Форум » Конкурсы, фикатоны, челленджи » Фикатон "ППКС": "Холодный дом", БЛ/АТ, фемслэш, drama, romance, PG-13, для Тэм Элленфорд » Ответить

Фикатон "ППКС": "Холодный дом", БЛ/АТ, фемслэш, drama, romance, PG-13, для Тэм Элленфорд

Gottingen: Холодный дом Автор: Gottingen Пейринг: Беллатрикс Блэк/Андромеда Тонкс Категория: фемслэш Жанр: drama, частично romance Рейтинг: PG-13 Комментарии: Написано на фикатон "ППКС" для Тэм Элленфорд по заявке "Также можно минифик, пре-фем, Беллатрикс/Андромеда, до pg-13, время их юности (Белла ещё не ПС). Условие: Белла не фанатичка, Меда не вульгарная бунтарка". Аннотация: Фик получился не пре-фем, а скорее "воспоминание". Героини уже не совсем юные и зелёные, Андромеда замужем. Предупреждения: инцест, море банальностей, коэффициент наивности зашкаливает Дисклаймер: ни в коем случае не покушаюсь на интеллектуальную собственность Дж. К. Роулинг и Дж. Г. Байрона (а также его переводчиков). И еще немного от автора: я понимаю, что drama - это не очень хороший подарок на 8 марта, но надеюсь, что Тэм Элленфорд и другие читатели не разочаруются.

Ответов - 3

Gottingen: Молодая женщина сильнее запахнула лёгкую вязаную кофту – становилось холодно. Надо было бы закрыть окно, но для этого нужно подняться с кресла, пройти в другую комнату, совершить ряд еще вполне обычных, но доставлявших ей сейчас не слишком приятные ощущения, действий. Она понурилась и нервно пнула клубок зелёной шерсти носком туфли; сиамский кот лениво перехватил его лапкой и стал проверять катательную способность. Андромеда устало засопела и взяла из небольшой корзинки, стоявшей на тумбочке, яблоко. «Тоже зелёное. И тоже круглое» - подумалось ей, и снова поплыли перед глазами поначалу не совсем чёткие картины… Постепенно они проступали резче. Бледное, заплаканное лицо матери; разъярённый отец, то и дело прикусывающий свой вьющийся ус; а из-за двери выглядывают две девушки. У одной испуганные голубые глаза, она прикрывает рот ладонью и пытается спрятаться, лицо второй выражает смесь потрясения с гневом. Андромеда вспомнила, как прошла потом по коридору мимо сестёр, и задела Беллу локтем. Та посмотрела на нее пустым взглядом и отвела в сторону руку. На запястье мелькнула браслетка с зелёным камнем. С тех пор Андромеда никак не могла отделаться от этих образов, которые настигали ее обычно в одиночестве… «Постой» - слабо улыбнулась Меда сама себе. Нет, теперь-то она в любом случае не одинока, вот, здесь, рядом – только протянуть руку и почувствуешь… Часы пропищали шесть часов пополудни. Андромеде даже захотелось скривиться от этого звука: она не сумела привыкнуть к некоторым магловским вещам в ее новом доме. Если сравнить хотя бы этот же надрывающийся автоматический будильник и тот тонкий механизм, находящийся в футляре из потемневшего дерева и поддерживаемый вот уже полтора века сильной магией, - Меда выбрала бы последний. Несмотря на то, что эти старинные напольные часы, стоявшие в гостиной дома Блэков, напоминали ей то, что было раньше, другую, вовсе еще неясную ей жизнь. Пытаться полностью разорвать связь с прошедшим казалось глупым. Тем более, что они не все разом отвернулись от нерадивой девчонки. Младшая сестра изредка – чаще по выходным – заходила к ней, или, вернее сказать, аппарировала всегда к чёрному ходу. Нарцисса тихо, но юрко отправлялась через кухню в дом и искала Андромеду либо в большой комнате, либо в первой из трёх спален наверху. Нечего и говорить, что посещения были лишь в отсутствие андромединого мужа. Они сидели вместе недолго, но даже таким встречам глубоко радовались. Одну из них Меда хорошо хранила в памяти. Сестрица говорила быстро и взволнованно, кончик тонкого носа покраснел, она то и дело ободряюще глядела на Андромеду, хотя во взгляде читалось абсолютное непонимание рассказываемого. По словам Нарциссы, характер Беллатрикс, и без того не слишком приятный для окружающих, в последние месяцы стал страшно невыносимым. То и дело у нее случались вспышки злости, она начинала грубить и издеваться над всеми без разбору. На осторожные намёки домочадцев, не стоит ли Белле обратиться к особому целителю, любой получал краткую сердитую отповедь, иногда вкупе с какой-нибудь разбитой вещицей. Единственная, кто не теряла самообладания от подобного локального бедствия, оказалась тётушка: она искренне считала, что «девочке» скучно сидеть тут, не видя света, и даже предлагала своеобразное развлечение в виде жестокого обращения с эльфами-домовиками. Беллатрикс из исследовательского любопытства опробовала совет на практике, но, видно, сильного удовольствия ей это не доставило. При этом она часто стала приглашать молодых Лестранжей обедать и на вечерний чай, чему особенно был рад Родольфус. Правда, Белла мало с ним говорила, но все замечали, что с ним она становится чуть смирней и вместе с тем надменней. Однажды Нарцисса решилась зайти к сестре перед сном и завести беседу. Белла, уже собравшаяся было ложиться, неохотно отвечала на ее вопросы, теребила край рубашки и, в конце концов, призвав заклинанием к себе книгу, раскрыла ее на какой-то странице и подала Нарциссе. «Читай. Спокойной ночи» - вот и всё, что она сказала при этом. Но Нарцисса, удалившись в свою спальню, лишь рассмотрела книжку. Автор был ей незнаком, а, приглядевшись внимательно, было ясно, что книга издана маглами. Оставалось загадкой – откуда у Беллатрикс, и на ярд не желавшей подходить к ним, имелась такая книга. Андромеда в тот раз сделала вид, что и сама не знает причины странностей, творившихся с Беллой. Но она ощущала кругом свою вину в этом. «Простите, это самобичевание какое-то! Я виновата перед ней в том, что хочу счастья? Хочу, чтобы у меня был прекрасный муж, ребёнок?» - мысли пронеслись быстро, но внутри что-то больно укололо, и женщина непроизвольно погладила себя по округлённому животу. «Успокойся, милый, всё хорошо… хорошо». Она попыталась сосредоточиться на чем-то более близком, чем необычное поведение сестры, с которой давно не видалась; это не удалось, так как в дверь постучали. Тук, тук, тук, тук. Последний – с особой силой. Стучали уверенно и твёрдо. Андромеда оперлась на ручку дивана и медленно встала, пошла в прихожую, поёживаясь от сырого воздуха с улицы. - Кто там? - Его нет дома? – услышала она вместо ответа другой вопрос. Но главным был голос, его произнесший, низковатый и глухой. - Белла? Это ты? – Меда одновременно и поразилась, и напряглась. – Зачем ты здесь?.. Но… да, Теда нет дома. Прости, прости, я идиотка, сейчас открою. Открывать ей не пришлось – Беллатрикс сама прошептала «Алохомора» и переступила порог дома с видом если не хозяйки, то, по крайней мере, домоправительницы. - Здравствуй, Андромеда. Надеюсь, ты не будешь меня долго держать тут? – она обвела взглядом не слишком аккуратную прихожую, где кучей валялись старые зонтики и неряшливо стояло несколько пар мужских ботинок (на кое-каких были следы уличной грязи). – Обняться мы можем и в гостиной. Вернувшись на любимый диван уже не одна, Меда жестом попросила Беллу сесть. Та села неестественно прямо, явно пересиливая желание обругать всё и запустить в сестру каким-нибудь тёмным заклятием. Женщины помолчали. Наконец, Белла, хмуря брови, вымолвила разом: - Что ж, ты счастлива с ним? Уверена, что Цисси бегает к тебе – доказательств у меня, правда, нет, кроме ее заговорщицкого вида и дорожной мантии, которую она чистит сама каждый субботний вечер. Она, наверно, уже налепетала тебе что-то невразумительное об изменениях, произошедших с Беллатрикс? – Белла редко говорила о себе в третьем лице, но это был признак ее благодушия, так что Андромеда слегка расслабилась. Она отлично знала сестру и все ее привычки. - Да, твои выводы – хотя они и спонтанны – верны. Я, кажется, должна ответить тебе: рада ли я тому, что вышла замуж за Теда? - Счастлива ли ты… - Ах, да. Да, милая, я вполне счастлива. Тед – замечательный человек, мы понимаем друг друга… словом, ты же знаешь, каково это? - Каково ждать его целыми днями, просиживая одной в этом хлеву, не имея возможности… да никакой не имея возможности! Ты зря мне отказываешься признаться, что тебе скучно. - Мне? – Андромеда удивлённо воззрилась на Беллу. – Белла, по-моему, это как раз ты мечешься и беснуешься, не представляя, чем заняться. Поехала бы путешествовать или замуж бы вышла, - процедила она и отвернулась, разглядывая глянцевитое яблоко. - А ты думала вообще, почему я так делаю? – голос Беллатрикс прозвучал еще более упрямо, чем всегда. Меда лишь склонила голову, так, что под завитками волос на шее стала видна маленькая бурая родинка. …Было весело и немножко страшновато. Андромеда не впервые ночевала с Беллатрикс в одной комнате (тайком от всех, конечно). Улегшись поперек расстеленной кровати, девушка уворачивалась от длинных сестриных пальцев, которые цепляли ее за покрывало, волосы и настойчиво щекотали. Меда не выдержала и, уронив книгу, расхохоталась: - Ай, Белла, это нечестно! Я от тебя закрыться не успела… да убери ты свои гадкие царапки!!! Белла нехорошо ухмыльнулась: - Сейчас ответишь за «царапки», - она ухватила Меду за талию, не удержала равновесия и свалилась на спину таким образом, что голова ее свешивалась с края постели, а длинные волосы едва не мели пол. – Ну, слезай давай, не думай, что ты пушинка. Андромеда послушалась и отползла к изножью кровати, смяв простынь вконец. Она внезапно задумалась, подняла книгу и уткнулась в нее, будто нет ничего важней на свете. Беллатрикс сложила руки перед собой и поглядела на сестру исподлобья. Может быть, она любовалась на хорошенькую девушку, столь похожую на нее саму, а может, просто нетерпеливо ожидала, когда к ней снова проявят должное внимание. Всё-таки Белла не выдержала и, подвинувшись ближе, уткнулась в медины коленки. Меда вздохнула глубже и прикусила нижнюю, чуть выступающую губу. - Мне вот нравятся твои колени. Они белые-белые, как мрамор. Или мел. Андромеда хмыкнула. - Ну, правда, чудные колени. Почему ты вечно зажимаешься? Я тебе разве не сестра? – шепнула она и умиротворённо улеглась, расположив голову меж пресловутыми коленями Меды. - Сестра, сестра. - А что ты читаешь? – это прозвучало так, словно книга была соперницей Беллы. - Послушай… «Чары пали, открыв, как отлива вода, Лихорадочной жизни унылое кредо. Мы безумно хохочем, где впору рыдать, Среди бед и забот утешаемся бредом».1 - Какая глупость… - протянула Беллатрикс разочарованно. - Это не глупость, это поэзия. Маглы высоко ценят его произведения, - Андромеда показала бледное лицо с тёмными глазами и волевым подбородком, изображённое на титульном листе. - М-да? Так он еще и магл, а вздумал зачем-то писать про «чары». Что он в этом понимает, объясни?! - Белла, так он же всё это не в прямом смысле говорит… Он использует художественные средства, чтобы показать, что человек не желает видеть правду, но рано или поздно она, ее осознание приходит к нему. - Бессмыслица. Чепуха. Какой вообще прок от стихов, скажи мне? Это не справочник заклинаний и не руководство по тёмной магии, да даже не кулинарная книга. Тебе есть какая-то польза от такого чтения? - Конечно, - Андромеда с легкой гордостью посмотрела на Беллу, как будто та ничего не знает. – Попросту надо вдумываться… так вырабатывается стиль мышления, жизненная позиция… - Ты безнадёжно больна, - вздохнула Беллатрикс хрипловато. – Я конфискую это, ты не против, нет? – она отобрала у Андромеды сборник стихов и сунула под подушку. – Так будет надёжнее. Она улыбнулась широко и поцеловала Меду несколько раз – сначала в ключицу, затем в шею, потом в щёку. Меда, не рассердившись на проделанные действия, только крепче прижалась к Белле. - Чёрт возьми, ты дышишь громче, чем говоришь. Мне кажется, сейчас кто-то проснётся. Хоть Цисси, - у Андромеды нередко бывало такое волнение, хотя Нарцисса вообще не могла их услышать – она спала в другой комнате, через коридор от беллиной, никак с нею не соединявшейся. Белла подарила сестру слабеньким щелбаном и шепнула: - Открой окно, душно. Девушка нехотя поднялась и отдёрнула тяжёлые шторы. Улица казалась гораздо светлее, чем сама комната, хотя на небе не было ни луны, ни ярких звёзд. Было видно фасады и крыши обшарпанных магловских домов, небольшой огонёк от свеч в спальне Беллы отражался в стёклах ближайшего строения. Распахнув окно, Андромеда почувствовала ночную свежесть, тем более приятную после головной боли днём. - Спасибо… - Послушай, Белла… - присев на подоконник, начала Меда. Беллатрикс уставилась на неё в упор своими чёрными поблёскивающими глазами. – Как ты думаешь, маглы меня могут увидеть, если я высунусь посильней… ну или ноги свешу, - она с опаской, вцепившись в дерево, осуществила собственные слова на практике. - Дурочка. Свалишься еще, осторожней! И потом, не волнуйся, они-то тебя не увидят – или ты забыла, что наш дом защищён мощнейшими чарами? - Да нет… что ты. Решила только проверить: а может, они не так уж хорошо действуют? Белла засмеялась и подошла к Андромеде, крепко обняв за обнажившиеся плечи. …Часы вновь противно запиликали. Семь. - И что же, дорогая? – последнее слово Беллатрикс произнесла с долей злости. – Прекрасная, однако же, сказочка: волшебница увидала в свинарнике грязного борова и решила превратить в человека, а затем сбежала из родного дома. Андромеда не выдержала и сжала запястье Беллатрикс, на котором по-прежнему был браслет с вырезанными на камне буквами «АБ». Пусть даже Белла ее сестра, и даже любимая сестра, она не смеет издеваться над Тедом и ее любовью. «Свинарник»… «Боров»… Она увидела Теда впервые, шагая по улице мимо музыкального магазина. Тогда музыка была тоже ее слабостью, теперь же превратилась в лекарство… - Эта волшебница сделала свой выбор. И если кто-то не хочет его принять как должное, то… - она ощутила подступающую тошноту и умоляюще посмотрела на Беллу, отпуская ее руку. Щёки Андромеды горели, и Беллатрикс стало жалко ее; она ощутила неловкость от того, что пришла, хотя знала, что именно она права, и никакой Тонкс не должен был прикасаться к сестрёнке и уводить ото всех. От семьи и от нее, Беллы. - Белла, мне плохо. Пожалуйста, не мучай меня. - Ты… ждёшь? Еще один молчаливый кивок в ответ. - Что ж… Лучше будет, если я оставлю тебя, милая сестрица. Тебе этого хочется? – она встала и одёрнула мантию. Меда ни на что не смотрела. Только услышала: - Надеюсь, Нарцисса согласится быть тёткой твоему ребёнку. Она тебя обожает. Хлопнула парадная дверь. Почему-то два раза. «Это же Тед вернулся». - Меда, привет! Как ты себя чувствуешь? Справляешься одна или, может, проклинаешь меня вовсю? – Смешок. – Погодка сегодня не то что бы очень… - слышится хлюпанье ботинок, в нос лезет одуряющий запах мокрой листвы. - Тед, разуйся. - Хорошо-хорошо… Кстати, что за женщина здесь была? Вылетела, как вихрь, меня чуть не сшибла. И одета чудаковато. Ты меня с ней вроде не знакомила… или я не узнал ее. - Моя старшая сестра. - А, вот оно как… И капли росы холодили бровь, И клятв застывал сургуч. И я подумал, что эту любовь Запереть, и выбросить ключ.2 - Милый, помнишь, я дарила тебе носовые платки? - Да, ко… - Прошу, дай мне один. Андромеда услышала мягкие шаги по ковру, и почувствовала тепло руки, протянувшей ей квадратик ткани. ------ 1 Стихотворение Байрона "The spell is broke, the charm is flown". 2 Стихотворение Байрона "When we two parted".

Шифон: Текст читается немного сложно, лучше бы поставить между абзацами пустые строки – так воспринимается намного лучше. ) Но тем не менее, я прочитала. Про отношения сестёр Блэк не очень много пишут, а жаль. Мне кажется, это могло бы быть интересно. Особенно, когда они были маленькие. Было интересно прочитать, что Бэлла всё-таки способна сделать шаг навстречу сестре, которую любит, и прийти к ней домой, хоть это и не привело ни к какому результату. И отрывки из Байрона хорошо легли в текст, И немного тапочек, в целях улучшения текста. Честно говоря, не очень хорошо поняла, зачем Андромеда в воспоминаниях не называет поначалу сестёр по именам. Как-то это не обусловлено сюжетом. А разнообразные «девушки» и «молодые женщины» текст не украшают. В тексте встречаются разговорные слова, которых лучше избежать: К примеру, браслетка, низковатый голос. В письменном тексте они как-то не очень выигрышно смотрятся, имхо ) Кстати, тумбочка – тоже похоже на руссицизм. Gottingen пишет: да убери ты свои гадкие царапки!!! А сколько им лет-то? Такие слова употребляют в довольно молодом возрасте. Gottingen пишет: Белла подарила сестру слабеньким щелбаном и шепнула: Одарила? Gottingen пишет: Пусть даже Белла ее сестра, и даже любимая сестра Ненужный повтор. Gottingen пишет: Ты меня с ней вроде не знакомила… или я не узнал ее. По канону они очень сильно похожи, Тед просто не мог не заметить сходства. Даже мельком. Gottingen пишет: Андромеда услышала мягкие шаги по ковру, и почувствовала тепло руки Тут без запятой. Gottingen пишет: - Милый, помнишь, я дарила тебе носовые платки? - Да, ко… - Прошу, дай мне один. Складывается впечатление, что до того Тед платками не пользовался, лучше бы как-нибудь перефразировать. Gottingen пишет: Андромеда вспомнила, как прошла потом по коридору мимо сестёр, и задела Беллу локтем. Вторая запятая не нужна. Gottingen пишет: «Тоже зелёное. И тоже круглое» - подумалось ей После «круглое» - запятая. Gottingen пишет: «Постой» - слабо улыбнулась Меда сама себе. После «постой» - запятая. Gottingen пишет: Младшая сестра изредка – чаще по выходным – заходила к ней, или, вернее сказать, аппарировала всегда к чёрному ходу. Перед «или» запятая не нужна ) Gottingen пишет: «Читай. Спокойной ночи» - вот и всё, что она сказала при этом. После «ночи» запятая. Gottingen пишет: «Простите, это самобичевание какое-то! Я виновата перед ней в том, что хочу счастья? Хочу, чтобы у меня был прекрасный муж, ребёнок?» - мысли пронеслись быстро, но внутри что-то больно укололо, и женщина непроизвольно погладила себя по округлённому животу. «Успокойся, милый, всё хорошо… хорошо». В данном случае знаки препинания надо поставить так: «Простите, это самобичевание какое-то! Я виновата перед ней в том, что хочу счастья? Хочу, чтобы у меня был прекрасный муж, ребёнок? - мысли пронеслись быстро, но внутри что-то больно укололо, и женщина непроизвольно погладила себя по округлённому животу. – Успокойся, милый, всё хорошо… хорошо». И ещё в конце текста время почему-то превращается в настоящее, хотя во всём тексте было прошедшим.

Gottingen: Шифон Спасибо большое за тапочки (мне, как будущему филолуху, стыдно, но учиться ведь никогда не поздно?). Я постараюсь исправить, если будет время (правда, речевые и стилистические ошибки всегда сложнее даются). Но очень рада, что Вам понравилось, уже и не рассчитывала, что кто-то прочитает и так хорошо прокомментирует фем с не самым популярным пейрингом. Когда я начинала писать на фикатон, хотела показать длинное развитие отношений Беллы и Андромеды с детских лет. Но потом поняла, что "не вытяну" такой материал. Не очень люблю фики, в которых маленькая Белла представляется как "злобная готишная девочка". Для меня она скорее лентяйка, забияка и вредина. Неужели Вы разрушили мою святую веру в то, что после прямой речи, взятой в кавычки, не ставится запятая? А в последнем продолжении я действительно ошиблась, как выяснилось при повторной вычитке, и в некоторых других.



полная версия страницы