Форум » Архив "Весёлые старты" 2008 1-8 » ВС 7: "All my loving", СБ/РЛ, мини-трилогия, PG-13, юмор/ангст, слэш, перевод » Ответить

ВС 7: "All my loving", СБ/РЛ, мини-трилогия, PG-13, юмор/ангст, слэш, перевод

Команда Сириуса: Название: All my loving Автор: sheafrotherdon Размер: трилогия мини-фиков Ссылка на оригинал: см. комменты Разрешение на перевод: запрос отправлен Переводчик: evenover Бета: Irnerius, Terra Nova Герои: СБ/РЛ ( слэш), ГП (джен). Рейтинг: PG-13 Жанр: юмор/ангст Саммари: см. комменты Примечания: нецензурная лексика, каноническая смерть персонажа за кадром Дисклаймер: Все принадлежит Роулинг... А мы любим нашего дорогого Сириуса совершенно бескорыстно. Переводчик благодарит Команду за дружескую помощь и поддержку. Название и звуковое сопровождение принадлежат группе The Beatles. Close your eyes and I'll kiss you, Tomorrow I'll miss you, Remember I'll always be true, And then while I'm away, I'll write home every day, And I'll send all my loving to you.

Ответов - 84, стр: 1 2 3 All

Команда Сириуса: Название: Два волшебника, один подарок и утконос (Two Wizards, One Gift, and a Duck-Billed Platypus) Ссылка на оригинал: http://sheafrotherdon.livejournal.com/7070.html Саммари: Это было первое Рождество Гарри, и Сириус был убежден, что в маггловских магазинах игрушек можно найти идеальный подарок для ребенка. Бедный Ремус, ему стоило заранее знать, чем это закончится… – Маггловский. – Волшебный. – Маггловский. – Волшебный. – Во имя всего святого в квиддиче, Ремус Люпин, я хочу пойти в маггловский магазин игрушек! Ремус оперся о кухонный шкаф и скрестил руки на груди. – Никому вздремнуть не пора? Сириус прищурился и постарался выглядеть устрашающе. Это могло бы сработать, если бы мужчина, которого он пытался припугнуть, не знал, что под джинсами Сириус носит семейные трусы в цветочек. Трудно сохранять атмосферу жуликоватой таинственности, когда твой собеседник в курсе самых глубоких секретов твоего бельевого комода. – Ну просто офигенно смешно. Ремус вздохнул. Была суббота, 20 декабря, 7.45 утра. Первая чашка чая только что нашла приют в его желудке, при этом он не видел Сириуса три дня, и главное – Ремус был без носков. Был у Люпина такой принцип, что нельзя ссориться по пустякам, когда ты босой, но Сириус никогда не ждал честного момента для ссоры. С учетом событий в волшебном мире, это был, возможно, благоразумный подход к жизни – ковать железо, пока горячо, и не ждать, когда гора придет к Магомету. Ремус протер глаза; похоже, мысль о том, что купить первый рождественский подарок для Гарри будет просто, оказалась совершенно идиотской. Сириус аж трясся от потребности отвлечься, излить свою энергию во что-то, не имеющее ничего общего с этой странной партизанской войной и заданиями Ордена. Без достаточного морального подкрепления, размышлял Ремус, день может пойти книззлам под хвост. Он оглядел кухню и подумал – не слишком ли рано начинать пить в качестве превентивной меры? – Сириус, ты помнишь, что случилось, когда мы последний раз делали покупки в маггловской части Лондона? – О! – Сириус расцвел нежной улыбкой. – Я нашел ту потрясающую игрушку… Ремус тяжело вздохнул, прошел в гостиную и мешковато плюхнулся на кушетку. – Это был счетчик автостоянки. – У него были рукоятки и движущиеся части, и штуки, которые меняли цвет, если делать все правильно! – Ты же сломал его! Сириус топтался в дверях кухни с глубоко оскорбленным видом. – Я просто немного его оттащил. – А еще там были фломастеры. – Но они были офигительные! – сказал Сириус, прыгая по квартире, чтобы затем плюхнуться на софу, издавшую звук «пуфф». – Столько разных цветов! И у них никогда не заканчиваются чернила. – У них рано или поздно чернила заканчиваются. – Но нужно рисовать ими целые годы, Лунатик, годы, прежде чем это случится! Я в этом просто убежден. И подумай, сколько радости так надолго – не надо носить с собой никаких грязных бутылок с чернилами, и никаких нечаянных клякс от пера… Ремус фыркнул. – Нечаянных? – Ну… – Ты же обычно говоришь, что кляксование нужно причислить к виду спорта, чтобы ты смог стать капитаном национальной сборной. Сириус внезапно упал головой на колени Ремуса и улыбнулся. – Я так говорил, да, – усмехнулся он. – Вот такой вот я шутник. Ремус приподнял бровь, пытаясь скрыть свое веселье. – Ты просто нечто, – произнес он. – Так мы можем пойти? – В волшебный магазин игрушек? Конечно. – Нееееет. – Сириусу исполнился двадцать один год, и все эти годы он совершенствовал и шлифовал тон своего скулежа. К настоящему моменту он достиг такого невероятного мастерства, что был достоин театральной, а то и оперной сцены. – Маггловские игрушки! Маггловские! – Но ты же не любишь маггловские игрушки. Ты ненавидишь, что они не двигаются, не разговаривают, не исчезают и не превращаются в маленьких черепашек, если их потрясешь. – Ремус стал бессознательно перебирать пальцами волосы Сириуса. – Но это же и делает их такими забавными, – усмехнулся Сириус, чувствуя, что решительность Ремуса трещит по швам. – Это как поход в зоопарк. Это же совершенно фантастично. – О Мерлин. – Ремус в изнеможении откинул голову на спинку софы. – Только на этой неделе, Великие Волшебные Приключения двадцатого века – экспедиция в глубочайшие тайны Риджентс Стрит. – Ага! – Сириус вскинул в воздух руки и закаркал от восторга. Ему нравилось каркать. У него даже были целые теории об этом, включая идею, что карканье помогает сохранить здравый рассудок. – Я ВЫИГРАЛ! Я, БЛИН, ВЫИГРАЛ! Ремус буркнул в ответ нечто настолько непечатное, что Сириус запомнил его тираду на всю оставшуюся жизнь. ~*~ – Это великолепно, – сказал Сириус, припав к витрине магазина игрушек «Хэмли» и уставившись на восьмифутового плюшевого мишку. – Он одет как солдат, Лунатик. Как чертов солдат. – Сириус покачал головой, словно зачарованный. – Они ненормальные. Вот скажи, зачем бы ты стал одевать медведя? – А зачем ты стал одевать плюшевого нюхлера? – спросил Ремус. Сириус нахмурился. – Это же совсем другое. Это был талисман на счастье. По моим расчетам, мы бы проиграли Равенкло минимум шесть раз, если бы не та игрушка. Ремус изогнул бровь. – Может быть, это тоже талисман на счастье. Наверное, гигантских медведей одевают в цвета королевской гвардии ради счастья королевы. – Он пожал плечами в ответ на озадаченный взгляд Сириуса. – Ей это необходимо. Ты же видел, что она носит. Разве можно обвинять ее в том, что ей нужен талисман против сильного сквозняка в публичных местах? – Пф, – фыркнул Сириус, – чепуха. – Ну конечно. Потому что одевать в маленький гриффиндорский джемпер плюшевого нюхлера – гораздо более осмысленное занятие. Сириус оторвался от витрины и подошел к Ремусу очень-очень близко. – Не смей порочить священное имя Найджела Нюхлера, – сказал он, повернулся на пятках и исчез в магазине. Ремус бросился за ним, обмирая от страха, что потеряет из виду Сириуса, снующего среди ни в чем не повинных рождественских покупателей. Оттолкнув с дороги двух дам, перед которыми он поспешно извинился, и наступив на большую постройку из набора Лего, он изловчился схватить конец сириусовского шарфа и дернуть его к себе, прежде чем хозяин шарфа успел убежать дальше. – Я нижайше прошу извинить меня за то, что оклеветал Найджела, – прошептал он прямо Сириусу в ухо. – Но, пожалуйста, не убегай от меня. Сияющий Сириус обернулся. – Тебя пугают магглы? – спросил он, явно захваченный этой идеей. – Они довольно испорченные, правда? – Он указал кивком туда, где две женщины средних лет пытались незаметно ткнуть друг дружку длинными зонтами-тростями. Сириус взял Ремуса под локоть. – Не волнуйся, мой любимый Лунатик, я защищу тебя. Ремус мгновенно выдернул руку и щелкнул Сириуса по голове. – Чертов слабоумный глупец… – Каждое слово было выделено отдельным щелчком. – Не покидай меня, Бродяга, – передразнил Сириус, пытаясь защититься, – не покидай меня среди этих сумасшедших людишек!.. – Неужели они, – щелчок, – более сумасшедшие, чем ты? – Господа? Они оба замерли, левая рука Ремуса – на полпути к карману, чтобы вынуть перчатку для более эффективного отшлепывания. Он повернул голову в сторону источника звука и любезно улыбнулся седому мужчине, разглядывающему его с ледяным презрением. – Кхм. – Ремус опустил руку. Он не знал, что следует сказать дальше. – У вас какие-то проблемы, господа? Фырканье Сириуса ничуть не помогало. Ремус посмотрел на бейдж мужчины (Юстас Грабб, помощник управляющего) и обезоруживающе улыбнулся. – Нет, никаких проблем. – У нас в «Хемли» не поощряется… – мужчина сжал губы и изобразил гримасу, как будто почуял носом какой-то очень мерзкий запах, – грубая возня, которой вы уже начали предаваться. – А. – Ремус ткнул Сириуса как можно заметнее. Последний хрюкал в рукав пальто и делал все, чтобы служба безопасности магазина ходила за ними по пятам весь день. – Конечно. – Надеюсь, я достаточно внятно выразился? – Очень внятно. – Ремус слегка наклонил голову, подобно вельможе восемнадцатого века. – Мы будем… – Он улыбнулся весьма натянутой улыбкой, потому что Сириус внезапно издал лающий смех, прозвучавший почти как ругательство: – …Сдерживать себя, – закончил он, увидев, что щеки помощника управляющего зарделись аки маков цвет. – Извините нас. Сириусу хватило мозгов проследовать за Ремусом к эскалатору, чтобы убраться с места их первого преступления. – Этот парень как будто палку в зад себе засунул, нет? – сказал он, ухмыляясь с порочным наслаждением. – Сириус… – Ремус схватил его пальцами за нос, – мы не провели в магазине и пяти минут. – И? – Нас почти вышвырнули, и всё из-за тебя! Сириус принял вид оскорбленной невинности. – Разве я первый стал оскорблять клиента в торговом зале? Ремус вытаращил глаза. – Оскорблять… тебя?.. да как… Сириус поднял бровь. – Ну давай, сделай вид, что не понимаешь. Ты же знаешь, как на меня это действует. Ремус вспыхнул и засунул руки в карманы. – Подарок. Для Гарри, – сказал он, собирая все свои силы, чтобы выдержать похотливую улыбку, прилепившуюся к лицу Сириуса. – Что мы выберем? Сириус пожал плечами. – Я думал, мы просто пройдемся, – сказал он, сходя с эскалатора и отправляясь куда глаза глядят. Ремус никогда за всю свою жизнь не слышал более чудовищной идеи. ~*~ – Зачем? – Зачем что? – Зачем так много? Ремус таращился на полки, уставленные плюшевыми игрушками. По крайней мере, эта часть магазина была достаточно безлюдной, и это снижало шансы на то, что Сириус устроит сцену. – Ну… в мире довольно много животных, – предположил он слабым голосом. – Да, но почему магглам нравятся самые скучные? Даже у них есть истории про драконов. – Сириус схватил плюшевую свинью. – Я имею в виду, для чего вот этот хряк? У его хвоста имеются какие-нибудь фантастические свойства? – Фантастические? – Фантастические. – Сомневаюсь. Сириус начал раздражаться. – А эта рыба… она же просто, знаешь… рыбообразная какая-то. – Он раскинул руки, в одной руке держа свинью, в другой – рыбу. – Скучно. Скучно-прескучно-прескучно. – Если оставить в покое твой эрудированный ум и его тенденцию к перманентной скуке – как ты думаешь, Гарри они понравятся? – Он очень умный мальчик, Ремус. Эти игрушки ниже его уровня. Ремус изогнул бровь. – Я люблю ребенка не меньше, чем ты, – сказал он терпеливо, – но он сосет собственную ногу. Его развлекает, как Сохатый корчит рожи и исчезает под одеялом. Сириус рассмеялся. – Но это правда забавно, когда Сохатый исчезает под одеялом. – Мерлин, защити меня. – Ремус уронил голову на полку с плюшевыми овцами. – А что насчет льва? Лев очень даже подойдет. Гарри ведь когда-нибудь попадет в Гриффиндор. Так где же львы? Ремус поднял голову как раз настолько, чтобы видеть, в какую сторону двинулся Сириус. – Конечно. Лев. – Или… С внезапным взвизгом Сириус исчез из вида, чтобы появиться мгновением позже с большим утконосом в руках. – Какого черта это делает здесь? – спросил он. Ремус выпрямился. – О. Они знают о них. – Магглы знают? Ремус кивнул. – Начиная с 1797 года. Сириус моргнул. – Какой фигней ты голову себе забиваешь! – Ничего не могу поделать. Это было в курсе по маггловедению на СОВ. – Ты бы мог это забыть, разве нет? Как всякий нормальный волшебник. – Сириус бросил на Ремуса взгляд, полный жалости. – Подумай, сколько квиддичных результатов ты бы мог запомнить, если бы твой бедный мозг не был нафарширован бесполезными фактами вроде биографии утконоса. – Безусловно, квиддичная статистика – это более разумное использование моего интеллекта. – Даже не сомневайся. Но мы можем вернуться к тому потрясающему факту, что магглы знают об этом? – Сириус угрожающе взмахнул утконосом. – Ну, они не знают, что именно они знают. Они просто знают, что он существует. Они не в курсе, на что он способен. – Ремус прошел туда, где стоял все еще слегка обалдевший Сириус. – Я как-то слышал, будто аборигены Австралии считают его потомком утки и крысы. Видовые границы не стали препятствием для их любви, понимаешь ли. Сириус рассмеялся. – Я не знаю, то ли радоваться за личную жизнь бедняги Червехвоста, то ли плакать, что магглы ничего не видят у себя под носом. – У Питера все нормально. С какой женщиной он встречается? – С Друзиллой? – Мелани, – вспомнил Ремус. – Она ему, должно быть, нравится. Он все время проводит с ней. Его давно что-то совсем не видно. Сириус уставился в пространство, явно потеряв интерес к беседе. – А как насчет вот того голубого зайца? Гарри ведь сможет им играть? – С ним он будет играть, а не им… Сириус стукнул Ремуса плюшевой свиньей по голове. – Однажды, Ремус Люпин, ты подавишься своими советами о том, как надо правильно говорить. Подавишься, задохнешься и умрешь совсем, потому что при тебе и слова нельзя сказать, чтобы ты меня не поправил. – Я готов рискнуть. Так тебя интересуют голубые зайцы? Сириус произнес нечто, что могло звучать как «зайцы», а могло – как «яйца». Догадайтесь, короче, сами. ~*~ Сириус признавал за собой один недостаток – иногда он слишком уж увлекался. Именно в таких ситуациях, когда нужно слишком много всего увидеть, обдумать и сделать, он умудрялся опережать всех. К примеру, из отдела с голубыми зайцами он выскочил намного раньше Ремуса. Забежав далеко вперед, он миновал ряд игрушечных строительных машинок и деревянных паровозиков, свернул за угол, поднялся по эскалатору и внезапно… Внезапно он оказался в эпицентре кошмара. Все было розовым – о Мерлин, насколько розовым! – и здесь было около семидесяти четырех тысяч маленьких девочек, бегающих туда-сюда. Он вперил взгляд в знаки на стене. На одном было написано «СИНДИ». На другом – «БАРБИ». УБИРАЙСЯ ОТСЮДА, мигал неоновый знак в его голове. Выбраться оттуда оказалось нелегким делом. Одуряющий розовый цвет расстроил его ориентацию в пространстве, кроме того, здесь было трудно найти хоть какой-либо выход и при этом не споткнуться о маленькую девочку. Ситуация усугублялась тем, что он выглядел в целом довольно подозрительно и совсем не так, как должен выглядеть тип, стоящий посреди секции Синди. Сириус так старался не встречаться взглядами со взрослыми покупателями, что даже вспотел. От этого он стал выглядеть еще более стремно, чем обычно. К моменту, когда Ремус нашел его, Сириус сидел по-турецки за игрушечным розовым столиком, притворяясь, что пьет чай из игрушечных розовых чашечек. Несколько мамаш благожелательно улыбались, наблюдая, как он исполняет игровые команды их дочерей, и Ремус мог только надеяться, что сумеет ограничиться легальными способами разрешения ситуации вместо накладывания группового Империо. Подойдя поближе, он с облегчением заметил чужой именной знак сотрудника магазина, прикрепленный к пальто Сириуса. Он подобрался поближе к столу. – Простите, сэр? Сириус поднял глаза, налившиеся кровью от ужаса. Слова ПОМОГИ МНЕ были как будто выбиты у него на лбу. – Ах, да… я вижу, вы заняты… возможно, я найду другого сотрудника… – Ххрр! На лице Сириуса застыло выражение предельного ужаса. Ремус фыркнул. – Что ж, если вы уверены, что можете мне помочь… не будете ли вы так любезны направить меня в отдел обучающих игрушек? – Конечно, – сказал Сириус голосом, полным муки, и начал вставать из-за стола. Из окружающей толпы раздался общий стон разочарования. – Но ты не съел свой пирог, – пискнула одна маленькая девочка. – Завтрак был сытный, – произнес Сириус, похлопав себя по животу, – я сам как пирог с начинкой. Другая девочка надула губки. – Ты даже ни разу не надел диадему! У Сириуса мгновение был такой вид, как будто его хватил удар, но он собрал все свои силы и встал. – Совершенно верно. Ни разу. – Он сглотнул. – Я только помогу этому милому джентльмену с игрушками и затем… – Он стал неуклюже протискиваться. – Подождете малость? Одобрительный гул, пролетевший по толпе, вызвал у Сириуса вздох облегчения. Он схватил Ремуса за рукав и потащил в проход между броскими бальными платьями лилового и золотого цветов. – Выход вон там… – сказал Ремус, показывая за спину. – Ты… – Сириус продолжал идти, но указывал обвиняющим жестом в его направлении, дрожа всем телом в тщетной попытке удержать поток бранных выражений, – ты… ты… занесен в САМЫЙ черный список Санта Клауса за то, что бросил меня на погибель от рук этих детей! Ремус изогнул бровь. – Все обещаешь, грозишься. – Я в ужасе, Рем, просто в ужасе. Мне пришлось играть в чайную церемонию, а иначе эти маленькие маггловские девочки сожрали бы меня живьем – До меня доходили слухи о том, что каннибализм возродился, но на самом деле даже помыслить не мог, что именно магазин игрушек… Сириус остановился как вкопанный. – Не говори ни слова. Покажи мне, где эскалаторы, и не говори ни единого слова. Ремус махнул рукой влево. – Вот что случается, когда ты уходишь куда глаза глядят… – сказал он, нагло игнорируя требование хранить молчание. Сириус опять потащил его вперед, навстречу спасению. – Я напуган, я весь вспотел и хочу в туалет. Ты выиграл, ладно, ты, твою мать, выиграл, я признаю, что меня никуда нельзя отпускать одного… – Он заметил эскалатор и рванул к нему бегом. – О, хвала Мерлину, о великий Мерлин, сладкий Мерлин, Мерлин моих грез… Ремус вздохнул, радостно обдумывая сладкие мечты о будущем шантаже. ~*~ Было похоже, что у Сириса голова пошла кругом. Это было неудивительно: ведь они находились в отделе головоломок. Сириус в полном очумении смотрел на предмет в руках Ремуса. – Для чего это? – Ну, надо крутить эту штуку до тех пор, пока все квадратики не будут перемешаны, видишь? – Ремус указал на картинку снаружи коробки. – И когда они перемешаны, тебе нужно сделать так, чтобы они опять стали одинакового цвета на каждой стороне. Сириус переводил взгляд с Ремуса на кубик Рубика в его руках и обратно на Ремуса. – Они в самом деле самые идиотские создания среди живущих, эти магглы. – Шшш, они могут услышать тебя. – Ремус поставил коробку обратно на полку, задержав руку на мгновение. Сириус моргнул, внезапно осознавая. – О господи, ты хочешь себе такую штуку, правда? – Может быть, – Ремус переминался с ноги на ногу, – я имею в виду… может быть. – Ты хочешь кубик, у которого все стороны правильных одинаковых цветов, так что ты можешь их перепутать и затем провести часы, пытаясь вернуть все обратно? Ремус склонил голову. – Звубавно, – с трудом произнес он. – Хмм? Что? – Сириус приложил руку к уху, чтобы лучше слышать. Ремус фыркнул про себя. – Я сказал, это звучит забавно. Сириус вздохнул и этот вздох, казалось, шел из самой глубины сириусовой души. – О Лунатик. Лунатик, Лунатик, Лунатик. Ты просто старый зануда. – Он взял одну из коробочек. – Не могу взять в толк, почему я тебе потакаю. – Ты не должен… – Пфф, пфф и пфф, – сказал Сириус, отбрасывая руку Ремуса, – мне же нужно купить тебе что-то на Рождество, так? И если символ маггловского слабоумия в кубе – это то, чего тебе хочется, тогда символ маггловского слабоумия в кубе – это то, что ты и получишь. Тот факт, что он уже купил и спрятал несколько подарков для самого близкого человека, Сириус предпочел оставить при себе. – Но, Сириус… Сириус поднял брови, затем довольно улыбнулся, потому что Ремус решил не озвучивать свой красноречивый протест. – С Рождеством. Заткнись. – Спасибо, – смущенно сказал Ремус. – Есть ли что-то… что ты хочешь? Сириус крепко сжал губы, чтобы не выпалить, чего именно ему всегда хотелось. – Да, есть, – произнес он наконец, – и поскольку это ты можешь купить, я надеюсь, никто из нас платить за это не будет. И я искренне надеюсь, что здесь этого нет. Ремус нахмурился на секунду, прежде чем его глаза расширились. – Как будто ты не получаешь это постоянно. – Но ради Рождества, может быть, я могу получить это… дважды? Может быть, даже три раза. В один день, – ухмыльнулся Сириус. Ремус пожевал нижнюю губу. – Возможно, – он внезапно улыбнулся, – если мне тоже от этого будет хорошо. – Так много подарков, Лунатик, как ты справишься? – Я тщательно подготовлюсь, – сказал Ремус, исчезая в толпе. – Подготовишься? Я… – Сириус от неожиданности моргнул. – О! Мерлин, как же он любил своего парня. ~*~ Еще через три часа Ремус начал склоняться к мысли, что выдержки, требуемой для рождественского подарка Гарри, крайне недостаточно, чтобы просто пережить этот день. Они изучали игрушечных солдатиков, мобили, книжки с картинками, футбольные мячики, дудки, куклы и штуку, предназначение которой осталось для них тайной, хотя она издавала прикольные звуки и красиво мигала огоньками. А теперь еще и это. – Не двигайся. – Мне совсем это не нравится. – Стой смирно. – Бродяга, пожалуйста. Сириус сделал шаг назад, критически оглядывая лицо Ремуса. – Хммм, хорошо получилось. Ремус повернулся к ближайшей зеркальной колонне. – Котенок? Ты разрисовал мне лицо под котенка? Сириус оскалился. – Ты самый симпатичный маленький котенок, который когда-либо жил на свете. – Я сейчас тебя убью! Убью прямо на этом месте! – Ой, как это будет печально. Тогда бедного маленького котеночка посадят в тюрьму или отдадут в приют для животных и станут кормить дешевым кошачьим кормом вместо сладких миндальных пирожков мистера Киплинга, которые котеночек так обожает… Ремус протянул руки к Сириусу, как будто собирался схватить его за горло. – Я тебе не котенок! Я совершенно не похож на котенка, ведь я чертов об… – Он осекся. – Ты делаешь это просто для того, чтобы меня разозлить! – Ага, – Сириус осклабился во все свои тридцать два зуба, – ты такой забавный, когда злишься. Ремус посмотрел направо и налево, взмахнул рукой перед лицом и пробормотал что-то едва слышное. Кошачья раскраска исчезла с лица с легким хлопком. – Гарри, – сказал он, пытаясь напомнить Сириусу о цели их похода. Сириус слегка надулся и поднял руку, чтобы дотронуться пальцем до кончика носа Ремуса. – До свидания, милый кошачий носик, – с грустью произнес он. Ремус икнул, пытаясь сдержать мучительный приступ смеха. – Гарри, – повторил он опять. – Ладно, ладно… – Сириус вздохнул и положил на место набор для грима. – Скорее всего, нам придется тащиться на Косую Аллею, если только… Ремус покачал головой в ответ на выражение надежды, появившейся на лице Сириуса. – Ты не купишь ему фигуру Дарта Вейдера. – Но он такой классный. И у него такая длинная палка! – Мы даже не знаем, о чем вообще эти «Звездные Войны». Это может быть самый зловещий культ из всех, которые нам известны. Это может быть зловещий культ, посвященный уничтожению твоего астрономического тезки и тезок остальных членов твоей семьи. – Мне до факела, что будет с остальными членами моей семьи. – Неужели ты хочешь, чтобы на ночном небе отсутствовала собачья звезда? – Нет. – Тогда он не получит ни Дарта Вейдера, ни истребителя-крестокрыла. Сириус вздохнул. – Ну ладно. Нам надо заплатить за эти штуки и пойти… куда-нибудь. Ремус разглядывал его в изумлении. – Я думал, ты уже заплатил за кубик? Сириус сунул руку в карман и вытащил огромную коробку пластилина. – Сувенирчик на память, – мечтательно сказал он. – Ах ты сволочь, – произнес Ремус, – ты хочешь, чтобы у тебя осталось напоминание о том, как я по уши заляпался пластилином? Сириус с довольным видом пожал плечами. – Если бы ты по уши заляпался пластилином, то задохнулся бы и помер. Представь, Ремус, какой красивый из тебя получился бы призрак! В этот раз Ремус был уже на грани того, чтобы угостить Сириуса слизнеизрыгающим заклинанием. ~*~ Было почти восемь вечера, когда Ремус с облегчением рухнул на софу, всё еще безнадежно сжимая в руках пакеты с покупками. Его пальто было застегнуто до самой шеи, и нос порозовел от уличного холода. – Ты умер? – спросил Сириус, грохая свою гору пакетов перед камином. – Ммммм. Сириус секунду разглядывал его, искривив губы в задумчивой полу-улыбке. – Ты собираешься снимать пальто? Ремус простонал. – Не могу двинуться. – Внезапный приступ паралича? – Изнеможение. – Ааа, – Сириус пересек комнату, чтобы заботливо забрать пакеты из рук Ремуса. – Так лучше? – спросил он, добавляя пакеты к куче уже валяющихся свертков. – Оооо. Сириус фыркнул и сбросил с плеч пальто, взмахом палочки отправив его в прихожую, а пакеты – в комнату для гостей. – Какой длинный день, – сказал он, наклоняясь над пуговицами выцветшего шерстяного жакета Ремуса. – Хммм, – глаза Ремуса были закрыты. – Не засни подо мной. – Э… нет. – Ты вполне прилично имитируешь того, кто уже дрыхнет. Ремус улыбнулся и опять открыл глаза, хотя это явно потребовало от него немалых усилий. – Янесплю. Сириус нырнул головой вниз, чтобы скользнуть поцелуем по обветренным губам, которые он так любил. – Насколько долго? – Его пальцы методично расстегивали оставшиеся пуговицы. Ремус вздохнул и двинул плечами, чтобы снять пальто. – Извини, – пробормотал он. Сириус отправил пальто в прихожую и плюхнулся рядом с ним. – Извинение, как правило, не считается единицей измерения времени, – сказал он, взяв Ремуса за руку и переплетая их пальцы. – Нет… правильно… это просто плавный переход к… – Ремус вздохнул и умолк. Сириус фыркнул. – Отлично. – Я думал, что на Косой Аллее будет лучше. – Забыл про палочки, да? – Совершенно забыл. Вооруженные рождественские покупатели… – содрогнулся Ремус. – Мне больше всего понравилась ведьма с фиолетовыми волосами… – В «Оддс и Бодкинс»? – …которая хотела получить последнюю фигурку Министерского Аврора. Ремус издал печальный возглас, вспоминая ту сцену. – Она превратила руки другой ведьмы в огромную картофеледавилку – это было очень жестоко. – Однако эффективно. Ремус не смог сдержать довольную усмешку. – Трудно схватить что-то, когда у тебя вместо рук металлические кухонные принадлежности. – Зато удобно, чтобы шмякать ими по рожам тех, кто тебе не нравится. – Точно. – Не могу поверить, что все это было ради фигурки Министерского Аврора. На кого равняются дети? Почему две дюжины Авроров-на-Машинах-с-Мигалками остались невостребованными? – Я думаю, это из-за Тэтчер. – Премьер-министра? – Ну да, она же Упивающаяся Смертью. Точно тебе говорю. Вот бедные дети и готовятся заранее. Сириус рассмеялся и наклонился, чтобы чмокнуть Ремуса подчеркнуто целомудренным поцелуем в шею. Ремус издал низкий, довольный возглас из глубины горла, заставляя пальцы Сириуса самопроизвольно сжиматься и разжиматься. – Ты думаешь, Гарри понравится то, что мы купили? Ремус приподнял голову со спинки софы, чтобы получше разглядеть слегка обеспокоенную мину Сириуса. – Я думаю, Гарри проведет Рождество, пуская слюни, срыгивая и улыбаясь столбикам кровати. Если он что и запомнит про это Рождество, то это будет слегка поблекшее ощущение, что его любили… а не подарок, на поиск которого мы потратили одиннадцать часов. Сириус провел ладонью по щеке Ремуса, наслаждаясь ощущением легкой щетины, покалывающей кожу. – Когда ты так говоришь, я хочу… – Расплакаться, как девчонка? – Затрахать тебя до смерти. Ремус засмеялся и повернул голову, чтобы чмокнуть Сириуса в руку. – Как бы я хотел иметь достаточно сил для этого. Сириус положил руку на затылок Ремуса и слегка надавил, чтобы он подвинулся ближе. – Может быть, позже, – прошептал он, и Ремус почувствовал его горячее и влажное дыхание на своей прохладной коже. – Может быть… – Ремус еще теснее прижался к Сириусу, нежно посасывая его нижнюю губу, пока тот не застонал. Ремус позволил себе несколько легких укусов, потом чуть отодвинулся, и Сириус последовал за ним. Их языки, встретившись, затеяли неспешную игру, дразня друг друга, и эти движения вызывали у их обладателей тихие, полные наслаждения, доводящие до головокружения, звуки. – Мммммм, – пробормотал Сириус, отрываясь, чтобы поцеловать Ремуса в нос, – я скучал по нему. – Скучал? Сириус устроил голову на спинке софы настолько близко, что Ремус не мог сфокусировать взгляд на его лице. – Слишком много времени порознь. Мы вместе. Я скучаю по всему этому. – Ты скучал по одиннадцати часам, проведенным за покупкой подарков? Он улыбнулся. – Нет. Скучал по тебе. Скучал по пререканиям и придури, и тому, что я всегда могу рассчитывать, что ты спасешь меня от маггловских девочек, которые хотят съесть мой сплин. Ремус улыбнулся, нежно – было нечто, безнадежное нечто, стоящее за маниакальным поведением Сириуса весь этот день. – Все вокруг не останется таким навсегда. – Я знаю, но… – И неважно, что случится… – … все может стать еще хуже… – Неважно… – …и есть мерзость, которую мы даже не можем вообразить… – Неважно… – … я боюсь. Я боюсь, что мы забудем … – Мы не забудем, – сказал Ремус с такой спокойной убежденностью, что Сириус был почти захвачен врасплох. – Если нужно, мы возьмем на память листок из книжки Гарри. Неважно, что бы ни выветрилось из памяти, мы не потеряем воспоминания об этом Рождестве. Мы будем помнить, что нас любили. Это казалось настолько иллюзорным в сравнении с тем, чем грозил наступающий год, и все же Сириус кивнул. – Тогда по рукам. – По рукам. Они сжали руки. Сириус мгновение помедлил. – Может быть, по сладкому пирожку? Ремус хмыкнул. – Полагаю, что монархи-магглы и властители волшебного мира веками скрепляли подобные соглашения добрым куском Мистера Киплинга. – Не в смысле людоедства, конечно. – Конечно. Сириус поцеловал его крепко и быстро, потом встал и пошел на кухню. Он остановился с ослепительной улыбкой на устах. – Счастливого Рождества, ты, старый зануда. Ремус ухмыльнулся. – Мой любимый неисправимый сукин сын. Счастливого Рождества, и все такое.

Команда Сириуса: Название: Свет посреди тьмы (Light Amid Darkness) Автор: sheafrotherdon Ссылка на оригинал: http://sheafrotherdon.livejournal.com/8024.html Саммари: Рождество на пятом курсе Гарри – Ремус, Сириус и много утреннего смеха. Лицо Сириуса исказилось от ужаса. На его плече была рука. На его плече была чья-то рука, и этот кто-то, черт, тряс его, пытаясь разбудить, и это означало, что сейчас кое-кого убьют. Сириус был убежден, что если убить кого-то в рождественское утро, то весь следующий год окажется неудачным. То есть, первое место на конкурсе кретинов будет безраздельно принадлежать ему. – Сириус, вставай, ты даже не разделся. Кто этот придурок, который пришел в его спальню и трясет его за плечо, когда он спит, и еще усугубляет ситуацию, мать твою, разговаривая с ним? – Отъебись, – проворчал Сириус. – Ты будешь спать гораздо лучше, если на тебе не будет этих… о, святые небеса, они что, правда, кремового цвета?.. Мерлин, мерзавец не удовольствовался тем, что тряс его и разговаривал, и совершенно не давал ему спать – о, нет… он чувствовал потребность выносить решение по поводу его, блядь, штанов. Ничего святого? Куда, нахрен, катится этот гребанный мир, да еще в рождественский, блядь, день? – Отъебись, – прорычал Сириус, перекатываясь на спину. – Признаю, что ожидал более радостной встречи, – произнес Ремус. Сириус моргнул, прищурился и попытался сфокусировать взгляд на смутной человекообразной тени, нависающей над ним. – Ремус, – выдохнул он, когда до него дошло, кто перед ним, и с его лицом случилось нечто, что он сам немедленно охарактеризовал бы как «идиотская ухмылка». – Итак, ты меня помнишь. – Ремус сел на край кровати и начал развязывать шнурки. – А я почти успел испугаться. Сириус высунул язык. – Эт-не-м-я-вина. Ночь же в разгаре. – Очень печально. – А я спал. Ремус кивнул. – В одежде. Сириус посмотрел искоса. – Ты хочешь, чтобы я был голым? Раздался смешок, и Ремус опять встал, чтобы расстегнуть пояс. – Я сам хочу спать, Бродяга, но не рядом с типом, который носит самую ужасную пару вельветовых брюк из всех, которые я имел несчастье когда-либо видеть. – Слабое оправдание, – Сириус с трудом принял сидячее положение, свесив ноги с края кровати, – ты хочешь совратить меня, признайся, хочешь внаглую совратить меня, но не знаешь, как, потому что никогда не умел этого делать. – Ты никогда не давал мне возможности проявить все мои таланты, – возразил Ремус. – Тяжело совратить мужчину, который гордится тем, что готов Сейчас, Всегда и На веки вечные. На тебя бесполезно тратить великое искусство убеждения. Сириус нахмурился, стаскивая с себя брюки. – Сейчас, Всегда и На веки вечные – это прекрасный девиз, а ты должен заткнуться. – Ммммммм. – Соответствующим образом разоблаченный, Ремус приподнял покрывало на своей стороне кровати и скользнул под него. – Я скучал по тебе. Разве это не был просто Ремус Люпин – человек, который выбил почву у Сириуса из-под ног прямо в середине шутливого препирательства, сумев охладить его пыл чем-то таким бесхитростным и правдивым, отчего его сердце просто cжалось от боли? Сириус улыбнулся, он был обезоружен. – Я тоже скучал по тебе. – Я слышал, у тебя были непростые денечки с тех пор, как я тебя последний раз видел? И это тоже был Ремус, умеющий так парой слов обозначить неприятные события и тяжелые провалы, и донести их так легко, что становится стыдно за то, что ты воображал, будто он не беспокоится. Сириус скользнул под прохладные простыни и пододвинулся ближе, так что они теперь лежали рядом, головами на одной подушке. – Все нормально. – Точно? – Точно. Ремус вздохнул и перекатился на спину. – В России было просто ужасно. – В России всегда ужасно. – Я был почти уверен, что не успею вовремя. – Но ты же сумел. – И услышал от Дамблдора про Артура и Гарри и… Эта тема не сулила ничего хорошего. – Ты помнишь первое Рождество Гарри? – прервал его Сириус, поднимаясь на локте. Последовала долгая растерянная пауза. – Конечно. – Еще пауза. – А ты? Это был совсем не праздный вопрос – Азкабан высосал так много, что целые куски памяти Сириуса казались истинными подарками судьбы. – Помню. Думаю, что маленькие, пожирающие сплин маггловские девочки ужаснули даже дементоров. В воздухе повисло напряжение, которое снял Ремус, когда отреагировал на комментарий Сириуса в нужном ключе и начал смеяться. – О Мерлин, твое лицо в тот день… – Они собирались нарядить меня в пластмассовую бижутерию, Ремус – в моем будущем маячили клипсы. – И диадема… – О Мерлин, диадема… – Сириус ухмыльнулся, глядя на хохочущего Ремуса. Так редко в этом доме можно было слышать смех без примеси сожаления или опаски, и он желал собрать этот звук, тайно припрятать его. – А вы, сэр, с лицом котенка… Ремус хрюкнул. – Ты дерьмо, – произнес он. Сириус рассмеялся в ответ. – Ты стоял там так терпеливо – мерлиновы штаны, о чем ты думал? Неужели семь лет в школе рядом со мной тебя не научили ничему? Ремус сделал судорожный вдох. – Не думаю, что я тогда вообще о чем-то думал. Я был совершенно раздавлен этим проклятым несчастным случаем с пластилином. – О, счастливое воспоминание. – А ты – ты помнишь, в каком ты был ужасе, когда узнал, что магглы знают об утконосах? – Утконосах? – Ну а чем еще они могут быть? Утконосцами? – Утконосиками. Снова взрыв смеха. – Слишком безобидное имя для таких хитрых существ. – Хитроносики… – Заткнись! Сириус благодарно рассмеялся, опять укладываясь на подушку. – А Косая Аллея? О, проклятья, которые летали в тот день! – Руки-картофеледавилки. – Огромные вытаращенные глазищи. – Я никогда раньше не видел столько Акцио, сталкивающихся в одном месте. – А я никогда раньше не знал, что они будут осыпать всех сверкающими розовыми частицами при каждом столкновении! Ремус повернулся, зарываясь лицом в шею Сириуса и содрогаясь от смеха. – Но чайная церемония, – прошептал он, – Сириус, ты играл в чайную церемонию с девочками… Сириус рассмеялся и обхватил его руками. Такой замечательный рождественский подарок – быть с ним дома, в безопасности, и при этом смеяться. – Я люблю тебя, – фыркнул он в копну волос у своего подбородка. Ремус поднял голову, улыбаясь. – Я тоже тебя люблю. – Так странно, но так приятно чувствовать – Сириус утешает тебя, а не ты сам утешаешь его. Возможно, в том, что Рождество – это время сюрпризов, есть и своя правда. Он потянулся вперед, пока не сорвал поцелуй. Сириус испустил низкий довольный звук, когда они наконец оторвались друг от друга. – Первое Рождество Гарри было таким хорошим, – прошептал он. – А что, если сделать еще одно? Гарри… – Даже не думай ничего предпринять, ты только испортишь. – Я не испорчу. – Его очередное. – Очередное Рождество? – Ммммм. Длинная пауза. – Целые легионы новых слов нужны для того, чтобы составить описание твоей уникальной невменяемости, ты знаешь это? – Конечно. – Итак… Сириус усмехнулся. – У нас дом, полный детей, Лунатик. Молли наготовит еды, Артур успеет поправиться, и, уж поверь, мне нет равных в украшении дома… – Он сделал паузу. – Это будет потрясное Рождество. Ремус подавил зевок и взял Сириуса за руку. – Тогда по рукам. Сириус улыбнулся. – По рукам. И как только их мозолистые ладони соединились, во мраке дома номер двенадцать на площади Гриммо возник мерцающий свет. – Нас любят, – пробормотал Ремус, прижимаясь ближе к Сириусу и проваливаясь в сон. – Нас любят, конечно, – ответил Сириус и закрыл глаза, чувствуя себя в кои-то веки довольным жизнью.

Команда Сириуса: Название: Эпилог: оборотень, мальчик и призрак (Epilogue: One Werewolf, One Boy, and a Ghost) Автор: sheafrotherdon Ссылка на оригинал: http://sheafrotherdon.livejournal.com/7276.html Разрешение на перевод: запрос отправлен Рейтинг: G Персонажи: СБ/РЛ. Саммари: Сириус умер, наступило Рождество, и появились воспоминания... Они сидели на лестнице, которая казалась единственным хоть сколько-нибудь удобным местом в этом злосчастном доме. Пыль прилипала к брюкам, к рукам, к волосам. Голоса отдавались далеким эхом из других комнат, редкие ноты едва слышных рождественских псалмов долетали, как дыхание призраков. – А он… а он… – Гарри смущенно остановился, – здесь хорошо проводили Рождество? На лице Ремуса появилась полу-улыбка. – Да, хорошо. В тот год, когда ты родился… – Его голос замер, и Ремус погрузился в воспоминания. – Несмотря ни на что, это был хороший год. – Я его не помню. – Ты был слишком мал. Гарри пошевелился, обхватив руками колени. – Но… Ремус слегка повернул голову, чтобы лучше видеть юношу. – Хм? Гарри нахмурился в нерешительности. – Я не помню ни лиц, ни голосов, ни каких-нибудь вещей, но… – Он покачал головой. – Нет, это глупо. – Скажи мне. Гарри слегка пошевелился, чувствуя смущение. – Я помню… только это ощущение. Ощущение, что меня любили. – Он вздрогнул, когда Ремус как будто слегка поперхнулся и опустил голову. – Ремус? Я… Ремус покачал головой. – Все в порядке. – Он закрыл глаза под наплывом воспоминаний – живой образ Сириуса, с безумной усмешкой держащего плюшевую игрушку в руках, заслоняющий более тревожные образы – с краской для лица и головоломками. Он прочистил горло, пытаясь отделаться от всех этих воспоминаний об украденных поцелуях и переплетенных пальцах. – Тебя любили, Гарри. Тебя любили. – Ремус открыл глаза и улыбнулся той усталой улыбкой, с которой так свыкся за эти дни. – И любят. Они прислонились друг к другу, двое, застрявшие на этой лестнице и выброшенные на мель где-то между горем и новой жизнью. All my loving, I will send to you, All my loving, darling, I'll be true. All my loving, All my loving, All my loving, I will send to you КОНЕЦ

Элли: Команда Сириуса пишет: атмосферу жуликоватой таинственности понравилось :))

Команда Сириуса: Элли спасибо за первый отзыв! Нам тоже нравится

elenmt: 1.10 2.10

ikarushka: а) Выбор фика - 10 б) Общее впечатление - 10 Спасибо автору фика и команде! Это было... вобщем, было. Смеялась и плакала. Сильная весчь 8)

Команда Сириуса: elenmt ikarushka спасибо вам, наши первые читатели! ikarushka пишет: Смеялась и плакала. Мы надеемся, что все-таки смеха было больше? Нам хотелось подарить Сириусу немножечко счастья...

кыся: в общем понравилось, но первая часть затянута. 9 7

Команда Сириуса: кыся спасибо за Ваше мнение и оценки. Нам совсем не кажется затянутой первая часть, но это, безусловно, дело вкуса, и Вы вправе не согласиться.

Altea: Какой Сириус в первой истории... веселый без тормозов, до занудства. Очень верится, что именно таким он и был. 1. 10 2. 10

Serenity S: Я тоже была "первым" читателем! (Просто с инетом облом был, только ваш фик и успела скопировать)) Был у Люпина такой принцип, что нельзя ссориться по пустякам, когда ты босой, но Сириус никогда не ждал честного момента для ссоры. Про карканье тоже убило В фике вообще много таких моментов (мне бы даже доставило удовольствие их перечислять)), автор просто виртуоз! Или переводчик? Надо будет сходить оригинал почитать) Но в любом случае - вы не только Сириусу кусочек счастья подарили, но и нам А Сириус настоящее великовозрастное дитя, иногда чуть ли не до слёз смешил Ещё бы названьице: Счастливого Рождества, и все такое; а второе - Сейчас, Всегда и На веки вечные. Но это я уже так... баловаться тянет – В России всегда ужасно. Но это за что? 1) 8 2) 9 нецензурщина всё-таки подпортила впечатление( Можно было спокойно заменить др.словами Что касается самой трилогии, то это полная дурачества 1-я часть, а потом кусочки становятся неумолимо короче и... безысходнее( Эта нотка ещё и в конце 1-го мини улавливается. И хотя миники, кажется, такие разные (а это плюс!), целостность есть) Спасибо за выбор интересных фиков и чудесный пейринг

Команда Сириуса: Altea спасибо за понимание, нам тоже кажется, что Сириус был веселый без тормозов, хотя занудство - это скорее к Ремусу Serenity S пишет: автор просто виртуоз! А вы почитайте оригинал! Такое искрометное сочетание выспреннего и низкого стилей крайне редко встретишь в фиках, поэтому нам хотелось этой находкой со всеми поделиться. Serenity S пишет: Но это за что? Вроде бы Ремуса посылали на задание к оборотням в Россию. Наверное, ему там было холодно и страшно, поэтому такая реакция. Мы решили, что это просто очередная пацанская шутка. Serenity S пишет: Что касается самой трилогии, то это полная дурачества 1-я часть, а потом кусочки становятся неумолимо короче и... безысходнее( Эта нотка ещё и в конце 1-го мини улавливается. И хотя миники, кажется, такие разные (а это плюс!), целостность есть) Была идея оставить только первую часть, но возникло опасение, что такой дурашливый образ, который создается о Сириусе в первой части, покажется многим читателям однобоким, и они не смогут получить удовольствие от прочтения. Идея автора показать, что за верхним слоем придурковатого недоросля скрывается тонкая душа, трогательно заботящаяся о любимом человеке и крошечном сыне друзей, что всеми этими подколками и шуточками они стремятся скрыть свою тревогу от надвигающейся беды, показалась нам очень уместной. Что касается нецензурщины, то мы полагаем, что человек, проведший половину сознательной жизни "на зоне", еще и не так ругался бы. Это тоже защитная реакция...

Serenity S: Команда Сириуса пишет: Вроде бы Ремуса посылали на задание к оборотням в Россию. К оборотням посылали, но не в Россию (если брать сам канон) С чего бы Волдеморту их там держать? Ну, понятное дело, что шутка) Я близко к сердцу и не принимала Что касается нецензурщины... я наоборот ценю в Сириусе то, что его даже Азкабан не сломил; и не ругался же он в фильме, в конце концов Но здесь уже авторское видение :)

Kva6ka: Хм... В переводах ни черта не понимаю Слэш ( по причине отсутствия окончания ж.р. в анкетах) - нэ. 10 10 Почему?.. Доброе. Искреннее. Не гадостное. Радостное. Праздничное. Доброе. Доброе.И еще раз доброе. "Нас любят" - прям подкосило ( по хорошему), хотя , вроде, чего особенного. То што Сири люблю команде я уже докладывал. В смысле нравился всегда персонаж, понятен и близок по характеру. Живая штука получилась.

Команда Сириуса: Serenity S пишет: и не ругался же он в фильме, в конце концов В фильме не ругался, а в книгах очень даже ругался. Вот, к примеру, цитата из оригинала, зацените: 'Shut up, you horrible old hag, shut UP!' he roared, seizing the curtain Mrs Weasley had abandoned. The old woman's face blanched. 'Yoooou!' she howled, her eyes popping at the sight of the man. 'Blood traitor, abomination, shame of my flesh!' 'I said - shut - UP!' roared the man, and with a stupendous effort he and Lupin managed to force the curtains closed again. Есть ругательства, и надеюсь Вы согласитесь, которые в контексте звучат похуже матерной брани. В семействе Блэков ими не ругались, а разговаривали.

Команда Сириуса: Kva6ka пишет: Живая штука получилась. спасибо, это именно то, ради чего затевался перевод (ну и, наверное, участие в Стартах как таковое)

Kva6ka: Там што был мат?..А, точно был. Стоп, но в примечаниях тоже указано. Так что все честно.

Serenity S: Команда Сириуса пишет: Есть ругательства, и надеюсь Вы согласитесь, которые в контексте звучат похуже матерной брани. В семействе Блэков ими не ругались, а разговаривали. Звучат не хуже, а скорее просто витиеватее) У них там уже своеобразное-семейное)) В то же время канонные ругательства, как бы странно это ни звучало, несут смысл, ведь Сириус для своей матери действительно тот ещё предатель и осквернитель. А здесь ничем, в общем-то, неоправданно... да ещё и на Рема Не все люди начинают материться, если их будить К тому же Сириус как-то совсем по-маггловски заговорил Но это уже мелочи Авторское видение, повторюсь.

Команда Сириуса: Serenity S пишет: В то же время канонные ругательства, как бы странно это ни звучало, несут смысл, ведь Сириус для своей матери действительно тот ещё предатель и осквернитель. Прошу простить меня, но подобный комментарий лично меня шокировал. Отношение Вальбурги к Сириусу ничем не оправдано. Относиться так к родному сыну, совсем еще мальчику (ведь это отношение началось с детства)! Это просто за пределами добра и зла, поэтому для меня лично они не "несут смысл". Serenity S пишет: Авторское видение, повторюсь. Да, кстати, именно ко 2-й части автор сделал специальное примечание, что Сириус нецензурно ругался, когда его будили; мы лишь перевели ругань на более понятный язык

Serenity S: Команда Сириуса пишет: подобный комментарий лично меня шокировал. Отношение Вальбурги к Сириусу ничем не оправдано. Я не оправдываю её отношение к сыну, согласна, оно в корне неправильно, просто у неё совершенно иные ценности, вплоть до помешанности) А вот Сириус там не так уж и ругался Да, пред я видела. Просто имха;) Я же всего один балл за это сняла зы: фик-то всё равно понравился - это главное

Arahna: Команда Сириуса Между "заткнись" (shut up) и от@#%сь дистанция огромного размера. "Заткнись" - разговорное словечко, но не мат.

Команда Сириуса: Arahna пишет: Между "заткнись" (shut up) и от@#%сь дистанция огромного размера. Ценность вашего замечания превосходит наше понимание! Там, где в оригинале shut up, у нас в тексте "заткнись". Можете проверить

Элли: А что в оригинале на месте от@#%сь ?

Команда Сириуса: Элли девушка, Вам есть 18 лет? В оригинале "Bugroff" (выделение авторское).

Arahna: Команда Сириуса А я хоть слово сказала о точности перевода? Моё замечание касалось скорей авторского текста. Для доказательства, что Сириус использовал очень крепкие выражения, вы не нашли в каноне ничего криминальнее "заткнись". А между одним и другим, процитированным вами ниже словом, дистанция как была, так и осталась весьма и весьма велика.

Команда Сириуса: Arahna слово "заткнись" в приведенном отрывке канона, на наш скромный взгляд, не самое грубое. Поэтому если уж в детской книжке есть такие выражения, то в фанфиках дистанция может и сократиться . Тем более, что в отличие от Роулинг, мы предупреждаем читателей о том, что текст содержит непарламентские выражения. У Вас есть выбор их не читать.

Элли: Команда Сириуса пишет: Элли девушка, Вам есть 18 лет? В оригинале "Bugroff" (выделение авторское). Вы не очень-то вежливы, если вас интересует, то когда-то было. Я спросила о переводе конкретного слова, т.к. по роду профессии мне это интересно. Впрочем, вы задиристы и вспыльчивы , как ваш герой, так что я вас понимаю, цельность образа соблюдена. Только границы не переходите.

Элли: Собственно, какие претензии к переводчику? - качество перевода и выбор текста. Выбор мне понравился, общее впечатление положительное , оригинал еще не прочла, как прочту поставлю конкретные оценки.

Команда Сириуса: Элли извините, мадам (мадмуазель?), виноваты-с, не впитали с молоком матери высоких аристократических манер, но обещаем держаться в рамках дозволенного



полная версия страницы