не понимаете, почему? Вы, вы мерзкий, отвратительный… Вы украли мою жизнь! Просто взяли и разрушили! – с этими словами она стремглав бросилась к двери. Ей казалось, что она просто сойдёт с ума, если останется с этим человеком в одной комнате хотя бы минуту. - Стоять, – раздался негромкий голос за её спиной. – Не вынуждай меня, Гермиона. То, что он назвал её по имени, оставив саркастичное обращение «мисс Грейнджер», подсказывало, что Снейп не шутит. Лишним доказательством стало неожиданное давление в области горла. Поначалу оно было лёгким, едва заметным, как если бы Гермионе вдруг начал жать воротничок мантии, но неприятные чувства усиливались - с каждым движением в сторону двери дышать становилось всё труднее. Гермиона была вынуждена повернуть назад. - Знаете, я всё ждала, когда вы перестанете притворяться добреньким и воспользуетесь своими новыми возможностями, - девушка постаралась вложить в эту фразу как можно больше холода и презрения. - Вы, похоже, оплакиваете свою потерянную свободу? – Снейп вновь надел на себя маску иронии, только глаза теперь смотрели недобро. – Тогда позвольте вам кое-что объяснить насчёт вашей драгоценной свободы и якобы разрушенной жизни. Вы, верно, мечтали о том, как славно заживёте после того, как война закончится? Вы так уверены в победе? Не посещала мысль о том, что ваш драгоценный Поттер однажды может не выжить? То-то все удивятся! А что будет с вами – вы представляете? Вы не думали о том, что вас просто превратят в забаву и будут пользовать, пока не надоест? И скрыться вам не удастся - о вас в случае победы Лорда не забудут. Вы, вместо того, чтобы держаться как можно тише и незаметнее, нарочно лезете вперёд! Что вы пытаетесь доказать – что у вас есть право на место в волшебном мире? И вы думаете, что если вы вызубрили все учебники и нацепили значок старосты, вас здесь – примут? Очнитесь, наконец! Хогвартс – это тепличные условия, созданные Дамблдором для реализации его мармеладно-карамельных идей о равенстве чистокровных и магглов. За стенами Хогвартса вас никто не ждёт. О какой карьере вы мечтаете? Наука? Или, может, политика - скажем, работа в Министерстве? Милая, глупенькая мисс Грейнджер, вам никогда не приходило в голову обратить внимание на тот маленький факт, что практически все крупные чиновники и учёные, занимающие ключевые посты и раздающие должности – чистокровные? И уж вовсе не оттого, что у магглов меньше способностей. Просто магглу никогда не подняться выше определённого уровня. Его туда никто не пустит, потому что грязнокровки, мисс Грейнджер, должны знать своё место. В этом мире они ничего не решают. Вы всегда будете здесь чужой, как бы вы не прыгали выше головы. Снимите, наконец, розовые очки и научитесь принимать неприятную правду. А пока убирайтесь к дьяволу. Гермиона, почувствовав, что её больше ничего не сдерживает, рванулась к двери, но на пороге её настиг ещё один приказ: - Да, кстати: позаботьтесь о том, чтобы впоследствии обеспечить какое-нибудь алиби вашим частым отлучкам. Предупреждаю: вам придётся проводить со мной довольно много времени, так что придумайте повод, чтобы исчезать из поля зрения ваших драгоценных дружков-кретинов, не вызывая подозрений.

Germ: Талина, я полностью с тобой согласна . И верю что дальше у них все будет по любви (преданно заглядывая автору в глаза)

R-Key: Талина пишет: я это перенесу, но только в том случае, если это будет происходить по любви и по взаимному согласию. Если же нет - фиг она его простит за такое унижение. Не получилось, увы, по взаимному согласию. Germ Автор смиренно опускает очи, шаркает лапкой и отказывается спойлерить )))))

Талина: R-Key, R-Key пишет: Так вот, убивать кого-либо из тех, кого не прихлопнула гражданка Роулинг, в этом фике не будут Что-то меня это как-то пугает... Равно как и отсутствие взаимного согласия. Моя истерзанная душа нуждается в большом количестве флаффа. Ладно, подождем, что будет дальше.

R-Key: с флаффом у меня не очень... Я сама не ожидала, что мадам Ро поступит со Снейпом подобным образом. А она, понимаете ли, вон чего удумала...

Germ: Не получилось, увы, по взаимному согласию. таааак... я начинаю медленно начинать бояться... Автор смиренно опускает очи, шаркает лапкой и отказывается спойлерить ))))) ух каккая вредина.... так некоторые читатели вымрут от переживаний и не доживут до чего нибудь... Я сама не ожидала, что мадам Ро поступит со Снейпом подобным образом. А она, понимаете ли, вон чего удумала... это вселяет надежду на то, что наш автор так с нами не поступит и будет и им (в смысле Севу с Герми)большая любоФФ и нам (тобишь читателям- снейджероманам ) непомерная радость...

Wild Cat: мм так это все-таки Снейджер? эх...а все так хорошо начиналось гермидракой *вздох* Герму жалко. Сева злой. но надеюсь, он исправится, ведь правда? *наивно хлопая глазами*

R-Key: Germ Wild Cat хм, даже не знаю, что сказать :) Глава 10. Гермиона испытывала облегчение, получив возможность быстро убраться из подземелий, и в то же время злилась – она знала, что ей придётся туда вернуться, и причём вернуться, приготовив для друзей серьёзное оправдание своего отсутствия в гриффиндорской гостиной и в библиотеке. Однако злость постепенно утихала, и в Гермионе проснулось беспокойство. Безжалостная отповедь Снейпа заставила её вернуться к мыслям, которые она уже давно гнала от себя. Это была и тревога за Гарри, и страх за себя саму. Гермионе тяжело было признать это, но мастер зелий будто бы озвучил её собственные мысли. Не раз она думала о том, что испытания, которые обрушиваются на Гарри, с каждым годом становятся всё тяжелее и тяжелее. То, что Мальчик-который-выжил раз за разом продолжает оправдывать прозвище, полученное ещё в младенчестве, казалось ей настоящим чудом. Гарри пересказал ей и Рону слова Дамблдора о материнской защите. Но на сколько хватит этой защиты? Дамблдор попросил Дурслей приютить Гарри следующим летом и сказал, что это будет в последний раз - не потому ли, что когда тому исполнится восемнадцать, силы материнской защиты иссякнут - просто потому, что Гарри станет взрослым? Что же касается магглов в волшебном мире – она была уверена, что единственную угрозу для таких, как она, представляют фанатики, возглавляемые Воландемортом. До того, как Снейп выплеснул на неё порцию желчи относительно её будущей карьеры, девушке и в голову не приходила мысль о дискриминации магглорождённых. С другой стороны, так ли хорошо она знала этот мир? Для неё он по большей части ограничивался Хогвартсом... Эти мысли нагоняли тоску и апатию – хотелось просто улечься в кровать, задёрнуть полог и не вылезать оттуда несколько дней. Однако она не могла себе этого позволить. Нужно было подумать, как защитить себя и свою семью. А для этого нужно, чтобы о её визитах в подземелья никто не узнал. Воспоминание об утренней стычке с Роном подало ей идею. Конечно, ей сделалось немного совестно при мысли о том, что она собирается свалить на Рона вину за свой разрыв с друзьями, однако что ей остаётся? К тому же Рон сам виноват, что ведёт себя, как болван. Составить план оказалось легче, чем она предполагала. Казалось, всё складывается само собой: рождественская вечеринка у Слизнорта, грубоватое приглашение Маклаггена… Дело было за малым: невзначай заговорить о вечеринке при Роне, на которого упоминания о «клубе слизней» действовали, как красная тряпка на быка, разыграть обиду и вскользь обронить, что намеревалась пригласить его с собой – а затем, спустя некоторое время во всеуслышание объявить, что приняла приглашение Маклаггена и добавить замечание о его успехах в квиддиче. Откровенно говоря, поначалу Гермиона сомневалась, стоит ли превозносить квиддичные достижения своего свежеприобретённого воздыхателя – ведь даже слепой заметил бы, что квиддич не вызывает у неё восторга. Однако, как ни странно, именно это в итоге сработало. Когда Рон услышал фразу «Я люблю хороших игроков в квиддич», он покраснел до кончиков ушей и покосился на неё с плохо скрываемой злостью. Дальше ещё проще – что сложного в том, чтобы демонстративно выскочить из гостиной Гриффиндора, увидев Лаванду, виснущую на Роне? Гермионе эта наигранная сцена ревности показалось даже занятной. Сам Рон, правда, похоже, не заметил её стараний, зато заметил Гарри. Правда, Гермиона никак не ожидала, что он кинется за ней. Она выбрала один из пустых классов и преспокойно уселась на парту, прикидывая, как долго ей следует просидеть здесь, прежде чем возвращаться в гостиную. Предполагается, что она рыдает от ревности – значит, торчать в классе нужно не меньше часа. Гермиона вздохнула и от скуки сотворила у себя над головой стайку легкомысленных канареек. Птички весело порхали вокруг, развлекая свою создательницу щебетом, когда на пороге кабинета возник встревоженный Гарри. Гермиона мысленно чертыхнулась и постаралась придать своему лицу скорбное выражение. Весёлые ярко-жёлтые канарейки, правда, абсолютно не вязались с её напускной мрачностью, однако Гарри, кажется, не обратил на это внимания. Его сочувствующий и в то же время виноватый взгляд заставлял Гермиону вспомнить об угрызениях совести – в конце концов, она не должна обманывать своего лучшего друга… Но и правды она сказать не может. А эта правда непременно всплывёт, если они будут по-прежнему близки. Девушка мысленно прокляла Снейпа и продолжила разыгрывать свой маленький спектакль. - А, привет, Гарри. Я тут решила поупражняться. Она занервничала, поскольку парень молчал, просто переминаясь с ноги на ногу, и, желая подтолкнуть его в нужном направлении, спросила: - Рон, кажется, веселится вовсю там, на празднике? Гарри в ответ промямлил что-то невразумительное, но Гермиона не собиралась сдаваться: - Не притворяйся, что не видел. Он не очень-то и прячется, он… И тут случилось то, чего девушка предугадать не могла. Видимо, боги обмана и плутовства сегодня благоволили ей, поскольку на этих словах в класс, хохоча, ввалились Рон и Лаванда. Рон испуганно ойкнул, Лаванда захихикала ещё громче и выскочила из комнаты, оставляя золотое трио наедине. Гермиона метнула в Рона нарочито тяжёлый взгляд. Тот смутился и, пряча глаза, сказал неестественно бодрым голосом: - О, Гарри, а я-то думал, куда ты запропастился? Нет, так дело не пойдёт. - Напрасно ты заставляешь Лаванду ждать в коридоре. Девушка будет удивляться, куда это ты подевался, - тихо произнесла она, надеясь, что эта фраза заставит Рона сгорать от стыда, а Гарри – поверить в глубину её душевных терзаний. В этом случае она сможет находиться в отдалении от друзей, оправдывая это сердечной раной, которую ей нанес Рон. Тот застыл, будто бы и впрямь пристыжённый, и Гермиона было направилась к двери, но в последний момент обернулась, и заметила, что Рон с облегчением смотрит на Гарри. Нет, его просто так не прошибёшь – завтра, чего доброго, он сведёт всё к шутке, и все её усилия полетят к драклам. И ещё эти канарейки дурацкие… Канарейки? Гермиона зажмурилась, ещё не о конца уверенная в том, что собирается сделать, и истошно взвизгнула: «Оппуньо!» Мирные птички немедленно атаковали Рона, а Гермиона выдавила из себя жалкое подобие рыданий и рванула за дверь. Следующие несколько дней она пребывала в отвратительном настроении. Её план сработал – они с Роном поссорились и демонстративно избегали друг друга. Она добилась того, чего хотела, но было противно от самой себя – от дешёвой игры, от манипуляций друзьями... Гарри, который время от времени старался приободрить её, имел несчастье в полной мере испытать на себе её испортившийся характер. От Гарри отвязаться было не так-то просто, он старался пропускать мимо ушей её едкие замечания, стараясь вовлечь её в разговор. К ужасу Гермионы, разговор этот зачастую сводился к одной и той же теме: Драко Малфой принял тёмную метку и что-то замышляет. При упоминании о слизеринце девушку начинало едва ли мутить от злости – это Малфой, так или иначе, втравил её во всё это. И если Гарри не оставит свои догадки, правда может выплыть наружу. Девушка резко обрывала друга, называла его предположения бредом, но Гарри был упрям, как осёл, и это раздражало ещё больше. К тому же Гермиона подозревала, что в чём-то он, возможно, прав, но у неё не было ни малейшего желания думать о Драко Малфое и о вещах, с ним связанных.

R-Key: Глава 11. - Попробуем начать сначала. В прошлый раз я, быть может, был излишне резок. Сядьте, мисс Грейнджер, - сказал мастер зелий, когда Гермиона явилась в подземелье. Он поставил её в известность о том, что она должна провести этот вечер рядом с ним, запиской, оставленной в её комнате на столе. Когда гриффиндорская отличница явилась, вид у неё был хмурый. Тем не менее, она, чуть помедлив, опустилась в предложенное кресло. Снейп сел напротив и невинно поинтересовался: - Вы сердиты оттого, что поссорились с друзьями? - Я сердита оттого, что мне приходится врать им, профессор. – Сухо парировала она. – Да и вообще, в моём положении можно найти мало поводов для веселья, вы не находите? Снейп пропустил её последнее замечание мимо ушей: - Что же, значит, вам удалось избавиться от их чересчур навязчивого внимания. Я доволен вами. Гермиона не ответила. Несколько минут прошли в напряжённой тишине, однако потом она всё-таки решилась заговорить. - Могу я спросить вас кое о чём, сэр? Снейп сухо кивнул. В конце концов, то, что она больше не пыталась устроить истерику, заслуживало небольшого вознаграждения. - То, что вы сказали тогда о Гарри… о том, что однажды он… - Гермиона не могла заставить себя произнести слово «погибнет», и поэтому её слова звучали сбивчиво. – Сэр, вы же на самом деле не думаете, что он… - Вынужден вас огорчить, но я склонен полагать, что удача однажды отвернётся от мистера Поттера – голос Снейпа звучал бесстрастно. – Ему не раз удавалось ускользнуть от Тёмного Лорда, но лишь благодаря нечеловеческому везению и древней магии родительской защиты. Но она не может спасать его вечно – защита действовала, пока Поттер оставался ребёнком. Но он растёт, чары истончаются, и совсем скоро они перестанут защищать его. - Но Дамблдор… - Вы очень зря рассчитываете на всемогущего директора. Думаю, вы уже обратили внимание на его руку? Гермиона кивнула. Они заметили, что рука Дамблдора искалечена, в начале семестра. Жуткий вид обугленной плоти не оставлял сомнений, что волшебник подвергся какому-то мощному заклятью. Поначалу Гермиона была уверена, что Дамблдор сумеет залечить повреждения, но недели сменяли друг друга, а рука директора всё не заживала. - Дамблдор умирает и прекрасно знает об этом. Так что советую прикинуть на досуге, каковы шансы Поттера против Тёмного Лорда. Гермиона молчала, чувствуя, как её охватывает ужас. Гарри – так рано повзрослевший… дерзкий, смелый, безрассудный мальчишка… Гермиона привыкла думать о нём как о брате, которого у неё никогда не было. Она испытывала по отношению к нему нежность, к которой примешивалось желание оградить его от невзгод, которые ждут его впереди. И вот теперь Снейп говорит, что шансы Гарри на жизнь тают. Они потеряют его. Как они все – и она, и Рон, и Люпин, и все многочисленные Уизли – будут жить без Гарри? Да что они – Гарри зовут надеждой магического мира, и, если его не станет, колдовское сообщество Британии обречено пасть от руки маньяка, одержимого жаждой власти и крови. Весь их мир рухнет, а Снейп так спокойно ей об этом говорит! Она хотела было возмутиться, но не успела даже открыть рта, поскольку мужчина продолжил: - И я хотел бы сразу ответить на ещё один вопрос, который, вероятно, мучил вас после нашей прошлой беседы, но который вы вряд ли решитесь задать. Да, я уверен, что вы вряд ли достигли бы высот в магическом мире. Конечно, вы могли бы заниматься наукой, однако все ваши мало-мальски значимые достижения наверняка присваивал бы себе кто-то другой. Вам пришлось бы довольствоваться ролью скромной ассистентки. Впрочем, обладай вы более гибкой моралью, вы бы нашли себе… влиятельного покровителя, назовём это так. Он бы обеспечил ваше продвижение наверх. - А теперь мне даже не стоит утруждаться, поскольку моим покровителем намерены стать вы? – резко поинтересовалась она. - Да, мисс Грейнджер. И поверьте, в свете разворачивающихся событий это далеко не худший вариант для вас. Этот разговор положил начало целой веренице дней, которые профессор зельеварения Северус Снейп и ученица шестого курса Гермиона Грейнджер провели вместе. Это были очень странные дни. Накануне Гермиона обнаруживала в своей спальне записку, написанную изящным змеящимся почерком. В назначенный час она подходила к камину, бросала в пламя горсть дымолётного порошка и спустя мгновение переносилась из гриффиндорской башни в недра слизеринских подземелий. Поначалу визиты в комнаты Снейпа напоминали девушке пытку. Мрачноватая обстановка действовала на неё угнетающе, но это было пустяком по сравнению с пугающей перспективой остаться здесь на ночь. Изредка она бросала испуганный взгляд на кровать, темневшую в отдалении, в её сознании всплывала фраза: «И поверьте, это не худший вариант для вас», девушка гнала её прочь, но место этих слов тут же занимали воспоминания о боли и унижении, которые ей пришлось пережить на этой кровати в первый вечер. Она боялась, что это повторится снова, и чувствовала, как сердце начинает испуганно биться в груди. Однако Снейп не настаивал на том, чтобы она оставалась в подземельях после заката. Когда она появлялась, он обычно приветствовал её сухим кивком, не отрываясь от проверки сочинений или шинкования корней и слизней для очередного зелья. Гермиона кивала в ответ, садилась за свой столик и, вытащив учебники из потрёпанной сумки, углублялась в домашнее задание. При этом гриффиндорка не могла отделаться от чувства, что Снейп наблюдает за ней, как кот за мышью. Впрочем, она привыкала к этому ощущению, хотя, стоило Снейпу подойти к ней ближе или попросить помочь ему в приготовлении какого-либо состава, по-прежнему съёживалась, стараясь стать как можно незаметнее. Гермиона рассудила, что не стоит будить лихо, пока оно спит тихо, и раз уж профессор Снейп по каким-то причинам не трогает её, то надо постараться как можно меньше его раздражать, чтобы этот период спокойствия продлился как можно дольше.

R-Key: Глава 12. Её мечтам не суждено было сбыться. Когда в один из вечеров она спустилась в его комнаты, то обнаружила там покрытый крахмальной скатертью обеденный стол: там возвышались хрупкие бокалы и графины с вином, стояли тарелки со всевозможными кушаньями, и приглушённо сверкало столовое серебро. Судя по числу стульев и приборов, стол был накрыт на двоих. Гермиона застыла, не зная, что ей делать, и тут услышала над ухом спокойный голос: - Позвольте проводить вас к столу, мисс Грейнджер. – Профессор Снейп взял её под руку и чинно усадил на стул. Она села, но не могла съесть ни крошки. Что он задумал? К чему всё это – вино, приглушённый свет свечей? К чему эта пародия на романтический ужин? А вдруг он добавил в еду какое-нибудь зелье? Слишком встревоженная, чтобы заметить, что именно лежит у неё на тарелке, она рассеянно перекладывала еду с одной стороны блюда на другую. Снейп исподтишка разглядывал напряженную фигурку: пальцы, нервно сжимавшие вилку, побелевшие губы, взгляд, устремлённый в центр своей тарелки. Снейп уже проклинал себя за эту идею с дурацким ужином. Он знал, что совместная трапеза обычно располагает людей друг к другу, но это явно был не тот случай. За столом стояла неестественная тишина. Чтобы нарушить молчание, Снейп попросил Гермиону передать ему соль. От неожиданности она уронила вилку, раздался неприятный звон, девушка встрепенулась и вдобавок опрокинула бокал. По белоснежной скатерти расползалось мокрое бордовое пятно. Снейп едва не вспылил. Её привычка вздрагивать каждый раз, когда он к ней обращался, выводила мужчину из себя - настолько, что временами он даже подумывал вышвырнуть девчонку вон. Эта посеревшая от страха маленькая дурочка была явно не той сообразительной помощницей, которую он хотел получить. Такое впечатление, что её знаменитые мозги превратились в трясущийся студень. Она запиналась, случись ему обратиться к ней по поводу какого-нибудь пустяка, избегала даже самых невинных его прикосновений. К примеру, если он попросил её достать ту или иную книгу, девушка никогда не давала её ему в руки, а просто оставляла рядом на столе, стараясь держаться как можно дальше от Снейпа, как если бы тот был прокажённым. Что уж говорить о сексе! Было нестерпимо видеть её так близко и в то же время понимать, что она едва переносит его рядом с собой, и единственный способ добиться близости интимной – снова заломить ей руки за спину. Пока что он терпел, но не знал, насколько его хватит: сейчас он избавлялся от возбуждения тем методом, к которому прибегают мальчики-подростки – какое унижение! Но едва он решал выгнать её, как ему сразу становилось жалко затраченных усилий. Ритуал отнял у него слишком много энергии, чтобы теперь отпустить Гермиону просто так. Конечно, он понимал, что она стала бояться его с той самой ночи – но, великий Мерлин, он не сотворил с ней ничего особенного! Да, она оказалась под ним не по своей воле и насильственно была связана с ним нерушимыми узами. Но по сравнению с тем, что ему приходилось наблюдать и делать, прячась под чернильно-чёрным плащом и серебристой маской, - это было очень и очень мягким наказанием. Ей давно пора принять произошедшее. Однако, несмотря на то, что он обращается с ней очень бережно, глупая девчонка продолжает упрямиться. Он искал способ заставить её не дрожать. Привыкнуть к его близости, его телу. Первое время он не тронет её, но она должна привыкнуть к своей новой обязанности - согревать его постель. Снейп со вздохом встал из-за стола и взмахнул палочкой, убирая пятно со скатерти. Она несмело поднялась и сделала несколько робких шажков к камину, не осмеливаясь спросить, можно ли ей уйти, и остановилась, услышав за спиной: «На этот раз вам придётся ночевать здесь». - Пора ложиться. Раздевайся - добавил Снейп после секундной паузы. Гермиона похолодела и на ватных ногах подошла к кровати. Неужели он решил наказать её таким образом за этот чёртов бокал? «Впрочем… это всё равно рано или поздно случится. Если не сопротивляться, в этот раз обойдётся без синяков» - прошептала она про себя. Затем она отвернулась к стене и стала нервно теребить пуговицу на манжете. - Я привыкла спать в сорочке. - Придётся отвыкать. Раздевайтесь, мисс Грейнджер, или вам помочь? - Нет, я сама, - Гермиона стащила с себя мантию и простенькое платьице, избавилась от гольфов и замерла, стараясь подавить желание прикрыться руками. Снейп усмехнулся, наблюдая за её мучениями, и презрительно обронил: - Полностью. Девушка как можно быстрее стянула с себя лифчик и трусики, молнией метнулась на кровать и забилась под одеяло. Снейп же, напротив, никуда не торопился. Тонкие пальцы неспешно двигались от пуговицы к пуговице. Расстёгнутая рубашка обнажила бледную худую грудь, покрытую жёсткими тёмными волосами. Мгновение – и рубашка лежит на подлокотнике кресла; звякает пряжка ремня, и мужчина стягивает с себя брюки вместе с бельём. Его орган, резко выделявшийся на фоне тёмной поросли, медленно просыпался, увеличиваясь в размерах и багровея. Снейп, нимало не стесняясь своей наготы, сделал шаг по направлению к кровати. Гермиона закусила губу и откинула голову на подушку, молясь о том, чтобы оказаться сейчас где угодно, только не здесь. Она услышала, как скрипнула кровать, почувствовала, как матрас прогибается под тяжестью другого тела и отвернулась к противоположной стене. Снейп лёг набок, нахмурился, глядя на ворох каштановых кудрей, разметавшихся по подушке, и вдруг резко дёрнул девушку на себя. Её спина оказалась притиснута к его груди, и Гермиона почувствовала, как что-то твёрдое прижимается к её ягодицам. Она отчаянно всхлипнула и почувствовала, как одна ладонь Снейпа закрыла ей рот, а другая властно легла на живот, ещё сильнее прижимая к телу лежащего сзади мужчины. - Тише, Гермиона, - раздался мягкий шёпот над её ухом. - Ты не должна бояться. Не надо кричать. Гермиона судорожно закивала, давая понять, что не станет шуметь. Он не будет кричать, нет, она будет тихой, только пусть всё закончится как можно скорее, может, тогда он прекратит её так пугать! Да и потом, какой смысл кричать? После ритуала Снейп мог делать с ней что угодно… Мог, но почему-то не делал. Прошло некоторое время, прежде чем Гермиона поняла: Снейп не собирался воспользоваться своими новыми правами. Размеренное дыхание мужчины согревало ей шею, и, когда она, наконец, осмелилась повернуть голову, то увидела, что Снейп попросту спит.

R-Key: Глава 13. Так их ночи стали такими же странными, как и дни. Вечером Гермиона поспешно раздевалась и ныряла под одеяло, Снейп, не торопясь, скидывал одежду и спокойно укладывался рядом с ней. Каждый раз девушка сжималась в комок, опасаясь, что Снейп перестанет сдерживать свои желания, свидетельство которых красноречиво прижималась то к её ягодицам, то к животу – в зависимости от того, успевала ли Гермиона отвернуться в тот момент, когда Снейп собственническим жестом притягивал её к себе. Но дальше этих объятий дело никогда не заходило, и постепенно Гермиона начала привыкать ночевать в подземелье и чувствовать его рядом. Теперь, когда она поняла, что Снейп по каким-либо причинам решил не применять к ней силу, она потихоньку перестала испытывать панический страх перед ним. Её разум больше не туманился постоянной паникой, однако мгновения спокойствия и ясности были недолгими: придя в себя, Гермиона осознала, что ей стоило бояться не Снейпа, а совершенно других вещей. Теперь она постоянно думала, что будет с Гарри, что будет с её семьёй, что будет с ней, если война закончится поражением? Можно ли помочь Гарри? Кто спасёт его от Волдеморта, если Дамблдор умрёт? Гарри, бесспорно, талантлив, невероятно везуч, но этого мало! Они же не могут всерьёз рассчитывать на то, что подросток справится с одним из величайших тёмных магов столетия! Сможет ли она защитить маму с папой? Снейп тогда был прав: она лезла вперёд, стараясь выделиться и доказать своё право на магию, на пребывание в волшебном мире. Её происхождение, привычка во всём быть первой, обгоняя всех, а также дружба с мальчиком-который-выжил, бесспорно, могли сделать её мишенью для Пожирателей Смерти. Но она в безопасном Хогвартсе, а её семья абсолютно беззащитна. Мама и папа даже не подозревают, какую опасность навлекает на них их единственная дочь – дочь, которой они так гордятся… А она ничего не может сделать, даже не может на время покинуть замок без ведома Снейпа. Эти мысли терзали её неотступно, не оставляя даже во сне. Ей начал сниться один и тот же кошмар – будто бы она и все её близкие – семья, Гарри, Рон, Джинни, Фред и Джордж, Люпин, профессор МакГонагалл – стоят на квиддичном поле. Сверху с трибун за ними безучастно наблюдают сотни безликих фигур, завёрнутых в тёмные плащи. Вдруг раздаётся гонг, и с неба начинают сыпаться змеи – сотни, тысячи змей, они заползают за ворот мантии, шевелятся в волосах, обвивают руки и горло холодными скользкими кольцами – и жалят, и душат… И она видит, как Гарри медленно заглатывает громадный питон… как лица её родителей вздуваются и синеют от смертельного яда… как змеи с отвратительными чавкающими звуками впиваются в Рона… чувствует, что змей столько, что она стоит по пояс в отвратительно шипящей шевелящейся массе… Поначалу ей удавалось сбросить с себя страшные видения, заставляя себя усилием воли открыть глаза. Но потом кошмары становились всё реалистичнее, и сколько она ни твердила себе: «Проснись, проснись, это просто дурацкий сон», змеиные кольца сжимали её всё теснее. В одну из ночей она начала биться, стараясь вырваться – и почувствовала, как чьи-то руки буквально вытягивают её из змеиного месива, уносят в какое-то безопасное, теплое место. Она изо всех сил вцепилась в них, боясь отпустить - и снова оказаться во сне. Когда она с глубоким то ли вздохом, то ли рыданием распахнула глаза, на неё встревожено смотрел Снейп. И тогда она впервые за все эти ночи сама прижалась к нему, обхватила руками и уткнулась в плечо. Зельевар помедлил, а потом легонько погладил её по волосам. -Вам приснился кошмар, да? Гермиона лишь кивнула, не в силах ответить. - И кошмары мучают вас часто? В ответ зельевар получил ещё один молчаливый кивок. Подождав некоторое время, пока она успокоится, он спросил: - Что вас так пугает, мисс Грейнджер? Гермиона всхлипнула и начала лепетать что-то о Гарри, родителях, змеях, людях в тёмных плащах, и из этого лепета Снейп понял, что она измучена мыслями о своих друзьях и своей семье, что она только недавно осознала, какому риску они все подвергаются, и теперь изводится от беспокойства. Он вздохнул: - Я не думаю, что в случае с Поттером вам удастся что-то изменить, Гермиона. Есть некоторые материи, – он скривился и потёр пальцем переносицу – в которые не стоит вмешиваться. Как бы я ни относился к мальчишке, я не могу не признать, что его, как и Тёмного Лорда, к слову сказать, ведёт сама судьба. То, куда она их приведёт – это уже другой вопрос, но повлиять на неё вряд ли удастся. – Он почувствовал, как напряглись её плечи, и снова успокаивающе провёл рукой по её волосам. – Что же до ваших родителей, то я обещаю подумать, что тут можно сделать.

R-Key: Глава 14. Слово своё он сдержал. В течение нескольких дней Снейп хранил молчание и выглядел очень сосредоточенным. Гермиона уже успела немного изучить его привычки и знала – он что-то обдумывает про себя. Она старалась его не тревожить и лишь следила за ним глазами, боясь поверить в то, что он поможет её родителям выжить в этой войне. Однажды она здорово перепугалась, застав его в каком-то странном состоянии. Зельевар сидел за столом, его руки механически перебирали свитки, а выражение лица беспрестанно менялось, что само по себе было странным. - А, мисс Грейнджер, добрый вечер. - Добрый вечер. - Вы ужинали? - Да. - Тогда займитесь пока вашим домашним заданием. Гермиона уселась за свой столик, к которому уже успела привыкнуть, и принялась было раскладывать учебники, как вдруг Снейп снова спросил: - Мисс Грейнджер, вы ужинали? Гермиона удивилась ещё больше, поскольку такая рассеянность вкупе со странной мимикой совершенно не вязалась с привычным поведением мастера зелий. Быть может, Снейп надышался каких-то ядовитых испарений в лаборатории? А вдруг он невменяем, и его ни в коем случае нельзя сердить? Она как можно скромнее ответила: - Спасибо, сэр, я уже ужинала. - Хорошо. Тогда займитесь вашим домашним заданием. Кстати, вы уже ужинали? Боже, неужели он сошёл с ума? Почему он повторяет одно и то же? Гермиона всерьёз испугалась, но тут сзади раздался недовольный возглас: - Нет, это никуда не годится! Она резко обернулась и увидела, что в дверях стоит второй профессор Снейп. Он раздражённо взмахнул палочкой, и Снейп за столом дёрнулся и замер в неестественной позе. Гермиона ошеломлённо переводила взгляд с сердитого Снейпа на Снейпа парализованного и не знала, что ей делать. - Не пугайтесь, мисс Грейнджер. Просто один из вариантов по спасению ваших родителей оказался провальным. Я хотел создать их точные копии, поселить их в вашем доме, а настоящих Грейнджеров где-нибудь спрятать. Но, увы, ничего не выйдет. Физически копии точно повторяют своего создателя, и это бревно за столом обладает всеми моими физическим характеристиками. Но копии, увы, совершенно безмозглы, и не несут отпечатка личности своего создателя. У этого, к примеру, такое выражение лица, как если бы он был слабоумным. И память ни к чёрту – копия не способна запомнить больше двух десятков фраз. Эта получилась не слишком удачной, поэтому и талдычила всё время одно и то же. Боюсь, что если мы заменим ваших родителей такими болванами, то магглы, скорее всего, решат, что чета Грейнджеров спятила, и поместят их в сумасшедший дом. Но если вашими родителями и впрямь заинтересуются Пожиратели Смерти, они могут раскрыть обман. Снейп пересёк комнату, распахнул дверь чулана, пробормотал под нос «Вингардиум Левиоса», и его копия чинно проплыла по воздуху и скрылась в кладовке. - Не волнуйтесь, мисс Грейнджер, - произнёс настоящий Снейп. - Я найду другое решение. И он нашёл его. Спустя несколько дней после инцидента с фальшивым Снейпом Гермиона готовилась вновь отправляться в подземелья. Когда она вошла в камин в своей спальне, Живоглот внезапно сорвался с подушки и прыгнул вслед за ней, несмотря на её возглас: «Нет, Глотик, тебе туда нельзя!» Однако Снейп, как выяснилось, совсем не возражал против кота в своих подземельях. Напротив, он довольно потёр руки и сказал: - О, великолепно, давайте-ка сюда это рыжее чудовище. Ваш кот сегодня побудет немного в роли подопытного кролика – будете отрабатывать на нём Империо. Ну что вы встали, как вкопанная? Доставайте палочку. Потом потренируетесь на своих родных. Будем надеяться, они легко внушаемые. Конечно, неплохо бы для начала попробовать Империо и, на всякий случай, Обливиейт на ком-то ещё – к примеру, на ваших ротозеях-приятелях, но, увы, в Хогвартсе это невозможно. - Прекратите! Снейп вопросительно взглянул на Гермиону – впервые за долгое время она осмелилась сказать что-то ему наперекор. Та подняла на него взгляд и тихо, но уверенно повторила: - Прекратите. Не смейте говорить так. Вы даже не понимаете, что предлагаете мне. Это – мои родители, они дороги мне, понимаете вы это? Я не могу применить к ним непростительное заклятье! Я не желаю превращать их в марионеток с ампутированной памятью! Вы… вы ведёте себя так, как будто вокруг вас не люди, а безмозглый скот. Я знаю, - тут её голос осёкся, но она продолжила – я знаю, что на всю жизнь привязана к вам и завишу от вашей воли. Но не смейте, не смейте говорить о моей семье и моих друзьях в презрительно-снисходительном тоне и забудьте и думать о том, чтобы применять к ним непростительные заклятья! – закончив свою тираду, раскрасневшаяся Гермиона вызывающе вдёрнула подбородок. Мастер зелий смотрел на неё иронично и в то же время будто бы даже с некоторой долей сочувствия. - Это похвально, мисс Грейнджер, что вы столь сильно озабочены вопросами морали и этики, – произнёс он мягко. – Однако не думаю, что ваши каменные моральные принципы способны послужить надёжным щитом для ваших близких. Подумайте об этом, Гермиона, и, я уверен, вы сделаете правильный выбор. Рекомендую как можно скорее начать тренировку на коте, потому что я не вижу иных вариантов решения проблемы.

Algine: R-Key К сожалению, мы с модераторами не уследили, что у фика высокий рейтинг. После появления автора в теме фик придётся перенести в Красный раздел.

R-Key: А как это сделать технически?

Maslenitca1: Это точно!!!))) Мне нравится фик.) Бедный,несчастный Малфой-все его прерывает Снейп...)

Wild Cat: я точно помню, что уже читала про канареек.мм

R-Key: Автор: R-Key Название: Вопросы и ответы. Бета: с 1-й по 7-ю главу Ключница, с 7-й главы Кониген. Рейтинг: NC-17 Прейтинг: ГГ\ДМ, ГГ\СС. Время действия: шестой год обучения «золотого трио». Диклаймер: всё, что где-то встречалось, утащено. Правда, из бескорыстных побуждений :) Отношение к критике: хочется верить, что адекватное. Статус: не закончен. Комментарии: Присутствуют сцены насильственного характера, бранная лексика. Фик задумывался как продолжение рассказа «Чья ты?» автора Lidusya (согласие получено). http://ss-hg.narod.ru/fic/chja_tj.html Отправлено: 13.09.07 22:05. Заголовок: Re: [Re:R-Key] -------------------------------------------------------------------------------- R-Key, R-Key пишет: цитата: Так вот, убивать кого-либо из тех, кого не прихлопнула гражданка Роулинг, в этом фике не будут Что-то меня это как-то пугает... Равно как и отсутствие взаимного согласия. Моя истерзанная душа нуждается в большом количестве флаффа. Ладно, подождем, что будет дальше. Если вы не читаете фики, значит вы просто неграмотный! (А хорошие фики лежат здесь: http://snapearchive.narod.ru/) Не каждый снейджер хороший фик, но каждый хороший фик - снейджер! Спасибо: 0 Профиль Л.С Цитата Ответить R-Key Пост N: #51 Зарегистрирован: 18.03.07 Отправлено: 13.09.07 22:26. Заголовок: Re: -------------------------------------------------------------------------------- с флаффом у меня не очень... Я сама не ожидала, что мадам Ро поступит со Снейпом подобным образом. А она, понимаете ли, вон чего удумала... – Ничего не поделаешь, – возразил Кот. – Все мы здесь не в своем уме – и ты, и я! – Откуда вы знаете, что я не в своем уме? – спросила Алиса. – Конечно, не в своем, – ответил Кот. – Иначе как бы ты здесь оказалась? Л. Кэрролл. Приключения Алисы в Стране Чудес Спасибо: 0 Правка Профиль Цитата Ответить Germ Пост N: #1 Зарегистрирован: 13.09.07 Отправлено: 14.09.07 09:48. Заголовок: Re: -------------------------------------------------------------------------------- цитата: Не получилось, увы, по взаимному согласию. таааак... я начинаю медленно начинать бояться... цитата: Автор смиренно опускает очи, шаркает лапкой и отказывается спойлерить ))))) ух каккая вредина.... так некоторые читатели вымрут от переживаний и не доживут до чего нибудь... цитата: Я сама не ожидала, что мадам Ро поступит со Снейпом подобным образом. А она, понимаете ли, вон чего удумала... это вселяет надежду на то, что наш автор так с нами не поступит и будет и им (в смысле Севу с Герми)большая любоФФ и нам (тобишь читателям- снейджероманам ) непомерная радость... Спасибо: 0 Профиль Л.С Цитата Ответить Wild Cat Пост N: #878 Зарегистрирован: 17.05.05 Отправлено: 30.12.07 14:41. Заголовок: мм так это все-таки .. -------------------------------------------------------------------------------- мм так это все-таки Снейджер? эх...а все так хорошо начиналось гермидракой *вздох* Герму жалко. Сева злой. но надеюсь, он исправится, ведь правда? *наивно хлопая глазами* happy ever after http://www.diary.ru/~myownreflection/ Спасибо: 0 Профиль Л.С Цитата Ответить R-Key Пост N: #58 Зарегистрирован: 18.03.07 Отправлено: 22.01.08 18:54. Заголовок: Germ Wild.. [Re:Wild Cat] -------------------------------------------------------------------------------- Germ Wild Cat хм, даже не знаю, что сказать :) Глава 10. Гермиона испытывала облегчение, получив возможность быстро убраться из подземелий, и в то же время злилась – она знала, что ей придётся туда вернуться, и причём вернуться, приготовив для друзей серьёзное оправдание своего отсутствия в гриффиндорской гостиной и в библиотеке. Однако злость постепенно утихала, и в Гермионе проснулось беспокойство. Безжалостная отповедь Снейпа заставила её вернуться к мыслям, которые она уже давно гнала от себя. Это была и тревога за Гарри, и страх за себя саму. Гермионе тяжело было признать это, но мастер зелий будто бы озвучил её собственные мысли. Не раз она думала о том, что испытания, которые обрушиваются на Гарри, с каждым годом становятся всё тяжелее и тяжелее. То, что Мальчик-который-выжил раз за разом продолжает оправдывать прозвище, полученное ещё в младенчестве, казалось ей настоящим чудом. Гарри пересказал ей и Рону слова Дамблдора о материнской защите. Но на сколько хватит этой защиты? Дамблдор попросил Дурслей приютить Гарри следующим летом и сказал, что это будет в последний раз - не потому ли, что когда тому исполнится восемнадцать, силы материнской защиты иссякнут - просто потому, что Гарри станет взрослым? Что же касается магглов в волшебном мире – она была уверена, что единственную угрозу для таких, как она, представляют фанатики, возглавляемые Воландемортом. До того, как Снейп выплеснул на неё порцию желчи относительно её будущей карьеры, девушке и в голову не приходила мысль о дискриминации магглорождённых. С другой стороны, так ли хорошо она знала этот мир? Для неё он по большей части ограничивался Хогвартсом... Эти мысли нагоняли тоску и апатию – хотелось просто улечься в кровать, задёрнуть полог и не вылезать оттуда несколько дней. Однако она не могла себе этого позволить. Нужно было подумать, как защитить себя и свою семью. А для этого нужно, чтобы о её визитах в подземелья никто не узнал. Воспоминание об утренней стычке с Роном подало ей идею. Конечно, ей сделалось немного совестно при мысли о том, что она собирается свалить на Рона вину за свой разрыв с друзьями, однако что ей остаётся? К тому же Рон сам виноват, что ведёт себя, как болван. Составить план оказалось легче, чем она предполагала. Казалось, всё складывается само собой: рождественская вечеринка у Слизнорта, грубоватое приглашение Маклаггена… Дело было за малым: невзначай заговорить о вечеринке при Роне, на которого упоминания о «клубе слизней» действовали, как красная тряпка на быка, разыграть обиду и вскользь обронить, что намеревалась пригласить его с собой – а затем, спустя некоторое время во всеуслышание объявить, что приняла приглашение Маклаггена и добавить замечание о его успехах в квиддиче. Откровенно говоря, поначалу Гермиона сомневалась, стоит ли превозносить квиддичные достижения своего свежеприобретённого воздыхателя – ведь даже слепой заметил бы, что квиддич не вызывает у неё восторга. Однако, как ни странно, именно это в итоге сработало. Когда Рон услышал фразу «Я люблю хороших игроков в квиддич», он покраснел до кончиков ушей и покосился на неё с плохо скрываемой злостью. Дальше ещё проще – что сложного в том, чтобы демонстративно выскочить из гостиной Гриффиндора, увидев Лаванду, виснущую на Роне? Гермионе эта наигранная сцена ревности показалось даже занятной. Сам Рон, правда, похоже, не заметил её стараний, зато заметил Гарри. Правда, Гермиона никак не ожидала, что он кинется за ней. Она выбрала один из пустых классов и преспокойно уселась на парту, прикидывая, как долго ей следует просидеть здесь, прежде чем возвращаться в гостиную. Предполагается, что она рыдает от ревности – значит, торчать в классе нужно не меньше часа. Гермиона вздохнула и от скуки сотворила у себя над головой стайку легкомысленных канареек. Птички весело порхали вокруг, развлекая свою создательницу щебетом, когда на пороге кабинета возник встревоженный Гарри. Гермиона мысленно чертыхнулась и постаралась придать своему лицу скорбное выражение. Весёлые ярко-жёлтые канарейки, правда, абсолютно не вязались с её напускной мрачностью, однако Гарри, кажется, не обратил на это внимания. Его сочувствующий и в то же время виноватый взгляд заставлял Гермиону вспомнить об угрызениях совести – в конце концов, она не должна обманывать своего лучшего друга… Но и правды она сказать не может. А эта правда непременно всплывёт, если они будут по-прежнему близки. Девушка мысленно прокляла Снейпа и продолжила разыгрывать свой маленький спектакль. - А, привет, Гарри. Я тут решила поупражняться. Она занервничала, поскольку парень молчал, просто переминаясь с ноги на ногу, и, желая подтолкнуть его в нужном направлении, спросила: - Рон, кажется, веселится вовсю там, на празднике? Гарри в ответ промямлил что-то невразумительное, но Гермиона не собиралась сдаваться: - Не притворяйся, что не видел. Он не очень-то и прячется, он… И тут случилось то, чего девушка предугадать не могла. Видимо, боги обмана и плутовства сегодня благоволили ей, поскольку на этих словах в класс, хохоча, ввалились Рон и Лаванда. Рон испуганно ойкнул, Лаванда захихикала ещё громче и выскочила из комнаты, оставляя золотое трио наедине. Гермиона метнула в Рона нарочито тяжёлый взгляд. Тот смутился и, пряча глаза, сказал неестественно бодрым голосом: - О, Гарри, а я-то думал, куда ты запропастился? Нет, так дело не пойдёт. - Напрасно ты заставляешь Лаванду ждать в коридоре. Девушка будет удивляться, куда это ты подевался, - тихо произнесла она, надеясь, что эта фраза заставит Рона сгорать от стыда, а Гарри – поверить в глубину её душевных терзаний. В этом случае она сможет находиться в отдалении от друзей, оправдывая это сердечной раной, которую ей нанес Рон. Тот застыл, будто бы и впрямь пристыжённый, и Гермиона было направилась к двери, но в последний момент обернулась, и заметила, что Рон с облегчением смотрит на Гарри. Нет, его просто так не прошибёшь – завтра, чего доброго, он сведёт всё к шутке, и все её усилия полетят к драклам. И ещё эти канарейки дурацкие… Канарейки? Гермиона зажмурилась, ещё не о конца уверенная в том, что собирается сделать, и истошно взвизгнула: «Оппуньо!» Мирные птички немедленно атаковали Рона, а Гермиона выдавила из себя жалкое подобие рыданий и рванула за дверь. Следующие несколько дней она пребывала в отвратительном настроении. Её план сработал – они с Роном поссорились и демонстративно избегали друг друга. Она добилась того, чего хотела, но было противно от самой себя – от дешёвой игры, от манипуляций друзьями... Гарри, который время от времени старался приободрить её, имел несчастье в полной мере испытать на себе её испортившийся характер. От Гарри отвязаться было не так-то просто, он старался пропускать мимо ушей её едкие замечания, стараясь вовлечь её в разговор. К ужасу Гермионы, разговор этот зачастую сводился к одной и той же теме: Драко Малфой принял тёмную метку и что-то замышляет. При упоминании о слизеринце девушку начинало едва ли мутить от злости – это Малфой, так или иначе, втравил её во всё это. И если Гарри не оставит свои догадки, правда может выплыть наружу. Девушка резко обрывала друга, называла его предположения бредом, но Гарри был упрям, как осёл, и это раздражало ещё больше. К тому же Гермиона подозревала, что в чём-то он, возможно, прав, но у неё не было ни малейшего желания думать о Драко Малфое и о вещах, с ним связанных. – Ничего не поделаешь, – возразил Кот. – Все мы здесь не в своем уме – и ты, и я! – Откуда вы знаете, что я не в своем уме? – спросила Алиса. – Конечно, не в своем, – ответил Кот. – Иначе как бы ты здесь оказалась? Л. Кэрролл. Приключения Алисы в Стране Чудес Спасибо: 0 Правка Профиль Цитата Ответить R-Key Пост N: #59 Зарегистрирован: 18.03.07 Отправлено: 22.01.08 18:54. Заголовок: Глава 12. Её мечта.. -------------------------------------------------------------------------------- Глава 11. - Попробуем начать сначала. В прошлый раз я, быть может, был излишне резок. Сядьте, мисс Грейнджер, - сказал мастер зелий, когда Гермиона явилась в подземелье. Он поставил её в известность о том, что она должна провести этот вечер рядом с ним, запиской, оставленной в её комнате на столе. Когда гриффиндорская отличница явилась, вид у неё был хмурый. Тем не менее, она, чуть помедлив, опустилась в предложенное кресло. Снейп сел напротив и невинно поинтересовался: - Вы сердиты оттого, что поссорились с друзьями? - Я сердита оттого, что мне приходится врать им, профессор. – Сухо парировала она. – Да и вообще, в моём положении можно найти мало поводов для веселья, вы не находите? Снейп пропустил её последнее замечание мимо ушей: - Что же, значит, вам удалось избавиться от их чересчур навязчивого внимания. Я доволен вами. Гермиона не ответила. Несколько минут прошли в напряжённой тишине, однако потом она всё-таки решилась заговорить. - Могу я спросить вас кое о чём, сэр? Снейп сухо кивнул. В конце концов, то, что она больше не пыталась устроить истерику, заслуживало небольшого вознаграждения. - То, что вы сказали тогда о Гарри… о том, что однажды он… - Гермиона не могла заставить себя произнести слово «погибнет», и поэтому её слова звучали сбивчиво. – Сэр, вы же на самом деле не думаете, что он… - Вынужден вас огорчить, но я склонен полагать, что удача однажды отвернётся от мистера Поттера – голос Снейпа звучал бесстрастно. – Ему не раз удавалось ускользнуть от Тёмного Лорда, но лишь благодаря нечеловеческому везению и древней магии родительской защиты. Но она не может спасать его вечно – защита действовала, пока Поттер оставался ребёнком. Но он растёт, чары истончаются, и совсем скоро они перестанут защищать его. - Но Дамблдор… - Вы очень зря рассчитываете на всемогущего директора. Думаю, вы уже обратили внимание на его руку? Гермиона кивнула. Они заметили, что рука Дамблдора искалечена, в начале семестра. Жуткий вид обугленной плоти не оставлял сомнений, что волшебник подвергся какому-то мощному заклятью. Поначалу Гермиона была уверена, что Дамблдор сумеет залечить повреждения, но недели сменяли друг друга, а рука директора всё не заживала. - Дамблдор умирает и прекрасно знает об этом. Так что советую прикинуть на досуге, каковы шансы Поттера против Тёмного Лорда. Гермиона молчала, чувствуя, как её охватывает ужас. Гарри – так рано повзрослевший… дерзкий, смелый, безрассудный мальчишка… Гермиона привыкла думать о нём как о брате, которого у неё никогда не было. Она испытывала по отношению к нему нежность, к которой примешивалось желание оградить его от невзгод, которые ждут его впереди. И вот теперь Снейп говорит, что шансы Гарри на жизнь тают. Они потеряют его. Как они все – и она, и Рон, и Люпин, и все многочисленные Уизли – будут жить без Гарри? Да что они – Гарри зовут надеждой магического мира, и, если его не станет, колдовское сообщество Британии обречено пасть от руки маньяка, одержимого жаждой власти и крови. Весь их мир рухнет, а Снейп так спокойно ей об этом говорит! Она хотела было возмутиться, но не успела даже открыть рта, поскольку мужчина продолжил: - И я хотел бы сразу ответить на ещё один вопрос, который, вероятно, мучил вас после нашей прошлой беседы, но который вы вряд ли решитесь задать. Да, я уверен, что вы вряд ли достигли бы высот в магическом мире. Конечно, вы могли бы заниматься наукой, однако все ваши мало-мальски значимые достижения наверняка присваивал бы себе кто-то другой. Вам пришлось бы довольствоваться ролью скромной ассистентки. Впрочем, обладай вы более гибкой моралью, вы бы нашли себе… влиятельного покровителя, назовём это так. Он бы обеспечил ваше продвижение наверх. - А теперь мне даже не стоит утруждаться, поскольку моим покровителем намерены стать вы? – резко поинтересовалась она. - Да, мисс Грейнджер. И поверьте, в свете разворачивающихся событий это далеко не худший вариант для вас. Этот разговор положил начало целой веренице дней, которые профессор зельеварения Северус Снейп и ученица шестого курса Гермиона Грейнджер провели вместе. Это были очень странные дни. Накануне Гермиона обнаруживала в своей спальне записку, написанную изящным змеящимся почерком. В назначенный час она подходила к камину, бросала в пламя горсть дымолётного порошка и спустя мгновение переносилась из гриффиндорской башни в недра слизеринских подземелий. Поначалу визиты в комнаты Снейпа напоминали девушке пытку. Мрачноватая обстановка действовала на неё угнетающе, но это было пустяком по сравнению с пугающей перспективой остаться здесь на ночь. Изредка она бросала испуганный взгляд на кровать, темневшую в отдалении, в её сознании всплывала фраза: «И поверьте, это не худший вариант для вас», девушка гнала её прочь, но место этих слов тут же занимали воспоминания о боли и унижении, которые ей пришлось пережить на этой кровати в первый вечер. Она боялась, что это повторится снова, и чувствовала, как сердце начинает испуганно биться в груди. Однако Снейп не настаивал на том, чтобы она оставалась в подземельях после заката. Когда она появлялась, он обычно приветствовал её сухим кивком, не отрываясь от проверки сочинений или шинкования корней и слизней для очередного зелья. Гермиона кивала в ответ, садилась за свой столик и, вытащив учебники из потрёпанной сумки, углублялась в домашнее задание. При этом гриффиндорка не могла отделаться от чувства, что Снейп наблюдает за ней, как кот за мышью. Впрочем, она привыкала к этому ощущению, хотя, стоило Снейпу подойти к ней ближе или попросить помочь ему в приготовлении какого-либо состава, по-прежнему съёживалась, стараясь стать как можно незаметнее. Гермиона рассудила, что не стоит будить лихо, пока оно спит тихо, и раз уж профессор Снейп по каким-то причинам не трогает её, то надо постараться как можно меньше его раздражать, чтобы этот период спокойствия продлился как можно дольше. – Ничего не поделаешь, – возразил Кот. – Все мы здесь не в своем уме – и ты, и я! – Откуда вы знаете, что я не в своем уме? – спросила Алиса. – Конечно, не в своем, – ответил Кот. – Иначе как бы ты здесь оказалась? Л. Кэрролл. Приключения Алисы в Стране Чудес Спасибо: 0 Правка Профиль Цитата Ответить R-Key Пост N: #60 Зарегистрирован: 18.03.07 Отправлено: 22.01.08 18:55. Заголовок: Глава 13. Так их .. -------------------------------------------------------------------------------- Глава 12. Её мечтам не суждено было сбыться. Когда в один из вечеров она спустилась в его комнаты, то обнаружила там покрытый крахмальной скатертью обеденный стол: там возвышались хрупкие бокалы и графины с вином, стояли тарелки со всевозможными кушаньями, и приглушённо сверкало столовое серебро. Судя по числу стульев и приборов, стол был накрыт на двоих. Гермиона застыла, не зная, что ей делать, и тут услышала над ухом спокойный голос: - Позвольте проводить вас к столу, мисс Грейнджер. – Профессор Снейп взял её под руку и чинно усадил на стул. Она села, но не могла съесть ни крошки. Что он задумал? К чему всё это – вино, приглушённый свет свечей? К чему эта пародия на романтический ужин? А вдруг он добавил в еду какое-нибудь зелье? Слишком встревоженная, чтобы заметить, что именно лежит у неё на тарелке, она рассеянно перекладывала еду с одной стороны блюда на другую. Снейп исподтишка разглядывал напряженную фигурку: пальцы, нервно сжимавшие вилку, побелевшие губы, взгляд, устремлённый в центр своей тарелки. Снейп уже проклинал себя за эту идею с дурацким ужином. Он знал, что совместная трапеза обычно располагает людей друг к другу, но это явно был не тот случай. За столом стояла неестественная тишина. Чтобы нарушить молчание, Снейп попросил Гермиону передать ему соль. От неожиданности она уронила вилку, раздался неприятный звон, девушка встрепенулась и вдобавок опрокинула бокал. По белоснежной скатерти расползалось мокрое бордовое пятно. Снейп едва не вспылил. Её привычка вздрагивать каждый раз, когда он к ней обращался, выводила мужчину из себя - настолько, что временами он даже подумывал вышвырнуть девчонку вон. Эта посеревшая от страха маленькая дурочка была явно не той сообразительной помощницей, которую он хотел получить. Такое впечатление, что её знаменитые мозги превратились в трясущийся студень. Она запиналась, случись ему обратиться к ней по поводу какого-нибудь пустяка, избегала даже самых невинных его прикосновений. К примеру, если он попросил её достать ту или иную книгу, девушка никогда не давала её ему в руки, а просто оставляла рядом на столе, стараясь держаться как можно дальше от Снейпа, как если бы тот был прокажённым. Что уж говорить о сексе! Было нестерпимо видеть её так близко и в то же время понимать, что она едва переносит его рядом с собой, и единственный способ добиться близости интимной – снова заломить ей руки за спину. Пока что он терпел, но не знал, насколько его хватит: сейчас он избавлялся от возбуждения тем методом, к которому прибегают мальчики-подростки – какое унижение! Но едва он решал выгнать её, как ему сразу становилось жалко затраченных усилий. Ритуал отнял у него слишком много энергии, чтобы теперь отпустить Гермиону просто так. Конечно, он понимал, что она стала бояться его с той самой ночи – но, великий Мерлин, он не сотворил с ней ничего особенного! Да, она оказалась под ним не по своей воле и насильственно была связана с ним нерушимыми узами. Но по сравнению с тем, что ему приходилось наблюдать и делать, прячась под чернильно-чёрным плащом и серебристой маской, - это было очень и очень мягким наказанием. Ей давно пора принять произошедшее. Однако, несмотря на то, что он обращается с ней очень бережно, глупая девчонка продолжает упрямиться. Он искал способ заставить её не дрожать. Привыкнуть к его близости, его телу. Первое время он не тронет её, но она должна привыкнуть к своей новой обязанности - согревать его постель. Снейп со вздохом встал из-за стола и взмахнул палочкой, убирая пятно со скатерти. Она несмело поднялась и сделала несколько робких шажков к камину, не осмеливаясь спросить, можно ли ей уйти, и остановилась, услышав за спиной: «На этот раз вам придётся ночевать здесь». - Пора ложиться. Раздевайся - добавил Снейп после секундной паузы. Гермиона похолодела и на ватных ногах подошла к кровати. Неужели он решил наказать её таким образом за этот чёртов бокал? «Впрочем… это всё равно рано или поздно случится. Если не сопротивляться, в этот раз обойдётся без синяков» - прошептала она про себя. Затем она отвернулась к стене и стала нервно теребить пуговицу на манжете. - Я привыкла спать в сорочке. - Придётся отвыкать. Раздевайтесь, мисс Грейнджер, или вам помочь? - Нет, я сама, - Гермиона стащила с себя мантию и простенькое платьице, избавилась от гольфов и замерла, стараясь подавить желание прикрыться руками. Снейп усмехнулся, наблюдая за её мучениями, и презрительно обронил: - Полностью. Девушка как можно быстрее стянула с себя лифчик и трусики, молнией метнулась на кровать и забилась под одеяло. Снейп же, напротив, никуда не торопился. Тонкие пальцы неспешно двигались от пуговицы к пуговице. Расстёгнутая рубашка обнажила бледную худую грудь, покрытую жёсткими тёмными волосами. Мгновение – и рубашка лежит на подлокотнике кресла; звякает пряжка ремня, и мужчина стягивает с себя брюки вместе с бельём. Его орган, резко выделявшийся на фоне тёмной поросли, медленно просыпался, увеличиваясь в размерах и багровея. Снейп, нимало не стесняясь своей наготы, сделал шаг по направлению к кровати. Гермиона закусила губу и откинула голову на подушку, молясь о том, чтобы оказаться сейчас где угодно, только не здесь. Она услышала, как скрипнула кровать, почувствовала, как матрас прогибается под тяжестью другого тела и отвернулась к противоположной стене. Снейп лёг набок, нахмурился, глядя на ворох каштановых кудрей, разметавшихся по подушке, и вдруг резко дёрнул девушку на себя. Её спина оказалась притиснута к его груди, и Гермиона почувствовала, как что-то твёрдое прижимается к её ягодицам. Она отчаянно всхлипнула и почувствовала, как одна ладонь Снейпа закрыла ей рот, а другая властно легла на живот, ещё сильнее прижимая к телу лежащего сзади мужчины. - Тише, Гермиона, - раздался мягкий шёпот над её ухом. - Ты не должна бояться. Не надо кричать. Гермиона судорожно закивала, давая понять, что не станет шуметь. Он не будет кричать, нет, она будет тихой, только пусть всё закончится как можно скорее, может, тогда он прекратит её так пугать! Да и потом, какой смысл кричать? После ритуала Снейп мог делать с ней что угодно… Мог, но почему-то не делал. Прошло некоторое время, прежде чем Гермиона поняла: Снейп не собирался воспользоваться своими новыми правами. Размеренное дыхание мужчины согревало ей шею, и, когда она, наконец, осмелилась повернуть голову, то увидела, что Снейп попросту спит. – Ничего не поделаешь, – возразил Кот. – Все мы здесь не в своем уме – и ты, и я! – Откуда вы знаете, что я не в своем уме? – спросила Алиса. – Конечно, не в своем, – ответил Кот. – Иначе как бы ты здесь оказалась? Л. Кэрролл. Приключения Алисы в Стране Чудес Спасибо: 0 Правка Профиль Цитата Ответить R-Key Пост N: #61 Зарегистрирован: 18.03.07 Отправлено: 22.01.08 18:56. Заголовок: Глава 14. Слово сво.. -------------------------------------------------------------------------------- Глава 13. Так их ночи стали такими же странными, как и дни. Вечером Гермиона поспешно раздевалась и ныряла под одеяло, Снейп, не торопясь, скидывал одежду и спокойно укладывался рядом с ней. Каждый раз девушка сжималась в комок, опасаясь, что Снейп перестанет сдерживать свои желания, свидетельство которых красноречиво прижималась то к её ягодицам, то к животу – в зависимости от того, успевала ли Гермиона отвернуться в тот момент, когда Снейп собственническим жестом притягивал её к себе. Но дальше этих объятий дело никогда не заходило, и постепенно Гермиона начала привыкать ночевать в подземелье и чувствовать его рядом. Теперь, когда она поняла, что Снейп по каким-либо причинам решил не применять к ней силу, она потихоньку перестала испытывать панический страх перед ним. Её разум больше не туманился постоянной паникой, однако мгновения спокойствия и ясности были недолгими: придя в себя, Гермиона осознала, что ей стоило бояться не Снейпа, а совершенно других вещей. Теперь она постоянно думала, что будет с Гарри, что будет с её семьёй, что будет с ней, если война закончится поражением? Можно ли помочь Гарри? Кто спасёт его от Волдеморта, если Дамблдор умрёт? Гарри, бесспорно, талантлив, невероятно везуч, но этого мало! Они же не могут всерьёз рассчитывать на то, что подросток справится с одним из величайших тёмных магов столетия! Сможет ли она защитить маму с папой? Снейп тогда был прав: она лезла вперёд, стараясь выделиться и доказать своё право на магию, на пребывание в волшебном мире. Её происхождение, привычка во всём быть первой, обгоняя всех, а также дружба с мальчиком-который-выжил, бесспорно, могли сделать её мишенью для Пожирателей Смерти. Но она в безопасном Хогвартсе, а её семья абсолютно беззащитна. Мама и папа даже не подозревают, какую опасность навлекает на них их единственная дочь – дочь, которой они так гордятся… А она ничего не может сделать, даже не может на время покинуть замок без ведома Снейпа. Эти мысли терзали её неотступно, не оставляя даже во сне. Ей начал сниться один и тот же кошмар – будто бы она и все её близкие – семья, Гарри, Рон, Джинни, Фред и Джордж, Люпин, профессор МакГонагалл – стоят на квиддичном поле. Сверху с трибун за ними безучастно наблюдают сотни безликих фигур, завёрнутых в тёмные плащи. Вдруг раздаётся гонг, и с неба начинают сыпаться змеи – сотни, тысячи змей, они заползают за ворот мантии, шевелятся в волосах, обвивают руки и горло холодными скользкими кольцами – и жалят, и душат… И она видит, как Гарри медленно заглатывает громадный питон… как лица её родителей вздуваются и синеют от смертельного яда… как змеи с отвратительными чавкающими звуками впиваются в Рона… чувствует, что змей столько, что она стоит по пояс в отвратительно шипящей шевелящейся массе… Поначалу ей удавалось сбросить с себя страшные видения, заставляя себя усилием воли открыть глаза. Но потом кошмары становились всё реалистичнее, и сколько она ни твердила себе: «Проснись, проснись, это просто дурацкий сон», змеиные кольца сжимали её всё теснее. В одну из ночей она начала биться, стараясь вырваться – и почувствовала, как чьи-то руки буквально вытягивают её из змеиного месива, уносят в какое-то безопасное, теплое место. Она изо всех сил вцепилась в них, боясь отпустить - и снова оказаться во сне. Когда она с глубоким то ли вздохом, то ли рыданием распахнула глаза, на неё встревожено смотрел Снейп. И тогда она впервые за все эти ночи сама прижалась к нему, обхватила руками и уткнулась в плечо. Зельевар помедлил, а потом легонько погладил её по волосам. -Вам приснился кошмар, да? Гермиона лишь кивнула, не в силах ответить. - И кошмары мучают вас часто? В ответ зельевар получил ещё один молчаливый кивок. Подождав некоторое время, пока она успокоится, он спросил: - Что вас так пугает, мисс Грейнджер? Гермиона всхлипнула и начала лепетать что-то о Гарри, родителях, змеях, людях в тёмных плащах, и из этого лепета Снейп понял, что она измучена мыслями о своих друзьях и своей семье, что она только недавно осознала, какому риску они все подвергаются, и теперь изводится от беспокойства. Он вздохнул: - Я не думаю, что в случае с Поттером вам удастся что-то изменить, Гермиона. Есть некоторые материи, – он скривился и потёр пальцем переносицу – в которые не стоит вмешиваться. Как бы я ни относился к мальчишке, я не могу не признать, что его, как и Тёмного Лорда, к слову сказать, ведёт сама судьба. То, куда она их приведёт – это уже другой вопрос, но повлиять на неё вряд ли удастся. – Он почувствовал, как напряглись её плечи, и снова успокаивающе провёл рукой по её волосам. – Что же до ваших родителей, то я обещаю подумать, что тут можно сделать. – Ничего не поделаешь, – возразил Кот. – Все мы здесь не в своем уме – и ты, и я! – Откуда вы знаете, что я не в своем уме? – спросила Алиса. – Конечно, не в своем, – ответил Кот. – Иначе как бы ты здесь оказалась? Л. Кэрролл. Приключения Алисы в Стране Чудес Спасибо: 0 Правка Профиль Цитата Ответить R-Key Пост N: #62 Зарегистрирован: 18.03.07 Отправлено: 22.01.08 19:20. Заголовок: Глава 14. Слово .. -------------------------------------------------------------------------------- Глава 14. Слово своё он сдержал. В течение нескольких дней Снейп хранил молчание и выглядел очень сосредоточенным. Гермиона уже успела немного изучить его привычки и знала – он что-то обдумывает про себя. Она старалась его не тревожить и лишь следила за ним глазами, боясь поверить в то, что он поможет её родителям выжить в этой войне. Однажды она здорово перепугалась, застав его в каком-то странном состоянии. Зельевар сидел за столом, его руки механически перебирали свитки, а выражение лица беспрестанно менялось, что само по себе было странным. - А, мисс Грейнджер, добрый вечер. - Добрый вечер. - Вы ужинали? - Да. - Тогда займитесь пока вашим домашним заданием. Гермиона уселась за свой столик, к которому уже успела привыкнуть, и принялась было раскладывать учебники, как вдруг Снейп снова спросил: - Мисс Грейнджер, вы ужинали? Гермиона удивилась ещё больше, поскольку такая рассеянность вкупе со странной мимикой совершенно не вязалась с привычным поведением мастера зелий. Быть может, Снейп надышался каких-то ядовитых испарений в лаборатории? А вдруг он невменяем, и его ни в коем случае нельзя сердить? Она как можно скромнее ответила: - Спасибо, сэр, я уже ужинала. - Хорошо. Тогда займитесь вашим домашним заданием. Кстати, вы уже ужинали? Боже, неужели он сошёл с ума? Почему он повторяет одно и то же? Гермиона всерьёз испугалась, но тут сзади раздался недовольный возглас: - Нет, это никуда не годится! Она резко обернулась и увидела, что в дверях стоит второй профессор Снейп. Он раздражённо взмахнул палочкой, и Снейп за столом дёрнулся и замер в неестественной позе. Гермиона ошеломлённо переводила взгляд с сердитого Снейпа на Снейпа парализованного и не знала, что ей делать. - Не пугайтесь, мисс Грейнджер. Просто один из вариантов по спасению ваших родителей оказался провальным. Я хотел создать их точные копии, поселить их в вашем доме, а настоящих Грейнджеров где-нибудь спрятать. Но, увы, ничего не выйдет. Физически копии точно повторяют своего создателя, и это бревно за столом обладает всеми моими физическим характеристиками. Но копии, увы, совершенно безмозглы, и не несут отпечатка личности своего создателя. У этого, к примеру, такое выражение лица, как если бы он был слабоумным. И память ни к чёрту – копия не способна запомнить больше двух десятков фраз. Эта получилась не слишком удачной, поэтому и талдычила всё время одно и то же. Боюсь, что если мы заменим ваших родителей такими болванами, то магглы, скорее всего, решат, что чета Грейнджеров спятила, и поместят их в сумасшедший дом. Но если вашими родителями и впрямь заинтересуются Пожиратели Смерти, они могут раскрыть обман. Снейп пересёк комнату, распахнул дверь чулана, пробормотал под нос «Вингардиум Левиоса», и его копия чинно проплыла по воздуху и скрылась в кладовке. - Не волнуйтесь, мисс Грейнджер, - произнёс настоящий Снейп. - Я найду другое решение. И он нашёл его. Спустя несколько дней после инцидента с фальшивым Снейпом Гермиона готовилась вновь отправляться в подземелья. Когда она вошла в камин в своей спальне, Живоглот внезапно сорвался с подушки и прыгнул вслед за ней, несмотря на её возглас: «Нет, Глотик, тебе туда нельзя!» Однако Снейп, как выяснилось, совсем не возражал против кота в своих подземельях. Напротив, он довольно потёр руки и сказал: - О, великолепно, давайте-ка сюда это рыжее чудовище. Ваш кот сегодня побудет немного в роли подопытного кролика – будете отрабатывать на нём Империо. Ну что вы встали, как вкопанная? Доставайте палочку. Потом потренируетесь на своих родных. Будем надеяться, они легко внушаемые. Конечно, неплохо бы для начала попробовать Империо и, на всякий случай, Обливиейт на ком-то ещё – к примеру, на ваших ротозеях-приятелях, но, увы, в Хогвартсе это невозможно. - Прекратите! Снейп вопросительно взглянул на Гермиону – впервые за долгое время она осмелилась сказать что-то ему наперекор. Та подняла на него взгляд и тихо, но уверенно повторила: - Прекратите. Не смейте говорить так. Вы даже не понимаете, что предлагаете мне. Это – мои родители, они дороги мне, понимаете вы это? Я не могу применить к ним непростительное заклятье! Я не желаю превращать их в марионеток с ампутированной памятью! Вы… вы ведёте себя так, как будто вокруг вас не люди, а безмозглый скот. Я знаю, - тут её голос осёкся, но она продолжила – я знаю, что на всю жизнь привязана к вам и завишу от вашей воли. Но не смейте, не смейте говорить о моей семье и моих друзьях в презрительно-снисходительном тоне и забудьте и думать о том, чтобы применять к ним непростительные заклятья! – закончив свою тираду, раскрасневшаяся Гермиона вызывающе вдёрнула подбородок. Мастер зелий смотрел на неё иронично и в то же время будто бы даже с некоторой долей сочувствия. - Это похвально, мисс Грейнджер, что вы столь сильно озабочены вопросами морали и этики, – произнёс он мягко. – Однако не думаю, что ваши каменные моральные принципы способны послужить надёжным щитом для ваших близких. Подумайте об этом, Гермиона, и, я уверен, вы сделаете правильный выбор. Рекомендую как можно скорее начать тренировку на коте, потому что я не вижу иных вариантов решения проблемы. – Ничего не поделаешь, – возразил Кот. – Все мы здесь не в своем уме – и ты, и я! – Откуда вы знаете, что я не в своем уме? – спросила Алиса. – Конечно, не в своем, – ответил Кот. – Иначе как бы ты здесь оказалась? Л. Кэрролл. Приключения Алисы в Стране Чудес Спасибо: 0 Правка Профиль Цитата Ответить Algine озеленитель Пост N: #1911 Зарегистрирован: 17.05.05 Отправлено: 22.01.08 21:17. Заголовок: R-Key К сожалению, .. [Re:R-Key] -------------------------------------------------------------------------------- R-Key К сожалению, мы с мо

Wild Cat: R-Key возможно)) в любом случае оч.интересно))) а когда планируется переместить фик в красный?

R-Key: Я бы перенесла хоть сегодня, но не представляю, как это сделать технически - насколько я знаю, для этого нужны особые модераторские кнопки :) К слову, у меня что-то форум в последнее время здорово глючит, в теме ответы как-то перемешались, хорошо хоть главы по порядку.

Wild Cat: R-Key таж фигня, сама обалдела, ниче не поняла)) нуу лана) а када ждать пополнения?

R-Key: Не думаю, что очень скоро, я автор-черепаха ))

Wild Cat: R-Key угу. ждем-с



полная версия страницы