Форум » Архив "Весёлые старты" 2008 9-12 » ВС 12: "Всего хорошего", Драко, Гарри, джен, драма » Ответить

ВС 12: "Всего хорошего", Драко, Гарри, джен, драма

Команда Драко Малфоя: Задание 12: Перевод без темы и ограничений Автор: Rose Название: Всего хорошего / Sendoff Оригинал: здесь Разрешение на перевод: есть Переводчик: daarhon Герои: Драко, Гарри. Рейтинг: PG Жанр: драма, джен. Дисклэймер: Роулинг правит миром.

Ответов - 34, стр: 1 2 All

Команда Драко Малфоя: Когда Гарри Поттер умер, Драко подумал, что уж теперь-то жизнь наладится. Возможно, так бы оно и случилось, сумей Драко забыть о его существовании. А ведь так хорошо все начиналось. Поттер забрал Волдеморта с собой на тот свет, и все, похоже, были уверены, что на сей раз смерть Темного лорда окончательна. Драко в определенный момент успел переметнуться на сторону победителей и теперь не переставал радоваться, что ему не придется лицезреть, как тысячи людей поклоняются самодовольному Поттеру. То, что Поттера превратили в великомученика, тоже немного раздражало, но из двух зол выбирают меньшее. И все было бы уж совсем хорошо, умей Драко держать язык за зубами. *** Драко всегда был разговорчивым малым – так уж у него мозги работали. Он не мог мыслить, если не проговаривал все вслух. Именно по этой причине слизеринцы отказывались делать уроки вместе с ним: постоянная болтовня отвлекала. Разумеется, свои неприятности Драко тоже разбирал вслух. Чтобы расслабиться, в школе Драко частенько лежал в кровати и придумывал новые оскорбления. А также оттачивал собственное остроумие и умение отвечать. Только проблема состояла в том, что люди зачастую отвечали совсем не так, как того хотелось Драко. Идеальные ответы, воображаемые по ночам наряду с оскорблениями, он получал редко. Но тренировать язык все равно не мешало. Уж если и существовал человек, для которого, по мнению Драко, на всем земном шаре оскорблений мало, так это Гарри Поттер. Его все безмерно любили, но кто-то же обязан был следить, чтобы эго не мешало Поттеру проходить в дверь. Драко провел несколько лет, представляя себе беседы с Поттером (некоторые из них заканчивались фантазией о впечатывании ботинка в его нос). Драко просто поверить не мог, когда в начале шестого курса его мечта исполнилась. Видимо, правду говорят: если чего-то очень хотеть, то оно сбудется. Со временем все изменилось. В частности, Поттер стал намного сильнее физически. Спустя долгое время, когда им пришлось работать вместе, Драко начал мечтать о публичном позоре Поттера. Перед лицом сотен людей. Или тысяч. Сотен тысяч лучших Авроров мира. Вот и получилось, что Драко привык разговаривать с Поттером – пусть даже в собственных мыслях. Разве так уж странно, что эти беседы не прекратились после смерти того? Драко еще многое хотел ему сказать. *** – Ответь мне, Поттер, – сказал Драко, – разве тебе не гадко видеть, что все твои друзья поделились на парочки? – он бросил взгляд поверх газеты, на первых полосах которой объявлялось о свадьбе неких Джинни Уизли и Невилла Лонгботтома. На самой большой колдографии Джинни смотрела прямо в глаза читателям и широко улыбалась, а Невилл нервно переводил взгляд с камеры на девушку, словно думал, что она может в любую секунду исчезнуть. – Ведь не так давно вы были вместе, разве нет? – невинно спросил Драко и приподнял брови, глядя на Гарри, сидевшего за соседним столом. – Заткнись, Малфой, – прорычал Гарри, – Джинни вольна выйти замуж за того, кто ей нравится. И это не твое дело, так что закрой рот! – Ты прав, Поттер, – Драко задумчиво покивал, – но, похоже, что теперь и не твое дело тоже, правда? – Гарри начал сжимать кулаки, но Драко продолжал: – Как видишь, и года не прошло, а твоя бывшая подружка уже крутит роман с толстячком из Гриффиндора. Как-то быстро тебя забыли. Слишком быстро, даже для... нее. Драко поднял взгляд, чтобы лицезреть реакцию на свои слова, но обнаружил, что за соседним столом никого нет. К сожалению, довольно тяжело использовать смерть человека в качестве козыря против него. Сами понимаете почему. Печально, последние несколько фразы были великолепными. Драко положил газету и мрачно посмотрел на стол, в паре метров от него. Тот, кто разместил их, был чокнутым. Нахождение Поттера и Малфоя даже на одном этаже казалось безумием, что уж говорить об общем кабинете? Разумеется, вражда между Поттером и Малфоем в глазах общества немного меркла по сравнению с другими врагами Поттера, поэтому Драко пришлось терпеть его на рабочем месте. По крайней мере, теоретически пришлось бы. Как оказалось, Поттер нечасто бывал на работе. Он постоянно исчезал, чтобы бороться со злом. Или что-то вроде. Ибо Драко ни в чем не был уверен, и Гарри вполне мог «бороться со злом» в пивной за углом. У Драко не было возможности проверить, поскольку обеденного перерыва в полчаса хватало только для того, чтобы спуститься до третьего этажа к автомату с шоколадками. Эта ситуация лишний раз доказывала несправедливое отношение к Поттеру Министерства и всего мира. Мысленно Драко даже сочинил жалобное письмо к главе их отдела, но так и не отправил. Хотя было бы неплохо вылить все свои жалобы на бумагу. Даже при том, что Поттера почти никогда не было на работе, Драко все еще бесился, лицезря его пустой стол. Почему-то сразу становилось понятно, что это стол Поттера. Поверхность была усеяна пустыми папками. Если бы Драко так обращался со своими бумагами, то неприятностей не счел бы. Однако беспорядок на столе Поттера никого не беспокоил. В редких случаях, явившись в офис, Гарри всегда оставлял на столе что-то новенькое: книги по продвинутой магии, хитрую маггловскую штучку, создающую огонь, сломанный снитч, пустые коробочки из-под «Всевкусных орешков Берти Ботт». По всем эти вещам можно было угадывать о жизни Поттера вне работы. В мировой истории рабочих столов не существовало более засранного стола. Драко это отвлекало. Теперь Гарри был мертв, но Драко это все равно отвлекало. Персонал убрал все его вещи, а к столу никто и не притронулся. Иногда Драко казалось, что скоро здесь повесят мраморную доску с надписью «Последнее рабочее место Мальчика-Который-Выжил». Хотя, скорее, стол просто вынесут из кабинета. Засунут в пустую пыльную комнату, пока все не забудут о том, кто за ним сидел. Однако пока стол стоял и отвлекал Драко от работы. Не покидало ощущение, что Поттер сидит совсем рядом. *** Когда Дамблдор умер, Драко чуть не сбежал. Тогда – вновь и вновь переживая в памяти картину падения Дамблдора с высокой башни – это казалось отличной идеей. Рискнуть, убежать в далекую чужую страну и навсегда там затаиться. Драко так хотелось спрятаться. Но он этого не сделал. К сожалению, Драко знал, что его найдут везде, куда бы он ни бежал. И уж когда это произойдет, на милость Волдеморта рассчитывать не придется. А ему нужно было думать о матери. Нужно было защитить ее. Драко не любил вспоминать о том, что произошло, когда он снова встретил Волдеморта. Большую часть воспоминаний стерла боль. Но он помнил, что стоило только прийти в себя и найти силы двигаться, он встал на колени перед Волдемортом, окруженным кольцом верных Упивающихся. – Скоро состоится наша великая победа, Драко, поэтому я проявлю милосердие, – сказал Темный лорд. Во всяком случае, Драко казалось, что тот произнес именно это. От недавней адской боли так звенело в ушах, что он не мог утверждать с уверенностью. – Но не заблуждайся, считая, что я забыл, – продолжал Волдеморт, – Если бы тебе не помогли, Альбус Дамблдор все еще был бы жив. Тебе доверили одно-единственное дело, и ты провалил его. «Ну конечно, – как в тумане думал Драко, – если бы не я, то ни единый Упивающийся не сумел бы проникнуть в школу. Хорошенькая благодарность». Костлявая рука Волдеморта сжалась над Черной Меткой, и новая волна боли прокатилась по телу Драко. – Глупый мальчишка, – прошипел Темный Лорд. – Помнишь, что с тобой будет, если подведешь меня, Драко Малфой? В голове Драко немедленно прояснилось. В памяти возникли лица отца и матери, а Волдеморт улыбнулся. Его оскал оказался настолько кошмарен, что Драко отвел глаза. – Твое наказание еще не закончено. Я не убью тебя, но заставлю страдать, – он откинулся на спинку трона и обвел взглядом комнату. – Пусть это станет примером всем, кто посмеет ослушаться. После этого Драко доставили домой. *** Два раза в неделю Драко ходил к психотерапевту. Ее звали Шейла. Шейла. Психотерапевт. Драко совершенно не стеснялся этого. В конце концов, последние несколько лет были весьма непростыми. К тому же у него не осталось друзей, перед которыми можно было стесняться этих визитов. Панси на седьмом курсе перевелась в Бобатонс. Родители считали, что там она будет в безопасности. Теперь она жила в Париже. Иногда писала ему, но Драко уже много месяцев не отвечал на письма. Крэбб и Гойл до сих пор находились в бегах. Вместо того чтобы вернуться в Хогвартс вместе с ним, они присоединились к Сами-Знаете-Кому. Список их свершений был несравним со списком Драко, и все-таки их имена до сих пор стояли в списке наиболее опасных и разыскиваемых магов. Перед тем, как счета семьи арестовали, Драко сумел передать им достаточно денег, чтобы можно было покинуть Англию, и велел ради всеобщей безопасности не пытаться связаться с ним. Практически все, кого он считал друзьями, либо возненавидели его, либо умерли. *** Первой в Поместье Драко увидел мать. Она похудела и осунулась, но, кажется, была здорова. Как и Драко, ее сопровождала охрана в черных мантиях. Стоило им с матерью бросить друг на друга взгляд, как Драко утянули в сторону. Им не дали возможности перемолвиться словом, но, честно говоря, вряд ли им было о чем поговорить. Когда Драко заперли в спальне, он не сразу поверил в свое везение. Палочку отняли еще раньше, но в тайнике была спрятана запасная. Однако вскоре он обнаружил, что толку в ней особенного нет: на комнату наложили чары, блокирующие магию. Оставалась последняя надежда. Вдоль одной из стен стоял огромный деревянный шкаф, старше самого Драко. Шкаф берегли в его семье в течение нескольких поколений, как и тайну, связанную с ним. Драко подошел к нему, открыл дверь, быстро шагнул внутрь и закрыл за собой дверцу. В шкафу было почти пусто, только с краю висело несколько мантий. Дрожащей рукой Драко поднял палочку и прошептал: «Люмос». Небольшое пространство осветилось, и сердце у Драко затрепетало. Шкаф никто не проверял на древние чары. При проверке обнаружили бы чары, настолько мощные и древние, что не сравнить даже с защитными чарам в спальне единственного наследника семьи Малфоев. Находясь внутри шкафа, он сможет использовать магию. Разумеется, её использование будет ограничено малым пространством. Сделав глубокий вдох, Драко попытался сосредоточиться на том месте, куда собирался направиться за помощью. Он был там всего один раз, лет в пять, и долгое время и малый возраст искажали воспоминания, так что он вовсе не был уверен, что все получится. И все-таки он сосредоточился на тех немногих воспоминаниях, как можно яснее представляя себе то место. А потом аппарировал. И тщательно прислушался перед тем, как зажечь камин. Разведя огонь, он нашарил на каминной полке то, что искал. Встав на колени, Драко вздохнул и бросил в камин горсть летучего пороха. Как только огонь окрасился зеленым, Драко засунул голову в камин и воскликнул: – Министерство Магии, кабинет Кингсли Шэклболта. Как только шум пламени стих, а к Драко вернулась способность слышать и видеть, он увидел темную комнату и группу людей. Несколько человек тихо разговаривали, но Драко не мог разобрать ни слова. На секунду он застыл в неуверенности. Возникло ощущение, что он совершает ужасную ошибку. А потом в комнате раздался громкий голос. – Сэр, в вашем камине голова Драко Малфоя, – произнес Гарри Поттер. Все внимание немедленно переключилось на Драко. Первым у камина оказался Муди, и Драко сжался, пытаясь отстраниться от тянущихся рук. – Перестань, Шизоглаз, – сказал Шэклболт, возникая позади. Гарри тоже присел рядом, внимательно наблюдая за Драко. За его спиной маячили еще две темные фигуры. – Что ты здесь делаешь? – повысил голос Шэклболт. Драко открыл рот, но внезапно закашлялся, когда сажа попала в горло. – Ты шутишь, Кингсли? – прорычал Муди, – Сначала вытащим его из камина, а потом зададим свои вопросы! – Нет! – вскинулся Драко, – со мной так нельзя! Я не могу надолго уйти! – Откуда уйти, Малфой? – спокойным голосом спросил Гарри. – Меня держат в Поместье, – быстро ответил Драко. Отступать было поздно. – И они не контролируют камины? – усмехнулся Муди. – Совсем за идиотов нас держишь, мальчишка? Драко попытался не скрипеть зубами от злости. – Я сейчас не в Поместье. Я использую другой камин, – он ухмыльнулся, – не пытайтесь узнать, какой, не получится, – во всяком случае, Снейп всячески заверял его в этом. – Тогда что тебе нужно? – Поттер смотрел на него как-то странно. Так, словно заранее знал, что скажет Драко. – Мне нужна ваша помощь. Муди громко расхохотался. – Сыну Люциуса Малфоя нужна наша помощь? – Да! – сердито ответил Драко. – А вам нужна моя. Смех резко прервался. – С чего ты взял? – спросил Шэклболт. – Снейп больше не поставляет вам сведения, – проговорил Драко, очень надеясь, что интуиция не подвела. Если он ошибся насчет Снейпа, то пропал, – у вас никого нет в тылу врага. Кроме меня, – к счастью, кажется, он нашел верный подход. – С чего нам доверять тебе? – раздался ещё один голос. Рядом с Гарри появилась женщина с острыми чертами лица и ярко-розовыми волосами. Ее внешность показалась немного знакомой, но Драко некогда было вспоминать. – Ни с чего, и у меня нет времени что-то доказывать, так что придется просто выслушать. Меня удерживают в Поместье вместе с матерью. В здании около двадцати Упивающихся. Но думаю, что скоро появится больше. Вместе с Темным Лордом. – Волдемортом, – прошептал Поттер, и все вздрогнули. – Да, с ним, – произнес Драко. – Не знаю, что он планирует, но хочу, чтобы вы забрали отсюда мою мать. – Почему? – спросил Шэклболт. – Он хочет наказать меня, – отрезал Драко, – если бы он собирался убить меня, то давно бы убил, но угрожать смертью матери намного выгоднее. Если нападете на Поместье прямо сейчас, то сможете схватить несколько Упивающихся и спасти мою мать. Но вам придется позволить убежать мне и еще паре врагов, чтобы ситуация не выглядела подозрительной. Провернете это – и я стану поставлять вам информацию. – Какие у нас причины верить... – Я уже сказал, – перебил Драко, – никаких причин. Но и у меня нет причин доверять вам. Я обратился к вам потому, что это – мой последний шанс. Если выполните мою просьбу, то, клянусь, выполню свою часть договора. Может, для вас это пустые слова, но большего предложить не могу. – Нам нужно посовещаться, – сказал Шэклболт. – Отлично, но побыстрее, пожалуйста. Если мое отсутствие обнаружит, то вы лишитесь шпиона. Они собрались в дальнем углу комнаты и негромко зашептались. Драко следил за ними из камина, отчаянно надеясь, что летучего пороха хватит еще на несколько минут. Через какое-то время Кингсли снова опустился на колени у камина. – Мы принимаем твое предложение и готовы вызволить твою мать. Но не сегодня. У Драко сжалось сердце. – Что это значит? У нас нет времени! Они могут сделать с ней все, что угодно, а я ничем не смогу ей помочь! – Трогательная забота, – Муди криво ухмыльнулся, – но сложновато поверить, что Нарциссе Малфой могут причинить хоть какой-то вред. Твоя семья служила Сам-Знаешь-Кому с самого начала. Уверен, твоя мать потерпит пару деньков. – Да что вы знаете, – процедил Драко, – Темный Лорд не понимает, что такое настоящая верность. Что он и пытается показать своим сторонникам, уничтожая членов моей семьи! Поттер нахмурился и открыл было рот, но вперед выдвинулась темная фигура. Драко понадобилось несколько секунд, чтобы узнать Ремуса Люпина. Тот казался еще более усталым и неопрятным, чем обычно. Выражение глаз тоже неуловимо изменилось, и Драко понял, что, даже не зная о второй сущности бывшего профессора, сейчас бы с легкостью догадался. Глазами Люпина смотрел зверь. – Ордену нужно время, чтобы спланировать нападение, – хрипло произнес он, – предпринимать что-то сию секунду – верх глупости. Нужно время, чтобы подготовиться, и я уверен, что это время у нас есть. Ты не единственный человек в тылу врага, – он обнажил зубы в волчьей улыбке, – и уши у меня побольше твоих, слышу я не меньше. Волдеморт еще несколько дней будет собираться с силами. – Это вы так считаете, – сдавленно ответил Драко, – а если бы это была ваша мать? Вы бы тщательно планировали нападение или все-таки напали и вытащили ее? – он неотрывно смотрел на Поттера. Тот нахмурился, но не отвел взгляда, и на его лице можно было прочитать однозначный ответ. Поттер снова открыл рот, и на мгновение Драко ощутил проблеск надежды. Но Шизоглаз заговорил первым. – Ты сам по себе, Малфой, – холодно произнес он, – и она сама по себе. Мы постараемся, но лучше сразу расставить все точки над «i». Тебе никогда не стать одним из нас. Драко надменно скривил губы и мысленно взмолился, чтобы сердитые слезы в его глазах приняли за отблески языков пламени. – Можно подумать, я когда-нибудь захочу стать одним из вас, – ответил он. – Жди нас через три дня, – проговорил Шэклболт, – и помни, что мы не сможем обращаться с тобой или твоей матерью иначе, чем с остальными Упивающимися, в противном случае тебя раскроют и ты станешь бесполезен для нас. Если тебе суждено сражаться с кем-то из нас, то придется потерпеть. Обещаю, ничего серьезного: пара заклятий, чтобы сковать и оставить несколько синяков. Если понадобится связаться с нами перед нападением, то используй это, – он передал Драко шарик размером чуть поменьше, чем снитч. Шарик приятно лег в руку, – это Патронус-сфера. Разбей ее, и Патронус отправится ко мне с сообщением. Драко безмолвно уставился на них. – Вот уж спасибо так спасибо, – горько проговорил он и закончил связь. *** Он проживал в неплохом райончике в десяти минутах ходьбы от Диагон аллеи. Квартира Драко была абсолютно белой. Совершенно белой. Ему пришлось приложить немало сил, чтобы общее впечатление говорило о безупречном чувстве вкуса, а не о полном безденежье. Хотя ему некого было приглашать в гости – да и какие гости поместятся в крошечной квартирке. Между гостиной и кухней отсутствовала перегородка, а спальня оказалась такой маленький, что дверь каждый раз билась об кровать. – Знаешь, Малфой, – сказал Гарри Поттер, – не могу определиться, в кого превращает тебя этот сервиз – в сноба или педика. – Он внимательно рассматривал серебряный столовый набор, стоявший на кухонном столе. Тот был старым и поцарапанным, но напоминал Драко похожий, который очень любила мать. Чашки из её сервиза не давали чаю остыть, чашки Драко иногда пытались укусить его за нос. Но Поттеру вовсе не обязательно об этом знать. – Я и не ожидал от тебя даже зачатков хорошего вкуса, – насмешливо ответил Драко, – ты слишком много времени провел с магглами и Уизли. Он оглянулся, будучи уверенным, что меткое слово как всегда избавит от Поттера, но тот все еще стоял рядом и внимательно смотрел на чайник. – Малфой, это же даже не настоящее серебро. – Настоящее! – огрызнулся Драко, недовольный тем, начал выходить из себя от разговора с воображаемым человеком. – Нет! – ликующе воскликнул Гарри, – Тебя надурили. – Пошел к черту! – Как скажешь, – Гарри пожал плечами и исчез. Остаток дня Драко провел в дурном настроении. *** В душе Драко всегда знал, что все произойдет именно так. Позднее он понял это, а в тот момент лишь не мог избавиться от тошноты и ощущения смерти, витавшего в воздухе. Позднее он так и не сможет простить себя за то, что ничего не предпринял. Но в тот момент казалось, что он сделал все, что мог. Он пытался объяснить, что у них нет двух дней. У нее нет двух дней. Когда появился Волдеморт, Драко едва успел разбить шар, удерживающий Патронус - сияющий силуэт исчез за окном за пару секунд до того, как за ним пришли. Быть может, Драко ошибся, и Волдеморт все же собирался убить его. Быть может, то была всего лишь ловушка, призванная заставить Драко сопротивляться, потому что он не мог иначе. Пока его тащили, Драко вырывался из рук, кричал, царапался, лишь бы убежать. Добраться до нее. Но ничего не получалось, и стало казаться, что он будет рваться из чужих рук целую вечность. Однако им помешали. Раздался громкий звенящий звук – как узнал Драко позже, это вылетели окна по всему Поместью, – и дом заполнился аврорами. Упивающиеся, удерживающие его, в изумлении ослабили хватку, и Драко, извернувшись, с силой ударил одного из них в подбородок. Резко повернувшись, оказался лицом к лицу со вторым, укрывшим лицо за белой маской. Драко поднял палочку и вдруг застыл, вспомнив, что для всех они должны оставаться на одной стороне. Но Упивающийся не колебался – Драко услышал, как тот бормочет под нос заклинание, и неожиданно отлетел к стене. Он тяжело упал на бок, в груди болело так сильно, что хотелось только лежать и заново учиться дышать. Вместо этого он усилием воли поднялся на ноги, стараясь не замечать, как внутренности скрутило судорогой. Драко начал отчаянно оглядываться, надеясь в вихре черных мантий отыскать свою мать. Он увернулся от случайного заклятия. Нарциссы нигде не было, зато он увидел Поттера. Тот заметил Фенрира Грейбека и, быстро взмахнув палочкой, отталкивая его от себя. В отличие от других Упивающихся, Грейбек не носил маски, и выражение его лица можно было легко рассмотреть. Он улыбался. Драко увидел, как Грейбек легко увернулся от заклинания Поттера и прыгнул на него, а потом триумфально уселся сверху и волчьи завыл. Драко огляделся, но никто из союзников Поттера не замечал, что тот попал в переделку. Они были слишком увлечены битвой, да и находились слишком далеко, чтобы помочь. Драко оказался единственным человеком поблизости. За долю секунды принимая решение, Драко подумал, что позволь он Грейбеку закончить начатое... но то была мимолетная слабость. – Петрификус Тоталус, – крикнул Драко. Мучительно скривившись, Грейбек застыл. Поттер с усилием спихнул его с себя и встал, подняв палочку. И изумленно распахнул глаза, увидев, кто ему помог. У Драко остались только несколько секунд поразмыслить над иронией происходящего, а потом Поттер поднял палочку, направил ее на Драко, и у того подкосились ноги. Ладно, такой неблагодарности он точно не ожидал. Но уже через мгновение оценил подобный ответ намного больше: воздух в том месте, где он только что стоял, пронзили несколько заклинаний. К тому моменту, как он сумел подняться, Поттера рядом уже не было. Пригнувшись, чтобы не попасть под чье-нибудь заклинание, Драко начал пробираться к другому концу зала. Матери все еще нигде не было видно. Как и Темного Лорда. И он сам не понимал, какие чувства: облегчение или страх – вызвал появившийся перед ним Шизоглаз Муди. И самое плохое, что Муди также заметил его. Внезапно похолодев, Драко вспомнил слова Шэклболта: «Если тебе суждено сражаться с кем-то из нас, то придется потерпеть». Муди пакостно улыбнулся и поднял палочку. Когда Драко пришел в себя и смог сесть, вокруг было шумно, и он подумал, что сражение, должно быть, еще не закончено, но несколько секунд спустя понял, что все Упивающиеся в зале либо мертвы, либо лежат без сознания. Сражение закончилось. – Малфой? Драко повернул голову и увидел, что Поттер стоит в нескольких шагах. Он был бледен, из раны над левой бровью сочилась кровь. – А моя мама? – выдавил Драко. Тот отвел глаза. *** Поттер попробовал объяснить, в этом ему нельзя отказать. Но Драко не особенно хорошо помнил его слова. Он не очень внимательно слушал. Поттер рассказывал что-то о своем шраме, о том, что они пытались добраться до Поместья как можно быстрее – самым важным оставалось то, что они опоздали. Нарцисса Малфой уже была мертва. Драко повернулся к Поттеру и холодно ответил: – Надеюсь, ты понимаешь, что наша сделка расторгнута. *** Должно быть, Шэклболт все же чувствовал себя виноватым: Драко не находил иной причины, по которой еще ему могли дать работу. Разумеется, сначала расспросили о каждой мелочи, известной ему о Темном Лорде, но ведь не обязательно было предлагать рабочее место, могли просто бросить в подземелья. Однако после краткосрочного содержания в Святом Мунго Малфоя выпустили и предложили должность в Министерстве. Учет входящих документов. И он остался на этой работе. Ему стало интересно, что бы сказал Поттер, знай, что Драко работает все там же. – Ты до сих пор работаешь тут? – глядя на зачарованное здание Министерства, спросил Поттер, и на прозрачном лице ясно читалось изумление. – Да, – напряженно ответил Драко. – А чем занимаешься? – Записываю входящие документы в реестр. – Погоди, так ты все еще на той же должности? Драко не стал на это отвечать. – Но это была фальшивая работа! Мы придумали эту должность только для тебя только потому, что не смогли найти место в аврориате! – Это ты так думал, – ответил Драко, – вы просто хотели постоянно следить за мной и трясти информацию об Упивающихся. Гарри покачал головой. – Не могу поверить, что ты все еще работаешь здесь. Как это жалко. – По крайней мере, я жив. – Ох, – равнодушно ответил Гарри, – ты меня сейчас ранил в самое сердце. Драко ничего не понимал. Обычно их мысленные споры заканчивались не так. Обычно последнее слово оставалось за ним. *** А между прочим, несколько месяцев назад Драко просил у Шэклболта новую работу. – Не то, чтобы я не был вам благодарен, – протянул Драко голосом, который явно подразумевал обратное, – но ведь я умею намного больше, чем просто перебирать бумажки. И это правда. В школе у него были очень хорошие отметки. Даже на последнем курсе, хотя и ухудшились из-за того, что он не мог сосредоточиться на работе из-за своей миссии. На пятом курсе оценки казались глупостью, поскольку он был уверен, что пойдет по стопам отца и станет Упивающимся. Просто чтобы позлить Макгоннагол, Драко сказал, что хочет стать аврором. Забавно, но СОВы Драко сдал прекрасно и вполне мог бы поступить в аврорскую школу. На самом деле ничего такого он не планировал, но посмеялся от души. – Мы не сомневаемся, что ты очень способный юноша, Драко, – ответил Шэклболт, – но, к сожалению, по закону Министерство не имеет права предоставлять работу тем, что не сдал ТРИТОНы. – Почему тогда, – медленно спросил Драко, – мне разрешено работать сейчас? – Сам знаешь, – сказал Кингсли, не моргнув, – ты был нужен Министерству. К сожалению, этим больше нельзя воспользоваться. И тем не менее, – он вытащил из ящика яркую брошюру и протянул Драко, – у тебя есть шанс. Существуют специальные курсы для магов, которые не закончили школу. Курсы длятся полгода, а не целый год, и я уверен, что ты с легкостью сдашь экзамены. – Чтобы я ходил на курсы с кучкой неудачников? – Драко скривил губы, – нет, спасибо. – Как скажешь, но мне кажется, что это прекрасный шанс. Если конечно, ты не собираешься вернуться в Хогвартс, – Кингсли улыбнулся, словно сказал какую-то изящную шутку. Драко не посчитал шутку смешной. Он выхватил рекламу курсов и вылетел из кабинета, хлопнув дверью. В брошюру он так и не заглянул. *** Если подумать, ему следовало заметить странности гораздо раньше. Но он не заметил, потому что проводил слишком много времени, думая о том, кого ненавидел. Очень ненавидел, правда-правда, сильно-сильно ненавидел. Хотя через несколько дней он задумался, а был ли тот Поттер, который теперь следовал за ним повсюду, тем же, с которым он мысленно пререкался ещё до его смерти. Разница между ними была невелика, но все-таки была. Новый Поттер казался похожим на свой живой прототип. Он отвечал иначе, мрачно болтался поблизости, не исчезал после того, как Драко заканчивал беседовать с ним, и постоянно выводил Драко из себя. А еще он был слегка прозрачным. Возможно, за исключением прозрачности, не так уж и сильно он отличался от живого Поттера. Драко сдался, когда, проснувшись однажды, увидел, что тот стоит около окна и смотрит на улицу. Даже богатое воображение Драко не способно было на такое. Так что придется найти иное объяснение фантазиям о Поттере. Нет-нет, не фантазиям. Бредням, да, точно, именно бредням. Ему явно стоит проверить голову. Пытаясь не паниковать, Драко быстро написал записку и отослал с совой. В течение получаса он получил ответ и вылетел из дома, даже не уделив чистке зубов положенные две минуты. Поттер последовал за ним. *** – Кажется, я схожу с ума, – сказал Драко. На часах было восемь утра, и офис Шейлы официально открывался только через час. Психолог Шейла сидела в своем любимом красном кресле, устроив на коленях рабочий блокнот и крутя в руках карандаш. Она медленно оглядела Драко с ног до головы сквозь очки, словно эта новость совершенно не удивляла и вовсе не оправдывала встречу в столь ранний час. Обычно Драко посчитал бы такой взгляд оскорбительным, но Поттер никуда не девался и преследовал его до самого кабинета. Он стоял в углу и разглядывал фикус в кадке. Бред. – Почему вы так считаете? – терпеливо спросила Шейла. – Я постоянно вижусь кое с кем, – выпалил Драко, на что Поттер только ухмыльнулся. – Хотите сказать, что у вас с кем-то есть отношения? – спросила Шейла. Драко стремительно перевел взгляд на нее. – Что? НЕТ! Шейла черкнула в блокноте несколько слов. – Я имел в виду, что каждый день вижусь с кем-то не существующим! С призраком! Человеком, которого не существует в реальности! – Откуда вы знаете, что его не существует? – Он умер. – Хмм. – И это все? – огрызнулся Драко. Вообще-то он платил за более развернутые ответы. – Какой ты грубиян, Малфой, – произнес из угла Поттер. – Могу ли я спросить, Драко, кого вы видите? Драко поколебался. Одно дело – просто воображать, что общаешься с мертвым человеком. Люди назовут тебя чокнутым, но разве станет от этого хуже? Но вот признаться, что общаешься с Гарри Поттером... Блин, могут подумать, что у Драко комплексы. – Что бы вы ни сказали, Драко, это не покинет пределов комнаты, помните. – Черт! – тихо буркнул Драко и продолжил. – Я вижу Гарри Поттера. – Простите, – проговорила Шейла, – кого? – Да, чертова Гарри Поттера! Пропишите какое-нибудь зелье, чтобы я мог выпить его и забыть об этом, как о кошмарном сне, – ответил Драко и на всякий случай добавил: – И дело вовсе не в моих комплексах. У меня явно чего-то не хватает в организме. Дайте мне зелье. И побыстрее, – он с трудом удержался от щелчка пальцами. – Боюсь, не могу вам помочь, Драко, – сказала Шейла. Жизнь так несправедлива. – Почему? – воскликнул Драко. – Потому что вы не сошли с ума. – Что? Да точно сошел! Разве я плохо объяснил? Гарри Поттер, герой магического мира, уже несколько дней преследует меня повсюду! Он везде ходит за мной! – Да, – ответила Шейла, – я знаю. Сейчас он стоит в углу. *** После этого возникло некоторое замешательство. Поттер как-то занервничал, а Драко понял, что не готов поверить так легко. Стоило выяснить, что, возможно, он не сбрендил, как понадобилось время, чтобы отказаться мысли, к которой успел привыкнуть. – Но ведь он мертв, – слабым голосом сказал Драко. – Удачное наблюдение, Малфой, – сказал Поттер, – рад, что до тебя наконец дошло. Шейла словно не замечала его. – Да, мертв. Драко вдруг ощутил необычайную усталость. – Меня преследует призрак? Ох, черт, меня преследуют! Меня преследует Поттер! – По-моему, вы слишком бледны, Драко, – произнесла Шейла, и ее голос звучал будто издалека, – думаю, вам лучше прилечь. Драко наклонился, упершись локтями в колени, и шумно задышал. – С чего это мне преследовать Малфоя? – спросил Поттер. – Ну, как правило, маги принимают сознательное решение стать призраком перед смертью, – нахмурившись, ответила она. – Но известны случаи, когда душа человека возвращалась, если остались незаконченные дела. Может быть, вы захотели остаться именно поэтому, мистер Поттер? Драко медленно выпрямился и уставился на Гарри. Тот помрачнел. – Но я не вернулся. Я просто возникаю иногда в последние несколько дней. И не по своей воле... меня что-то зовет. Драко ощутимо затошнило. – Что ж, мистер Поттер, – проговорила Шейла, – тогда, быть может, кто-то еще не готов отпустить вас. *** По пути домой призрак Поттера откровенно хамил. – Немедленно скажи мне, что ты сделал! – Тише! – нервно попросил Драко, – на нас смотрят. – Мне плевать! Я хочу, чтобы ты сказал, что именно сделал! И тогда мы сможем это исправить! Окружающие и в самом деле оборачивались на кричащего Поттера. Может, ему было наплевать, но Драко – нет. Он не для того заботился о своей репутации все эти годы, чтобы на него пялились люди. – Я ничего не делал, – прошипел он. Не удивительно, что Поттер этим не удовлетворился. – Разумеется, что-то сделал! Я же не сам решил, что хочу стать призраком. Ты вытащил меня обратно, и я хочу знать, как ты это сделал. И зачем. Драко подошел к подъезду своего дома, но остановился на пороге. – Ты с ума сошел, Поттер. На хрена мне сдалось вытаскивать тебя из мира мертвых? Твое присутствие раздражает меня так же, как и тебя! – Драко сделал несколько шагов вперед и посмотрел Гарри прямо в глаза, – мне очень нравилась моя жизнь, когда ты умер. Гарри ответил ему таким же взглядом. – Почему ты так долго не мог понять, что я настоящий? У Драко не было однозначного ответа, от которого ему не стало бы стыдно, поэтому он просто отвернулся и вошел в здание, хлопнув дверью. И чуть не получил сердечный приступ, когда открыл дверь в квартиру и обнаружил там Гарри. – Мне нужны ответы. На то, чтобы убедить Гарри в том, что он не знал, почему так происходит, ушло много времени, но даже после долгих убеждений Поттер, казалось, что-то подозревал. – Может быть, ты и не хотел этого, – сказал он, – но с моим возвращением ты как-то связан. Я чувствую. Драко ничего не ответил, но в глубине души понимал, что Поттер, скорее всего, прав. *** Последующие несколько дней были кошмарны. Поттер неотступно следовал за ним повсюду. Иногда исчезал на пару часов, но каждый раз возвращался. Он бродил по квартире Драко, ходил с ним на работу, по магазинам, в паб, где Драко пропустил пару жизненно необходимых стаканчиков. Он даже поболтал с барменом, который, впрочем, его не узнавал. После паба Драко поспешил домой. От огневиски неприятно саднило горло, и без того перетрудившееся за последние несколько дней. – Ты что, так и живешь? – спросил Поттер, – пытаешься прогнать одиночество тем, что по пятницам пьешь виски в захудалом пабе? – в его голосе сквозило неприкрытое презрение. Драко резко повернулся. Как же сложно удержаться от того, чтобы врезать Поттеру. Все время нужно помнить, что тот совершенно прозрачен. До недавнего времени Драко и не понимал, как часто их беседы заканчивались драками. Однако реальность состояла в том, что некоторые вещи он не мог объяснить словами – только впечатыванием кулака в лицо Поттера. К сожалению, слова не могли доставить тому столько боли, сколько хотелось Драко. – А твое какое дело? – хрипло закричал он. – Я уже не помню сколько раз велел тебе убраться, но ты словно приклеился ко мне! Я тебя НЕНАВИЖУ, Поттер! Может, я и причастен к твоему возвращению, но это не значит, что обязательно ошиваться вокруг. Это получилось случайно, понял? Так что иди, поприставай к кому-то другому! К тому, кому есть до тебя дело! Они застыли на месте, злобно сверля друг друга взглядами. Гарри тоже хотелось подраться, это было очевидно: он стоял и сжимал кулаки. Как же раздражала эта беспомощность! Возникшая ярость сгустилась настолько, что ее можно было резать на кусочки и подавать к столу, и все, что они могли – только пялиться друг на друга Гарри был совершенно бесплотен. Наконец Гарри покачал го

Команда Драко Малфоя: *** Драко скучал по тем временам, когда ходил к Шейле. Ему не хватало возможности войти в прохладный темный кабинет, лечь на кушетку и рассказать ей обо всех тех ужасных вещах, которые случались с ним. И, быть может, некоторых вещах, которые с ним не случились. Ему не хватало возможности говорить и быть выслушанным. Он скучал по времени, когда его не преследовал Гарри Поттер. Тот просто не мог не вмешиваться в жизнь Драко. – Никто тебя не посылал на верную смерть! – возразил Поттер. – Конечно, посылали! – разъярился Драко. – Мне было всего одиннадцать лет, а меня отправили в Запретный лес в сопровождении идиота-переростка! Что это за учителя? – Они готовили к настоящей жизни! Только потому, что тебя баловали, еще не значит... – Баловали? – необычайно высоким голосом произнес Драко, – баловали?! Та хрень могла меня сожрать! Или меня бы сожрала одна их тех тварей, которых я мог встретить на обратном пути! А ты так говоришь, словно я жалуюсь на то, что в Хогвартсе не было маникюрного салона! – Перестань, Малфой, – зло улыбнувшись, сказал Поттер, – тебя бы ни одна зверюшка не догнала, так быстро ты бежал. Драко спрыгнул с кушетки и схватил со стола Шейлы стеклянную фигурку, намереваясь кинуть ею в Поттера. Ну или, вернее, через Поттера. – Драко! – громко позвала Шейла. Драко замер и изумленно посмотрел на нее. Он и забыл, что она в кабинете. – Будьте любезны, – попросила врач, указывая на фигурку. Драко медленно поставил ее обратно на стол. – Благодарю вас, – она некоторое время молча переводила взгляд с одного на другого, – вы никогда не размышляли о терапии для семейных пар? Драко с Гарри уставились на нее, а потом друга на друга с ужасом в глазах. И заговорили одновременно. – Да вы чокнулись! – Мы не пара! – Разумеется, – согласилась Шейла. Слишком уж быстро, по мнению Драко, – но мне кажется, что вам бы помогли объединенные сеансы, тем более что Гарри все равно приходит на каждую встречу. Я могу назначить специальную цену, если хотите. Я многим людям рекомендую посещать психолога вместе. Особенно это любят магглы. Драко напрягся. – А вы откуда знаете? – Ну у меня есть пациенты и среди магглов, Драко. – Что? – он напряженно обвел комнату взглядом, – вы принимаете их прямо здесь? – Да, – терпеливо ответила Шейла. Драко задумался. – Они лежат на этой же кушетке? – он сделал вид, что не слышит фырканья Поттера. – Да, Драко, на этой же. Это вызывает у вас какие-то эмоции? – Нет, – быстро ответил Драко, – никаких эмоций. Просто мне кажется, что некоторым пациентам понравится кушетка, на которой до них не лежали магглы, – он осторожно присел на самый край. Поттер закатил глаза, но получалось, что вся комната заражена маггловскими микробами! – Ты в курсе, что говоришь вслух? – полюбопытствовал Поттер. – О, – сказал Драко, – я имел в виду, что по-хорошему заражена, – нашелся он. – Слушайте, – сказала Шейла, – ваша история мне прекрасно известна, поэтому я не обижена. Мы продолжим? Драко кивнул. – Конечно, – он на минуту затих, размышляя, – а как вы понимаете, о чем они говорят? – Кто? – Магглы. – Я - магглорожденная, Драко, и выросла среди магглов, так что, разумеется, прекрасно их понимаю. Драко разинул рот. Он открывал все свои сокровенные тайны грязнокровке. Боги, да он никогда не отмоется. – И все-таки, – проговорил Гарри, – насчет мыслей вслух. Я бы на твоем месте попытался избавиться от этой привычки. – Простите, – Драко вспыхнул, – но разве не стоит заранее предупреждать о таком? Лицо Шейлы привычно сохраняло нейтральное выражение, но Драко показалось, что она поджала губы чуть сильнее, чем обычно. – Думаю, наше время на сегодня закончилось. Выйдя из здания, Драко оглянулся на дверь. – Она казалось совершенно нормальной, – печально произнес он. – Она и есть нормальная, Малфой. Это ты придурок. Поэтому и лечишься у нее, забыл? – Смерть не пошла тебе на пользу, Поттер. Ты стал еще злее, чем прежде. – Только потому, что я оказался рядом с тобой. Драко скривился. – Да ты можешь валить. Я тоже не получаю удовольствия от твоего присутствия. – Отлично, – сказал Поттер, и его полупрозрачная фигура вдруг растаяла в воздухе. – А другие призраки тоже так могут? – спросил Драко и нахмурился. Похоже, Поттер был особенным призраком, как и особенным человеком. У него наверняка такие призрачьи таланты, которых ни у кого нет. Если задуматься, он был гораздо ярче других призраков. Драко решил об этом не думать, а просто насладиться нечаянно подвернувшимся временем без Поттера. В голове было пусто. Денег на обед не осталось. Друзей, к которым можно нагрянуть в гости, тем более. Можно было пошляться по Диагон аллее, но гулять, когда на тебя устремлены злобные взгляды и шепот за спиной, под ноги плюют, не слишком приятно. Драко просто стоял на тротуаре и чувствовал себя идиотом. Когда Поттер снова появился в его жизни, Драко и думать забыл о том, насколько скучна и однообразна его жизнь, а теперь снова вспомнил. В итоге он просто вернулся домой. Поттера там не было, и Драко с некоторым испугом осознал, что разочарован. Неужели он и в самом деле так одинок? *** Настоящей причиной, по которой Драко начал посещать Шейлу, были сны. Он, конечно, знал, что многие люди, пережившие войну, страдали от кошмаров. А уж Драко-то повидал достаточно такого, что могло надолго лишить сна любого нормального человека. Он испробовал множество зелий, но ни одно не помогло, а самые сильные можно было купить только по рецепту. Он подумал было сварить его самостоятельно, но поскольку со школы не прикасался к котлу, вместо этого решил потратиться на врача. Шейла дала ему рецепт сразу после первого посещения, стоило в красках поведать о ужасных кошмарах, мучающих его. А после этого он посещал ее уже просто так. Он приходил на сеансы несколько раз в месяц. Было приятно поболтать с кем-то. В его жизни осталось не так уж много людей, с которыми можно поговорить. Иногда Драко делал вид, будто верит, что Шейле есть дело до его жизни. До него самого. Проблема в том, что кошмарных снов больше не было. Ну вернее, были, но Драко они не волновали. Они снились крайне изредка, и в них не было ничего такого, о чем Драко не вспоминал каждый день. Гораздо сильнее беспокоили сны о счастье. От которых он просыпался в сдавленных рыданиях потому, что жизнь уже никогда не будет прежней. То были страшные и опасные сны. Эти сны давали понять Драко, насколько сильно он ненавидит свою несчастную и бессмысленную жизнь. Но теперь ему не снились и они. Теперь ему не снились сны вообще. *** После того, как Гермиона дала ему список книг, Драко отправился в библиотеку. Он прочитал книги от корки до корки дважды, но ничего полезного не нашел. Теперь Драко знал почти все о знаменитых призраках и причинах, по которым они оставались в этом мире, но ни капли о том, как от них избавиться. Только несколько туманных намеков на эмоциональное состояние призраков и исход, когда наступит время. – Может, стоит попробовать ритуал экзорцизма, – с сомнением предложил Драко. – Я никем не одержим! – негодующе возразил Гарри. – Ну может, ты исчезнешь все-таки. – Этот ритуал отправит меня в ад! – Не факт, – сказал Драко, – в книгах не уточняют, куда именно отправится одержимый. – Да, мне полегчало, – иронично ответил Гарри, – поверить не могу, что Гермиона посоветовала эту книгу. – Она и не советовала, – сообщил Драко, – я вчера сам ее нашел, в тех не было ничего путного. – В этой тоже нет, – твердо сказал Гарри. – Отлично, – вздохнул Драко, – оставим ее в качестве крайнего средства. Проблема заключалась как раз таки в том, что ни в одной книге не было информации о том, какие механизмы управляют миром призраком. Вероятно потому, что сами призраки не сильно распространялись об этом. Каждый раз, когда Драко пытался расспросить Гарри о том, где он был, как стал призраком, на что это похоже, тот старательно уклонялся от ответов. – Слушай, – наконец взвился Малфой, – я же не пытаюсь выведать самые сокровенные твои тайны! Я пытаюсь найти информацию, которая нам пригодится! Не желаешь мне помочь? – Конечно, желаю. – Тогда хватит издеваться! – Я не издеваюсь! – возразил Гарри, – просто не знаю, что отвечать. Кое-что я знаю, но... не четко. Я не знаю, как объяснить это на словах. Драко оставалось только снова уткнуться в книжку. *** – Откуда ты знаешь, что еще не попал в газеты? Гарри пожал плечами. – Думаю, никто меня не заметил. Драко задумался. – Должно быть, люди – идиоты. Ведь ты повсюду шляешься за мной и выглядишь точно так же, как при жизни. За исключением того, что через тебя все видно. – А ты чего жалуешься? Попади история в газеты, тебе бы уже проходу не давали. Перед твоей дверью на половике ночевала бы Рита Скитер! – Нет, – ответ Драко, – вовсе я не жалуюсь. Просто странно, вот и все.

Команда Драко Малфоя: *** Драко успел забыть о брошюре и вытащил ее из ящика только для того, чтобы заложить страницу в книге. Он даже не заметил, пока Гарри не спросил: – Что это? Они сидела за столом, заваленным кучей книг. Вернее, Драко сидел, а Гарри стоял у него за спиной. От него ощутимо веяло холодом, и Драко бил озноб. – А, – ответил Драко, – это мне Шэклболт подсунул, – он объяснил, что это за школа для идиотов и насколько унизительным считал то, что ему предложили посещать уроки. – А почему ты не согласился? – спросил Гарри. – Ты что, оглох? Меня это не интересует. – А по-моему, должно бы. Без ТРИТОНов ты никогда не найдешь достойную работу. Я собирался сдать эти экзамены и только потом искать работу, – он примолк. – Ты просто обязан пойти на эти курсы. Драко нахмурился. – Не смей мне приказывать, Поттер. Но Гарри не так-то легко было заткнуть. – А что, если на седьмом курсе изучают что-то такое, что могло нам сейчас помочь? – Грейнджер бы нас предупредила. Уверен, она наизусть знает учебники за седьмой курс. – А что, если есть какое-то заклинание, которое помогло бы тебе избавиться от меня? А ты его не знаешь, потому что слишком высокомерен, чтобы пойти на курсы. Не понимаю, почему ты возомнил себя лучше других, Малфой. – Я бы тебя треснул, – холодно ответил Драко, – но не хочу заморозить руку об твое лицо. – Мы уже несколько недель роемся в книгах! Может, пора что-нибудь предпринять? К тому же, если ты сдашь экзамены, то сможешь найти хорошую работу. Поверить не могу, что ты не сделал этого раньше, – Гарри любопытно уставился на него, – боишься, что тебя не допустят к учебе? – Нет! Меня допустят, Поттер. И моя жизнь будет намного лучше твоей! – Ты говоришь это только потому, что в этом я уже никогда не смогу посоревноваться с тобой, – совершенно спокойно ответил Гарри. *** Драко боялся проходить собеседование не потому, что страшился неудачи. Он не хотел встретить на курсах кого-нибудь из знакомых. Многие из них так и не окончили школу по той или иной причине. Что, если они тоже появятся на курсах? Именно по этой причине Драко подал документы на вечернюю форму обучения. Ему показалось, что на них будет меньше всего народу. И он оказался прав. В группе было пять учеников, считая Драко, и никого из Хогвартса. К огромному удивлению, с ним в одной группе училась одна девушка его возраста. Ее звали Тициана, но Драко великодушно решил, что бывают имена и похуже. Занятия оказались гораздо легче уроков в Хогвартсе, разве что теперь приходилось пройтись до них пару километров. – Позанимаемся вместе, – предложила Тициана. И Драко был так изумлен, что согласился. *** – Ты приходил на мои похороны? – спросил однажды Гарри. – Да. – А зачем? – Хотел посмотреть, какими они будут. – И? – Было ужасно скучно, – ухмыльнулся Драко, – как и ты сам. Один в один. Гарри тревожно нахмурил брови. – Тогда и впрямь было скучновато. Драко резко вскинул на него взгляд, Гарри посмотрел на него в ответ. – Но ведь я не был таким уж скучным, правда? – Нет, – ответил тот, – не был. Гарри сверкнул глазами, словно знал, что Драко ответит именно так. Такое поведение нередко можно было заметить за ним. Как правило, Гарри вел себя точно так же, как при жизни, словно и не был призраком. Но иногда казался таким потусторонним и возвышенным, что Драко не знал, как держать себя. Он начал задумываться, не притворялся ли Гарри нормальным специально, чтобы не напрягать Драко. Хотелось надеяться, что это не так. В очередной раз Гарри обнаружил тревожные потусторонние таланты, когда спросил, что стало с Люциусом после войны. – Он умер, – коротко ответил Драко. Он не очень-то любил вспоминать об отце. Гарри несколько секунд молчал. И выглядел он так, словно пытался вспомнить что-то очень важное. – Нет, – медленно сказал он, – не умер. Драко изумленно уставил на него. – Откуда ты знаешь? Гарри смутился: – Не уверен. Просто знаю и все. – Неважно, – холодно ответил Драко, – фактически он мертв. Поцелуй Дементора. Я просил, чтобы ему не отказывали в смертной казни, но таких прошений было подано слишком много, на отца милости не хватило, – Драко жестоко улыбнулся, – представь себе, умолять, чтобы твоего отца задушили, как щенка. – Ты сделал все, что мог, Драко, – слова должны были звучать утешающее, но создавалось впечатление, что Гарри не знает, что говорит. Его голос звучал устрашающе чуждо и устало, – ты сделал все, чтобы спасти свою семью. – Да уж, – Драко скривился, – мне заметно легче. Я сделал все, что мог, но моя семья все равно погибла. Тон Драко вывел Гарри из странного оцепенения. – Но ведь ты-то выжил. – Готов поспорить, что по-твоему я должен прожить свою жизнь и за них тоже? – Ты даже не знаешь, насколько тебе повезло, Малфой, – сказал Гарри. И его глаза были почти черными. *** Когда Драко было восемь лет, он решил открыть лавку по продаже тыквенного сока. На это его надоумил комикс, который дал Крэбб – «Приключения Мартина Миггса, чокнутого маггла». Крэббу присылали новые номера совиной почтой, а Драко собирал из них коллекцию. Крэббу было все равно – он ведь только картинки рассматривал. У самых ворот Поместья они установили столик, и Драко разместился за ним с несколькими кувшина ледяного тыквенного сока, готовый к плодотворному труду. Ближайший дом находился в двух километрах от Поместья, и ни единая душа не посчитала жаркий полдень июльского дня идеальным временем для прогулки. Драко просидел там целую вечность. Он разглаживал белую скатерть, переставлял стаканы и хмуро смотрел, как скатываются капельки по кувшинам. Лед растаял в первые же пятнадцать минут, и когда он налил себе стакан сока, тот был уже теплым. Через час, когда Драко уже почти отчаялся увидеть покупателей, к столу подошла группа домашних эльфов. Целых десять минут Драко трудолюбиво разливал теплый сок по стаканам и подавал эльфам. За услуги каждый заплатил ему по галеону. В целом, это был успешный день, как решил Драко. Когда мать зашла его проведать, Драко гордо продемонстрировал ей кучку золотых монет, аккуратно сложенных на столе. – Это великолепно, милый, – сказала она. Ее голос был так же беспечен, как обычно, но в уголках губ пряталась озорная улыбка. Драко собирался работать и на следующий день, но вечером домой вернулся отец, и от этой идеи пришлось отказаться. Люциусу не нравились игры сына. Через пару недель он отыскал связку комиксов, которые Драко прятал в шкафу. – Я не позволю тебе читать эту муть, Драко, – ледяным голосом приказал он. – Это понятно? Драко кивнул. – Прекрасно, – он поднял палочку. – Инсендио, – и комиксы вспыхнули пламенем, – я не позволю хранить в своем доме маггловские россказни. Только нечистокровные или потерявшие гордость маги способны упасть настолько низко, чтобы читать подобную ерунду. – Я не потерял гордость, отец, – сказал Драко, – я горд быть Малфоем. – Тогда ведь себя соответственно. Драко был так доволен, что отец не узнал о лавке с тыквенным соком. Мать не раскрыла тайну. Это был первый и последний случай, когда Драко попытался проявить деловые навыки. Какие бы то ни было деловые навыки, потому что потом отец объяснил ему, что те, кто работают, – обыватели. А Малфои – не обыватели. А теперь Драко работал в Министерстве на несуществующей должности. Его должность была обманом. Драко оказался даже не обывателем, а подделкой. И кроме лавки с тыквенным соком у него до сих пор не было никаких идей, как изменить жизнь. Но Гарри не сдавался. – Почему ты больше нигде не работаешь? Хоть где-нибудь! – Если ты не заметил, – сообщил Драко, – мои дипломы не внушают доверия. – Для того чтобы работать продавцом, не нужен диплом. – Да как будто меня кто-нибудь примет на работу! Меня выгоняют из магазинов, стоит только хозяевам понять, кто перед ними. – Не дай им возможности, – Гарри пожал плечами, – измени имя. Покрась волосы. Драко так оскорбился, что остаток дня старательно игнорировал Гарри. И с удивлением обнаружил, что Гарри это встревожило. Вечером, когда Драко сел ужинать, Поттер смотрел на него, прислонившись к стене. Разве призраки могли прислоняться к чему-то? Разве он не должен пройти сквозь стену? Но факт остается фактом – Гарри смотрел на него и о чем-то размышлял. – Ты бы не мог перестать пялиться! – взвился Драко. От пристального взгляда он начал нервничать. За много часов то были первые слова, которые он адресовал Гарри. – Я просто предложил! – сердито ответил Гарри, – не обязательно сразу устраивать истерику. Драко медленно опустил вилку. – Я тебя расстроил верно? – сказал он. – Поверить не могу! – Вовсе нет! – напряженно отозвался Гарри. – О да! – ликующе произнес Драко, – Ты расстроился, что я не разговаривал с тобой! – он рассмеялся, – кажется, ты ко мне привязался, Поттер. Выражение лица Гарри вдруг изменилось, и Драко понял, что брякнул что-то не то. – Похоже, ты прав, – прошептал Гарри и исчез. Драко остался в смешанных чувствах. – Ну и кто устраивает истерики? – крикнул он пустому месту. *** Ночью ему приснился Гарри. Так не должно было быть. Ему уже много месяцев не снились сны. Раньше зелье всегда помогало. Во сне Драко подошел к двери в гостиную и открыл ее. За окном был день, и солнечный свет, заливающий комнату, так слепил глаза, что белизна стен казалась светящейся и безграничной. Гарри сидел на диване, что само по себе показалось Драко странным – Гарри никогда ни на что не садился. С тех пор, как умер. В руках он держал отрезок веревки, и казалось, только что закончил вить ее. Драко подошел ближе, и Гарри встал с ним лицом к лицу. Сквозь него ничего не было видно. – Держи, – Гарри протянул веревку, – Как раз хватит, чтобы повеситься. Драко принял веревку, и на секунду их пальцы соприкоснулись. – Спасибо, – ответил он.

Команда Драко Малфоя: *** Следующие полдня Драко провел в ванной. Когда он вышел, его волосы были темно-каштановыми. Драко впился взглядом в Гарри, предостерегая от замечаний. Тот не сказал ни слова. Драко отправился в Диагон аллею и нашел работу в лавке зелий. Он и сам не мог поверить, как легко это оказалось. Его никто не узнал, что слегка расстраивало, если честно. У Драко так легко получилось избавиться от своей личности в магическом мире, что он не мог не задуматься о том, насколько значимой личность была изначально. Перед тем, как уволиться из Министерства, он вырезал молнию на ножке стола Гарри. Это не просто стол, даже если он скоро отправится в пыльную кладовку с сотней других столов. Драко всегда будет знать, что именно этот принадлежал Поттеру. *** Тициана не позволила ему забыть об обещании позаниматься вместе. Он встретились в кафе Флорин Фортески и несколько часов просидели за книгами, хотя Драко сильно сомневался, что от их занятий будет толк. Тициана оказалась забавной болтушкой и не лезла с личными вопросами. Драко не мог припомнить, когда в последний раз разговаривал с кем-то, кроме Шейлы и Поттера. Тициана напоминала ему Панси. Потом они пошли в «Дырявый котел», и Драко вернулся домой пьяным и таким счастливым, каким не был уже давно. Он рухнул в кровать и перед тем, как уснуть, успел подумать, где же Гарри. Проснулся он через час, но Гарри рядом все еще не было. В последнее время тот исчезал все чаще. И Драко не мог не думать о том, куда тот уходил. Он возникал еще где-то или просто переставал существовать? Распадался на атомы или отправлялся туда, где должен находиться? Или просто становился невидимым? Только последняя мысль останавливался Драко от нытья вслух. А также от принятия душа или переодевания при свете. Неважно, был ли Гарри рядом – Драко все время чувствовал, что за ним наблюдают. Когда заспанный Драко пришел на кухню, Гарри стоял там. – Дерьмово выглядишь, – любезно сообщил он. – Кто бы говорил, – огрызнулся Драко, – через тебя-то стенку видно. Ужасно несправедливо. Он выглядел плохо потому, что всю ночь волновался о том, кто уже умер. Разве вежливо со стороны Гарри указывать ему на это? – Где ты был? – спросил Драко и немедленно пожалел об этом. Ему не хотелось, чтобы Гарри понял, как сильно он беспокоился. Тот пожал плечами. – Думал, ты не захочешь, чтобы я появлялся на твоем свидании. – Это было не свидание, – удивленно ответил Драко. – Как скажешь. – Не свидание! Гарри насмешливо на него посмотрел. – Что плохого в свиданиях, Малфой? – Ничего, – ответил Драко, чувствуя себя идиотом, – конечно, ничего. – Дело было в том, что последние несколько лет он и думать забыл о свиданиях. *** – Не хочешь сходить в «Дырявый котел»? – спросил Драко следующим вечером, – у них конкурс караоке. Гарри неуклюже помялся. – Что, если меня узнают? – Усядемся в углу, никто и не заметит, – Драко скорчил рожу. – Мне неприятно тебе сообщать, Поттер, но ты немножко прозрачный. Тебя не так легко заметить, как раньше. Прости, знаю, что для тебя это – настоящий шок. – Заткнись, – ответил Гарри и улыбнулся. – Тогда ладно. *** Он спрятал книги, но талант Поттера не следовать правилам после смерти никуда не делся: тот объявился в три часа ночи, когда Драко читал при свете люмоса. – Чем занимаешься? Драко захлопнул книгу и прикрыл газетой, лежавшей на столе. – Ничего, – ответил он и мысленно выругался. – Не ври, Драко, – Малфой вздрогнул, – скажи мне, что ты там читаешь. Сердце у Драко ушло в пятки. И вот рассказывай теперь сказки, что у него с детства привычка читать по ночам в самых неподходящих местах. Да Поттер наверняка поймет, что он затевает что-то противозаконное. Разве что... – Это книга про секс, – ответил Драко, – а теперь отвали, Поттер. Я занят, – он попытался изобразить смущение. – Врешь. Я видел на обложке слово «Некромантия», – Гарри сделал паузу, – или у тебя нетрадиционные сексуальные наклонности? – Подожди-ка, – проговорил Драко, – ты что, видишь темноте? – Ты представляешь, с чем связался? – повысил голос Гарри. Драко показалось, что он был слегка расплывчатым. – Это все призраки могут или только ты у нас такой особенный? – У тебя не получится вернуть меня, Малфой! – сдавленно вскрикнул Гарри. Его фигура вдруг неярко засветилась, и Драко ясно увидел, как поднимается и опускается его грудь. Странно, разве призракам нужно дышать? Один из парадоксов, которые Драко уже стал принимать за должное. – Да, было бы и в самом деле глупо пытаться, – услышал Драко свой тихий голос, словно со стороны, словно говорил не он. А потом пришел в себя. – Только я собирался вернуть не тебя, – сообщил он, попытавшись ухмыльнуться. – А кого? – Своих родителей, конечно, – быстро ответил Драко и вдруг похолодел от ужаса. Почему он никогда не думал о чем-нибудь подобном для своих родителй. Он вообще не представал, а готов ли он попытаться вернуть душу своего отца. Получалось, что Поттер для него важнее родителей. И Драко не знал, почему он важнее. – С какой стати мне тебя возвращать? – спросил он с надрывом, будто надеялся на честный ответ. Но Гарри слишком рассердился, чтобы обращать внимание на его чувства. – Может быть потому, что ты настолько одинок в этом мире, что я оказался твоим единственным другом! Драко показалось, что своими прозрачными руками Гарри только что дал ему под дых. Желая ответить на удар, Драко оторвал книгу от стола и бросил в голову Гарри. К сожалению, та была слишком тяжела и не долетела. – Это в любом случае не важно! – закричал Драко, – да я не смогу вернуть к жизни даже жука-навозника! Знаешь, о чем я подумал, Поттер? Я подумал, что раз уж не могу отправить тебя туда, где тебе положено быть, то, может, мне предназначено вернуть тебя к жизни. Вот я идиот, правда? Подумал, что моя идея-фикс пройдет, если я верну тебя к жизни! – О чем ты? Драко бросило в жар, словно его лихорадило. Может, так оно и было. Само собой, в нормальном состоянии он бы никогда не стал рассказывать такое Гарри. – Помнишь, ты спросил, почему я не сразу заметил, что ты призрак? Тот кивнул. – Я не заметил только потому, что разговаривал с тобой с одиннадцати лет! – у него кружилась голова, но он не мог остановиться, – ты всегда был в моей голове, Поттер. В школе я всегда засыпал с мыслями о том, как унижаю тебя. Всякий раз, на тренировках по квиддичу, я представлял выражение на твоем лице в тот день, когда я одержу победу. А потом, когда ты умер, я не переставал думать, что ты скажешь, увидев, каким стал мир без тебя. Как мне было понять, что ты стал настоящим? – он остановился только потому, что в легких кончился воздух. Гарри молчал целую минуту. – Ну ты и извращенец, Малфой. – Да уж, – Драко сдавленно рассмеялся. – Тебе надо это лечить, – неловко сказал Гарри, – не забывай, что я все-таки умер. Хватит уже притворяться, будто я жив. – Тогда хватит вести себя как живой. – Что ты имеешь в виду? – Я не сошел с ума, Поттер, и никогда не забывал, что ты мертв. Просто не могу заставить свой мозг работать иначе. И не тебе меня винить. Мне кажется, ты и сам часто забываешь о том, что умер, – Драко ощутил новую волну гнева, – если хочешь, чтобы я перестал, то и сам перестань! Перестань следовать за мной, словно живой! Перестань ходить по квартире, словно живешь здесь, а не появляешься из воздуха. Перестань обсуждать со мной газетные статьи, погоду и тому подобное. Перестань ругаться со мной и быть не таким прозрачным, как другие призраки. Перестань вести себя как живой! – Тогда перестань хотеть, чтобы я был жив! – крикнул Гарри. На несколько минут воцарилась тишина, нарушаемая только неровным дыханием Драко. Он видел яростный румянец, заливающий Гарри щеки, на которых не должно быть ни капли цвета. – У меня все было в порядке, разве ты не понимаешь? Я умер, смирился с этим и был готов идти дальше – к тому, что меня ждет. Смыслом моей жизни было убийство Волдеморта. Каждая секунда жизни приближала меня к этому моменту, даже когда я не знал этого. И я исполнил свое предназначение. Убил его, и это все. Через окно сочился неяркий свет. Свет проходил сквозь Гарри, что Драко находил слегка неприличным. Гарри опустил взгляд. Сейчас он казался прозрачнее, чем обычно. – Я не особенно задумывался о том, что будет дальше. Вероятно потому, что... – он вздохнул и замолк. – Почему? – Не знаю. Может потому, что не думал, что дальше что-то будет. – Ну, – вставил Драко, – частично ты оказался прав. – В том-то и проблема. Ты вернул меня, Малфой. – Слушай, давай разберемся раз и навсегда. Я тебя не возвращал. Да, ты появился и начал преследовать меня, пока я не решил, что чокнулся, но я не звал тебя, не пытался воскресить тебя. Гарри многозначительно посмотрел на книгу у своих ног, и Драко покраснел. – Я не пытался воскресить тебя. И вообще... – Драко замолчал. – Что? Он собирался сказать, что его вполне устраивала смерть Гарри, но это была неправда, и теперь Драко знал это. Знал и Гарри. – Ты и в самом деле расстроен? – спросил он. Гарри несколько секунд помолчал перед тем, как ответить. – После того, как умираешь, приходится все оставить здесь, сам знаешь. Так устроен мир. Но у меня все вышло иначе. Я даже сейчас продолжаю меняться. Я учусь чему-то и узнаю что-то. Я ощущаю эмоции. Но почему? Потому, что здесь застряла моя душа? Понятия не имею. Но этого в любом случае мало, ведь я здесь только наполовину, а значит, живу вполсилы, – он горько улыбнулся, – хреновый из меня призрак. Мне нужно больше. Если бы только я мог всего минутку побыть живым. Драко не знал, почему сделал это. Даже спустя годы так и не понял. Он сделал шаг вперед, пока не оказался с Гарри нос к носу. – Почему бы тебе не исполнить свое желание? – прошептал он. – Давай. Сделай это. – Ты шутишь, – изумленно прошептал в ответ Гарри. Пока не предложил, Драко даже не знал, что это возможно. На мгновение он поколебался, но только на миг и в мыслях, а когда заговорил, его голос звучал твердо и уверенно: – Заткнись, Поттер, и послушайся меня хотя бы разок, – и не дав Гарри возможности ответить, Драко сделал последний шаг вперед. Сначала ему показалось, что он с головой ушел под тонкий весенний лед. Как-то раз, еще в школе, Драко случайно пробежал сквозь Кровавого Барона, и потом ему несколько недель снились кошмары. Но ведь это был Поттер. Он даже не успел задрожать, как температура начала повышаться. Драко закрыл глаза, но понял, что что-то случилось. Ему было тепло, слишком тепло, и его словно окружал кокон, а уши вдруг заложило. – Малфой? – голос Гарри звучал издалека, словно внутри его головы. Но нет, все не так, это Драко был далеко, а Гарри говорил громко. И говорил голосом Драко. Теперь Драко ощущал их обоих. Каждую эмоцию, когда-либо пережитую Гарри. И его собственные мысли были также совершенно открыты, он чувствовал это. Но Драко это не беспокоило. Его вообще ничто не беспокоило. Он открыл глаза и увидел, как Гарри поднимает руку и удивленно её разглядывает. Сколько времени прошло – минута или час – Драко не знал. Он был слишком увлечен ощущением души Гарри внутри себя. Он будто захмелел. По жилам текла сущность Гарри, наполняла сердце, глаза, кожу. Так сложно было разобраться, где начинались воспоминания Гарри и где – Драко. Он так устал. – Думаю, мне стоит немножко отдохнуть, – подумал он, и сознание начало меркнуть. Для Драко не осталось места в мыслях. – Нет, – сказал вдруг Гарри. Драко оказался не готов к подобной боли. Боль была такой, словно из тела выдрали что-то очень важное. В голове воцарилась непривычная пустота, а ноги стали ватными. Из мыслей выдрали множество воспоминаний, и такие знакомые эмоции покинули его. Было ужасно больно. Драко рухнул на пол. – Черт, Малфой, ты в порядке? У Драко не осталось сил на беседу. Он заново учился дышать. – И о чем ты вообще думал, – Гарри присел рядом, сквозь него просвечивал кухонный стол. – Ты сущий идиот, честное слово! Драко закашлялся. – Не могу... не могу поверить, что ты это сделал, – Гарри помолчал, – ну скажи хоть что-нибудь! Драко уселся удобнее. – У меня все в порядке. – На хрена ты это сделал? – накинулся на него Гарри, – ты что, не знаешь, как это опасно? Что, если бы я не смог вернуться? Что, если бы не заметил, как ты уходишь? – Ты же сказал, что хочешь побыть живым, – ответил Драко. Гарри застыл. – Надеюсь, оно того стоило, – сказал Драко, пытаясь улыбнуться, но улыбка вышла кислой, – целую минуту я знал о тебе все, – добавил он. И его голос был гораздо слабее, чем хотелось. – Да, – ответил Гарри. За окнами светало. Драко видел в кухне каждую мелочь, и только Гарри казался бледнее, чем обычно. – Я был прав? – спросил Драко, – ты именно этого хотел? – Ты не представляешь... даже не знаешь... – выдавил Гарри и поднял глаза: – Спасибо. Драко вдруг смутился. Гарри не шутил, а он не привык к такому. И похоже, что Гарри понял. – Тебе нужно поспать. Встретимся, когда проснешься. Драко медленно дополз до кровати. Все тело ломило, но ему было все равно. Он улыбнулся и уснул, зная, что Поттер будет рядом.

Команда Драко Малфоя: *** Драко проснулся и почувствовал, что Гарри стоит над ним, для этого даже не пришлось открывать глаза. Драко чувствовал, что тот стоит рядом и смотрит на него. Ему не хотелось открывать глаза. Вот бы лежать так целую вечность. – Я знаю, что ты проснулся, – сказал Гарри. Драко открыл глаза. Солнечный свет, отразившись от белоснежных стен, ослепил. Прозрачная темная шевелюра Гарри была единственным темным пятном в комнате. – Ты чего? – спросил Драко. В фигуре Гарри были страх и тревога, которых Драко никогда раньше не замечал. И по лицу было заметно, что тот нервничает, боится и ждет чего-то. И Драко внутренне напрягся. – Я хочу, чтобы ты пошел со мной. – Куда? – Пожалуйста, доверься мне. Услышав такое до прошлой ночи, Драко бы отказался. Но разве он мог отказаться теперь? Он познал сущность Гарри. Он позволил душе Гарри властвовать в своих мыслях и теле. Доверив такое, было легко довериться во всем остальном. – Ладно, – сказал Драко, но что-то было не так. Драко чувствовал себя странно. Так, словно его душа была хрупкой и до того ломкой, что почти не отличалась от иллюзорной фигуры Гарри. Драко это сразу не понравилось. Они вышли из дома, как только Драко оделся, и на этот раз их повел Гарри. Он довел их до Диагон аллеи, потом к «Дырявому котлу» и дальше в маггловский Лондон. – Стой, – сказал Драко, – я хочу знать, куда мы идем. Не останавливаясь, Гарри бросил на него взгляд через плечо. – Я хочу, чтобы ты пошел за мной, Малфой. Но Драко не хотелось идти за ним. Он чувствовал себя неловко и тревожно среди магглов. И более всего тревожило поведение Гарри. Но выбора не оставалось, расплывчатая фигура уже мелькала в толпе, и Драко пришлось поторопиться. Они ужасно долго шли куда-то, и Драко уже не узнавал округу. – А нельзя добраться туда побыстрее? – Нет, – ответил Гарри. На секунду он остановился и посмотрел на Драко, – но осталось чуть-чуть, – добавил он. Казалось, он хотел добавить что-то ещё, но в итоге промолчал. Когда Гарри двинулся вперед, Драко показалось, что тот плывет по воздуху. Драко наконец узнал, где они, когда увидел вокзал Кинг Кросс. Остановившись, он огляделся, вспоминая самый первый раз, когда оказался здесь. Тогда его провожали отец и мать. Он помнил, как вышел из автомобиля, нанятого отцом, как пялился на странно одетых людей и как те, в свою очередь, любопытно разглядывали его мантию. Когда они шли по вокзалу, Драко отчаянно хотелось взять мать за руку. Но он пересилил себя. Помотав головой, Драко заметил, что Гарри нет рядом. На миг он испугался, но быстро сообразил, где тот сейчас. В самом деле, где же еще ему быть. Гарри стоял и пристально смотрел на барьер между платформами «девять» и «десять». – Я в первый раз понятия не имел, как пройти сквозь него, – тихо признался он, когда Драко встал рядом, – интересно, что бы я делал, не очутись рядом Рон и его семья. – Зачем мы сюда пришли? – нетерпеливо спросил Драко. Гарри вел себя еще более странно, чем обычно, и это действовало Драко на нервы. Прошлой ночью казалось, что он понимает Гарри во всем, но теперь эта уверенность испарилась. – Потому что это идеальное место, – ответил Гарри. – Для чего идеальное? – Для прощания. Драко понадобилось несколько секунд, чтобы осознать. – О чем ты? – Ты знаешь. – Нет, – упрямо проговорил Драко, – даже не представляю, – у него вдруг закружилась голова. – Мы сделали это, Малфой. Достигли цели. Все разложили по полочкам, и я могу уйти. – Перестань, – воскликнул Драко, – ты ерунду городишь! – У меня здесь больше нет дел. Мне пора уйти, пришло время. Я чувствую это. Что бы ни должно было с нами случиться, оно случилось. И теперь мне пора. – Но я думал... – Драко поколебался. – Что я смогу остаться? – спросил Гарри, – Я тоже так думал. Но мы ошиблись. – Тебе нельзя уходить, – прошептал Драко. Гарри уходил слишком рано. Засыпая вчера ночью, он думал, что в его жизни появилось что-то новое, а теперь оказалось, что всему пришел конец. – Мне нужно, у меня нет выбора, – он улыбнулся, – и оно к лучшему. А если бы я и мог выбирать... не уверен, что выбрал бы правильно. Вокзал жил своей жизнью. Каждая мелочь казалась ярче, острее, удивительнее, и происходящее вокруг походило на один из тех снов, которые не снились Драко уже несколько месяцев. И у него сбилось дыхание от печального ожидания. Гарри отвернулся и пошел к барьеру, ведущему к платформе «девять и три четверти», и Драко последовал за ним. – Но куда ты уходишь? – Не знаю, – Гарри улыбнулся, – и мне уже не терпится. Наклевывается очередное приключение. – Ты с ума сошел, – упрямо отозвался Драко. – Возможно, – Гарри рассмеялся, – но разве ты не разделяешь мои чувства? – Нет, я-то как раз ощущаю себя удивительно нормальным. Хотя, если сравнивать с тобой, то нормальны все. – Я не это имел в виду, – лицо Гарри светилось таким ярким светом, что на него было больно смотреть. У Драко вдруг пересохло во рту, – разве тебе не интересно, что будет после жизни? – Все, кто нужен был мне больше всего, остались в прошлом. И мне к ним никогда не вернуться. Гарри подошел к нему вплотную. – Лгун. Просто ты боишься бороться за то, чего хочешь больше всего. – Я не могу их бросить, – тихо ответил Драко. – Ты никого не бросаешь, придурок, – ответил Гарри, – мы тебя дождемся и еще встретимся, не сомневайся, – он повернулся лицом к стене и вздохнул: – нужно было догадаться, что это будет здесь. Можно сказать, здесь началась моя жизнь. – Нет, перестань! – боги, как несправедливо, что он ничем не может помешать Гарри. Тот стоял так близко, и все же его нельзя схватить за плечи. Драко беспомощно опустил руки, – хватит! Я... я ненавижу тебя, Поттер! Гарри стоял в нескольких сантиметрах от стены, но повернулся и посмотрел на Драко. Его лицо было печально, но все же лучилось потусторонним счастливым сиянием. – Да, я тебя тоже ненавижу, – нежно ответил он. И перешагнул через барьер. Драко побежал за ним. Он был уверен, что барьер откроется, но вдруг впечатался в стену, оставшись на той же стороне. – Нет! – он отчаянно царапал кирпич, хоть и понимал, что даже если барьер и пропустит его, там никого не окажется. Гарри ушел. И в душе Драко осталась пустота. *** Странная женщина-маггл сидела на скамейке и с аппетитом ела сэндвич. Она была еще не стара, но и пора юности осталась далеко позади. Быть может, она еще плохо знала город и любила бывать на вокзале, наблюдать за людьми, которые казались ей чужими и суетливыми даже после стольких лет, прожитых в этой стране. А может, и нет. Ее внимание привлек странный юноша, неподвижно стоявший в стороне. Он смотрел на платформы, но женщина моментально поняла, что его внимание привлекли совсем не поезда. У юноши были каштановые волосы, а кожа казалась мертвенно-бледной. Женщина долгое время наблюдала за ним, пока вдруг не заметила, что его руки покрыты кровью. Она быстро положила сэндвич и поспешила к нему. – Простите, с вами все в порядке? – Со мной все в порядке, – монотонно ответил он. – Но ваши руки, – настойчиво произнесла она, – у вас кровь течет. Нужно их промыть и... – Идите к черту, – устало ответил Драко. Он не мог представить себе, что когда-нибудь сможет хоть кому-то сказать такое эмоционально. После того, как Гарри ушел навсегда. Он отвернулся от платформ, не замечая изумленную женщину. Пришло время возвращаться. Возвращаться в свою белоснежную квартиру и пустоту, которую Гарри смог заполнить, не оставляя следов. На секунду Драко ужасно захотелось броситься на рельсы. Но он этого не сделал. – Со мной все будет в порядке, – громко повторил он. Видимо, от этой привычки уже никогда не избавиться, – все будет в порядке, но я никогда не буду счастлив. – Так держать, – сказал Гарри. Но нет, Гарри этого не сказал. Он ушел, и осталась только подделка в мыслях Драко. Теперь он знал разницу. Правда? – Скажи мне, что есть разница, – прошептал Драко, но Гарри улыбнулся и медленно растаял в воздухе. Драко помотал головой. Нельзя повторять ошибки, иначе придется начинать все снова. Он огляделся. Магглы старательно обходили его, что было неудивительно, если учесть, что его руки залиты кровью и он что-то безумно бормочет себе под нос. Вот бы Гарри над ним посмеялся. Разве нет? Перед Драко вдруг промелькнула вся его будущая жизнь, заполненная мыслями о том, что бы сказал Гарри, что бы сделал. Гарри бы решил, что он жалок. Драко нельзя было больше оставаться на одном месте. Он стремительно двинулся к выходу. Нельзя поддаваться жалости к себе. Нельзя, даже при том, что руки отчаянно саднило, а в груди болело так, словно оттуда вырвали что-то жизненно важное. Драко не позволял себе думать, что это было его сердце. Конец.

~Ximera~: Так грусно и трогательно Команда Драко Малфоя 10/10

Black__Tiger: 1. 10 2. 10.

кыся: понравилось. я правда ждала все же другой конец. что вот он сейчас как зайдет в квартиру, а там Гарри сидит во плоти... и фик плоховато вычитан... 10 9

evenover: Я не помню уже, чтобы читая фик, я по-настоящему плакала. Спасибо. 10 10 опечаток действительно много, но перевод замечательный

Команда Драко Малфоя: ~Ximera~ пишет: Так грусно и трогательно Ну все-таки я думаю, что у Драко все будет в порядке. И умирать ему теперь совсем не страшно. Спасибо за оценки Black__Tiger Спасибо! кыся пишет: понравилось. я правда ждала все же другой конец. что вот он сейчас как зайдет в квартиру, а там Гарри сидит во плоти...Тогда опять пришли бы люди и сказали "не верю" кыся пишет: и фик плоховато вычитан.. Оо, этот фик в плане вычитки вообще заколдован. Все, кто его читает, не видят опечаток =( За оценки - evenover пишет: Я не помню уже, чтобы читая фик, я по-настоящему плакала. Спасибо. И Вам спасибо

кыся: Команда Драко Малфоя я могла бы поискать, но на часах полпятого утра уже, глазки слегка в кучу. даи надо оно уже?)))

lemurik: 10/10

Команда Драко Малфоя: кыся Нет, в полпятого утра мы и сами искали - не нашли Так что не стоит =) lemurik Большое спасибо

Henry Gale: Очень сильно. Спасибо за перевод 10 и 10

Elga: Прекрасный выбор. Один из сильнейших фиков в выкладке. 10/10

ikarushka: а) Выбор фика - 3 б) Общее впечатление - 6

Mileanna: 8\9

Valemora: 1. 8 2. 10

Светлана_Ст: Как же я люблю, когда Дракуся работает! Но не понимаю, почему Гарри не мог вселиться в тело Лютика, в котором больше не было души. И действие мне кажется немного затянутым, перевод местами тяжеловат, а местами не вычитан. Выбор фика для перевода - 9 Общее впечатление - 8

Леди Малфой: 8 8

Pixie: Очень здорово. Спасибо. Несколько раз с трудом сдерживала слезы. Автор привнес в довольно банальную идею что-то новое и очень хорошо воплотил. 1. 10. 2. 10.

Дариана: 10 и 10) Мой фаворит в последней выкладке! Спасибо, это великолепный фик.

Selezneva: 10/10

Сара Хагерзак: Жутко тяжелый текст. Я пыталась читать его несколько раз, откладывала, а потом снова и снова возвращалась. Идея бросить совсем даже в голову не приходила... Наверное, это показатель - когда рассказ не отпускает, обладая неким гипнотическим притяжением. Конец не ожидаемый, но очень правильный, и вообще все выдержано... как бы на одной ноте. Спасибо автору и переводчику. 1 - 10 2 - 9

meg : 9 10

Ovda: 1-10 2-9

Кеназ: Потрясающе! Прочитала на одном дыхании. Пробирает до слёз. 10 и 10 Команде спасибо за выбор и за перевод

Диана Шипилова: 10 9 Понравилось! Спасибо за перевод!

Dita: 1. 10 2. 8

бурная вода: 9 8

Irana: Спасибо! Чудесный перевод! 9 9

Aerdin: 10/10

reader: Замечательная история, спасибо за то, что дали возможность ее прочитать! 10/10

Rin113: Совершенно изумительный перевод! Спасибо огромное!



полная версия страницы