Форум » Архив "Весёлые старты" 2008 1-8 » ВС 8: "Дыхание", ДМ, ГП и другие, джен, драма » Ответить

ВС 8: "Дыхание", ДМ, ГП и другие, джен, драма

Команда Драко Малфоя: ВС 8. Авторский фик. Тема: «Бойся своих желаний – они исполняются!» Название: «Дыхание» Автор: Solinary Бета: Toriya Главные герои: Драко Малфой, Гарри Поттер и другие. Категория: джен Рейтинг: PG Жанр: Drama Саммари: Осторожней формулируй свои желания. Они могут исполниться. Примечание 1: Все хокку взяты из книги «Take a deep breath» by Sylvia Forges-Ryan Примечание 2: Воробьи, гагары и особенно козодои – психопомы… Это от греческого. Означает: те, кто ведет. В данном случае, это те, кто провожает человеческие души из страны живых в страну мертвых и обратно. Если верить Баррингеру, гагары и козодои проводники живых, говорят, они собираются в местах, где вскоре должна произойти смерть. Они вовсе не несут дурного знамения. Их дело сопровождать души недавно умерших к правильному месту в загробной жизни… Сборища воробьев куда более знаменательны, во всяком случае, по Баррингеру. Говорят, что воробьи проводники покойников…. А это означает, что их дело – сопровождать заблудшие души, стремящиеся попасть в страну живых. Другими словами, они предвестники живых мертвецов (с) С. Кинг «Темная половина» Предупреждение: Дарк Дисклаймер: все принадлежит Роулинг

Ответов - 57, стр: 1 2 All

Команда Драко Малфоя: Стопка книг угрожающе накренилась вправо, и Драко едва удалось удержать ее падение. Он сделал пару шагов к своему рабочему столу, с грохотом уронив фолианты прямо на работы первокурсников. Пузырек с чернилами подпрыгнул с жалобным звоном и едва не оказался на полу, но Малфой поймал его на полпути, вернул на место и тяжело оперся на стол. Он дышал так, будто пробежал марафонскую дистанцию, да и ощущал себя не лучше. Вот только упасть замертво ему никто не позволит. Горло перехватило, создалось ощущение, что сердце бьется где-то под кадыком, не давая воздуху проникнуть в легкие. Драко изо всех сил старался успокоиться, не хватать ртом воздух, как выброшенная на берег рыба. «Это пройдет. Просто успокойся. Передохнешь, и все пройдет». Небольшие часы на полке издали заливистую птичью трель – Малфой поморщился, времени на отдых не оставалось, необходимо было добавить в Оборотное зелье настой из златоглазок. На подгибающихся ногах он зашел в лабораторию и с ненавистью оглядел кипящие котлы. Проклятое зельеварение. Проклятые сроки. Сердце постепенно вернулось в нормальный ритм, перестав отбивать барабанную дробь в ушах. На всякий случай Драко сделал несколько глубоких вдохов – семейный врач посоветовал это в стрессовых ситуациях. «Док, у меня каждый день – это одна большая стрессовая ситуация. Что мне сделать? Увеличить объем легких?» На то, чтобы добавить последний ингредиент, ушло всего несколько минут, и Малфой добрался, наконец, до своей спальни, без сил рухнув на кровать. Сумасшедший забег, начавшийся вчера утром, закончился. Он полежал немного, ощущая, как гудят ноги, спина и плечи, потом все-таки заставил себя сесть и сделать глоток давно остывшего чая из кружки с отбитой ручкой, которая стояла на тумбочке с того момента, как Макнейр вызвал его в директорский кабинет. Зубы клацнули о край, рука мелко дрожала. Великолепно. Лучше в его жизни просто быть не могло. Еще в бытность свою студентом Драко иногда искренне жалел своего декана: тот тратил свое драгоценное время и талант не на работу с зельями и посильную помощь Темному Лорду, а на то, чтобы раз за разом разъяснять школярам основы зельеварения. А теперь он сам, наследник древнего рода, чистокровный маг, преподавал в Хогвартсе, Школе Магии и Волшебства. И кому? Не слишком одаренным потомкам тех, кто выслужился на войне, и поэтому был признан чистокровным. Драко уже тошнило от этих идиотов, а уроки медленно превращались в изощренную пытку. Да еще чуть ли не каждую неделю приходили проверяющие из Министерства, вынюхивая что-то, пытаясь выяснить, не забивал ли он головы ученикам ненужными, крамольными мыслями. Ему бы обычный курс туда забить! Мало кто действительно слушал – этим детям позволено все, ведь они надежда нового магического мира. А учителя так - всего лишь впавшие в немилость бывшие союзники. Немного успокоившись, Малфой вернулся к рабочему столу, сел и взял в руки оказавшийся на самом верху «Справочник зельевара». Чья-то работа, написанная на нежно-розовой бумаге, помялась под весом отделанных кожей и железом книг. Драко мрачно оглядел скругленные буковки, прикинув, пахнут ли чернила персиком, как обычно, или на этот раз мисс Бауэр, автор подобных «трудов», пожалела его психику. Самое смешное, что получилось, будто именно к этому – ставке всеми пинаемого учителя, благодарного только за то, что его не убили – всю жизнь стремился Малфой. Его семья в меру сил и возможностей поддерживала Лорда и его идеи о чистоте крови. Черт подери, да разве он заслужил это? Ах, да. Есть еще котлы – семь пузатых черных котлов с готовящимся зельем в лаборатории. И скалящийся своими кривыми, желтыми зубами Макнейр, хоть сейчас готовый применить к нему Круцио. Хотя все вышеупомянутое можно просто посчитать приятным дополнением к учительскому труду. Вчера Лорд посчитал, что Оборотного зелья в прошлый раз было приготовлено недостаточно, и захотел получить еще. И немедленно. Малфой попытался попросить немного времени на приготовление, но не преуспел. «Это же Оборотное зелье, как он не понимает? Я же не могу сварить его за сутки!» В сущности, зелье ведь только предлог, настоящая причина – чье-то горячее желание посмотреть, как Драко будет корчиться под Круцио. Вот и все. И Малфою ничего не оставалось, кроме как искать выход из положения. Трехчасовое стояние в очереди за пропусками в Запретную секцию, заверение печатями разрешений на ингредиенты, срочный заказ недостающего оборудования. А главное, все это все равно сопровождалось четким осознанием, что зелье не будет готово вовремя. Как ни странно, рецепт Малфой нашел около трех ночи, подгоняемый мыслью о том, что в противном случае ночевать придется на столе в читальном зале. В старую, потрепанную книгу по запрещенным зельям были вложены исписанные с двух сторон листы. Драко чуть не выбросил их в корзину, но, к счастью, любопытство заставило просмотреть, что же там написано. На них неизвестный автор спорил с автором фолианта и предлагал ускоренный способ варки Оборотного зелья. Выбора у Малфоя не было – он начал воплощать в жизнь идеи неизвестного студента… или, может, преподавателя? Первое, что обрадовало – он не взорвался вместе с котлом, когда добавлял в зелье указанные создателем ингредиенты, не значившиеся в основном рецепте. И жидкость по цвету даже походила на Оборотное зелье. В восемь вечера Малфой должен будет попробовать его, и при положительном результате представить партию Лорду. Сваленная же на работы стопка книг должна была помочь в том случае, если зелье вдруг окажется ядом замедленного действия. Прядь волос упала Драко на лицо, и он раздраженно убрал ее за ухо. Иногда он мечтал о том, чтобы постричь волосы так коротко, как только возможно, тем более что постоянное действие испарений от зелий и так постепенно превратило их в спутанные лохмы. Но отец всегда подчеркивал, как важно для аристократа носить длинные волосы, что это – древняя традиция, а Малфой был не в силах перестать подчиняться привычке. Возможно, если бы отец выбрал другую сторону, а не зациклился на чистоте крови… Драко постарался избавиться от этой мысли. Он не будет об этом думать, он не будет вспоминать, у него и так был тяжелый день. Руку пронзила жуткая боль, будто бы плоть пыталась вырваться наружу из-под кожи – Лорд звал его. Малфой судорожно вскочил со стула, чувствуя, как скрутило внутренности. Ледяной ужас наполнил его – неужели он не успел? Он торопливо сдернул плащ с крючка рядом с дверью и буквально выбежал из комнат. На выходе он едва не споткнулся о пустой ящик из-под ингредиентов, который давно хотел выбросить. Малфой мельком взглянул на него, оценивая, нельзя ли использовать его подо что-нибудь – ящик был в человеческий рост, крепко сколочен и обит железными обручами. Нужно было заняться им потом, если это «потом» у него, конечно будет. Из Хогвартса нельзя было аппарировать, а Драко очень торопился на Гриммолд-плэйс, 12, поэтому ему ничего не оставалось, кроме как бежать в Хогсмид. *** First snowfall The table set For one less Отец погиб вскоре после того, как Драко исполнилось семнадцать лет. Никто так и не сказал им с матерью, чем Люциус так разозлил Лорда. Возможно, с последним просто случился очередной припадок неконтролируемой ярости, которые начали происходить все чаще и чаще после смерти Поттера. Возможно, он припомнил старшему Малфою долгие годы бездействия и попытки подстроиться под Дамблдора и Министерство. Всё возможно. Драко отчетливо помнил тот вечер. Они с матерью играли в шахматы в его комнате, когда вдруг услышали шум в кабинете и решили, что это отец вернулся – Люциус как раз отправился к Лорду. Однако в кабинете оказалась только Беллатрикс, хохочущая и как всегда пошатывающаяся, словно пьяная. Драко боялся ее больше, чем Лорда – тот для него был пока еще не обретшей плоть фигурой, управляющей отцом. А вот Белла часто навещала сестру с момента побега. Невозможно сказать точно, насколько на её рассудок повлияло заключение в Азкабане, но она была подвержена резким перепадам настроения: от буйного веселья до угрюмой подозрительности. Пару раз Драко доставалось от нее в отсутствие отца. В этот раз мать буквально вытолкнула сына из кабинета и захлопнула за собой дверь. Им на минуту овладела паника. Ощущение того, что произошло что-то страшное и необратимое, заполнило все вокруг, от этого хотелось забиться в угол, закрыть уши руками и проснуться, как от дурного сна. А еще через несколько минут Драко услышал, как рыдает в кабинете мать - даже нет, не рыдает – воет на одной ноте. Утром принесли тело. Драко не смог даже увидеть отца в последний раз, мать запретила пускать его в комнату с гробом. Единственное, что он успел увидеть – бледное, застывшее лицо, которое почему-то даже не вызвало ассоциаций с Люциусом. Все эти дни его преследовало ощущение, что он смотрит на себя со стороны, ничего не чувствуя, не понимая, словно наблюдая всё тот же долгий, затянувшийся сон. Всего этого просто не могло случиться с его жизнью. Ведь так? На похоронах почти никого не было, большая часть знакомых побоялась прийти – это вполне могло вызвать недовольство Лорда. После того, как гроб опустили в землю, кто-то начал говорить о покойном, но стушевался и скомкал конец речи. Всем не терпелось уйти в дом. Видно было, что Нарцисса сдерживалась из последних сил, она двигалась механически, словно кукла, только отрешенно кивая соболезнующим. Драко не знал, что было дальше - он ушел наверх и рухнул на кровать, не раздеваясь. Ощущение нереальности происходящего не пропадало. Он понял, что отца больше нет, только через три дня, когда зашел в кабинет и увидел пустые стеллажи. Драко обнял себя руками и сполз по стене, чувствуя, как его трясет. Его нашел один из домовых эльфов: Малфой отчетливо помнил только тонкий, ввинчивающийся в мозг голос: - Хозяйка, хозяйка! И потом объятия матери, которая гладила его по голове и шептала: - Мы справимся. Справимся. Драко начал просыпаться по ночам, вставая по нескольку раз, только чтобы удостоверится в том, что с матерью все в порядке. Дикий, безотчетный ужас наполнял его, при мысли, что что-то может случиться и с ней. Но, видимо, Беллатрикс все-таки вспомнила о родственных узах, потому что Нарциссу оставили в покое, используя только как источник средств для армии Упивающихся. Мать покорно отдавала нужные суммы, продавала картины, драгоценности - для нее главной целью стала безопасность Драко. Малфой же старался осваивать дальнейший курс магии по учебникам самостоятельно. Он был не глуп, поэтому некоторые предметы давались легко. Ну а те курсы, которые не вызывали никакого интереса, вроде истории магии или ухода за магическими существами, он предпочел бросить, не заканчивая. После небольшого праздника, устроенного на его совершеннолетие, Нарцисса заболела. Она много времени проводила на могиле мужа, часто даже не могла дойти от нее до дома самостоятельно, и Драко приходилось вести ее, поддерживая. В тот день она попала под дождь, и, вернувшись, свалилась с горячкой. Драко вызвал врача, дежурного медика из святого Мунго, который не был задействован в военных действиях. Тот дал рецепт зелья, которое Малфой исправно варил и давал матери три раза в день. Но становилось все хуже, и Малфой целыми днями просиживал у ее постели, слушая хриплое дыхание. В ее груди что-то хрипело. Доктор, вызванный под утро девятого дня, в этот раз не стал ничего выписывать, только посоветовал найти специалиста из военных. Все, что мог спросить Драко: - Как она? – ненавидя себя за этот жалкий вопрос. - А вы что, не видите, как? - ответили ему. Малфой возненавидел и его за этот равнодушный ответ, тщательно отглаженный сюртук и маленькие, почти женские руки. Под утро Нарцисса начала задыхаться, и Драко снова послал за доктором, чувствуя, как его захлестывает паника. Он мог только беспомощно смотреть на мать, держать ее за холодную влажную руку. Под утро она вдруг сделала глубокий, ничем не сдерживаемый вздох, необычайно ясными глазами посмотрела на Драко и вошедшего врача и умерла. И изо всех мыслей, что метались в голове у Малфоя, осталась одна: «Что же мне теперь делать?» *** Winter wind blowing leaves over sparrow`s bones Первое, что заметил Драко – на Гриммолд-плэйс, 12 рядом с домами было слишком много воробьев. Они сидели на подоконниках, прыгали по мостовой и оглушительно чирикали. Как только Малфой сделал несколько шагов к дому, небольшая стайка, занимавшаяся дележом каких-то крошек, с шумом разлетелась в стороны. Драко едва успел шарахнуться - одна из птиц мазнула крылом в сантиметре от его лица, кожу обдало ветром. Малфой сглотнул, торопливо поднялся по ступенькам, чувствуя покалывание охранных заклинаний, и зашел внутрь. Дом выглядел темным и запущенным – Лорд не заботился о порядке, ведь для него это была всего лишь резиденция для приема слуг, а Беллатрикс, похоже, нравилось такое запустение. В запустение приходило всё, чего она касалась. Портрет Вальбурги был давно сожжен, теперь на его месте висел какой-то странный сюрреалистический пейзаж. По-видимому, бывшая хозяйка так и не смирилась с постоянным присутствием в доме полукровки. Драко поднялся по лестнице и зашел в комнату, раньше служившую хозяину дома кабинетом. Здесь почти не было света – плотные, тяжелые шторы закрывали окно. В массивном кресле у камина сидел Лорд, вороша угли причудливо изогнутой кочергой. За его спиной застыла Беллатрикс, ее глаза были полуприкрыты, а лицо - искажено странной экстатической гримасой. Малфою пришло в голову, что она, наверное, даже и не помнит, что тело ее мужа точат черви где-то в Запретном лесу. Лицо Вольдеморта было закрыто капюшоном черного, расшитого змеями плаща. От чрезмерного пафоса обстановки Драко начало подташнивать. «Когда-то здесь убили отца. В этом чертовом театральном интерьере». Малфой опустился на одно колено, склонившись так низко, как только мог. Лорд подмечал все мелочи, и за недостаточно явно выказанное почтение мог подвергнуть Круциатусу. «Главное, не смотреть ему в глаза. Не смотреть в глаза» Вольдеморт едва ли разглядел бы в них раболепный восторг, которого так жаждал – Драко был уверен, что тот нашел бы там только страх, а страх мог подстегнуть ярость Лорда. Сейчас Драко боялся его больше, чем кого бы то ни было. Иногда он хотел бы стать незаметным, как домовой эльф, только бы не попасть Лорда под горячую руку. Но самое страшное было не это - Малфой знал, что наравне со страхом где-то в глубине его души таилась ненависть. Иногда ночами он мечтал, как аппарирует к этому чертовому дому, поднимется по лестнице, улыбаясь и, войдя в кабинет, скажет два слова: «Авада Кедавра». А потом… Малфой понимал, что не выживет. И поэтому никогда бы не решился на такое. Ни месть, ни высокие идеи не могли заставить Драко рискнуть своей жизнью. Он был готов пресмыкаться, унижаться, сколько угодно, только чтобы его не трогали. Лорд был раздражен, это чувствовалось по напряженной позе, по тому, как яростно шипела Нагини. - Мы получили важные сведении от недавно схваченных гриффиндорцев, - Лорд махнул рукой и Беллатрикс швырнула прямо перед Драко какой-то пакет. «Не смотри. Не смотри». Опять эти их чертовы фокусы. По ковру расплывалось отвратительное пятно густо бордового цвета. Нетрудно догадаться, что находилось внутри. Вольдеморт в последнее время любил таким образом проверять своих слуг. Драко мутило, он старался дышать через раз и ни в коем случае не смотреть в сторону куска мяса, ранее бывшего человеком. - Оказалось, что Поттер и Снейп воплощали в жизнь рецепт нового зелья, эффект от которого можно сравнить только с философским камнем. Нам нужен рецепт. Во рту стало кисло, к горлу подкатывал комок. - Я дам тебе допуск, Малфой, в секцию некромантии. Ты вытрясешь из Поттера рецепт к концу недели. Драко затрясло. Некромантия – самое опасное искусство. Ему предлагалось поднять из могилы мертвеца и заставить его рассказать события восьмилетней давности. - Да, мой Лорд, - голос дрожал, и Малфой увидел, что по тонким губам Вольдеморта пробежала торжествующая усмешка. «Авада Кедавра. И все. Отомстить за отца, за мать». Малфой дождался разрешения уйти и, пятясь, вышел из кабинета. Про зелье Лорд даже не вспомнил. По щекам тек пот, смешанный со слезами. А воробьи на улице все так же чирикали, надеясь выжить в наступающей зиме. Драко позавидовал им, они хоть не знали страха. *** Rain changing to snow last goodbye После смерти Сириуса Гарри начал открыто конфликтовать со Снейпом. Если раньше Поттер хоть немного сдерживался, то тогда будто с цепи сорвался. Казалось, во всем случившемся он винил только слизеринского декана. Осложняло дело то, что Дамблдор, видимо, возобновил дополнительные занятия со Снейпом для Гарри, или, как понимал сейчас Драко, поручил им варить новое зелье. Пара коротких стычек на уроках зельеварения, стоивших Гриффиндору кучи баллов, ожесточенная перебранка в коридоре перед директорским кабинетом – об этом было прекрасно известно студентам. Панси, закатывая глаза, рассказывала, как быстро пустеет сосуд Гриффиндора, и как ни Грейнджер, ни Уизли не могут привести Поттера в чувство. Снейп тоже находился на грани – он едва сдерживался. А за неделю до своей смерти, к вящему удивлению замершего в нише Забини, попробовал залепить Гарри оплеуху, но тот перехватил руку. Дальше профессор что-то прошипел Поттеру, и тот отступил. Но как выяснилось – ненадолго. В тот день Драко спустился из обеденного зала в подземелья и вдруг увидел Поттера, который решительно шел в сторону кабинета зельеварения. Малфой неслышной тенью последовал за ним, предчувствуя очередную стычку и надеясь все-таки самолично увидеть, как их декан ударит Поттера. Снейп сначала не хотел пускать в кабинет Поттера, раздраженно шипя, как самая настоящая змея. Но потом сдался, увидев какую-то бумагу, и Гарри вошел внутрь. В этот момент Малфой решил постучаться и под каким-нибудь благовидным предлогом попасть внутрь, но, к его счастью, Крэбб и Гойл срочно хотели показать ему какую-то черномагическую книгу, добытую в Запретной секции буквально на несколько часов, и Драко пошел за ними в гостиную Слизерина. Через двадцать минут прогремел взрыв. К счастью, на кабинет и лабораторию были наложены заклинания, не позволившие взрывной волне распространиться. И тем страшнее стало это для находившихся внутри. Студентов собрали в Большом зале, а тем временем медики из Министерства вынесли трупы. Говорят, что профессор пострадал сильнее, чем Поттер. «Надежда магического мира погибла», - писали все газеты. Некоторые поддались массовой истерии и уехали из страны. Тем временем Упивающиеся начали атаковать Министерство. Еще через какое-то время исчез Дамблдор. Люциус рассказывал, что тот попал в какую-то ловушку Лорда, но точно это никому не было известно. Тела директора Хогвартса так никто и не нашел. *** First snow on the wings of cemetery angels Гарри Джеймс Поттер был похоронен на кладбище Святого Джона в Лондоне. Таково было желание его опекуна, осужденного Сириуса Блэка. Благороднейшее семейство Блэков имело там несколько мест. Драко поежился. Кладбища навевали на него дикий, панический ужас. Лица, смотрящие с могильных камней, сухие даты жизни – шестьдесят лет, тридцать лет, год, несколько месяцев. На одной из могил находилась статуя ангела, молитвенно сложившего руки, с по-детски прекрасным лицом. И тем страшнее было то, что собирался сделать Драко. Рядом с ним безмолвными тенями скользили Крэбб и Гойл, поднявшиеся до личных охранников резиденции Лорда. Ирония судьбы – его покорные прихлебатели еще со времен первого курса сейчас занимали более высокое положение. Молчаливые, не обремененные интеллектом дуболомы оказались нужны любой власти. Драко же, в сущности, сейчас был никем. Могила выглядела довольно заброшенной – первые три года в соседнем с ней склепе находился специальный пост Упивающихся, атаковавших каждого, кто пытался прибрать ее, положить цветы или даже просто постоять рядом. Потом желающие сделать это исчезли, и сейчас на надгробии сложно было даже разглядеть надпись. Малфой сел рядом, стер налипшую грязь с букв: «Гарри Джеймс Поттер. Верный друг и товарищ». Нужно было начинать ритуал. Малфой окружил надгробие кругом, изображенным смесью из крови козла, кладбищенской пыли и тела какой-то экзотической рыбы, название которой Драко не мог не то, что запомнить, но даже выговорить. Само надгробие пришлось исписать заковыристыми символами, угрожающе выглядевшими даже на страницах древнего фолианта. Ни Крэбб, ни Гойл не шевелились. Малфой покосился на них, пытаясь вытереть с рук черную краску. Оставалась последняя часть – он вытащил из сумки небольшую баночку с кровью единорога – этот ингредиент Лорд передал ему через Макнейра. К сожалению, ни одного этого животного больше не осталось в Англии. Вольдеморт лично уничтожил их всех. Теперь хоть понятно ради чего. Малфой встал перед надгробием, окропил кровью четыре стороны света в честь демонов перекрестка и произнес заковыристое заклинание. Палочки для этого не требовалось, но Драко почувствовал, как она нагрелась у него в кармане. Полыхнуло зеленым и все стихло. Эту тишину, казалось, можно было резать ножом, даже пение птиц, звуки города, шум ветра – все исчезло. Раздался страшный треск где-то под ногами, и Малфой шарахнулся назад. Земля перед надгробием шевелилась. Драко хотел сделать еще шаг назад, но Крэбб не дал ему этого сделать, ткнув палочкой между лопаток. - Лорд запретил выпускать тебя за пределы круга, Малфой. Ты должен подчинить себе труп, забыл? Драко мог только бессильно выругаться сквозь зубы. А новоявленный зомби уже наполовину выбрался из земли. Глаза его были закрыты. - Я твой господин, - как можно тверже произнес Малфой, хотя больше всего на свете ему хотелось бежать отсюда со всех ног. Поттер открыл глаза, уставившись прямо в лицо Драко. Он был готов слушать приказания. Малфой закашлялся, стараясь не смотреть на то, что осталось от школьного недруга, потом повернулся к бывшим сторонникам: - Я закончил. Передайте Лорду, что все прошло удачно, - они кивнули и одновременно аппарировали. Драко развернулся обратно, стараясь дышать не слишком часто – некие чертовы силы оживили Гарри Поттера и даже придали останкам человеческую форму – но зомби все равно источал аромат гниения. Малфой ничего не мог с собой поделать, он был до ужаса брезглив, и сейчас один только взгляд на бывшего однокурсника заставлял его желудок подкатывать к горлу. Поттер выглядел так же, как и в свой последний день – он так и остался шестнадцатилетним подростком. Левая сторона его лица, шеи и руки были обожжены – видимо, взрывом. Он чуть покачивался, словно с трудом удерживал равновесие. Взгляд не выражал ровным счетом ничего, хотя Гарри и не отводил его от лица нового господина. - Надень, - Малфой швырнул в его сторону длинный черный плащ. Теперь у него был невероятно сильный, ничего не боящийся, никогда не устающий слуга. И ему нужно было любой ценой вытрясти из него информацию. - Идем за мной, - Драко дрожал от отвращения, сминая в руках пояс своего пальто. Теперь он должен находиться с этой образиной в одном помещении. Единственное, что радовало – тот не имел своей воли и не мог причинить Драко вред, пока он не прикажет. А этого Малфой делать и не собирался. Единственное, что хоть чуть-чуть радовало – в случае смерти Малфоя зомби мог натворить бед, и Драко надеялся, что Лорд тоже это осознает. *** Snowdrifts getting deeper what do they mean – my dreams Драко открыл глаза. Часы, висящие на противоположной стене, показывали три часа ночи – Малфой пошарил рукой возле подушки, и, отыскав небольшой мешочек с ароматической смесью, поднес его к носу. Все то время, что зомби находился здесь, пусть даже и в лаборатории, у Драко не пропадало ощущение, что слабый запах разлагающейся плоти пропитал все вокруг. Он почти ничего не ел во время завтрака, обеда и ужина, только безостановочно пил воду, стараясь при этом не дышать. Несколько ночей подряд Драко просыпался в холодном поту с тянущим чувством в груди. И уж в этом Поттер был не виноват. Малфоя часто мучили кошмары, связанные со смертью родителей. Но, к сожалению, сегодняшний он помнил от начала и до конца. Начинался он, как обычный бессмысленный сон, с череды несвязанных между собой сцен. Потом он вдруг увидел себя в поместье рядом с матерью. Она плакала и все повторяла, что с отцом что-то должно случиться, что нужно что-то делать. А Драко просто стоял, смотрел на нее и понимал: она еще не знает, отец мертв. И вдруг пришло осознание того, что мать тоже умерла. В детстве ему часто снилось, что родители умирают. Наверное, это не были обычные детские кошмары, потому что Малфой отчетливо помнил, как мать вытирала его лицо влажным полотенцем, пока он захлебывался в крике ужаса – в ту ночь, как раз перед первым курсом ему приснилось, что она повесилась. Теперь же, будто бы в насмешку, Драко снились обратные сны – что отец и мать живы, и у них все хорошо. Иногда они просили его помочь, иногда он успевал за ночь похоронить их снова. Все его жизнь сейчас стала олицетворением беспомощности перед властвующим Лордом. Но и во сне она никуда не исчезала. Пару раз появлялось искушение – не открывать глаза. Будто бы это могло все изменить, и Драко проснется у себя в поместье, снова учеником Хогвартса, снова со своей семьей. Маленькая ложь, отражавшая какое-то внутреннее, иррациональное убеждение Драко, что он просто спит и видит очередной дурной сон. Часы навязчиво тикали, словно заполняя пространство. Время, данное Лордом, истекало, а Гарри так ничего и не рассказал. По правде говоря, он вообще не издавал ни звука. Малфой считал, что, может, зомби и выглядел, как недавно умерший человек, но прошло уже больше восьми лет – мозг и память были безвозвратно утеряны, а в душу Драко не верил. И потом во всех книгах о некромантии, которые оказались в его распоряжении, говорилось только об использовании таких мертвецов в качестве физической силы. Они убивали ради своих господ, таскали тяжести, одного даже использовали в качестве раба на галере – но ни один из них ничего не говорил. Это бесило Малфоя больше всего – ему и не надо было, чтобы то, что осталось от Поттера решало алгебраические уравнения. Но оно хотя бы должно было перечислить порядок действий – своих и Снейпа – чтобы Драко мог записать и попробовать повторить. Но даже этого было невозможно добиться: Малфой уже использовал все вариации вопроса: «Что произошло в тот день?», но не добился даже попытки начать говорить. Зомби просто стоял и пялился ему в лицо, от чего у Драко мурашки бежали по спине. Так никогда не смотрят ни зверь, ни человек – это был взгляд манекена. Наверное, если бы можно было поднять любого умершего, то Лорд не ограничился бы Гарри Поттером. Он приказал бы воскресить Мерлина, Дамблдора или Слизерина, и выяснил все, что они знали. Драко перевернулся на бок, поджимая ноги к груди, и все еще держа у лица слабо пахнущий мешочек. Он все чаще начал задумываться о том, что его жизнь изменилась из-за смерти всего двух человек. Раньше все происходящее напоминало игру – можно было вволю издеваться над Поттером и его дружками, рассуждать о чистоте крови, не придавая этому большого значения. Все равно ведь все знали, что Вольдеморт мертв, что это все только одна из больших социальных игр. Но игры вдруг закончились, и тот мир, который знал Драко, рухнул. Малфой даже ничего не испытывал по поводу того, что Поттер находится полностью в его власти. Нет, раньше он мечтал, как наложит на этого придурка Империус и заставит выставить себя идиотом перед всеми, ну или нахамить своей грязнокровной подружке. А получилось все в точности, как в старых историях про джиннов – желание исполнено, да так, что лучше бы все оставалось, как есть. Малфой уснул так быстро, что даже сам не заметил. Ему казалось, что он зачем-то сидит внизу в гостиной Слизерина и беседует со Снейпом. Потом вдруг профессор подался вперед и схватил его за руку. Проснулся Драко именно из-за резкой боли в предплечье – Лорд хотел результатов. В доме царила тишина. Внизу у лестницы стоял скатанный гобелен с фамильным деревом – Драко отрешенно подумал, что вот теперь и пришел конец благороднейшему семейству Блэков. Пока он поднимался, к горлу подступали рыдания – он не сможет оправдаться перед Лордом, тот даже не станет его слушать. Его будут пытать и убьют. Чертов Поттер! Смог подставить его даже после смерти! Лорд нервно постукивал пальцами по ручке кресла, Беллатрикс в комнате не было. Драко бросился на колени так быстро, как только мог. Он надеялся только на то, что Лорд нашел для него еще какое-нибудь задание. - Когда я получу рецепт зелья? – голос Вольдеморта был мягок, говорят, что именно в таком состоянии он убил Люциуса. - Мой Лорд… Я… - Драко не отрывал взгляда от узора на ковре. Он не знал, как объяснить свой провал – невозможность разговорить зомби вряд ли была бы принята за объективную причину. Вольдеморт поднялся и в несколько шагов оказался рядом с Драко, приподнимая его лицо за подбородок. Малфой смотрел прямо в это белое, нечеловеческое лицо – и вдруг понял, что самое страшное не умереть, не стать зомби, а превратиться в такое же существо. - Ты ведь не разочаруешь меня, Малфой? Рецепт должен быть у меня к вечеру. А потом ты развеешь зомби. - Д-да, мой Лорд, - Драко почти хрипел. Но было еще кое-что… Ему показалось, что во время последней фразы по лицу Лорда тенью скользнул страх. Неужели Вольдеморт все еще боялся Поттера? - Пошел вон, - Малфой мог бы поклясться, что в жизни так быстро не покидал комнату. В коридоре силы оставили его, и он привалился к стене. Вечером он умрет. - Вам плохо, господин Драко? - Малфой вздрогнул и посмотрел вниз. Кричер, с трудом балансируя с двумя полными подносами, выжидающе смотрел на него. - Нет, все в порядке, Кричер, - домовой эльф кивнул и пошел дальше по коридору. – Спасибо. Малфой и сам удивился, насколько странно это прозвучало в этом доме. Кричер что-то сказал в ответ, но Драко этого уже не слышал. Он спустился по лестнице, держась за стену. Внизу он снова взглянул на гобелен и почувствовал, как его охватывает дикая ярость. Вот это результат преданности чистокровных семей Вольдеморту? Большая часть убита, меньшая прислуживает и боится даже напоминать о себе. Чертов полукровка! Малфой вылетел на улицу – ярость придала ему сил. Но он не стал обманывать себя, она никогда бы не достигла того, кто ее вызвал. Для этого Драко все еще был слишком труслив. *** Winter sunset in the coffin she wears her fanciest dress Драко ворвался в комнаты, все еще чувствуя, как его колотит. Как же ему хотелось убить этого ублюдка! Поттер, все так же шатаясь, стоял у дальней стены, между двумя котлами с зельем. Малфой с ненавистью посмотрел на него – бесполезный кусок гниющей плоти. - Что произошло перед твоей смертью, Поттер? Отвечай. Молчание. Только этот его чертов рыбий взгляд. Уничтожить бы его сейчас, развеять в пыль. Но нельзя, эта куча дерьма – его билет в дальнейшую жизнь. «Успокойся, Драко. Успокойся. Дыши». Малфой сделал несколько вдохов, вслушиваясь в сам звук дыхания. Ярость отступала, сменяясь подавленностью. Он не сможет ничего добиться. Бежать некуда, Лорд достанет его везде, и потом, Драко никогда не смог бы отрубить себе руку, как до сих пор находящийся в бегах Каркаров. Он сел за заваленный бумагами стол, откинувшись на спинку стула. Больше всего на свете он хотел принять ванну, отмыв от себя этот чертов запах, и рухнув в постель, заснуть на несколько месяцев. А потом проснуться в другом мире. В том, где все сложилось иначе. - Мне вот интересно, неужели в твоей голове не осталось мозгов вообще? Не через шрам ли они испарились? Сколь же малого вы достигли, мистер Поттер, – Драко сказал последнюю фразу спокойно, даже мирно, немного подражая своему декану. - И это говорит мне человек, убивший моего крестного, - Малфой едва не взвился в воздух. Поттер заговорил впервые – хотя этот звук вряд ли можно было назвать голосом, скорее некой механической имитацией. Малфой медленно выдохнул – неужели удача? И неужели Снейп мог такое сказать? Насколько же довел его Поттер в тот день? - Что ты делал после? Опиши в подробностях. Поттер качнул головой и вдруг начал монотонно перечислять все свои дальнейшие действия. Как Снейп попытался его выставить, но был остановлен бумагой об отработке. Как они, переругиваясь, начали готовить какое-то ерундовое зелье. Как Поттер открыто назвал его трусом, прячущимся за спину Дамблдора. Как они начали орать друг на друга, и Поттер смахнул один из реактивов в котел. Дальше зомби вдруг заткнулся, и Малфой впервые почувствовал, как его захлестывает совершенно иррациональный ужас. Это молчание означало только одно. Взрыв. Тот самый, который унес жизнь Гарри и профессора. Неожиданно для себя самого Драко расхохотался. Никакого секрета нет. Никакого невероятного, тайного зелья. Просто два идиота, которые забыли обо всем на свете, изливая друг другу свои чертовы обиды. Разрушив к чертям весь мир, отняв жизни многих людей. И все это из-за… маленького реактива? Малфой сам не понял, когда начал крушить все вокруг. Сметать пробирки и реторты со стола, рвать бумаги и опрокидывать котлы. Зомби молчал, и все также качался из стороны в сторону. - Ты хоть понимаешь, что ты наделал, Поттер! Все это дерьмо из-за тебя! Из-за тебя одного! Мои родители погибли из-за тебя! Когда силы внезапно кончились, Малфой упал на стул. В душе будто бы прожгли огромную дыру – ничего не было, ни надежды, ни веры, ни смысла. Только буравящий его взгляд мертвых глаз. - Хоть бы раз в жизни, Поттер, ты бы сделал то, к чему тебя так долго готовили, - Драко уронил голову на руки, заходясь в истерическом полусмехе-полурыдании. А дальше что-то ударило его по затылку, и он отключился. *** Last words spoken - i listen to the sound of my breath Почему-то ему казалось, что он на похоронах. Припекало солнце, и Малфой подумал, что сейчас зажарится в своем костюме. Двое могильщиков начали закапывать гроб, и стук земли о деревянную поверхность отдавался в голове Драко. Сознание возвращалось медленно, Малфой будто бы выкарабкивался из бездонной ямы. Виски ломило, а затылок взрывался болью при любой попытке пошевелить шеей. Усугубляла ситуацию жуткая духота. Драко попытался протереть глаза, но руки ударились о какую-то преграду. «Какого…» Малфой попытался пошевелиться, но тело не слушалось его. Пространство будто сжалось до размеров небольшого стенного шкафа. Стоп. Драко медленно и аккуратно ощупал преграду над собой, и едва не занозил себе палец. Доски? Он постарался успокоиться – ведь где-то в глубине души он уже понимал, что с ним произошло. Малфой пытался понять, как такое могло случиться. Он закопан в каком-то… черт, он закопан в ящике из-под ингредиентов свихнувшимся трупом. Но зомби не мог его коснуться, он не мог причинить ему вред. Ведь так? Так? Паника все же охватила его на какие-то доли секунды, и Драко изо всех сил ударил руками по крышке ящика. Никакого результата, только издали какой-то звук металлические обручи. Пот заливал глаза – слишком жарко, слишком мало воздуха. Малфой закрыл их и сосредоточился на своем дыхании. Да, ситуация безвыходная. Но чем больше он будет биться, тем скорее умрет. Внезапно вспомнился на удивление холодный и дождливый августовский день, когда отец показывал ему подвалы поместья. Там было немало ловушек для незваных посетителей и несколько глубоких каменных ниш, закрывающихся плитами. «Если дом атакуют, то мы выставим вперед домовых эльфов, а сами спрячемся здесь. Запомни, Драко, в таком пространстве очень мало воздуха, поэтому дышать нужно неглубоко и редко, чтобы не израсходовать его слишком быстро». Драко нечасто задумывался над ценностью того, что ему говорил отец. Несмотря на свою холодность и отстраненность, он всегда заботился о сыне. Вдох – пауза, маленькая репетиция смерти – выдох. Вот так же умерла и мать, ей не хватало воздуха, а потом вдруг последний вздох, и все кончилось. Драко усмехнулся, чувствуя, как капли пота скользят по шее. Ему внезапно пришло в голову, что Поттер сейчас, скорее всего, находится на пути к Лорду, и это почему-то еще немного его успокоило. Почему-то вспомнился свернутый гобелен – вои

elenmt: Это финал??

Светлана_Ст: История совершенно великолепная, очень продуманная, но, ИМХО, чуть-чуть смазан финал. Т. е., хорошо, что он открытый, но очень уж внезапно все прерывается... Прописанность образа героя команды - 10 Общее впечатление - 9

ikarushka: Впечатлило, очень. а) Прописанность персонажа команды - 10 б) Общее впечатление - 10

кыся: капец....... это вам не бабочка.(( 10 9

kos: Мра-ак...

Сара Хагерзак: Да уж, мрак такой мрачный, что ничего не видно Хотя идея хорошая, и настроение создает. Опять-таки желание Драко исполнилось, да... Но в первой части Малфой подозрительно смахивает на Снейпа. Интересно, должность преподавателя зелий тоже заколдована и накладывает на всех свой неизгладимый отпечаток? Конец не то что смазан, его, имхо, нет вовсе. Мне кажется, нельзя оборвать повествование в любом месте и назвать это "открытым финалом". К тому же непонятно, почему Гарри упорно молчал? почему он потом заговорил?.. И какое у него было предназначение, которое он отправился выполнять? Закопать Драко в ящике? Или это он так его защитить пытался от грядущих в связи с уничтожением Лорда катаклизмов? ...Бывает, что недоговоренности в тексте вызывают приятное чувство многозначности и глубины, оставляя простор для домыслов. Но тут у меня осталось только ощущение недоумения. Еше раз повторю: хорошая идея, даже исполнение неплохое, но как-то все недоработано. 1 - 9 2 - 7

lemurik: а) Раскрытие характера персонажа команды - 9 б) Общее впечатление - 7

Элли: 9 7 Недурственно, но впечатление такое, что вам немного времени не хватило доработать. Даже жалко семерку ставить, но как бы нет конца. Вернее, окончания. Команда, а вы принципиально не пишете с Драко гет? Это что-то личное?

Pixie: Страшно. Вплетенная в фик некромантия сделала свое дело :)) Но финал... Он мне подпортил впечатление. Потому что показался даже не открытым, а просто обрывочным. Ну и образ Драко... Мне чего-то не хватило. 1. 8. 2. 7.

Команда Драко Малфоя: elenmt Да, это финал)) Светлана_Ст Спасибо огромное за оценки) Да, с финалом не очень вышло ikarushka Спасибо огромное) кыся Определенно нет) Спасибо) kos Сара Хагерзак Да, должность наложила свой отпечаток) Спасибо за замечания и за оценки) Буду совершенствоваться) lemurik Спасибо за оценки) Элли Насчет гета не знаю) Спасибо за оценки) Pixie Спасибо))

Selezneva: Ужас! 8/8

бурная вода: Сара Хагерзак пишет: Конец не то что смазан, его, имхо, нет вовсе. Мне кажется, нельзя оборвать повествование в любом месте и назвать это "открытым финалом". К тому же непонятно, почему Гарри упорно молчал? почему он потом заговорил?.. И какое у него было предназначение, которое он отправился выполнять? Закопать Драко в ящике? Или это он так его защитить пытался от грядущих в связи с уничтожением Лорда катаклизмов? ППКС И не верится в таких безвольных Малфоев. Сложили лапки и сдались Лорду. И не пытались за границу удрать или еще чего. ИМХО, Нарцисса в каноне решительнее действовала. 7 6

Henry Gale: Автор замахнулся на масштабную идею, но для достойного ее воплощения не хватило ни места, ни, возможно, времени, ни художественных средств. В итоге получился подробный обзор Нагнетание дарка кое-где притянуто за уши (странная смерть матери, повышенное внимание к портрету в доме Блэков), чувства Драко описаны довольно шаблонно, в некоторых местах автор "помогает" читателю, а тот бы и сам справился с выводами , как здесь: Но он не стал обманывать себя, она никогда бы не достигла того, кто ее вызвал. Для этого Драко все еще был слишком труслив. Масса вопросов От какой странной болезни умерла мать Драко, что даже колдомедик был не в силах помочь? Зачем Лорду понадобилось такое количество оборотного зелья? Полфика посвящается тому, как Драко его варит, а потом Лорд просто забывает об этом? Куда делся Дамблдор? Почему, если Лорд боится даже мертвого Поттера, он не приказал оживить Снейпа, который куда больше знает о зельях? Куда отправился зомби-Гарри? Почему он так поступил с Драко? Персонаж: 7. Общее впечатление: 5.

Rendomski: Безнадё-ога. Только идея с ошибкой вместо гениального плана хороша. 1. 6 2. 5 Пока что из фиков команды создаётся впечатление, что к Драко из положительных чувств можно испытывать либо гомоэротическое влечение, либо жалость. Ни при тёмных, ни при светлых жизни ему нет...

Команда Драко Малфоя: Selezneva Спасибо за оценки) бурная вода Спасибо большое за комментарий и оценки=) Henry Gale Спасибо большое за мнение и за такой развернутый коммент=) Rendomski Спасибо за оценки)

Леди Малфой: 7 7

Rose noire: Брр... Салазар, впечатление такое, что вы собрали всю жуть, которую смогли. Давно не читала приличного darkfic-a. Но ваш очень даже ничего... 10 9

Mileanna: Ого-ого!) ужос...)) А вы в шапке указали, что это АУ?) Мне стиль повествования очень понравился, фик вычитан. Про финал уже сказали. Единственное замечание - хотелось бы прочесть перевод хокку, не все ведь знают английский...) 7 9

зельевар: 9/7

elenmt: 1.10 2.10

Команда Драко Малфоя: Леди Малфой Спасибо за оценки) Rose noire Спасибо) Mileanna Спасибо) Да, про AU я как раз и забыла в спешке) К сожалению, моих знаний английского не хватит, чтобы перевести хокку, сохранив их ритм и смысл( зельевар Спасибо за оценки) elenmt Спасибо за оценки)

Mileanna: Команда Драко Малфоя Тогда давайте Вы просто их переведёте, без ритма. Если сейчас недосуг, можно после Стартов, когда будут открыты карты)

Команда Драко Малфоя: Mileanna Как только будет время - с удовольствием))

Galadriel: Вот это да! А я уже думала, на стартах сплошь "милый юмор" типа "у вас вся спина белая". Шикарный фик, совершенно жуткий и пробирающий. Открыла совершенно случайно, и так и не ушла с работы) Прекрасная идея, и прекрасно написано. Текст, действительно, оставляет ощущения панического бегства, сбившегося дыхания. И держит до последних слов. Жуткий, захватывающий сюжет. Некромантия вообще моя любимая тема, а еще так исполненная некромантия. Отличная концовка, просто браво. Издевка очень изящная: зомби выполнил прямое приказание, как и было предсказано)) Издевка и над Драко, и над каноном. И заодно над читателями, которые ожидали, что Драко изготовит зелье и с помощью него уничтожит Волдеморта, или вернет родителей, или еще что-нибудь... А тут - все так просто и жестоко. Браво! Без шуток, великолепный текст, спасибо вам. Совсем забыла, я же могу голосовать. 10 и 10

Гуамоколатокинт: Брррррррррррррррр 10 10

alexi: Ой... Ой, ой и ой... *ежится, пытаясь прогнать мурашки* 1 - 10 2 - 10

Команда Драко Малфоя: Galadriel Спасибо вам огромное))) Гуамоколатокинт Спасибо за оценки))) alexi Спасибо за оценки) Надеюсь, не сильно испортила вам настроение))

Valemora: 1.9 2.6

Команда Драко Малфоя: Valemora Спасибо за оценки))



полная версия страницы