Форум » Библиотека-3 » "Выбор": ТР/Новые персонажи, PG-13, миди » Ответить

"Выбор": ТР/Новые персонажи, PG-13, миди

North_Dakota: Название: Выбор Автор: North_Dakota Бета: нету Рейтинг: PG-13 Герои: Том Реддл и новые персонажи Жанр: Драма Дисклеймер: Отказываюсь от всего, чего могу Аннотация: ..40-е годы. Хогвартс. И первое убийсво в самой безопасной школе в мире. Атмосфера страха пронизывает каждый уголок, каждый кабинет и каждый коридор. Даже спустя много лет найдутся люди, которые будут помнить о том мрачном времени. Но было ли убийство Плаксы Миртл единственным? Комментарии: присутствуют убийства... Отношение к критике: Рад обоснованной и детальной критике. Размещение в архивах: Свяжитесь предварительно со мной

Ответов - 9

North_Dakota: Выбор. «Не спасешься от доли кровавой, Что земным предназначила твердь. Но молчи: несравненное право - Самому выбирать свою смерть» Николай Гумилев Пролог. С чего начать? Наверное, с того холодного июня в удивительно теплом замке. С жуткого, почти по-страшному нереального вечера. С того, как Анабель растерянно бежала по коридорам Хогвартса, и шлепанье ее башмачков гулким эхом отражалось от стен. Какой же это был год? Вот этого Анабель почему-то вспомнить не могла. Так странно, она помнила почти все исключения из правил квиддича, знала наизусть учебник по травологии за седьмой курс.… А тот проклятый год вспомнить не могла. Кажется, то был сорок второй… Что ж, придется думать что так. Ей тогда было двенадцать лет. Она куда-то ужасно спешила, подгоняемая непонятным предчувствием. Предчувствием чего-то страшного. За поворотом уже виднелась лестница, а около нее люди, много людей… Несколько человек что-то несли, а за ними медленно, ошарашено, испуганно, шла толпа студентов постарше. Они то и дело о чем-то перешептывались, но Анабель ничего не могла толком расслышать. Толпа приближалась к ней, а она к толпе.… Оставалось сделать пару шагов, и.… На ее пути, откуда ни возьмись, возник профессор трансфигурации Альбус Дамблдор. Он мягко взял девочку за плечо. - Мисс Де Манфайр, мне кажется, вам лучше вернуться в вашу общую гостиную. - Но, профессор… - У вас завтра насыщенный день, вам нужно отдохнуть. Кроме того, не лишним будет заметить, что второму курсу не разрешено покидать свои комнаты после девяти вечера. Он улыбался, но в его ярко-синих глазах были тревога и грусть. Несколько секунд Анабель еще умоляюще смотрела на Дамблдор, но он явно не собирался ей уступать и лишь ждал пока он уйдет в Гриффиндорскую башню. Спорить было бесполезно, и девочка тоскливо потащилась назад. Оставалась одна надежда: в толпе она заметила свою старшую сестру, возможно, та что-нибудь потом расскажет. Хотя шансов мало, сестрица была той еще стервой… … Та еще стерва Синара Де Манфайр действительно деловито толклась среди остальных студентов, несмотря на то что Филч, уже доведенный до опасной отметки бешенства, пытался как-то сдержать учеников. Но они и так уже узнали все, что хотели узнать. Несколько преподавателей неуверенно шли к главным дверям замка с носилками, на которых лежал труп девочки. Такая неуклюжая при жизни, сейчас она была до ужаса спокойной, почти грациозной на этих глупых, сотворенных на скорую руку прямо из воздуха носилках. Дешевые очки с толстыми стеклами, которые, должно быть, потерялись где-то в коридорах школы, больше не закрывали половину ее некрасивого лица. Темные волосы в тусклом полусвете восковых свечей казались иссиня-черными, а кожа - мраморной. Широко распахнутые глаза почему-то никто не закрыл, и они угрожающе сверкали мертвым матовым блеском. Немного приоткрытые губы темнели, синим неестественным цветом… Студенты в каком-то исступлении неотрывно смотрели на мертвую. Им казалось, что она умерла не несколько часов назад, а уже целые столетия лежит вот так, словно ее просто после стольких лет вынесли из гробницы.… И у всех было ощущение, что они тоже причастны к смерти школьницы, хотя и сами не представляли каким образом… Кто-то из профессоров торопливо наколдовал одеяло и накрыл им тело девочки. Ее уносили все дальше, но толпа больше не двигалась с места, к почти восхищенному удивлению Филча. Но как только процессия скрылась за углом, тишина коридора словно взорвалась: - Плакса Миртл мертва! - Умерла ученица! - Ее убили! - Убили! Убийство в Хогвртсе!!! Синара стояла немного в стороне, не особенно напуганная или удивленная; и как-то отстраненно, одними губами повторяла каждую выкрикнутую фразу. Плакса Миртл мертва… Убийство… Мертва…Преступление в Хогвартсе… Синара сделала несколько шагов назад, уперлась в стену, тяжело облокотилась на нее. - Ты в порядке? Около нее вдруг материализовался Райан Уайт. Девушка окинула его невнимательным взглядом. - А почему я должна быть не в порядке? Он тяжело вздохнул, помотал головой: - Миртл, Боже, так сложно поверить…. Синара вдруг негромко рассмеялась: -Если сложно поверить, то ты еще можешь догнать преподавателей и повнимательней рассмотреть труп. Он вздрогнул. Это было заметно невооруженным глазом. Продолжая как-то по-змеиному улыбаться, девушка продолжила: - Наверно, родители Миртл проклянут тот день, когда отправили ее в школу.… В общем-то, поделом, она ведь грязнокровка, если я не ошибаюсь? Синара вопросительно вскинула брови, хотя прекрасно понимала, что не ошибается. Она знала всех чистокровных учеников в школе. Более того, большинство из них были ее друзьями, многие дальними родственниками, и Плакса Миртл уж точно не в одну из этих категорий не входила. Тем временем Райан покраснел. Затем побледнел. Потом, кажется, собрался позеленеть… Синара заинтересованно ждала, какой цвет последует дальше. Наконец он выдавил из себя: – Конечно, она была из семьи маглов. Ведь по легенде чудовище Слизерина не трогает только чистокровных волшебников! - его голос, такой громкий в начале к концу сошел почти на хрип. Синара презрительно скривилась: - Чудовище Слизерина… Просто миф, какой-нибудь маньяк бродит по школе и всех пугает! Губы Райана дернулись, словно он собирался что-то сказать. Но он так ничего и не ответив, а лишь молча развернулся и пошел в сторону своей башни. Синара пару секунд глядела ему в спину, затем окинула взглядом коридор. В противоположном углу стоял профессор Дамблдор; он, казалось, внимательно за кем-то наблюдал. Девушка проследила за направлением его взгляда… Ну, конечно. Том Реддл. Высокий, до неприличия красивый, и, надо сказать, всегда до неприличия прилежный. Абсолютно во всем…. Он тоже мирно стоял в сторонке от всеобщей суеты, внимательно изучая пустоту. И только в его глазах было что-то странное, неприятное, такое отдаленное, что не разобрать… Будто почувствовав, что два человека одновременно изучают его, он быстро взглянул сначала на Дамблдора, а затем и на Синару. На нее он смотрел не больше секунды. Наверное, даже меньше. Но за эти мгновения в его зрачках что-то вспыхнуло, далекий огонек, удивительно похожий на взрыв целой вселенной где-то за тысячи световых лет от Хогвартса.… И этот взрыв на одно миллионное мгновение жизни отразился в глазах Синары… Помотав головой, она вдруг снова перевела взгляд на уходящего Райана Уайта. И ей в голову непрошенным гостем пришла мысль, что он ведь тоже грязнокровка, а значит, следующей жертвой мифического чудовища Слизерина может стать он… * * * На следующий день Хогвартс облетела ошеломляющая новость. Преступник пойман! Пойман старостой факультета Слизерин Томом Реддлом. Убийца Миртл… -Рубеус Хагрид? Что за чушь! – Синара презрительно фыркнула.

North_Dakota: Глава 1 Синара де Манфайр отчаянно зевала. Небо в Большом зале затянуло серыми тучами, грозящими в любой момент обрушиться на студентов крупными каплями дождя. За факультетскими столами, подстать погоде, царила необычайная тишина и напряженность, отражавшаяся на лице каждого ученика. Видимо, все еще помнили ту ночь два дня назад, когда умерла Миртл... и был пойман полувеликан Хагрид. Хотя, как такое вообще можно забыть? Жуя поджаренный тост с сыром, Синара пихнула локтем свою соседку Анжелику, внимательно изучавшую расписание: - Что у нас сейчас? Мощного вида слизеринка что-то недовольно пробурчала и толкнула ее в ответ: - Не пихайся! Сейчас зельеварение, совместно с Гриффиндором. - А, черт. Думала, трансфигурация! Специально сидела и повторяла магические формулы превращения… - Нравится перспектива изучать магическое искусство вместе с грязнокровками? – Анжелика явно пропустила слова подруги мимо ушей, - Чудовище Слизерина правильно делает, что гонит эту мерзость куда подальше! Давно пора! Синара, что-то бормоча себе под нос о формулах, закивала, поедая при этом третий тост: - В том, что их гнать надо, я с тобой полностью согласна. Но чудовище! Господи помилуй, нам сколько лет? Неужели и ты веришь в эти сказки про Тайную комнату? Тем более, как ни прискорбно, но его поймали! Подумать только, этот великан-остолоп… Анжелика отрывисто захохотала, при этом чуть не подавившись соком: - Значит, ты не веришь в наследника Слизерина? Не веришь, что он за этим стоит? И действительно думаешь, что это Хагрид? - Конечно, нет! Я имею в виду Наследника. По мне все обстоит так: какой-то помешанный псих бродит по замку и, называя себя мифическим Наследником, истребляет грязнокровок! Я понимаю его желание, но, по-моему, он перегнул палку, угробив Миртл. Послышался недовольный ропот слизеринцев. Анжелика, словно ощутив опору под ногами, продолжила разглагольствования: -Ну и не верь, тебе же хуже! Но я скажу, Наследник, возразить нечего, абсолютно прав, вытравляя магловские отродья из Хогвартса! Первой жертвой стала уродина Миртл…,- ее широкое лицо исказила зловещая гримаса, - Надеюсь, вторым будет кто-нибудь из Гриффиндора; скажем, грязнокровка Уайт. Сказав это как бы между прочим, Анжелика, тем не менее, косо глянула в сторону Синары. Последняя не ответила и продолжала поглощать завтрак, как ни в чем не бывало; вот только движения рук стали резче и принужденнее. * * * У входа в подземелье уже толпилась большая часть гриффиндорцев пятого курса. Слизеринцев не было ни одного. -Великолепно… Синара быстро прошла мимо студентов вражеского факультета и встала у противоположной стены, с надеждой устремив взор на лестницу, всем сердцем желая как можно скорее увидеть однокурсников. Желание было настолько велико, что она не сразу услышала обращенные к ней слова. Синара заморгала: около нее стоял Райан со слегка взлохмаченными русыми волосами и приветливой улыбкой на тонких губах: -Привет! О чем задумалась? Девушка краем глаза снова взглянула на лестницу. Мучительное желание побыстрее оказаться среди слизеринцев поменяло полярность. Если кто их увидит вместе… -Синара? -А…Что? – она с натянутой улыбкой закивала гриффиндорцу. В ее жизни еще не было столь противного и неудобного момента. Остальные ученики хмуро смотрели на них. Девушка еще раз кивнула: -Я просто не выспалась. А ты как? Пришел в себя после…э, ну ты меня понял. Парень покачал головой; его глубокие карие глаза накрыла пелена скорби: -Да что там…Мы все никак не можем в это поверить. Дело дошло до убийства, кто знает, возможно, это повторится. -Райан! Что ты ей объясняешь! Как будто чистокровным слизеринцам есть дело до смертей маглорожденных. Я не удивлюсь, если услышу, что твоя подружка не выспалась из-за того, что они всю ночь отмечали гибель еще одной грязнокровки! – черноволосый мальчик вышел из толпы товарищей и обвиняюще ткнул в Синару пальцем, - Наследник Слизерина, чудовище Слизерина, разве не видно, что вся нечисть от них исходит! -Кристофер, хватит! – Райан повернулся лицом к однокурснику, - Они не все такие. Кристофер невесело захохотал: -Хочешь сказать, ОНА не такая? Синара открыла рот, чтобы ответить этому ничтожеству чем-нибудь обидным, но тут с лестницы послышался голос Анжелики: -Заткнись, грязнокровка! Как ты смеешь нас в чем-либо обвинять нас безо всяких доказательств! – девушка спустилась и, подойдя к Синаре, презрительно окинула взглядом Райана: -Что, Уайт, испугался, что следующим станешь ты? -Еще бы ему не боятся! – с лестницы сошли слизеринцы во главе с Томом Реддлом. Впереди него, словно телохранитель, вышагивал Митчелл Кирс, здоровенный блондин с тупым выражением лица, но литыми мускулами на руках. Он прищурено поглядывал на Райана, - Еще бы ему не боятся, грязнее его крови только помойная яма! Гриффиндорцы гневно закричали, кто-то рискнул наброситься на Кирса, но Райан, сжав кулаки, оттолкнул друзей назад, и подошел к обидчику, который был вдвое больше него. Его голос дрожал от ярости: -Знаешь, Кирс, я бы посоветовал тебе судить не о чистоте моей крови, а о количестве собственных мозгов! Услышав его, Синара замерла. Кирс побелел от злобы; в одно мгновение пересек разделявшее его и Райана расстояние и схватил парня за грудки, шипя ему прямо в лицо: -Ах, ты магловский выродок, я научу тебя как со мной разговаривать! – он со всей силы ударил Райана массивным кулаком. Тот, пытаясь остановить хлынувшую из губы кровь, выхватил палочку и что-то выкрикнул. Заклинание ударило Кирса в нос. Началась полнейшая неразбериха; гриффиндорцы последовали примеру Райана, и разноцветные лучи замелькали в воздухе, подобно фейерверку. Уворачиваясь от «экспеллиармусов», «петрификус тоталус» и других обезоруживающих заклятий, Синара подскочила к Райану и Кирсу, который, отбросив палочку, снова перешел на кулаки. На лице гриффиндорца уже красовалось несколько внушительных синяков. Но слизеринец пострадал намного больше, взять хотя бы сломанный нос и парочку выбитых зубов. Девушка резко встала между ними, загородив спиной Райана: -Идиоты! Что вы тут устроили?! Если сейчас появится кто-нибуть из учителей, то нам всем не избежать наказания!! -Де Манфайр, отойди!! – Митчелл Кирс попытался сдвинуть Синару в сторону, но она отреагировала быстрее: -Экспеллиармус! Парень отлетел к противоположной стене. И в эту минуту дверь кабинета зельеварения распахнулась: -Что здесь происходит!! А ну-ка всем прекратить! – профессор Слизнорт буквально вывалился из класса, на ходу помахивая палочкой, - Я сказал прекратить!! Мистер Уайт, мистер Реддл, вы старосты курса, объясните, что происходит!! – он повернул свой огромный живот к тяжело дышащему за спиной Синары Райану и как ни в чем не бывало стоящему у стены Реддлу. Последний тихо ответил: -Прошу прощения, профессор Слизнорт. Мистер Кирс и мистер Уайт немного…повздорили по сугубо личному вопросу. К сожалению, спор очень быстро перерос в драку, я не успел этого предотвратить. Но обещаю, подобного больше не повториться, - в его синих глазах на долю секунды всполохнуло красное пламя. Но Слизнорт, до бесконечности обожавший Тома Реддла, этого не заметил; он добродушно улыбнулся: -Я вам верю, Том. Верю, что вы сможете держать свой курс в порядке и дисциплине, - Реддл кивнул, - Вы умный мальчик и талантливый староста, вам это по силам. Хм, - взор профессора обратился к Кирсу, который судорожно пытался остановить фонтан крови из носа, - Том, отведите Митчелла в Больничное крыло. А вы, мисс Айронс - он кивнул какой-то темноволосой девушке из Гриффиндора, - мистера Уайта. Студентка мягко взяла изрядно побитого Райана под руку и побрела с ним наверх. Синара поглядела им вслед; в тот же момент парень обернулся и, слегка улыбнувшись, кивнул ей. Слизеринка презрительно отвернулась. - Жаль, очень жаль, Райан, я ждал от вас действий более разумных… - Но, профессор… - Кристофер, попрошу не вмешиваться. Я разговариваю не с вами! Слизнорт поглядел вдаль удаляющимся четверым ученикам и вдруг воскликнул, перепугав и без того напряженных от выговора учеников: -Я же никого с ними не отправил из старших! В замке невесть что твориться, а они одни…Том, Арина, стойте! А вы, - он повернулся к остальным, - живо в класс и ждите меня! С единодушным тяжелым вздохом все медленно потянулись в кабинет зельеварения. …Синара бросила сумку на привычную первую парту рядом с Анжеликой и Кэйрой Уолдер, темноглазой блондинкой, приходившейся Синаре двоюродной сестрой. -Зачем ты заступилась за этого Уайта, Син? -И тебе привет, Кэй, - девушка вытряхнула из черной сумки учебник и кучу перьев, - С чего ты решила, что заступилась? Не в моей привычке защищать грязнокровок. -А как тогда это называется? – Анжелика рассеянно махала палочкой, что-то напевая. -Как называется? Забота об очках собственного факультета тебя больше устроит? -С каких пор они тебя интересуют? -С прошлой недели. Помнишь, урок трансфигурации? -А, ну да, маглолюбец Дамблдор тогда серьезно разбуянился… -Рада, что помнишь, - откинувшись на спинку стула, Синара прикрыла глаза, - Кэй, разбуди меня, когда Слизнорт придет. Я спать хочу. -Без проблем, какое заклятие предпочитаешь? «Круцио»? Или сразу «Авада Кедавра»? – Кэйра ухмыльнулась, - Хотя нет, от него не проснешься! Никогда! -Просто толкни! …Мысли унеслись далеко. И в тоже время они невольно концентрировались на одном человеке. Райан Уайт. Выходец из семьи маглов, гриффиндорец – в общем, полная противоположность самой Синары. И, тем не менее, между ними существовали почти приятельские отношения, которые девушка отчаянно скрывала от всего мира и тем более от студентов своего факультета. А начались они с того урока Зельеварения год назад, когда ее и светловолосого гриффиндорца оставили после уроков за какие-то провинности чистить котлы, причем безо всякого волшебства. Роль надзорщика досталась Филчу. Выросшая среди волшебников и не привыкшая к ручному труду, Синара с остервенеем отскребала какую-то засохшую слизь с уже потускневшей меди. Пара неудачных резких движений – и все котлы в ряду с оглушительным грохотом полетели на пол подземелья. Разъяренный Филч подскочил к девушке и принялся кричать что-то о неумении работать, неуклюжести и прочей ерунде. И ведь надо же было Синаре тогда в сердцах крикнуть: -Отстань от меня, проклятый сквиб!! От похода к директору и соответствующего словам наказания ее спасла только умелая дипломатия все того же гриффиндорца. Синара уже и не помнила, что Райан наговорил завхозу, но только тот после этого, ворча себе под нос, вышел из кабинета, громко хлопнув дверь. Слизеринка повернулась к парню: -Куда он? -К себе. -То есть? -То есть, - парень улыбался, - теперь мы сможем все доделать с помощью магии, и Филч никому об этом не скажет! С тех пор между ними установилось некое подобие дружбы, инициатором которой неизменно выступал Райан Уайт. Только он мог первым подойти поздороваться, поболтать, спросить «как дела», утешить, помочь…Синара же никогда этого не делала; ее тяготило знакомство с грязнокровкой, человеком, совершенно не вписывающимся в круг ее друзей и знакомых. И в то же время общаться с ним было много приятней, чем с большей частью слизеринцев: юмор, смех, открытость и прямота в разговоре – все это было присуще Райану Уайту, и всего этого так недоставало ее однокурсникам… Откуда-то из тумана донеслось шипение Кэйры: -Проснись!

North_Dakota: Глава 2 К полудню, как все и ожидали, погода вконец испортилась. Ледяной град беспощадно долбил по старым стеклам, школьных окон, грозя в любую секунду их разбить. Травологию, к превеликой радости Синары, отменили, а потому все свободное время она провела на мягком диване в слизеринском подземелья. К обеду студенты потянулись в Большой зал; идя между Кэйрой и Анжеликой, Синара не переставала радоваться столь удачному дню: - Нет, ну вы только посмотрите! Устроили драку, а нам почти не сняли очков… - Том – молодец! - Да, да. Я не выучила домашнее задание по травологии – ее отменили! Блеск! Вот бы еще с трансфигурацией так повезло… Кэйра зевнула и толкнула локтем какого-то проходившего мимо первокурсника-пуффендуйца - тот завизжал и убежал прочь. Анжелика снисходительно заметила: - Аккуратней, а то их староста возьмет да вычтет у нас пару сотен баллов! - Не вычтет! По крайней мере, у меня. - Откуда такая уверенность? Ах, да! Староста ты наша, – девушки вошли в Большой зал. Толпы учеников спешили рассесться по местам и приступить к еде. Преподаватели в полном составе о чем-то тихо перешептывались на своем импровизированном пьедестале. «Наверняка обсуждают смерть Миртл» - Синара ухмыльнулась и поискала глазами свободные сидения: со стороны стола Слизерина им замахали их сокурсницы. -Син, это не твоя сестрица к нам так несется? – в голосе Анжелики чувствовалась насмешка. Синара чертыхнулась и резко обернулась, едва не сбив с ног Анабель де Манфайр. Невысокая тоненькая прелестная девчушка, с длинными рыжеватыми кудряшками и очаровательными чертами лица, снизу вверх посмотрела на старшую сестру: - Синара! - Что ты так торопишься, Анабель?! Тебе известно, что в Большом зале бегать не положено?! Кэйра и Анжелика со сдавленным смехом покосились на девочку. Та ответила им презрительным взглядом красивых, ярко-голубых глаз. Синара обернулась к подругам: - Займите мне место, я сейчас. Они кивнули и, продолжая тихо смеяться, отошли. Анабель, насупившись, заявила: -Ну и дуры у тебя подруги! Синара зашипела: -Язык прикуси, не твое дело, с кем я дружу! Говори, чего тебе нужно! И вот…, - она сунула свой портфель в руки девочки и принялась поправлять прическу, - Подержи, я сейчас… …Извлекая из памяти образ старшей пятнадцатилетней сестры, Анабель невольно удивлялась: до чего же они были разными. Как внутренне, так и внешне. Синару де Манфайр нельзя было описать прилагательными «прекрасная», «красивая», «очаровательная». Обычная девушка, ничем не отличавшаяся от остальных обитательниц Хогвартса. Только, разве что, на редкость некультурным поведением. Она была чуть выше среднего роста, немного пухлая в области груди и бедер, с прямыми красновато-рыжими волосами, то свободно ниспадавшими на плечи и спину, то завязанными тонкими черными резинками в два причудливых хвостика. Правильные черты лица, вопреки всем законам природы, совершенно не добавляли Синаре привлекательности: слишком они были холодны и неестественны, словно у мраморной статуи. И самое главное – этого Анабель никак не могла забыть – у сестры были разноцветные глаза, довольно редкое явление. Контраст голубого и зловещего ярко-зеленого оттенка настораживал, а иногда и вовсе пугал… Тут Синара раздраженно изрекла: -Ну, и долго ты собираешься молчать? – Анабель испуганно вскинула почему-то опущенную голову. Ее чудесные глаза светились любопытством: -Это правда, что Миртл мертва? Вся школа только об этом и говорит! Лицо Синары перекосилось от отвращения. Искоса поглядев на уже вовсю обедающих друзей, она резко бросила: -Раз говорят – значит, правда! Все, теперь отстань! -Но ты была там, я видела… -И что с того?! Чего ты-то испугалась? Ты – Синара ткнула пальцем в лоб Анабель, - чистокровная волшебница, а потому боятся тебе нечего! Тем более, уже поймали Ха… Почти прозрачные щеки девочки покрылись румянцем; она потупила взгляд: -Я и не боюсь.…То есть боюсь, но не за себя… Синара с секунду изумленно на нее смотрела, после чего громко расхохоталась на весь Зал: -Какое благородство! О, Великий Слизерин, я сейчас расплачусь… -Прекрати! – Анабель гневно сжала кулачки, - Синара, хватит! -Ох…ну и…, - Синара едва не сгибалась пополам от смеха. Вытирая слезы, она, шатаясь, двинулась к своему столу. Интересно, что скажет Кэйра на столь возвышенные и позорящие весь род де Манфайр мысли ее меньшой родственницы… Сестра схватила ее руку и умоляюще потянула вниз: -Син, подожди! Ну, пожалуйста, еще один, последний вопрос! Вырвав руку, девушка злобно усмехнулась: -Что еще, мисс Защитница грязнокровок? Девочке потребовалось все терпение, чтобы не ответить на оскорбление Синары. Она знала, что если скажет хоть слово в защиту маглорожденных, то больше от нее ничего не добьется: -Я сегодня видела Рикку, ну, мою подругу из Гриффиндора. Так вот она рассказала, что Китти рассказала ей… -Закругляйся!! -Ладно, ладно! Так вот мне сказали о драке в подземелье… -И какое тебе дело до этого? -Ну, я…, - Анабель покраснела еще больше, - Я узнать хотела о… -Да не мямли ты! Все, я пошла… -Стой! Ты не знаешь, кто в ней участвовал? – быстро закончив столь мучительный вопрос, она выжидательно замерла. Синара подняла одну бровь: …-Син, где ты копаешься?!!! -Иду! Так, - она окинула младшую сестру нетерпеливым взглядом, - Не знаю что тебе нужно, но чтобы отвязаться от твоего изрядно надоевшего мне общества, скажу: участвовали почти все, да и досталось всем, вот только Уайт и Кирс до сих пор в Больничном крыле, а я… -Райан ранен?!! -Райан? – открыв рот, Синара недоуменно глядела вслед улепетывающей из Большого зала Анабель, - Ты куда понеслась?! -Син, сколько тебя можно ждать? Так затянуло общение с малявкой-сестрой? – Кэйра резко опустила ладони на плечи девушки. Та вздрогнула: -Анабель привязалась с расспросами, до чего же противная малолетка! А теперь вот…Стоп! – Синара опомнилась, - Она убежала с моим портфелем!! Ее подруга подняла тонкие брови: -Своего мало? Покушается на твой? -Да нет же! Я попросила подержать его, когда волосы поправляла! Черт, надо догнать…Анабель, стой!!! – девушка пулей вылетела из большого зала, по пути натолкнувшись на поток студентов из Когтеврана. Ее красновато-рыжие волосы разметались во все стороны. В коридоре Синара остановилась, прислушиваясь. Куда Анабель могла побежать? «Райан» К Уайту? В Больничное крыло? Ей-то какое до него дело! …Звук туфель Синары эхом отразился от стен замка. Надо сказать, что от Большого Зала до Больничного Крыла путь был не близкий, и пока Синара нагоняла Анабель, в ее голове пронеслось ни одно ругательство в адрес младшей сестренки. «Райан ранен?!» Ах, какой кошмар! А маленькая непоседа к тому же быстро бегала, а Синара, как никак была пятикурсницей и чистокровной слизеринкой, и ей уж точно не пристало носиться по замку, будто она была глупой первогодкой! И поэтому она брела по школе этакой приличной трусцой и нагнала сестру уже почти у дверей больничных палат. - Анабель! Черт тебя дери! Остановись!!! Услышав гневный оклик, девочка резко затормозила и, подскользнувшись, проехалась по чуть сырому каменному полу, а затем с оглушительным грохотом упала, по пути опрокинув рыцарские доспехи. Бедные-несчастные, обиженные доспехи, естественно не преминули ответить на оскорбление и начали отчитывать «несносную студентку». Как и следовало ожидать, на шум выбежала мадам Помфри. - Что такое…? Великий Мерлин, ЧТО вы здесь устроили??? Худощавая докторша начала надуваться на глазах… Синара, которая не собиралась выслушивать долгие нравоучения, быстро подошла к Анабель, рывком поставила ее на ноги. Но мадам Помфри сдаваться так просто, видимо, не собиралась. - Мисс де Манфайр, я, кажется, задала вам вопрос!! Вы понимаете, что нарушаете покой, который так необходим больным!!! Синара раздосадовано покивала, делая вид, что со всем согласна: - Конечно! Это было глупая случайность! Мы уже уходим… - Нет! Мы хотим навестить Райана Уайта!- Анабель выпалила это и сразу замолчала. Наверное, поняла, что старшая сестра задушит ее, как только они останутся наедине друг с другом… Мадам Помфри несколько мгновений подозрительно смотрела на студенток, но потом все-таки кивнула и сдержанно ответила: - Хорошо. Но я попрошу вас долго там не задерживаться. И она вошла в Больничное крыло, жестом пригласив следовать за ней. По дороге Синара на секунду притянула к себе Анабель и, наконец-то вырвав у нее из рук свой портфель, прошипела ей на ухо: - МЫ хотим навестить Уайта? …- Подумать только!!! Кого я вижу! – радостный голос Райана эхом разнесся по палате. Синара вздрогнула и опасливо покосилась на Кирса, который лежал на кровати неподалеку. Он явно спал, причем крепким сном. Видимо в него влили не один пузырек успокаивающего зелья… Убедившись, что ей ничего не угрожает, Синара негромко отозвалась: - И тебе привет. Райан мило улыбнулся, а Анабель тем временем почти что бросилась ему на шею. - Что случилось? Тебя этот урод Кирс так… - Поаккуратней в выборе выражений! – Синара негромко огрызнулась. И тут терпение маленькой гриффиндорки лопнуло: - Как будто ты не знаешь, что я говорю правду?! Вам, слизеринцам вообще не до чего нет дела кроме чистоты собственной крови!! Да вы просто идиоты!!! Райан мягко взял девочку за плечо: - Анабель перестань. Ничего страшного ведь не случилось, меня через часик уже отпустят на занятия…- он вдруг поднял глаза на Синару и с убийственным простодушием добавил – я не думал, что ты тоже придешь… «Поверь, я и сама так не думала»… Ей жутко хотелось сказать это вслух, но она почему-то этого не сделала. Ей впервые за все пять лет обучения пришло в голову, что может быть чистота крови действительно не так уж важна. Все знают, что Райан Уайт один из самых старательных и талантливых волшебников в школе, а Митчелл Кирс всего лишь тупой верзила.… Ведь чистокровного волшебника от маглорожденного даже не отличить, если заранее не знаешь его родословную! Может быть, потому что отличий-то и нет…. Синара тяжело вздохнула, и подумала, что надо бы запрятать эти мысли куда подальше. И вообще, больше никогда не думать о маглорожденных. И с Райаном поменьше общаться… Но все это можно будет сделать немного позже, а сейчас… … Синара слабо улыбнулась и негромко сказала: - Кирс наговорил много мерзостей. Он был неправ. И девушка, стараясь не думать, мягко погладила Райана по руке. И юноша неожиданно сжал ее ладонь в ответ… И именно в этот момент на пороге Больничного крыла вырос Том Реддл. Синара тут же обернулась на его вежливо-холодный голос. Кажется, он тогда сказал мадам Помфри, что как староста факультете хочет навестить своего студента.… Во всяком случае, так это запомнилось Анабель. Девочка видела, как в глубине глаз старшей сестры отразился неподдельный ужаса. Синара медленно, но уверенно отняла у Райана руку, проводила взглядом Реддла, который, между тем, лишь невнимательно кивнул ей в знак приветствия.… А потом, рассеяно кинув непонятно кому «Мне пора», вылетела за дверь. Анабель даже довольно живо представила, как она летит по коридорам школы и проклинает этот случай и называет себя законченной дурой… Синара действительно неслась по замку на всех парах, напрочь забыв о гордости. И, как предполагала Анабель, мысленно корила себя не особо лестными словами. Надо же так сглупить!!! Теперь весь Слизерин будет говорить об этом! Чистокровная де Манфайр пошла навестить больного маглорожденного гриффиндорца.… Это было бы смешно, если бы не было правдой… Добежав до подземелий, девушка остановилась тяжело дыша. Хотя, может все не так плохо? Том Реддл, конечно, довольно странный тип, но уж точно не сплетник. И вообще, зачем ему кому-то что-то сообщать? Они за пять лет совместного обучения друг другу и пяти слов не сказали.… Но, как говориться, в тихом омуте черти водятся! Синара назвала мрачному портрету на стене пароль и, войдя в слизеринскую гостиную, сразу плюхнулась в кресло у потухшего камина. А если об этой сценке в Больничном крыле станет известно ее родителям, то.… Это же будет просто катастрофа!!! Волшебники рода де Манфайр были чистокровными в четырнадцатом колене и все до одного учились в Слизерине, и Синара, поступив в Хогвартс, продолжила эту традицию. А потом и Анабель исполнилось одиннадцать лет. И Распределяющей шляпе хватило всего одной секунды, что бы коснуться головы девочки, а затем выкрикнуть: «ГРИФФИНДОР!» Тогда это стало настоящим позором для их семьи, несчастная мать себе три месяца места не находила…Отец самолично настрочил длиннющее письмо в котором просил Армандо Диппета перевести его дочь на другой факультет или, по меньшей мере, еще раз повторить процедуру распределения…. Директор уже собирался согласиться, но тут вмешался чертов Дамблдор.… Одним словом, теперь Анабель уже второй год учится в Гриффиндоре и, более того, чувствует себя там вполне счастливой… И вот только семья оправилась от этого удара кувалдой по голове, как сама Синара устроила этот цирк под название «Пожалеем несчастного грязнокровку!!!» О, Мерлин…родители оторвут ей голову… Это мысли определенно были мрачными. И они не покидали ее до самого вечера, да и потом, когда она якобы беззаботно смеялась с подругами, они грызли ее где-то глубоко в душе. Но, как оказалось, худшее было еще впереди… После встречи в Больничных палатах, Синара так и не видела Реддла. Да она и не была уверенна, что безумно хочет его увидеть… А потом, поздним вечером, когда она осталась одна в гостиной, он вдруг откуда-то появился. Наверное, именно в таких случаях говорят «как черт из табакерки». - А, Том! Привет! – Синара улыбнулась. Получилась довольно слащаво. Он стоял недалеко от нее, оперевшись на перила лестницы, ведущей в спальню мальчиков. Но в этой его позе не было ни капли усталости. Скорее просто старая привычка. - И тебе добрый вечер, Синара. Должен заметить, что ты здороваешься со мной весьма избирательно. Сейчас ты «привет» сказала. А в Больничном крыле почему-то нет. В голове мелькнуло: «Мда… это конец» Но тут разум взбунтовался: какой конец?! Он же ничего не может тебе сделать! А внутренний голос почему-то говорил, что может. Тем не менее, Синара гордо вскинула голову и холодно поинтересовалась: - На что ты намекаешь? Он безразлично пожал плечами, улыбнулся вежливой отстраненной улыбкой. - Ни на что особенное. Я просто хочу…по-приятельски посоветовать тебе, держаться подальше от маглорожденных волшебников. Он закончил предложение очень мягко, почти не делая ударение на слове «маглорожденные.» Синаре казалось, что во всем этом есть какой-то подвох. - Это, не твое дело, с кем я общаюсь, Том. – она сказала это твердо, хотя ее окутывало непонятное, липкое чувство страха.… И она сама не понимала почему, ведь бояться было нечего, нечего, НЕЧЕГО!!! Реддл вдруг сделал шаг к ней. - Безусловно, не мое, Синара. – девушка невольно попятилась – Но я просто дам совет. Первый и последний раз. В маглорожденных нет ничего плохого, кроме того, что они сами по себе являются ошибкой природы. Чем больше волшебников рождается в обычных семьях, тем больше магглов об этом знают, а слишком много чужого знания - это никогда не было хорошо для магии в целом. – Том сделал еще один шаг к ней, почти прижав девушку к стене, и продолжал уже шепотом около ее уха – Что бы понять это, Синара, нужно уйти на столетия и тысячелетия назад, нужно чувствовать всю глубину волшебства и знать эту глубину.… А ты ее не знаешь. А это значит, что сегодня ты просто поверишь мне на слово. И ограничишь общение с Уайтом и ему подобными до полного минимума. Люди говорят, что только знание может принести несчастья, поверь мне, и незнание тоже. Не лезь в то, чего не понимаешь. Доброй ночи. Он резко отошел от нее и, не оглядываясь, поднялся в свою комнату. А Синара так и осталась стоять у холодной стены слизеринского подземелья. Она и раньше боялась. Боялась гнева родителей, плохих оценок по трансфигурации, полетов на метле.…А сейчас она впервые в жизни боялась просто человека…

North_Dakota: Глава 3 После вчерашней непогоды небо над Хогвартсом приобрело необычный лазурный оттенок, прекрасно сочетавшийся с яркими золотыми лучами летнего солнца. Потеплело, что стало, наверное, наиглавнейшим событием для продрогших в коридорах замка студентов и преподавателей. На большой перемене все как один высыпались на поляну около озера, занимая самые теплые и удобные места. Едва отвязавшись от Галатеи Вилкост, престарелой преподавательницы защиты от Темных искусств, которая, что есть духу, ругалась по поводу очередного нарушения дисциплины на уроке, Синара и ее компания, грубо расталкивая учеников других факультетов, устроились под здоровенным зеленым дубом, густой кроной укрывшим их от легкого холодного ветерка, дувшего с озера. Выздоровевший и по-прежнему зловредный Митчелл Кирс забрался на одну из толстенных веток и приступил к своему любимейшему занятию – задирать всех и каждого. - Эй, де Манфайр! Син! – на голову Синары, дремавшей на коленях у Кэйры, упало несколько зеленых листиков, но она и бровью не повела. Этот идиот только и ждет ответной реакции, чтобы продолжить свои рулады. …Зуб на Синару у Кирса был не случаен, далеко не случаен. При воспоминаниях о событиях прошлого года, губы девушки растягивались в злорадной ухмылке. В ту пору верзила настойчиво приставал к ней, не давал прохода ни днем, ни ночью, зажимал в самых темных и укромных уголках Хогвартса. Он был симпатичным парнем и чистокровным волшебником, но абсолютная тупизна его характера и откровенная склонность к насилию заставили Синару наизусть выучить заклинание «Экспеллиармус». Конец весны ознаменовался скандальнейшей сценой на этой самой поляне, после которой Митчелл наконец-то отстал от нее, но продолжал провоцировать на ссору при каждом удобном случае. Вот и сейчас, равнодушное молчание его не остановило. Ехидным голосом Кирс протянул: - Защита грязнокровок. Набралась от сестрицы? Или проснулась жалость? Ответила ему Кэйра: - Отвали, Кирс. Превосходно знаешь, она хотела лишь сохранить высокий статус Слизерина, чего ты, к сожалению, никогда не делаешь. Скажи, тебе наплевать на собственный факультет? Синара не удержалась и тихо засмеялась. Ей вторили смешки остальных однокурсников. Кэйра была непревзойденной волшебницей в затыкании рта тем, кто не желает делать это самостоятельно. Так и вышло: на некоторое время Кирс умолк. …Откуда-то донеслись громкие крики ликования, эхом разнесшиеся по всей поляне. Синара услышала саркастический голос Анжелики: - А, вот так событие. Никак Уайта выписали. Нет, ну только поглядите, сколько радости из-за какого-то магловского отродья! Девушка открыла один глаз: действительно, из главных дверей замка в буквальном смысле вывалилась толпа гриффиндорских студентов, которые, обезумев от восторга, хлопали по плечам, спине и лохматили русые волосы улыбающегося Райана Уайта, шедшего в середине всеобщего столпотворения. - Его же должны были выписать еще вчера! Ведь тебя отпустили вчера! – она подняла подбородок вверх. Митчелл Кирс злобно выплюнул: - У него, видите ли, пара ребер сломана, так что «Мистер Уайт должен непременно остаться на ночь в Крыле!» Синара снова уставилась на Райана. Неожиданно она резко пробормотала под нос ругательства – рядом с ним шла Анабель, державшая его за руку и смотрящая на гриффиндорца как на божество. Какой позор! И все это видят! Ну почему, почему именно ее сестра? Почему эта никчемная малявка вообще ее сестра?! - Хорошо, родители не знают о ее выходках. Бедная тетушка не пережила бы второго удара…, - Синара почувствовала напряжение Кэйры. В голову залезла непрошенная мысль: «И третьего!» Девушка открыла полностью глаза и прошептала: - Она всех нас ставит в унизительное положение! Но я-то что могу сделать? - Ты-то при чем? Пусть старшие о ней заботятся. - Ни при чем.…Ха! К величайшему горю, она моя сестра, родная сестра, мне же и влетит за ее любовь к маглам! - О хо, хо! Синара, это не твоя сестрица виснет на Уайте? Она что, влюблена в него? – Кирс и два парня, по фамилиям Лестрейеж и Эйвери залились презрительным смехом. - Ну что? Убедила? - Синара тяжело вздохнула - Кому какое дело, что мне плевать на ее благие воззрения?! Между тем гриффиндорцы поравнялись с их компанией. Слизеринцы не желали упускать своего шанса: - Уайт! Вылез из больницы в кои-то веки? Что, тебя бедненького, так сильно побили за нехорошее поведение? – новый взрыв хохота. Кирс подыграл со своей ветки: - Несчастный Райни, ему пришлось пролежать много дольше! Вон как девочка соскучилась! Студенты остановились и сердито уставились на них. Анабель, выйдя вперед, покраснела и сжала кулачки: - Ты – идиот, Кирс! Тупой здоровенный верзила! Только и знаешь, как всем надоедать!! - Ой, ой! Как я мог! Оскорбил твоего возлюбленного! – Анабель покраснела еще сильнее. Лестрейнж захохотал. – Син, а Син, - Кирс наклонился вниз, - Ты почему позволяешь младшей сестре такие нехорошие выражения? «Черт возьми!» К красной, как помидор, девочке подошел Райан. Он больше не улыбался: - Ты, Кирс, смотрю, не внял моим доброжелательным советам, а вспомни: именно не следуя им, ты угодил к мадам Помфри! Пойдем, Анабель. Он развернулся и махнул друзьям, чтобы те шли дальше. Синара ликовала: ему хватило ума не затевать новой потасовки. Она презрительно поглядела ему вслед, дабы не возникло подозрений на ее счет. Анабель помедлила и пристально посмотрела в разноцветные глаза сестры с откровенным упреком. «Заметила». Кто-то, должно быть Лестрейнж, прокричал: - Чего надо, малолетняя осквернительница крови? Девочка отрезала: - Если не возражаете, господа тупицы, я бы хотела поговорить с сестрой! «Нет, вот это уже перебор!» - Таак, - Синара резко встала и больно схватила Анабель за руку. Та что-то пискнула. Не обращая внимания на улюлюканья однокурсников, в частности Кирса, она потащила девчонку вверх по зеленой поляне, ближе к Запретному лесу. Им вслед изумленно глядели студенты. …Птицы радостно пели в темно-зеленой листве, тихий ветерок приятно обдувал лицо. Но в тот момент Анабель не чувствовала этого, ничего не чувствовала, кроме боли и ненависти: - Отпусти меня, Синара!! Мне больно!! Синара толкнула ее спиной к первому попавшемуся дереву и, что есть силы, огрела по щеке: - Ах ты дрянь! Мало того, что позоришь весь наш род, так еще и меня сюда приплетаешь!! Что замолчала? Отвечай! Анабель всхлипнула и заплакала, повернувшись лицом к стволу. Ее хрупкое тело сотрясалось от рыданий: - Ты…ты чудовище! Я ненавижу тебя! Как, как Райан может любить такую как ты?! НЕНАВИЖУ!! Синара уже не владела собой. Не церемонясь, она грубо развернула сестру обратно и занесла ладонь для второго удара. «Маленькая предательница, мерзавка…» - Син!!! Девушка вихрем обернулась. К ним бежал Райан. Его открытое юное лицо отражало ужас: - Синара, что ты делаешь?! - Райан! – нечеловеческими усилиями Анабель вырвалась из мертвой хватки сестры и подбежала к юноше. Бледное личико блестело от слез. Он приобнял ее за плечи: - Что случилось? Ты…почему плачешь? - Она…она… - Уайт, - голос Синары больше напоминал шипение змеи. Ярко-зеленый глаз потемнел, - Проваливай, пока жив. Это семейное дело. - Нет, Райан, не уходи! - Синара, - Райан нахмурился и сделал пару шагов вперед, - В чем дело? Арина и Китти сказали, вы жутко ругаетесь… - ЭТО. НЕ. ТВОЕ. ДЕЛО! Убирайся, кому говорю! - Син… -Не произноси моего имени, грязнокровка! Не смей осквернять… - Заткнись! – Анабель, дрожа с ног до головы, встала перед Райаном, - Замолчи! - Анабель, перестань… Синара тихо прошептала: - Идеальная парочка. Ну, просто идеальная.…Ненавижу,…НЕНАВИЖУ ВАС ОБОИХ!! ВЫ – ЗАНОЗА В МОЕЙ ЖИЗНИ, ОСОБЕННО ТЫ! – она ткнула пальцев в Райана, - Будь проклят тот день, когда я тебя увидела! Искренне надеюсь, что следующим после Миртл станешь ты!! – раскатистый хохот. …Этот дьявольский, леденящий душу смех надолго оставил в памяти Анабель свой кровавый след. Даже спустя годы он являлся к ней в ночных кошмарах. Юноша побледнел, причем так сильно, что стал похож на приведение. Он подошел к Синаре и коснулся ее лица. В карих глазах была боль: - Ты не такая, Син. Просто хочешь быть как твои дружки, а они – твоя полная противоположность! Ты же понимаешь это! Зачем себя мучит, ты прекрасный в душе человек, я это сразу увидел, когда тебя встретил…, - он говорил сбивчиво, сильно волнуясь, - когда полюбил. Синара замерла. Никакие насмешки Кирса не оскорбляли ее больше, чем только что произнесенные слова. Она медленно достала палочку из-за пазухи: -Ты пожалеешь, о том, что сказал. Круц… -Нет!! ЭКСПЕЛЛИАРМУС!! Заклинание вышло такой силы, какой явно не ожидала произнесшая его Анабель. Синару оторвало от земли и отбросило на добрых три метра назад. Что-то хрустнула, а вслед за этим невыносимо заболела кисть. -Анабель! Ты с ума сошла!! -Нет, Райан, с ума сошел ты! Она же хотела применить к тебе непростительное заклинание! Синара, ты окончательно рехнулась! Вот такие, как ты, потом и сидят в Азкабане!! Синара тяжело приподнялась на локтях. От удара сильно болели голова и сломанная кисть руки. Черт, как же теперь палочку держать?! По щеке сбежала струйка крови. Блеснула ослепительная вспышка. Анабель и Райана пригвоздило к земле. Синара огляделась: в двух шагах от нее стояла Кэйра с поднятой палочкой и искаженными от гнева чертами лица. Над поверженными гриффиндорцами возвышалась Анжелика, тоже с палочкой. Она повернулась к Синаре: -Ты ранена? Кто из них на тебя напал? -Неважно, накажем обоих, - Кэйра протянула руку подруге и подняла ее на ноги. Синара провела рукой по лбу, размазав кровь по бледной коже: -Сестра напала, применила «экспеллиармус». Черт с ними, пойдемте. Мне не до ругачек, голова раскалывается. Действительно, головная боль ни с того ни с сего усилилась. Может, это от удара о землю? -Иди, без тебя разберемся, - Анжелика кровожадно улыбнулась и погладила толстую палочку. Блондинка подошла к Анабель, беспомощно прикованной к земле. Голубые глаза девочки расширились от ужаса. Кэйра Уолдер была еще более злобной и жестокой чем сестрица раз в пять! -Как ты посмела напасть на старшую сестру? Я с тобой говорю, Анабель де Манфайр! -Оставь меня в покое! -Ах, оставить? Ты думаешь, я так просто оставлю твои выходки без внимания? Нет, ты заплатишь.…Заплатишь сполна! Тебя это тоже касается, Уайт! Райан ответил ей полным ненависти взглядом. Кэйра тихо засмеялась. -Уходим, девочки. Не будем давать повода старосте оштрафовать нас. Уайт, мы всего лишь помогли подруге, - она издевательски помахала пальцем, - Ничего более. Уходим, Анжелика! -Чтоо?! Так все и оставить?! -Не волнуйся, они сами себе приговор подписали, напав на Син. Синара ухмыльнулась и, взяв подруг под руки, бросила последний взгляд на Райана: -Будь ты проклят! – они развернулись и побрели по направлению к замку. Едва троица скрылась, как действие чар прекратилось. * * * Синару не сильно волновала сломанная рука. Она старалась не шевелить ей, пока вместе с Анжеликой и Кэйрой шла в больничное крыло, а мадам Помфри все довольно быстро исправила. Особой возни не было: один взмах палочкой, несложное заклинание и запястье было как новенькое.…Потом отвратительная на вкус настойка от головной боли… Докторша даже предложила Синаре выпить успокаивающего зелья и отдохнуть до вечера, но на удивление подруг, девушка отказалась. В глубине души она радовалась, что мадам Помфри не поинтересовалась, где она получила эту порцию травм. Нет, она бы с удовольствием назвала виновников, но ведь и факультету Слизерина в таком случае достанется, гриффиндорцы всегда найдут, что сказать.… Ну уж нет, мы отомстим по-тихому, так сказать, по-семейному… - Слушай, Син, как ты думаешь, какое заклятие лучше испытать на твоей сестренке и этом…- Анжелика шла чуть впереди нее. - Замолчи! – Синара явно огрызнулась и, сообразив это, добавила – У меня голова еще не прошла. - Понятно – Кэйра присвистнула – Но ты молодчина! Показала этим гриффиндорцам, что такое чистая кровь! - Угу. После этого многозначительного и авторитетного «угу» они так и пошли на обед в полном молчании. Весь остаток дня Синара почти не разговаривала, хотя головная боль давно прошла. На удивление Дамблдор не накинулся на нее с упреками и вычитанием баллов, видимо его обожаемый Гриффиндор решил промолчать о полуденном происшествии. И правильно сделал! Анабель тоже видно не было, наверное, заперлась в своей уютной спаленке в красных тонах и прорыдала там весь день. Маленькая осквернительница крови… Вспомнив слова, которыми эта маленькая дрянь швырялась в нее, Синара невольно сжала кулаки так, что ногти впились в кожу…. Воспоминания об этом ни на что не годном существе к вечеру окончательно испортили ей аппетит. На ужин она не пошла и больше часа проторчала в библиотеке. На самом деле, она терпеть не могла книги и все что с ними связано, но в тот вечер уютно устроилась за угловым столиком у окна и долго, абсолютно бездумно, разглядывала звездное небо. Наконец, ей стало одиноко. Ей захотелось послушать насмешки Кэйры и вопли этого тупицы Кирса, проигравшего очередную партию в волшебные карты. Одним словом, она выкатилась из библиотеки и пошла в сторону подземелий. …И на очередном повороте налетела на Анабель. Обе отчего-то вздрогнули. Синара собралась проигнорировать сестру и пойти дальше, но девочка неожиданно громко крикнула: - Ты и представить не можешь, как я тебя ненавижу!!! Синара резко остановилась. - Взаимно!!! Ты поставила меня в идиотское положения, дала повод думать, что я такая же дура как ты! Девочка всхлипнула: - А ты до смерти расстроила Райана! Он даже на ужин не пришел!!! - Ах, какая трагедия… - Синара насмешливо фыркнула и побрела в сторону подземелий, стараясь не думать об Анабель, которая шла за ней по пятам, не отставая, и талдычила что-то о морали… Они уже подошли к лестнице, ведущей к слизеринской гостиной, как откуда-то дунул холодный, почти что могильный, ветер. Синара не придала этому значения, но Анабель схватила ее за руку. - Ты почувствовала? Что это было? Слизеринка выдернула ладонь из холодных пальчиков сестры: - Это сквозняк. Слышишь? Просто сквозняк. - Нет… - она словно болванчик замотала рыжей головой – Не просто… И она, дрожа всем телом, несмело спустилась вперед Синары, но пошла не в сторону гостиной, а к ваннам слизеринских старост. Синара только пожала плечами и собралась продолжить свой путь в противоположную сторону, как тишину подземелий разорвал дикий крик Анабель…. Первым желание Синары было бежать оттуда.… Бежать, бежать как можно дальше, не оглядываясь. Она, словно парализованная, замерла на месте, не в силах пошевелиться… «Что там? Что стряслось?! Анабель! Что бы это ни было, но если с ней что случится, родители Синаре голову оторвут!!!» Мяу… Она шарахнулась от Миссис Норрис, как от электрического разряда и, наверное упала бы, если бы не перила лестницы за ее спиной… Мяу… Кошка походила вокруг девушки, недобро сверкая глазами, из темноты коридора выплыл Филч. - Что здесь происходит?! Де Манфайр?! Вам бы пора идти в свою спальню и… Вдруг со стороны ванных послышались сдавленные, какие-то полузадушенные всхлипывания… Филч, кашляя, направился туда…. Несколько мгновений, показавшихся Синаре вечностью, в подземельях стояла почти полная тишина, прерываемая только этими всхлипываниями… А потом раздался громкий, хрипловатый и в то же время истеричный голос завхоза: - Еще одно… УБИЙСТВО! Парализованность исчезла в один миг, и слизеринка слетела с лестницы, подскальзываясь, подворачивая ноги, и чертыхаясь, завернула за угол и увидела… это… Филч словно каменная, гротескная статуя стоял, приоткрыв рот. Анабель, живая и невредимая, сидела у стены, сжавшись в комочек и жалобно хныча, а в нескольких метрах от нее было распростерто тело Райана Уайта. Мертвого Райана Уайта. Откуда не возьмись, в коридоре появилась Галатея Вилкост, за ней сам Армандо Диппет, а следом и Дамблдор… В глазах последнего при виде еще одного трупа ученика на долю секунды отразился неподдельный ужас, который тут же сменился глубокой скорбью. Профессор трансфигурации подошел к Анабель, мягко приобнял ее и аккуратно поставил на ноги… Синара следила за всем этим до странности отрешенно, будто она тоже уже была трупом.… Стояла себе и изучала Райана… В книгах часто пишут фразу «он не казался мертвым, он будто просто спал»… Здесь все было по-другому. Он был мертв, абсолютно точно.… Эта неестественная поза на сыром полу, чуть посиневшая кожа, растрепавшиеся русые волосы и широко распахнутые, не испуганные, а чуть удивленные, остекленевшие глаза.… Откуда-то появилась непрошенная мысль о той фразе Анабель: «Ты его расстроила до смерти»… Ирония судьбы… Дамблдор тем временем медленно отводил все еще плачущую навзрыд девочку назад. Он тихо проговорил: - Я отведу мисс де Манфайр в больничное крыло. -О, Мерлин, что же это твориться… - Галатея Вилкост потерла виски немного дрожащими руками… Дамблдор уже собирался уйти и увести с собой Анабель, но тут Диппет резко вскинул голову: -Альбус! Стойте… Нужно предупредить обеих девушек…. Они не должны распространяться об этом … - Армандо, сейчас не время и не место…- Дамблдор слегка угрожающе повысил голос. Директор ощетинился: - Мы объявили всем, что убийца пойман! У Рубиуса Хагрида отобрали палочку… - ПОЗЖЕ! Мы поговорим об этом позже! С этими словами Дамблдор исчез из виду вместе с почти невменяемой гриффиндоркой… Как только они скрылись за поворотом, Диппет прохрипел: - Надо убрать тело.… Похоронить… Хорошо, что сейчас поздний вечер, ученики в своих гостиных… Мы не должны делать этот случай достоянием общественности, вы же понимаете,… Аргус, Галатея… Родителям мальчика наложим Oblivate, они забудут о нем… им самим будет легче… Они не ощутят своей утраты…. Тут он опасливо покосился на Синару… Ей все это казалось жутко неправильным. Она, по-прежнему оцепенело, смотрела на тело Райана. Но не чувствовала страха, или горя, или тоски… Просто какую-то пустоту, что ли? И, наверное, несправедливость.… Нельзя так хоронить этого человека в тайне от всех, ведь все так любили его… Он был душой компании, всегда всем помогал.… И что его друзьям скажут, что он просто куда-то уехал, даже не попрощавшись с ними?! И они так и не узнают, что он, на самом деле, совсем рядом, лежит под несколькими футами сырой холодной земли и больше не дышит, как прежде… И родители… Их заставят о нем забыть.… И они будут жить дальше, не подозревая, что пятнадцать лет воспитывали своего сына.… И воспитали его прекрасным человеком… Синара хотела высказать все это Диппету, но с губ сорвались совсем другие слова: - Я никому не скажу, профессор… И, не откликнувшись на его удовлетворенный кивок, на негнущихся ногах она пошла в сторону слизеринской гостиной.

North_Dakota: Глава 4 Ничего, не сказав подругам, а точнее сделав все возможное, чтобы те не заметили ее появления в гостиной, Синара тихонько прокралась в спальню, задернула изумрудный полог и, не раздеваясь, грохнулась в мягкие объятия постели… В ту ночь уснуть по-человечески ей так и не удалось, что было, в общем-то, понятно - впечатлений за один день хватило бы на немаленький промежуток жизни! …В воспаленном от недосыпания мозгу кружились и попеременно всплывали самые яркие моменты и образы…Рыдающая в углу Анабель, безжизненное тело Райана Уайта, теперь наверняка уже похороненное глубоко под холодной землей… Еще были неясные тени, крики Диппета: «Они не должны об этом распространяться!», зловещий шепот Тома Реддла о сущности магии…Губы Райана произносят роковые слова: «…полюбил»…два огромных желтых глаза во тьме.…Откуда.… Откуда эти глаза? Девушка проснулась. Хотя, почему проснулась? Скорее просто открыла глаза и сочла нужным больше их не закрывать. Тишина. И кромешная темнота…Может, в этом тяжелая ткань виновата? Синара отдернула ее и на цыпочках прокралась к окну. Полная прозрачная луна почти сливалась со светлеющим небосводом, на котором до сих пор мерцали серебряные звезды. Девушка нащупала на тумбочке Кэйры наручные часы – та всегда бросала их сюда – и, поднеся близко к глазам, глянула на ядовито-зеленый циферблат – 04:35. Скоро рассвет… Она потихоньку открыла створки и высунулась наружу. Черт бы побрал тех, кто строил этот замок! «Апартаменты» Слизерина находились едва ли не под землей, а потому вид из окошка оставлял желать лучшего: ни тебе обзора с высоты птичьего полета, ни даже очаровательного хоть и весьма скромного вида на кроны деревьев. Несчастные слизеринцы вынуждены довольствоваться видом с земли, так сказать, с самых низов… Синара закрыла глаза и распласталась на подоконнике. Сон сам собой полез в голову.…Но от навязчивых мыслей, вроде смерти Уайта избавиться было просто нереально, так ярко эта осознание полыхало в памяти Синары. Что же теперь будет? Как Диппет намеревается объяснить его исчезновение Гриффиндору? Они же не поверят, что парень просто взял и уехал! Если, конечно, она не сыграет соответствующую роль в этом фарсе… Последним, что она услышала, был тихий шелест листьев… Сознание отключилось. * * * -Синара? Она медленно подняла голову и широко, так, что челюсти затрещали, зевнула: -Который час? Кэйра плюхнулась на рядом стоящую кровать, задрапированную пологом. На ней была длинная розоватая пижама в ярко-малиновую полоску. Похоже, что кузина только что встала: волосы дыбом, глаза осоловевшие. -Ты так и спала около окна?! Где была весь вечер?! – полог распахнулся, и на божий свет высунулась заспанная мина Анжелики. -Что кричишь, Кэй?! Сколько времени, вставать что ли уже? -Да, Кэй, сколько времени? – Синара еще разок зевнула и потянула руки к часикам блондинки, которые уже мирно обвивали ее запястье. Та шикнула и встала: -Половина восьмого. Поднимайтесь, скоро завтрак. …Упрямо избегая вопросов о вечернем времяпровождении, Синара и две ее сонные подруги спустились в Большой зал. Едва туда войдя, слизеринка поняла: отсутствие Райана не замеченным не осталось. Стол Гриффиндора утопал во всеобщем возбуждении: студенты что-то живо обсуждали, несколько девушек тихо ревело... Анабель нигде не было. Неужели все еще в Больничном крыле?! -Что это с ними такое? – Кэйра неторопливо подошла к слизеринскому столу. Ответил на ее вопрос Митчелл Кирс, жевавший здоровенную куриную ножку: -Уайт пропал. Или, как сказал, Диппет, его увезли родители. Чушь полнейшая, наверняка его убил монстр, который грохнул уродину Миртл! Хагрид, конечно же, был полным тупицей и психом, но выражать волю Слизерина.…Ха! Не смешите мои белые тапочки! Великан! – он продолжил свою трапезу. Кусок в горло не лез, но Синара смиренно делала вид, что оголодала. Только бы Кэйре или Анжекике не пришло в голову связать ее исчезновение с исчезновением Уайта! Сдерживать обещания она любила далеко не всегда, но этот случай особый – здесь на кону ее репутация и душевный покой! -Я всегда знала, что следующим станет он! Так и надо этому грязнокровке! -Можешь не радоваться, Анжелика, - старательно корча недовольную мину, Синара маленькими глотками прихлебывала холодный тыквенный сок. Ее глаза были устремлены в тарелку, - Его действительно увезли. Я…я видела. Эти несколько слов произвели небольшой переполох за столом; еще бы, такое заявление в пух и прах разрушает соблазнительную теорию очередного убийства. Анжелика с силой швырнула ни в чем не повинную вилку куда-то вдаль стола. Весь ее вид выражал крайнее недовольство: -Вот черт!! Син, это правда? Когда ты это видела? Краем глаза Синара заметила насторожившуюся Кэйру. Та внимательно прислушивалась к диалогу. Ох, плохо дело… -Примерно после ужина, меня ведь тогда не было, помнишь? -Помню. И где же ты была? -Да нигде, гуляла по коридорам, посидела в библиотеке. Сестра мне все настроение тогда испортила! – надо же, она и сама не предполагала, что умеет так открыто и убедительно врать, особенно в присутствии всепроницающей двоюродной сестры. Синара невольно побаивалась ее: хоть Кэйра и обращалась с ней дружественно и мирно, не секретом было то, как она относится к тем, кто идет против чистоты крови и их семейного клана. Уж лучше смело лезть в пасть дракона, чем рискнуть вызвать гнев второй старосты Слизерина! Синара не сомневалась: стоит ей проявить малейшую слабость и попытаться оказать внимание грязнокровкам – отношение Кэйры к ней резко изменится. Причем, в худшую сторону. Но сейчас, похоже, все обошлось – Кэйра улыбнулась: -Забудь про Анабель, малявка еще поплатится за свои слова и действия. -Не сомневаюсь. -Обидно! Я так надеялась, что Диппет врет, и Уайта, в самом деле, убили! – Анжелика с горя сделала огромный глоток кофе и закашляла – тот еще не остыл. Слизеринки тихо засмеялись. Кэйра потрогала у Синары лоб: -У тебя щеки так и пылают. Ты не больна? -С чего бы это! Меня заклинанием побили, а не отравили! -И все-таки. Кстати, я так и не спросила – ты зачем на подоконнике спала? Ты что, не ложилась? Синара криво усмехнулась и набила полный рот омлета. Неожиданно проснулся аппетит: -Заснуть получилось только там! * * * День пролетел быстро. Погода стояла прекрасная, температура поднялась аж до 25 градусов! Синара, как обычно, бездельничала на уроках, иногда откровенно пыталась их сорвать, распинывала на перемене вместе с Анжеликой первогодок пуффендуйцев да гриффиндорцев, насмехалась над остальными учениками за спиной Кэйры, когда та самодовольно штрафовала всех и каждого… Но во всех ее движениях появилась некая отрешенность, словно она не понимала, что и зачем делает. В душе царила пустота; такое впечатление, что от нее оторвали увесистый кусок, который ни возвратить, ни воссоздать невозможно… После обеда Синару вызывал к себе ее декан – профессор Слизнорт. Едва войдя в кабинет, она поняла зачем. То было лишь деликатное прикрытие от ненужных сплетен, вопросов и разговоров. В кабинете девушку терпеливо (по пути Синара не упустила возможности швырнуть парочкой заклинаний в какую-то страшноватого вида когтевранку) дожидался сам Директор. Весь смысл его пламенных убеждающих речей состоял в том, чтобы, как и накануне, убедить студентку держать язык за зубами по поводу «вчерашних неприятнейших событий». Добавилось только: «Если будут спрашивать, делайте все возможное, чтобы подтвердить нашу теорию!». Синара слушала, не перебивая, и только потом, уже выходя из класса, она задала один-единственный вопрос: -Что с телом? На что Диппет и Слизнорт единодушно вздохнули и опустили головы: -Вчера мы его трансфигурировали и похоронили в Запретном лесу. Никто ничего не заметил. -Понятно. Внезапно отяжелевшие ноги так и норовили подогнуться всю дорогу до подземелья. *** У входа в подземелье уже толпилась большая часть гриффиндорцев пятого курса. Ни одного слизеринца. Опять. Второй раз за неделю. Словно история вот-вот снова повторится. Синара остановилась около лестницы. Может, подождать остальных тут? Нет! Девушка решительно поплелась вниз – что, черт возьми, изменилось?! Да ничего! Ничего не изменилось!! НИЧЕГО! – в тот момент ей жутко хотелось, чтобы эти слова слышал весь мир. Но, к сожалению, их слышала только ее собственная затуманенная голова… Все случилось так, как она и предполагала. Находившиеся внизу студенты разом посмотрели на вошедшую – в каждом взгляде поголовно читалась открытая ненависть и страх. Синара молча встала около самой двери. На сей раз затяжного молчания не вышло: -Что ты сделала с Райаном, де Манфайр?! -Это она во всем виновата! -Что молчишь? Язык проглотила? -Тихо! Успокойтесь! Синара от неожиданности прикусила губу. Останавливать сокурсников от гневных речей в ее адрес было прерогативой Райана…Кто же на этот раз? Ууу, проклятые грязнокровки! Как посмели выдвигать ей претензии! Из толпы вышла высокая черноволосая девушка, та самая, что увела Уайта в Больничное крыло два дня назад…Арина Айронс, кажется. Она медленно подошла и встала на приличное расстояние от слизеринки. Ее опухшее, должно быть от слез, лицо осветила слабая улыбка: -Меня зовут Арина, ты, возможно, помнишь… -Да? С какой стати мне тебя помнить? Ты такая знаменитая? – Синара знала, что нарывается. Она одна, а гриффиндорцев много… Студенты угрожающе зашевелились. Но Арина остановила их одним предостерегающим взглядом…карих глаз. Повернулась к Синаре: -Я…мы все в неведенье, Синара. Профессор Диппет вчера поздно вечером сообщил нам, что Райана увезли родители, что они боятся оставлять его в школе.…Но мы знаем Райана; знаем, что он никогда не поступил так с нами! Он не мог уехать, ничего нам не сказав и даже не попрощавшись! Он всегда был очень ответственным! Тем более он староста, и…., - она не закончила фразу и тихонько всхлипнула. Синара, сохраняя на лице невозмутимое выражение, внутренне вся сморщилась. От слов Арины лучше не стало.…Да что такое-то?! Уайт не был для нее кем-то особенным, как, скажем, для Анабель или вот этой Айронс! Или…или все-таки был? -Ты была последней, с кем он успел поговорить там,…около Запретного леса. Скажи, он ничего тебе не говорил? Возможно, упоминал? «Искренне надеюсь, что следующим после Миртл станешь ты!!» -Ничего он не говорил! С какой стати я буду выслушивать мыслишки какого-то грязнокровки!! А вообще, - она по-змеиному заулыбалась, - Чего вы так все перепугались? Что его угробил тот самый маньяк, который на Миртл напал? Арина и ее друзья вздрогнули. Синара угадала: именно этого они и опасались. Она притворно-жалостливо протянула: -Ой, да не беспокойтесь вы так за Райни! Никто его не убивал, - как же ей удается язвить, когда из глаз вот-вот слезы покатятся! – Маглы действительно забрали его домой. Я все видела! Это было…., - она запнулась. Откуда знает, когда дружки последний раз его видели? -…Вечером? Тогда мы его вообще не видели! Он даже на ужине не появлялся. -Именно. Я видела, как его почти…э, насильно утаскивали из родных стен. Бедный мальчик! – Синара издевательски покачала красновато-рыжей головкой. Арина Айронс вздохнула с облегчением и вернулась к однокурсникам с заметно посветлевшими лицами. -Он жив! -Слава Богу! А я боялась… -Брось, Китти! Все обошлось! Синара отвернулась от радующихся гриффиндорцев, едва сдерживая непонятные предательские слезы. Вот они ликуют, думают, их любимец жив и невредим. Но не ведают, что на деле он уже полдня как зарыт в еще не прогревшейся холодной земле Запретного леса… Не соображая, что делает, девушка почти бегом взлетела вверх по лестнице, закрыв повлажневшие глаза длинными хвостиками. Ей вслед понеслись восклицания: -Сейчас зельеварение! -Что это с ней… …Она бежала и бежала, наталкиваясь на студентов и приведений, не глядя, не понимая, куда, собственно, бежит…Только знала – уйти. Уйти подальше оттуда, от злополучного входа в подземелье, где царит всеобщий восторг, навеянный самой жестокой ложью… На одном из поворотов слизеринка налетела на кого-то высокого и массивного. Подняла глаза – Анжелика вместе с шагающей с ней под руку Кэйрой. Обе дружно вылупились на нее: -Синара!! -Я, - Синара неуклюже поднялась с пола, куда умудрилась упасть при столкновении. Портфель с выпавшими тетрадями и учебниками валялся неподалеку. Идя к нему, она услышала возмущенный возглас Анжелики: -Что с тобой?! Куда так бежишь? Мы тебя везде искали, через пять минут… -…зельеварение, знаю. Голова опять болит. Скажите Слизнорту, что меня не будет, - для пущей убедительности она притронулась пальцами к вискам и прохрипела, - Проклятая Анабель, что она со мной сделала!! Скажите, я…Я пойду в Больничное крыло! Кэйра выступила вперед с сочувственным выражением на лице: -Иди, мы скажем. А потом с сестрицей разберемся…Кстати, где она? -Ой, не знаю, и знать не хочу! Все, побежала…До ужина! Она пулей пронеслась вдоль коридора, не оборачиваясь. Больничное крыло. Если Анабель еще там, то можно легко выведать всю информацию, например то, что ей мог сказать Диппет или Дамблдор. Наверняка нечто полезное… …Первое, что бросилось в глаза в обители мадам Помфри, это большая тяжелая ширма в самом конце комнаты. Синара сделала шаг вперед – ей навстречу собственной персоной вышла докторша: -Мисс де Манфайр? В чем дело, что-нибудь болит? -Я пришла повидать Анабель. -К сожалению, это невозможно. К ней уже приходили ее друзья, но профессор Дамблдор… -Мадам Помфри, позвольте напомнить, я – ее сестра! Я имею право ее видеть, чтобы ни говорил на это профессор Дамблдор! – ледяной голос Синары эхом разнесся по пустому помещению. В этот момент она невольно напомнила себе Тома Реддла, заявляющего права старосты повидать однокурсника…Докторша покачала головой и вздохнула: -Так и быть, даю вам 15 минут, больше не могу… -И на том спасибо! – слизеринка бесцеремонно подошла к ширме и, резко отдернув, зашла внутрь. На больничной койке, покрытой белоснежной простыней, лежала маленькое скорчившееся существо, отдаленно напоминающее Анабель. Рыжеватые волосы тусклой копной падали на мокрую разодранную подушку, смертельно-бледное опухшее лицо было почти невидимым за закрывающими его руками и волосами. Хогвартская форма жутко смята, на ней скопилось множество перьев.…Почему ее не переодели в больничную пижаму? Или она просто не дала себя переодеть, всю ночь прометавшись в этой постели, ставшей для нее юдолью скорби? Синара открыла рот. Великий Мерлин, что же с ней тут было?! Неужели она до ТАКОЙ степени любила Уайта, что…что настолько себя.…Нет, это словами не выразить! Девушка на сотую долю секунды почувствовала безграничную жалость и стыд – как-никак Анабель ее сестра, а она даже не ободрила ее в эту страшную и тяжелую ночь…не была рядом… Синара потрясла головой: «Чушь!». Тихонько ступая, она присела на краешек кровати и боязливо притронулась к плечу Анабель, или тому, что от нее осталось: -А…Анабель, это Синара. Проснись. Существо зашевелилось и явило миру, в данном случае только Синаре, мертвецки-прозрачные мутные глаза, поддернутые голубоватой пленкой. Сдавленным хриплым голосом она прошептала: -Синара? Я…я думала, ты совсем не придешь. Тут Синаре захотелось исчезнуть. Просто раствориться в пустоте, стереться с лица Земли… «Думала ты совсем не придешь» Что-то до боли похожее сказал Райан в тот день, когда она пришла к нему в больничное крыло.… Пришла…. Даже не по своему желанию, ее просто притащила Анабель… -Ошиблась, я пришла. Что с тобой? Ты на приведение похожа! -Что со мной? А ты не догадываешься? – существо потихоньку приподнялось и уткнулось в грудь Синары. Та вздрогнула и осторожно погладила сестру по спине, приговаривая: -Тише, тише, все я поняла…Анабель, - черты ее лица напряглись, - Дамблдор или Диппет тебе что-нибудь говорили? Они были у тебя? То, что осталось от Анабель, тихо застонало и обхватило руками растрепанную головку. Повисло молчание, которое Синара терпеливо переждала. Наконец девочка заговорила: -Да, они приходили,…Профессор Дамблдор целый вечер вчера мне что-то говорил, я не помню что именно. Помню, что что-то хорошее.…А потом пришел директор, и они о чем-то сильно заспорили. Я ничего не услышала, кроме слов: трансфигурировать, Запретный лес и «Тайная комната»… А потом Диппет подошел ко мне…Я сильно плакала, но он взял меня за плечи и стал уговаривать меня обо всем молчать…я кричала, что не буду…Мадам Помфри была в ярости… -Неудивительно…, - Синара продолжала бессознательно поглаживать Анабель по спине. -О чем они говорили? Синара, мы же всем расскажем, что произошло?! Расскажем, что Хагрид невиновен и Райан… -НЕТ! Анабель резко откинулась назад, вылупив мутные глаза. Синара сглотнула – только бы сестрица не закатила истерику! -Как…как не скажем?! Все должны знать правду!! Я не позволю, чтобы люди и дальше гибли!! Ты не понимаешь, а если… -Послушай меня Анабель! – слизеринка, зло сверкнув глазами, встряхнула хрупкую фигурку, - Ты ничем не поможешь, если будешь твердить об этом на каждом углу! Слышишь меня? Ничем! Все перепугаются, начнется паника…Молчи, без тебя разберутся. Не хватало, чтобы имя нашей семьи мелькало в подобных обстоятельствах! -А ты опять о семье!! Тебе ни до кого дела нет!! Ты.…Какая же ты бесчувственная!! Это…ты во всем виновата!! Ты тогда кричала, хоть бы Райана…Райана…, - она с силой толкнула Синару в руку и, повалившись на свою подушку, громко зарыдала. Первым порывом Синары было ответить ударом на удар, но, успокаивая себя словами, что сестра невменяема, она отодвинулась и прищурено уставилась на нее. Что-то в ее словах заставляло задуматься. Сзади послышались торопливые шаги мадам Помфри, которая в уме, Синара не сомневалась, подыскивает деликатные выражения, как бы спровадить незадачливую родственницу куда подальше. Девушка быстро нагнулась над ревущей Анабель и прошипела: -Молчи! Обо всем молчи! Мне тоже все это жутко не нравится, за Уайта обидно, за его друзей, но… -Что? -Что? – ширма начала угрожающе приоткрываться. Анабель внезапно приподнялась и, обхватив Синару за шею, подтянула к себе. Ее сбивающееся дыхание ударяло по ушам: -Скажи мне только одну вещь. Райан был тебе совсем безразличен или…нет? – на свет показалась докторша с темно-зеленым пузырьком в руках. Она предостерегающе глянула на Синару и махнула рукой, чтобы та уходила. Но Анабель усилила хватку. Девушка прошептала, глядя в никуда: -Нет…, - и грубо высвободившись, на всех парах побежала из Больничного крыла, едва не сбив изумленную мадам Помфри. *** Она опять летела по коридорам, как угорелая. Что за день, уже в который раз она так носится?! Надеется, что непонятная душевная пустота пройдет при усиленных физических нагрузках? Синара не пошла в гостиную, как не пошла на ужин и в кабинет Слизнорта для объяснений по поводу прогулянного урока. Весь оставшийся день она бродила по Хогвартсу, обшарила его снизу до верха, ничего не ища и ни о чем больше не думая, кроме как о словах, сказанных ею Анабель: «Он не был мне безразличен» Так что ли? Худшие опасения подтвердились, Уайт действительно не был для нее пустым местом? Похоже, что так. Зачем самой себе врать? Теперь ей так недоставало дружелюбной улыбки, русых волос, всегда искрящихся восторгом при встрече с ней карих глаз, тепло его рук в Больничном крыле… …Минуты превратились в часы, часы - в десятилетия, десятилетия - в века. Бег времени продолжался, но Синара его не видела, не чувствовала. Словно была тенью, невидимым наблюдателем человеческих эпох, судеб, взлетов и падений, рождений и смертей…Бесшумно скользя по запутанному лабиринту собственного сознания, она все больше углублялась в него, теряя последние осколки здравого смысла и прежнего «Я»… Она остановилась и удивленно заморгала. Где она? Легкий теплый ветерок приятно обдувал разгоряченное лицо, темнеющее небо сверкающим куполом нависло над головой. Астрономическая башня. Надо же, куда ее занесло… Синара оперлась руками о перегородку и печально оглядела панораму красного заката, кровавым блеском отразившимся в ее разноцветных глазах. Где-то внизу раздавались крики малолетних студентов… Темные деревья Запретного леса, приглушенно шелестя листвой, словно пели свою таинственную песню…Возможно, пели о том, кто в эту минуту покоится под их вековыми корнями… Ее губы непроизвольно выдохнули: - Райан… И холодный голос за ее спиной абсолютно не удивленно, а скорее риторически переспросил: - Райан? The Happy End. А почему бы и нет? Сейчас Реддл, стоящий вместе с ней на вершине Астрономической башни, на семи ветрах мог бы ей посочувствовать. Обнять, поцеловать.… И они бы жили долго и счастливо, как это всегда бывает в дешевых бульварных романах. Ясное дело, что это предположение из области чистой фантастики. Наверное, наконец-то сказалось недосыпание. Синара обернулась. Откуда вновь появился липкий страх перед этим человеком, но он почему-то не мешал губам шевелиться самим по себе: - Что ты здесь делаешь? Видимо, она напрасно надеялась на ответ «Случайно заглянул». Он так же невозмутимо, едва заметно пожал плечами: - Следил за тобой. Голос Реддла немного свистел и сливался с завываниями ветра.… И его фраза получилась похожей на стон приведения. Странно звучало на абсолютно бесстрастном лице. - Следил? - Да, защитник грязнокровок Дамблдор за последние дни, так скажем, показал мне пару приемов. Если Синара все верно поняла, то профессор трансфигурации устроил слежку за Томом, а Том за ней. Зачем? - Зачем ты за мной следил? - Мне интересно, что за представление ты устроила со смертью Уайта. Просто хотел спросить. Смысл сказанного не сразу дошел до Синары. Захотелось воскликнуть «Ах, да! Смерть Уайта, а я и забыла тебе рассказать!» Все. Крыша помахала ручкой. И Синара психанула: - Да иди ты к черту! Идеальный, умный красавчик, староста Слизерина! Мне наплевать, что ты там держишь на уме. Не хочу знать! И тебя я знать не хочу! Он не двинулся с места, а Синаре, как ни странно, не пришло в голову самой гордо покинуть Астрономическую башню, или, на худой конец, трусливо убежать… Главное, что бы подальше от Реддла. Том деловито оперся о каменную стену. - Диппет попросил тебя никому не говорить про смерть Уайта. Ты выполнила эту просьбу только потому, что не хочешь навлечь позор на семью? - Да, черт побери! Он издал короткий смешок. Смешок, на самом деле лишенный любых эмоций. -Лжешь. Родители бы только похвалили тебя за причастность к смерти гриффиндорского грязнокровки. Скажи мне правду. Почему? А с какой это стати она должна говорить ему правду?! Но с Синарой что-то случилось. Лгать просто не получалось. И она произнесла: - Не знаю. Реддл передернул плечами. Казалось, он хотел что-то сделать, но потом передумал.…И просто развернулся, что бы уйти. На последок бросил: - Когда ты покопаешься в себе и выяснишь это, я приду. И спрошу еще раз. С Синарой что-то происходило. И она сама не понимала что. Хотя нет, почему… Причина была в Реддле. По крайней мере, на данный момент…. Он уже второй раз за два дня появляется в самый неподходящий и отвратительный момент; так, чтобы поговорить наедине. И она задала ему вслед самый дикий, но самый логичный вопрос: - Кто ты? Реддл остановился и, не оборачиваясь, заговорил: - Я Том Марволо Реддл, студент пятого курса школы Хогвартс и… «… И это ты виноват во всем». Это идея была как яркая вспышка в мозгу, первый луч света за последние сутки…. Но этот «солнечный лучик» отчего то не сильно радовал… Мир раскололся на тысячи кусочков. Этакая стеклянная мозаика. Разбитый витраж какой-нибудь французской церкви. Вот только на осколках этого витража почему-то нет лиц святых, там мертвые, широко распахнутые глаза Райана, рыжеватые волосы Анабель, разметавшиеся по серой подушке, Том Реддл, похожий на мраморное изваяние и…опять эти огромные желтые зрачки, пришедшие то ли из сна, то ли из лихорадочного бреда, похожего на сон… Валить всю вину на едва знакомого человека без всяких доказательств - это чистое безумие, но…. Ведь не запретишь собственным мыслям роиться в голове.… Теоретически, конечно, можно запретить, но на практике…. Но что бы там не думала Синара, Реддл закончил свою фразу вполне обыденно, как и следовало ожидать: - …И староста факультета Слизерин. Синара больше не хотела его видеть. Вообще больше никого и ничего не хотела видеть. Будто бы она уже лежала в холодной земле вместе с Райаном. Реддл продолжил: - Я, кажется, уже говорил тебе не задавать лишних вопросов, Синара де Манфайр. И он ушел. А она так и осталась стоять на башне, но, смотря не на окрестности, а лишь на камни, которыми был выложен сырой пол… Что же происходит? Она не могла сказать. Знала только, что все это рано или поздно закончится. Просто закончится и все. Подождав еще пять минут, что бы быть уверенной, что Реддл ушел достаточно далеко, Синара покинула Астрономическую башню. Солнечный диск скрывался за темной полоской земли. А Синара даже не оглянулась, чтобы увидеть это зрелище в последний раз.

North_Dakota: Глава 5. Слезы текли непроизвольно, а потому были нежеланными. Синара грубо вытерла лицо краем мантии, но суше оно от этого не стало. Ее знобило. Нетвердой походкой она подошла к умывальнику и повернула кран. Тихо выругалась – не работает. Сколько же она проторчала в этом туалете… Синара плеснула в красные глаза холодную воду и поглядела в грязное зеркало. Приглушенный отблеск свечей осветил нездорово-розовый цвет лица с опухшими от слез глазами. Синара ухмыльнулась - она стала похожа на Анабель. Ту Анабель, которую видела в Больничном крыле… Слизеринка прислонилась лбом к потрескавшемуся стеклу и прикрыла глаза. Голова снова заболела, но не от примененного к ней заклятия, а от громом звучавших в памяти слов Тома Реддла. Не было большого труда догадаться, о чем он ей говорил. Убийца. Он убил Райана, а потому единственный не поверил ее блефу. Но что дальше? Идти к Диппету? «Вот, Том Реддл, тот самый маньяк, что убил Райана Уайта и, возможно, Миртл» Звучит-то как глупо! Был такой вариант, да что ей сказать директору?! По мнению педагогической части населения Хогвартса, Том Реддл – прекрасный ученик и староста своего факультета, всегда вежливый и обходительный юноша…Тогда как мисс Синара де Манфайр – крайне вспыльчивая и избалованная особа, знаменитая своим, мягко говоря, нехорошим поведением, как на уроках, так и в коридорах. И кому поверят? Синара снова стала тереть лицо. Ей не поверят. Не поверят без достаточно весомых доказательств, которых, как назло, нет… Где-то в коридоре послышались шаги. Девушка чертыхнулась и нырнула в ближайшую кабинку. «Наверняка, это Филч! Или того хуже – кто-то из преподавателей!» До нее дошло, что сейчас в замке глубокая ночь. Дверь туалета открылась. Кто-то быстро и очень осторожно вошел внутрь. Шаги смолкли – остановился. Синара затаила дыхание. Плохо дело, а вдруг это ее ищут?! Вдруг Анжелика или Кэйра проболтались об ее отсутствии, и Слизнорт принял меры? Нееет, только не это… Очки со Слизерина снимут, наказание назначат…Святые небеса, родителям доложат!!... Незнакомец (незнакомка) двинулся вдоль кабинок и встал прямо напротив той, где пряталась слизеринка. Она услышала тихое дыхание неизвестного…и ей стало как-то не по себе. Факультетские балы и гнев родителей отошли на второй план. Человек за обшарпанной дверью кабинки излучал непонятную угрозу…угрозу жизни. Ее жизни. И тут случилось такое, от чего Синару резко, без предупреждения, обуял сильнейший панический страх. Он, словно цепи, парализовал тело. Хотелось убежать, убежать подальше, но цепи были слишком крепки. Низкий шипящий звук, подобный тому, который издают змеи… Змеиный язык. Длинные ногти Синары впились ей в ладони. Она дрожала. Змееуст. Там, в нескольких сантиметрах от нее. Послышался странный скрежет. Такое впечатление, что что-то железное не то уходит вниз, не то поднимается к потолку. Синара сглотнула и закрыла уши трясущимися руками. Но слух, помимо воли, продолжал улавливать все происходящее. Через некоторое время звук повторился. Затем наступила тишина. Самая страшная в жизни Синары. Выждав минут десять и убедившись, что снаружи никого, она тихонько вылезла из своего укрытия. В туалете ничего не изменилось. Никаких следов таинственного змееуста и того, куда он скрылся. Синара, отчаянно пытаясь держать себя в руках и не удрать, подошла к тому месту, откуда слышала жуткое шипение…где недавно стояла она сама! Умывальник. И что в нем особенного? Синара помотала головой. Надо больше спать. Может, это все ей померещилось? Она собралась, было, уходить, но что-то привлекло ее внимание, а именно блеск стекла в самом дальнем углу туалета. Проснулось крепко дремавшее любопытство. Девушка подошла и подняла вещицу. Очки. Дешевые дурацкие очки с полу разбитыми, должно быть от падения, линзами. …Чем дольше она на них смотрела, тем сильнее прежнего было желание удрать из этого воистину проклятого места. Очки Миртл. Как часто она видела их, когда вместе с Кэйрой и Анжеликой издевалась над ними и их обладательницей. А теперь эта дешевка валяется тут…Миртл хоронили без очков.… Говорили, те потерялись в коридорах Хогвартса в момент смерти. А может?... -Мамочки…, - Синара швырнула очки как можно дальше и вихрем вылетела в коридор. Оказавшись в освещенном свечами проходе, она, что есть духу, понеслась, куда глаза глядят. Никогда, никогда она больше не вернется в это чертово место! Очки…Боже мой, а если Миртл убили именно там?! И убил тот самый таинственный змееуст?! Минутку… Синара резко остановилась. Сердце едва не вылетало из измученной страхом и недосыпанием груди. «Вот, Том Реддл, тот самый маньяк, что убил Райана Уайта и, возможно, Миртл»… -Реддл, - Синару затрясло пуще прежнего. От страха потекли давно забытые слезы. Реддл…Ее однокурсник, тот, кто живет с ней под одной крышей… Слизеринка в ужасе оглядела окружавшую ее кромешную темноту. Казалось, оттуда вот-вот вылезет нечто жуткое, нереальное…два огромных желтых глаза… Девушка обхватила голову руками и тихонько застонала. Когда же это кончится?! Весь замок излучает угрозу, его древние стены словно раскрывают все проклятия, что были заложены за все столетия его существования. Синара быстрым шагом, стараясь не оглядываться, двинулась вперед. Куда пойти? Только не в подземелья Слизерина! В спальне девочек – подруги, в холе в любую минуту может появиться Реддл… …Остаток ночи она провела в совятне. * * * Утро слизеринка встретила пол мрачными кронами деревьев в Запретном лесу. Придя туда, когда небо еще только начинало светлеть, Синара лихорадочно принялась разыскивать «могилу» Райана. Сколько она ни билась, найти в темноте ее не удалось, а потому девушка, раздраженно махнув руками, уселась на какой-то холмик перед озером и молча уставилась на розовеющее небо. Рассвет.…Каким же потрясающим он был в то утро… Сначала ярко-малиновые полосы, подобно волнам, рассекли и размыли синее небо,…затем они дружно устремились на восток, где медленно поднимался сияющий оранжевый шар… Звезды…уже почти поблекшие. На как-то изумительно сгруппировавшиеся, словно там, далеко, в космическом пространстве взорвалась вселенная…и ее осколки фантастическим вихрем заполонили небосвод… Синара опустила голову на грудь. В сердце затаилась непонятная печаль и тоска…щемящая, обескураживающая… Среди сверкающих бриллиантов слабо светила полная луна, упрямо не желавшая уступать место утру… Мир все-таки прекрасен. Почему она не видела этого раньше? Синара неожиданно резко встала и устремилась к лесу. Она многого не замечала прежде. Но теперь видит. Глаза открылись,…а вместе с ними и душа. Вот он. Крохотный, почти не приметный бугорок среди вековых корней. А что под ним? Да почти ничего. «Трансфигурированно…» Больше нет этих карих глаз, русых волос, дружелюбной улыбки.…Исчезло навсегда. И не вернуть. В зеленой листве запели птицы, приветствуя новый день, огненный диск целиком показался на небе, вконец оттеснив луну. А под этой небесной симфонией тихо рыдала Синара де Манфайр, оплакивая жизнь, которую она поломала собственными руками и словами.…Не только его, но и свою. Она это чувствовала, понимала.…Понимала, что выбор сделан. …В замке пробил гонг, возвещавший о подъеме. Надо идти, не то наказания точно не избежать! Синара поднялась и дрожащими губами пробормотала, глядя на замок: -Отомстим.…По-семейному… * * * До Большого зала ее проводила не одна пара изумленных глаз. Ну, еще бы, вид слизеринки оставлял желать лучшего – за два дня душевных скитаний, некогда с иголочки хогвартская мантия измялась, местами даже порвалась. Аккуратненькие длинные хвостики растрепались, выбились из тонких резинок…. Что до лица, то об этом и вспоминать не хотелось…как не хотелось и думать о том, кого она встретит, едва зайдя в Хогвартс. -Мерлин, на кого ты похожа!! – от столь эффектного внешнего вида Анжелика подавилась беконом, а Кирс издевательски загоготал: -С кем ночь провела, Синни? Синара молча плюхнулась на свое место за столом и также молча принялась внушительной скоростью поглощать еду. Она без разбора глотала все подряд, лишь бы утолить адский голод. Помнится, последняя трапеза состоялась вчера в обед… Помимо слизеринцев, в ее сторону стали оборачиваться студенты с других факультетов. Краем глаза Синара увидела Анабель, но вот реакцию на состояние старшей сестрицы разглядеть не удалось. Рядом присела Кэйра; совпадение ли, но в тот момент за столом остались только они вдвоем. Блондинка тихо прошептала: -А теперь, дорогая, скажи мне правду. Всю правду, - то был приказ. От необходимости отвечать сразу Синару избавил набитый рот. Она медленно, как назло, пережевывала омлет, в надежде, что Кэйра плюнет на это дело и уйдет. Но она ошибалась – кузина оказалась терпеливой. В конце концов, пришлось ответить. Повторилась история с Реддлом – Синара, сама не зная почему, выдала чистую правду: -Я ошибалась. Он не был для меня никем. -Кто? -Райан. -Уайт? -Он самый. Кэйра резко развернула Синару к себе. Ее лицо, внешне спокойное, излучало волны сметающего все на своем пути гнева. Что ж, все к этому велось… -И кем же он для тебя был? -Другом, - на губах Синары появилась придурковатая улыбка. Она закачалась в разные стороны, совершенно забыв о еде: -Забавно, да? До меня это дошло, только после его сме…отъезда! -И ты это серьезно? А, Синара де Манфайр? -К сожалению, да. Позор мне…, - эти слова прозвучали как вызов, что совершенно дико сочеталось с туповатой улыбкой. Еще какой-то дальней частью трезвого сознания, Синара понимала: она совершенно рехнулась, и это наблюдает весь Хогвартс. Хорошо, родители не видят… -Син, - Кэйра задумчиво теребила свою волшебную палочку. Отсутствующее выражение лица не предвещало ничего хорошего: -Знаешь, Синара…Я и раньше видела что-то подобное…Но думала, ты с этим борешься, за то и уважала…Я тебе сейчас кое-что предложу. Мы – семья, а потому - или забывай Уайта и все, что мне сейчас сказала…или, - она издевательски ухмыльнулась и в упор глянула на кузину, - Или ты понимаешь, что будет в противном случае. «Да никогда! Он был для меня больше, чем вы все вместе взятые!» Синара открыла рот: да как она посмела! Чертова Кэйра! Она что, всерьез думает, что Синара согласится?! -Знаешь, Кэй…это хорошая мысль. К черту Уайта! Забудем. Кэйра улыбнулась. Синара тоже. Обе поняли друг друга. Блондинка поднялась: -Иди в гостиную. Ты жутко выглядишь! * * * -Начнем? Синара сглотнула. Опять вернулось назойливое желание убежать куда подальше. Том Реддл поднял палочку. Девушка тоже. Урок Заклинаний, ее самый любимый, а точнее, самый удачный. Следовало ожидать, что двух талантливейших учеников в этой области поставят в пару для отработки новых заклинаний. Что и случилось. -Ваддивази! Внушительных размеров книга молниеносно полетела в слизеринку, едва не попав по голове. Та выругалась, но успела блокировать: -Протего! Но кто бы сомневался – Реддл снова оказался проворнее! Едва она произнесла заклинание блока, как юноша резко вильнул в сторону и запустил в нее парочку учебников. Синара снова отбила, но с опозданием: книги тяжело врезались в плечо. Том Реддл опустил палочку и медленно произнес: -Будь внимательней к своим действиям, они могут повлечь за собой неприятные последствия. Защита не всегда выполняет свою основную функцию, - он кивнул на лежавшие на полу книги, словно показывая, что фраза относится исключительно к уроку. «Основная функция.…Как сказано-то красиво! Черт бы побрал тебя, Реддл!» Эти мысли слизеринка смогла себе позволить, только отойдя на приличное расстояние от Тома Реддла, а именно – на добрую половину замка. До этой минуты в ее душе причудливо сплетался панический страх, ярость, жажда мести.…Но страха было больше, чем объяснялась опасная близость его источника. Но теперь можно дать волю и остальному… «Лишние проблемы не нужны…Ты, Томми, ни о чем не должен догадаться.…Сиди, предсказывай свою судьбу на Прорицании, я-то лучше знаю, какая тебя ждет судьба…» На лице Синары заиграла кровожадная улыбка; улыбка человека, который обрел свою цель…хоть она и была далека до правовых идеалов. Или…почему далека? Вовсе нет, она была самым, что ни есть, правовой! -Что вам угодно, мисс? Синара заморгала. Она и не заметила, что стоит на входе в библиотеку, а над ней с грозным видом возвышается мадам Пинс. Слизеринка открыла рот – надо бы предлог какой-нибудь придумать. Сомнительно, что ей улыбнется удача бить баклуши, как в прошлый раз. Между тем библиотекарша угрожающе прищурила глаза. Синара де Манфайр в библиотеке второй раз за неделю? Это не к добру! -Я…Мне нужна…История Хогвартса! Хочу прочесть, - что ж, до сладкого мига мести можно благополучно провести время здесь. Тем более что до начала урока осталось всего ничего… -Хочешь прочесть?! -Ну да, - мадам Пинс явно не верила. Но неожиданно сухо кивнула, - Хорошо. За мной. Синара потрусила следом за ней, опасливо оглядывая помещение в поисках знакомых лиц. Но никого не было – все ушли на занятия, на которые Синара совсем не собиралась тратить время… Библиотекарша сунула ей в руки увесистый том и молча вернулась на свое законное место. Слизеринка безо всякого интереса осмотрела книгу и нырнула в самый дальний конец библиотеки. Скоро начнется урок…и время придет. Чтобы как-то скрасить ожидание, она принялась грубо перелистывать страницы и рассматривать картинки, которых было не так уж и много. На глаза попался герб Хогвартса, под которым было что-то написано крупными буквами. Синара вчиталась: «Легенда о Тайной Комнате. Прежнего снисходительного отношения почти не осталось: события последних дней таили в себе некую закономерность…а старинная, но довольно смутная легенда объясняла очень многое. Но так не хотелось этого признавать! -Синара? Синара подняла голову и ее взяла злость на весь белый свет. Ну какого Мерлина Анабель забыла в библиотеке в этот час?! -Ты что здесь делаешь? Иди на урок! Анабель, похоже, пропустила ее приказ мимо ушей. Выглядела она намного лучше, чем в Больничном крыле, хотя глубокая печаль некогда веселых синих глаз останется с ней навсегда. Девочка подошла к Синаре и тихо пробормотала: -Син, что происходит? Скажи правду? «Нет, это уже слишком! Сначала одна родственница, затем вторая!» Привязались со своей правдой… -Убирайся! Не мешай мне готовиться к уроку! -Он уже начался. Синара, в чем дело? Я слышала, как на завтраке ты… -Замолчи! – слизеринка резко встала и отпихнула сестру к выходу, - Урок начался? Прекрасно! Все, я пошла! Стараясь выглядеть непринужденно, а не трясущейся неизвестно от чего, Синара швырнула «Историю магии» на соседний стол в груду всевозможных газет. Не рассчитала силу и траекторию – книга вместе с газетами разлетелись в разные стороны. Синара в ужасе бросилась их подбирать – не дай Великий Слизерин заявится мадам Пинс и устроит скандал, в процессе которого, скорее всего, задумается, а почему это старшая де Манфайр не на занятиях… -Помоги уже, не стой столбом! – Анабель отстраненно, словно не понимая зачем, присела на корточки и подняла парочку пожелтевших статеек, после чего сдавленно ахнула и залилась слезами. Синара недоуменно нахмурилась: -Ты чего? – ее взор упал на газету, которую младшая сестра держала в руках. Ей стало не по себе… Райан. Счастливый, улыбающийся; машет ей в окружении гриффиндорской команды по квиддичу, где он был ловцом. Рядом стоит не менее радостная Анабель, одна из загонщиц. Фото сделано в начале года, когда Гриффиндор открыл игровой сезон, выиграв матч с Когтевраном…Удивительно, за год Райан почти не изменился. Может только покрасивее стал.…И его отношение к Синаре не изменилось… Слизеринка поднялась и, не оборачиваясь, поплелась к выходу. Не хотела, чтобы младшая сестра видела ее слезы. Между тем Анабель за спиной прошептала: -Синара.…Знаешь, что мне говорил Райан в те моменты? -Какие моменты? – Синара замедлила шаг. -Вроде тех, когда ты убежала от нас в Больничном крыле, или ушла с кузиной после ссоры около Запретного леса… -Ну, и что он тебе говорил? - Он говорил, что на самом деле ты очень хорошая.… И однажды поймешь это, а он обязательно-обязательно тебе поможет! По мере того, как слизеринка это выслушивала, ее лицо становилось все белее и белее. Наконец она оттолкнула Анабель, сделав сие движение непривычно мягко, и быстро вышла в коридор. * * * …Уж не думала Синара де Манфайр, что снова будет лицезреть эти до боли, или, скорее, до страха знакомые обшарпанные двери и разбитые зеркала. И, тем не менее, в ту минуту она стояла именно среди упомянутых зеркал и дверей, около того же самого умывальника и лихорадочно пыталась воспроизвести слова змеиного языка, которые до сих пор стучали в висок тяжелым молотком. Адресовались они крохотной змейке на ржавом кране. -Ссс..шшш, черт возьми!! – Синара в ярости ударила кулаком по зеркалу, от чего оно поломалось окончательно. Победа так близко! В комнате, тайной комнате, а слизеринка теперь не сомневалась, что это она и есть, наверняка отыщутся неопровержимые доказательства вины Реддла…но как в нее попасть? По легенде, туда проникнет лишь Наследник Слизерина. Том Реддл – наследник Слизерина! Даже не звучит! Имя и древняя фамилия Синары подходят намного больше… «Вспоминай, вспоминай…». Девушка закрыла глаза и, как в прошлый раз, прислонилась лбом к разбитому зеркалу. Ужас, что охватил ее при приближении Реддла…змеиный язык…два огромных желтых глаза…очки мертвой Миртл…змеиный язык… Воспроизведя атмосферу ночного ужаса, она произнесла заветные слова. Так вот как это было! Умывальник уехал куда-то вниз, открыв перед Синарой пугающую черную пропасть…вниз. Она сглотнула и сделала шаг назад. Мерлин, до чего же жутко! Может, плюнуть на все это благое дело и уйти? Хорошая мысль! Очень хорошая! Никаких забот и тревог…никакого вреда репутации семьи и ее собственной. Но Реддл… Синара покачала головой, бросив взгляд на собственное отражение в разбитом зеркале. Ее жизнь уже никогда не станет прежней. Слишком многое произошло…Пора положить этому конец. Трясясь с ног до головы, она нырнула в черную бездну.

North_Dakota: Глава 6. Лететь вниз в темноте и относительной пустоте вокруг себя было не очень приятно. А откровенно говоря, просто жутко. Спасибо хоть на том, что полет этот быстро закончился, и Синара приземлилась на чем-то хрустяще-мягком. Это что-то оцарапало руку немного выше локтя, и слизеринка громко вскрикнула: - Ай! Восклицание разнеслось по кромешной тьме и отразилось жутким эхом. Тысячи голосов мрачно отвечали Синаре: Ай… Ай… Ай…. Черт, сейчас бы осмотреть комнату, подземелье или куда там она попала….. Для этого всего-то и надо что произнести «Люмос» и, наверняка, многое сразу проясниться…. Но…. Девушке не хотелось зажигать палочку. Она до ужаса боялась того, что увидит, когда отблеск волшебной палочки осветит…. Что осветит? Нет! Нельзя же до скончания века сидеть вот так в темноте и ничего не предпринимать! Это трусость! Но Синара ведь никогда и не считала себя особенно храброй. Храбрым идиотам место в Гриффиндоре…. Райан. Ох, Райан…Девушка всхлипнула. Надо идти. Если уж начала этот путь. Она осторожно встала, губы отказывались слушаться, и поэтому ее заклинание сработало только со второго раза. И… - Мерлин!!! Крик был таким, будто бы она действительно ожидала, что великий маг восстанет из могилы и явится ей на помощь. Даже каменный потолок над слизеринкой опасно задрожал… Вокруг были крошечные скелетики сотен отвратительных канализационных крыс. Синара ненавидела этих омерзительных существ всеми фибрами души… А потому она сразу решила, что идти ей никуда не надо. Зачем идти?! Лучше просто вернуться.… И слизеринка действительно развернулась, собираясь малодушно вернуться обратно в туалетную комнату, затем в подземелья Слизерина и в свою спальню. И там забыть всю эту историю. Навсегда. Конечно, ее жизнь теперь несколько изменится, ведь существуют вещи, узнав о которых никогда не станешь полностью прежней. Но это будет жизнь! С ней ничего не случится, а это святое! Решение было абсолютно твердым, и Синара облегченно вздохнула оттого, что оно наконец-то принято. Она даже снова развернулась лицом к недружелюбной трубе, которая привела ее в это страшное место. Было только одно «но». Великий Салазар Слизерин не предусмотрел лестницу наверх для незваных гостей. А Синара была незваным гостем, в этом можно было не сомневаться…. Когда она осознала, что отступать теперь поздно, выяснилось, что даже испугаться по-настоящему сил уже не осталось. Она просто раздосадовано покачала головой, скривив лицо, как это обычно делают пятилетние дети, когда им не дают сладкого.…И крепко сжимая руке волшебную палочку, поплелась вглубь мрачной полупещеры, которая спрятана под Хогвартсом вот уже больше тысячи лет… «А ведь Слизерин все-таки был гением! Надо же до такого додуматься!» - как-то мимоходом пронеслось в голове Синары. И она шла. Шла дальше, подпрыгивая чуть ли не до потолка при каждом шуршащем звуке и ожидая в любой момент увидеть смертоносное чудище Слизерина. Но эти страхи были пустыми. По крайней мере, в тот момент. Она не наткнулась ни на чудовище, ни на какие либо признаки его присутствия. Потом был тупик. Гладкая стена и две выпуклые каменные змеюки на ней. Вроде бы ничего особенно жуткого. Только глаза у змей горят пугающим зеленым блеском драгоценных камней.… И если идти дальше некуда, то опыт с подражанием змеиному языку придется повторить. - Шшшшсссссшшш... – свистящий звук разнесся по туннелю. А затем раздался громкий скрежет, и девушка тут же отскочила назад. Под давлением чего-то невидимого, вековые стены начали расходиться в стороны, образуя щель, в которую Синаре предстояло пролезть. Ведь деваться было просто некуда. Загнанно дыша, она вошла в Тайную Комнату. * * * …Комната была довольно большой и немного удлиненной, больше походившей на зал для роскошных приемов. В дальнем конце виднелась огромная каменная статуя. Салазар Слизерин. В глубокой старости. «А вот интересно, когда он был молодым, тоже носил эту идиотскую жиденькую бороденку?» «Ну и глупые же мысли лезут вам в голову, Синара де Манфайр! В такую минуту…» И тут она заметила, что немного правее от изваяния старца стоит человек, слишком хорошо ей знакомый. Том Реддл. Весь прямой, напряженный как струна, с безукоризненной осанкой… и лишь голова немного опущена в задумчивости, словно он изучает сырой отделанный зеленым мрамором пол… Ужас накатил на Синару огромной волной, почти сшибающей с ног, и она, пошатываясь, попятилась, тут же уперевшись в безразличный холод стены за ее спиной. Спасительная щель исчезла. И появляться снова явно не собиралась. В тишине раздался негромкий, но на удивление звучный голос Реддла: - Когда кто-то приходит в гости, он обычно не стоит на пороге в ожидании непонятно чего. Это невежливо. Он говорил, не шевелясь, по-прежнему безразлично разглядывая мраморные плиты. -Ты…ты почему не на Прорицании?..., - этот тупейший вопрос возник сам собой. Реддл не ответил. Как же Синаре было страшно! Но ноги чудесным образом сами понесли ее вперед, навстречу монументу Слизерина, навстречу Реддлу, навстречу самой судьбе. Она шла медленно и осторожно, мелкая дрожь то и дело пробегала по телу.… А он просто стоял и терпеливо ждал, даже не глядя на нее. Мелькнула безумная мысль быстро поднять волшебную палочку и оглушить его. Но инстинкт подсказывал, что этот номер не пройдет. Потому что никакое обычное заклинание не поможет, когда рядом Том Реддл. Синара подошла к нему почти вплотную. А он по-прежнему стоял, застыв, и тогда она дребезжащим, словно старое пианино голосом, спросила: - Почему ты на меня не смотришь? Вежливый хозяин обычно смотрит на своего гостя… Он медленно поднял голову, развернулся в ее сторону, и его внимательные голубые глаза встретились с ее разноцветными зрачками. Он полу прошептал, полу прошипел: - Может быть, мне интереснее созерцать пол, чем твое лицо? Конечно, он попытался сыграть на гордости, на чистокровном самолюбии. Действительно, где-то в глубине души шевельнулось что-то похожее на злость или досаду, но то были лишь слабые отголоски. Отголоски прежней Синары де Манфайр, от которой сейчас почти ничего не осталось. Она лишь высоко вскинула голову, хрипло, едва слышно спросила: - К чему мы пришли, Том Реддл? Он слегка наклонил голову вбок, в каком-то непонятном, немного заинтересованном жесте. Красиво очерченные губы растянулись в слабой улыбке. - Мы пришли к Тайной Комнате. Пришли к ..- он замолчал на секунду – к разгадке ее тайн. И, как это не печально, к еще одному убийству. - НЕТ!!! – Синара непроизвольно выкрикнула это вслух. Можно было не сомневаться, о чьем убийстве он говорит. Один звериный прыжок – и она оказалась в нескольких метрах от Реддла, выхватила палочку, но он как всегда оказался быстрее, проворнее, ловчее… Его палочка появилась, будто их воздуха - настолько молниеносно он с нею управлялся. - Экспеллиармус! Красная вспышка ударила Синару по правой руке, жизненно важное оружие вылетело из пальцев и, совершив несколько оборотов в воздухе, оказалось в руке Реддла. Каким будет его скудеющее заклинание? Авада Кедавра? Инстинкт самосохранения делал все за Синару; она почти кинулась на Реддла, но – бесполезно. Еще одна вспышка и она, отлетев на приличное расстояние, ударилась спиной об одну из колонн и упала на пол бесформенной кучей. В руке что-то неприятно хрустнуло, но, кажется, не перелом.… А какая теперь разница? Синара откровенно ждала смерти…. Но ее почему-то не было. Пока. Девушка тяжело приподнялась, посмотрела на Реддла. Он спокойно стоял все на том же месте, внимательно ее разглядывая. Сочувственно поинтересовался: - Ничего не сломала? Сил хватило только на то, чтобы крикнуть в ответ: - УБИЙЦА! А он даже не вздрогнул. По-прежнему холодно улыбался. - Ты знаешь, я ведь предоставил тебе выбрать. Выбрать свою собственную судьбу. Согласись, редкая возможность. – Прочитав явное непонимание на лице девушки, он пояснил – тогда в туалете, де Манфайр. Я знал, что ты стоишь в соседней кабинке, и специально открыл тайную комнату при тебе. И ты могла выбрать между своим неуемным любопытством и желание жить. Поздравляю, выбор сделан. Перед глазами Синары все поплыло. Мозаика складывалась по кусочкам. Вот она, Миртл. Некрасивая, толстоватая, да при этом еще и невысокая. Волосы вечно растрепанные, огромные очки закрывают чуть ли не все лицо. Мантия тоже дешевая, поношенная… к тому же девочка рождена в семье магглов.… У Синары с подругами всегда была куча поводов издеваться над ней.… В коридорах школы они всегда провожали ее насмешками, и никакие заклинания не могли задеть ее сильнее. А ведь, говорят, она неплохо училась… Могла бы закончить школу, а потом работать в министерстве. Она, кажется, любила Заклинания. Забавно… как и сама Синара. Раньше это крохотное сходство как-то не приходило в голову… А может быть эта девочка расцвела бы курсе на шестом, и за ней бы начало увиваться пол-Хогвартса. Вот только она не дожила до этого. Наверное, в тот день она пошла выплакаться в туалет – все знали, что она частенько проливала там слезы.… А Том Реддл на пару с чудищем оказался поблизости. Просто глупая случайность. И звучит глупо «умерла в туалете»… Может, через много лет это место так и будут называть «туалет Плаксы Миртл? Все будут смеяться. Но ничего смешного в этом нет. И не будет. А потом она пожелала Райну смерти и даже не думала, что желание осуществиться. Желание такое глупое, необдуманное и совсем ненастоящее.… А она ведь про него почти ничего не знала, не спрашивала.… Хотя на то был миллион возможностей, но ей было все равно.… Это так страшно, она столько может вспомнить о Миртл и почти ничего о Райане…. Сейчас Том Реддл убьет ее. А кто будет следующим? Очередной гриффиндорец-грязнокровка? Или… Синара побледнела еще сильнее, если такое было вообще возможно… Анабель? Она чистокровная, но Реддлу не нужны свидетели, а младшая де Манфайр тоже слишком близка к этому делу, слишком категорична.… Слишком много может рассказать. Синара так и сидела на полу. Сил подняться просто не было – все тело ломило. Наконец Реддл подал голос: - Ну же. Не стесняйся, задавай вопросы. Это может продлить тебе жизнь. В душе девушки зародилась безумная надежда, что он еще сомневается, убивать ее или нет, и что у нее еще есть шанс, пусть крохотный, почти невозможный, но это ШАНС! Ее губы немного дрожали, она решила уточнить свое предположение: - Смерть Миртл - это всего лишь недоразумение? - Недоразумение. Но весьма удачное. Я все рано собирался опробовать на ком-нибудь мощь василиска. Она так удачно оказалась под рукой. Сама высунулась из той кабинки. Василиск. Так вот, что это за чудище…. Мать когда-то ей о нем рассказывала. Здоровенная змеюка, убивает взглядом… - А потом ты подставил Хагрида.…Когда Дамблдор начал что-то подозревать… Он высокомерно фыркнул: - А ты испытывала симпатию к этому идиоту? Синара поморщилась: - Но… к чему тебе была его… смерть? Райана? Ведь Диппет мог, что-то заподозрить и Хогвртс бы закрыли! - Милая, Хогвартс мой дом. Я не допущу его закрытия, а Диппет слишком трясется за свою репутацию, чтобы принять радикальные меры. Прямо как ты… Тогда девушка сорвалась на крик: - Тогда за что ты убил Райана? За что? – по щекам непроизвольно текли слезы, от попыток их сдержать, лицо уродливо кривилось.… Но Том Реддл только захохотал, ледяным, высоким смехом. Синара обессилено опустила плечи, всхлипнув, опять повторила: - За что? Он ответил: - Ну, для начала он тоже был грязнокровкой. Но вообще, это был своего рода эксперимент. Девушка вскинула голову: - Эксперимент? - Ты забыла? Я же видел вас тогда в больничном крыле, когда ты так мило держала его за руку, – его губы вновь изогнулись в глумливой ухмылке. – А потом, эта ваша ссора у озера… Я там был. Ты была слишком увлечена Уайтом и не заметила. Как он сказал? «Полюбил»? Как по-гриффиндорски! - Замолчи! - Ну уж нет, дорогая, спросила – получи ответ. Мне было интересно. Интересно, как ты поведешь себя после его смерти. Сколько злорадства, жестокости было в его холодном, спокойном голосе! Синара смотрела на него широко распахнутыми от ужаса глазами.…Значит… Райан погиб из-за нее. Ведь эксперимент-то на ней ставился, а он просто… попался по руку. Но ничего. Скоро она последует за ним.… Нет, она безумно хотела жить, она готова была молить Реддла о пощаде. Но умолять его абсолютно бесполезно… Синара с трудом начала подниматься на ноги, тяжело опираясь на колонну. Реддл продолжал. - Ты знаешь, мы с ним поговорили «по душам» перед его безвременной кончиной… Я ему много интересного про тебя рассказал… - И половина была ложью. - Нет, ложью было только одно. Я сказал ему, что он может не вздыхать по тебе, потому что ты встречаешься с Кирсом. Сказал, что вы ругаетесь только шутки ради. А на самом деле спите вместе, уже довольно давно. Ты бы видела его реакцию! Надулся как индюк, крикнул «неправда», но по глазам видно было – поверил. Знаешь, де Манфайр, я никогда не видел в чьих-то глазах столько боли… Синару будто полоснули ножом по сердцу.… Но сердцу это было безразлично. Все равно скоро оно остановится навсегда. Девушка выплюнула: -Ты чудовище. Реддл зло оскалился, впервые в его голосе появилась толика эмоции, грубость, резкость: - Я – великий волшебник! А стану – ВЕЛИЧАЙШИМ! Сколько ненависти в его глазах, сколько в них ледяного призрения… На несколько минут в легендарной Тайной Комнате воцарилась мертвая тишина. Может быть, только летучие мыши смогли бы уловить своим тонким слухом стук двух сердец. Наверное, Реддл ждал еще каких-то вопросов, но Синара молчала, по-прежнему опираясь на колонну и затравленно глядя на него полными ужаса глазами. Тогда он отстраненно пожал плечами, медленно поднял палочку Синары. И направил ее на девушку. Синара вдруг поняла, что это конец, что она УМЕРЕТ здесь и сейчас! Она уже не закончит Хогвартс, не обсудит очередные сплетни с подругами, не отругает Анабель.… Но в жизни так много интересного, а она еще столького не видела! Она НЕ МОЖЕТ умереть, вот так по собственной глупости! ТОЛЬКО не так! И не сегодня.… Не в этот день. Голос ей изменял, и она слабо прохрипела: - Стой! Брови Реддла приподнялись. Но Синара старалась не думать об этом. Не думать о смерти, которая так близко. - Не делай этого… пожалуйста…. -Де Манфайр…,- он как-то лениво протянул ее имя, но она громко всхлипнула и прервала его. - Я сделаю все, что ты захочешь… только не убивай… я …я …,- она разрыдалась почти в голос – Я не хочу умирать! Она захотела сделать шаг к нему, отошла от колонны, но тут же вынуждена была вернуться в исходное положение – ее трясло и колотило, она чудом держалась на ногах. Еще чуть-чуть, и она начнет сползать вниз по этой чертовой колонне. Но… что-то происходило… Реддл неторопливо опустил палочку. - Значит, не хочешь умирать? Но увидь в этом плюсы. На том свете встретишь своего ненаглядного Уайта. Шестое чувство подсказывало, что он хочет от нее услышать. Так пусть слышит, лишь бы оставил ей жизнь. - Я не хочу к Уайту. Вообще не хочу вспоминать о нем! Никогда! Он был просто гриффиндорским грязнокровкой! И не больше! Губы Реддла кривила злорадная улыбка: - А что с твоей сестрой? Синара думала, что от ее дрожи сотрясается мраморный пол: - Анабель позор нашего семейства! Ты же знаешь, я сто раз говорила… Он снова захохотал. - Запомни этот момент де Ман… Синара. Ты и впредь будешь говорить только то, что мне будет угодно услышать. Ясно? Она, как китайский болванчик, начала усердно кивать. Жить, просто жить! И больше НИКОГДА не вмешиваться не в свое дело! Реддл продолжал: - Ты будешь делать только то, что я скажу, при этом, не задавая лишних вопросов. Еще несколько нервных, утвердительных кивков. - Ты никому не скажешь о Тайной комнате и о нашем с тобой разговоре. Ты не будешь больше расшаркиваться перед своей глупой младшей сестрой. И ты позаботишься о том, что бы твои чистокровные родственники и знакомые начали меня уважать. Ноги окончательно отказали…Синара начала медленно соскальзывать вниз. Тогда Реддл двумя большими шагами оказался около нее, подхватил и рывком вернул в стоячее положение. Прижал к колонне. - Хорошенько запомни. Ты взяла свою жизнь в долг. И если ты хотя бы попробуешь нарушить какое-либо условие нашего соглашения, то я этот долг возьму. Он внимательно смотрел на ее заплаканное лицо, а Синара по-прежнему дрожала, отвечая ему потерянным взглядом. Он слегка наклонил голову вбок, задумчиво сказал: - Что ж, посмотрим, на что ты еще годишься. Безо всякого предупреждения он стал грубо ее целовать. Он кусал ее губы жадно и иступлено, но у Синары не было ощущения, что он делает это из безумной страсти. Скорее из-за очередного дикого эксперимента. Он был ей отвратителен, больше всего на свете она сейчас хотела оттолкнуть его и никогда больше к себе не подпускать.… Но надо было жить…. Любой ценой.… И поэтому Синара позволила Тому Реддлу целовать себя; преодолев отвращение, даже осторожно попыталась ответить на эту пытку…. Он оборвал поцелуй также резко, как и начал. Да и поцелуй ли это вообще?! На его нижней губе была кровь. Кровь Синары… Он небрежно вытер ее рукавом мантии. Потом до боли сжал руку слизеринки и потащил девушку к выходу из Тайной комнаты. А она все не могла поверить: жива, жива… ЖИВА! Напоследок Том Марволо Реддл холодно бросил: - Выбор сделан. Я отведу тебя в больничное крыло.

North_Dakota: Эпилог Чем закончить? Если тогда, в тот страшный июнь действительно был сорок второй год, то с тех пор прошло пятьдесят пять лет. И все закончилось. Закончилась история Лорда Волан-де-Морта. Оборвался кровавый след, который он неутомимо тащил за собой. Но история Синары де Манфайр закончилась немного раньше. И как бы там ни было, она получила то, что хотела. Она получила длинную и по-своему интересную жизнь. Анабель старалась незаметно следить за этой жизнью, хотя сама часто не понимала, зачем она это делает. С того вечера они почти не разговаривали. Когда Анабель прибежала к ней в больничное крыло, около ее кровати уже стоял Том Реддл. Синара нагрубила младшей сестре, наговорила много унизительных и гадких вещей. Может, Анабель и забыла бы об этом, вот только когда она нашла сестру в одном из коридоров, та со всей силы ударила ее наотмашь. А Том Реддл опять был неподалеку и спокойно за этим наблюдал. Позже, она часто бывала рядом с ним. Звучит как в глупой истории любви. Но ничего любовного или просто дружеского между ними не было - Анабель за километр это видела. Потом Синара стала его соратницей. Родители были в восторге. На левом предплечье старшей сестры красовалась Черная метка. И Синара де Манфайр ушла из дома на встречу своей странной, поломанной судьбе. За ней ушла и Анабель. Просто сил больше не было выслушивать упреки отца и матери… Упреки в храбрости и доброте. В пятьдесят шестом году началась война. Приспешники Темного Лорда впервые вылезли из подполья и подняли свои головы. И Синара была среди них. Такая же наглая, дерзкая и беспринципная, как и раньше. Нет, Анабель не встречалась с ней, но ее именем пестрили газеты. Младшая де Манфайр могла часами разглядывать ее фотографии на первых полосах ежедневного пророка. Синара почти не изменилась. Конечно, было видно, что она стала старше.… Но ей это почти шло. Анабель тогда не выдержала и уехала в Австралию. До туда война так и не добралась. Прошло много лет, прежде чем мир взорвала новость о свержении Волан-де-Морта годовалым мальчиком по имени Гарри Поттер. И в скоре Анабель пришло письмо от Альбуса Дамблдора. А вернее, он просто перенаправил ей крохотную записку от Синары. Там было всего одно слово. «Прости» Прости. Такое непривычное слово для той Синары де Манфайр, которую помнила Анабель. Что же случилось, что она села и написала такое крохотное, но такое важное слово своей сестре. Что происходило в тот момент в душе той, которая, казалось, умерла навсегда?... Четырнадцать лет Анабель порывалась найти ее, но так этого и не сделала. А потом Темный Лорд восстал. Дамблдор рассказал Анабель, что Синара де Манфайр попыталась сбежать, по-видимому, не желая возвращаться к своему хозяину. Она умерла от воспаления легких в какой-то недорогой гостинице в Нормандии. Вот и все. Умерла она. Убит Темный Лорд. И Анабель вдруг поняла, что все это было зря. Вся жизнь. Она больше пятидесяти лет бегала от прошлого. Теперь от него ничего не осталось. Погиб даже Дамблдор. Тут-то и выяснилось, что у Анабель кроме прошлого ничего в жизни и не было. Однажды ночью, вскоре после долгожданной победы, ссохшаяся, похожая на оживший скелет старуха, пошатываясь, вошла в кухню свой крохотной квартирки в маггловстком районе Лондона. Она несколько минут копалась в одном из шкафчиков и, наконец, с удовлетворенной улыбкой вытащила оттуда банку с крысиным ядом. Одним резким движением зачерпнула горсть сероватого порошка и положила его себе в рот. Через десять минут Анабель де Манфайр не стало. Конец.

North_Dakota: Уфф, все)) Зацените, первый фик



полная версия страницы