Форум » Архив "Весёлые старты" 2008 9-12 » ВС 10: "Friend Like Me". ПУ, ДУ. Мини, джен » Ответить

ВС 10: "Friend Like Me". ПУ, ДУ. Мини, джен

Weasley&Weasley: ВС 10: Авторский фик, тема: «С кем поведёшься - так тебе и надо» Название: Friend Like Me Автор: taiverin Бета: algine Герои: Перси, Джордж (и никуда без Фрэда) и другие Рейтинг: G Жанр: история в дневниковых записях Саммари: Перси очень хочет помочь. А Джордж в помощи не нуждается. Примечание: Название позаимствовано из одноименной песенки, которую поет джинн в диснеевском "Аладдине". Дисклаймер: Все права на героев принадлежат JKRowling.

Ответов - 47, стр: 1 2 All

Weasley&Weasley: 4 мая, 1998 года 8.15 утра Вчера были похороны. Считаю своей обязанностью описать все, что там происходило, пусть даже мне от этого будет очень плохо. Все-таки это был первый раз за очень долгое время, когда я увидел всю свою семью. Да и за дневник я давно уже не садился. Вчера, конечно, у меня не было возможности, но сегодня я просто обязан описать все. Пришли очень многие наши родственники и друзья, даже тетушка Мюриэль, которая, к сожалению, едва опасность прошла, вернулась к своей прежней манере поведения. Хотя мистер Олливандер (он провел у нее довольно много времени) утверждает, что во время войны тетушка была гораздо менее капризной. Кроме того, я заметил приятелей и однокурсников Фрэда, в том числе всех, кто с ним играл в квиддич. Анджелина Джонсон выглядела самой расстроенной. Тетушка Мюриэль посмотрела на нее и сказала, что ни за что не позволила бы себе так расклеиться. Анджелина просто отвернулась, а мама, услышав эти слова, вытерла слезы платком и что-то прошипела тетушке Мюриэль прямо в ухо. Но я почти даже рад, что она вела себя отвратительно: тетушка злила маму, а ничто так не бодрит ее, как злость. Так что на похоронах мама еще держалась, но сейчас она закрылась в их с папой спальне и не выходит. Рон так напуган и расстроен, что сам вызвался готовить завтрак. Впрочем, Билл и Флер уже вернулись в свой коттедж, Джордж прямо с похорон аппарировал в их с Фрэдом квартиру, у Чарли желудок всегда был железным, а мне все равно, что есть, так что Рон если и отравит кого, то весьма немногих. Ну и ладно. Уже полчаса они с Джинни и Гермионой возятся на кухне. Папа о чем-то говорит с Гарри. Как раз у меня есть около часа, чтоб подробно описать похороны Фрэ… …мои братья неисправимы! Джордж только что прислал вопилку, которая обозвала меня мешком тухлых яиц и взорвалась, засыпав пеплом всю комнату. Не знаю, что хотел этим сказать Джордж, но шутка вышла неудачной. И не ко времени. Впрочем, готов поспорить, что Фрэд первым бы посмеялся над тем, как я осторожно стряхиваю пепел с ценнейших бумаг. У них обоих невероятно глупое чувство юмора. Впрочем, будь Фрэд… будь Фрэд жив, то идея этой так называемой шутки исходила бы от него. Большая часть таких идей рождалась именно в его голове. Надеюсь, Джордж теперь станет сдержанней. Но если уж я начал писать о Джордже, то должен упомянуть один поразивший меня факт: он собирается в ближайшие дни открывать их с Фрэдом магазин. Зачем он так торопится, я не знаю. Его дело, конечно, но я бы на его месте… Впрочем, все это можно высказать и в письме, чем я немедленно займусь. Похороны опишу позже. Джорджу Уизли от Перси Игнациуса Уизли Дорогой Джордж, я получил твою вопилку, которую посчитал возмутительной шуткой. Но хотя сейчас тебя трудно винить в чем-либо, пойми, тяжело не только тебе, но и… Джорджу Уизли от Перси Игнациуса Уизли Дорогой Джордж, мне всегда казалось, что все глупые шутки, которые вы с Фрэдом изобретали, большей частью были придуманы именно Фрэдом, а потому, я позволяю себе надеяться, теперь ты станешь… Джорджу Уизли от Перси Игнациуса Уизли Дорогой Джордж, вчера вечером я узнал, что ты собираешься открыть ваш магазин как можно скорей, но не кажется ли тебе, что излишняя спешка может произвести дурное впечатление на клиентов? Ведь могут решить, что ты недостаточно глубоко переживаешь потерю бра… Джорджу Уизли от Перси Игнациуса Уизли Дорогой Джордж, как самый разумный и серьезный из твоих старших братьев… 4 мая, 1998 год 9.30 утра Я выбросил все черновики. Удивительно: обычно мне очень легко писать письма. Но сейчас не получается подобрать нужные слова. Но не бросать же все, как есть?! Если я не могу написать Джорджу, то я просто поговорю… или еще лучше: некоторое время поработаю с ним в их магазине. Проконтролирую. Прослежу, чтоб все было, как положено, а заодно в самом деле помогу. Все-таки Джорджу непросто будет справляться в одиночку. С непривычки. Да, именно так я и поступлю. Отличная идея, мистер Уизли. Джорджу от Перси Нам нужно поговорить. Буду у тебя сразу после ужина. 4 мая, 1998 год 10.25 вечера Джордж снова назвал меня мешком тухлых яиц, перекрасил мою траурную мантию в канареечно-желтый, но от моего предложения не отказался. Магазин открывается послезавтра. Тогда же выходит на работу мисс Верити. Я как раз успею подготовить все необходимое для того, чтоб приличия были соблюдены. ~*~*~*~*~ Раннее утро радостно расцветило всеми оттенками черного Лавку Волшебных Вредилок Уизли. Траурные ленты, обвивавшие вывеску с названием над входной дверью, легкомысленно трепетали от аполлонической страсти солнечных зайчиков, черный, безукоризненно безрадостный креп заботливо укутывал окна, тщательно скрывая витрину с лучшими волшебными вредилками, накануне любовно расставленными Джорджем… За порогом… Стоп! Джордж протер глаза — что за первое апреля? Или уже Хэллоуин? Да нет же! Календарь на стене (стены, к слову, тоже стали освежающе черными) показывал число: 6 мая. С трепетом Джордж подошел к витринам, ожидая увидеть на них… Да, так и есть — Джордж вздохнул с облегчением — на витринах были траурные венки. Значит, заключил Джордж, это все старания Перси. Только он мог быть так потрясающе-ошеломляюще-восхитительно занудно последовательным! ~*~*~*~*~ 6 мая, 1998 год глубокая ночь Забыл часы в магазине, так что точное время указать не могу. Мои братья не меняются! Джордж сначала (увидев магазин) едва не уничтожил меня на месте, но потом, когда я попытался объяснить, он не стал слушать объяснения, он вообще не взглянул на меня. Слова не сказал. Просто оборвал все траурные ленты и венки. И спалил прямо на тротуаре. Никто из прохожих не пострадал, к счастью (улица была почти пуста). Но мисс Верити, которая наблюдала за сценой от начала до конца, выглядела очень бледной и чуть не плакала. Потом Джордж вошел в магазин, а она так и стояла перед дверью. Я был вынужден заговорить с ней. Я сообщил ей, что будут работать вместо мистера Фрэда Уизли, что мистер Джордж Уизли скоро придет в себя и тому подобное. А под конец (потому что мисс Верити по-прежнему чуть не плакала) был вынужден пошутить, что несмотря ни на что, главным несчастьем в семье, перед которым блекнет все остальное, по-прежнему считают мое рождение. Она неуверенно улыбнулась, и мы вошли в магазин. Рабочий день не буду описывать подробно: все-таки первый день не может служить показателем. За сегодня я сделал нужные выводы и уже успел составить алгоритм работы с покупателями. Завтра я испробую его на практике. После работы я поднялся вслед за Джорджем в квартиру на втором этаже. Я предполагал, что поживу там, пока буду помогать по магазину. Но он меня выставил. Самым грубым образом. Мои братья не меняются! ~*~*~*~*~ — Стой! Куда понес! Нет! Сюда поставь и исчезни! Ты что делаешь?! А ну, малявка! Тебе пока рано! Брысь отсюда! — Вот, посмотрите на этот великолепный образец почетного несмотря ни на что мастерства Шутки. Это… позвольте… Плевалка Самопроизвольная. Гм… Как написано в инструкции: «С головы до ног оплюет любого. Причем по собственному желанию». То есть… то есть… в этом, вероятно, есть некоторый смысл, практическая выгода от… морального удовлетворения. Например… — Перси! Ты с кем разговариваешь, обмылок здравого смысла нашего прадедушки? — С клиентами, Джордж! Разве не видишь, ты мне мешаешь работать! — Не вижу. Во-первых, не шипи, будто ты лимонная шипучка — никто все равно на нас внимания не обращает. А во-вторых, ты мне так всех клиентов распугаешь! — Я?! Я с ними работаю, я даю инструкции! — Перси, ты неизлечим. Пойди на прием товара, что ли! Там как раз привезли новую партию очков мгновенной слепоты. — Джордж! Ты понимаешь, насколько это опасно! — Иди и товар принимай! Дырка в зубе мудрости Создателя! ~*~*~*~*~ 7 мая, 1998 год 10.00 вечера Все-таки своеобразной расцветки униформу придумали мои братья. И кому из них первому пришла в голову такая потрясающая идея: Фрэду или Джорджу? Я практически уверен, что Фрэду. Он всегда отличался чересчур буйной фантазией и повышенной скоростью реализации своих ненормальных идей, половину из которых он наивно полагал остроумными, вторую (не менее наивно) — веселыми. Впрочем, сейчас уже нет смысла об этом говорить. Но этот цвет! В радуге такого точно нет. Я даже не решусь сказать, как точно называется этот отвратительный цвет. Малиновый? Фуксии? Надо уточнить в словаре. Я никак не могу понять: неужели они считали, когда проектировали именно такую униформу, что подобная расцветка им к лицу? В свое время я изучал книги с рекомендациями по ношению одежды, и все они твердили хором, что оттенки красного и розового рыжим не к лицу. Поэтому я предпочитаю черный или серый. Просто и строго. Но в магазине я вынужден носить этот… малиновый. Джордж считает, что мой алгоритм работы с клиентами не стоит ломаного кната. Он несколько раз сообщил мне об этом в самых цветистых выражениях, но сам большую часть рабочего времени провел в комнатке, которую назвал экспериментальной лабораторией. Там он хранит еще недоработанные образцы товаров. Оттуда весь день доносились взрывы и тянуло горелым. Кажется, у Джорджа ничего не получилось. Впрочем, мисс Верити подала мне очень хорошую идею. Она сказала, что Джорджу неплохо бы отвлечься. Найти девушку, например. Я задумался над этим. Фрэд, кажется, в школе встречался с Анджелиной Джонсон. Полагаю, что с ней Джорджу лучше не видеться: это только расстроит их обоих. Мне кажется, что Джорджу будет легче общаться с кем-то, кого он в школе знал плохо. Чтоб не было дурных воспоминаний. Все-таки любые воспоминания, связанные с тем, что произошло, должны быть болезненны для него. Надо что-то решить с девушкой. Завтра постараюсь выставить Джорджа из его лаборатории. Дорабатывать изобретения я и сам могу, если он расскажет мне их концепцию. ~*~*~*~*~ Перси, как всегда, везде вовремя. Особенно он, в противоположность вампирам, любит утренние часы. Едва забрезжит рассвет, как говорится, птички запоют, облачка золотистого солнечного света подрумянят землю, как Перси оказывается здесь. — Джордж, — начало четкое и понятное, как всегда у Перси. — Я… Ну, дальше-то он сбился, конечно, поскольку гордость Перси — это личное местоимение первого лица единственного числа, а потом он как-то тушуется. Да-да, Перси сбился, замялся, стал мямлить и вертеть в руках опасные для жизни и униформы предметы. Он бегал по комнате, задавая дурацкие вопросы и тревожно оглядываясь, будто за ним гонялся целый полк метел-выметалок. Ладно, будем справедливы, через десять минут он вспомнил о плане «Беседы со мной» (который он наверняка составил накануне и в который записал основные канцелярские обороты). И как у него язык не ломается все это выговаривать? Он, судя по позе и выражению лица, приготовился полчаса объяснять мне, что считает целесообразным тоже работать над волшебными вредилками, потому что… Но почему я не помню. Беда Перси в том, что Творец пошутил с его рождением — и все это знают, кроме самого Перси. И, по-моему, Перси давно нужна девушка. Говорят, любовь творит чудеса. Интересно посмотреть, что она сделает из такого материала, как этот мой брат. Хотя Верити и Перси… Они многовато сегодня беседовали. И явно не по работе. Но это были бы близкородственные отношения, если бы родственные связи устанавливались по степени занудства. ~*~*~*~*~ 8 мая, 1998 год раннее утро Забыл часы в магазине. Судя по всему, утро еще совсем раннее. Солнце взошло совсем недавно. Мне кажется, это хороший выход: писать в дневник с утра. Пару раз я так уже поступал, но по случайности, а не целенаправленно. Я почему-то всегда считал оптимальным вечернее время, но утром голова определенно свежее, а по вечерам у меня последнее время ни на что нет сил. Записи стали очень короткими. А все из-за работы над усовершенствованием и тестированием. Джордж почему-то и слова не сказал, когда я предложил поработать над новыми товарами и изложил ему кое-какие соображения по этому поводу. Он просто кивнул, затем пару раз заглянул в ко мне — и все. В результате весь вчерашний день я провел в лаборатории. Джордж после моих настойчивых расспросов рассказал мне, что они с Фрэдом собирались запускать новую линию продукции. Если описать в двух словах, то это специальные заколдованные наклейки, которые наделяют предметы, к которым их приклеивают, следующим свойством: создается зрительная иллюзия, что предмет стоит не там, где он стоит на самом деле. Как я понял со слов Джорджа, они с Фрэдом предполагали использовать эти наклейки в основном для дверей: приклеиваешь такую на дверь — и всем кажется, что она находится на несколько дюймов левее или правее. Тот, над кем необходимо подшутить, долго и безуспешно пытается взяться за ручку или ударяется о косяк. Предполагается, что это весело. Над этим-то я и работаю. Ну и еще над кое-какими мелочами. Теперь что касается девушки. Я поговорил с мисс Верити об этом. Пришлось отпросить ее у Джорджа ненадолго и закрыться с ней в лаборатории. Джордж бросил на меня очень выразительный взгляд, но промолчал. Мисс Верити, кажется сразу заметил, это немного смутило. Она, как оказалось, немного неравнодушна к «мистеру Уизли» (она так называет Джорджа), но, по ее собственным словам, считает эти чувства нарушением служебной этики. Очень разумная девушка. Ей бы больше подошло имя Пруденс, хотя Верити тоже неплохо. Итак, мы с ней побеседовали о том, что Джорджу необходимо развеяться. Между прочим, то, что мисс Верити всегда отдавала предпочтение именно Джорджу, тоже говорит в пользу ее благоразумия. Самые глупые шутки обычно исходили именно от Фрэда. Впрочем, не стоит уже об этом. Как я заметил, мисс Верити часто во время обеденного перерыва часто читает журнал «Ведьмополитен», в котором, как оказалось, публикуются объявления девушек, желающих познакомиться с молодыми людьми с целью завязать долгие и прочные отношения. А поскольку я не знаю иного способа искать девушку, я решил воспользоваться журналом. Мы с мисс Верити около сорока пяти минут изучали объявления. Большая их часть показалась мне излишне легкомысленной. Например, я бы никогда не решился на знакомство с «обаятельной блондинкой, чей острый ум и красота сразят вас наповал». Впрочем, возможно, на всякий товар найдется покупатель. Я выписал два объявления. Первое от «одинокой и романтичной брюнетки, жаждущей найти своего принца для долгой и счастливой совместной жизни» (такой подход мне показался достаточно серьезным), второе от «высокой спортивной ведьмочки, обожающей квиддич и красивых парней» (Джордж ведь играл в квиддич, значит, им будет о чем поговорить — он, кажется, радуется, когда в магазин заглядывают члены их квиддиной команды, даже выходит из лаборатории. Уже приходили Оливер Вуд, Кэти Бэлл, Алисия Спиннет, Ли Джордан, а также Гарри и Рон. Кажется, Джорджа этот набор посетителей чем-то не устраивает, он словно ждет кого-то еще. Надеюсь, он еще в полном рассудке и не ждет Фрэда). Кроме того я выписал имя редактора рубрики (мисс Одри Крей). На всякий случай. Мисс Верити считает, что идея с объявлениями должна сработать. Правда, ее все это немного огорчает. Кажется, ей в самом деле нравится Джордж. Как я понял, она предпочитает серьезных молодых людей. Где она разглядела в этом моем брате серьезность, я не знаю. Конечно, он гораздо спокойней и сдержанней Фрэда и довольно молчалив, особенно в последнее время, но это вовсе не отменяет его страсть к глупым шуткам, которую он полностью разделяет, то есть… то есть, разделял с Фрэ… Мои братья неисправимы! Джордж прислал мне часы и вопилку. Она засыпала пеплом весь стол. И судя по часам, я уже на двадцать минут опаздываю в магазин. ~*~*~*~*~ Итак, Перси сумел ухудшить следующее: 1. Дверные наклейки теперь отливают одинаковым цветом и сдвигаются на одинаковое количество дюймов. Как солдаты в строю. 2. Закладки-обманки по-прежнему закладываются не на тех страницах, но в идеальной геометрической прогрессии. 3. Щетка для ботинок отныне маскируется под зубную только в шести из десяти случаев. Не чаще, не реже. Не оценить такие поразительные способности к математике невозможно. ~*~*~*~*~ 9 мая, 1998 год 7.15 утра Мама приглашает завтра на семейный обед. Только что я получил от нее письмо и немедленно написал ответ. Разумеется, я приду. Считаю это своей обязанностью. Вчера я продолжил работать над новинками. Я придерживаюсь мнения, что унификация важна во всем, а потому абсолютно все новые товары-обманки срабатывают по строго определенному принципу. Когда я рассказал об этом Джорджу, то ожидал от него высказывания в духе: «Ну ты дурью маешься, Перс!» (так обычно говорил Фрэд, сопровождая эти слова подпаливанием моей новой мантии или превращением моих волос в кислых червячков), но он только пожал плечами и промолчал. В последнее время он почти все время молчит. Честно говоря, меня это уже настораживает. Конечно, Джорджа можно понять, но я придерживаюсь мысли, что он не должен замыкаться в своем горе. Тем более, горе не только его личное, а семейное. Не только он потерял брата, но и мы все. А наши родители потеряли сына. Это, я считаю, горе еще большее. Честно говоря, уже сейчас, когда я пишу это, меня мучает совесть: возможно, я не понимаю, насколько близки были Фрэд и Джордж, но от своих слов я не откажусь. Джордж ведет себя так, словно все это касается только его. И мне лично подобное поведение кажется непозволительным эгоизмом. Я бы хотел ему написать обо всех этих соображениях, но тогда он меня просто выставит из магазина. Надо будет заставить его пойти на семейный обед, даже если он будет отпираться. Кстати, вчера же, во время обеденного перерыва, я написал девушкам, чьи объявления привлекли мое внимание. Ответы уже пришли от обеих, что, конечно, наводит на мысль о том, что они обе крайне заинтересованы в знакомстве с кем-то, но в обоих письмах я обнаружил в среднем десять орфографических и восемь грамматических ошибок. После чего я был вынужден написать мисс Крей, редактору рубрики, и попросить ее предоставить мне сведения о том, кто из девушек, давших объявления в «Ведьмополитене», сделал в своих заявках меньше всего ошибок. Ответ пришел к вечеру. Мисс Крей писала, что такие сведения их журнал не разглашает. Тогда я написал ей, что считаю дезинформированием исправление ошибок в объявлениях, что дает читателям ложную уверенность в грамотности девушек. Мисс Крей написала, что весьма сожалеет и понимает мое возмущение, но ничем помочь не может. Идея со знакомством по объявлению с треском провалилась. Надо придумать что-то другое. Посоветуюсь с мисс Верити. ~*~*~*~*~ Вечер воскресенья — семейный ужин, как заведено. Запахи яблочного пирога, и грибов со сметаной, а еще сыра. Пирог — это традиция. Грибы — это эксперимент миссис Уизли. Сыр — это французская патология и кулинарная аномалия миссис Уизли II (но не последней, судя по всему). — А чай?! — рев Малыша Ронни, изданный в Англии, заставит плакать стены пирамид в Египте. — Я не буду ЭТО! Оно пахнет мышами! Я ненавижу сыр с плесенью! — Малышка Джинни как всегда очаровательна. Надо будет ей подарить пилюли для темперамента, а то уж очень она у нас забита и тиха. — Ну, чай и правда не повредил бы, — все-таки свадьба мужчин портит. Вот, например, Билл — такой вежливый стал! — Мама, ты зря пользуешься этим подносом. Я же прислал тебе последние каталоги «Мы, хозяюшки», выбери там утварь! — а, для Перси это уже почти нормально… Скажем так, если тебя зовут Перси — ставь на себе крест и носи в кармане кляп, чтобы не нервировать добрых людей. Спицы вяжут, пирог допекается, салат раскладывается по тарелкам, под ногами — пестрые вязаные половички. Все как надо. — Привет! — и Джордж, махнув всем рукой в знак приветствия, сел за стол. Все почти так, как надо. — Как в магазинчике, дорогой? — миссис Уизли, вы же были пухленькой? Куда вы дели все свое богатство? Нет, верните немедленно, иначе вы больше не наша мать! — Прекрасно, мама! — Все как… как обычно? — и не заикайтесь вы так, это вам не идет тоже. — Нет, конечно! — Нет? — о, великолепно! Она удивлена! — Нет! У меня завелся вредитель! — Гном? Пикси? Эльфы шалят? — мама настоящая хозяйка — и воображение у нее соответственно сурово-бедное. — Пока не выяснил, но новую партию волшебных вредилок он у меня украл. — Да ты что? — мама даже розовеет на глазах — от любопытства. А Перси отчего-то бледнеет. Отчего бы, дайте угадаю! — Да, и обменял на набор пергаментов, которые сами исправляют красными чернилами ошибки. — Фу, скукотень какая! — Малышка Джинни обладает похвальным здравомыслием и недюжинным умом, позволяющим ей слету и метко выразить мысль. — Да, а вот Гермиона в таких штуках души не чает! — Гермиону, я давно так считаю, пора уже на опыты сдать в Мунго. — Но я усовершенствовал товар! — И… как… интересно? — а, не выдержал, вредитель вредилок?! — Ну, они теперь не исправляют ошибки, а выплевывают чернила от неправильно написанного обратно! Он буквально плюется ошибками. Возгласы: «— О! — Тоже неплохо. — Гермиона не одобрит, но круто! — Ух ты! Подари один Рону! — Джордж, это не смешно», — слились в полифонию, которая была прервана только появлением мистера Уизли. Скучно. ~*~*~*~*~ 11 мая, 1998 год раннее утро Вчера ни утром, ни вечером не удалось ничего записать. Признаться, я вчера проспал, а вечером так устал — после работы в лаборатории, а потом и семейного ужина — что сразу, как вернулся домой, лег спать. Так я не уставал уже давно: за все время работы в министерстве могу вспомнить лишь несколько подобных случаев. Разумеется, мне приходилось задерживаться при мистере Крауче, но при нем все работало, как часы, а значит я особенно не уставал. Меня утомляют только нелогичность и непродуманность. При мистере Скримджере приходилось сложней, но я старался справляться. И, честно говоря, я не ожидал, что почти самый обычный день окажется таким тяжелым. Ведь сейчас нет ни войны, ни очень строгого и требовательного начальника (каким был мистер Крауч). Джордж с каждым днем беспокоит меня все сильнее. Я знаю, что писал об этом позавчера и совсем не хочу повторяться, но за весь вечер он едва ли сказал два-три слова. Разве это не может не настораживать? Все-таки мне нужно поговорить с ним об этом. Мама очень расстраивается каждый раз, как видит Джорджа. Папа тоже, хотя старается не подавать виду. А Джорджу словно безразличны их чувства. Я не могу это так оставить. Больше ничего особенного об ужине я сказать не могу. Моя семья старается вести себя как обычно. Кажется, лучше всего это удается Джинни. Не потому, что она меньше всех любила Фрэда, но, подозреваю, потому, что ее жизнелюбия хватает для того, чтобы не уходить с головой в горе. Очень хорошая формулировка. Примерно так я и скажу Джорджу, когда нам удастся поговорить. Кстати, во время ужина мне в голову пришла замечательная идея. Я написал мисс Крей, что в магазине Волшебных Вредилок Уизли 12 мая проводится особая акция: скидка на любые товары для сотрудниц журнала «Ведьмополитен». И пригласил ее заглянуть. Это должно сработать. А поскольку я все время провожу в лаборатории (наклейки до сих пор в трех случаях из пятидесяти допускают произвольный сдвиг зрительной иллюзии: расстояние сдвига варьируется от двух до пяти дюймов, а мне необходимо добиться, чтоб было ровно четыре), то с мисс Крей будет беседовать Джордж. Полагаю, она должна ему понравиться. ~*~*~*~*~ Если Перси Игнациуса Уизли переименовать в Казанову Дон Жуана Уизли от этого будет прок. Надо посоветовать Перси сменить имя. Он в любом случае практику, необходимую для оправдания обновки, с успехом продолжает. «Эй, Перс, ты обманул бедняжку Верити, а теперь принялся за остальных? Кто эта брюнетка-малышка-милашка-мартышка? Почему она с блокнотом-без-страниц и карандашом-самостирающим от братьев Уизли?» Но признаться, некоторым волшебникам противопоказано менять амплуа. Девиз: «Освежись, парень!» не для них. Если бедняги пытаются влезть на это прокрустово ложе, их важные — вроде ума — конечности ломает, как сухую палочку под ногой лошади-тяжеловоза. И все это трагически и логически завершается полной невменяемостью в одной из палат Мунго. Увы, сия участь, похоже, ожидает моего брата Перси. Если бы не вмешательство высших сил, то есть моего пинка. Ну, буквально, я пнул его, когда он намеревался прочесть, а точнее читал мне лекцию о братско-сестринско-сыновних отношениях в семье Уизли. Надо ему посоветовать написать на эту тему документ-другой и понести на утверждение в Министерство Магии. А я, пожалуй, изобрету средство от словесного поноса, особенно зловонючего. Возьмусь за разработку этого средства завтра… нет, прямо сейчас. Перс зарвался. Надо с этим кончать. ~*~*~*~*~ Джорджу Уизли от Перси Игнациуса Уизли Дорогой Джордж, я долго размышлял над тем, что произошло в нашу последнюю встречу с тобой. Безусловно, я не считаю, что ты был прав, прогоняя меня самым грубым образом, когда я хотел поговорить с тобой, причем этот разговор был бы исключительно тебе на пользу. Но ты даже не стал слушать меня, Джордж. Ты меня прогнал. Самым грубым образом. А потому я считаю необходимым изложить тебе в письме все, что ты не дослушал. И будь добр, дочитай мое письмо до конца и задумайся над ним. Кроме того, я хочу сообщить тебе одну важную вещь. Джорджу Уизли от Перси Игнациуса Уизли Дорогой Джордж, вчерашняя наша с тобой беседа, а верней сказать, неудавшаяся беседа, навела меня на мысли о том, что тебе чужие ошибки прощать гораздо проще, чем свои собственные. Ведь ты взял меня в магазин, хоть с полным правом именно тогда, когда я явился к тебе с этой просьбой, ты мог спустить меня с лестницы, однако тогда ты выслушал меня и согласился с моим предложением. А вот теперь, когда я решил поговорить с тобой о твоем собственном неправильном поведении, ты… Джорджу Уизли от Перси Игнациуса Уизли Дорогой Джордж, мне чрезвычайно неприятно писать тебе это письмо. Когда ты позволил мне помогать тебе в магазине, я был очень рад, поскольку… Джорджу Уизли от Перси Игнациуса Уизли Дорогой Джордж, эта неделя работы в магазине оставила у меня самые приятные воспоминания, а также вселила в меня определенную надежду на то, что наши с тобой отношения изменились в лучшую сторону, и именно поэтому вчера я позволил себе начать беседу, из-за которой, как мне кажется, наши отношения вернулись в то состояние, в котором находились много лет. Однако я бы хотел попробовать объяснить тебе причины, заставившие начать вчерашний разговор. Дело в том, Джордж, что меня в самом деле очень тревожит твое душевное состояние, а также то, как ты переживаешь свое горе и как ведешь себя в присутствии родителей и наших с тобой братьев и сестры. Понимаешь, Джордж… Джорджу Уизли от Перси Игнациуса Уизли Дорогой Джордж, ты, наверное, имел возможность заметить, что мне очень нравилось работать в магазине. Я прилагал достаточно усилий для того, чтоб моя деятельность была эффективной, однако после нашей с тобой беседы, когда ты наотрез отказался слушать меня, я принял решение покинуть магазин. Я заметил, что прибыль в магазине позволяет взять на работу еще одного продавца для помощи мисс Верити, сам же ты отлично сможешь заниматься разработкой новых… Джорджу Уизли от Перси Игнациуса Уизли Дорогой Джордж… 12 мая, 1998 год около полудня У меня время ланча, так что я могу пожертвовать едой и записать кое-что важное. Письмо я так и не отослал: утром я очень долго и безуспешно пытался написать его, что в результате едва не опоздал в магазин. А поскольку я не мог не явиться без подробно изложенного объяснения причин своего отсутствия, пришлось отправляться на работу. Джордж заперся в лаборатории (впрочем, сегодня горелым оттуда тянет меньше. Возможно, у него что-то получается), поэтому у меня не получилось познакомить его с мисс Крей, которая около часа назад заходила в магазин. Она, как я предполагал, оказалась обаятельной и очень серьезной девушкой. Она внимательно осмотрела весь ассортимент магазина и заметила, что на пяти ценниках в описаниях товаров сделаны орфографические ошибки. Пришлось объяснять, что подписывал их не я. Кроме того, мисс Крей (она попросила меня называть ее Одри) выбрала себе карликового пушистика нового поколения, умеющего мурлыкать, и сказала, что непременно еще раз заглянет в наш магазин. На мой вопрос: почему она раньше не заходила к нам, она ответила, что раньше имела предубеждение против магазинов шуток, полагая, что магия в них — исключительно примитивная, а благодаря нашей акции (честней сказать, моему приглашению) поняла, что многие товары сделаны с помощью исключительно сложной магии. Я ее проводил, жалея, что Джордж так ее и не увидел, и вернулся к работе. Перед самым ланчем в магазин зашла Анджелина Джонсон (похоже, таким образом, у нас побывала вся квиддичная команда). Услышав ее голос, Джордж вышел из лаборатории и велел мне туда отправляться и не торопиться заканчивать ланч. На мой взгляд, это большой прогресс. После нашей неудавшейся беседы эти слова — первые, с которыми он ко мне обратился. ~*~*~*~*~ И что он там нес о братьях? И куда он это нес? И донес ли? Впрочем, кажется, последний вопрос — ко мне. Надо поговорить с Перси о Фрэде (например, дать инструкции по приложению шуток к министерским отчетам). Видимо, это необходимо… ему. Ведь не говорить, судя по недавнему инциденту, он не может. Отчего очень страдает. ~*~*~*~*~ 12 мая, 1998 год поздняя ночь Перси Уизли готов признать свое полное поражение. Уже поздно, я едва не засыпаю, мысли путаются, поэтому пишу довольно несвязно. И готов признать свое полное поражение. Кажется, мои построения оказались в корне неверными. Беседа с Анджелиной немного оживила Джорджа, а мои попытки или провалились, или просто не состоялись. Впрочем, я не жалею об этом. В конце концов, главное результат, а результат есть. Джордж, конечно, по-прежнему большую часть второй половины дня молчал, но, если позволено так сказать, характер его молчания неуловимо изменился. С самых похорон Фрэда (и об этом тогда я забыл написать из-за вопилки Джорджа) мне казалось, что молчание это — исключительно внешнее, внутри же длился бесконечный внутренний монолог. Мне сложно сформулировать это, но теперь мне кажется, что я почти понимаю связь, которая была между Фрэдом и Джорджем. Скорей всего, раньше они этот монолог делили пополам — и он был их внутренним диалогом. Теперь такое невозможно, и Джордж должен учиться обходиться без этого. Кажется, он сам понял необходимость подобного изменения, только поговорив с Анджелиной. Только мисс Верити выглядит слегка расстроенной, хотя, конечно, держит себя в руках. Наверное, я не уйду пока из магазина. Поработаю там еще пару недель, пока Джордж найдет мне замену. Не могу сказать, что буду очень скучать по малиновой униформе. Все-таки цвета одежды министерских работников гораздо приятней глазу и сдержанней.

Sever_Snape: Перси очень понравился. Не хватило чего-то в финале. Это точно конец? Вообще, имхо, удалось передать не истерично-фиковую, а настоящую грусть. Щемящую. Поэтому даже и с таким оборванным финалом поставлю 10/10

Weasley&Weasley: Sever_Snape У нас была именно такая цель. Мы очень не любим истеричную грусть. А дальше... просто дальше участие Перса, в общем-то, завершилось (слава Мерлину!), он увлекся этой своей орфографической занудой. И мы сами будем учиться жить в разных мирах. Огромное спасибо вам за оценки. От вас получить 10.10 автору особенно приятно. :)

Элли: 10 10

ele: Даже не знаю, что сказать... Такое чувство беспомощности от текста, от ситуации... И все очень правильно. Перси в этой своей продуманной заботе невероятно трогательный. И в первый раз встречаю реакцию Джорджа на смерть брата, которой верю полностью. Сижу реву. 10 10

valley: 10 и 10

Mileanna: Weasley&Weasley пишет: Итак, Перси сумел ухудшить следующее: 1. Дверные наклейки теперь отливают одинаковым цветом и сдвигаются на одинаковое количество дюймов. Как солдаты в строю. 2. Закладки-обманки по-прежнему закладываются не на тех страницах, но в идеальной геометрической прогрессии. 3. Щетка для ботинок отныне маскируется под зубную только в шести из десяти случаев. Не чаще, не реже. Не оценить такие поразительные способности к математике невозможно. Близнецы, это гениально! Перси показался даже ярче и понравился больше, но фик очень проникновенный и искренний. Видно, что автор очень эмпатичен и может прочувствовать такое горе. Единственное замечание - плохо отбечен. Пару раз ошибки/описки неприятно резали глаз. 9- ставлю не 10 только за то, что Перси в фике больше, чем Джорджа 10

Читерабоб: Weasley&Weasley это мероприятие доведет меня до инфаркта, так и знайте. черт. черт. черт. спасибо, что привели Перси в УУУ. спасибо за письма, за его заботу о брате. за внесение рациональности в приколы. за эту чудесную вещь.

Танка Морева: Отличный фанфик. Какой живой и теплый Перси. Он ведь, действительно, очень любил семью. И он так трогательно пытается помочь брату. В тексте, несмотря на грустный фон, много шуток, например, когда братья по-разному оценивают Джинни. Отличная работа)))))) 1) 10 2) 10

Weasley&Weasley: Элли ele valley Mileanna Танка Морева *автор хватается за сердце* Спасибо за оценки! Читерабоб Нас, кажется, тоже. Вам спасибо за оценки!

zanuda: Перси совершенно замечательный. Джорджа, конечно, маловато, но он убедителен. И вообще хорошо. 1. 10 2. 10

Леди Малфой: 8 10

lemurik: 10/10

кыся: 8 9

Arahna: 1. 10 2. 10 Лучшее, что я читала у вашей команды.

Мюмла: За Перси - отдельное спасибо. 1 - 9. 2 - 8.

Avis: 1. 10 2. 10

Сара Хагерзак: Дорогая команда, огромное спасибо за такой прекрасный текст! Настоящий Джордж и правильно-трогательный Перси, а семейный обед просто убивает наповал. 1 - 10 2 - 10

Irana: Отличный фик! Перси просто замечательный - не картонка, а живой человек и весьма интересный оказывается Хотя, конечно, главный герой (герои) вне конкуренции)) 10 10

Weasley&Weasley: zanuda Джорджа в тот момент маловато по факту было, к сожалению. Но сейчас он раскаивается, что так себя вел. Леди Малфой lemurik кыся Спасибо за оценки! Arahna Перси оказался удивительно полезной личностью при ближайшем рассмотрении! Просто возмутительно. Мюмла Поблагодарите за что-нибудь приятное. А то Перси... Вам спасибо за оценки! Avis Сара Хагерзак Семейный обед кого хочешь убьет. Особенно такой, да. Irana Пер не картонка. Перс - мешок с... чем-то вонючим. Мы это точно знаем! Но иногда эффективен. Как удобрение. Спасибо за оценки!

Henry Gale: В начале хотелось расплакаться, но потом желание прошло: Перси - именно то, что было нужно и Джорджу, и мне Спасибо за него такого Немножко сбило с толку, что повествование ведется то в письмах, то от имени Джорджа, то от третьего лица И мало Персонаж: 9. Общее впечатление: 9.

бурная вода: 10 10

Selezneva: Хорошо и без истерик:) 10/10

Kva6ka: Вот наконец достойный фик. Но я не понял в некоторых местах, от чьего лица велось повествование. Поэтому 7 ( фик получился про Перси, и получился шикарный фик про Перси, просто шикарный - но не про Д.) 9 ( вот например здоровый отрывок, который заканчивается Weasley&Weasley пишет: Возгласы: «— О! — Тоже неплохо. — Гермиона не одобрит, но круто! — Ух ты! Подари один Рону! — Джордж, это не смешно», — слились в полифонию, которая была прервана только появлением мистера Уизли. Скучно. он от чьего лица?)

Weasley&Weasley: бурная вода Selezneva Спасибо! Ну их, эти истерики! Kva6ka А если расскажем, балл накинете? Или лучше парочку? Ладно-ладно, мы не жадные: все, что не пишет Перс, это ПОВ Джорджа. И это тоже.

Pixie: 1. 8. 2. 8.

Weasley&Weasley: Pixie Одного цветочка на двоих маловато. Спасибо за оценки!

JeSy: это замечательно вобще Единственное,к чему можно придраться: Как я заметил, мисс Верити часто во время обеденного перерыва часто читает журнал А так - попадание в характеры, стиль, финал - все очень хорошо. Читается легко несмотря ни на что, главным несчастьем в семье, перед которым блекнет все остальное, по-прежнему считают мое рождение 10 10

miv: 8 8

ikarushka: Не так много было на "Стартах" фиков, за которые хочется безоговорочно поставить высшие оценки. "Friend Like Me" для меня - как раз из таких 8) а) Прописанность персонажа команды - 10 б) Общее впечатление - 10 Спасибо!

ikarushka: Weasley&Weasley пишет: Одного цветочка на двоих маловато Вот вам исчо парочка - один для Перси:

tanitabt: 10/10 Очень трогательно . спасибо автору

Светлана_Ст: Джордж - просто святой! И как он не убил Перси?! Вот только Перси, ИМХО, получился гораздо более ярким, чем Джордж, и текст местами не вычитан. Раскрытие образа героя команды - 8 Общее впечатление - 9

mysh: 1. 10 2. 9

Valemora: 1. 8 2. 9

Гуамоколатокинт: Если ИМХО, я полагаю Перси несколько более сложным персонажем. Впрочем, ваше право. А вот Джордж - такой - очень и очень живой. Так что: 9 (за Джорджа) 6 (за Перси и прочих... наверное, я пристрастна, ибо весьма и весьма неравнодушна к Перси)

Weasley&Weasley: ikarushka Обойдется! Мы эти цветочки на дело пустим. Всем спасибо за оценки, но некоторым советуем опасаться брать конфетки из рук рыжих незнакомцев. Гуамоколатокинт Автору Перси совсем не кажется тут простым (и, кстати, автору Перси очень нравится, просто в этом фике не захотелось усложнять и приукрашивать. Показалось неэтичным, что ли). Просто ситуация максимально не его, не Перси. Вот и ведет себя - так. Ну, что делать.

alexi: 1 - 10 2 - 10

Lady Nym: Не люблю Перси (не за занудство, а за то что пошёл против семьи), но здесь он очень хорош. И эх, узнаю свои занудные черты, что бы интересно сказал про меня Джордж? Вряд ли что-то более лестное, чем о Перси Но в конце мне тоже чего-то не хватило... Какой-то завершённости... 1. 10 2. 9

Weasley&Weasley: alexi Cпасибочки. Вот вам цветочек. Можете понюхать его без риска. И от Перси еще один. Lady Nym История закончилась. Дальше мы уже продолжаем каждый по-своему. Но вот и вам цветочек. А Перс понял, что ошибался. И даже почти вовремя.

alexi: Weasley&Weasley *уткнулась носом в цветочек* Ой, спасибо, вот порадовали

Хельдис: Прописанность персонажа команды - 10 Общее впечатление - 10

Диана Шипилова: ПЕРСИ!!!!!!!!!!1111!1! Weasley&Weasley пишет: Тогда я написал ей, что считаю дезинформированием исправление ошибок в объявлениях, что дает читателям ложную уверенность в грамотности девушек. Но мне тоже чего-то не хватило в финале :( 10 9

Dita: Это скорее о Перси, но уж очень хорошо! 1. 10 2. 10

Aerdin: 10/10

Мерри: Великолепно. Просто восхитительно. Спасибо огромное. Оба они, и Джордж, и Перси, изумительны.

taiverin: Мерри Спасибо! Рада, что понравилось.



полная версия страницы