Форум » Библиотека-3 » Тени рождаются в полдень: макси, AU, PG-13, СС/ГГ, нмп, ГП/ДУ, нжп. и др.,(Главы 8-14) » Ответить

Тени рождаются в полдень: макси, AU, PG-13, СС/ГГ, нмп, ГП/ДУ, нжп. и др.,(Главы 8-14)

Pixie: Авторы: Pixie и IsiT Название: Тени рождаются в полдень. Бета: Главы 1-7 Sol, с 8-ой главы Талина Рейтинг: PG-13 Пейринг: СС/ГГ, нмп, ГП/ДУ, нжп и другие Жанр: AU/Romance Диклаймер: Мир, герои и мировая слава - у мадам Роулинг. Что остается авторам? Сюжет и моральное удовлетворение от творчества :) Саммари: Вольдеморт убит. Но ни Гарри Поттер, ни Орден Феникса не имеют к победе никакого отношения. Чего ожидать от нового героя, который смог уничтожить Темного Лорда? На этот вопрос предстоит ответить Снейпу, вновь принявшему на себя нелегкую роль шпиона. Комментарии: Чистейшее AU (альтернативный шестой год в Хогвартсе). Некоторые герои возможно ООС (хотя это, имхо, очень субъективно). Предупреждение: смерть нескольких второстепенных персонажей. Авторы надеются на отзывы читателей. Размещение: предупредите авторов, пожалуйста Весь фик на Сказках

Ответов - 122, стр: 1 2 3 4 5 All

Татьяна: Pixie пишет: Следующую (11-ю главу) я тоже люблю. Ох, и когда мы сможем лицезреть её, уже скоро неделя как не было продки Только не бросай

Pixie: Татьяна Не переживай! Продолжение скоро будет! Просто Талина сейчас занята, да и у меня завал на работе :( Официальное заявление для читателей: Фик ни в коем случае не будет заброшен!!! Продолжение может немного задерживаться, но, надеюсь, ненадолго :) Спасибо всем, кто ждет новых глав! :)

Pixie: Глава 11. Потери и находки Ирэн Илви умела мстить. Незаметно или практически в открытую, жестоким сильным ударом или тонким, едва ощутимым уколом. Месть, как и соблазнение, была частью одной большой игры, которая будоражит кровь и вносит пикантную, а порой и опасную нотку в серые будни. Отомстить Снейпу было необходимо. Это стало для мисс Илви практически делом чести: сравнять с грязью того, кто посмел побрезговать одной из самых красивых женщин британского магического мира. Когда-то в разговоре с Ирэн Илви профессор зельеварения упоминал Софруса Милстона - величайшего зельевара современности. Этот талантливейший алхимик был известен не только как изобретатель великого множества зелий, но и как человек, сумевший воспроизвести частично утерянные рецепты, составленные алхимиками глубокой древности. Снейп и не подозревал, что столь презираемая им Ирэн Илви была знакома с племянником мэтра Милстона Филиппом - и знакома весьма и весьма близко. Увидев молодого Милстона на одном из приемов в Министерстве магии, красотка сразу поняла, что этот очаровательный юноша - богатый наследник. На Алхимию и ученые степени Софруса Милстона Ирэн было глубоко наплевать. Ее интересовал только сам Филипп и богатство, которое должно было перейти к нему после смерти Магистра Софруса. Именно там, в фамильном доме Милстонов, красотка получила нечто гораздо большее, чем дорогие подарки, которыми обычно влюбленные мужчины щедро осыпали Ирэн. Они с Филиппом только что выбрались из постели и, пользуясь тем, что Магистр Софрус был на очередной конференции, уютно расположились в гостиной. В тот вечер у расслабленного и разнеженного Филиппа развязался язык. - Вот это, солнышко, - говорил он, показывая Ирэн изящную шкатулку, внутри которой находилось несколько бутылочек, - особые зелья, которые мой дядюшка готовил по рецептам всяких там древних алхимиков, - юноша махнул рукой, показывая, что эти алхимики кажутся ему невероятно скучными. - Среди этих отрав есть очень полезные штучки. Умели наши предки изобретать всякие страшные вещи. Ирэн без интереса взглянула на коробочку, но следующие слова Филиппа заставили ее прислушаться. - Вот это, скажем, сильнейшее любовное зелье, - Милстон усмехнулся, доставая одну из бутылочек. - Хотя это мягко сказано. Очень сильный афродизиак - вот что это такое, - юноша хохотнул. - Всегда хотел подсыпать его какой-нибудь недотроге в нашем классе, но, увы, не получилось. Действует безотказно, но эффект проявляется через несколько часов, что придает зелью особую пикантность. Мисс Илви фыркнула и наморщила носик: - Фи, милый, ну зачем мне эта отрава? Есть же естественные способы… - А не подсыпала ли ты мне часом это зелье? - прошептал юноша, привлекая красавицу к себе. - Ты сводишь меня с ума, Ирэн, - задыхаясь, сумел произнести он между поцелуями, одновременно подталкивая женщину к мягкой софе. - Что ты, милый, - промурлыкала мисс Илви. - Я же сказала: мне этого не нужно. Через некоторое время, когда разгоряченные тела любовников смогли оторваться друг от друга, Филипп вернулся к шкатулке. - А это, - рука юноши потянулась к крошечному пузырьку из темного стекла, - яд. Гениальное изобретение жрецов древнего Египта. Убивает медленно, не очень болезненно, но имеет пару неприятных побочных эффектов. Я восхищаюсь изобретательностью этих язычников… Ирэн пристально разглядывала внутренности шкатулки и кивала. Когда мисс Илви на следующий день покидала особняк Милстонов, в ее сумочке нашлось место для двух крошечных пузырьков, в каждом из которых было налито по нескольку капель драгоценных зелий. Красавица Ирэн не упускала случая обзавестись не только полезными знакомствами, но и полезными вещицами. Ведь красота решала многое, но, к сожалению, не все. До сих пор Ирэн не представилось случая проверить снадобья в действии, но все когда-нибудь происходит впервые. Добавить афродизиак в блюдо, предназначавшееся Снейпу, было не слишком трудно. Пришлось, правда, побывать на душной кухне, среди толпы тупых домашних эльфов. Но оно того стоило. То, что нельзя получить добровольно, можно получить силой. И как бы профессор зельеварения не прикидывался неприступной скалой, против древней магии ему не устоять. Ждать недолго. Всего лишь до вечера. Наши предки действительно были мудрыми, раз позаботились о том, чтобы действие афродизиака проявлялось не сразу. Была особая изюминка в том, чтобы поразить противника его же оружием - зельем. О да, Ирэн Илви умела, да и что там греха таить, любила мстить. * * * Наблюдать за учениками, готовящими зелье или пишущими контрольную работу, было для Снейпа сплошной головной болью. На то было бесконечное число причин. Взять хотя бы тот факт, что ученики, а в особенности гриффиндорцы, считали, что когда профессор зельеварения проверяет работы или читает книгу, то автоматически становится слепым и глухим. Кроме того, теряет обоняние и не способен заметить совершенно бездарных попыток приготовить простейшее зелье. Северус уже давно предлагал Дамблдору полностью изменить курс зельеварения. Пускай базовые знания получают ученики с первого по четвертый курс, а дальше пусть ленивые бездари уходят на Прорицания, Уход за магическими существами и тому подобные "предметы". Здесь же, в прохладном полумраке лаборатории должны оставаться лучшие. Те, кто готов терпеть тяжелые запахи зелий, духоту и испускающие пары котлы. Кто нутром чувствует, сколько требуется добавить того или иного компонента и не боится идти на риск, тем или иным образом модифицируя методику. Словом, талантливые ученики, а не пустоголовые лентяи. Но Дамблдор вкупе с Министерством, где сидят одни лишь тупоголовые чинуши, ничего и слушать не хотят. Вот и приходится профессору зельеварения мириться с таким несправедливым положением вещей. Первые три курса справляться с детьми элементарно: пара недобрых взглядов, несколько замечаний поязвительнее, и ученики сидят как шелковые. Ничего не умеют, но хотя бы не досаждают пустой болтовней на уроках. А вот уже четверокурсники начинают потихоньку дерзить и роптать. Им, видите ли, нагрузки слишком большие, зелья слишком сложные, а преподаватель слишком строгий. Конечно, были особо наглые, вроде Поттера, кто распускал не в меру длинный язык с первого дня пребывания в школе, но таких было очень и очень мало. Роптали только у профессора за спиной, и лишь изредка какой-нибудь смельчак решался открыть рот. Правда, тут же его и закрывал, только уже без пары десятков баллов. А вот курса с пятого наступает пора влюбленностей и бурных выяснений отношений между парочками. Они думают обо всем, кроме зелья, которое варят. Результат - количество испорченных образцов почти как на первом курсе. Нет, пожалуй, стоит в очередной раз предложить Альбусу переделать курс зельеварения. А вдруг повезет? Нахмурившись, Снейп наблюдал за шестикурсниками Гриффиндора и Слизерина. Еще одна вещь, о которой профессор зельеварения давным-давно просил Дамблдора, - брать на Высшие зелья только отличников, сдавших С.О.В. на "Превосходно". Северус считал, что учеников, оставшихся в классе Высших зелий, было слишком много. Одни Поттер и Уизли чего стоят, не говоря уже о девицах Патил и Браун, которые именно в эту минуту смотрят отнюдь не в котел, а в маленькие зеркальца, которые прячут под партой, и тайком красят губы. Тайком! Как будто это можно сделать тайком! Северус ненавидел, когда из него пытаются сделать идиота, но старшекурсники не уставали раз за разом наступать на одни и те же грабли своими глупыми выходками на зельеварении. Вот как эта, скажем. - Мисс Патил, вы знаете, что значит довести объем раствора до метки? Девушка вскинулась, запихнула зеркальце в парту и недоуменно посмотрела на учителя. Малфой, понятное дело, тихо заржал. Остальные тщетно пытались врасти в стулья или спрятаться за котлами. Разве что Крэбб с Гойлом продолжали издеваться над рецептом Болеутоляющего зелья и его автором, внося в рецепт свои "модификации", до которых нормальный человек не смог бы додуматься. Знал бы бедный мэтр Иржи, изобретатель Болеутоляющего зелья на основе дубильных свойств желчи двурога, во что превращают его изобретение ученики! Впрочем, расхлебывает результаты этих "изобретательств" не Иржи, а Северус Снейп. - Что это? - Снейп поднял со стола мисс Браун и мисс Патил мерный цилиндр с бирюзовой жидкостью. - Во-первых, это не отитрованная* кровь морского ежа. Эта до предела закисленная жидкость уже не имеет никакого отношения к крови морского ежа, - голос профессора зельеварения звучал негромко, но ученики слышали каждое слово. И дело не только в том, что наступила мертвая тишина. - Но это еще полбеды. Вы превысили дозу на три миллилитра, и если вы выльете это в котел, зелье свернется. Парвати молчала, опустив голову. - Вы получаете "ноль" за сегодняшний урок, мисс Патил. Смысла доваривать это, с позволения сказать, зелье, я не вижу, если только вы не хотите прибавить работы дежурному, который будет отскребать со стенок вашего котла свернувшееся зелье. И минус десять баллов с Гриффиндора за неподготовленность к занятию. Мисс Патил обиженно надула губки и, брезгливо морщась, пошла выливать в раковину испорченные компоненты и недоваренное зелье. Все те, кто также переборщил с кислотой, начали прятать подальше растворы крови морского ежа. Бестолковые. Зелье свернется через минуту, и "ноль" им в любом случае обеспечен. Вон Уизли уже с тоской смотрит на свой котел и с завистью на котел мисс Грейнджер. Только у нее и у Малфоя зелье готовится правильно. Зыркая на учеников, пытающихся спасти свою работу, Снейп встал из-за стола и начал ходить по классу. - Упырь вылетел на охоту, - пробурчал Уизли, сочувственно глядя на свою пустоголовую подружку Браун. Поттер кивнул, пытаясь при этом бездарно подражать действиям мисс Грейнджер. - Для вашего зелье, Уизли, даже "ноля" будет слишком много, - шелковым голосом сообщил рыжему гриффиндорцу профессор зельеварения. - Еще десять баллов с Гриффиндора за неподготовленность к уроку. - Юноша надулся, но больше гадостей под нос не бурчал. Мисс Грейнджер, что показательно, вовсе не сочувствовала Уизли. Равнодушно крошила в котел, кипящий на медленном огне, оставшиеся компоненты. Раз - и зелье чуть поднялось, но не дошло до краев котла и осело, становясь светло-зеленым и прозрачным, словно стекло. Идеальное Болеутоляющее зелье. Не всякий целитель может достичь такого результата. Снейп уже давно отметил про себя, что мисс Грейнджер больше не сидит с Уизли. Все чаще с Поттером, а то и вовсе одна, как, например, сегодня. Профессор зельеварения считал, что это к лучшему. Никто не отвлекал талантливую ученицу от работы идиотскими вопросами и просьбами помочь. О том, что мисс Грейнджер умна, внимательна и аккуратна (все, что необходимо не только зельевару, но и любому без исключения ученому), Снейп прекрасно знал. Но воспринимал это как должное: все ученики должны быть прилежными и внимательными, выполнять все домашние задания и не считать ворон на уроках. Что же здесь такого из ряда вон выходящего? Профессор остановился возле Гермионы и начал пристально изучать ее зелье. Придраться было не к чему. Девушка подняла на него глаза и, будто смутившись, тут же опустила взгляд. - Хоть у одного из вас получилось нечто похожее на Болеутоляющее зелье, - прокомментировал Снейп работу Гермионы и наморщил нос, пытаясь уловить какой-нибудь запах, исходящий от снадобья. Нет, зелье не пахло ничем, а значит, заслуживало оценки "превосходно". - У меня тоже получилось, профессор, - в полной тишине подал голос Драко Малфой. Брови Снейпа на секунду сошлись возле переносицы. Младший Малфой вел себя откровенно нагло, пользуясь дружбой своего отца с великим Константином Долоховым. Но профессор зельеварения не собирался снимать баллы у собственного факультета. Еще чего не хватало! - Да, мистер Малфой, - кисло ответил профессор зельеварения, едва взглянув на зелье Драко. - Но потомственные волшебники обязаны хорошо варить зелья. Так что хвастаться вам особо нечем. Задев полой мантии котел Малфоя, Снейп повернулся и пошел к своему столу. Зря он сказал эти слова про потомственных волшебников. Драко не заставил себя ждать. - Слышала, грязнокровка, - громко зашипел он мисс Грейнджер так, чтобы слышал весь класс, - все потомственные маги умеют варить зелья. А магглокровки не отрывают носа от пыльных книжечек и только после этого способны хоть на что-то более-менее приличное. - Заткнулся бы ты, Малфой. – Поттер, естественно, не мог смолчать. - Оставь его, Гарри, - спокойно проговорила девушка. - Сам же своим ядом и отравится. - Да ты… - Драко еще не научился спорить по-настоящему. Много грубости и брани, но ничего действительно впечатляющего. Когда знаешь, что тебе ничего не грозит, то не стесняешься в выражениях. Но скатываться до банальной перебранки - показатель слабости. - Сдаем свои так называемые зелья, - профессор вернулся за стол и теперь смотрел на учеников глазами голодного хищника. - До конца урока пять минут. Ученики зазвенели флакончиками. Снейп уже отвернулся, было, чтобы не видеть этих разноцветных и тошнотворно пахнущих результатов работы, но многолетний опыт заставил его бросить еще один взгляд на класс. Он успел только почувствовать отголосок заклинания, брошенного Малфоем. Грейнджер уже подготовила флакон для зелья, когда заклинание угодило в ее котел. В такие моменты Снейп готов был возненавидеть потомственных волшебников за то, что они порой знают всяческие алхимические фокусы, вроде взаимодействия Болеутоляющего зелья и некоторых заклинаний. Зелье рвануло так, что даже у профессора зельеварения на миг заложило уши. Мисс Грейнджер упала, закрывая голову руками от острых осколков разлетевшегося вдребезги котла. Визжали слабонервные Патил, Браун и Паркинсон. - Молчать! - прокричал Снейп, мгновенно оказавшись возле упавшей Грейнджер. Слава Мерлину, она почти не пострадала, если не считать пары порезов на руках. Девочка вовремя успела упасть: защитные рефлексы сработали как надо. Мисс Грейнджер замотала головой - ей, конечно, тоже заложило уши, - закрыла рукой кровоточащую ранку на щеке и взглянула на склонившегося к ней Снейпа. - Со мной все в порядке, сэр, - с вызовом сказала она, вздернув подбородок, хотя было заметно, что ей больно. И сразу же мельком взглянула на Малфоя. Не дождешься, мол. Поттер был уже тут как тут и помогал Гермионе подняться. - Это радует, мисс Грейнджер, - проговорил профессор, отходя от нее. - Но вам все равно следует пойти в больничное крыло. Увы, но за этот урок вы, как и все остальные, кроме мистера Малфоя, получили "ноль" . - С вашего позволения, я исправлю эту оценку, - попросила девушка, стоя рядом с Поттером и держа его за руку. - Ваше право. Но только когда у меня будет свободное время, - бесстрастно ответил Снейп. И, предвосхищая гневные крики Поттера, добавил: - Минус двадцать баллов с Гриффиндора, мисс Грейнджер, и отработка у меня сегодня вечером. - За что? - это почти кричал уже покрасневший от злости Поттер. - За неправильно приготовленное зелье, что привело к порче школьного имущества, - процедил сквозь зубы профессор. - Но… - Не обсуждается. Иначе Гриффиндор потеряет еще двадцать баллов, - отрезал Снейп. Что же им оставалось делать? Идти в больничное крыло под тихие смешки Малфоя. А Северус решил для себя, что Драко Малфою совсем не помешает доверительная беседа тет-а-тет с деканом. Промывка мозгов, иначе говоря. Очень полезная штука для чересчур зарвавшихся слизеринцев.

Pixie: * * * Попасть на собрание Ордена Феникса мечтали все юные маги, которые были хоть немного осведомлены о делах этой организации. Гарри, Гермиона, Рон, Джинни и Фред с Джорджем очень долго пытались найти какой-нибудь способ, чтобы заглянуть за заветные двери в столовой на площади Гриммо и хоть краем уха услышать кусочек разговоров. Гриффиндорцы считали, что собрания Ордена состоят из одних только секретов и разработок тайных планов, призванных единым махом уничтожить Вольдеморта и его приспешников. Вот уже четыре месяца, как Темного Лорда нет в живых, но Орден не прекратил своего существования и по-прежнему собирается в доме, бывшем когда-то в собственности благороднейшего волшебного семейства Блэков, а теперь принадлежащем Гарри Поттеру. Однако что-то изменилось в отношении юных гриффиндорцев к этим встречам. Если раньше Орден Феникса казался им идеальным: сильным, влиятельным и сплоченным, то после собрания в конце августа, сразу после убийства Вольдеморта и появления на арене Константина Долохова, Гарри с друзьями поняли, что на деле все проходит вовсе не так гладко. Орден не был сплоченным. Его члены разбились на маленькие группки, поддерживающие кого-то из лидеров. Лидеров было два: Дамблдор и Моуди. Но если в конце лета Моуди и слушать и не хотел Дамблдора, то теперь дело наконец-то сдвинулось с мертвой точки. Северус Снейп не мог не усмехаться про себя. Еще бы! Не каждый день на собрании можно было наблюдать хмурого Моуди, который почти в открытую признал, что был неправ в вопросе с Долоховым. Перед самим профессором зельеварения старый параноик, конечно, не извинился, но насупленные брови и надутый вид Моуди были лучше всякого извинения. - Альбус, ты сказал, что есть новости, - проговорила Арабелла Фигг, выжидательно глядя на Дамблдора. - Мы уже давно не собирались, и это не могло не огорчать. - Теперь, я надеюсь, непонимания больше не будет, - ответил директор, оглядывая собравшихся. - Где Добсон? Кингсли Шелкбот не преминул тут же высказаться: - Он не счел нужным прийти. Сегодня какой-то прием у Фаджа, и наш уважаемый глава Аврората сейчас хлещет дорогой виски и болтает с хорошенькими девушками. - А может, и сам Долохов почтит своим присутствием скромное собрания работников Министерства, - с воодушевлением продолжила за коллегу Тонкс. - Нимфадора, Кингсли, это уже перебор, - недовольно поджала губы МакГонагалл. - Как бы там ни было, но мистер Добсон - глава Аврората и ваш начальник. Неужели надо напоминать, что вы должны относиться к нему с уважением. Снейп скептически хмыкнул и тоже заслужил осуждающий взгляд Минервы. Про себя же профессор зельеварения почти веселился: Добсон своими руками подрывает доверие к себе со стороны своих сотрудников. Это же надо суметь - настроить против себя лучшую часть Аврората. Членов Ордена, собравшихся в столовой дома Блэков, сегодня было не более пятнадцати человек. Капля в море. Ничто по сравнению с тем, сколько может понадобиться. Как много человек реально сможет противостоять големам в битве? Снейп не мог поручиться даже за авроров. - Мисс Тонкс имеет для нас важную информацию, - произнес Дамблдор почти торжественно. А вот сама Тонкс вскочила со стула отнюдь не торжественно. Если бы не предусмотрительный Люпин, сидящий рядом, стул уже лежал бы на полу, а вода из вазы с цветами оказалась бы на столе. Присутствующие не смогли сдержать улыбок. В девушке-метаморфе было столько жизни, жажды действий, веры в счастливое будущее. Многие, в особенности те, кто входил в первый состав Ордена Феникса, уже разучились смотреть на жизнь таким чистым, незамутненным взглядом, когда хочется совершать всякие сумасшедшие поступки, которые позже назовут подвигами. Снейп на мгновение даже позавидовал этому оптимизму и силе, но тут же про себя обозвал оптимизм глупостью, а силу наглостью. Тонкс же встряхнула ярко-малиновыми волосами до плеч, схватила со стола кипу бумаг (Ремус поднял с пола ручку, сброшенную порывистым движением девушки-аврора) и звонко заговорила: - Мне было поручено выяснить, каким артефактом пользуется Константин Долохов для отключения магии на локальном участке пространства. Я проанализировала древние и современные магические и маггловские источники, легенды и достоверные факты, - Тонкс запнулась, посмотрела в бумаги, которые держала в руках, потом резким движением откинула их и вскричала: - Он существует! Он действительно существует, этот артефакт! Представляете?! Моуди скривился, но все остальные заулыбались, глядя на радостную девушку. Снейп же скептически хмыкнул: - Я и так знаю, что он существует, так как имел сомнительное удовольствие не раз испытывать на себе его действие, - холодно проговорил профессор зельеварения. - Где же факты? - Вот! - Тонкс извлекла из кармана джинсов сложенную газету. - Эта маггловская газета - ключ ко всему, - девушка перевела дыхание и продолжила: - Когда я составила примерный список всех известных артефактов, то начала собирать о них сведения. Тут меня ждала полнейшая неудача, потому что информации об их местонахождении практически не было. Тогда я подумала о том, что артефакт, скорее всего, попал к Долохову в руки незадолго до убийства Вольдеморта. Мне показалось, что Долохов не стал бы ждать слишком долго и напал бы сразу, как только подготовил план. - Ну а причем тут маггловская пресса? - недовольно спросил один из авроров. - Не спорю, мне очень повезло, - ответила Тонкс и пожала плечами. - Я исходила из того, что если артефакт хранился у магов или магглов, то его исчезновение могло быть отражено в прессе, - девушка улыбнулась. - Все равно других зацепок не было. Короче говоря, в июле в одной из маггловских газет была небольшая статья о том, что в Глазго был ограблен музей. Ограбление было дерзким и очень странным. Неясно было, как грабитель проник в музей, минуя охрану. Охрана спохватилась после того, как сработала сигнализация. Один из охранников был убит. Остальные утверждают, что преступник просто испарился в воздухе прямо перед ними, - Тонкс сделала паузу и удовлетворенно оглядела комнату. Все слушали внимательно. - Так вот, похищена была только одна вещь - статуэтка. Вот эта, - и девушка раскрыла газету, чтобы присутствующие смогли рассмотреть фотографию. Даже при плохом качестве изображения было видно, что статуэтка очень красива. Она представляла собой фигурку прекрасной девушки, тянущей руки вверх, словно в тщетной попытке достичь неведомых высот. Глаза девушки были закрыты. - Красота какая, - восхищенно выразила общую мысль миссис Фигг. - Профессор Снейп, вы когда-нибудь видели эту вещь у Долохова? - спросила Тонкс. В ответ профессор смерил ее взглядом, от которого большая часть хорошего настроения девушки-аврора куда-то бесследно улетучилась. - Думаете, Долохов настолько глуп, чтобы выставлять такую вещь на всеобщее обозрение? - тон Снейпа не оставлял сомнений в том, что именно он думает об умственных способностях Нимфадоры Тонкс. - Сомневаюсь, что о ней знает даже Люциус, входящий в его ближайшее окружение. - Так это все-таки артефакт? - решил уточнить Кингсли Шелкбот. - Он самый, - вяло улыбнулась Тонкс. - Создан пятьсот лет назад Великим магом Вилатом Ловеле. Уже более двухсот лет считался утерянным. А он, оказывается, в музее стоял. - Пока Долохов не наложил на него свою лапу, - подвела итог миссис Фигг. - Вот ведь поганец, все вынюхал. Воцарилась тишина. Каждый думал об услышанном. - Спасибо, Нимфадора, - тихо сказал Дамблдор. Тонкс поморщилась, услышав собственное имя. - Теперь, друзья, мы даже знаем об оружии врага. Но что это нам дает? - Ты же сам говорил, Альбус, что у нас будет шанс вывести Долохова на чистую воду, - прохрипел Моуди, постукивая костяшками пальцев по столу. - Будет, - кивнул директор, - но нам нужно быть готовыми к любым неожиданностям. Северус правильно заметил, что от Долохова можно ожидать всего, чего угодно. - Постойте, директор, - вдруг заговорил Снейп. В глазах профессора читалась тревога. - На какой территории и на какое время этот артефакт способен гасить магию? - В радиусе до двадцати метров на пятнадцать-двадцать минут, - отозвалась Тонкс вместо Дамблдора. Директор и профессор зельеварения переглянулись. Моуди крякнул и сильнее забарабанил пальцами по столу. - Как же объяснить тот факт, что Долохов смог погасить магию во всем огромном маггловском небоскребе и в паре десятков метров вокруг него? - в тишине резко спросил Снейп. - Или он эти артефакты коллекционирует? - Железки, все его маггловские железки, - проворчал Моуди. - Техника - вот что. - Нам просто необходимо как можно скорее подготовить совместную операцию с Авроратом, - твердо проговорил Дамблдор. - Боюсь, в ближайшем будущем нас могут ждать очень и очень неприятные события. Члены Ордена закивали. У каждого появилось неприятное давящее ощущение предчувствия скорой беды. Ведь самый большой страх волшебника - потерять магию.

Pixie: Из дневника Гермионы Грейнджер: … Так странно… Впервые я была просто безумно рада отработке у Снейпа. Считала минуты до вечера, волновалась. Мерлин, ну прямо на свидание собиралась, честное слово. И что? А вот и не угадали! Все было… Хм. Не так, как я ожидала. И это мягко сказано. Казалось бы, отработка она отработка и есть, что с нее возьмешь? Но сегодня я почувствовала что-то такое… Вот опять многоточие ставлю, потому что не могу подобрать слов. Ладно, пойдем по порядку. Первой неожиданностью стало то, что со мной заговорил Рон. Подошел после обеда, постоял рядом, насупившись, а потом, наконец, произнес: - Герми, ну прости меня, пожалуйста. Я… в общем, был неправ, - и быстренько добавил, глядя на мое обалдевшее лицо: - Мир, а? - Мир, - мне ничего не оставалось, кроме как улыбнуться и принять его извинение. Не знаю, кто или что сподвигло Рона на этот поступок, но я рада, что наш неприятный конфликт с горем пополам разрешился. Нет, осадок в душе все же остался, и мне понадобится время, чтобы снова начать относиться к Рону так же, как до этого случая. В подземелья я пришла ровно в семь. Точнее, ровно в семь подняла руку, чтобы постучать в дверь кабинета зельеварения. Я постучала, но мне никто не ответил. Я постучала еще раз, уже начиная беспокоиться. Снейп никогда не забывает об отработках гриффиндорцев. После безуспешных попыток достучаться я набралась наглости и подергала ручку. Как и следовало ожидать, двери были закрыты. Тогда я начала мерить шагами пустой темный коридор. Доходила до того места, где еще был свет от двух факелов на стенах, и шла обратно. Бежали минуты. Прошло пять, десять, пятнадцать. Считается, что учителя ждут пятнадцать минут. Далее, по негласному закону, я могла уйти, но, конечно же, не сделала этого. Не хочу портить себе настроение и описывать, как из темных глубин сознания начали вылезать нехорошие предчувствия. Скажу только, что когда моя "прогулка" по подземельям стала напоминать метания зверя в тесной клетке, а сердце стало сжиматься от страха и всяческих гадких мыслей, что подсовывало мне воображение, профессор Снейп наконец появился. Спустился по лестнице и остановился, уставившись на меня, вышедшую из темной части коридора. - Что вы здесь делаете? - в голосе профессора явственно слышалось удивление. И правда, какой ученик в здравом уме станет ждать Снейпа более получаса, чтобы драить грязные котлы? Мне же безумно хотелось дотронуться до Северуса (Мерлин, как здорово называть его так, пускай и в дневнике), убедиться, что с ним все в порядке, стереть поцелуем эти горькие тревожные морщинки на лбу. Но в ответ я спокойно сказала: - Вы назначили мне отработку, сэр. Знаю, ответ глупый. Ясно же, что Снейп помнит о наказании и что он своим вопросом вовсе не это имел в виду. Профессор посмотрел на меня, потом на часы. Нахмурил брови и сердито бросил: - Идемте. - Что я должна делать, сэр? - тихо поинтересовалась я, когда мы зашли в кабинет, и Снейп повернулся ко мне спиной. Профессор наливал в мензурку густой отвар. - Готовить Болеутоляющий раствор по Иржи. Больничному крылу требуется это зелье. Готовить будете по тому же рецепту, что сегодня на уроке, но на последней стадии добавите чабрец, - Снейп кивнул на стакан. - Он позволит зелью храниться намного дольше. - Почему? - не могла не изумиться я. - Один лишь чабрец дает такой эффект? - Этой теме посвящено множество статей, и механизм взаимодействия компонентов изучен очень хорошо, - пожал плечами профессор и отвернулся. - В библиотеке есть вся нужная информация. А сейчас приступайте. Модифицированный рецепт на столе. И я принялась за работу. Это был мой самый лучший вечер за последние месяцы. Тихо потрескивал огонь в камине, звенели мерные колбы и цилиндры, слышен был шорох переворачиваемых книжных страниц. Впервые за очень долгий срок я чувствовала себя… дома. Слышали бы Гарри с Роном! Представляю, что они бы сказали мне. Знаю, что все дело только лишь в моем отношении к профессору, но разве этого мало? Я люблю его и пишу об этом каждый день на этих страницах, думаю о нем почти все время. В его кабинете все пропитано духом хозяина, потому там так легко сосредоточиться и работать. Жаль, что эту атмосферу почти никто не ценит. Хм, а ведь на самом деле я снова покривила душой. Идеализирую профессора Снейпа, хотя всем прекрасно известно, что он несправедливый учитель, порой очень и очень несправедливый и жестокий. Однако в этот вечер профессор был на удивление в хорошем расположении духа. То есть, во-первых, не заставил меня драить до блеска парты или чистить котлы, а доверил приготовление зелья для больничного крыла! Это уже и не совсем отработка получается. Во-вторых, не сделал мне ни одного замечания. Сидел молча за столом и проверял работы. Теперь я подошла к самой интересной для меня части. Чувствую себя сплетницей, вроде Лаванды с Парвати, пускай и сплетничаю с дневником. Снейп сидел, зарывшись в гору ученических работ, а я как раз готовилась приступать ко второй стадии приготовления зелья, когда раздался настойчивый стук в дверь. Так стучать в кабинет зельеварения, по моему мнению, имеет право исключительно Дамблдор и никто другой. Снейп бросил: - Продолжайте работу, - и вышел из лаборатории, закрыв за собой дверь и наложив простенькое заклинание от подслушивания. То есть заклинание было не то чтобы простеньким, но я не зря штудировала летом учебник для студентов магических Университетов, специализирующихся на Чарах. Да-да, гриффиндорское любопытство было сильнее инстинкта самосохранения. Ведь если профессор поймет, что я сняла чары, то мне несдобровать. Отложив ложку и убавив огонь под котлом, я подскочила к двери и прошептала заклинание. Звуки голосов обрушились на меня неожиданно. Слишком уж громкими они показались после долгой тишины в лаборатории. Один голос принадлежал, понятное дело, Северусу, а другой… мисс Илви. Я застыла около дверей. Откровенно говоря, в тот момент более всего мне хотелось вернуть чары обратно, чтобы не слышать, чтобы не узнать правды, чтобы не падать больше с высоты своих наивных мечтаний на холодные камни реальности. Но рука с уже поднявшейся палочкой дрогнула, а в следующий миг… - Мне кажется, мы уже давно все выяснили, мисс Илви, - проговорил Снейп. - Не думаю, что у вас могли остаться какие-то сомнения после нашего последнего… хм… разговора. Ох, какой у него был голос. Ледяной, пронизывающий до костей, словно северный злой ветер. На месте мисс Илви я бы точно превратилась в ледышку и убралась восвояси, но красавица была явно холодоустойчивой. - Позволь мне войти, Северус, прошу тебя, - проворковала она, будто не слышала слов профессора. - Некрасиво держать даму на пороге. Судя по звуку захлопнувшейся двери и раздавшемуся совсем близко голосу мисс Илви, Снейп все же впустил ее. Я забыла дышать. Конечно, если между ними что-то есть, профессор зельеварения все равно ничем не выдаст этого, ведь в лаборатории находилась я. А вот мисс Илви вела себя так, словно пришла к себе домой. - Что ты здесь делаешь в такой чудесный вечер? - с придыханием спросила Ирэн, и мое воображение тут же дорисовало картину: мисс Илви обнимает и целует Снейпа, произнося эти слова. Однако последовавший вслед за этим возмущенный возглас показал, что профессор зельеварения повел себя не так, как ожидала от него красотка. - Северус, - с обидой проговорила женщина, - неужели я тебе не нравлюсь? Неужели тебе действительно нравятся мужчины? Я была в шоке от этих слов. Мужчины?! Снейп, видимо, отреагировал также, потому что я услышала его стремительные шаги, шорох и тихий вскрик мисс Илви. Но потом… - О, Северус, - томно выдохнула она, и наступила тишина. Даже такому синему чулку, как я, стало ясно, что они там делают. Я поплелась к котлу, вытирая непрошенные слезы и проклиная свое гриффиндорское неуемное любопытство. И тут Ирэн Илви взвизгнула, словно от боли, и раздался звук удара. Как будто Снейп прижал ее к дверце шкафа. - Неужели ты, безмозглая идиотка, могла хоть на секунду предположить, что я не определю чертово любовное зелье у себя в кубке? - со злостью зашипел Снейп, и красотка снова вскрикнула. - Думала, что я не различу редчайшее зелье Милстона? Я не буду спрашивать, откуда оно у тебя, но советую никогда больше даже близко подходить к этой двери. А пока можете идти паковать вещи. Директору сегодня же станет известно о ваших, - профессор произнес это с особенным презрением, - похождениях. Я испугалась не на шутку. У профессора был голос настоящего Упивающегося смертью. Он был в ярости, а мне жутко даже представить себе, что значит Снейп в ярости. На миг мне даже стало жаль мисс Илви, но сама красотка совершенно не могла мыслить здраво. - Да кто ты такой, - закричала она, - чтобы указывать мне, что делать?! Ты просто старый хрыч, черствый сухарь! Целуйся со своими колбами, идиот! От сковавшего меня ужаса я целую секунду не могла пошевелиться. "Он же ее убьет!" - в панике заорал внутренний голос, и я, забыв об осторожности, распахнула двери и выскочила из лаборатории. Все, что я видела в тот миг - поднятую палочку в руке Снейпа. С криком: "Профессор, не надо!" - я кинулась к нему, но Снейп уже взмахнул палочкой. Только тогда я заметила и раскрасневшуюся от гнева Ирэн Илви. Но видела я ее всего лишь одно короткое мгновение, потому что женщину подхватил порыв ледяного ветра, выкинул за дверь и, судя по неприятному звуку, приложил о стену. Надеюсь, что ощутимо. Может, мозги встряхнутся и заработают. Только через пару секунд до меня дошло, что у мисс Илви в руке тоже была палочка. Я подняла глаза на профессора и встретила его разъяренный и несколько удивленный взгляд. Осознав, что я стою, крепко вцепившись в руку Снейпа (в ту, которой тот сжимал палочку), моим первым желанием было сбежать куда-нибудь подальше, провалиться сквозь землю, ну, или, на худой конец, просто раствориться в воздухе. Я отскочила от Снейпа и попятилась к двери в лабораторию (хотя надо было бы отступать к выходу), бормоча какие-то нелепые извинения. - Идите и закончите работу, - процедил сквозь зубы профессор, с трудом сдерживаясь. Мне не надо было повторять два раза, и через секунду я уже стояла в лаборатории, сжимая в дрожащей руке ложку. Хлопнув дверью, Снейп ушел. Надо полагать, к Дамблдору. Меня трясло, и я с трудом удержалась от того, чтобы позорно сбежать. Оставалось надеяться, что директор успокоит Снейпа. Профессор вернулся минут через двадцать… * * * На самом деле Снейп не ходил к директору. Еще Дамблдору не хватало проблем с преподавательницей, решившей, что с помощью смазливой мордашки и пары капель афродизиака можно покорить любого мужчину! Альбус и так был с головой погружен в дела, и отвлекать его по всяким пустякам было, по меньшей мере, глупо. Профессору зельеварения просто нужно было успокоиться. Вот он и прошелся по коридору, снял по тридцать баллов с двух чересчур расшумевшихся гриффиндорцев и ощутил, что горячий, застилающий взор гнев уже не клокочет внутри так сильно. Осталось жгучее раздражение, которое, увы, уже было не на ком выместить. Вместе с тем, профессор мог надеяться, что после случившегося мисс Илви больше к нему не сунется. Даже столь ограниченные тупицы просто обязаны были наконец понять что к чему. Вернувшись в лабораторию, Северус обнаружил, что мисс Грейнджер уже почти закончила работу над Болеутоляющим зельем. Когда он вошел, девушка втянула голову в плечи и стала еще усерднее толочь в ступке скарабеев. Профессор слегка удивился. Мисс Грейнджер было стыдно, и это было явно заметно. Обычно люди не слишком переживают по поводу того, что влезли в чью-то жизнь. Во всяком случае, перед ним, профессором зельеварения, чересчур любопытные ученики могли испытывать страх из-за потери баллов, но не стыд. Как же, как же, подсмотреть за гадким Снейпом в замочную скважину и позднее посмаковать подробности с друзьями за кружечкой сливочного пива. - Что может быть приятнее свежей сплетни? Снейп подошел к столу и с шумом начал перекладывать бумаги. Очень хотелось кого-то задеть и сказать чего-нибудь неприятное. - Не побоюсь показаться неоригинальным, мисс Грейнджер, - не преминул уколоть гриффиндорскую старосту профессор, - но подслушивать нехорошо, - и презрительно скривился, демонстрируя свое отношение к этому человеческому пороку. Гермиона вздрогнула и тихо проговорила: - Простите, пожалуйста, сэр. Клянусь, я никому ни слова не скажу, хотя мне нечего скрывать, ведь вы вели себя так, как повел бы себя на вашем месте каждый человек. Снейп хрипло и зло рассмеялся. - Вы даже не представляете, как бы я повел себя, если бы вы не влезли не в свое дело, - проговорил он с ухмылкой. - За это я должен быть вам благодарен: работа в Хогвартсе все же пока устраивает меня больше, нежели камера в Азкабане. Девушка посмотрела на него, и в ее глазах мелькнул испуг. - Тогда я тем более рада, что вмешалась, - вдруг произнесла она. - Вы не должны были пострадать из-за нее, - в ее голосе ясно читалась неприязнь. Присев на стул, профессор зельеварения продолжил сверлить Гермиону злым пристальным взглядом черных глаз. Она начала разливать готовое зелье по флакончикам, спиной чувствуя тяжелый взгляд Снейпа. Наконец девушка не выдержала и обернулась. Профессор поднял бровь. Гермиона опустила голову, но тут же вновь гордо вздернула подбородок. Снейп чуть склонил голову набок. - Вы готовы защищать декана Слизерина, а не… - профессор на миг запнулся, опуская не слишком приличное слово, - ее? Ответ мисс Грейнджер удивил его. Она смахнула упавшие на лоб каштановые пряди и сделала шаг к Снейпу. - Да она не стоит этого… Даже вашего гнева не стоит. Мисс Илви и не преподаватель вовсе. Она совершенно ничему нас не научила, в ней нет ничего, понимаете? - с жаром заговорила девушка. - Кто она по сравнению с вами? Вы же талантливый ученый, Мастер Зелий! Она ничто против вас! И какое имеет право… - на этом месте она словно споткнулась, замолчав на полуслове, осознав, кому она говорит такие вещи. - Извините, - пробормотала Гермиона, покраснев. - За что? - спокойно поинтересовался профессор зельеварения. - За то, что назвали меня талантливым ученым? - Нет, - замотала головой она, - я не должна обсуждать преподавателей. С минуту стояла тишина. Снейп хмуро изучал стоящие на каминной полке зелья. Гермиона убирала свое рабочее место. - По-моему, я уже когда-то советовал вам не судить столь опрометчиво о мотивах моего поведения, мисс Грейнджер, - наконец, заговорил профессор. - Очень опасно идеализировать людей или, напротив, видеть их только в черном свете. Я убил бы Ирэн Илви, - от его резкого голоса девушка вздрогнула, - и не пожалел бы об этом. И моя степень Мастера Зелий тут ни при чем. - Я знаю, - ответ прозвучал чуть слышно, но когда Гермиона обернулась к нему, Снейп увидел, что ее глаза блестят, словно от непролитых слез. - Не говорите так о себе, сэр. Вы бы не поступили так, как поступила она. Снейп рассмеялся. Сухо и презрительно. Но это было пренебрежение к самому себе. - Отнюдь, мисс Грейнджер. Я поступал подобным образом, и не раз. Действенный яд в бокале - чистый и надежный способ избавиться от ненужных проблем. Ведь я все-таки не зря ношу звание Мастера Зельеварения. Надеюсь, вам не нужно напоминать о моей биографии? Поттер, полагаю, красочно описал вам некоторые ее факты. Тогда откуда эта наивность? Снейп и сам не мог понять, почему позволил втянуть себя в этот дурацкий разговор и почему так старается очернить себя в глазах гриффиндорской старосты. Наверное, потому, что в эти минуты она и вправду смотрела на него как на талантливого ученого, а не Упивающегося смертью или злобного декана Слизерина. Это было неправильно, это не входило в рамки, установленные профессором зельеварения для учеников, да и практически для всех людей. Ему не нужны были от нее оправдания его собственных поступков или глупое восхищение в ее глазах. Он был именно тем человеком, каким видели его ученики: нелюдимым, несправедливым, жестоким. И не надо приукрашивать этот образ всякими сентиментальными глупостями. Зельеварение было еще одним способом реализовать свои амбиции. Ведь он когда-то так хотел власти. Впрочем, даже не власти, а… Признания? Отношения к себе как к нормальному человеку? Наивный юный идиот, вот кем он был почти двадцать лет назад. Гермиона смотрела на него со странным выражением. Слава Мерлину, это была не жалость. - Это неправда, - решительно заявила она с истинно гриффиндорским упорством. - Не говорите так о себе. Вы спасли мою жизнь, - ее лицо потемнело от нахлынувших воспоминаний. - Я не знаю, зачем вы сделали это, и какими были ваши мотивы тогда, но я никогда этого не забуду. И вы абсолютно правы, ваша степень Мастера Зелий тут ни причем. Извините. Надеюсь, моя отработка закончилась. Или требуется еще что-то? - Раз за разом напоминая мне о спасении вашей жизни вы рискуете заставить меня пожалеть о своем поступке, мисс Грейнджер, - угроза в голосе Снейпа была не слишком явной, но все же чувствовалась. - Вы можете быть свободны. Гермиона со звоном поставила склянки с зельем прямо перед носом Снейпа, а потом, гордо подняв голову, вышла из лаборатории, не прощаясь. Гермиона не видела и не могла видеть, что профессор внимательно смотрит ей вслед. Его слова настигли девушку, когда она уже взялась за ручку двери. - Считайте это отработкой сегодняшнего "ноля", мисс Грейнджер. Мадам Помфри будет безумно рада получить столько Болеутоляющего зелья. Профессор не мог увидеть улыбки, пробежавшей по губам Гермионы, а услышал только: - Спасибо вам, сэр. * * * Из дневника Гермионы Грейнджер: ... Ну и что, спрашивается, мне с этим делать?! Радоваться, что между Северусом и мисс Илви ничего нет или огорчаться из-за нашего разговора? Впрочем, сегодня я в первый раз говорила с профессором на такую тему. Да что там греха таить, я раньше с ним нечасто говорила о чем-то, кроме ответов на уроках или вопросов о зельях. Значит, надо радоваться! И тихо злорадствовать: красотка Ирэн получила по заслугам. Есть одно "но", однако о нем я напишу позже. Не хочу портить себе настроение и даже думать об этом. Северус был зол на мисс Илви и поэтому резок, но он же не выгнал меня! И даже "ноль" позволил исправить... Мне остается только надеяться. На что? Не знаю, но пока есть надежда, я буду думать, что Снейп относится ко мне не так уж плохо... *Титрование - метод объёмного анализа, заключающийся в постепенном прибавлении раствора известной концентрации (стандартного раствора) к анализируемому раствору с целью установления концентрации последнего. Для измерения объёма добавляемого раствора используют бюретки. Конечную точку титрования обычно устанавливают с помощью индикаторов химических или инструментальными методами (БСЭ).

Germ: Pixie, я понимаю теперь, почему 11 глава одна из твоих любимых... было очень вкусно.. мрр-мяу...

Татьяна: Очень хорошая глава, большая и вкусная прям как я люблю. Ох, Снейп немного удивил, я понимаю, что её (Мисс Ивли) надо было проучить, но настолько грубо… И очень волнует вторая бутылочка с зельем, которая осталась у мисс Ивли, да и то что она наверняка заметила Гермиону, тоже настораживает.

Pixie: Germ Рада, что ты оценила главу! Очень приятно. Спасибо! Мурр... :) Татьяна Спасибо! :) На самом деле мне Ирэн почти не жаль. Кроме того, Снейп - жестокий человек, и, в принципе, импульсивный. Он бы не стал церемониться с ней. Насчет второй бутылочки ты верно подметила ;) Как и насчет того, что Ирэн видела Гермиону ;) Но эти два события не обязательно связывать :)))

Эльпис: Мне тоже глава понравилась. Но только не избиением младенцев Илви, а изображением Снейпа. Вот где класс! Тут, ты, Pixie натемнила, щедро добавила черного цвета,и так даже лучше! Pixie пишет: У профессора был голос настоящего Упивающегося смертью - Вы даже не представляете, как бы я повел себя, если бы вы не влезли не в свое дело, Сразу видно, что он все-таки УС, а не только спаситель Гермионы, одаренный ученый, декан и проч.! И пускай Гермиона узнает об этом "на берегу", а то она его без этой стычки действительно слегка идеализировала... Татьяна пишет: она наверняка заметила Гермиону Согласна. И то, что девочка видела и слышала позор Ирен, тоже плохо. Что она сделает, чтобы сохранить свою репутацию? А про последнюю сцену и говорить не надо - ее читаешь и улыбаешься

Pixie: Эльпис Спасибо тебе! :) Ты не представляешь, как я рада, что ты оценила "темного" Снейпа! Мне кажется, нельзя забывать о том, что он был Упивающимся! В этом для состоит сложность для Гермионы: полюбить настоящего Северуса, а не его идеальный образ. Кстати, следующая (и заключительная) гадость мисс Илви - через пару глав ;)

DashAngel: Эх, хорошо! Редкие моменты прорыва в инет (когда компьютер не глючит) - и такое Щастье Спасибо!

Pixie: DashAngel Спасибо! :) Я сама уже почти 1.5 месяца без нормального компьютера. Перебиваюсь КПК и мобильным. А в связи с непредвиденными расходами пока никак не верну себе нормальный комп :(

Офелия: Pixie , вот это глава !!! Я просто оторваться не могла. Только вот теперь думаю, неужели Ирэн придет в голову Снейпу яд подсунуть. Или встреча со стеной все же помогла "обнаружить" наличие мозгов?!

Pixie: Офелия Спасибки :) Но про яд молчу. Скажу только, что Ирэн Илви и стена не поможет. У нее случай запущенный, лечению не подлежит! :) Но что выйдет из ее планов читатели довольно-таки скоро узнают.

Эльпис: Pixie пишет: Но что выйдет из ее планов читатели довольно-таки скоро узнают. Сижу и думаю: а что Северус и Гермиона будут делать, когда полностью нейтрализуют мисс Илви? Согласитесь, эта жешщина скоро станет почти главной героиней. Она придает особый перец повествованию, а ее знай все бьют и издеваются! Даже жалко! А вообще...так романтики уже хочется...

Pixie: Эльпис Хм... Вот уж не думала про мисс Илви, как про куклу для битья :))) Но главной героиней она не будет. Много чести. Так... Романтика *подсчитываю главки* Через пару-тройку глав будет. А потом ее будет много. А потом будет экшн и конец :)))

Талина: Pixie, Pixie пишет: Романтика *подсчитываю главки* Через пару-тройку глав будет. А потом ее будет много. Ну вот, а ты мне говоришь, бросай бетить, пиши свое. Бросишь тут, как же! Я тоже романтики хочу!

Pixie: Талина Все равно я считаю, что авторство должно быть на первом месте, а беттинг на втором. Но это мое имхо, конечно! :) Вы меня прям в тупик ставите. Я просто старалась избегать в фике "соплей". А может я ударилась в другую крайность? Вы меня не пугайте! В "Тенях" вообще не будет очень много романтики в прямом смысле. Но чувства будут, конечно ;) Я хочу, чтобы все было постепенно и обоснованно :)

Germ: Pixie пишет: Я просто старалась избегать в фике "соплей". ну хоть на легкий "насморк" мы можем расчитывать?

Pixie: Germ Насморк - вредная штука :) Но ради любимых читателей... :) Обещаю, что романтика будет! Просто мне очень хочется верить, что хороший снейджер может получиться и без большой дозы "соплей". Или я не права? :)

Germ: Pixie пишет: Просто мне очень хочется верить, что хороший снейджер может получиться и без большой дозы "соплей". Или я не права? :) без розовых бантиков и оборочек на сахарном Снейпе, без большой дозы "соплей" может получится не просто хороший снейджер, а самый лучший , а вот без небольшой дозы этой самой "мокроты" никак, эт будет уже непонятно что

Pixie: Germ Слушай, ты меня ставишь в тупик. А что, в "Тенях" все так плохо с этим делм? Просто я придерживаюсь такой схемы построения отношений, имхо, подходящих для Снейпа и Гермионы: достаточно медленное развитие отношений, особенно со стороны Снейпа, потом некое обстоятельство сводит их и тогда будет апогей чувств (кульминация, в общем :)) и хэппи-(ну или как получится ;))-энд.

Germ: Pixie пишет: Germ Слушай, ты меня ставишь в тупик. А что, в "Тенях" все так плохо с этим делм? Pixie , да никуда я тебя не ставлю Кто сказал, что плохо? Я???? Наоборот, мне очень нравится, что тут все в меру. Особенно мне нравится твой Снейп - прям Снейп во всей красе и без всяких бантиков , готовый размазать по стенке своих врагов и не потому, что играет роль, а внутри он белый пушистый котенок, а потому что он такой, какой есть. Разве что к финалу его можно немного подбелить Единственная просьба: не "хэппи-(ну или как получится ;))-энд.", а хэппи-энд

Pixie: Germ Я тебя поняла, спасибо! :) Слушай, я какая-то нервная стала. Прям самой страшно. Вот до чего доводит работа, когда она не получается. Сегодня вот почти на начальника кидалась (при том, что вообще я очень мирная). Когда главы пишешь, не очень заботишься о нормировании романтики :))) Как Муза нашептала, так и получилось. Безумно рада, что тебе нравится Снейп. Потом он может быть даже еще более жестким (но не по отношению к Герми, конечно!). А про финал... Ну должна же я помучить читателей неопределенностью :))) Ведь если скажу, что непременно будет хэппи-энд, то и читать неинтересно будет :)

Germ: Pixie пишет: Слушай, я какая-то нервная стала. Прям самой страшно. Так сходи к Снейпу и зелья одолжи Pixie пишет: Потом он может быть даже еще более жестким (но не по отношению к Герми, конечно!). Ой, жду с нетерпением! Люблю его такого, мерзавца Pixie пишет: Ну должна же я помучить читателей неопределенностью :))) Ведь если скажу, что непременно будет хэппи-энд, то и читать неинтересно будет :) ага, неинтересно

Pixie: Germ Если я пойду к Снейпу за зельем, то это будет жестоким испытанием для моих хлипких нервишек :) А про финал не волнуйся. То есть поволноваться за героев придется, но планируется, что главные герои выживут.

Эльпис: Germ пишет: Pixie пишет: цитата: Потом он может быть даже еще более жестким (но не по отношению к Герми, конечно!). Ой, жду с нетерпением! Люблю его такого, мерзавца Да! Побольше таких очаровательных необъективных мерзавцев! А сопли...*сильно задумавшись над собственным дурным вкусом* А ведь если сопли красивые, то они совсем ничего...

Pixie: Эльпис Я смотрю, что сопли это вообще очень сложный вопрос. Я люблю романтику, честно! Над хорошими фиками и фильмами всегда слезу пускаю. И буду надеяться, что все-таки в "Тенях" получится золотая середина: понемногу и романтики, и драмы, и экшна.

Germ: Pixie пишет: То есть поволноваться за героев придется, но планируется, что главные герои выживут. как оптимистично Эльпис пишет: Да! Побольше таких очаровательных необъективных мерзавцев! прям клуб извращенок на выезде Pixie пишет: И буду надеяться, что все-таки в "Тенях" получится золотая середина: понемногу и романтики, и драмы, и экшна. драмы можно и поменьше.. может ее вообще юмором заменить,а? Зачем нам драма?

Pixie: Germ Издеваетесь! ;) Доживут герои, не переживайте :) Присодиняюсь к клубу любителей жесткого Снейпа. В принципе, в другого и не верю. А юмор я не люблю. Честно. И писать не умею. А драму люблю. Потому что в ней много чувств и она, в общем, настоящая, жизненная.



полная версия страницы