Форум » Библиотека-3 » Вне планов. СС/СБ, romance, преслеш, макси, в процессе. Глава 32 от 30.10.07 » Ответить

Вне планов. СС/СБ, romance, преслеш, макси, в процессе. Глава 32 от 30.10.07

Nadalz: Название: Вне планов Автор: Nadalz Бета: Дориана Грей Пейринг: СС/СБ, отголоски СС/РЛ Категория: пока преслеш, в дальнейшем будет слеш Рейтинг: пока G, дальше планируется минимум R, а возможно и NC-17 Жанр: romance + humor Саммари: Северусу Снейпу для полного счастья не хватало только одного - появления в его взрослой жизни старых школьных врагов. Старых врагов, которые неожиданно юны и всегда готовы. К чему? Время покажет. Дисклеймер: Основные герои принадлежат Роулинг, но своих ей не отдам. Размер: макси Статус: в процессе Примечание 1: Фик написан на новогодний дайри-фест "Писатели и художники" для Malda, которая хотела SS&SB. Фик, где бы Снейп-взрослый учил мародеров-детей (НЕ стёб!) (мародеры не сильно маленькие ), по картинке http://static.diary.ru/userdir/1/7/1/4/171437/12125798.jpg К сожалению, сцена, изображенная на рисунке, финальная для данного фика. А до финала тут пока еще далеко. Но все-таки надеюсь, что мой подарок порадует Malda. Примечание 2: Фик посвящается Лис. В благодарность за идею, советы и помощь на начальном этапе. Спасибо этому году за то, что мы познакомились. Лис – ты просто потрясающе интересный собеседник с тонким и… правильным чувством юмора. Надеюсь, тебе хоть немного понравится вот этот мой подарок для тебя к Новому Году! Благодарности: Рaree-n и Дориане Грей, моим первым читателям, которые поддерживали меня в этом начинании, пинали и поправляли когда надо. Рaree-n, если бы не ты, то все было бы намного медленнее и, я просто уверена, совсем иначе. Доряш, тебе тоже спасибо за советы, замечания и, естественно за то, что согласилась отбетить (и отбетила) этого монстра. Ну и отдельная благодарность Loy Yver за неоценимую помощь в разрешении тонких вопросов русского языка :)

Ответов - 96, стр: 1 2 3 4 All

Nadalz: Приношу извинения читателям за столь большой перерыв, но седьмая книга и все такое... Выбило из колеи немного. Но, надеюсь, дальше все пойдет побыстрее. Глава 31 Утром Сириус Блек чувствовал себя совершенно разбитым. Как ни пытался, он не мог понять произошедшего. Не мог понять, чем заслужил подобные слова от Снейпа. «Предательство… Предательство рода…» Привычка? Какое Снейпу-то дело до его отношений с семьёй? С матерью? А может, он и не об этом вовсе? А о чём тогда? И даже посоветоваться не с кем… – Сири, что случилось? Ты просто сам не свой… – Ремус осторожно коснулся плеча Блека во время завтрака. – Ну что я ему такого сделал, а? – не столько отвечая на вопрос, сколько продолжая размышлять, только теперь уже вслух, сказал Сириус. Он уныло смотрел в свою тарелку и никак не мог решить, зачем вообще сюда пришел, если есть совершенно не хотелось. – Кому сделал? – Да никому!.. Не важно, Рем. – Снейпу, да? – тихо, чтобы никто не услышал, спросил Ремус, придвигаясь к другу ближе. – Ты после взыскания вчера и слова не сказал. – Я же ничего, ничего такого не делал. Я не хотел… – как-то потеряно проговорил Блек. – Ты сорвал ему урок, и, естественно, он этим недоволен. А ещё он, думаю, до сих пор помнит, что в школе вы с Джеймсом совсем не давали ему покоя. Не знаю, конечно, что мы там делали, то есть будем делать в следующем году, но вряд ли что-нибудь хорошее. Для него. Да и неизвестно, какие у вас с ним сейчас отношения. В смысле, с тобой-взрослым. – Отношения… – повторил за Люпином Сириус, хотя, казалось, не очень-то его и слушал. Ремус же продолжал: – Вполне возможно, что вы сейчас с ним в большой ссоре, вот именно поэтому он и… Подожди, а что было-то? Из-за чего ты такой… как в воду опущенный? Он тебя выгнал? Назначил ещё взыскание? Снял баллы? И тут Сириус вдруг расхохотался. Пугающе, во весь голос, запрокинув голову и чуть ли не захлебываясь этим нездоровым смехом. Ремус смотрел на него с ужасом, а остальные ученики уже начали на них недоумевающее поглядывать. – Он ведь даже баллов не снял, – внезапно оборвав смех, неестественно ровно произнес Сириус. – Как же я его достал-то… И чем? Почему?.. Я же ничего… Всё же шло нормально… – с каждым словом всё тише и тише бормотал Сириус, вновь погружаясь в свои мысли, словно замкнувшиеся в кольцо, которое никак не удавалось разорвать. – Так, пойдем пройдемся, – твердо сказал Ремус, чуть ли не силой забрав у Блека ложку, которую тот с самого начала завтрака без дела сжимал в руке. Сириус удивленно посмотрела на Люпина, но, кивнув, встал из-за стола. – Что с ними? – склонившись к Корбену Уильямсону, прошептала Британи Марш и на вопросительный взгляд кивнула в сторону быстро удаляющихся молодых людей. – Без понятия, Бри. Но судя по всему, второе взыскание оставило у Брауна не самые радужные воспоминания. – А первое что, их оставило? – Британи удивленно округлила глаза, в которых зажглось чисто женское любопытство. В такие моменты Марш становилась просто неотразимой, и даже то, что она отчасти начинала напоминать Ребекку, которую Корбен переносил с трудом, не портило её. – Ну! – она ткнула кулачком в плечо замечтавшегося Корбена. – Бри, ты видела то же, что и я. И сама могла бы заметить, что если вчера на сияющем лице Брауна можно было сушить полотенца, то сегодня его самого впору выжимать. – Ой, как интересно! А что если?.. – Бри, родная, знаешь, что я думаю… – начал Уильямсон заговорщическим тоном. – Да?.. – она вся обратилась в слух, наклоняясь к нему ещё ближе. – Я думаю, что тебе не стоит совать свой очаровательный носик в это дело, – и он легонько постучал указательным пальцем по упомянутому органу. – Это почему? – Британи демонстративно надулась. – Потому, что профессор Дамблдор сейчас просверлит в нас взглядом дырку, – громким шепотом сказал Корбен. Британи не удержалась и посмотрела в сторону преподавательского стола. Альбус Дамблдор что-то пил, не спуская с них глаз. Поймав её взгляд, он едва заметно кивнул. – Но как?.. – прошептала Бри. – У нашего глубокоуважаемого директора есть на это право, – произнес Корбен четко и довольно громко. А потом, потянувшись за булочкой так, чтобы его губы оказались у уха Британи, прошептал: – А также есть уникальный слух и катастрофическое желание всё знать и всех контролировать. – А и действительно, какое мне дело до них, – Бри пожала плечами. – И без того забот хватает. – Но по тому, как она незаметно для остальных подмигнула ему, Корбен понял, что это явно не последний их разговор на эту тему. И хорошо бы, если б всё ограничилось только разговорами. *** Сириус Блек и Ремус Люпин шли вдоль берега озера, постепенно удаляясь от замка. Когда вокруг не осталось никого, кто бы мог их услышать, Ремус заговорил: – Ну, что ты готов мне рассказать? – Не понял? – Сириус остановился и посмотрел на него. – Ты не можешь рассказать мне всё, я это знаю. Но и молчать ты сейчас не в состоянии. Тебе ж до одурения хочется поговорить с кем-нибудь о том, что вчера случилось, а кроме меня обсудить здесь это просто не с кем. Так уж вышло, – Ремус, как бы извиняясь, развел руками. – Да, наверное, ты прав, – кивнул Блек и снова зашагал вдоль берега. Посвящать Люпина во все подробности Сириус, конечно же, не собирался, но избавиться от роя бессвязных мыслей в голове очень хотелось. Ну, или хотя бы несколько их упорядочить и решить, что делать дальше. – Рем, вот скажи, я предатель? Теперь пришла очередь Ремуса резко остановиться: – Не понял?.. – Он назвал меня предателем. Предателем рода. Но разве то, что я предпочел Гриффиндор Слизерину… – Шляпа предпочла, – попытался поправить его Люпин. – Нет, я, – повторил Сириус, но на слегка удивленный взгляд друга никак не отреагировал. – Разве это предательство? Это просто решение. И то, что я летом не вернулся домой, разве это предательство? Это тоже решение. Я так решил. И мне, Луни, без разницы, что об этом думает какой-то слизеринский выскочка! – Блек, сам того не замечая, заводился с каждым словом всё больше. – Разве это предательство – поступать как надо?! А, Рем?! – Как тебе надо? Иногда… Знаешь, Сири, это только так кажется, что предательство редко встречается. Но на самом деле оно вокруг нас. Почти в каждом движении, в каждом поступке. Всегда есть два, а то и более варианта, как действовать, и, выбирая один, мы предаем другой. Точнее, мы предаем себя того, который бы выбрал именно этот, отвергнутый вариант. Чаще мы предаем себя, подстраиваясь под других, чтобы им было удобнее и легче. А иногда предаем других, ведомые собственным интересом. Предательство… Оно осязаемо, оно постоянно и потому, наверное, даже не страшно. – Рем… – Сириус потрясенно смотрел на друга. – Мне кажется, Луни, что ты говоришь ужасные вещи… Так нельзя жить. Нельзя… Нельзя постоянно предавать себя, ломать себя… – Я каждый месяц ломаю себя, я привык. Причем с каждым разом всё труднее понять, ломаю я себя настоящего с взошедшей луной или с зарождающимся рассветом. – Прости, Рем, – Блеку пришло в голову, что все его проблемы – ничто по сравнению с тем, что испытывает Люпин. – Это ужасно... Почему ты раньше никогда не говорил об этом? – Ну, не особо и ужасно. Надо просто привыкнуть. – Ремус некоторое время молчал, в задумчивости глядя на озеро. – Да мы с тобой вообще не очень-то много обычно разговаривали. У тебя ж всегда или Джеймс, или Снейп на уме. Но сейчас Джеймса нет… А со Снейпа мы как раз и начали. Сириус кивнул, признавая правдивость слов Люпина. – Ладно, забудь, Бродяга. Вряд ли Снейп имел в виду именно это. Прости, что меня внезапно так занесло. Я ни с кем об этом никогда не говорил. И, надеюсь, ты простишь мне проявленную слабость. Блек снова кивнул, хотя точно знал, что вряд ли когда-нибудь сможет забыть этот разговор. *** Некоторое время они опять шли молча. – Давай так, – снова заговорил Люпин, но как-то слишком бодро и потому несколько неестественно, – ты расскажешь мне, что именно случилось и какой тебе в итоге нужен результат, а я постараюсь подсказать, как можно попробовать его добиться. Говори только то, что готов сообщить. – «Остальное всё равно придется додумывать или просто не брать в расчет». – Да, давай так… – Сириус огляделся, подыскивая место, где можно было бы присесть, поскольку разговор предстоял довольно долгий. – Можно у тех камней, – понял его взгляд Люпин и махнул рукой в сторону валунов, за которыми легко было укрыться от ветра. Когда они устроились у огромных камней, предварительно прогрев их и землю, Ремус выжидающе посмотрел на Блека. – Ну… – Сириус пожевал губу, подыскивая слова. – Короче, он накричал на меня. Ремус кивнул, показывая, что эту часть истории уже замечательно понял. – Сначала всё было нормально. Мы даже шутили с ним. Представляешь, у Сопливуса есть чувство юмора! А когда он улыбается… – ну, то есть, мне кажется, что эту гримасу можно считать улыбкой – он выглядит совсем иначе. Моложе… Но совсем не похож на себя. Ну, на себя в школе. Тут он такой, знаешь… Мощный, что ли. Со стержнем. Тогда тоже… Но не так… – Сириус говорил сбивчиво, перескакивая с одного на другое, непонятно и пугающе искренне. Ремус никак не мог взять в толк, причем тут отработка у Снейпа, и совсем не был уверен, что Блек говорит именно о нём, но уточнять не решился. Взгляд Сириуса, как и его мысли, был обращен только внутрь, а Люпину ещё никогда не получалось почувствовать себя настолько близким ему, настолько посвященным. – Да… – вздохнул Сириус о чём-то своем. – И вот мы шутили, а я всё ждал, когда ж он спросит. Ну, о том, зачем я затеял эту развлекуху в классе. А все-таки здорово вышло, да, Рем? – уже со своим привычным задором спросил Блек и пихнул локтем Люпина, сидевшего рядом с ним, прислонившись спиною к камню. – Как они все шмякнулись! Попадали, как спелые груши! Эх, а вот Джейми бы понравилось, – хмыкнул Сириус, поймав отчасти осуждающий взгляд Люпина. – Ну, на то он и Джеймс. Но мы, как мне кажется, говорили немного о другом, – улыбнулся Ремус, возвращая Блека к изначальной теме разговора. – Ну да, ну да, – кивнул Сириус. – Короче, я просто хотел с ним… найти общий язык. Подружиться, скажем так. Ну и заявил об этом напрямик. А он начал кричать сразу. Обозвал пустым местом, предателем – и выгнал. Ну какое я ему пустое место, а? Это нечестно! Я же чего только не делал!.. Я же в лепешку расшибался. Всё, чтобы только отвлечь его от… – он вдруг понял, что чуть не сболтнул лишнего, и резко оборвал речь. – Прости меня, Сири, я, кажется, немного не понял… Вот сейчас ты о каком времени говорил? От чего отвлечь? «Не от чего, а от кого», – подумал про себя Сириус, но вслух произнес: – Не важно. Не бери в голову. Это не имеет значения. Никакого… Ты мне лучше скажи… Нет, ответь на два вопроса. Что мне делать, чтобы он не выпускал все свои иголки при моем приближении, чтобы не ершился так и не кричал. И почему он назвал меня... Хотя нет, достаточно ответа и на первый вопрос, – и Сириус уставился на Люпина, словно ожидая, что тот сейчас решит все его проблемы разом. – Знаешь, я думаю… Давай для начала попробуем поставить себя на место Снейпа. Мы, конечно, про него знаем только то, что было до шестого курса. А как там всё развивалось дальше, можем только предполагать. Но все-таки. Смотри, вы с Джейми его изрядно доставали курса с… четвертого-пятого, да? Сириус кивнул, чуть поморщившись. Было неприятно осознавать, что его тогдашние попытки обратить на себя внимание Снейпа, попытки, порожденные лишь – как Блек сейчас понял – пустопорожней прихотью, мешали теперь получить желаемое. А оно, казалось бы, так близко. Было бы, если б только не было прошлого. Стены имени Ремуса Люпина, как порой называл про себя Сириус одержимость Снейпа, в этом времени уже точно нет. Но теперь, теперь есть пропасть между ними, вырытая Блеком самолично. Вырытая тогда, но так и оставшаяся в этом времени. Понять бы, чем её теперь засыпать… – Сири… Сири! Ты меня слушаешь? – судя по всему, Ремус звал его не единожды. – А? Да, конечно. – Так вот, я, кажется, понял, в чём твоя проблема. – И? – Он привык ждать от тебя подвоха. Ото всех нас. – Ну, от тебя-то нет, – Ремусу отчего-то послышалась в голосе Блека обида. Но нет, с чего ей там взяться? – От меня в меньшей степени, но всё же. И вот, я думаю, что привычка видеть в твоих действиях плохое, постоянно ожидать от тебя какой-нибудь шалости, как вы это называете с Джеймсом, похоже, никуда не делась. Он не ждет от тебя ничего хорошего. Никогда. Он всё время наготове, всегда собран, напряжен, чтобы отразить удар. Ну… Мне так кажется. Не уверен, что я прав, но все-таки… – Но сначала на отработке вчера он совсем не был напряжен. – И именно поэтому, скорее всего, ещё острей отреагировал на то, что ты сделал. Не думаю, что он, как ты говоришь, внезапно и ни с того ни с сего начал кричать, раз был поначалу расслаблен. Он явно усмотрел в твоих действиях тот самый подвох и ещё острее воспринял его. Наверное, сердился заодно и на себя, что слишком расслабился. Сириус постепенно начинал понимать, что Ремус очень во многом прав, и было обидно, что Люпин первый пришел к такому выводу, а не он, который потратил на изучение Северуса Снейпа столько времени… Все-таки надо было вчера сдержаться, надо было промолчать тогда. Так ведь нет, кричать на него вздумал, защищаться. Идиот! – И что же теперь делать?.. – потеряно пробормотал Блек. – Ну, если тебе действительно нужно… Как ты там сказал? Подружиться с ним? Право слово, я не имею понятия, зачем. – Не важно, Рем. Это не важно. – Да я знаю, что ты мне ничего толком не скажешь. Однако надеюсь, что не за тем, чтобы узнать что-то о своем будущем? – Ремус подозрительно посмотрел на Сириуса. – О, нет, совсем не для этого! – Блек улыбнулся. Что ему до будущего, когда есть «здесь» и «сейчас». И как можно быстрее! – И не за тем, чтобы ударить его ещё больнее, чем прежде? – взгляд Ремуса вдруг стал таким серьёзным и глубоким, что, казалось, принадлежал человеку вдвое старше его. – Не за тем? Если так, то это не просто бесчувственно и жестоко, это… это просто бесчеловечно! – Нет, Рем, успокойся, совсем не для этого, – Сириус постарался вложить в ответ всю серьезность, на которую был способен, и доверительно положил руку Ремусу на плечо. – Никаких шалостей? – строго уточнил Люпин. – Никаких! – Клянешься? – Клянусь кисточкой своего хвоста! – не смог сдержаться Сириус. – Балбес! – улыбка тронула губы Ремуса. – Если ты солгал, я тебе её откушу при возможности, так и знай! – хмыкнул он. – Заметано, друг, – и они, смеясь, ударили по рукам. – Эх, скорее бы полнолуние, – мечтательно протянул Сириус. – Ой, нет, не хочу, – Ремус нервно поежился. – Ну и зря! Это ж здорово! – Сириус довольно потянулся, прикрыв глаза. – Может, снова о Снейпе поговорим, а? – попробовал Ремус сменить тему, а точнее вернуть разговор в исходное русло. – А, ну да… И что же, Луни, мне делать-то? Я хочу, чтобы он не воспринимал меня в штыки, но совершенно не знаю, как этого добиться. Не знаю, как показать, что я совсем не враг ему тут. Что я… ну, хороший, – Сириус немного смущенно улыбнулся и взлохматил волосы жестом, явно заимствованным у Джеймса, словно это могло прибавить ему «хорошести». – М… Может, мне попробовать поговорить с ним? – задумчиво предложил Люпин. – О, нет! – быстро и слишком резко отверг эту идею Блек. – Но почему? – удивился Ремус. – Мне казалось, что Северус иногда прислушивался ко мне. Ну… слушал иногда, по крайней мере. – Нет, Рем. Спасибо, но нет. Я хочу сам. Мне не надо, чтобы… – Блек замолчал и явно не собирался продолжать фразу, несмотря на выжидающий взгляд Люпина. – Ну, как хочешь. Мое дело предложить, – пожал плечами Ремус. – А есть ещё варианты? Ну, без твоего вмешательства? – В принципе… – Люпин вновь задумался. – В принципе, наверное, если ты будешь вести себя так, чтобы он поверил, что ты против него-взрослого ничего не имеешь… Ну, точнее не намерен предпринимать. Что ты ничем ему не угрожаешь, не замышляешь чего-нибудь постоянно. Вот если у тебя получится его в этом убедить… Не словами, нет, тут так просто не отделаешься. А вот если он сам это увидит, если поймет, что ты хотя и тень из его прошлого, но не грозящая ему ничем, а наоборот, навевающая приятные воспоминания… Хотя, какие они, к гоблину, «приятные». Ну, не важно. – Ремус потер пальцами виски, словно пытаясь прогнать непрошенные мысли. – А знаешь, я думаю… – заговорил он через некоторое время, но как-то неуверенно. – Я думаю, что если у тебя получится, то это пойдет на пользу Снейпу. Он сможет вспоминать всё, что было в школе, гораздо спокойнее. Ну, мне просто почему-то так кажется. Может, нас с тобой вообще именно поэтому и занесло в это время? – Ремус почему-то вдруг очень воодушевился. – Может, было необходимо, чтобы Северус хотя бы так простил нас за всё, что мы творим? Творили… Вы творили, а я допускал, – Люпин внезапно замолчал. – Знаешь, а вполне может быть и так, – согласился с ним Сириус, хотя на самом деле совсем не был уверен в его правоте. Он предпочитал считать, что оказался здесь, чтобы наконец-то понять Снейпа. «Или познать», – Блек усмехнулся про себя, вспомнив ещё одно значение этого слова. Но усмешку сразу спрятал, не хватало ещё, чтобы Ремус заподозрил его в неискренности. – И как ты, Луни, думаешь, я могу добиться всего этого, а? – Ну, для начала, мне кажется, что тебе ни в коем случае ни в чём нельзя перегибать палку. Сам знаешь, у тебя порой такое бывает. А это опасно. – «Даже я знаю, как это опасно, а уже Снейп тем более». – Угу, понял, не перегибать, – повторил Блек, словно стараясь получше запомнить. – Будь вежлив, но чтобы это не выглядело издевкой. Будь спокоен, но чтобы не казалось, что ты что-то замышляешь. Не молчи постоянно, потому что это подозрительно, но и не болтай без умолку, потому что это его раздражает. Будь умен, но не выпендривайся, будь открыт, но не наивно-прост. Он всё равно в это не поверит. – Но как можно ни разу не потерять эту грань? Не переборщить с чем-нибудь? – попробовал возмутиться Блек. – Никто так не может! – Ну почему?... Я же могу, – последнее Ремус произнес настолько тихо, что Сириус предпочел сделать вид, что не услышал. «Наверное, именно за это он и любил тебя. Тогда. А сейчас… Сейчас он будет любить меня! У меня получится! Чем я хуже тебя, а?» Упоенный своей решимостью и кажущейся близостью победы, Сириус и не заметил, как чуждое ему слово «любовь» пробралось в мысли, а заметив, предпочел отмахнуться – главное, что стало ясно, как действовать. А уж чем всё это потом закончится, пока не имело особого значения. – Спасибо, Рем. Я попробую. А вдруг и правда получится? Сложно, да, но я постараюсь. – Ничего сложного. Будь собой, но не будь, ради Мерлина, Мародером. – Ха, да, сложная задачка, но я справлюсь, – кивнул Блек. «Всё равно без Джеймса это не так интересно. Не страшно, потом наверстаю». Блек сидел и улыбался, довольный тем, что, похоже, начал понимать, как следует себя вести в ближайшее время. После оглушительной и ошарашивающей пустоты предыдущего вечера, жизнь наконец-то вновь наполнилась яркими красками и звуками. – Что, раз мы всё решили, может, пойдем уже в замок? Ты же не хочешь простудиться и, о ужас, пропустить отработку, а? – пихнул Ремус локтем в бок задумавшегося Сириуса и подмигнул ему. – Да, точно! Сегодня к мадам Помфри меня совсем не тянет. – Вот и замечательно. Пойдем? – Ремус пружинисто поднялся и протянул руку Блеку. – Да, пойдем, – Сириус встал. – Спасибо, Рем. Правда, спасибо! – Особенно и не за что… Ты, главное, помни, что мне обещал. И помни, что ждет твой хвост в случае чего недели через три. Сириус извернулся и демонстративно взглянул на свой копчик. – Да, Рем, я всегда знал, что ты страшный человек! Зато отлично умеешь убеждать. И они, рассмеявшись, направились в замок.

Lutic: Nadalz Большое мерси за долгожданное продолжение *ушла читать*

Nadalz: Lutic Надеюсь, хотя бы немного понравится! =) П.С. Просто потрясающая аватарка!

Fairy: какая вкуснятинка Ремус такой наивный, поверил в сказку про желание "просто дружить" или сделал вид, что поверил Nadalz пишет: Но, надеюсь, дальше все пойдет побыстрее. устроилась ждать продолжение

Nadalz: Fairy Спасибо! Да, Ремус тут просто-таки котенок. =))

Nadalz: Глава 32 Северус Снейп старался не думать о вчерашнем взыскании. Он вообще старался не думать по воскресеньям, в единственный день недели, когда мог себе это позволить. Когда разрешал себе считать, что он нормальный. Что нет ни Дамблдора с его «просьбами», ни Поттера с его нахальными выходками, ни Блека с его, Снейпа, Люпином. Хотя тот был уже давно не его. И никогда не был. Просто когда-то так казалось. И хотелось. А в итоге… Нет, лучше не думать об этом. Ни о чём не думать. Снейп мерил быстрыми шагами коридоры замка, словно надеясь, что это поможет избавиться от нашествия «невоскресных» мыслей. В воскресенье он имел право думать только о науке, книгах, статьях, планах занятий или о других школьных мероприятиях, но ни в коем случае не об учениках и, тем более, ни о чём личном. Так, директор просил проконтролировать, чем занимаются Поттер, Грейнджер и Уизли. Подозревает, что они попробуют сами разузнать, что происходит в замке, а в прошлый раз подобное ни к чему хорошему не привело. «Нет. Хватит. Сегодня пусть делают, что хотят. Есть учителя и кроме меня – вот пускай они и носятся с ними!» Проходя мимо окна в коридоре второго этажа, Северус Снейп остановился. И совсем даже не за тем, чтобы проверить, нет ли во дворе Поттера, вот ещё! Просто захотелось и всё тут. Поттера или кого-нибудь из его компании видно не было, зато школьный двор пересекали, оживленно переговариваясь и смеясь, Сириус Блек и Ремус Люпин. Ну зачем надо было назначать ему взыскание и на воскресенье?! Непростительная глупость! Слушать его враньё и истерики ещё и сегодня. Хотя по началу это было даже занятно… «Возможно, из вечеров с ним… Из его отработок, – поправил Снейп сам себя, – получится извлечь и кое-какую пользу…» Нет ничего приятнее власти над собственным прошлым. Прошлым, которое уже не даст тебе сдачи. Ну, в течение ближайшего времени точно. А потом… Блек в Азкабане, вот пусть там и остается. А в молодом Блеке что-то всё-таки есть. Наглый самоуверенный глупец. Хотя на поверку не такой уж и глупец. Лживый, но при этом почему-то… забавный. Снейп и представить себе не мог, что когда-нибудь в здравом уме употребит это слово. А уж то, что оно, будучи применено к Блеку, почти вызовет улыбку, было уж совсем из ряда вон выходящим. Однако же… вот. «Право, Северус, – осадил он себя. – У тебя что, весна началась?» Почему у меня? У всех. «У тебя не было её почти шестнадцать лет. С чего вдруг сейчас, а? Не дури. Появление тут этих мальчишек не причина, чтобы самому вести себя как подросток. Даже и не думай!» А я и не думаю. Особенно сегодня. Закончив мысленную перебранку с самим собой, Северус ещё раз посмотрел во двор. Та самая пара мальчишек стояла у незамерзающего фонтана и разговаривала. «Люпин! Ну что за человек такой? Опять без шарфа на холоде. Как всегда», – поймал Снейп мысль, будто заглянувшую прямо из прошлого. «Хотя такие как он не болеют простудой», – поморщился он словно от зубной боли. Чтобы отвлечься от мыслей о Люпине, Северус стал рассматривать Блека, неосознанно сделав ещё один шаг к окну и окончательно выйдя из скрывавшей его тени. В этот момент Сириус Блек громко рассмеялся. И, хотя сквозь толстое стекло его не было слышно, зато замечательно было видно, как он, широко раскрыв рот и запрокидывая голову, резко выдыхал свой смех. Отчего-то в профиль Блек показался Снейпу похожим на большую лающую собаку или… «Что? Он – тоже? Нет! Не может быть, просто померещилось!» Теперь Северус ещё внимательнее вглядывался в лицо и фигуру Блека, пытаясь найти подтверждение или окончательно опровергнуть свою внезапно возникшую теорию. Сириус, словно почувствовав на себе изучающий взгляд, резко повернул голову, посмотрев на окна второго этажа. Снейп непроизвольно отпрянул, сбив с ног того, кто так некстати пытался в этот момент обойти его сзади. Этим несчастливцем оказался первокурсник-хаффлпафец, испуганно уставившийся сейчас на грозного профессора. Судя по тому, что на глазах мальчика проступили слезы, он ушибся. Возможно, даже серьезно. Снейп недобро на него глянул, но, быстро достав волшебную палочку, поднял заклинанием с пола, поставил напротив себя и всмотрелся в его зрачки, проверяя, нет ли сотрясения «того, чего на их факультете и так не слишком много», а затем строго сказал: – Будьте впредь внимательнее, Миргуд. Два балла с Хаффлпаффа. Мальчик стоял, опустив голову и шмыгая носом. – Зайдите к мадам Помфри. Арни Миргуд-младший кивнул, но не сдвинулся с места. – Всё, идите, не тратьте более моё время. Ребенок снова кивнул и унесся по коридору налево. – А лестница в Больничное крыло справа, между прочим, – заметил Снейп негромко, ни к кому конкретно уже не обращаясь. – Надо было самому его туда отвести. Хотя у него есть свой декан, вот пусть с ним и нянчится. Мне хватает слизеринцев, – он снова посмотрел в окно. Блека и Люпина уже не было, зато три маленькие фигурки с до боли знакомыми очертаниями направлялись в сторону хижины Хагрида. Хочется надеяться, что не Запретного леса. Надо будет сообщить директору. – И некоторых гриффиндорцев, – добавил Снейп под нос, направляясь в подземелья. У себя он планировал заняться учебными планами и некоторыми неизбежными обязанностями декана. *** У директора Снейп задержался дольше обычного. В основном из-за того, что теперь появилась новая тема для «чаепитий», и Дамблдор сегодня уж слишком настойчиво убеждал его относиться к бывшим школьным недругам терпимее, ведь они сейчас «всего лишь дети». Они всегда были для него «всего лишь детьми». В отличие от него, Северуса. В одиннадцать лет он был «молодой человек, вам не следовало бы…», в шестнадцать – «юноша, разве допустимо…», а после тридцати стал вдруг «Северус, мой мальчик, не мог бы ты…», оставаясь всё равно «профессор Снейп, не стоит быть столь…». А вот Блек с Люпином всегда оставались «всего лишь детьми». Что бы они ни делали. Даже Блек. «Бедный мальчик, как же он мог так ошибиться»! Блек «ошибался», а Снейп «был не прав». Вот в этом вся и разница. Северус вернулся в свой кабинет и занялся, наконец, делами своего факультета. До вечерней отработки Блека оставалось всего несколько часов. Раз чего-то невозможно избежать, надо попробовать просто не раздражаться насчет этого чрезмерно. Впереди ещё целая рабочая неделя, отягощенная взысканиями Блека, и, если есть возможность сделать их неким подобием… снятия напряжения, разрядки, то это будет не так уж и плохо. В отличие от обычных взысканий, с Блеком можно на некоторое время перестать изображать из себя «ужас и страх всея Хогвартса», поскольку на данного «ребенка» подобное всё равно не действует. К тому же Блек вряд ли побежит жаловаться к директору, слишком заносчив, как и Поттер в свое время. Так что… Ухмыльнувшись своим мыслям, хотя и не до конца представляя себе, что включает сейчас в понятие «разрядка» и как в итоге это отразится на Блеке и на нём самом, Северус Снейп склонился над жалобой Теодора Нотта о сквозняках в спальне.



полная версия страницы