Форум » Библиотека-3 » "Хэппи энд" джен, ГП/ДМ, романс, G » Ответить

"Хэппи энд" джен, ГП/ДМ, романс, G

Meggy Brik: Название: Хэппи Энд Автор: Meggy Brik Бета: Kamoshi Жанр: романс Герои: ГП, ДМ Категория: джен Рейтинг: G Дисклеймер: я не я и лошадь не моя. Предупреждение: ООС персонажей Примечание: Фик написан к дню рождения Toriya, замечательному человеку, и талантливому писателю.

Ответов - 4

Meggy Brik: Ты всегда предпочитал, чтобы рабочий стол стоял подле окна, а кресло - глубокое - по правую руку от него. В нем, кожаном, с маленькой думкой под головой, отдыхалось так спокойно и беспечно, и всегда можно было заглянуть за толщу стекла и задуматься, замечтаться, отринув все беспокойства и проблемы бытия. Рабочий же стул должен быть жестким, но и удобным. Все в нем должно быть соизмеримо. Чтобы работалось с удовольствием и ни намека на расслабление, чтобы не возникало желания отдохнуть. В кабинете, а это был именно он, обязательно должно быть также и зеркало. Небольшое, желательно немагическое, чтобы выходя, ты мог привести себя в порядок. И неважно, что не для кого, дом уже давно пуст, и незачем. Ты все старался делать для себя, мимолетный взгляд в зеркало - и ты понимаешь, что еще и вопреки всему. Сейчас сосредоточиться и начать работать не получалось. В голове царила полная неразбериха. Ты не знал, что делать дальше. *** Очень страшно бывает не тогда, когда тебе пять лет, и ты боишься темноты, а она как назло приходит к тебе каждый вечер, когда мама гасит свет. Не тогда, когда не знаешь куда деваться от советов, ненужных и никчемных, не знаешь какую сторону выбрать. Не понимаешь, где найдешь, где потеряешь. Где будет смерть, а где долгая счастливая жизнь. Нет. Страшно, по настоящему, до пустоты в желудке и спазмов сердца, когда точно знаешь, что скоро умрешь. Не с точностью до времени и дня. Хватает и примерного срока. Три месяца. Не так много, но и не мало. Девяносто дней, примерно около того. Двенадцать недель, в течение которых ты будешь просыпаться мокрый от пота и слез, дрожащий от холода и страха. Всего три месяца. Кем-то брошенное проклятье, толпа, празднование дня победы - и все. Жизнь, вытекающая из тебя по капле, примерный срок, когда все закончится, и почти что полное отсутствие боли или "побочных эффектов". Ты просто таешь, как мороженое в жаркий летний день. Это пугало так сильно первое время, что ты неделю не выходил из дома, боясь получить в спину что-то более быстрое, смерть на месте, например. Лежал в гостиной на диване и считал кирпичи в стене. А стук зубов разносился по всему замку. Потом пришло безразличие. Потом жалость к себе и депрессия, в погребе убавилось бутылок бургундского вина, запыленных, с десяток, не меньше. Но вскоре все же вернулось самообладание. Выветрилось бургундское, подключилась голова. Ты вспомнил, кто ты есть, а это немало для тебя значило. И пришла мысль, что если есть заклятье - а ты все-таки узнал, что это было, - то есть и контрзаклятье. Оставалось его только найти. И страх на время ушел, оставил тебя. Но ты понимал, что ненадолго. *** - Куда вы меня тащите? Я что, разве пьян? Два амбала выволокли Гарри Поттера из дверей кафе, в которое ты собирался заглянуть. Лохматого, полуодетого, с очками, чудом зацепившимися за левое ухо и свисающими теперь вдоль шеи... Гарри Поттера. Лохматого Гарри Поттера. Полуодетого Гарри Поттера. Гарри Поттера... Глядя на него, ты вдруг понимаешь, тот, кого ты искал всю неделю, сейчас свалится тебе под ноги...во всяком случае, не сможет связать и двух серьезных слов. Ты искал Гарри Поттера с неделю и найти его оказалось не так легко. Где он живет, не знал никто, разве что его верные друзья - живые и мертвые, но заниматься некромантией тебе не хотелось, а искать Грейнджер в мире, о котором ничего не знаешь, тоже было довольно глупо. Поэтому ты попытался выяснить по своим каналам, но и там о мальчике-который-выжил почти ничего не знали. И вот он случай, сам Гарри Поттер у твоих ног. - О! Мал-фо-ой! - Последнюю часть твоей фамилии он выдыхает вместе с винными парами, что доходят до твоего чуткого обоняния. - Тряпка! - Чудесно! Хочешь, я тебе башку разнесу? А то так нужно подраться с кем-то, - он встает прямо только с пятой попытки, его галстук в чем-то желтом. Тебя передергивает, ты плотнее закутываешься в зимнюю мантию, на дворе пятое января. - А то, знаешь, только представь, еще не все верят, что я второй мессия смерти! - Горе-герой глупо хихикает, колени его подводят, и он едва не валится лицом в снег. Ты со злости тычешь Поттера тростью. Аппарировать с пьяным человеком тяжело. Ты попытался не думать о том, что при каждой попытке колдовать твои дни сокращаются вдвое, крепко обхватывая еле стоящего Поттера. *** - М-м-мерлин, - чуть слышно стонет Поттер, и ты отрываешься от созерцания падающего снега за окном и от своих раздумий. Он тянется, словно кошка после сна и пытается привстать, но снова падает на подушку и стонет, держась за голову. Слышатся посылаемые в недра постели ругательства. Поттер пинает ее кулаком. Ты хмыкаешь, глядя на его мучения и потуги. Проигравшего Поттера ты видел, зареванного тоже было пару раз, разбитного и веселого сколько угодно, но вот Поттер с похмелья - это что-то новенькое для Драко Малфоя. - На тумбочке, позади тебя, антипохмельное зелье. - Ты кто? - Твой ночной кошмар, Поттер, пей, мне нужно с тобой поговорить. - А мне с тобой нет, Малфой. Так что засунь себе свое зелье куда подальше, я обожаю мучиться! Он отворачивается от света, бьющего в окна, к стене и, натянув одеяло по самую макушку, начинает опять что-то шептать и постанывать. - Поттер! – у тебя заходили желваки от раздражения на эту амебу. - Не кричи, умоляю, у меня голова раскалывается. Подожди еще минут тридцать, я полежу и приду в норму. От антипохмельного мне станет только хуже, поверь, - донеслось приглушенное, из-под одеяла, увещевание. - Т-ты, - едва сдерживаясь, ты скидываешь с него одеяло и садишься на подлокотник, по пути прихватив стакан с зельем, - или пьешь, или выметаешься на улицу, и мучаешься похмелюгой там! - Драко, - он открывает один глаз, - следи за губами. Я. Не. Буду. Пить. Зелье. Тебе нужен я, как я понял, иначе ты не стал бы притаскивать меня сюда, а ты мне не нужен, так что придется тебе пойти на уступки и сделать, как я говорю. Если нет… Ты, вылив зелье на пол и отшврнув стакан, вылетаешь из комнаты, громко хлопнув дверью, и только выскочив на улицу и вдохнув морозного воздуха, вдруг задаешься вопросом. - А с каких это пор он завет меня Драко? Дышать пришлось очень долго. *** - Кто же там был? - Лицо серьезное, брови насуплены, ноздри раздуваются. Думает. А ты тоже думал. Вспоминал все до мелочей и всех, кто тогда там был. Вытряхивал день в думоотвод как мелочь из кошелька, по крупицам. И все равно не смог прийти ни к какому более или менее правильному выводу. Правда, ты все же вычислил, что десяток из ста человек, что тогда отмечали великий день победы над злом, хотели твоей смерти. Остальные девяносто разбивались на группки и даже иногда могли переходить из одной в другую - тех, кто жаждали мести, и тех, кто просто развлечения ради мог пустить заклинанием в спину человеку который... ну по их мнению ничего хорошего никому никогда не сделал. Только себе. - Ты, - он, выпучив от неожиданного ответа, глаза, уставился на тебя, - ты был. Поттер, послушай, неужели ты думаешь, что я до этого не додумался? Да я все проверил. Всех. И даже тебя! - Это ты. А я, это я, так что... - Да пошел ты, алкоголик чертов! После того как он отоспался на диване в библиотеке, и как только удалось-то, Поттер пришел в норму. Даже синяков под глазами не было! И соображает живо и двигается, как нормальный человек. У него, кажется, даже дыхание посвежело. - Будешь орать, я не стану помогать тебе решать твои проблемы. Если ты еще не понял, то осталось тебе немного... так что веди себя прилично. От его слов ты приходишь в бешенство! - Поттер! – рычание выходит как-то само собой. Ты думаешь, что если для того чтобы снять заклятье и выжить, тебе придется терпеть его выходки едва ли не каждый день, то лучше умереть. - Да я лучше сдохну! - Малфой, давай перейдем к делу, свои эмоции не к месту оставь на потом. Итак, расскажи мне о том дне все. В подробностях. - Ладно! Не желает ли товарищ сыщик заглянуть в думоотвод? *** День был обычным, чуть пасмурным, чуть сумбурным из-за предстоящего бала и совсем немного волнительным. Отчего именно волнительным, Драко сказать не мог, просто иногда сердце будто сумасшедшее прыгало в груди, и ныло под ложечкой. Сдовно перед каким-то событием, когда чего-то ждешь желанного и дорогого. Но Драко ничего такого не ждал. Весь день был распланирован до секунд. Поставка еды и напитков была вся на нем. А также охранная система и проверка приглашенных, не дай Мерлин пропустят кого-то незваного, зоркий надзор за оформителями зала. В общем, обычные обязанности организатора балов, приемов, вечеринок. Он ходил вдоль столиков, оглядывая их на предмет отсутствия столовых предметов, увядших цветов, грязных салфеток. Работал. Когда же все было готово, и зал стали заполнять приглашенные, он отошел за колонну и издали за всем наблюдал, лишь изредка выходя из укрытия, чтобы дать указания официантам и поварам. Как приглашенный, а он был приглашен на празднование дня победы, Драко появился в зале лишь дважды, чтобы поздороваться с министром и поцеловать в щеку располневшую после беременности и так глупо выглядевшую в своем розовом платье Панс. После окончания бала ты следил, чтобы перебравших гостей доставили домой в целости и сохранности, не вычистив по пути их карманы. И вот видимо тогда кто-то из еще не разошедшихся гостей и сделал это. Но тогда ты ничего не почувствовал, просто внезапно разболелась голова, и подкосились ноги, пришлось даже присесть. А быть может, это случилось и раньше, при разговоре с Панс, просто недомогание проявилось не сразу. А может, оно и вовсе не было связано с проклятьем, а являлось всего лишь последствием недосыпа и тяжелого дня. Все колдомедики, к которым ты обращался и платил немалые деньги, лишь разводили руками и в один голос утверждали, что letumtarde - темное проклятье, не используемое уже много веков, -неизлечимо. И обратного ему заклятья не существует. *** - Почему ты уверен, что в тебя запустили именно этим? - У меня есть книга, в которой описывается около двух тысяч, древних, давно не используемых проклятий, и именно letumtarde подходит. Судя по симптомам. И по тому, что написали колдомедики, сканируя мою ауру, и... ну и все остальное. Поттер все записывает в маленький, с загнутыми уголками, блокнот и постоянно в задумчивости грызет перо. Лохматый, с пятнами чернил на пальцах. И именно этому человеку ты вверяешь решение дела твоей жизни. Кажется, ты, Драко Малфой, окончательно сошел с ума, и даже заклинание, отнимающее у тебя изо дня в день магию и жизнь, тут не при чем. - Книгу мне, пожалуйста, принеси. - Зачем? Прямо сейчас? - Ну хоть как-то надо его вывести из этого состояния сосредоточенности и всезнайства, раздражает же страшно. - Нет, можно завтра. А теперь решим вопросы об оплате. И еще, мне будет необходимо видеть тебя хотя бы раз в день, для этого, чтобы не аппарировать и не тратить деньги на дымолетный порошок, предлагаю тебе снять для меня комнату в ближайшей деревушке, как там она у вас называется? - Pagus (пер. с лат. - деревня.), но зачем тебе меня лицезреть с такой завидной частотой, Поттер? - Ну ты даешь. Мне же нужно будет проверить, не ошибся ли ты с выводами по поводу выбора брошенного в тебя проклятья, - он улыбается и вопросительно смотрит на тебя. - Хорошо, все необходимые данные я пришлю тебе завтра утром с совой, в том числе задаток и ключи от халупы, в которую тебя поселю. Он кивает и, ухватившись за что-то на своей мантии, с треском аппарирует, бросив на прощанье: - Не просчитайся, Малфой, я за копейки не работаю. Ты остаешься в комнате один, от злости готовый разнести все в щепки, и даже не переживающий по поводу потери еще одного дня жизни. *** - Amens! - Поттер, на каком, задери тебя горгулья, языке ты ругаешься? Вы перетаскиваете его вещи уже третий час, столько их у безалаберного Поттера. Он ругается и таскает, а ты в сотый раз пересказываешь события того самого дня. - К тебе это отношения не имеет, я ругаю себя за то, что не подумал прихватить с собой пару ребят, чтобы помогли мне обустроится. Я совсем забыл, Малфой, что больше пользы от кошки Филча, чем от тебя, - он вытирает лицо рукавом и зло косится в твою сторону. - Ты сам просил, рассказывать и не отвлекаться. И какие еще ребята? - Ты задаешь слишком много вопросов, совершенно не относящихся к делу! Но так и быть, я потешу твое любопытство. Ребята - это мужчины, такие еще не старые, симпатичные. Местами. Он издевается над тобой, и тянет из себя эту тупую, раздражающую тебя улыбку. - Поттер, я не буду умничать, а просто скажу тебе, что ты самовлюбленный, тупой соплохвост, и пущу парочку непростительных тебе в лоб, если ты не перестанешь ерничать. - Однако тебе этот тупой соплохвост необходим, я бы даже сказал - жизненно... Ты уже дернулся за палочкой, так он тебя вывел из себя! Если так дальше дело пойдет, то Поттер, видит Мерлин, быстрее любых проклятий загонит тебя в могилу. Будешь тихо возлежать в семейном склепе, покрываясь пылью и паутиной, и подгнивать на радость магического общества и этого вот придурка. - Ну, уж нет, не дождетесь! И ты идешь прямо на Поттера. - Прости, - он опускает голову, взгляд его становится уже не таким веселым, и улыбку будто стерли с лица. - Я... просто это первое дело в новом году, я видимо от радости и несу всякую чушь. Прости. - Дело? – ты садишься рядом, убирая палочку. - Поттер, а чем ты занимаешься? Так и тянет пойти и стукнуться головой об стену. Ну почему этот простой, но такой важный вопрос не пришел тебе на ум сразу, почему ты не спросил о Поттере все, когда тот только прочухался на диване у тебя дома. Ну почему? - Ну, я же начальник следственного отдела по вопросам, - он запускает руку в волосы, - ну вот по таким вопросам, как твой. Ты же поэтому меня и нашел, зачем спрашиваешь? - Поттер, я тебя не нашел, тебя просто положили к моим ногам, как ты помнишь. И я не знал, чем ты там занимаешься. Вся моя информация о тебе сводится к тому, что ты когда-то победил Волдеморта, и все. Ни адреса, ни-че-го. Понимаешь? - Ну да, ну да, - он снова улыбается. Этот странный, засекреченный поимщик анонимных заклинателей. - Что ну да? - Вся информация специально сведена к нулю, чтобы люди могли смело обращаться, прибегать к моим услугам. Я в какой-то степени устранитель, Малфой. - Кто? - Человек, устраняющий за деньги, - видя непонимание на твоем лице, Поттер продолжил, - допустим, влиятельного и богатого человека прокляли у него же на дне рождения. Это далеко не всегда смертельно, но в большинстве случаев неприятно и мучительно. И вот, этот богатый и влиятельный человек просит найти контрзаклятье и того, кто это сделал. Чем я, собственно, и занимаюсь. Ты открыл рот и в недоумении смотрел на Поттера. - Я и не знал, что у нас существуют такого рода услуги. - Существуют и, более того, они легализованы. Мы являемся внештатным отделом Министерства магии. И не всем нужно знать о нашем существовании. Бывали случаи, что приходилось даже самим заказчиками стирать память. - Ты говоришь "мы"? Значит, ты работаешь не один? И мне ты тоже память стирать будешь? - Тебе не буду, по старой дружбе, - он ухмыльнулся, - а работаю я не один, я бы разорвался на части, если бы приходилось решать все дела самому. Знаешь сколько в наше время людей, мстящих таким вот способом? Миллионы. Хотя нет, поменьше, у нас население малочисленное. У нас в отделе человек десять, а я начальник, куда без этого. - Мерлиновы тапочки! А как люди на вас выходят, если никто не знает о существовании вашего отдела, и вы после всем прочищаете мозги? - Чаще всего информация доходит сама, ведь проклятые регистрируются в больнице и ищут название проклятий в картотеке Министерства. Мы приходим к ним домой и предлагаем разобраться. А иногда они находят нас сами. Через свои связи. Как бы мы ни были засекречены, все в этом мире продается и покупается, Малфой, уж тебе ли не знать. - Хочешь сказать, что мне просто повезло? - Ну, я бы так не сказал. Ведь тебя прокляли. Ты вздрогнул от его слов и поплотнее закутался в мантию. Стало холодно. - Что? - Ничего. Я подойду позже, когда ты распакуешься, успокоишься и будешь готов слушать в сто первый раз рассказ о бале, - ты вылетаешь из квартиры, что снял для него сегодня утром, громко хлопнув дверью. На улице привычно морозно и безлюдно. Тихо. Падает с неба крупный снег, такой крупный, что, поймав снежинку, можно разглядеть замерзшие капельки воды в деталях. Каждую веточку, каждое ответвление. *** - Малфой, а откуда ты вообще взял, что тебя прокляли? Так небрежно, будто о погоде спрашивает. А ты и не знаешь, что ответить. Ведь уже неоднократно говорилось и обсуждалось, а теперь все сначала. Он влетает в дом, осторожно прикрывая за собой дверь и ничуть не заботясь, что притащил на ботинках кучу снега, кидает сумку в кресло. И спрашивает. Он вообще очень много спрашивает. Но когда задаешь вопросы ты, молчит или начинает разговор совершенно о другом, отвлекая. У тебя уже начал дергаться левый глаз, а успокоительное на ночь стало неотъемлемой частью рациона. - С потолка! - Я серьезно, - он садится на стул и достает из сумки кипу исписанного мелким, кривым почерком пергамента, - я проверил всех присутствующих в тот день, пришлось попотеть и заняло это очень много времени, и вот что я узнал. Один из приглашенных, Олман Смит, является магом, живущим в маггловском мире чуть ли не постоянно. Из всех приглашенных он один предпочитает вести дела с магглами, оно и понятно, он поставщик продуктов оттуда, - Поттер неопределенно машет рукой в сторону, продолжая копаться в бумагах. - И что? Я тоже поставляю продукты, как ты выразился, оттуда. Что нам это дает? - А дает нам это то, что он мог тебя банально отравить, решив, что ты его конкурент, ты наверное не знал, он тоже организатор праздников. - Я не организую праздники, Поттер, я… - Да-да, я помню! Так вот, он решил, что магия это банально, проще тебя отравить. И никто не заметит. - Поттер, что ты несешь?! Ты говоришь так, как будто все уже знаешь! - Не все, но уже многое, - он снова что-то пишет. Ты готов порвать его голыми руками на сотню-другую маленьких Поттеров! *** - Скажи, куда ты меня тащишь?! - Нам нужно взять на анализ твою кровь и слюну, поэтому мы пойдем в больницу, к медсестре. - Что? Он, одетый в джинсы и какую то немыслимую куртку, отороченную мехом, критически оглядывает твою одежду. - Поттер, ты псих, врываешься ни свет, ни заря, начинаешь орать и куда-то еще пытаешься меня, - ты машешь рукой, пытаясь подобрать слова, - тащить, к какой-то сестре! Но он не слушает, машет палочкой трансфигурируя твою мантию в такую же куртку, как у него, но с темным мехом, и брюки, тесные, жесткие. И, прижав к себе, аппарирует. *** Оказывается, когда берут кровь, это больно. Нужно не смотреть на руки девушки в белом халате, протыкающей твою вену иглой. И лежать неподвижно, и потом еще дышать чем-то настолько вонючим, что прошибает до самого мозга, потому что посмотрел, все-таки посмотрел - не удержался, на то, как она набирает в маленькую колбочку твою темную, густую кровь. Ты мотаешь головой, отгоняя неприятные воспоминания. И трешь виски, а запах от ватки, что совал тебе под нос Поттер, еще свирбит в носу. - Мерлин, что это все было? - Мы взяли у тебя кровь на анализ, который будет проводить мой знакомый зельевар. И ничего более, Малфой, в конце концов, это не смертельно! - Это для магглов такое не смертельно! - И ты переживешь, - он улыбается, снова резко притягивает к себе и аппарирует. Ты боишься не дожить до конца дня. *** - Какого гиппогрифа мы тут делаем, Поттер? Вы полчаса блуждали по Диагон-аллее. Потом завернули в какую-то подворотню, потом прошли в какой-то паб, напоминающий ночлежку для нищих, с пивом, отдающим противорвотным зельем. И сидите тут уже двадцать минут. - Ждем, - он почти не пьет пива, хотя это неудивительно, его просто невозможно пить, и смотрит по сторонам. - Отлично! Внезапно Поттер весь напрягается, глядя куда-то тебе за спину, и едва заметно кивнув кому-то, поднимается из-за стола и тянет тебя за собой, за рукав. - Пойдем, Драко. Только я тебя очень прошу, молча, без глупых вопросов. Если не сложно. Тебя просто разрывает от злости и желания воткнуть Поттеру в затылок палочку острием, чтобы и магию не тратить, и избавится, наконец, от этого идиота. *** - Ну, что я могу сказать, молодые люди, это не совсем то, что вы подумали. Я исследовал вашу кровь и слюну, мистер Малфой. Поттеровский знакомый зельевар - еще хуже Снейпа. В два раза грязнее, в два раза худее и еще похоже туп как пробка. Одетый в серую хламиду, больше напоминающую мешок из-под чечевицы, чем мантию. Она, кстати, и пахнет так же. В огромных очках, которые каждые две секунды съезжают с его сизого, в прыщах, носа, а вдвинутые на место, раздувают глаза до размера лошадиных. - Я выявил наличие в ней зелья, смешанного с обычным ядом, практикуемым магглами, а также с добавлением нескольких редких заклинаний. - Янус, ты не мог бы выражаться короче и понятнее, я же тебе уже говорил! - Мистер Поттер, к чему вам ясность? Вы все равно уже нацелены на того, кто это изготовил. Старый маг потряс перед глазами бывшего гриффиндорца колбой с чем-то зеленым внутри. Ты начал молится всем известным могущественным магам, чтобы это не оказалось твоей кровью. - Вам нужно его найти, а вот лечением позвольте заняться мне. - А оно возможно? Ты почувствовал, как сердце ухнуло в пустоту, как закружилась голова, но кто-то сжал, крепко, твои плечи, и мир вернул былые краски, стало спокойнее. - Не берусь судить, молодой человек, - скрипел старик, перебирая колбы на столе и что-то размазывая на разделочной дощечке, - сразу, мне понадобится дней десять, не больше. Еще книга, та, что у вас в сумке и сто золотых. - Янус, это грабеж с твоей стороны! - Поттер полез в сумку, выуживая из нее древний, обтрепанный временем фолиант, - снизь хотя бы до восьмидесяти, а то мой клиент разорится! Было видно, что торгуется Поттер по привычке. Янус, зельевар с руками как у смерти, костлявыми, обтянутыми тонким слоем кожи, будто бумага это, прищурившись, стоял на своем. - Сто и не золотым меньше, я уж знаю, как выглядит наследник рода Малфоев. Смех старика был похож на скрип колеса у телеги, такой же тягучий и отвратительный, ты поморщился и вышел из лавки, предоставив Поттеру разбираться с оплатой. На площади, где располагалась разваливающая снаружи и довольно целая внутри лавка, сновали люди. Все вокруг было каким-то серым, грязным, бедным. Ужасно. - Ну, все, теперь можно и домой, - вышедший следом Поттер глубоко вдохнул и протянул к тебе руку, явно намереваясь аппарировать. Ты едва успел отпрянуть. - Что такое? - Ты не мог бы делать это более медленно? Поспокойнее, а то у меня внутри уже все перемешалось от твоей шальной скорости и оборотов перемещения! - Как скажешь. Он пожал плечами, подошел чуть ближе, взял тебя за руки и улыбнулся: - Если тебя разберет на атомы, меня потом не вини. Ты внезапно прижался к нему всем телом и уцепился в куртку с такой силой, что побелели костяшки. И не расслышал, что пробубнили тебе куда-то в район макушки. *** - Поттер, скажи... ты что, пьешь, что ли? - Ты устроился на полу, прислонившись спиной к кровати, бокал с шампанским постоянно норовит выскользнуть из руки. Ты держишь его из последних сил, пачкать дорогой сердцу, ворсинистый, английский ковер брютом не хочется. Поттер раскинув руки и ноги, лежит на кровати прямо как есть - в ботинках - и разглядывает потолок. Как ты его не уговаривал на бокал шампанского вместе с тобой, он твердил одно и тоже. - Я когда работаю, не пью! - Это я уже запомнил! Я спрашиваю вообще. Вот когда я тебя... э-э-э...встретил. - Тебя давно интересует этот вопрос, я заметил, - свесившаяся рука Поттера как бы невзначай касается твоих волос, и твое сердце ухает вниз. - Зачем, от чего? Что мною движет? - Во-от, можешь же правильно поставить вопрос когда хочешь! – ты поднимаешь бокал, глупо чокаясь с его пальцами. - Ты уверен, что причин у меня нет? - Ну да! - И правильно, нет. Нет у меня причин. Просто так, скучно мне, понимаешь? Многие пьют от горя, многие от радости. А Гарри Поттер пьет просто так, потому что ему этого хочется. - И что, из-за этого спиваются? - Кто тебе сказал, что я спиваюсь?! - Я же видел! - Я сейчас тоже наблюдаю не очень трезвого Драко Малфоя, и как мне известно со слов твоего эльфа, такое и раньше случалось. И длилось не два и не три дня. - Но ты же...? - Что я?! Не суди людей, Малфой, по первому впечатлению, оно не всегда бывает верным. Сначала ты решил немного выпить шампанского, чтобы расслабиться после аппарационных прыжков и вывертов. От всего увиденного и произошедшего за день голова гудела, не переставая. Было ощущение, что в висок вкручивают раскаленный гвоздь. А еще этот Поттер, который не пьет на работе. Ты подливаешь себе в бокал искрящейся, с маленькими веселыми пузырьками, жидкости. И отпив, хмуро созерцаешь ступню Поттера. - А что вообще-то ты делаешь у меня в спальне? - Тоже своевременный вопрос. Лежу. А также приглядываю за тобой, симптомы проверяю. Ты фыркаешь, в шутку тычешь его палочкой и снова наполняешь бокал. Сегодня был трудный день. *** Обычно как? Медленно переходишь из глубокого сна, возможно даже цветного, интересного, в легкую дрему. В которой начинаешь поворачивать действия сна по твоему проекту. Потом это наскучивает, ты открываешь глаза, хмуришься, тянешься, зеваешь. Ну, обычное пробуждение для каждого второго на земле. А тут как по щелчку резко сел в кровати, открыл глаза - и не понимаешь где ты и что с тобой. И только по прошествии минуты, двух, трех медленно возвращается воспоминание о вчерашнем. О Поттере, о больнице, и том неприятном типе, что зовет себя зельеваром. А также о бутылке шампанского, выпитой на голодный желудок. Потом, кажется, была еще одна бутылка... А дальше - провал в памяти. Снег все также падал за окном, наметая сугробы во дворе. - В душ, срочно в душ, - и стянув с себя одежду, идешь в ванную. Теплые струи стекают по плечам и спине. Когда затекшие ото сна косточки размякают и нежатся в витающем по всей комнате паре. - М-м-м! Волшебно. - Ваше полотенце, хозяин, - пищит, прижимая уши к голове, зеленоглазая Тис, твой личный эльф. - Тис, приготовь мне, пожалуйста, чаю, Twinings. Покрепче. Без сахара. Ну листики, Тис, в баночке, в черной! Лицо ее озаряет улыбка, и она с легким хлопком исчезает. А ты забыл спросить у нее, когда ушел вчера мистер Поттер. *** Он и не уходил. Мистер Поттер на диване в библиотеке, головой на бумагах, полунакрытый твоей рабочей мантией. Удивительно, но спящий Поттер не раздражает, не возникает позывов его пристукнуть, здесь и сейчас. Он посапывает, и, наверное, ему что-то снится. Тебе очень не хочется его будить, хочется оставить так, чтобы посмотреть еще... но суетливая и исполнительная Тис уже притащила чай и завтрак на двоих. И нужно работать, а не любоваться на спящего Поттера. - Вставай, Поттер! Овсянка остынет, - ты толкаешь его в плечо и садишься пить чай. - М-м-м, - он так забавно просыпается, отмечаешь ты про себя, тянется, морщится. Весь ощетиненный и недовольный, но всего с полминут, а потом лицо его вдруг озаряет улыбка, он трет глаза кулаками и хриплым голосом выдает: - А секунду назад ты назвал меня Гарри. Во сне. - Смею предположить, что это был кошмар? - Точно, - не переставая улыбаться, он подходит к столу и принюхивается, - скорее всего....хм-м, что тут у нас? Омлет? - Я же сказал, овсянка, - ты отпиваешь крепкого горячего чаю и жмуришься от удовольствия. Он садится рядом и налегает на еду так, словно не ел дня три, не меньше. - Надеюсь, сегодня я тебе не буду нужен? У меня есть дела. - Можешь делать свои дела, только заплати задаток, а то я его так и не увидел еще. К тому же вчера с Янусом расплачивался именно я. А сто золотых, знаешь ли, на газоне не растут. - Он доел кашу и потянулся за чаем. - Фу, Малфой, ну что ты пьешь?! Отрава! У тебя нет лимона? И сахар тут вообще не водится? Ты лишь закатываешь глаза, лимон он в чай класть собрался, и допив, поднимаешься, указывая Поттеру на дверь. - Если я тебе не нужен, не мог бы ты... я спешу. - Поесть не дадут! - и аппарирует, даже руки не вытерев. Ты опускаешься на краешек стула, глядя туда, где он только что сидел. - Ох, Поттер... День обещал быть просто ужасным. *** - Драко!!! Он влетает в кабинет, словно смерч, взметая разбросанные по полу документы. Ты устало отрываешься от бумаг - работа, работа, то поставщики, то Гринготтс, то Тис со своими вечными причитаниями по поводу всего: - О! Мистер Поттер, сэр! А хозяин сегодня ничего не ел! Поттер в изумлении таращится на внезапно материализовавшуюся у его ног домовиху и хлопает глазами, не понимая, что ему на это ответить. - Исчезни! А у него выходит даже лучше, чем у тебя. Ты улыбаешься впервые за весь день. - Драко, одевайся, нам нужно снять слепок с твоей ауры, срочно! - Что случилось? Он не отвечает, в нетерпении постукивая ногой по полу, ждет. - Я сейчас, мне нужно переодеться. Но он не пускает тебя, хватая за локти и аппарирует, проваливаясь вместе с тобой в пространство. - По-о-о-тттеррр! Вы на улице, прямо возле лавки того самого жуткого зельевара. Холод тут же пробирается под рубашку, поверх которой у тебя больше ничего нет. - Извини, но нельзя было терять ни минуты, - он накидывает тебе на плечи свою мантию, оставаясь в одном свитере, проходит секунда, десять, двадцать...и вдруг ты понимаешь, что вы все стоите и стоите друг против друга. Близко, очень близко его лицо, а руки чуть приобнимают тебя, придерживая мантию. Ты смотришь в его глаза и… - Пойдем, - и он отскакивает так, что снежинки взвихряются вокруг него, - Янус кое-что нашел, но для этого ему нужен слепок твоей ауры. - У него же была, та, что из Мунго? В темноте коридора ты не сразу понимаешь, что вы не одни. - Она старовата, молодой человек, мне нужен свежий слепок. Чтобы точно определить, как скоро нам придется заказывать вам гроб. - Янус! Ты едва удерживаешься, чтобы не запустить в старика чем-нибудь тяжелым. Тратить на эту горгулью магию ты считаешь неразумным, он, в конце концов, не Поттер. - Драко, встань вот тут, пожалуйста, и не двигайся. - А раздеться не надо? - Не усугубляй, прошу тебя, - шепчет. Ты покорно терпишь, пока тебя сканируют, щупают везде где только можно, и молчишь, косясь на Поттера, который развлекается тем, что пялится на лапки тарантулов и глаза летучих мышей. Потом поворачивается к тебе. - Ну, Янус? Ты уже закончил? А не хотелось бы застрять тут на всю ночь. - Готово, вы свободны, сэры! – старик, кряхтя и посмеиваясь, кланяется, помахивая колбой, в которой плавает странный, серый с зеленым дымок. - Ночка вся ваша. - Что это? - спрашиваешь ты, чтобы не смотреть как розовеют щеки у Поттера. - Это ваша аура, молодой человек, подпорченная изрядно. - Ты цепенеешь. - А теперь проваливайте, мне некогда. Некогда. Вновь накинув на тебя свою мантию, Поттер ведет тебя к выходу, что-то бормоча себе под нос. - Скажи, зачем это все? Ты знаешь, почему она такая? – у тебя предательски дрожат губы, ты ничего не можешь с собой поделать, хоть и обещал не бояться больше и ни на что не реагировать. Никогда. Но Поттер молчит. Стайки снежинок покрывают его плечи и волосы, и тебя начинает бить крупная дрожь. - Драко, понимаешь… - Не смей! Не смей меня так называть! – Ты зажимаешь уши руками, оседая на снег. - Не смей, ты, больше никогда не смей меня так называть, - шепчешь, не отнимая от головы рук. - Это всего лишь имя. Хорошее имя. – Он берет твои запястья и прижимает к своей груди, глядя тебе в глаза. - Ты замерз и устал, тебе нужно выспаться, да? Он придвигается еще ближе и обнимает за плечи, не отводя глаз. - Все будет хорошо. Слышишь? Ты не умрешь, я тебе обещаю. *** Опять сыплет мелкий снег, залетая то в нос, то в рот. Дышать носом больно, если открываешь рот, сводит зубы, а внутри давно все заледенело. Руки ты прячешь в рукавах, подгибая пальцы, пытаясь их согреть о ладони. Изо рта вырываются клубы пара, образуясь на холодном воздухе дурацких лошадок или зайчиков... или банальные тучки, теплые тучки. - Ну вот, из тебя тепло выходит. Не дыши! – Поттер поднимает твой меховой воротник, его холодные пальцы задевают щеку. И мурашки по спине. Вы стоите на проспекте, прижимаясь к стене дома, прячась. Поттер, как всегда ворвавшись к тебе ни свет ни заря, заявил, что он - нашел! И потащил тебя одеваться, крича, чтобы ты поторопился, иначе вы его упустите. И вот теперь Лондон, маггловская его часть, какой-то проулок, подворотня, драные замерзшие кошки, мусорные контейнеры и холод, пробирающий до костей. - Если я не буду дышать, я задохнусь, - глупо бурчишь ты. - Ты же волшебник, Малфой, - он улыбается. На морозе нельзя улыбаться, трескается нежная кожа на губах, а он назло всему улыбается. Поттер! - Волшебник, только вот почему-то не работает ничего, - ты в шутовском жесте разводишь руками и чуть приседаешь. - Объясни, что мы здесь делаем? И к чему была такая спешка? Торчим тут... - Рано утром Янус связался со мной, сообщив, что нашел ауру человека, который сделал это с тобой, и выявил противоядие. Но для его, скажем так, приготовления, необходима эта самая вражеская аура... Его мы, собственно, тут и ждем. Там все так сложно, Малфой, - он ухмыляется, глядя на тебя, - что я не понял и половины того, что он мне вещал в пять утра из камина. - Нужно сосредоточиться, Поттер! - Тут можно только окочурится, - он снова улыбается, но ненадолго, его взгляд кого-то ловит в толпе, и веселости как не бывало. А ты снова вспоминаешь тот день, когда вы встретились. Взъерошенного Поттера. Пьяного, икающего и глупо хихикающего Поттера. И никак не можешь провести параллель между тем Поттером и этим. А он срывается с места. Ты едва поспеваешь за ним, лавируя между магглами. *** Пробежав метров сто, свернув раза три налево и раз шесть направо, вы, наконец, останавливаетесь. Ты, тяжело уперевшись ладонями в колени, пытаешься выровнять дыхание. - Что это было?! - Это был он, Драко. Тот, кто тебя отравил. Точнее, исполнитель, но, найдя исполнителя, мы без труда отыщем и заказчика. Ты в изнеможении падаешь на лавочку, потирая замерзшие щеки перчатками. - И ты его убьешь, так? - Почему убью? Я никого не убиваю, я расправляюсь с нарушителями закона вполне себе в духе цивилизованного мага и волшебника, - он садится рядом с тобой на скамейку. - Я никого не убиваю, иначе я уподоблюсь тем, кого ловлю. Я их сдаю в Азкабан. Единственная вольность, которой пользуюсь именно я, это отсутствие судебного процесса. Остальные ребята сдают нарушителей в министерскую камеру, а затем проходит закрытое слушание, для которого у нас есть свой судья, свои присяжные и, можно сказать, немного свой закон. Чуть-чуть. От количества информации у тебя кружится голова, ты в недоумении смотришь на Поттера, пытаясь понять, почему он тебе все это рассказывает. Потому что доверяет или потому что уверен: один взмах палочки - и мозг Драко Малфоя девственно чист. Если ты вообще доживешь до того момента, когда ему придется это сделать... - А теперь так. Человека мы выследили, определили, что это тот, кто нам нужен, теперь дело за малым. Поимка. Для этого твое участие не потребуется. Я узнаю, где он чаще всего бывает, заманю в какое-нибудь тихое местечко и все выспрошу, - он подмигивает тебе, но глаза такие серьезные, такие холодные, что ты точно уверен, спрашивать он не будет, он клещами вырвет. - Я пойду с тобой. - Куда? - Я пойду с тобой, когда ты будешь его спрашивать, - ты киваешь куда-то в сторону толпы. Поттер молча изучает тебя. - Хорошо. Желание заказчика закон. *** Он бьет. Поднимает, опускает, снова поднимает и опускает руку со сжатыми в кулак пальцами, опускает на лицо, живот, плечи, куда попадет, на человека, что сползает по стене на землю. И уже не разобрать, кто это, кто же все-таки пустил тогда в тебя это чертово проклятье. Ты пытаешься опознать его по одежде, потому что Гарри тебе ничего не сказал- ни кто это, ни как он его вычислил. И сейчас выследив его, загнав в какой-то ангар, он не позволяет тебе посмотреть в его лицо. Ты закрываешь гл

Toriya: Я сегодня тебе уже многое сказала. И много пережила от этого фика. Но добавлю, что это очень дорогой подарок, Мэг. И мне непередаваемо радостно, что такой роскошный фик был написан для меня. Это такие Гарри и Драко, которых невозможно забыть и разлюбить никогда!

kos: Meggy Brik С таким названием - и такой финал! Это издевательство!

Doran: kos это жизнь...



полная версия страницы