Форум » Библиотека-3 » Тени рождаются в полдень: макси, AU, PG-13, СС/ГГ, нмп, ГП/ДУ, нжп. и др.,(Главы 8-14) » Ответить

Тени рождаются в полдень: макси, AU, PG-13, СС/ГГ, нмп, ГП/ДУ, нжп. и др.,(Главы 8-14)

Pixie: Авторы: Pixie и IsiT Название: Тени рождаются в полдень. Бета: Главы 1-7 Sol, с 8-ой главы Талина Рейтинг: PG-13 Пейринг: СС/ГГ, нмп, ГП/ДУ, нжп и другие Жанр: AU/Romance Диклаймер: Мир, герои и мировая слава - у мадам Роулинг. Что остается авторам? Сюжет и моральное удовлетворение от творчества :) Саммари: Вольдеморт убит. Но ни Гарри Поттер, ни Орден Феникса не имеют к победе никакого отношения. Чего ожидать от нового героя, который смог уничтожить Темного Лорда? На этот вопрос предстоит ответить Снейпу, вновь принявшему на себя нелегкую роль шпиона. Комментарии: Чистейшее AU (альтернативный шестой год в Хогвартсе). Некоторые герои возможно ООС (хотя это, имхо, очень субъективно). Предупреждение: смерть нескольких второстепенных персонажей. Авторы надеются на отзывы читателей. Размещение: предупредите авторов, пожалуйста Весь фик на Сказках

Ответов - 122, стр: 1 2 3 4 5 All

Pixie: Как я уже писала в закрывшейся теме, с этой главы у нас замечательная новая бета - Талина. А вот и глава. Глава 8. Балансируя на краю После наполненного переживаниями вечера Гермиона долго не могла уснуть. В итоге, естественно, проспала. Не помог даже пронзительно звенящий будильник: девушка просто выключила его, повернулась на бок и снова заснула. Староста Гриффиндора редко опаздывала на занятия, поэтому Гермионе было вдвойне стыдно. Она поскорее оделась, покидала в сумку книги и побежала на Заклинания. На завтрак времени уже не было. Она влетела в класс одновременно со звонком, опередив профессора Флитвика на несколько секунд. Как и следовало ожидать, Рон насупился и демонстративно отвернулся. Ничего не понимающий Гарри смотрел то на Рона, то на Гермиону, но все же сумел воздержаться от вопросов до самого обеда (что для любопытного гриффиндорца было настоящим рекордом). - Что вообще происходит? - шепотом поинтересовался Гарри, когда Рон специально потянулся через весь стол за супницей, вместо того, чтобы просто попросить Гермиону передать ее. - Ничего, - ответила девушка, ощущая нарастающее раздражение из-за глупых вопросов Гарри, из-за собственного идиотского ответа и, конечно, из-за вызывающего поведения Рона. - Разве ты ничего не знаешь? - Нет, - юноша совершенно искренне удивился. - Догадываюсь, что вы с Роном поругались. Рон рядом тихо фыркнул. Гермиона замялась. Она всегда доверяла Гарри, но сейчас разговор касался слишком деликатной темы. Откровенно говоря, девушка стеснялась. Ей вдруг показалось, что стоит только начать говорить, как Гарри тут же поймет, что она влюбилась в Снейпа. Может быть, это заметно? Хотя самого профессора зельеварения в Большом Зеле не было, Гермиона все равно изредка поглядывала на преподавательский стол в надежде хоть краем глаза взглянуть на зельевара. - Прости, Гарри, я не могу тебе сказать. По крайней мере, сейчас. Рон, уже навостривший уши, издал тихий смешок и уткнулся в тарелку. Гермиону это разозлило. - И ты считаешь, что все это нормально? - наклонившись к рыжему гриффиндорцу, с обидой и горечью прошептала она. Гарри, сидевший между друзьями, захлопал глазами. - Ты до сих пор считаешь, что был абсолютно прав? Девушка была поражена. За последние сутки Рон показал себя с совершенно новой стороны. И сторона эта не только неприятно удивила, но и изрядно напугала Гермиону. Младший Уизли был обычным парнем, возможно, даже немного ограниченным, но не злым, не надменным, слепо уверенным в своей правоте. А ведь сейчас Рон вел себя, скорее, как высокомерный Малфой, а не добродушный Уизли. - Причем тут правильно или неправильно? Я все видел и все понял, - тут же начал кипятиться Рон. - Ты отказала мне и наплевала на мои чувства. А как ты обрадовалась Снейпу! - А Снейп тут причем? - задохнулась Гермиона. Неужели все действительно так заметно? - Да он спас меня от… от… - она запнулась, не в силах подобрать подходящих слов. - Ты что, не понимаешь, что унизил и себя и меня! Это было… низко и гадко! Тебя, между прочим, могут исключить! - Э-эй, да что же все-таки… - Гарри почти упал со скамейки, стремясь отодвинуться от размахивающих руками спорщиков подальше, но юношу никто не услышал. - Ах, я значит гадкий? - взвился Рон. - А ты, ты чем лучше? Меня исключат, а ты отмазалась? Запудрила Снейпу мозги! Очень интересно как? - А громче, братик, можешь? А то слизеринцы в дальнем углу Зала еще не все расслышали. Джинни подошла к гриффиндорскому столу и, уперев руки в бока, как это обычно делала миссис Уизли, нависла над разбушевавшимся Роном. Рон, как ни странно, умолк, опустил голову, почти окунув нос в кубок с тыквенным соком. Гриффиндорцы и ученики, сидящие за соседними столами, уже давно с живейшим интересом наблюдали за разыгрывавшейся у них на глазах сценой. - А Герми пойдет со мной, - не терпящим возражения тоном заявила Джинни. Гермиона радостно кивнула и поднялась из-за стола. Девушке стало стыдно. Она пожалела, что вообще заговорила с Роном и так глупо сорвалась. Поглощенные выяснением отношений, студенты не заметили, как в Большой Зал заглянул Снейп, но тут же вышел. Не заметили они и того, что вслед за профессором зельеварения поспешно вышла мисс Илви. Но перед тем как выйти, она поправила и без того идеальную прическу. * * * Ирэн Илви твердо решила как можно скорее привести в исполнение свой план по соблазнению Северуса Снейпа. Мисс Илви не считала, что это займет у нее много времени. Для начала она решила просто "прощупать почву". Вдруг она небезразлична Снейпу, но он не хочет этого показывать. Начать следовало с простого. Итак, красавица Ирэн, абсолютно уверенная в своих силах, вышла вслед за Снейпом в коридор. На ее счастье, коридор был пуст. - Северус! - нежный голосок разорвал царящую вокруг тишину. Профессор резко обернулся и остановился, раздраженно поджав губы. Всем своим видом Снейп показывал, что он совершенно не рад видеть мисс Илви. Но разве это могло остановить красавицу? - Северус, как хорошо, что я тебя увидела! - Ирэн быстро подошла как можно ближе к профессору, чтобы он почувствовал сводящий с ума аромат дорогих духов. Зельевар чуть заметно поморщился. - Мне нужна твоя помощь. Снейп поднял бровь: "Спрашивайте, мол, поскорее и идите, куда шли". - В последние дни у меня просто жутко болит голова. Я ужасно себя чувствую. Каждый урок превращается в пытку. Мне сказали, что ты готовишь лучшие целебные зелья… - Кто сказал? - насмешливо поинтересовался профессор зельеварения. - Если мадам Помфри, то я действительно варю целебные зелья лучше. Но вот до Магистра Алхимии Софруса Милстона мне далеко. - Все говорят, что вы лучший, - от ослепительной улыбки мисс Илви любой был бы сражен наповал, но Снейп лишь прищурился, словно ему ударил в глаза яркий раздражающий свет. - Я уверена, что вы - мастер своего дела, и я искренне восхищаюсь вами… - Неприкрытая лесть не делает вам чести, мисс Илви, - ровным голосом проговорил профессор. - Говорите быстрее, что вам нужно. У меня очень много дел. - Я же говорю: зелье от головной боли, - обиженно надула губки красавица Ирэн. - Пожалуйста. Голова раскалывается от боли. Ведь у вас же есть зелье, правда? - она захлопала длинными ресницами, которым завидовали практически все девчонки Хогвартса, и умоляюще посмотрела Снейпу в глаза. При этом преподавательница Этикета мягко дотронулась до руки профессора, но тот равнодушно отвел взгляд и отступил на шаг. - Смею заметить, мисс Илви, что больничное крыло гораздо ближе, чем мой кабинет, - теперь в голосе Снейпа слышалась неприкрытая насмешка. - Все зелья, которые есть у мадам Помфри, готовил я, и они ничем не отличаются от тех, что стоят в моем кабинете. Надеюсь, вы сможете дойти до больничного крыла. И, не обращая никакого внимания на покрасневшую от гнева мисс Илви, профессор спокойно зашагал прочь. - Ах, значит так, милый Северус. Решил поиграть в холодного и неприступного? Ничего, мы еще посмотрим, я же видела: глазки у тебя бегали. Так сказала себе мисс Илви и тоже двинулась вперед. Но не в больничное крыло, конечно, а на урок. Красавица Ирэн не могла признаться самой себе, что глаза у Снейпа вовсе не бегали. Ему действительно было наплевать на такое чудесное создание, как мисс Илви. Такого в ее жизни пока не случалось. "Хорошо - , сказала она себе, - зайдем с другой стороны". Ирэн была уверена, что это временные трудности. Она точно знала, что неотразима, и поэтому уверенности у мисс Илви ничуть не убавилось. Красотка умела подождать, если нужно.

Pixie: * * * Великолепие и пышность фамильного замка Малфоев поражали всякого посетителя этого древнейшего родового гнезда. Роскошное убранство комнат, обилие старинных и безумно дорогих произведений искусства способны были удивить даже аристократов из богатейших семей, обладающих самым притязательным вкусом. Но Константину Долохову было глубоко наплевать на то, в каком кресле он сидит или перу каких великих мастеров принадлежат картины, висящие на стенах. Мастер Иллюзий удобно устроился на изящном диванчике в гостиной дома Малфоев и потягивал изысканное дорогое вино. Впрочем, с тем же успехом Долохову могли предложить и простую воду. Мага мало интересовало содержимое его бокала. Рядом с Долоховым сидел хозяин дома - Люциус Малфой, всем своим видом изображавший преданность. - Мне все больше и больше не нравится Снейп, - нахмурившись, говорил Долохов. - Я склонен верить тому, что он действительно шпион Дамблдора. Снейп все время пытается вынюхивать что-то в нашей конторе в Лондоне, и вчера рыскал там, когда меня не было. - Убейте его, хозяин, и дело с концом, - пожал плечами Малфой. - Проблему лучше устранить вовремя, пока она не принесла действительно серьезных неприятностей. Снейп стал для нас костью в горле уже давно. С тихим жужжанием в гостиной появился голем - Долохов никуда не отправлялся без своей охраны, даже к своей правой руке в мире магов - Малфою. Люциус был, пожалуй, единственным волшебником, перед которым Константин находился в своем настоящем теле, а не в виде иллюзии. Не то чтобы Долохов доверял Люциусу, нет. Просто Мастер Иллюзий достаточно хорошо разбирался в людях и потому был уверен в том, что пока маг не ударит его в спину: игра Долохова была на руку Малфою. Вернее, Люциус думал, что с помощью хитрого и влиятельного Долохова разделается со своими врагами. Среди людей, которые так или иначе стояли на пути как Мастера Иллюзий, так и Малфоя, на одном из первых мест находился Снейп. - Конечно, я убью своего дорогого профессора и, должен тебе заметить, своего бывшего декана, - ответил Люциусу Долохов. - Только я хочу, чтобы все остальные Упивающиеся извлекли из этого убийства урок. - Мудрое решение, - согласился Малфой. - Что я должен сделать? - Мне нужна книга, - медленно, словно с неохотой, проговорил Мастер Иллюзий. - Очень редкая книга, которая находится в Хогвартсе под охраной Дамблдора. Снейп должен достать ее для меня. - А если он достанет книгу? - с интересом спросил Люциус. - Каким тогда будет повод, чтобы убрать Снейпа? - Тем лучше для меня, но это ничего не изменит, - заверил мага Долохов. - Я об этом позабочусь. Получу книгу и избавлюсь, как ты выразился, от проблемы. Но твоя помощь мне тоже понадобится. Малфой вскинул брови, словно в действительности был удивлен, откинулся на спинку дивана и пригубил вино. - Терпение, Люциус терпение, - поморщился Долохов. - Уж ты-то все узнаешь первым. А пока я позову сюда моего любимого школьного учителя. И маг достал из кармана перстень с серым камнем. Потом коснулся мутной поверхности камня волшебной палочкой и прошептал заклинание. * * * Снейп отбросил в сторону толстый фолиант и обхватил голову руками. Вибрировал перстень Долохова. Профессор уже потянулся к проклятому перстню, чтобы снять его, но потом лишь издал тихий смешок и медленно встал из-за стола. Он устал. Он так устал от этой непрекращающейся битвы. Не с Вольдемортом, так с Долоховым. Не с Долоховым, так с тупостью учеников. Не с тупостью учеников, так с самим собой, с непобедимой тварью внутри. И вот эту последнюю борьбу Северусу Снейпу не удастся выиграть никогда. Как можно жить, зная, что твоя жизнь - это одно сплошное море безысходности и темноты? Ты пытаешься запрятать эту тьму поглубже, но она все равно возьмет верх. Рано или поздно, но обязательно победит. Жизнь все чаще напоминала бесполезное бегство от неизбежного финала. Сегодня Северусу было в особенности тошно. От непроходимой серости и тупости вокруг, от грязных интриг Долохова, от собственной желчности и даже от отеческого участия Дамблдора. Надоело. Так надоело это глупое барахтанье, гордо именуемое "жизнь". В таком настроении наилучший выход - либо напиться с лучшими друзьями (впрочем, можно и в одиночестве), либо забыться в объятиях любимой девушки. Но ни то, ни другое Северусу было недоступно. Он еще не докатился до того, чтобы пьянствовать с одиночестве. Профессор поморщился. Голова болела так, словно по ней старательно и со смаком били чем-то тяжелым. Дьявол бы побрал эту безмозглую Илви заговорить сегодня о головных болях. Словно накаркала, честное слово. И зелье от мигрени сегодня почему-то действовало медленнее обычного. Нет, точно сглазила. Профессор почувствовал, что сейчас просто завоет. Потом вспомнил про Люпина и решил терпеть. День начался ужасно, ужасно и продолжается. Хотя это уже не удивляет. Все дни похожи друг на друга, только одни более, а другие менее паршивые. Сегодня еще и эта идиотка Ирэн Илви прицепилась. Снейп решительно не понимал, откуда взялось такое количество нездорового внимания к ее персоне. Персона мисс Илви была крайне примитивной, в чем профессор убедился в первые минут пять знакомства с ней. А какого отношения со стороны Снейпа следовало ожидать, если одного взгляда на эту особу вполне достаточно, чтобы понять очевидное? Мисс Илви относилась к особо нелюбимому профессором типу людей: пустоголовым размалеванным куклам. Снейпу было не то чтобы вообще плевать на внешний вид женщины, однако он слишком часто видел очень красивые, но пустые глаза в обрамлении длинных накрашенных ресниц. Обладательниц этих прекрасных глаз Снейп наблюдал в своем кабинете аккурат к началу экзаменационной лихорадки. Сейчас тупоголовых девиц, которые старались своей "неземной красотой" запудрить Северусу мозги, значительно поубавилось, но в первые годы работы зельевара в Хогвартсе их было гораздо больше. Старшеклассницы наивно хлопали ресницами, словно куклы, которые открывают и закрывают глазки, когда их переворачивают, надували пухлые губки, морщили лобики, потом обычно начинали ныть и клянчить хотя бы удовлетворительную оценку. Профессора выводили из себя эти крокодиловы слезы, которые были лишь средством повлиять на учителя. Равно как и короткие мантии и юбки, милые улыбки и соблазнительные (как им казалось) позы. Северус вовсе не был женоненавистником, ни в коем случае! Его злило, что на него пытаются влиять столь примитивными методами, что они считают его таким же непроходимым идиотом, как они сами. Теперь и Ирэн Илви туда же! Снейп тщетно надеялся, что достаточно четко дал ей понять: его не интересуют такие особы. Он мог даже понять подростков с их гормонами, но взрослая женщина… Снейп не был наивным мальчиком и понимал: за этой попыткой последуют и другие, а в дальнейшем можно ожидать маленьких и не очень пакостей. Северусу вдруг вспомнилась мисс Грейнджер. Он почему-то подумал, что эта девушка не обделена ни умом, ни внешностью, но при этом она ведет себя скромно. Ну, она бывает порой невыносимой выскочкой, но ведь она действительно умнее других и с полным правом может гордиться этим. При мысли о Гермионе на душе почему-то стало теплее. Однако он почувствовал и грусть (девочка все еще очень подавлена и расстроена); головная боль притупилась. А вообще, не стоит отвлекаться на всякие пустяки, когда есть по-настоящему важная задача - Долохов. Снейп потер пальцами виски и все-таки пошел пить вторую порцию зелья от головной боли. Перстень для связи остался лежать на столе, его вибрирование слишком действовало на и без того расшатанные нервы. То, что Мастер Иллюзий вызывал профессора, было подозрительным. Собрание Упивающихся было всего три дня назад, вряд ли Долохов решил снова увидеть их всех. Значит, личный вызов? Профессор тяжело вздохнул. Он не боялся и не нервничал. Он мог бояться лишь того, что Мастер Иллюзий раскусит его слишком рано. В некотором смысле Долохов был более опасен, чем Вольдеморт. Во-первых, Мастер Иллюзий был умен. В нем не было еще того фанатичного безумия, что было у Темного Лорда. Во-вторых, Долохов относился ко всем Упивающимся смертью примерно одинаково пренебрежительно. У него пока не было приближенных (за исключением Люциуса) среди бывших слуг Темного Лорда. В-третьих, конечно, из-за големов и прочей маггловской техники, перед которой пасовал любой маг. Словом, жить становилось так весело, что впору лезть в петлю. Проглотив залпом терпкое зелье, Северус вернулся к столу и взглянул на проступившую на перстне надпись. Очень и очень интересно. Поместье Малфоев. Нет, ну какой день все-таки чудесный. Профессор набросил плащ и вышел из кабинета. * * * - Удивлены, профессор? - вполне дружелюбно поздоровался Долохов. Люциус, приветливо ухмыляясь, пригласил Снейпа сесть в огромное кресло, в котором, в принципе, можно было и утонуть. Северус сел на самый краешек, понимая, что его поза говорит о напряжении и настороженности. Но сил на то, чтобы вести светскую беседу, не было. Да и какая может быть светская беседа, если спину тебе буравят горящие "глаза" голема и только что тихо щелкнул взведенный курок. Кажется, Долохов был согласен с тем, что нужно сразу переходить к делу. - Как вы уже поняли, дорогой профессор, я вызвал вас на конфиденциальную беседу, содержание которой должно остаться только между нами. Иначе последствия для болтуна могут быть не самыми приятными. Мастер Иллюзий говорил угрожающим тоном, видимо, полагая, что произведет на Снейпа впечатление. Зельевар понимающе кивнул. Он уже сотни раз слышал подобные вступления к секретным разговорам и начал думать о том, что все его общение с людьми в последнее время начало сводиться то к тайным поручениям, то к секретным докладам и собраниям. - Очень хорошо, что ты это понимаешь, Северус, - Малфой ослепительно улыбался, при этом улыбка его была хищной. Снейп внутренне собрался. Если он стал костью в горле у Долохова, то они с Люциусом могут легко уничтожить опального профессора. - Суть твоей задачи, Снейп, такова, - резко проговорил Долохов, - мне нужна книга "De Immortalitis Adeptione". Все ее экземпляры были утеряны, но последнюю оставшуюся книгу кому-то из директоров Хогвартса все же удалось сохранить. Сейчас книга, ясное дело, находится у всем нам хорошо известного Альбуса Дамблдора. Неизвестно, где старикашка ее прячет. Но ты вхож к нему, а значит достанешь книгу. Иначе, - Мастер Иллюзий сделал эффектную паузу, - я больше не буду нуждаться в тебе. Снейп даже улыбнулся. Вот она, "проверка на вшивость". Он так давно ее ждал, что даже не удивился, ни, тем более, не испугался. Профессор поднялся и чуть поклонился. - Все будет сделано, - называть Долохова "господин" он не собирался даже под дулами пулеметов голема. - Срок - неделя, Северус, - уже в спину зельевару произнес Долохов. - А не слишком ли много времени вы ему дали? - немного удивленно проговорил Малфой, когда Снейп вышел. - Отнюдь, - ухмыльнулся Долохов и пожал плечами, - пускай мой бывший учитель поживет еще недельку, мне не жалко. Вдруг он сможет достать книгу. Аппарировав к Хогвартсу, профессор поспешил в школу. Ему было о чем подумать. Но думать следовало не в одиночестве, а в компании Дамблдора.

Pixie: * * * Из дневника Гермионы Грейнджер: … После разговора с Джинни мне стало чуть легче. Подруга отвела меня на берег озера, поближе к деревьям, которые закрыли бы нас от посторонних глаз и дали возможность спокойно поговорить. Поскальзываясь на мокрой листве, мы подошли к кромке воды и пару минут просто смотрели на спокойную водную гладь. Наконец Джинни заговорила: - Ну как, объяснишь, что случилось, или, если хочешь, можем просто постоять здесь, пока ты не успокоишься. - Я спокойна, - сказала я, но таким голосом, что подруга только рассмеялась. - Вижу-вижу, - ответила она. - Не обижайся. Просто вы с Роном так кричали друг на друга, что я даже испугалась. Что мой непутевый брат опять натворил? Тяжело вздохнув, я довольно долго собиралась с мыслями. Не могла же я без обиняков заявить: "Да, Джинни, твой брат оказался…" А кем, собственно, Рон оказался? Подростком, у которого в крови играют гормоны и который не смог справится с собой? Трусом, который оставил девушку одну и сбежал, едва появился Снейп? Но ведь это все не так! Рон хороший парень, просто откуда-то в нем взялись этот эгоизм и упертость. Впрочем, на четвертом курсе он вел себя так же глупо, когда поругался с Гарри из-за Турнира Трех Волшебников. У всех нас есть недостатки и разные неприятные качества… Просто в один прекрасный день наступает момент, когда ты больше не можешь мириться с чьими-то недостатками. Я рассказала Джинни все, как было, умолчав, правда, о чувствах к Снейпу. Не уверена, что подруга поймет меня. Джинни молча слушала, хмурилась и перекатывала носком ботинка серый камушек, лежащий на берегу. Когда я закончила, она ненадолго задумалась. - Мда… Учудил братишка, ничего не скажешь, - сердито проговорила моя подруга. - Понимаю тебя, Герми. Если бы Гарри так поступил, я бы хорошо подумала, прежде чем простить его. - Но ведь простила бы, - не удержалась я. - Ведь ты любишь его… - и тут же прикусила язык. - Люблю, - легко согласилась Джинни и повернула ко мне совершенно спокойное лицо. - А ты не любишь Рона, так? - Да, - чуть слышно произнесла я. - Извини. - За что? - искренне удивилась моя подруга. - Если он мой брат, это же не значит, что я обижусь на тебя за то, что ты не будешь с ним встречаться. Это было бы более чем глупо. Я давно поняла, что ты относишься к нему как к другу. Еще летом, когда… - тут она запнулась, а у меня на глаза навернулись слезы. Ненавижу лето, ненавижу этот проклятый август, который забрал у меня все самое дорогое и сломал мою жизнь, словно тонкую тростинку. Ненавижу эту жизнь, будто в душном сером тумане, когда воспоминания причиняют дикую боль, и ты безуспешно давишь их в себе, но они тут же возвращаются вновь. Наверное, я никогда не смогу пережить этот кошмар. Я понимала, что имеет в виду Джинни. В такие тяжелые моменты ты всегда стремишься к самому близкому человеку. А я, наоборот, отдалилась от Рона. Листья были холодными и мокрыми, но я не ощутила этого, когда опустилась на землю и заплакала. Я давно уже не срывалась, просто не позволяла себе. Придумывала всякие идиотские причины, чтобы не сломаться. Но в тот миг поняла, что не могу так больше. Я запуталась, заблудилась в каком-то бесконечном черном лабиринте. Сначала мама и папа… Мне казалось, что я умерла вместе с ними. Потом эта неожиданная, невесть откуда пришедшая любовь. А вдруг я этим предаю память о родителях? Как я могу любить, испытывать это светлое чувство, если одновременно с ним в душе столько горя? Мерлин Великий, что мне делать??? Джинни, кажется, тоже плакала, успокаивая меня. Так мы и сидели вдвоем на бурых мокрых листьях и ревели. Когда успокоились и привели себя в порядок, оказалось, что колокол уже давно прозвенел. Я опоздала на зельеварение. Было стыдно. И за само опоздание, и за красные глаза и распухший нос. Когда мисс Илви рассказывала про подходящие для таких случаев заклинания по приведению внешности в порядок, я как раз дописывала реферат по Заклинаниям для Гарри. Надо же, первый случай, когда я жалею о том, что не слушала ее. Гарри посмотрел на меня с сочувствием. Рон отвернулся. - Десять баллов с Гриффиндора за опоздание, мисс Грейнджер, - отреагировал Снейп, но как-то флегматично. Зря он не злорадствует. Мне же теперь надо как можно скорее начинать варить зелье. Опять нахлынула тоска. Лучше бы профессор накричал. Хоть какие-то эмоции, а не равнодушие. Или он меня жалеет? Ха, Гермиона! Жалеет, как же. И все равно обидно. Я села рядом с Гарри, хотя всегда сидела между ним и Роном, начала доставать книги и готовить рабочее место для приготовления зелья. За весь урок друзья не сказали мне ни слова. Рон по понятной причине, а Гарри, наверное, просто не определился, как вести себя с нами. Бедняга, он вновь оказался меж двух огней. Впрочем, себя я тоже могу только пожалеть. Я еле успела закончить зелье к концу урока. Вернее, колокол уже прозвенел, а я только что загасила огонь под котлом. Снейп все так же сидел за столом, молча брал у учеников пузырьки с готовыми растворами и ставил на полочку в шкафу. И хотя сегодня профессор обошелся без ядовитых комментариев, он все равно не мог удержаться от презрительной ухмылки, когда оглядывал каждую бутылочку с зельем, которую давали ему гриффиндорцы. Мое зелье полностью соответствовало тому образцу, который стоял на столике возле доски. Тот же светло-фиолетовый оттенок, такой же легкий осадок, при встряхивании превращающийся в легкую муть. Увы, но все это вовсе не гарантировало мне высокую оценку. Все-таки это Снейп. Самое смешное, что мне было все равно. Я сама удивляюсь, как целебное зелье получилось таким, каким нужно. Меня охватила такая апатия, как в первые дни после смерти родителей и тети. Я больше не могла притворяться сильной. Всего за одни сутки моя жизнь полностью перевернулась, а у меня нет сил справиться с этими переменами. Больше всего на свете хотелось вернуться в комнату, упасть на кровать, укрыться одеялом с головой и лежать в темноте… И все же я должна была выполнить одну просьбу Джинни. - Герми, я прошу тебя, попроси Снейпа, чтобы он не исключал Рона. Братишка, конечно, оболтус, но не оставаться же ему без образования. Представляешь, что будет с мамой и папой, если такое случится! - попросила она. Как я могла отказать подруге, хотя и не понимала, с какой стати Снейп будет меня слушать? Тем не менее, я аккуратно перелила зелье в маленькую колбу и направилась к столу профессора. Снейп задумчиво разглядывал корешки книг, лежащие перед ним. Интересно, что же опять случилось, если профессор настолько погружен в свои мысли? Я поставила колбу на стол. - Давайте, мисс Грейнджер, поторапливайтесь. Скоро начинается урок. - Простите, сэр… - нехорошо, конечно, заикаться перед мрачным зельеваром, но я ничего не могла поделать. - У меня к вам просьба… Снейп поднял бровь. Говори, мол, скорее и проваливай. - Не говорите директору про… про… - Мерлин, ну как я это скажу?! - Не исключайте Рона, пожалуйста, - в итоге выпалила я. - Он поступил очень плохо, я знаю и не могу его простить. Но надеюсь, что Рон получил урок и… - сказать "больше так не будет", я не смогла: это было бы слишком. На мгновение в темных глазах Снейпа отразилось удивление, но оно моментально исчезло, оставив одно лишь раздражение и недовольство. - Не отвлекайте меня по пустякам, мисс Грейнджер, - поморщился он и подвинул ближе к себе мое зелье. - Мне сейчас не до ваших глупых ссор с Уизли. Если вы так хотите, я ничего не скажу директору. Мне же легче: не придется выслушивать от него лекцию о гриффиндорцах, Поттере и моем долге. - Извините, - прошептала я и поспешно добавила: - Большое спасибо, сэр. И я поплелась на Трансфигурацию. Ну что прикажете делать, если день был совершенно ужасным? Почему у меня возникло ощущение, что в голосе Снейпа было презрение? Еще бы, пришла защищать своего обидчика! Глупо, просто по-гриффиндорски глупо. Ну почему профессор сразу согласился со мной? Ему все равно, говорю сама себе, и сердце тут же сжимается от тоски. Я уже извела себя тяжелыми раздумьями, но иначе не получается. Могу ли я любить Снейпа, не предавая память о родителях? Я же не забыла их! Ничего не забыла и не перестала любить, помнить и плакать каждый раз, когда вспоминаю их. Быть может, это глупо, но я хочу любить! Хочу любить самого замечательного человека - Северуса. О Мерлин, помоги мне разобраться в самой себе…

Офелия: Pixie Как Северус эту мисс Красоту Неземную!!!! Здорово!

Pixie: Офелия Еще не то будет! ;) Мисс Илви не отступится, а Снейп поддаваться не собирается! :) Спасибо тебе за отзыв, а то мне уже кажется, что фик этот никому не нужен и вообще получился неудачно :(((

Офелия: Pixie фу, это мне теперь тебя утешать?! Мне он очень нравится, а остальные просто еще не увидили обновления! Меня то ты лично о нем предупредила!

Талина: Pixie, Не переживай. Вероятно, все вышли на улицу, чтобы насладиться последними солнечными деньками уходящего сентября. На форуме как-то подозрительно малолюдно.

Pixie: Офелия Талина Девушки, я вас очень люблю! Спасибо, что поддерживаете меня! :) А то я что-то раскила. Это наверное осенняя депрессия :( У нас мерзкая погода - холодно и дожди льют :(

Офелия: Тут на днях сделала коллаж. Пикси с Изитом настаивают на выкладывании его сюда. С фотошопом на "Вы", только учусь, так что не судите строго Итак, мисс Ирэн и Северус Снейп(для моих любимых авторов ):

Талина: Офелия, Замечательный коллаж. Теперь мы знаем, как выглядит вредная мисс Илви.

Pixie: Офелия Писала тебе в личке и напишу сюда. Спасибо тебе огромное за коллаж! Нашим фикам еще никогда не посвящали коллажей, и нам безумно приятно. Ты молодчина! Я тебя обожаю! И твои коллажи тоже. Ты очень хорошо умеешь передать настроение. Кроме того, видно, что сделано от души! А Илви из Йохансон просто роскошная! Такая вот шикарная блондинка. Только Снейпу она не нужна. К счастью :)

Талина: Pixie, Pixie пишет: Такая вот шикарная блондинка. Только Снейпу она не нужна. К счастью :) Облегченно вздохнула.

Офелия: Pixie, Талина мерси

Pixie: Офелия Я жду, когда ты освоишь Фотошоп в совершенстве и будешь делать много самых красивых коллажей! У тебя однозначно талант к этому! Как и написанию фиков ;) Я до сих чувствую гордость и радость, что у нас есть первый коллаж! А еще жду продолжения твоего перевода! :)

Pixie: Глава 9. Разоблачения Обед в Большом Зале зачастую оказывался едва ли не единственной возможностью для многих учителей побеседовать друг с другом. Во время завтрака мысли заняты предстоящими уроками, а к вечеру уже не остается сил на непринужденное общение: хочется поскорее доползти до своих апартаментов и наконец-то отдохнуть от дневных забот. Только вот в кабинете обычно ждут проверки кипы пергаментов с контрольными учеников-оболтусов, или же появляется в камине Дамблдор с очередным не терпящим отлагательств делом. Словом, именно за обедом хогвартские учителя чаще всего общались на темы, не затрагивающие учебу. Ирэн Илви решила использовать это время для решительных действий. В предыдущие дни преподавательница Этикета честно пыталась выяснить интересы и пристрастия неприступного профессора зельеварения. Осторожные расспросы коллег и разговоры с девушками на посиделках дали одинаковый результат: Снейп не интересуется ничем, кроме тонкой науки приготовления зелий. Ирэн даже собиралась пойти в библиотеку, чтобы прочитать пару научных журналов, но, вспомнив о сухом и скучном стиле, которым были написаны все статьи в таких журналах, оставила эту затею. Женщина быстро поняла, что никогда не сможет поддержать любую мало-мальски компетентную беседу, касающуюся алхимии, поэтому красавица решила действовать проверенными способами. Она села рядом со Снейпом. Зельевар не обратил на нее никакого внимания, но женщина решила для себя, что это тоже часть игры. Все мужчины, которые прикидывались холодными и неприступными, всегда играли по этим правилам: "я делаю вид, что не замечаю тебя, а ты, дорогуша, должна хорошенько постараться, чтобы привлечь мое драгоценное внимание". Ирэн дотронулась до локтя Снейпа. - Здравствуйте, Северус, - пропела она нежным голосом. - Я еще не видела вас сегодня. Что-то случилось? Вы такой бледный. Профессор выразительно поднял бровь, а потом не менее выразительно нахмурился. Даже самый непонятливый ученик догадался бы, что зельевара сейчас трогать не стоит. - У меня все в порядке, - медленно, почти по слогам, проговорил он. - Советую вам побеспокоиться о себе. Если мне не изменяет память, то из всего преподавательского состава только вы еще не сдали учебный план на следующий семестр, - и Снейп попросту отвернулся. - У меня не хватает времени на эти никому не нужные бумажки, - обиженно протянула Ирэн, откровенно разглядывая точеный профиль зельевара. Она следила за его реакцией, точнее за отсутствием таковой. Мисс Илви уже открыла было рот, дабы сказать еще что-то, но тут… Стоп, а это как понимать? Взгляд Ирэн совершенно случайно упал на гриффиндорский стол. А если точнее, то на эту серую мышку Гермиону Грейнджер. И то, какими глазами эта замухрышка смотрела на Снейпа… О, мисс Илви прекрасно знала такие взгляды. Да она их просто нутром чуяла (богатый опыт все-таки). И пускай девчонка через мгновение отвела глаза, Ирэн уже увидела достаточно. "Как интересно, - подумала красотка. - Неужели я ошиблась в Грейнджер и пропустила что-то важное?" Конечно, мисс Илви не видела в Гермионе соперницу. Еще чего не хватало! Но девчонку уже давно нужно было поставить на место: слишком уж она задрала нос. Презрительные замечания преподавательницы Этикета никак не влияли на зазнайку Грейнджер. Что ж, при удобном случае чересчур умной гриффиндорке укажут на ее слабость… Ирэн мысленно похвалила себя. Самому же Снейпу было совершенно наплевать на то, что происходило рядом с ним. Профессор даже не пытался поддерживать светскую беседу с Флитвиком. Утром пришло приглашение на общее собрание Упивающихся в штабе Долохова в Лондоне. До конца срока, назначенного Снейпу Мастером Иллюзий, оставалось еще трое суток. Но… Долохов, как и Вольдеморт, мог менять свои приказы так, как ему заблагорассудится, не заботясь о том, чтобы поставить в известность тех, кто эти приказы выполнял. А ведь состоявшийся разговор с Дамблдором должен был успокоить Снейпа. - Ты больше не можешь рисковать собой, Северус, - твердо проговорил директор, и профессор зельеварения ощутил, как теплеет у него на душе оттого, что кто-то думает о его безопасности. Думает о нем как о человеке. Хотелось верить, что Дамблдор говорит эти слова от чистого сердца. - Долохов больше не доверяет тебе. Было бы крайне опрометчиво идти к нему без книги. - Но директор… - попытался возразить Снейп, но Дамблдор не дал ему договорить. - Ты и так постоянно подвергал себя опасности все эти годы, - с грустью покачал головой старый маг. - Теперь ты наконец сможешь бороться открыто. Я надеюсь, что тебе станет легче... - Мне никогда не станет легче, и вы прекрасно об этом осведомлены, - резко ответил зельевар, и Дамблдор опустил голову. - Увы, но мы не властны над многими вещами, - тихо произнес директор. - Ты же знаешь, что мне жаль… - Не стоит, - почти огрызнулся Снейп. - Мне все равно это не поможет. Итак, они с Дамблдором решили, что шпионскую деятельность Снейпа следует прекратить, потому что она стала слишком опасной, с одной стороны, а с другой - уже практически не приносила результатов. Следить за Вольдемортом и следить за Константином Долоховым - вещи абсолютно разные. И все же профессору хотелось рискнуть в последний раз. Ведь было что-то в том лондонском офисе. И это загадочное "что-то" не давало Снейпу покоя. Его ужасно раздражало, что он не может докопаться до сути. Ведь со стороны казалось, что Долохов ничего не делает, но это же не так, черт побери! Профессор сжал кубок с тыквенным соком и на секунду зажмурился. Решение принято. Он аппарирует в Лондон на собрание. В самый последний раз. Сразу стало легче. Трудное решение гораздо лучше сводящих с ума метаний. Снейп собрался ответить нечто вежливо-нейтральное Флитвику, потому что пропустил все, о чем говорил коротышка-профессор, когда почувствовал, как что-то коснулось его ноги. Зельевар вздрогнул от неожиданности и тут же замер. Прикосновение перешло в наглое и бесцеремонное поглаживание. Снейп резко отвернулся от Флитвика и наткнулся взглядом на призывную улыбку полуоткрытых губ и сияющие бесстыдным огнем глаза. А эта рука у него на колене… Профессор ощутил, как к горлу подкатил комок, и его вот-вот вырвет от отвращения. К счастью, это состояние длилось всего короткий миг, а в следующее мгновение Ирэн Илви облизала губы и опять улыбнулась. - Уберите руку, - тихо, почти по слогам, произнес Снейп, с трудом сдерживая рвущуюся наружу ярость. - Но… - она еще пыталась возражать и делать вид, что ничего не понимает, эта бесстыжая особа. Однако взгляд профессора зельеварения быстро сумел отрезвить ее. О, глазами Снейп мог сказать все даже выразительнее, чем словами. И Ирэн Илви захлебнулась в этом потоке презрения и злости. Красавица сумела сохранить лицо и выйти из Большого Зала медленно и с достоинством. Никто не обратил внимания на произошедший инцидент. Уже в коридоре Ирэн пришла в себя и дала волю ярости. "Два-ноль в пользу этого сальноволосого и крючконосого урода? Да быть такого не может! Но он же просто выгнал меня!" Тут же вспомнились те посиделки с девчонками, когда эти соплячки скептически отнеслись к тому, что Снейпа можно соблазнить. Ирэн разозлилась еще больше. Они не могут быть умнее ее, эти глупышки! Потом женщина остановилась возле окна и задумалась. "А может, он испугался, потому что рядом были люди? Северус стесняется и поэтому сердится? Кто бы мог подумать! Ну прямо, как мальчишка. Это так трогательно..." Мисс Илви так хотелось выдать желаемое за действительное, что она быстро сумела убедить себя в том, что Снейпу было просто неловко, не более того. А значит... Ирэн мечтательно улыбнулась. * * * Предупредить Дамблдора о собрании Упивающихся Снейп не успел, да, в общем, и не особо хотел. Во время последнего разговора директор выразил слишком серьезное беспокойство за судьбу профессора зельеварения, и Снейп посчитал, что не стоит заставлять старого мага нервничать. Сам зельевар шел на это собрание с твердой уверенностью, что оно, так или иначе, будет последним. Быть может, особого смысла в таком риске и не было, но все же Снейпу не давала покоя та комната в конце коридора в штаб-квартире Долохова. Массивные двери с кодовым замком и наложенными чарами скрывали за собой что-то важное, именно поэтому профессор рискнул. Задал третьему курсу Хаффлпаффа контрольную на оба спаренных урока и, оставив учеников спокойно списывать (все равно эти оценки учитываться не будут), аппарировал к зданию небоскреба, где и было назначено собрание. В дни общих сборов Упивающихся смертью Мастер Иллюзий мог отключить магию во всем здании. Как и в первый раз, когда Снейп оказался здесь, шел дождь. Только теперь крупные капли то и дело сменялись мелкими колючими снежинками. Стемнело. На улицах и в домах зажегся свет, в лужах на асфальте заплясали отражения разноцветных неоновых вывесок. Профессор поспешил войти в здание и принялся стряхивать с рукавов капельки растаявших снежинок. Людей в холле было мало: пара человек возле лифтов и несколько чуть поодаль, у стойки бара. Странно... Обычно в такое время в офисах кипит работа: приходят и уходят клиенты, носятся с поручениями курьеры. Впрочем, у Долохова хватит ума применить на время антимаггловские чары. А на Министерство плевать он хотел. Все равно они проглотят любое объяснение от победителя Вольдеморта. Как ни странно, но магия пока действовала, что придало Северусу уверенности. Профессор мысленно пожал плечами (чем меньше магглов, тем спокойнее) и направился к только что подъехавшему лифту. Снейп уже нажал нужную кнопку, и двери начали закрываться, когда откуда ни возьмись вылетел МакНейр. В последнюю секунду успел втиснуться внутрь, а как только лифт поехал, схватил Снейпа за ворот и прижал к стене. - Спятил? - зашипел Упивающийся смертью. - Ты зачем сюда приперся?! - Отпусти, - сдавленно прошипел зельевар, ощущая себя полузадушенным и практически размазанным по стенке. МакНейр разжал руки, быстро повернулся и нажал какую-то кнопку. Лифт остановился между этажами. Двери оставались закрытыми. - Снейп, у тебя вообще мозги остались? - глядя на профессора зельеварения, проверяющего, на месте ли шея, произнес маг. - Наверное, нет. Иначе уже давно применил бы к тебе что-нибудь из своих любимых проклятий, - пробурчал Снейп, потирая горло. МакНейр оглянулся по сторонам, словно в закрытый лифт, зависший между этажами, мог кто-то войти, шагнул к зельевару и тихо проговорил: - Тебе нужно срочно убираться отсюда. Сегодня я… пришел на собрание чуть раньше времени и случайно услышал разговор, - маг издал тихий смешок. Да уж, МакНейр никогда и ничего не делал случайно. Тем более, если дело касалось важных разговоров. - Не знаю, что ты там должен Долохову и чем конкретно ему не угодил, но этот ублюдок хочет убить тебя сегодня. Устроить, так сказать, показательный суд над предателем. И МакНейр в сердцах сплюнул на пол. Снейп отступил от стены, но все еще держался за нее рукой: хватка у коллеги была крепкая, да и стенка, скажем прямо, не мягкая. В голове профессора мысли путались, хотя никакой паники, естественно, не было. Зато были слова, обращенные к самому себе: "Северус, ты просто идиот". Через мгновение зельевар смог ухмыльнуться бледными губами. - Так много заботы о моей персоне. С чего бы? - а пальцы уже вцепились в палочку в кармане мантии. - Ты что, не веришь мне? - вспыхнул МакНейр. - Северус, мы с тобой провели рядом столько сражений! Скольким магглам мы перерезали глотки и пустили кровь, - он почти мечтательно улыбнулся, - скольких славных авроров потерял наш несравненный Аврорат… Что, пафосно? Да, по-идиотски пафосно. Тогда скажу так: не хочу смотреть, как маг погибает от пуль маггловской машины. Это мерзкая смерть, Северус. Я не желаю ее, пожалуй, даже врагу. Устраивает? - Устраивает, - кивнул Снейп. И МакНейр молча нажал еще одну кнопку. Лифт начал спускаться. Когда двери открылись, профессор зельеварения увидел, что они приехали на третий этаж. Все правильно. Уходить нужно было, не привлекая к себе внимания. - Я, кажется, должен сказать спасибо, - проговорил Снейп. - Не за что. Считай, что у меня приступ альтруизма, - махнул рукой МакНейр. Двери лифта закрылись. - Старею, - пробурчал маг, нажимая кнопку последнего этажа. На четвертом этаже в лифт вошли две девушки и пожилая женщина. Упивающийся смертью закатил глаза. - Магглы, - пробормотал он тихо, но его, конечно, услышали. - Магглы… Как же они мне надоели… Эх, было время, когда я брал любимую бритву и шел развлекаться с милыми маггловскими девчонками… - при этом МакНейр так выразительно посмотрел на женщин, что бедняжки выскочили на следующем же этаже, решив подождать другой лифт. Маг хищно ухмыльнулся им вслед.

Pixie: * * * Коридор третьего этажа был пуст. То есть из нескольких открытых дверей офисов доносились разговоры, клацанье по клавиатуре, шум принтеров и ксероксов. Наверное, в такое время, когда рабочий день подходит к концу, у работников уже нет желания бегать в кафе или курилку, а хочется поскорее закончить работу и идти домой. Снейп постарался как можно скорее пробежать мимо дверей и добраться до боковой лестницы. Профессор схватился за ручку, когда ощутил это… Раскаленная игла пронзила висок, перехватило на миг дыхание: Долохов отключил магию. И это явно не было связано только с началом собрания. Каким образом Мастер Иллюзий смог узнать о разговоре двух Упивающихся смертью в лифте, Снейп не знал, да и не хотел знать. Как не хотел думать о судьбе МакНейра. Профессор захлопнул дверь и кинулся вниз. Хорошо бы запечатать двери заклятием посильнее, да только возможности, увы, нет. Впрочем, смысл в этом отпал почти сразу. На площадке между первым и вторым этажом Снейп едва не столкнулся с полным магглом, который нес кипу бумаг. Профессор зашипел: "С дороги!", когда пулеметная очередь выбила каменную крошку из стены прямо у них над головами. Маггл разом выпустил все бумаги и завопил от ужаса: он увидел голема наверху. Снейп оттолкнул толстяка и ринулся вниз. Пули свистели где-то рядом, проклятый длинный плащ норовил зацепиться за перила. Без магии Северус ощущал себя словно наполовину ослепшим и оглохшим. Он не чувствовал окружающей обстановки тем шестым чувством, что дает магу волшебство. Боковая дверь не поддавалась целое мгновение, а звук от перезаряжаемого оружия раздался прямо над ухом. Северус уклонился наугад и изо всех сил пнул чертову дверь. Она со скрипом поддалась, и этот звук поглотился жгучей болью в виске. Снейп выскочил наружу, в темный дворик, заваленный мусором. Сзади с лязгом упала дверь, которую машина снесла, как легкую фанерку. Снейпа качнуло в сторону, и это снова спасло его. Кровь заливала глаза, и от боли почти отключилось сознание. Единственное, что еще помнил Северус - ни в коем случае нельзя оглядываться, иначе потеряешь те крупицы времени, что и так таяли с каждой секундой. Вперед, нужно было идти вперед. Территория, где выключена магия, не должна быть большой. Спасение пришло в виде узкого прохода между домами, куда не могло пройти грузное металлическое тело голема. Снейп почти не помнил, как протиснулся меж двух шершавых стен, царапающих спину выступающими камнями. Запомнил только, что в это время вернулась магия. Он выбрался на небольшую светлую улочку и прислонился к стене. Судя по доносившимся позади звукам, механическое чудовище продолжало стрелять, хотя в этом уже не было никакого смысла. Кроме того, машина начала ломиться сквозь проход, и можно было не сомневаться, что ей не понадобится много времени, чтобы пробить себе путь. Снейп вытер кровь с лица и достал палочку. Ему было абсолютно все равно, что скажут в "Дырявом котле", когда он появится там в таком виде и пройдет через камин в кабинет Дамблдора. Пусть директор разбирается. И профессор прошептал: - Apparate! * * * МакНейр спокойно вышел из лифта и медленно, словно на прогулке, направился прямо к открытой двери, где должно было состояться собрание. Маг лениво разглядывал новенькие двери, как будто искал нужное помещение. Навстречу МакНейру выскочил Пауль Прентер, этот скользкий тип, которого Долохов называл противным маггловским словом "менеджер". Толстячок посмотрел на волшебника, как на неожиданно появившееся чудовище, испуганно моргнул и поспешно ретировался. МакНейр тихо рассмеялся. Каким жалким был этот гадкий маггл, трясущийся, словно желе, перед магами. Была бы воля Упивающегося, он давно бы зарядил этому Прентеру Авадой в лоб. И то, что Мастер Иллюзий держал возле себя это маггловское отродье, говорило отнюдь не в пользу Долохова. Упивающиеся смертью уже собрались в самом большом помещении штаб-квартиры Мастера Иллюзий. Фигуры в темных плащах стояли с трех сторон по периметру комнаты, шепотом переговариваясь. Четвертую сторону занимали неизменные уродливые фигуры големов. МакНейр мысленно усмехнулся. Еще бы, тяжело раз за разом ощущать себя в ловушке, где отключена магия и на тебя нацелены черные дула пулеметов. Вольдеморту Упивающиеся смертью служили, в основном, по убеждению. Здесь же всех их держал на коротком поводке сумасшедший молодчик, сумевший поднять из небытия давно забытых чудовищ - сплав маггловских и волшебных технологий, объединивших в себе все то, что создали люди для уничтожения себе подобных. Молодой маг Константин Долохов силой заставил служить себе волшебников, которые в течение многих лет наводили ужас на магов и магглов. И теперь Упивающимся не оставалось ничего, кроме как подчиняться. Кивком головы поздоровавшись с присутствующими, МакНейр занял свое место между Эйвери и Немусом - молодым Упивающимся, вступившим в ряды слуг Вольдеморта незадолго до убийства Темного Лорда. МакНейр насмешливо оглядел замерших големов. Он не боялся их и презирал таких магов, вроде той парочки в углу, которые дрожали мелкой дрожью, глядя в безжизненные "глаза" машин смерти. Бояться железяк - как это низко и недостойно мага. Они лишь оружие. Да, сильное. Да, маги не могли противостоять голему без магии. А кто из магглов смог бы? Если Долохов захочет убить, он убьет. МакНейр тихо усмехнулся. За это молокососа, пожалуй, можно уважать. Он не остановится ни перед чем, чтобы добиться своей никому не известной цели. Мастер Иллюзий быстро вошел в комнату, сопровождаемый верным Малфоем. С первого взгляда было ясно, что Долохов взбешен. Значит, Северус смог уйти. Это хорошо. Мастер Иллюзий обвел Упивающихся наполненным злобой взглядом. Потом сделал знак рукой, и големы сдвинулись с места. МакНейр даже не удивился, когда машины вплотную приблизились к нему, и спокойно сделал шаг вперед. - В наших рядах завелся предатель, - резко и холодно проговорил Константин Долохов. - Я не допущу, чтобы среди моих слуг появилась хитрая мерзкая крыса. Крыс надо давить, дабы они не размножились и не загадили дом. Ни у кого не возникло вопроса, кто же этот предатель. МакНейр молча смотрел на двух големов. Потом перевел взгляд на лицо Мастера Иллюзий. Ну надо же, как разозлился. Чем же Северус так насолил ему? А вот проигрывать мальчик не умеет. Впадает в ярость. - У вас есть доказательства? - спросил Эйвери, но под дулами пулеметов отвернулся, сморщившись. - Сомневаешься в моей правоте? - Мастер Иллюзий с притворным изумлением посмотрел на волшебника. - Еще вопросы есть? - спросил Долохов, медленно оглядывая магов. Люциус откровенно наслаждался страхом "коллег". Вопросов не было. - Я хочу, чтобы все запомнили, как я поступаю с предателями, - громко, почти торжественно, произнес Мастер Иллюзий. И тогда МакНейр рассмеялся ему в лицо. Он смеялся, как безумный, пока тихий щелчок не оборвал его смех. Маг закашлялся, подавившись слюной. По ноге МакНейра расплывалось красное пятно от пулевого ранения. Упивающийся смотрел на кровь, которая через мгновение начала толчками выходить из раны, и удивлялся. Так странно. Раньше он вот так издевался над магглами, пуская их кровь, а теперь смотрит на собственную рану, и убивать будут его самого. МакНейру опять захотелось засмеяться, но он не успел. Оба голема с тихим скрежетом выпустили металлические конечности. То ли крючья, то ли когти. Маг так и не понял что это, когда металл вонзился в него. Все Упивающиеся смертью отвернулись. Даже им было жутко смотреть, как големы рвут на части беспомощное тело. Кровь залила пол, и Долохов поморщился: блестящий от лака паркет положили всего две недели назад. - Советую запомнить этот урок, - совершенно бесстрастно сказал Мастер Иллюзий. Маг наслаждался страхом, отвращением и скрытой ненавистью, что выражали сейчас глаза его слуг, когда они смотрели на то, что только что было человеком. Но никто не решился взглянуть на самого Долохова. - Я всегда готов повторить его для непонятливых, - спокойно закончил он. И ни один человек не усомнился в его словах.

Pixie: * * * Из дневника Гермионы Грейнджер: … В библиотеке было совсем пусто. Даже самые заядлые трудоголики решили дать себе заслуженный отдых. Сегодня выпал первый снег и закрыл всю ноябрьскую грязь ровным белым покрывалом. Настроение у всех сразу стало праздничным. Вспомнилось, что уже не за горами Рождество. Учиться всем как-то сразу расхотелось, и после уроков радостно гомонящая толпа высыпала на улицу. А я сидела здесь, за столом, среди пыльных книжных полок и делала очередное домашнее задание. Вокруг было очень тихо. Миссис Пинс ушла к себе в подсобку, а больше здесь никого не было. Снаружи слышались веселые крики строителей снежной крепости. Или участников захватывающей битвы снежками. Все, от робкого первокурсника до солидного семикурсника, с удовольствием забрасывали друг друга снегом. В отличие от остальных, мне было тоскливо. Может быть, из-за быстро наступающих лиловых зимних сумерек, а может, просто от одиночества. Обижаться было не на кого. Рон все еще не разговаривает со мной, а Гарри убежал куда-то с Джинни, едва прозвенел звонок с последнего урока. Идти одной во двор у меня не было совершенно никакого желания, поэтому я пришла скоротать вечер в библиотеку. Только вот мысли мои были очень и очень далеко от лежащих передо мной книг. Слух о том, что знаменитая гриффиндорская троица разругалась, быстро облетел всю школу, и только самые ленивые и невнимательные еще не обсудили эту новость. Наш с Роном, с позволения сказать, разговор слышала добрая половина школы. Естественно, свежая сплетня о том, что рыжий Уизли и гриффиндорская всезнайка разругались, стала событием недели. Слизеринцы злорадствуют, гриффиндорцы недоумевают, да и остальные факультеты тоже шепчутся. Правильно: заняться-то больше нечем. На самом деле, мы с Роном попросту не общаемся, а Гарри с помощью Джинни тщетно пытается нас помирить. Рон не желает признать свою неправоту, а я не собираюсь его прощать. В отместку Рон в тот же день пригласил на свидание Лаванду, явно похорошевшую после обучения и посиделок у мисс Илви. Причем, если в первый день было заметно, что Рон сделал это только мне назло, то уже на второй стало понятно, что он уже вовсю наслаждается новой ролью. Парвати, якобы случайно, обронила фразу о том, что Лаванда сегодня не ночевала в спальне девочек. Смешная, право слово. Неужели всерьез думала, что я побегу к Рону разыгрывать сцены ревности? Я пожала плечами и пошла в Большой Зал на обед. Новость облетела все девичьи уши: Грейнджер делает вид, что ей все равно, но сама страдает. Наивные. Мне действительно все равно. В мыслях я все время возвращалась в сырые темные подземелья. Я снова и снова вспоминала руки Снейпа на своих плечах, когда он успокаивал меня. Вспоминала его тихий, проникающий в самое сердце низкий голос, когда он помогал мне на площади Гриммо тогда, после убийства родителей. Оказывается, профессор мог быть таким: спокойным, уверенным, мягким, даже нежным. Эти крохи коротких воспоминаний стали для меня за эти несколько дней самыми дорогими. Мне стало казаться, что я смогу наконец выбраться из этого темного омута, смогу вздохнуть полной грудью и начать жить. Пусть с неразделенной любовью, но любовь эта дарит надежду, дает так много света и сил, что все плохое невольно отступает. Не навсегда, нет. Оно прячется в темный угол и ждет своего часа. Я закрыла глаза. Чувств было так много, и они были такими сильными… Так хотелось, чтобы профессор был рядом. Просто сидел за столом и читал книгу и даже не обращал на меня внимания. А я бы потихоньку подсматривала за ним и копила эти крохи чудесных воспоминаний. Главное, чтобы он был здесь... Из этих приятных мечтаний и воспоминаний меня вырвал глубокий грудной голос: - Мечтаешь, дорогуша? Молодец. Это очень полезное занятие. Особенно, когда знаешь, что мечты навсегда останутся мечтами. Ирэн Илви, естественно. То есть, конечно, странно, что она вообще снизошла до того, чтобы прийти в такое место, как библиотека. Особенно странно, что красавица заговорила со мной. Да еще и подошла вплотную к столу. - Добрый вечер, профессор Илви, - вежливо сказала я и вернулась к начатой работе по Арифмантике, демонстрируя свою занятость. Но мисс Илви было все равно. Она хмыкнула вместо приветствия и присела на краешек стола (наглость какая! Видела бы миссис Пинс, красотке точно бы не поздоровилось!), бесцеремонно сдвинув мои книги. Мне стало не по себе. Какая муха ее укусила? Я практически никогда не вступала в конфликт с учителями. А преподавательница Этикета хотела ссоры, это было видно. Но, Мерлин, я никак не ожидала услышать ее следующие слова: - А мечтать о своем учителе - дурной тон, дорогая, уж можешь мне поверить. Эти глупые детские влюбленности… Так наивно, банально и пошло. Розовые сопли и слезы в подушку. Дурацкие стишки... Обожествление объекта влюбленности, отрицание всех его недостатков… Я, наверное, и выглядела в тот миг, как полная дура: щеки горят от смущения, губы дрожат, а голос… - Я не понимаю, о чем вы, - Мерлин!!! Ну разве это голос?! Это лепет, который я и сама-то с трудом расслышала. Понятно, что мисс Илви даже не обратила внимания на мой писк и продолжила, задумчиво глядя в окно на медленно кружащиеся снежинки: - Эта так называемая "любовь"… Зрелый, сильный и умный мужчина никогда, милочка, слышишь, никогда не обратит свой взгляд на малолетнюю растрепанную дурочку, - тут она наклонилась так близко ко мне, что я во всех подробностях рассмотрела ее идеальное лицо, наштукатуренное тональным кремом, и густо накрашенные тенями и тушью глаза. - Им это неинтересно. Он выберет только настоящую женщину. А глупышка пускай довольствуется своими толстыми книжками и детскими фантазиями. На большее она не способна, и ей не стоит даже пытаться тягаться с настоящей женщиной. Ясно? И эта расфуфыренная кукла отвернулась от меня с тихим смешком. Просто не заметила, как у меня наворачиваются слезы. Нет! Нет! Я не могу заплакать перед ней! Не могу унизиться, чтобы она насладилась своим триумфом. Боже мой, я чувствовала себя такой грязной, словно мою душу вывернули наизнанку напоказ перед всеми, облапали жирными пальцами и цинично вернули назад. Пользуйся, мол, дальше. Живи, нашей высшей милостью мы дарим тебе такую возможность. Я изо всех сил сжала зубы и вцепилась в край стола трясущейся рукой. "Нельзя, нельзя, - раз за разом повторяла я себе, сдерживая слезы. - Нельзя". Ирэн Илви смотрела в окно. Ждала, пока я сорвусь. Не дождалась. В руку вонзилась заноза из деревянной столешницы, и боль чуть притупила душевную муку. И все же я бы сорвалась и точно сказала какую-то гадость. Не знаю только, смогла бы я также хорошо завуалировать ее, но смолчать бы не смогла, нет. Но тут рядом послышался шум, потом быстрые шаги, и через миг в поле нашего зрения появился Люциус Малфой собственной персоной. Маг как раз бережно прятал под плащ толстую книгу в темном переплете и явно не ожидал увидеть нас, потому что слишком резко остановился. Его глаза сощурились. Он оценивал. Не меня. Цену грязнокровке они с Драко уже давно определили, но вот мисс Илви, несомненно, произвела впечатление на этого лощеного аристократа. Судя по тому, как загорелись на секунду стальные глаза Люциуса Малфоя, впечатление это было более чем благоприятным. - Мое почтение, дамы, - поклонился маг (понятно, что ко мне он не испытывал ни капельки уважения, не говоря уж о почтении) и, обернувшись, проговорил в пространство: - Покорнейше благодарю вас, миссис Пинс. Я ваш должник. - О, мистер Малфой, я полагаю? - пропела наша красавица, вставая со стола и направляясь к Люциусу. - Приятно познакомиться. Я Ирэн Илви, преподавательница Волшебного Этикета. Ваш сын, смею заметить, прекрасно воспитан: безупречный вкус и манеры… Малфой что-то ответил ей, но я этого не услышала. У меня вдруг зашумело в голове, и сердце провалилось куда-то я пятки. Это сейчас легко писать об этом. А тогда… На меня нахлынули ледяным потоком воспоминания о рассказе Снейпа на собрании Ордена, о подслушанном разговоре профессора зельеварения и Дамблдора, о Долохове и Малфое. И все эти мысли повергли меня практически в панику. Что Люциус Малфой делает в школе?! Кто разрешил ему войти да еще и что-то брать? Я медленно поднялась со стула и пошла к миссис Пинс. Библиотекарь ставила книги на одну из полок. - Скажите, а вы не боитесь давать мистеру Малфою книги? - тихо спросила я, стараясь, чтобы голос звучал спокойно, и в нем было слышно только праздное любопытство. - Разве против него не были выдвинуты обвинения? В ответ миссис Пинс удивленно посмотрела на меня: - Разве вы не знаете, мисс Грейнджер? Это уже давно известно: с мистера Малфоя сняты все обвинения. Мистер Долохов дал показания о том, что мистер Малфой был вынужден служить Тому-Кого-Нельзя-Называть. И позже именно мистер Малфой помог господину Долохову уничтожить это чудовище, - глаза миссис Пинс странно блестели. - Разве вы не читаете газет? Не читала я газет. Меня тошнило от бесконечных, похожих друг на друга как две капли воды статей о героизме Долохова и радостных криков: "Ура! Мы избавились от Того-Кого-Нельзя-Называть!" Эти потоки лживых фраз и бессмысленных восторгов не содержали в себе ни капельки правды. Как могла умная, умудренная опытом женщина поверить им? Ответ я получила быстро. - Эта тварь, которая называла себя Темным Лордом, убила мою дочь, мою единственную радость, - с тем же сумасшедшим блеском с глазах продолжила миссис Пинс. - Но нашелся-таки человек, покончивший с ним. Я готова сделать для господина Долохова все что угодно. Если ему нужна книга, я только рада помочь достать ее. Что я могла сказать этой несчастной женщине? Что среди убийц ее дочери мог быть и сам Малфой? Что герой Долохов убил самых дорогих мне людей? А может, начать убеждать библиотекаря в том, что газетчикам нельзя верить ни на грош? Глупо. Бессмысленно. Она видит то, что так хочет увидеть: отмщение за убийство дочери и отважного героя, который убил чудовище. Да она и не смогла бы увидеть, даже если бы я привела неопровержимые доказательства. Такая слепота не лечится. - Спасибо за информацию, миссис Пинс, - проговорила я и все же не удержалась от вопроса: - Значит, книга нужна мистеру Долохову? - Да, - подтвердила женщина. - Это редчайшая вещь, "De Immortalitis Adeptione", и я дала ее мистеру Малфою под свою ответственность, мисс Грейнджер. Так что волноваться не о чем. Так уж и не о чем? Я что-то ответила и пошла назад к своему столу. Слава Мерлину, Малфой ушел, а вот мисс Илви все еще была здесь и задумчиво разглядывала корешки книг на ближайшей полке. Свой страх я загнала как можно дальше: сейчас не время раскисать. Быстро подошла к столу и побросала в сумку книги. Потом обратилась к учительнице: - Мисс Илви, мне нужно попасть к директору. Прямо сейчас. Вы можете провести меня к нему? Ответом было ее удивленное личико с взлетевшими вверх тонкими бровями. Нехорошо было отрывать мисс Илви от обдумывания новой прически или мечтаний о Малфое, но если то, что мне сказала миссис Пинс, правда… - Профессору Снейпу может угрожать опасность, - отчеканила я. - Что вы говорите, мисс Грейнджер? - с любопытством отозвалась красавица. - Ну хорошо, идемте. Любопытство. Интерес. Удивление. Не более того. Это все, что выражало лицо мисс Илви. Не тревога и обеспокоенность, а интерес к свежей новости, которую потом можно рассказать на посиделках. Да, я несправедлива к мисс Илви, знаю. Но если бы профессор Снейп что-то значил для нее, она бы вела себя не так! Или я вновь убеждаю себя в том, чего хочу сама? Пароль, открывающий проход к кабинету Дамблдора, кстати, "чай с бергамотом". Вдруг пригодится на будущее. К счастью, директор был на месте. Стоял возле клетки с Фоуксом и тихо разговаривал с птицей. Дамблдор нисколько не удивился нашему визиту, словно ждал нас. Хотя директор редко показывает свое удивление. - Мисс Грейнджер, мисс Илви, рад видеть вас, - тепло улыбнулся старый маг. - Чем обязан визиту очаровательных девушек? Я замялась. Не могла же я говорить при этой красотке, которая в открытую флиртует с Люциусом Малфоем. - Мне нужно сказать вам кое-что важное, - нерешительно начала я, надеясь на то, что Дамблдор поймет. Не зря же он, в конце концов, ментальный маг! И директор понял! - Благодарю вас, профессор Илви, - кивнул Дамблдор красавице, - за то, что привели мисс Грейнджер. Вы можете идти. Я была хоть немного отомщена! Ха! Надо было видеть, как она надула губки, захлопала ресницами и еще пару секунд стояла на месте. И еще раз "ха"! Дамблдор на эти дешевые трюки не покупается! Так что пришлось мисс Илви покинуть кабинет, а ведь видно было, что любопытство разбирает… Словом, я рассказала все, что узнала. Я спешила и даже запиналась. Все страхи опять всколыхнулись в моей душе, и так необходимо было, чтобы Дамблдор поддержал меня. Он слушал молча и спокойно, только кивал с той же легкой улыбкой. В конце рассказа я не удержалась: - Профессор Дамблдор, если Люциус Малфой пришел в Хогвартс по заданию Константина Долохова, то это значит, что Долохов не доверяет профессору Снейпу… - Не переживай, девочка, - директор наколдовал мне чай и блюдо с пирожными, но я и не взглянула на еду, ожидая ответа. - Успокойся. Профессор Снейп больше не шпион у Константина Долохова. Мы знали, что Долохову нужна эта книга и было понятно, что это проверка Северуса на верность. Мы решили, что профессор больше не может рисковать собой. Теперь он не участвует в собраниях Упивающихся. За книгу тоже не волнуйся. Она спрятана в надежном месте, а в библиотеке была всего лишь подделка. Такие книги опасно держать даже в Запретной секции. Слова Дамблдора про книгу я уже практически не слышала. На меня обрушилось сумасшедшее облегчение. Северус в безопасности, Долохов не сможет достать его и причинить вред. - Слава Мерлину, - чуть слышно прошептала я и добавила уже громко: - Спасибо вам, профессор Дамблдор, за то, что выслушали и все объяснили. - Ну, тогда я предлагаю выпить наконец чаю, - подмигнул директор. - Надеюсь, ты составишь мне компанию. И не могла же я отказаться! Я наслаждалась покоем и уютом, сидя в мягком кресле, слушая тихий треск поленьев в камине и переливчатые трели Фоукса. За окном валил крупный снег, норовящий перерасти в метель, но тем уютнее было за надежными стенами старого замка. Тревоги куда-то ушли, и я уже свернулась калачиком в кресле, когда в камине полыхнуло изумрудное пламя и из него буквально выпал человек. Я вскочила, не в силах поверить глазам. Это был профессор Снейп.

Офелия: Pixie всенепременно сделаю еще что-нить. А сейчас позвольте мне утащить продолжение))) *ушла читать*

Pixie: Офелия Буду ждать и отзыва, и твоих новых работ ;) Ну и перевод, конечно!

Офелия: Pixie прочитала Хочу обидеться. Ну почему на самом интересном месте? Ирэн Илви меня так веселит))) Не понимаю только, почему Гермиона так отреагировала на нападки этой пустышки. Единственное, что бы вызвали во мне слова профессорши, это злость. И уж я б точно молчать не стала.

Весы: Pixie какая глава! Очень понравилось, что УпСы показаны людьми, а не просто темными личностями. Что и они тоже могут дружить. И возможно МакНейр спас Снейпа лишь для того, чтобы насолить Долохову, но мне кажется из дружбы, пусть своеобразной, но все дружбы. И все таки жаль, что Гермиона уважает учителей, даже таких как Ирви. Отбрила бы ее как следует, та бы к ней больше не лезла.

Pixie: Офелия Спасибо тебе за отзыв! :) Рада, что образ мисс Илви не оставил читателя равнодушным! Может быть ее глупость и преувеличена немного, но все же Ирэн создавалась как пародия на Мэри-Сью и изменившуюся за лето Гермиону. А расстроилась Гермиона потому что немного неуверена в себе. Ведь одно дело ум, а другое - внешность. Она считает, что проигрывает мисс Илви по красоте, забывая, что главное в человеке - это красота души. Позже это будет еще ярче показано. Причем, обстоятельства, при которых Северус осознает, что полюбил Гермиону, будут не самыми обычными ;) Кроме того, Гермиону обескуражило то, как нагло мисс Илви влезла к ней в душу и потопталась там. Ты думаешь, ей стоило сказать мисс Илви какую-нибудь гадость? ;) Весы Ой, как приятно получить отзыв от нового читателя! Спасибо вам! Отдельное спасибо за то, что правильно поняли нашу мысль об УС. Мы хотели показать, что они тоже, в общем, люди (кроме Беллатриссы и других фанатиков, большинство которых Долохов убил в самом начале). Между Снейпом и МакНейром наверное не совсем дружба, они скорее соратники по оружию. Те, кто воевали рядом, относятся друг к другу иначе, чем просто друзья. Мне было даже жаль МакНейра, хотя и и понимаю, что он - убийца. Дальше УСы тоже будут показаны более человечными.

Офелия: Pixie пишет: Ты думаешь, ей стоило сказать мисс Илви какую-нибудь гадость? ;) ...не знаю, я бы сказала, но я-не Гермиона. Какая это все таки глупость - неуверенность в себе из-за каких-то там намеков этой куклы размалеванной! Вон Снейп знает цену такой красоте. Жаль, что Гермиона, такая умная, еще не сообразила что к чему. Но мы в нее верим. Она же Грейнджер

Татьяна: Мне очень нравится этот фик. Однако останавливаться на таком интересном месте, просто бесчеловечно, буду ждать с нетерпением следующую главу, благо они у тебя большие и вкусные Pixie пишет: Ирэн создавалась как пародия на Мэри-Сью и изменившуюся за лето Гермиону. Мне не нравятся фики ни с Мэри-Сью ни с изменившейся Гермионой, а у тебя и Снейп такой каким ему и положено быть и Гермиона. В общем молодец Офелия пишет: Жаль, что Гермиона, такая умная, еще не сообразила что к чему. Но мы в нее верим. Она же Грейнджер ППКС!!!

Pixie: Офелия Я в школе не смогла бы сказать учителю гадость, честно говоря. Меня не так воспитывали. Не знаю, к счастью или к сожалению :) Я думаю, у Гермионы примерно тот же случай :) Сейчас наверное сказала бы, хотя в дискуссиях типа "сама дура" я не сильна :) В общем, Ирэн достанется от Снейпа "на орехи". А Гермиона добрая, ей нужно выгодно выделяться на фоне мисс Илви :) Татьяна Спасибо большое за добрые слова! :) Похвала Снейпу - лучшая похвала для авторов :) Новая глава будет скоро, потому что она уже у Талины, которая просто чудесная бета! :)

DashAngel: И фик мне нравится, и коллаж тоже очень хороший! Я сама сейчас воюю с фотошопом и прекрасно вас, Офелия, понимаю: немного страшно поначалу выкладывать работы, ага? :)

Pixie: DashAngel Спасибо! Очень рада, что фик вам нравится! А у вас с Офелией, я уверена, все получится и мы будем наслаждаться новыми коллажами! Сама я в Фотошопе обрабатываю только фотографии гелей (с ДНК и белками) для работы, и поэтому с цветами нормально работать не умею :( Хотя анимацию уже научилась делать :)

Эльпис: Новая глава! И что самое классное - в каждом кусочке есть смысл и что-то интересное, а не просто для поддержания сюжета! Pixie пишет: Он не чувствовал окружающей обстановки тем шестым чувством, что дает магу волшебство. Такие вот мелочи, а очень приятные... Pixie пишет: Эх, было время, когда я брал любимую бритву и шел развлекаться с милыми маггловскими девчонками… Аааа! Бедные девушки! Мне бы тоже страшно стало - такое маньяк в лифте, пусть и один на троих... Но то, как расправляются с УпСом - это так неожиданно жестоко...Я думала, его максимум расстреляют! А если бы Снейп ... *передернуло* Офелия пишет: Единственное, что бы вызвали во мне слова профессорши, это злость. И уж я б точно молчать не стала. Не, это какой-то Невилл у вас, девушки, получается! А Гермиона - это же Гермиона, даже на седьмом курсе! Помните ее ужас: "Гарри, ты напал на учителя!" Ну и, конечно, автор остановился на САМОМ интересном месте! Ну просто самом-самом! А когда ?..

Germ: Какая прелесть! И как всегда на самом интересном месте... Я бы на месте Герм, давно бы профессору Илви шевелюру проредила бы а расправа над МакНейром была жестокой, хорошо что Снейпу удалось избежать расправы даже без магии- благо "коллега" предупредил, хотя тот и поплатился за это. Хорошо что выход всегда есть - главное его найти.

Офелия: DashAngel пишет: И фик мне нравится, и коллаж тоже очень хороший! Я сама сейчас воюю с фотошопом и прекрасно вас, Офелия, понимаю: немного страшно поначалу выкладывать работы, ага? :) Страшно, точно. Потому что я-не профессионал, а только учусь Очень интересно посмотреть на ваш)))



полная версия страницы