Форум » Библиотека-3 » Вне планов. СС/СБ, romance, преслеш, макси, в процессе. Глава 32 от 30.10.07 » Ответить

Вне планов. СС/СБ, romance, преслеш, макси, в процессе. Глава 32 от 30.10.07

Nadalz: Название: Вне планов Автор: Nadalz Бета: Дориана Грей Пейринг: СС/СБ, отголоски СС/РЛ Категория: пока преслеш, в дальнейшем будет слеш Рейтинг: пока G, дальше планируется минимум R, а возможно и NC-17 Жанр: romance + humor Саммари: Северусу Снейпу для полного счастья не хватало только одного - появления в его взрослой жизни старых школьных врагов. Старых врагов, которые неожиданно юны и всегда готовы. К чему? Время покажет. Дисклеймер: Основные герои принадлежат Роулинг, но своих ей не отдам. Размер: макси Статус: в процессе Примечание 1: Фик написан на новогодний дайри-фест "Писатели и художники" для Malda, которая хотела SS&SB. Фик, где бы Снейп-взрослый учил мародеров-детей (НЕ стёб!) (мародеры не сильно маленькие ), по картинке http://static.diary.ru/userdir/1/7/1/4/171437/12125798.jpg К сожалению, сцена, изображенная на рисунке, финальная для данного фика. А до финала тут пока еще далеко. Но все-таки надеюсь, что мой подарок порадует Malda. Примечание 2: Фик посвящается Лис. В благодарность за идею, советы и помощь на начальном этапе. Спасибо этому году за то, что мы познакомились. Лис – ты просто потрясающе интересный собеседник с тонким и… правильным чувством юмора. Надеюсь, тебе хоть немного понравится вот этот мой подарок для тебя к Новому Году! Благодарности: Рaree-n и Дориане Грей, моим первым читателям, которые поддерживали меня в этом начинании, пинали и поправляли когда надо. Рaree-n, если бы не ты, то все было бы намного медленнее и, я просто уверена, совсем иначе. Доряш, тебе тоже спасибо за советы, замечания и, естественно за то, что согласилась отбетить (и отбетила) этого монстра. Ну и отдельная благодарность Loy Yver за неоценимую помощь в разрешении тонких вопросов русского языка :)

Ответов - 96, стр: 1 2 3 4 All

Lecter jr: Nadalz а мне жалко, что в моей башке куча спойлерофф)) шарахните меня "Обливиэйтом", я хочу читать это как фпервые!

Fairy: Nadalz пишет: Ага, довел так, что сам испугался Сириус всегда выкручивается. посмотрим как он это сделает в этот раз )))

Nadalz: Всех девушек наших красавиц от всего сердца поздравляю с настоящим весенним праздником! Пусть вам всегда улыбаются солнце и удача! Глава 26 Проводив друга взглядом, Сириус Блек вновь посмотрел на Снейпа. Тот как-то резко подобрался, стал дышать ровнее и, перестав опираться на стол, выпрямился, скрестил руки на груди. Несмотря на то, что Сириус был ненамного ниже его, у Снейпа каким-то непостижимым образом получилось осмотреть класс поверх головы Блека. – Соберите образцы со столов. Аккуратно. Вам их еще тестировать, – тихо и размеренно проговорил Снейп, глядя в одну точку на дальней стене класса. «Нет! – хотелось кричать Сириусу. – Не надо снова! Где эмоции? Где гнев? Я же заслужил их?! Дай. Верни!..» – Мистер Браун, вы меня хорошо слышите? Или всё ещё упиваетесь масштабностью своего проступка? Не особо вслушиваясь в слова, Сириус пытался найти на лице Снейпа хоть тень обуревавших его – Блек был в этом уверен – чувств. Создавалось впечатление, что у профессора Снейпа имеется большой опыт по части быстрого изгнания своих эмоций в дальние уголки сознания. «Но так же нельзя! – думал Сириус, глядя на внешне совершенно холодного и непоколебимого Снейпа. – Наори на меня. Ты же можешь! Ты же только что кричал на класс…» Но только чуть сбивающееся иногда дыхание говорило о том, что внезапное спокойствие Снейпа – напускное. – Если в течение двух минут все образцы не будут у меня на столе, Гриффиндор лишится еще пятидесяти баллов. Вы этого хотите, мистер Браун? «Почему опять все так... холодно...» – никак не мог понять Сириус. Он только несколько минут назад праздновал маленькую победу, а теперь... Все снова по-прежнему. Хотя нет, не по-прежнему – взыскание-то он заработал, и этого уже никто не отнимет. Блек, окончательно решив все для себя, сжал руку в кулак, еще раз попробовал поймать взгляд Снейпа, но, вновь потерпев неудачу, отвернулся и пошел выполнять приказ. В положенный срок все штативы с пробирками стояли на преподавательском столе ровными рядами. – Идите, Бл… Браун, – чуть не сорвавшаяся с губ оговорка всё же выдала волнение Снейпа. – Сегодня в восемь часов вечера вас ждет отработка. Опоздание недопустимо. Сириус, уверенно глядя на Снейпа, ответил: – Я приду вовремя. Приду, – повесив на плечо сумку, он развернулся и покинул кабинет. Спустя минуту Северус Снейп тяжело опустился в свое кресло и устало потер виски. Потом, резко схватив со стола чернильницу, запустил ею в ближайшую стену. Красные чернила медленно стекали по черному камню подземелий под полувопль-полустон: – ЗА ЧТО?!. *** Закрыв за собой дверь кабинета, Сириус Блек прижался к ней спиной. Казалось, он только сейчас заметил, как сильно бьется сердце. «Спокойно, Бродяга. Все будет нормально. Все получится. Надо лишь слегка расшевелить эту ледяную глыбу, а дальше она сама покатится. Должна бы…» Выровняв дыхание, Блек оторвался от холодной двери и тут услышал звон разбивающегося стекла. «Хм. Все-таки этот раунд за мной», – улыбнулся Сириус сам себе и направился в библиотеку. В гостиную, полную сейчас желающих расспросить, пожурить или поздравить с удачной выходкой, идти совершенно не хотелось. Конечно, в библиотеке его ждет Люпин… Но разговора с другом все равно не избежать, и чем раньше удастся с этим покончить, тем лучше. Зато тогда Ремус не будет ждать его с отработок, заготавливая наиболее веские выражения и доводы. Поэтому, поборов в себе желание затаиться где-нибудь и никому не показываться на глаза до восьми вечера, Сириус Блек поспешил в библиотеку. Как и следовало ожидать, Ремус Люпин находился именно там. – Ну и? – требовательно спросил он. – Рем, понимаешь… – Сириус опустился на стул рядом с другом. – Понимаешь, так было нужно. Я не со зла. – Да ты что? – едко спросил Ремус, словно довольно долго брал уроки у одного небезызвестного слизеринца. – Рем, прошу, не надо мне читать нотаций. Я понимаю, что… несколько перегнул палку. Но как еще мне было… – и тут Сириус резко замолчал, поняв, что чуть не сболтнул лишнего. – Ты ее не перегнул, – жестко заметил Ремус, – ты ее почти сломал. Еще пара таких фокусов, и она треснет. Лучше от этого точно не будет. Ни тебе, ни мне, ни… остальным. – Рем, я тебя уверяю… даже обещаю, что не собираюсь делать ничего такого… что бы запрещал Дамблдор. В конечном итоге. – И ты думаешь, он одобрил бы твой поступок? – возмутился Ремус. – Ну… я так не говорил, – Сириус уставился на свои руки, не решаясь взглянуть на Люпина. Тот явно завелся, и к ним уже давно должна была бы подойти мадам Пинс, чтобы выставить вон. Однако она находилась в другом конце библиотечного зала, и ничто не мешало Ремусу выплескивать свой гнев и возмущение. – А если бы кто-то поранился? Сломал бы себе что-нибудь? Ну как так можно?! – Ну… Костерост хоть и не вкусный, но его сейчас довольно много, на всех бы хватило, – попытался пошутить Сириус, наконец-то оторвавшись от созерцания своих ладоней. – Сири-Сири, – покачал головой Люпин, – ты знаешь, что ты просто невыносимый эгоист и обалдуй? – Ага, конечно, знаю, – быстро закивал Блек, видя, что Ремус потихоньку успокаивается. – Ты же мне постоянно об этом твердишь. – Но без толку, – выдохнул Люпин, улыбаясь уголками рта. – Тебя даже могила, думаю, не исправит. – Предлагаешь это проверить? В ближайшее полнолуние? – Блек несильно пихнул друга локтем. – Тихо, ты! – зашипел Ремус. – А ты точно мне обещаешь, что не пойдешь вопреки приказу директора? Что бы ты там ни задумал – а я уверен, что это что-то совсем нехорошее – ты не можешь забывать, что мы в очень сложном положении. И вообще, будь осторожен, а? Сири, я тебя, конечно, прикрою при необходимости, но не делай уж очень больших глупостей. – Хорошо, – смиренно ответил Сириус. Люпин взглянул на него с большим подозрением. – Ну, ладно. Обещаю не делать того, что директор Дамблдор прямым образом запретил. При разговоре в его кабинете. Поняв, что это максимум, чего можно добиться от Сириуса, Ремус кивнул. Блек поднялся со стула. – И куда это ты? – остановил его Люпин. – Ну… Поброжу где-нибудь… – Не раньше, чем прочтешь вот это, это и это, – Ремус положил перед изумленным Блеком два далеко не маленьких фолианта и одну тонкую, но очень древнюю по виду брошюрку. – Что это? – спросил Сириус, садясь обратно. – Ты помнишь, что Снейп… профессор Снейп, – быстро поправился Ремус, однако, заметив саркастический взгляд Блека, хмыкнул: – Хорошо, Снейп. Так вот. Он сказал, что ты лично будешь проверять правильность сваренного нами на уроке зелья. На себе проверять, – веско закончил Ремус. – И? – поощрительно протянул Сириус. – И тебе следует хотя бы в общих чертах знать, как это делается. Ну… чтобы быть морально готовым к тому, что тебе предстоит. «Хорошее слово “предстоит”, – грустно подумал Сириус. – Жаль, но пока оно, похоже, не несет ничего хорошего». – Но у меня взыскание не через месяц. – Сириус выразительно провел пальцем по корешку самой толстой книги. – Я ж не успею. – Я там заложил нужные статьи. В «Свойствах и побочных эффектах лечебных зелий» всего десять страниц, в «Исследованиях влияния ущербных лекарственных жидкостей» – двадцать три. А вот «Кроветворное зелье: польза и последствия» надо прочесть полностью. Тут не особо много, ты справишься. – Но… как? – все еще не оправившись от удивления, спросил Сириус. – Ну, мы же не первый год знакомы, Сири. Не так уж сложно было догадаться, что ты придешь сюда, чтобы поговорить со мной, пока я не успел как следует рассердиться, – мягко улыбнулся Ремус. – Давай, не отвлекайся. У тебя не так уж много времени, – закончил он, подвинул к себе учебник по нумерологии и погрузился в чтение. Сириус мотнул головой, отгоняя мысли о том, что еще не факт, кто кого тут видит насквозь, и открыл нужную статью в первой книге. Времени действительно оставалось всего ничего.

Lecter jr: Ну зачем я спрашивала, чем все это закончится 8в отчаянии* Лучше бы не знать. Но ладно) Читать все равно оч. интересно и приятно. Светлый такой фик.

Nadalz: Lecter jr О, а я рассказывала, чем кончится? *удивленно* Явно была пьяна Спасибо, солнц!

Fairy: Nadalz продолжние как всегда очень интересное Lecter jr пишет: Ну зачем я спрашивала, чем все это закончится 8в отчаянии* а мне наоборот - любопытно, что там дальше будет...

Nadalz: Fairy Спасибо! Fairy пишет: а мне наоборот - любопытно, что там дальше будет.. Просто Лектер, если мне не изменяет память, в курсе финала. Самое забавное, что и я сама в курсе только его, но никак не следующей главы.

Оле-Лукойе: Nadalz Как это я новую главу пропустила, а? Наивный все-таки Сириус..

Aplikacia: Короче тут и преснюпин, и преснейпоблек, и преСБ/РЛ... Очень-очень класный/хороший/интересный (нужное, а лучше всё, подчеркнуть) фик! Автор(!) хлеба, зрелищ, а главное проды!! За Ваше здравие ! ЗЫ: Севу тока жалко, нервный стал Не до добра, а к слешному слушному моменту доведут его мародёры, хоть и вполовинчатом составе А тут ещё Поттер-младшой за кадром Толи ещё будет?..

Nadalz: Оле-Лукойе О, хорошо, что-таки нашла главу =)) Ага, наивный, но ооочень упертый. Aplikacia Спасибо! Aplikacia пишет: и преСБ/РЛ... Ой, не. Ремка у нас мальчик сурьезный и положительный. Aplikacia пишет: Севу тока жалко, нервный стал Ага, как тут не разнервничаешь - когда вокруг такое. Еще и василиска не забудьте прибавить А то ли? То ли обязательно еще будет!

Aplikacia: Nadalz пишет: Ремка у нас мальчик сурьезный и положительный. А жаль Придётся Блеку , кхм, Брауну самому отдуватся Nadalz пишет: Еще и василиска не забудьте прибавить И василиска, и 4(!) полнолуния !!! Nadalz пишет: как тут не разнервничаешь - когда вокруг такое. Уже нервничаю и жду продолжения Nadalz пишет: А то ли? То ли обязательно еще будет! Хочу Толю!

Nadalz: Глава 27 Ровно в восемь часов вечера Сириус Блек постучал в дверь кабинета зелий и сразу же открыл ее. Северус Снейп сидел за своим столом, откинувшись на спинку стула и скрестив руки на груди. – Скажите мне, мистер Браун, – спросил он, как только Блек вошел, – зачем стучать, если вы все равно не дожидаетесь приглашения? Несмотря на то, что говорил профессор не повышая голос, а сидел довольно далеко от двери, Сириус расслышал каждое слово. – Я пришел ровно в назначенное время, – ответил он, так и оставшись стоять у раскрытой двери. – Допустим, – Снейп кивнул. – Закройте дверь, мистер Браун, если не желаете, чтобы все в школе стали свидетелями вашего взыскания. – Хорошо, – Сириус быстро прикрыл дверь и снова обернулся к преподавателю. – Видимо, вы считаете, что у вашего факультета слишком много баллов и они достаются ему непозволительно легко, раз позволили себе забыть нормы обращения к преподавательскому составу? У Сириуса создавалось впечатление, что педагог намеренно использует длинные, насыщенные канцеляризмами фразы, чтобы подчеркнуть свой статус, свое вышестоящее положение. «Значит, самого звания профессора ему для этого недостаточно», – отметил Блек про себя, по привычке добавляя очередной штришок к «внутреннему портрету» Северуса Снейпа. Однако Сириусу приходилось признать, что старый «эскиз» совсем никуда не годился в этом времени. Поэтому уже на второй, если не на первый день пребывания тут, Блек иногда доставал «ластик» и «карандаш», чтобы стереть какие-то черты, дорисовать что-то новое… Как в данный момент. Но сейчас отвлекаться надолго было нельзя. Да и на секунду не стоило. Сириусу следовало попробовать если не расположить к себе – пока это просто невозможно, учитывая старые «заслуги» и новые обстоятельства, – то хотя бы не слишком сильно разозлить. Необходимо дать понять, что он, Блек, неопасен теперь. Нет, Сириус не думал, что бывший однокурсник его боится, ни в коем случае. Снейп-подросток никогда не страшился людей, он опасался их поступков и, довольно часто, слов. Снейп-профессор мог, конечно, научиться или привыкнуть бояться кого-либо – хотя вряд ли – но уж на сто процентов точно этим человеком не был бы Сириус Блек. Сириус был уверен, что профессор зельеварения опасался за свою репутацию, свое положение в глазах других учителей и, возможно, некоторых учеников. Работать с людьми, которые сами тебя учили и помнят, каким ты был совсем еще мальчишкой, довольно сложно, а уж для Северуса Снейпа сложнее вдвойне. Он наверняка чувствовал себя беззащитным, слишком открытым и понятным им. Поэтому, вероятно, прилагал в свое время немало усилий, чтобы создать свой нынешний образ, чтобы научить профессоров уважать, ценить и относиться к себе как равному. Сириус пока не знал точно, как долго Снейп работает в Хогвартсе, но если достаточно давно, то он явно был вынужден и учеников, помнивших его на старших курсах, заставить себя если не уважать, то хотя бы принимать во внимание и остерегаться. Значит сейчас, прежде чем вплотную приступить к реализации своей цели, надо просто доказать Северусу Снейпу, что он, Сириус Блек, не намерен причинить ущерб его репутации, не собирается никаким образом портить ему жизнь, рассказывать кому бы то ни было о том, о чем профессору хотелось бы забыть навсегда. Но это явно будет непросто. Северус Снейп не тот человек, кто верит бывшим недругам на слово. Значит, надо доказывать действиями. Иначе никак. «Знать и уметь», да? Не думаешь, что я на это способен? Посмотрим… Так, решено. Не отвлекаться ни на секунду. А… О чем он там спрашивал? – Нет, сэр, не забыл, – постаравшись добавить в голос немного смирения, ответил Блек. – Подойдите ко мне, мистер Браун, – коротко приказал профессор. «С удовольствием!» – чуть не вырвалось у Сириуса, но он вовремя прикусил язык. «Спокойно, Бродяга, спокойно. Молчи, когда не спрашивают. А если спрашивают – думай сначала!» Сириус подошел вплотную к преподавательскому столу, однако? поняв, что Снейпу придется задирать голову во время разговора, сделал несколько шагов назад. Блек слишком хорошо знал, как и чем можно вывести бывшего однокурсника из равновесия, поэтому решил свести к минимуму все раздражающие факторы, даже подсознательные. – Зачем. Вы. Это сделали, мистер Браун? – преподаватель чуть поднял голову и строго посмотрел на ученика. Сириус молчал. Просто потому, что точно знал по интонации, – Снейп еще не закончил. – Видимо, вы решили, что без вашей четверки в школе слишком скучно? Захотелось в очередной раз самоутвердиться за счет нескольких покалеченных однокурсников? – Северус Снейп, сам того не замечая, постепенно заводился. – Желали сорвать аплодисменты, продемонстрировав всем, что я не способен контролировать ситуацию на собственном уроке?! – Рука Снейпа на столе сжалась в кулак. – Проверяли очередную гениальную задумку вашего Поттера? Или просто решили повеселить своего дружка Люпина? – вдруг снизил голос и зашипел профессор Снейп. – Фореста, сэр, – Блек не сумел удержаться от замечания. – Что? – профессор удивленно посмотрел на него. – Фореста, сэр, – повторил Сириус, потому как делать вид, что он ничего не говорил, было поздно. «Сири! Спокойнее. И перестань глазеть на то, как он бессмысленно перекладывает на столе бумаги с одной стопки в другую. Если он поймет, что ты заметил его беспокойство, будет только хуже. Но все-таки интересно, что же там случилось у них с Ремусом. Я-то считал, что рано или поздно они сойдутся… Так, Бродяга, об этом будешь думать позже. Сейчас же соберись. И перестань пялиться на его руки!» Сириус уставился в пол. – Да, Форест, – повторил Снейп уверено, однако по тону можно было догадаться, что он слегка утратил нить разговора. – Форест, в отличие от вас, мистер Браун, не стал бы вести себя столь вызывающе и столь… чревато для факультета. Скажите, Браун, а давно Джеймс Поттер это задумал? Ясно же как день, что это его идея. Так остроумно, – Снейп почти выплюнул это слово, – так типично для него. Для всех вас… Выставлять людей на посмешище, не заботясь о том, что кто-то может пострадать. Это так… по-вашему. И пусть жертв будет побольше. И пусть им будет больнее! – Снейп замолчал, сцепив чуть подрагивающие руки в замок и положив их на бумаги. – В мои цели не входило ни посмеяться над кем-нибудь, ни, тем более, причинить кому бы то ни было вред, сэр, – размеренно и серьезно произнес Сириус. – О, какая длинная и умная фраза, – едко заметил профессор. – Лю… Друзья научили? – Нет, сэр, – ответил Сириус как можно спокойнее, хотя в душе поднималась волна протеста на постоянное упоминание Ремуса и Джеймса. – Это правда. Я не думал, что кто-то может серьезно пострадать, – продолжил Блек ровным и каким-то даже для него самого непривычно взрослым тоном. – К тому же ни с кем ничего толком и не случилось, – добавил он спустя несколько секунд, не сумев сдержаться. – Не благодаря вам, а вопреки, – отрезал Снейп. Сириус опустил глаза, полностью соглашаясь. – Так что вы говорили насчет ваших целей, мистер Браун? Что же в них в таком случае входило? – спросил профессор спустя минуту полной тишины. Сириус смачно выругался про себя – красивая на первый взгляд фраза на поверку оказалась крайне неудачной и даже опасной. – Мистер Браун? – настойчиво повторил Северус Снейп. Сириус все еще пребывал в некоторой растерянности. – Целей?.. Это было совершено под влиянием сиюминутного порыва, – попробовал выкрутиться он. – Рефлекторно. – Да, видимо, умение причинять неприятности окружающим доведено у вас до такого автоматизма, что вы давно перестали утруждать себя мыслями о таких мелочах, как последствия вашего поведения. О здоровье или даже жизнях других? Зачем вообще задумываться сейчас, если раньше за вас это делали ваши дружки? Рефлекторно – значит «не думая», так, мистер Браун? – закончив резко и жестко речь, начавшуюся, в принципе, довольно ровно, Снейп вперил взгляд в ученика. Блек был озадачен. Согласиться означало расписаться в собственном моральном ничтожестве, отрицать – вызвать ненужное сейчас раздражение у Снейпа и погрязнуть в бессмысленном разговоре. Лучший выход – постараться уйти от ответа вообще. К тому же Сириусу банально надоело стоять без дела, а контролировать каждое слово и жест надоело еще больше. – Не совсем, профессор, – ответил Блек и попытался свернуть разговор: – Сэр, у нас впереди еще целая неделя отработок, может, мы продолжим обсуждение этого вопроса в следующий раз? Северус Снейп на мгновение даже оторопел. – А давайте, мистер Браун, я все-таки сам буду решать, каким образом и в каком порядке мне проводить ваше взыскание? Однако, к сожалению, нам действительно пора переходить к практической части. Зелье, отметок за которое вашими стараниями чуть не лишились ваши однокурсники, вскоре начнет изменяться, если его должным образом не законсервировать. А я, к вашему сведению, делать этого не собираюсь. Если вы не успеете с ним поработать, это будет целиком ваша вина. Но, в отличие от вас, я все-таки уважаю чужой труд, даже если это ничтожные потуги учеников, по какой-то им одним ведомой причине избравших курс Высших Зелий, создать нормальный кроветворный состав. Так что вам, мистер Браун, опять повезло – наш разговор мы продолжим завтра в… – Снейп на секунду задумался, – в шесть вечера. У вас как раз будет время посоветоваться с Лю... друзьями насчет целей своего поведения, раз уж самостоятельно найти ответ вы не в состоянии. А затем и меня просветите. Блек сжал челюсти так, что заходили желваки – как же его достало это постоянное упоминание Ремуса и Джеймса! Так и хочется взять эту упрямую голову и вытрясти из нее всё лишнее. И глаза хорошенько промыть, чтобы он увидел, наконец, его, Сириуса Блека, лично, а не просто «одного из»… Однако этого никак не сделаешь. Все будет гораздо труднее. Но с каких пор Блеки пасовали перед трудностями? Да никогда! Он своего добьется! Он заставит увидеть себя! Но, Мерлин, как же мало времени... И как же много надо успеть. Глава 28 – Мистер Браун, вот ваше рабочее место, – Северус Снейп указал рукой на первый стол напротив. Без вопросов и пререканий Сириус сел за парту и внимательно рассмотрел расставленные на ней предметы. На застеленной белой хлопковой тканью столешнице находились: штатив на десять пробирок с разным, даже на первый взгляд, содержимым; ряд надписанных проб с кроветворным зельем; несколько салфеток тоже из белого хлопка; небольшая мисочка с водой и острый посеребренный скальпель. При взгляде на лезвие, Блек похолодел и с трудом сглотнул ставший в горле комок. Сириус еще раз вспомнил все, что прочитал буквально несколько часов назад в библиотеке, что слышал от профессора Слагхорна, и, несмотря на страх, только утвердился в решении, принятом по пути на взыскание. Главное – постараться доказать и ему, и себе. Доказать, что все не так просто, но совсем не опасно. Глядя на то, как Блек взял в руки скальпель и замер, словно задумавшись, Снейп саркастически поинтересовался: – Впервые видите? Не знаете, что с ним делать, мистер Браун? – Нет, сэр, знаю, – и в ответ на вопросительный взгляд профессора продолжил: – При нанесении на свежую рану нескольких капель кроветворного зелья, кровь на несколько секунд окрашивается в цвета от синего до голубого, в зависимости от качества и концентрации зелья. Скальпель, который вы, профессор, мне предложили идеально подходит для проведения данной операции. Подобными инструментами пользовались все лекари и колдомедики до изобретения состава-идентификатора. С его открытием необходимость в нанесении алхимиками или медиками себе ран практически полностью отпала. Составляющие идентифицирующего зелья, видимо, должны бы находиться вот в этих пробирках. Снейп молчал, несколько ошарашенный неожиданной осведомленностью Блека. Северус рассчитывал снова доказать и себе, и мальчишке ничтожность и бестолковость последнего, но в этот раз явно потерпел неудачу. – Что ж, раз вы все так прекрасно знаете, можете начинать. Зелья, полностью соответствующие требованиям, поставьте слева от вас, плохо приготовленные – справа. Остальные – в зависимости от качества, должны быть распределены между ними. Сами решайте, какой способ проверки предпочтете. – Хорошо, сэр, я уже решил, – кивнул Блек и резким движением полоснул скальпелем по указательному пальцу левой руки. На белую ткань упала первая кровавая капля. Но Сириус этого не видел, он смотрел в упор на Снейпа, пытаясь понять, правильный ли выбор сделал. Профессор с выражением озадаченности на лице облизал губы, прокашлялся, не отрывая взгляда от кровоточащего пальца ученика, и сказал чуть дрогнувшим голосом: – Раз так, действуйте согласно инструкциям. Он подождал с минуту, а затем развернулся и пошел к своему столу. Перед глазами у него стояла окрасившаяся в ярко синий первая капля крови: «Блеку повезло, зелье явно варила Марш. Да, не ожидал от него. Смело. По-гриффиндорски глупо, но… Проклятье, почему-то вызывает уважение. Хотя посмотрим, надолго ли Блека хватит». Оказалось, надолго. Сириус делал порез, капал зельем, сваренным кем-то из однокурсников, наблюдал за изменением цвета, стирал кровь смоченной в воде салфеткой, некоторое время ждал, пока рана слегка затянется, и резал другой палец. Чем лучше было сварено зелье, тем быстрее и безболезненнее заживала свежая ранка. Блек повторял все снова, раз за разом, не издавая ни звука, молча и спокойно. Только когда он вновь вынужден был сделать порез на недавно зажившем указательном пальце, Снейп не мог не заметить, как Сириус сморщился и стиснул зубы. – Что, мистер Браун, вам жаль ваших холеных ручек? – О нет, сэр, – ответил Блек. – Что мои руки, по сравнению с вашими? Незачем сравнивать штамповку с произведением искусства, – добавил он спустя несколько секунд столь тихо, что при желании Снейп мог бы сделать вид, что ничего не услышал. Однако Сириус понял, что слова достигли адресата – Северус Снейп опустил взгляд на свои руки, по центру лба его пролегла глубокая морщина, словно он усиленно искал в словах ученика издевку, второе дно, но никак не мог найти. Северус встал из-за стола и, сцепив руки в замок за спиной, будто стараясь укрыть их от взгляда Блека, подошел к его парте и стал задавать вопросы по теории зельеварения. Казалось, он таким способом решил поставить на место бывшего однокурсника и немного отомстить за то, что ему удалось смутить своего преподавателя. Сириус Блек отвечал не отрываясь от своего занятия, лишь иногда замолкая на миг, когда посеребренное лезвие рассекало плоть. Осталось проверить всего несколько проб с кроветворным зельем, когда произошло нечто, что заставило профессора Снейпа прекратить свои расспросы. Когда Сириус капнул очередным зельем на свежий разрез, кровь совершенно неожиданно сделалась ярко-желтой. Блек испуганно расширил глаза и, так как жжение в пальце сделалось просто невыносимым, интуитивно попытался зализать ранку. Он поднес палец ко рту, но Снейп молниеносно перехватил руку Сириуса. – Блек! Вы идиот! Это может быть ядом! – прошипел Снейп в лицо ученику. – Спасибо, – тихо ответил Блек, заворожено уставившись на пальцы, схватившие его за запястье. Северус Снейп, вспомнив, что говорил Сириус про «произведение искусства», смутился и попытался отнять руку, но почувствовал, как Блек уверенно накрыл его пальцы своей ладонью и прошептал, теперь уже глядя прямо в глаза: – Спасибо… Снейп резко вырвался и отошел, словно ища защиты, за свой преподавательский стол, неосознанно потирая руку, по которой еще бегали странные мурашки, пущенные теплом ладони Блека. – Это входит в мои обязанности, мистер Браун. И я их отлично знаю. Профессор Снейп сел, отлеветировал стоящий на столе спиртовой заживляющий раствор на парту Блека и молча наблюдал, как ученик, благодарно взглянув на него, обработал продолжавшую кровоточить рану этим раствором. Блек зашипел от боли, когда салфетка, смоченная заживляющим зельем, коснулась свежей царапины, вызвав в Северусе Снейпе сочувствие, вообще-то крайне редко посещавшее его. Порез на пальце уже не кровоточил, но, тем не менее, и не думал затягиваться. Сириус недоуменно уставился на две оставшиеся колбы с еще не проверенным кроветворным зельем и протянул к ним в задумчивости руку. – Мистер Браун, вы соображаете, что собираетесь сделать? – остановил его Снейп. – А если эти два зелья готовили такие же остолопы, как и предыдущее? Возьмите первое, не ошибетесь. Сириус согласно кивнул и взял несколько капель первого проверенного им зелья. Как и положено, розовая полоска раны окрасилась в ярко-синий, а затем почти мгновенно затянулась. Когда последствия воздействия неудачно изготовленного кем-то зелья были преодолены, Блек приступил к проверке оставшихся. Сириус не сумел разобрать надписи на колбе, поэтому не знал, кого ему благодарить за следующий шаг на пути к цели. А он его сделал, это видно по реакции Снейпа. Заставил задуматься о себе, привлек внимание, потревожил ледяную глыбу. И это… это было восхитительно. Хотя и больно. Но что такое боль, когда она ведет к чему-то желанному, необходимому? Ничто. Северус Снейп тем временем пытался разобраться в мотивах Блека. Он ведет себя неожиданно, непредсказуемо, не так, как должен был. Он не издевается, смотрит… необъяснимым взглядом, говорит ошарашивающие вещи странным голосом. Все не то, всё не так. Но в то же время он опять чуть не выставил его, Снейпа, на посмешище. Какой урон репутации – ученик, отравившийся на взыскании! Позор. Если бы Блек не вел себя так непривычно, можно было б решить, что он, как всегда, действует под руководством Поттера. Но Поттера-то рядом нет… Хотя есть. Рядом. Поттер. Крестник, осиротевший из-за крестного. Из-за Сириуса Блека. И значит, нельзя ожидать ничего хорошего от этого страшного человека. Который таким пусть еще и не стал, но обязательно станет. И что бы там не говорил директор, именно этот Блек, молодой и чуть наивный, повзрослев всего не несколько лет, выдаст своих друзей Темному Лорду. Но что еще хуже, именно он попытается убить его, Северуса, будучи немногим старше, чем сейчас. Не убьет, конечно, но до основания разрушит жизнь и то хорошее, что в ней могло бы быть. То хорошее, что… Кто… Кто находится сейчас в школе. Близко. Отвратительно и опасно близко. Мерзко. Несовершенно. По сравнению с ним Блек... Профессор Снейп отвлекся от своих мыслей и посмотрел на ученика, отрабатывающего взыскание. Сириус Блек как раз делал последний разрез посеребренным скальпелем. Да, Люпин бы это взыскание не смог выдержать никогда. В душе Северуса обиженный жизнью подросток поднял голову, воодушевленный идеей, как бы поручить классу работу, требующую применения исключительно серебряных приборов; мечтами о том, как Люпин выставил бы себя идиотом, пытаясь выкрутиться. Но тут Снейпу пришлось оборвать себя – слишком опасно. «Да и директор будет явно против. Хотя… Вот если бы Люпин появился тут до обнаружения первой жертвы, то можно было бы… О, нет, Северус! О чем ты только думаешь! Как ребенок. Обиженный мальчишка. Недалеко ты, видно, ушел от Блека. Так, он закончил. Класс неплохо поработал – только два испорченных зелья. Одно из которых, правда, чуть не убило Блека… Даже если его изготовил слизеринец – надо бы отнять пару баллов. Думаю…» Сириус Блек обтер влажной салфеткой руки – левая ощутимо зудела, но он предпочитал не обращать на это внимание – снова разложил приборы в установленном порядке и посмотрел на преподавателя. Профессор Снейп, немного задумавшись, не сразу осознал это. «Надо же, холеный Блек, представитель такого породистого семейства и словом не обмолвился о «плебейском» способе определения качества зелья. Неожиданно. Молча терпел, а ведь это не просто неприятно. А вдруг это доставляет ему удовольствие? – внезапно мелькнула мысль. – Хотя нет, щеки бледные, зубы стиснуты. Ему намного хуже, чем он хочет показать. Гриффиндорец!» – Профессор Снейп, я должен сегодня сделать что-то еще? – чуть дрогнувшим голосом спросил Блек, поднимаясь из-за стола. «Завтра у него будут просто безумно болеть раны на руке… А ведь ты педагог, Северус, как часто любит говорить Альбус», – подумал Снейп, а вслух сказал: – Подождите здесь, мистер Браун, – и скрылся за дверью, которая вела в его личное хранилище. Блек снова сел, неосознанно баюкая ноющую руку. В голове у него проносились несвязанные мысли: «Хочу превратиться в собаку. Будет не так больно. Точно не так. Смогу зализать рану. А потом свернуться калачиком в любом углу и заснуть. И не чувствовать такой боли…» Спустя минуту Северус Снейп возвратился, держа в руках колбу с желтоватым раствором. – Это маринад из щупальцев растопырника, Браун. Как вернетесь к себе, сделаете ванночку для руки. Сириус Блек с такой искренней благодарностью взглянул на преподавателя, что профессор Снейп снова смутился, и поэтому продолжил делано едко: – Я хочу, чтобы завтра на отработках вы свободно владели обеими руками. Они вам еще пригодятся. В ответ Блек лишь улыбнулся, почему-то понимающе. Это понимание во взгляде, будто подросток видел его насквозь, озадачило Снейпа, но почему-то совсем не рассердило. Видимо, сил уже не было даже на такие привычные эмоции. – Все, идите, Блек, – профессор устало махнул рукой в сторону двери. – Отработки на сегодня закончены. – Спасибо, сэр, – поблагодарил Сириус и направился к выходу, никак не отреагировав на то, что Снейп в очередной раз назвал его настоящей фамилией. На полпути Блек обернулся и сказал: – Кстати, профессор, для составления идентифицирующего зелья в тех десяти пробирках не хватало порошка из семян ядороски весенней. А в третьей колбе слева была желчь муравьеда, которая в состав этого зелья не входит. Поэтому я и решил, что вы хотите, чтобы я определял качество кроветворного зелья иным, более интересным для вас способом. Спокойной ночи, Северус Снейп. Приятных снов, – странно надтреснутым голосом закончил Сириус Блек и вышел из класса. Профессор Снейп был настолько ошарашен словами подростка про зелье, что не сразу осознал, как именно к нему обратились. Но не бежать же теперь следом за Блеком. Блеком, удивившим сегодня настолько, что в это с трудом верилось. Зачем он все это делает? Зачем пытается разрушить сложившееся очень давно и, безусловно, верное мнение о себе? С какой целью? Северус Снейп устало потер виски. Надо было подумать. Нет, не о Блеке. О чем-то другом. Должна же быть какая-то другая тема?.. Более безопасная. Должна! Зелье. Точно, надо проверить результаты, полученные Блеком. И он принялся за работу, старательно изгоняя из сознания все мысли о Сириусе Блеке и его странном поведении. Завтра, все завтра. О Блеке позволительно думать только тогда, когда он рядом. А уделять внимание этому глупому мальчишке в другое время – непозволительная роскошь. И так слишком много задач и проблем накопилось, и именно им следует отдавать силы и посвящать мысли. Только им. А Блек того не стоит. Даже если и ведет он себя неправильно. Точнее, не по-блековски правильно… Но завтра. Все мысли о нем – завтра. Посмотрим, как он поведет себя дальше. В какие игры пытается играть. И кто выйдет из них победителем.

Sundari: Nadalz Пусть раз в месяц будет обновление, но зато как интересно. Спасибо огромное за доставленное удовольствие. Какой, однако, Блек ...

Lutic: Nadalz Через терния к звездам=))) Сириус готов себе и руки резать за внимание И он принялся за работу, старательно изгоняя из сознания все мысли о Сириусе Блеке и его странном поведении. Теперь бедный Снейп лишиться сна)))

Nadalz: Sundari Спасибо! Надеюсь, что следующее обновление появится раньше. Lutic Сириус готов себе и руки резать за внимание Угу, самоотверженный гриффиндорец! Lutic пишет: Теперь бедный Снейп лишиться сна) Прям бедному ни сна, ни отдыха. Довели мужика совсем.

Sundari: Nadalz Надеюсь, что следующее обновление появится раньше Ура!

Lutic: Nadalz Прям бедному ни сна, ни отдыха. Довели мужика совсем. Я всегда говорила, что Сириус - садист

Fairy: Nadalz пишет: А если спрашивают – думай сначала!» какое интересное замечание продолжение очень понравилось Вот теперь и Северус будет думать о Сириусе

Aplikacia: Nadalz пишет: Он не издевается, смотрит… необъяснимым взглядом, говорит ошарашивающие вещи странным голосом. Все не то, всё не так. Думай, Сева, думай! Спасибо за продолжение! Sundari пишет: цитата: Надеюсь, что следующее обновление появится раньше Ура! Все надеются не дождутся

Nadalz: Lutic Я всегда говорила, что Сириус - садист Ну, есть у него этого немного. Но тут он еще и мазохистом сыграл. Многостаночник прям! Fairy Спасибо! Очень приятно слышать! Aplikacia Вам спасибо за отзыв! На самом деле хочется надеяться, что продолжение не за горами, так как следующая главы уже вырисовалась в мозгу довольно четко :) Осталось найти время и записать :)

Nadalz: Глава 29 По пути в башню Гриффиндора Сириус Блек старался подвести итоги столь бурного и, безусловно, плодотворного дня. Однако мысли разбегались в разные стороны, никак не желая собираться воедино. Они то устремлялись к ноющим пальцам, то вообще вылетали из головы прочь, оставляя легкий след в виде блуждающей на лице улыбки. Немного странной, рассеянной, но абсолютно счастливой. Здоровой рукой Блек прижимал к себе колбу с желтоватой жидкостью и шептал с безумной, совершенно мальчишеской радостью: «Сам! Сам дал! Я даже не просил. Не надеялся. А он сам. Сам!». Шевельнувшаяся где-то на задворках сознания мыслишка о том, что Снейп действительно лишь «следовал инструкциям», была отброшена еще дальше, как не имеющая право омрачать сиюминутное счастье своего хозяина. Дойдя до портрета Полной Дамы, Сириус слегка притушил улыбку – как-то подозрительно возвращаться со взыскания с таким выражением лица. Однако в гостиной, вопреки ожиданиям, никого не было. Даже Люпина. «Ну, хоть раз он послушал меня и не стал ждать как обычно». Сириус направился было к лестнице в спальню, но вспомнил, зачем, собственно, ему был вручен этот сосуд, являющийся сейчас просто-таки воплощением всех благ этого мира. Тогда Блек опустился в кресло напротив маленького столика и, поставив на столешницу колбу, огляделся в поисках подходящей посуды для ванночки. Как и следовало ожидать, ничего, хотя бы отдаленно напоминающего нужный предмет, не было. Сириус собрался уже пойти в спальню и поискать там, как в усталом, но все еще немного соображающем мозгу мелькнуло: «Бродяга, у тебя что, с кровью все мозги вытекли? Маг ты или где?». Блек улыбнулся, плюхнулся обратно в кресло и, достав палочку, преобразовал забытую кем-то чернильницу во вполне сносную глубокую посудину. Удовлетворившись сделанным, влил в нее раствор, полученный у Снейпа. Когда Сириус Блек опустил левую руку в маринад из щупальцев растопырника, по его лицу разлилось выражение такого неземного блаженства, что, казалось, явись сейчас в гостиную прекраснейшая из вейл, он не обратил бы на нее ни малейшего внимания. «Так что же все-таки я скажу Снейпу завтра? Насчет целей и всего такого?.. Хотя какая разница, что там будет завтра? Сейчас все восхитительно! А больше мне ничего и не надо». Сириус на минуту расслабился и прикрыл глаза. Проснулся он от боли в шее и некоторое время оглядывался по сторонам, пытаясь понять, почему ему вдруг так неудобно. Когда взгляд Сириуса упал на ванночку с желтоватым раствором, в котором до сих пор отмокала рука, он все разом вспомнил и снова заулыбался. Блек поднес руку к лицу и начал с любопытством разглядывать ставшие бледно-розовыми и забавно сморщенными подушечки. Возникшее – совершенно дурацкое – желание облизать этот какой-то неродной палец было остановлено до боли знакомым голосом в мыслях: «Вы идиот, Блек?!» – Угу, – Сириус потряс влажной рукой, и его мантия и столешница оказались усеяны мелкими капельками маринада. Блек фыркнул и встряхнулся как-то очень по-собачьи, но желание пробовать на вкус непроверенные жидкости у него все же отпало. Он достал волшебную палочку, чтобы удалить раствор и трансфигурировать чернильницу обратно, однако вовремя остановился. «Стоп, маринад эффективен еще неделю. Мало ли что Снейп придумает на отработках. Опять состав какой-нибудь тестировать. Не приведи Мерлин, кроветворный, – Блека аж передернуло. – И вряд ли он будет выдавать мне это зелье каждый раз. Как же, дождешься от него. Припасу на будущее». С этими мыслями Сириус Блек перелил заживляющий раствор обратно в колбу, вернул чернильнице ее первозданный вид и, широко зевая, поднялся в спальню. Быстро раздевшись, он рухнул на кровать. Под одеялом устраивался уже во сне. *** Что может быть прекраснее субботнего утра? Когда не надо ничего делать, не надо ни о чем думать… Хорошо!.. Сириус Блек сладко потянулся и сел в кровати. Спустя несколько секунд за полог просунулась голова Ремуса Люпина. – Привет! Как все прошло? – спросил он быстрым шепотом. – Замечательно! – Сириус зажмурился от удовольствия и откинулся на подушки. Ремус нахмурился и присел на кровать, задернув полог за собой. – Мы об одном и том же? Как прошло взыскание-то? Что Снейп? – Нормально всё, Рем. Не суетись, ты портишь мне кристальную прозрачность субботнего бытия, – заявил Блек лежа с закрытыми глазами и поэтично жестикулируя. – Сири, – предупреждающе протянул Ремус, – что ты там натворил? Если ты такой довольный, мне страшно подумать, что со Снейпом… У нас точно все еще есть преподаватель зельеделия? – Люпин сделал строгое сосредоточенное лицо, а затем шутливо, но довольно ощутимо пихнул Блека кулаком в бок. Сириус, уворачиваясь от второго тычка, откатился к другому краю кровати и в притворном испуге натянул на себя одеяло. – Есть, есть. Что с ним станется? И вообще, может, я просто отлично выспался? А на взыскании было ужасно. Да… Просто ужасно, – Блек трагически нахмурился, но на недоверчивый взгляд друга ответил: – Да нормально все было. Он дал задание, я его выполнил, он меня выставил. – Честно? Все именно так и было? – не успокаивался Ремус, и это уже потихоньку начинало раздражать Блека. – Рем, ну я же не маленький, в конце концов! – В том то и дело. И проблемы из-за тебя тоже обычно не маленькие. – Всё. Хорош портить мне с утра пораньше настроение. Пойдем лучше на завтрак. – В смысле на ланч? Я не стал тебя будить… – И правильно. Ланч, так ланч. Какая разница? Главное – еда! Есть хочу, словно из меня все соки выжали. «Хотя это и не далеко от истины». Ремус все еще задумчиво изучал лицо Сириуса, словно стараясь понять, насколько много ему тут соврали. – Рем, – привлек к себе внимание Блек, – если я пойду в Большой зал голым, это, конечно же, многие оценят… Но февраль как-то не очень располагает к стриптизу. Дай я оденусь! – и он хорошенько лягнул Люпина, спихивая его с кровати. – А вот это, мистер Браун, было излишне, – сурово произнес Ремус, выпутываясь из полога. – Я вас и так прекрасно понял. Люпин отряхнул воображаемую пылинку с плеча и высокомерно вздернул подбородок, а потом, быстро наклонившись, пощекотал высунувшуюся из-под одеяла голую пятку Блека и выскользнул за полог. *** «Вечером идти к Снейпу, а я так толком и не знаю, что ему отвечать насчет «целей»… Ну, не правду же, в самом деле? – размышлял Сириус, допивая сок. Представив себе лицо профессора, на которого обрушится вся информация, он фыркнул в стакан, чуть не обрызгавшись. – М-да, рановато пока. Отравит. Или в Мунго сдаст. Или и то, и другое, – Блек задумчиво посмотрел сквозь стекло стакана на друга, что-то жующего и одновременно читающего книгу. – Спросить у Ремуса? Да ни в жизнь! В этом деле, чем Рем дальше, тем лучше. Что-нибудь сам придумаю по ходу дела. Не привыкать. Вот чем бы до вечера заняться?..» – О, Рем, слушай, а давай попросим у кого-нибудь метлы и пойдем полетаем? – Нет, – мотнул головой Люпин, не отрываясь от книги. Через минуту, дочитав, видимо, до конца абзаца, пояснил: – Там наша команда сейчас тренируется. – О… – глаза Блека загорелись. – А ловцом у них… – Ремус резко замолчал и покосился на Сириуса, воодушевленная улыбка которого как всегда не предвещала ничего хорошего. – О! – повторил Блек и приобнял Люпина за плечи. – Значит, точно пойдем! – Нет, – твердо ответил Ремус, захлопывая книгу и движением плеча сбрасывая руку друга. – Нельзя. – Да, – продолжал настаивать Блек. – Нас приглашали уже, кстати… Ремус только молча отрицательно покачал головой. – Ну, мы на самом верху. Из-за угла. Одним глазком, – Сириус делал такое жалостливое лицо и так невинно заглядывал в глаза, что мог бы уговорить даже Макгонагалл. Но не Люпина. – Не-а. – Тогда, – Блек нагнулся к самому уху Ремуса, – на стадион забежит большая черная собака. На самое поле. Думаешь, так будет лучше? Люпин недовольно выдохнул и ответил строго: – Это опасно и безответственно. – Но тебе же самому этого хочется, – явно подстрекал Блек. – Не имеет значения, – решительно возразил Ремус, добавив затем совсем тихо: – Даже если это и так… – Нас не увидят. Гарантирую. Честно. – Хм, но совсем ненадолго, – уступил в конце концов Люпин. – Конечно-конечно, – Блек довольно улыбнулся. – Не больше пары часов. – Но ведь тренировка и сама длится… – попробовал возмутиться Ремус. – Рем, что это по сравнению с вечностью? – рассмеялся Сириус и, схватив со стола яблоко, направился к выходу. Ремус закатил глаза и прошептал себе под нос «неисправим!». Допив чай, он убрал книгу в сумку и поспешил за другом.

Sundari: Nadalz Интересно, но мало Маг ты или где?

Nadalz: Sundari Угу, мало... Но зато не через месяц!

Fairy: Nadalz очень вкусно Nadalz пишет: Угу, мало... Но зато не через месяц! надеюсь, новая глава скоро появится

Nadalz: Fairy Ой, совсем слепая стала, только сейчас увидела отзыв... Спасибо! Новая глава уже на редактировании, правда из-за отъезда беты она грозится быть либо "недовыбеченной" либо отложенной...

Nadalz: Глава 30 – Ну что, пойдем? – спросил чуть гнусаво Люпин, поднимаясь с лавки и растирая ладонями окончательно замерзший за два часа на холоде нос. – Не, ты видел, а? – Блек его словно не слышал. Он сидел прямо, уставившись в опустевшее небо, словно там до сих пор мельтешили фигуры гриффиндорских игроков. – Конечно видел, Сири. Хорошо было. – Не просто хорошо. Это было потрясающе! – с горячностью воскликнул Сириус, наконец поворачиваясь к другу. – Как он летал, а? Прям как Джеймс. Нет, даже лучше. Еще такой маленький, а так… Сколько ему сейчас? – Двенадцать где-то. – Вот тот финт, помнишь, в самом начале тренировки? Джеймс научился делать его лишь в прошлом году… В пятнадцать, представляешь?! – Ну, я не удивлюсь, если окажется, что он посадил ребенка на метлу раньше, чем тот научился ходить, – улыбнулся Ремус, засунув руки себе под мышки в попытке хоть немного согреться. – О, да! – Сириус счастливо рассмеялся. – Я в этом просто уверен! Знаешь, я даже чуть-чуть завидую Сохатому – таким сыном можно гордиться! Представляю, как он обрадуется, когда мы… – Сири, мы ничего ему не расскажем. Нельзя. – А, ну да… – Блек расстроено вздохнул. – Но все равно было здорово! – он довольно потянулся, по-прежнему не замечая, что Ремус чуть ли не стучит зубами от холода. – Мы же еще придем посмотреть на них, да? – Нет. Потому что если мы сейчас же не пойдем в замок, то лично я заледенею окончательно, а ты, пытаясь отсюда меня стащить, уронишь и разобьешь на сотню маленьких люпинов! – Мда, это не дело. С тобой и одним-то нелегко, а уж с целой сотней! – Сириус в притворном ужасе схватился за голову, но все-таки встал. – Ну что, мой друг, – Блек приобнял Ремуса за плечи, когда они уже спускались вниз с трибуны, – поле свободно. Полетаем? – Люпин даже притормозил, ошарашено расширив глаза. – Заодно и согреемся. И не делай такое страшное лицо, Рем. Я тебя не боюсь даже в полнолуния, а уж сейчас тем более. – Сири, ты… – Ремус нервно оглянулся, как делал всегда, стоило его друзьям легкомысленно начать разговаривать о его «маленькой пушистой проблеме» на людях. – Да нет тут никого. Так высоко только во время матчей забираются. Ну что, пойдем? – А может, завтра? Тебе, между прочим, перед взысканием еще неплохо бы позаниматься. – А… взыскание… – Сириус слегка переменился в лице: он настолько был увлечен происходящим на квиддичном поле, что и думать забыл о том, что ждет его вечером. А ответа для Снейпа – такого, который устроил бы всех – так и не было. Но задумываться об этом совсем не хотелось. – Завтра тогда, да? – вопрос Ремуса вырвал Блека из задумчивости. – Да-да. Завтра. А сейчас пойдем переоденемся и в библиотеку. – Вот, наконец-то, первая здравая мысль от тебя за сегодняшний день. – Угу. Запас исчерпан – больше и не надейся. Следующая завтра. И друзья, рассмеявшись, продолжили спускаться с трибуны. *** До самого вечера Сириус почти не вспоминал о взыскании у Снейпа – Ремус не давал. Он постоянно дергал Блека, только устроившегося с дополнительной литературой по чарам, заставляя переходить из одного раздела библиотеки в другой. Раз на третий Сириус заметил системность их перемещений: стоило на горизонте появиться девочке с пышными каштановыми волосами, подружке сына Джеймса, кажется, как они под каким-нибудь предлогом уходили в другое место. В конце-концов Блек не выдержал: – Рем, не суетись. Наши перебежки привлекают к себе намного больше внимания. Успокойся и сядь наконец. Видишь – ей явно не до нас. Что-то усиленно ищет. Так что прекрати нервничать – я не собираюсь брать ее в плен и пытать вопросами о жизни сына… о мальчике. Ремус промолчал, но сел обратно за стол и снова разложил перед собой книги, уже собранные в стопку для очередного «марш-броска». Однако и потом, периодически прерывая чтение, продолжал кидать на девочку осторожные взгляды. Сириусу же было не до этого: попалась совершенно не относящаяся к теме следующего урока, но крайне увлекательная статья о чарах, рассеивающих внимание. Блек решил, что это вполне может пригодиться, и, достав новый лист пергамента, аккуратно выписывал туда необходимые сведения. Все же сидение в библиотеке иногда приносит и пользу. *** Без минуты шесть Сириус Блек постучал в дверь кабинета зелий. Не услышав ответа, повторил. – Входите. Надо же, мистер Браун, а вы все-таки способны чему-то научиться, – деланно удивился Снейп. «Угу, легко поддаюсь дрессировке, – хмыкнул про себя Блек. – Когда надо». – Добрый вечер, профессор, – Сириус старался, чтобы это не звучало как издевка, но все равно взгляд Снейпа в ответ был подозрительным и строгим. – Добрый, если вы так считаете, мистер Браун. – Считаю, сэр. Вечер, предполагающий созидательное времяпрепровождение, не может не быть добрым, сэр. – Даже так? А вы уверены, мистер Браун, что не ошиблись дверью? Кружок благоустройства призамковой территории находится этажом выше, – удивительное дело, но Северусу даже чем-то начинало нравиться то, что происходило сейчас в кабинете. Мало кто из ныне присутствующих в Хогвартсе мог вот так просто заставить его не ухмыльнуться, а именно улыбнуться – естественно, только про себя. Правда, о том, что ни с того ни с сего, таким человеком оказался бывший одноклассник, надоеда и пустышка Блек, думать не очень хотелось. Хотя пора было себе признаться, он его несколько недооценивал тогда. А может это устранение старшего Поттера из непосредственной близости повлияло на Блека столь благотворно? Северус сам толком не мог понять причин своего довольно-таки миролюбивого настроения сегодня. Возможно, тут сыграло свою роль отсутствие в этот день необходимости впихивать знания в пустые, но очень упертые головы учеников, а может и предвкушение любопытной – с каких это пор? – отработки с Блеком. Прямо какая-то реализация юношеской фантазии – заставить кого-то из этой невыносимой четвертки беспрекословно подчиняться. Дурь, конечно, но бывали порой такие мысли, бывали. Правда обо всех они были разными… И Блек, говоря по правде, там вообще не фигурировал. А вот другой… Тот, что тоже сейчас почти под боком… Нет, его видеть совсем не хочется. Уж лучше перекидываться с Блеком ничего не значащими, но почему-то доставляющими удовольствие фразами, чем постоянно вспоминать о своем ничтожестве, глядя на… Да, уж лучше Блек. Гораздо безопаснее и спокойнее. – Спасибо, сэр, я обязательно запишусь к профессору Спраут, но позже, – ответил Сириус, не подавая виду, что успел заметить тень улыбки на лице преподавателя. «Значит, все идет как надо. Все верно». – Но в качестве тренировки перед принятием этого важнейшего в моей жизни решения, я готов… – Блек подошел к первой парте, на которой стояло три больших котла, – сделать вот с этим, – он театрально взмахнул рукой в сторону единственного полного котла, – чем-то жутко нужным, но крайне противным все, что вы соблаговолите! Снейп слегка приподнял брови, поощряя Блека продолжать «представление». Сириус и правда чувствовал себя канатоходцем из маггловского цирка: одно неверное движение может стоить если не жизни, то очень многого. «Главное не переиграть. Не перегнуть. Давай, Бродяга. Иди дальше». – Судя по запаху и данным пустым котлам рядом, – указывая на них, Блек заглянул в первую емкость, – далеко не всем из этих личинок бандимана*, было суждено погибнуть в чьем-нибудь зелье; и теперь вы, профессор, хотите, чтобы я спас выживших, отделив их от почивших. – Надо же, мистер Браун, вы меня сегодня вновь удивили: логика и Гриффиндор оказались в одном месте и даже нашли общий язык. Сириус развел руками, как бы извиняясь. – Что же, раз вы все знаете, приступайте, мистер Браун. Блек несколько удивился, что Снейп так и не задал ему вопрос, на который не хотелось отвечать, но решил лишний раз не задумываться об этом. Просто повезло и всё. Сириус встал напротив котла с копошащейся и смердящей массой, закатал повыше рукава мантии и приготовился запустить пальцы в самую гущу личинок. – Нет, мистер Браун, думаю, вам пока рановато в кружок профессора Спраут, если вы забыли, что слизь бандимана при долгом воздействии разъедает любой органический материал. А у вас, несмотря на блистательность вашего семейства, руки все-таки не золотые. Возьмите защитные перчатки, – и Снейп кивнул на стол перед собой. Почти на самом углу там лежали две большие перчатки из какого-то плотного материала с металлическим напылением. – Спасибо… – Сириус не смог скрыть своего удивления. Надо же, а он приготовился терпеть жжение до самого возвращения к себе, пока не сможет добраться до столь предусмотрительно оставленного маринада. Блек быстро подошел к преподавательскому столу и потянулся за перчатками, но Снейп придержал их рукой и колко посмотрел на бывшего одноклассника, словно говоря: «Ну, давай, раз ты такой умный, угадай, чего я от тебя жду». – Спасибо, профессор Снейп, – сказал Блек после недолгого молчания, – я по глупости своей забыл, что вы всегда заботитесь о безопасности учеников. – Любых учеников, мистер Браун, даже самых недостойных, – Снейп убрал руку с перчаток и откинулся на спинку стула, показывая, что ответом удовлетворен и продолжать разговор не собирается. Сириус взял перчатки и вернулся к своему месту. «Отходим на позиции. Ничья. По-моему…» И Блек, немного ошарашенный тем, что ему удалось понять, чего хотел Снейп (все-таки годы изучения его не прошли даром), да и вообще поведением педагога в целом, принялся перебирать личинки бандимана. Работа нудная, неинтересная, но требующая предельной концентрации. Когда примерно половина котла опустела, раздался голос преподавателя: – Так зачем вам вчера это было надо? Снова выставлять меня на посмешище перед всеми? – Посмешище? Совсем нет. Напротив! Мне совсем другое было!.. – возразил Блек и, только подняв голову от котла, понял, что его подловили. «Недооценил, расслабился. Рано. Пропустил удар – теперь выкручивайся. Или наноси ответный. Если силенок хватит». – Так что же «напротив»? – Снейп стремительно подошел к первой парте и теперь буквально нависал над Сириусом. – Э… – «Дерзай, Блек!» – Может, просто обратить на себя внимание? – он открыто и даже как-то отчаянно посмотрел собеседнику прямо в глаза. Северус, не ожидавший, что Блек ничуть не стушуется от его близости, неосознанно сделал шаг назад. – И это учитывая то, что директор вас просил наоборот не привлекать его к себе? Теперь-то ученики вряд ли скоро об этом забудут. – Ученики меня тогда волновали меньше всего, – Сириус опустил глаза, но быстро добавил, не давая Снейпу повторить вчерашние обвинения: – Но я очень сожалею, что так получилось с вашими слизеринцами… Очень. Профессор проглотил уже заготовленное замечание. – Мистер Браун, ваше взыскание еще не окончено, можете продолжать работать, – он указал подбородком на котел с личинками. «Вновь хочешь заставить меня расслабиться? Не выйдет больше. К тому же, наверное, стоит воспользоваться твоим неожиданно мирным настроением. Или сейчас, или никогда! Ну, давай, Снейп, спроси меня. Спроси снова. Теперь я готов». Спустя минут пять, когда Северус уже вернулся за свой стол и начал перебирать там какие-то бумаги, а Сириус окончательно утвердился в своем решении, наконец-то прозвучал вопрос: – Если они «волновали» вас «меньше всего», а вы хотели «обратить на себя внимание», то ради кого же вы так старались, мистер Браун? – Снейп посмотрел на Блека в упор. – Ради того, кто говорит со мной за последние два дня больше, чем за все шесть лет учебы? Того, кто тогда смотрел сквозь, а сейчас смотрит на? Ради того… чтобы просто быть тут. – Что вы имеете в виду, Блек? – резко спросил Снейп, вставая и подходя к мелющему какую-то невозможную чушь ученику. Точнее бывшему однокласснику, потому как ученик просто не может такого говорить. Не вправе. Что за глупости. Бред! – То, что сказал, Снейп, – Сириус дал понять, что не пропустил мимо ушей оговорку. – Профессор, – добавил он быстро, чтобы все-таки не слишком злить. «Пусть. Пусть пока будет “профессор”». – Надо же, какая честь, – едко заметил Снейп, хотя Блек разглядел на его лице тень растерянности. – Столько ненужных телодвижений и все, чтобы заставить меня обратить на вас внимание? Вы лжете, Браун. Что еще хуже, вы, как и всегда в прошлом, издеваетесь, и я… – Не лгу. И тем более не издеваюсь, – твердо ответил Сириус, не давая ему продолжить. – А если вам казалось, что я делал это раньше, то все по той же причине. – Ах, «казалось», – протянул Снейп. – Значит, мне казалось? – голос его просто сочился ядом. – И значит, все, что ваша четверка делала мне, было… – Да при чем тут четверка! – не сдержавшись, Сириус ударил по столу рукой в перчатке, послав вокруг брызги слизи. – Я здесь один. И говорю я только о себе! Это сложно увидеть? Меня сложно увидеть? Это сложно понять?! Меня понять?! – Не сметь на меня кричать! – Снейп тоже ударил кулаком по парте Блека, отчего котлы даже слегка подпрыгнули. – Блек! Кричать на меня в моем же кабинете я никому не позволю. Даже такому больному на голову подростку как вы. Лживому и бестолковому. Понять его не хотят. А что вы, Блек, за научная теория, чтобы вас «понимать»? Кто вы такой, чтобы вас «увидеть»? Что вы вообще сделали достойного хотя бы того, чтобы просто носить свою фамилию?! Предательство рода не повод для гордости, Сириус Блек! Хотя предательство вообще ваша дурная привычка, – буквально выплюнув последние слова, Снейп резко развернулся и отошел от парты. Блек ошарашено смотрел на свои мелко подрагивающие руки, открывая и закрывая рот, как выброшенная на берег рыба. Так больно его давно не били. – Знаете, мистер Браун, – спустя примерно минуту сказал Снейп, глядя поверх головы Сириуса, – мне кажется, что на сегодня ваше взыскание закончено. Завтра в то же время. Можете идти. Блек молча кивнул, снял перчатки и, не оглядываясь, вышел из класса. Как он добрался до гостиной и что вообще делал вечером, Сириус помнил плохо. Ночью ему впервые за долгое время приснилась мать. ________________________________ * Бандиман (Bandimanum). Бандиман выделяет слизь, от которой дом, где он обитает, загнивает до самого основания. Неподвижный бандиман похож на кусочек глазастой заплесневелой поганки. Разбавленные выделения бандиманов используются в некоторых волшебных чистящих жидкостях. («Волшебные твари и где их найти», Дж. К. Роулинг).

Sundari: Nadalz Бог мой! Как интересно! Жалко Блека. Услышать такое от человека, который тебе не безразличен.... Спасибо. С нетерпением жду продолжения.

Moura: Nadalz Из жанра romans это медленно перешло чуть ли не в angst. Касаемо беседы (если это можно так назвать) Сириуса и Снейпа. Проговориться фразой о предательстве... Блэк, опять же, потрясающий. В него такого я могу влюбиться сильнее, чем когда-либо)) Изумительно написано, спасибо за новую главу) Буду ждать продолжения с нетерпением, мне интересно, как все это будет дальше развиваться. И узнает ли Блэк о своем "будущем" - реальном. И встретит ли таки Гарри. И что там, собственно, будет у них со Снейпом... (точнее, как они к этому придут - если придут. Придут же?..)). Одним словом, все интересно, организм жаждет следующих глав...)

Lutic: Бедный Блэк... Вот ему досталось пищи для размышления Остается только надеяться, что он не напорет горячки)

Nadalz: Sundari Спасибо! Угу, жалко, согласна. Но уж слишком он рьяно в бой бросился, СС не забывает так быстро старые обидки. За то и получил Блек. Хотя... Кто его, этого Снейпа разберет. Moura Moura пишет: Из жанра romans это медленно перешло чуть ли не в angst. Меня Доря тоже недавно обвинила, что я из романсеры постепенно в ангстовика превращаюсь - особенно после гарриблека моего. А то, что в Блека влюбиться можно такого - это чертовски приятно! Значит все правильно. Moura пишет: точнее, как они к этому придут - если придут. Придут же?..)). *с сомнением* Должны вроде как. Lutic Ой, мне тоже хочется надеяться, что он не пустится во все тяжкие. Но эти двое порой так не предсказыемы, что мне становится страшно за финал фика.



полная версия страницы