Форум » Библиотека-6 » Семейные ценности Малфоев, Gen, глава 18 от 04/12 » Ответить

Семейные ценности Малфоев, Gen, глава 18 от 04/12

Мерри: Семейные ценности Малфоев Автор: Мерри Бета: Altea Рейтинг: G Герои: ЛМ, НМ, ГП, ДМ, СС и др. Жанр: gen, AU Саммари: В пятилетнем возрасте Гарри усыновляет одна из самых богатых и влиятельных семей волшебного мира Отказ: HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K. Rowling. Все цитаты из книг Дж.К. Роулинг принадлежат самой Дж.К. Роулинг, а их русский перевод/переложение – мне. Части 1-2: http://www.snapetales.com/index.php?fic_id=924 или http://www.fanfiction.net/s/3554624/1/ Предупреждение 1. В отличие от принятой в большинстве переводов романов Дж.К.Роулинг традиции, в данном тексте используются переводы латинских имен, принятые в художественной литературе, исторических текстах и т.п. источниках. А именно: Луций Малфой (Lucius), Север Снейп (Severus), Альб Дамблдор (Albus), Рем Люпин (Remus), Корнелий Фадж (Cornelius), Регул Блэк (Regulus) и т.п. Единственное сознательно сделанное исключение – Драко. Дело в том, что латинское draco, draconis по правилам должно передаваться как Дракон, что приводит к полному совпадению с русским словом «дракон». В английском такого нет («дракон» по-английски dragon). Предупреждение 2. Поскольку фик начат очень давно и распланирован надолго вперед, в нем много отступлений от канона и несовпадений с фактами, известными из 6 книги. Прежде всего, у меня в Хогвартс берут детей, у которых 11 день рождения в соответствующем календарном году. Отсюда "плывут" многие даты рождения, которые Роулинг сообщала в интервью. Также я не использую хронологию, проистекающую из обновленного дерева Блэков (или использую частично, там где она не противоречит моим разработкам). Слагхорна на посту декана Слизерина у меня временно меняет г-н Даркрайт. Наконец, Снейпы у меня - чистокровное семейство, как и Малфои, только обедневшее (о чем говорилось в начальных главах). Опасаюсь, что дальше число мелких расхождений будет только расти.

Ответов - 97, стр: 1 2 3 4 All

Ilmira: Спасибо!!!

Мерри: Глава 16. Дипломатия Все утро Гарри пребывал в полнейшем восторге: даже предсказуемые подначки Нотта не смогли испортить настроение после того, что показал им накануне вечером барон де Комбрэ. * * * Не дойдя немного до коридора, ведущего к слизеринскому общежитию, призрак свернул налево, жестом приказав мальчикам следовать за ним. Миновав еще один ответвляющийся проход, де Комбрэ вскоре привел их в короткий тупиковый коридор, увешанный портретами каких-то мрачных типов в черных и зеленых одеяниях. – Галерея Деканов, – коротко сообщил он. – Как-нибудь позже, когда выдастся время, я вас познакомлю со всеми. А сейчас запоминайте. Призрак подплыл к самой дальней картине на левой стене и тихо произнес: «Оркнейская слава». На портрете пожилой сутулый темноволосый мужчина в простой черной мантии и кожаном фартуке оторвался от чтения каких-то ветхих на вид свитков и проворчал: – Можно подумать, много пользы принесла Оркнеям эта слава... Чего ради ты тревожишь меня, Комбрэ? В твоем состоянии ты прекрасно можешь обойтись и без меня. – Я-то, возможно, и могу, но гости мои – нет. Позволь представить, Герайнт. Это Гарри Поттер и его названый брат Драко Малфой. Молодые люди, перед вами принц Герайнт Хитроумный, второй декан Слизерина и семнадцатый потомок младшего сына королевы Моргаузы и короля Лота. Мальчики вежливо поклонились портрету. Герайнт хмыкнул. – Кого ты надеешься поразить, Комбрэ? Спустя тысячу лет все эти имена имеют мало значения. – Он прищурился: – Гарри Поттер? О тебе много говорят в замке, мальчик. – И наверняка половина вранье, – проворчал Гарри себе под нос. – Если не всё. Как языки-то не отсохнут... Герайнт расхохотался. – Мне нравится сей юнец, Комбрэ. Он далеко пойдет, помяни мое слово. Ты хочешь, чтобы я пропускал их сюда, верно я понимаю? – Именно так, – с достоинством кивнул Кровавый Барон. – Их и тех, кого они приведут с собой. – Добро пожаловать, – улыбнулся Герайнт, и рама портрета неожиданно повернулась на петлях, открывая темный узкий коридор. Призрак взмахом руки зажег факелы на стенах и уверенно двинулся вперед. Проследовав за ним, мальчики оказались в просторной круглой комнате с несколькими дверями по сторонам. Гарри огляделся: на стенах – тяжелые шерстяные гобелены и невероятное количество самого разнообразного оружия; вдоль них – несколько огромных сундуков, окованных медью. В центре большой длинный стол и тяжелые деревянные кресла с высокими прямыми спинками и простыми подлокотниками. У волшебного окна в дальней стене – некое подобие лежанки или лавки, прикрытое шерстяным клетчатым пледом... Все это настолько напоминало иллюстрацию к историческому роману, что завороженному Гарри понадобилось несколько лишних секунд, чтобы сообразить, куда именно привел их призрак Дома Слизерин. – Это ваши личные покои, господин барон? – негромко спросил он. – Верно, – кивнул де Комбрэ. – Добро пожаловать. – Вы уверены, что мы вам не помешаем? – уточнил Драко, стараясь соблюсти приличия, хотя видно было, что на самом деле все его мысли сейчас занимает висящий на стене длинный английский лук – между прочим, в отличном состоянии, судя по виду. – Я уверен, что в ближайшие семь лет мне не придется скучать, – хмыкнул барон. – Вы можете приводить сюда своих друзей. При одном условии. Если кто-нибудь из вас хоть одним пальцем прикоснется к моему оружию, вы сюда больше не попадете. Драко, как раз собиравшийся взять со стены небольшой кинжал, поспешно отдернул руку и слегка надулся. – Понимаете ли, мне бы не хотелось объяснять Снейпу или директору Дамблдору, каким именно образом один из вас лишился глаза, руки или еще чего-нибудь, – усмехнулся призрак. – Так что лучше держитесь от стен подальше. Уговор? – Уговор, – согласился Гарри. – Уговор, – вздохнул Драко. Удостоверившись, что они запомнили пароль (склонившийся над своими свитками Герайнт хмыкнул, но ничего не сказал), де Комбрэ проводил их назад к слизеринской гостиной. У самого входа они наткнулись на Оливию. – Где, интересно знать, вы ходите? – строго спросила она. – Отбой был полчаса назад. – Мы были у профессора Снейпа, – честно ответил Драко с самым невинным видом, на какой был способен. Оливия прищурилась. – И что, декан задержал вас и не выдал пропуск? Это на него не похоже. – Просто на обратном пути мы свернули в другую сторону, – не менее честно пояснил Гарри. – Господин де Комбрэ оказал нам любезность и проводил сюда. Девушка смягчилась. – Ах, вы заблудились... Спасибо, господин барон, что присмотрели за ними. Мальчики, я понимаю, что вам ужасно любопытно, но первое время все-таки не ходите по подземельям одни. Если декану придется посылать за вами поисковую партию, поверьте, он будет очень недоволен. – Мы постараемся, – закивали оба. – Вот и хорошо, – кивнула Оливия. – А теперь идите к себе. Медлить они не стали – поклонились на прощание Кровавому Барону и тихо прошмыгнули внутрь. * * * Теперь Гарри не терпелось поделиться новостями с Блейзом и девочками, но пока что это было, увы, невозможно: говорить при всех в Большом зале не хотелось, а после завтрака их ждал целый день уроков. Дожевывая тост, Гарри рассеянно оглядывал зал, наблюдая за слизеринцами, студентами других факультетов, преподавателями... Встретившись глазами с крестным, он улыбнулся, в ответ Север кивнул, и уголки его губ чуть приподнялись. Гарри перевел взгляд на его соседа, профессора Квиррелла... и чуть не взвыл: стоило учителю ЗОТИ поднять голову и посмотреть прямо на него, как шрам на лбу пронзительно и резко заныл. Поморщившись, Гарри потер ладонью лоб, отвернулся... и боль тут же прошла. Странно. Очень странно. * * * Защита от Темных Искусств прошла более чем странно. Постоянно заикающийся Квиррелл начал урок с сообщения о том, как он счастлив наконец познакомиться с «н-нашей н-новой з-з-знаменитостью». Этот жалкий, нервный, воняющий чесноком тип в идиотском тюрбане был бы смешон... если бы не странные косые взгляды, которые он украдкой бросал на них с Драко, видно, думая, что этого никто не замечает. Хорошо хоть, голова больше не болела. Гарри в конце концов решил, что это было просто совпадение, и порадовался, что не успел никому рассказать. На него и так пялилась половина школы. Защита у них была с Хаффлпаффом. Перед началом урока, пока не пришел Квиррелл, Драко выставлялся неимоверно, совсем засмущав хаффлпаффских девчонок. Конец этому безобразию положила Панси. Повернувшись к племяннице Амелии Боунс, Сьюзен, Панси лукаво улыбнулась: – Не обращай внимания на этого павлина. Он ничего, когда перестает важничать. Драко аж поперхнулся от возмущения, но Гарри, Блейз и Милли захихикали, а Сьюзен улыбнулась. – Вы давно друг друга знаете, да? Лед был сломан. * * * Последним уроком перед обедом у слизеринских первокурсников было зельеварение. На сей раз с гриффиндорцами – на этой мысли Драко тихо скрипнул зубами. Представители львиного Дома раздражали его неимоверно – вне зависимости от того, были ли они настроены враждебно, как Уизли, или дружелюбно, как Грейнджер. «Еще немного, – подумал он, подходя вместе с Гарри к кабинету зельеварения, – и я начну уважать хаффлпаффцев. Они хоть тихие!» Увы, ближайший час им предстояло соседствовать с гриффиндорцами. Садясь за парту рядом с Гарри, Драко сухо кивнул в ответ на робкое приветствие Лонгботтома и кисло улыбнулся постоянно тараторящей Грейнджер. – У тебя что, зубы болят? – шепотом поинтересовался Гарри. Покосившись на брата, Драко заметил насмешливый блеск в глазах и понял, что его дразнят. – Нет, – процедил он, – руки чешутся дать кому-нибудь по шее. – Аллергия? – хихикнул Гарри. – Угу, – проворчал Драко. – На идиотов. – А-а, – понимающе кивнул Гарри. – Тяжелый слу... – Мистер Поттер! – неожиданно рявкнул Север у них над ухом. – Будьте любезны поделиться с классом, что занимает вас настолько, чтобы забыть, где находитесь? – Я прошу прощения, сэр, – Гарри и глазом не моргнул. – Я попросил Драко поспрашивать меня по списку базовых ингредиентов. Мы увлеклись. – Вот как? – холодно уточнил Север, но Драко, не сводивший с него глаз, успел заметить, что уголки губ крестного чуть дрогнули в улыбке. – В таком случае, вы наверняка знаете, что такое безоар. Не успел Гарри и рта раскрыть, как Грейнджер за соседней партой вскинула руку вверх. Снейп, однако, не обратил на нее ни малейшего внимания. – Безоар – это универсальное противоядие, сэр, – между тем ответил Гарри. – Представляет собой камень, который извлекают из желудка козы. – Очень хорошо, – кивнул Север. – Что такое борец и чем он отличается от аконита? Грейнджер вскинула ладонь еще выше, подпирая правый локоть левой рукой. – Борец – это название рода растений семейства лютиковых, то же, что аконит. Латинское название Aconitum, – не моргнув глазом отвечал Гарри. – Правильно, – проворчал Север. «Два-ноль в нашу пользу», – успел подумать Драко, прежде чем услышал новый вопрос крестного: – Кто скажет, что входит в состав Глотка Живой Смерти? Драко очень постарался не хихикать. В попытках быть замеченной Грейнджер аж приподнялась со стула – безрезультатно. – Мистер Поттер? – Полынь и толченый корень асфоделя, – ответил Гарри. – Верно, – удовлетворенно кивнул Север. – Три балла Слизерину. И еще два за педагогические способности мистера Малфоя. Драко услышал, как Грейнджер возмущенно выдохнула. К несчастью для гриффиндорки, Север ее тоже услышал. – Сядьте, мисс Грейнджер, – резко произнес он. – Я, кажется, не просил вас подниматься. Кроме того, в Хогвартсе принято дожидаться, пока вам зададут вопрос, прежде чем издавать разнообразные звуки во время урока. Потрудитесь вести себя прилично, иначе в следующий раз я сниму с вас баллы. – Зельевар обернулся к остальному классу: – А вы чего ждете? Записывайте! Красная от стыда, девочка опустилась на стул. Гарри закусил губу. Драко вопросительно покосился на него. «Зря он так, – быстро написал Гарри на полях приготовленного пергамента. – Она, конечно, невоспитанная, но ведь она же ничего о магах не знает...» «Так ее и надо воспитывать, – яростно чиркая пером, не согласился Драко. – Ей только на пользу...» – Если вы не прекратите свои эпистолярные экзерсисы, – прошипел Север у них над головами, – я вас рассажу на весь год. Это последнее предупреждение. Понимая, что крестный не шутит, дальше мальчики работали не отвлекаясь. * * * К концу урока Слизерин заработал еще пять баллов, а Гриффиндор потерял десять – за безнадежно испорченное зелье Лонгботтома и несколько неправильных ответов. Гермиону так и не спросили. Когда первокурсники толпой вывалились в коридор, гриффиндорка кипела от возмущения. – Это нечестно! – восклицала она. – Так просто нельзя! Я ничего не сделала! Он... он... несправедливый мерзкий тип! Никто не успел и рта раскрыть, как в повисшей гробовой тишине раздался холодный голос Севера: – Крайне занимательное мнение, мисс Грейнджер. Десять баллов с Гриффиндора и взыскание у меня в кабинете сегодня вечером. Жду вас ровно в восемь. А теперь ступайте все наверх! – Но сэр... – начал было Гарри. – Я сказал, ступайте! Вас это тоже касается, мистер Поттер! – раздраженно рявкнул зельевар. – Если не хотите составить мисс Грейнджер компанию! Север захлопнул дверь. Первокурсники, громко перешептываясь, побрели к выходу из подземелий. – Вот сволочь... – пробормотал Уизли. – Тише ты, – одернул его один из приятелей, покосившись в их с Драко сторону, – тут же эти... доложат еще. И вообще, это все зазнайка Грейнджер виновата. Нечего было лезть. Гермиона гордо подняла голову и ускорила шаг, обгоняя их и стараясь не замечать обидчиков. – Подожди! – позвал Гарри. – Гермиона, подожди! – Отстань! – выкрикнула она, не оборачиваясь, и побежала прочь. Было хорошо слышно, что она плачет. – Ох уж эти девчонки... – цокнул языком Драко. – Кто ее за язык тянул? Ну, пошли, что ли. Есть хочется. – А что сразу «девчонки»? – возмутилась Милли. – Как будто вы никогда не болтаете лишнего! – Мы потом не ревем, – парировал Блейз, за что тут же получил по шее от Панси. – Ай! – Ладно, хватит вам, – вздохнул Гарри. – И правда, пошли обедать. * * * После ужина сумрачный Север отправился к себе в кабинет, уже досадуя на себя за то, что сорвался и назначил девчонке взыскание. Одних баллов бы за глаза хватило, а теперь – сиди и присматривай за ней, будто других дел нет. Да и Гарри, кажется, обиделся. Чем бы еще занять эту юную любительницу справедливости? Неожиданно в голову пришла занятная идея, и Север тихо хмыкнул. Подойдя к одному из стеллажей с книгами, он достал с верхней полки пухлый растрепанный том, некогда подаренный ему Луцием, и положил его на один из рабочих столов. Потом устроился за своим столом и принялся за проверку очередной стопки эссе. В дверь осторожно постучали без двух минут восемь. Отметив эту редкую для Дома Гриффиндор пунктуальность, Север позвал: – Заходите. Грейнджер уверенно вошла в кабинет, но тут же сбилась с шага, едва ее взгляд упал на склянки с разнообразными ингредиентами животного происхождения, выставленными в шкафах специально для этой цели – пугать студентов. Нет ничего лучше свиных глаз или соловьиных лапок, чтобы произвести должное впечатление на дерзких первокурсниц. Впрочем, она тут же повернулась к нему и посмотрела прямо в глаза. Ох, гриффиндорка... – Добрый вечер, сэр. – Добрый вечер, мисс Грейнджер, – кивнул Север. – Садитесь вон за тот стол. Взыскание заключается в том, что вы будете в течение часа читать книгу, которую я выбрал. – Хорошо, сэр, – тихо и слегка удивленно отозвалась девочка. Удостоверившись, что она взяла в руки приготовленные «Основы магического этикета» и начала читать, Север вернулся к проверке эссе, безжалостно вымарывая ошибки и оставляя на полях язвительные замечания. Он так увлекся этим занятием, что не сразу сообразил, что отведенный на взыскание час давно миновал. Только когда в половине десятого домовиха Тинки принесла, как обычно, чайник крепкого черного чая, он поднял голову и взглянул на наказанную девчонку. И не сумел сдержать улыбку. Зачитавшаяся Грейнджер сидела на стуле боком, подобрав под себя ноги и подпирая кулаком щеку, и глотала страницу за страницей. Точь-в-точь в такой позе когда-то любила читать Лили... Север жестом велел Тинки подать гриффиндорке вторую чашку. – Ой! – от неожиданности Грейнджер вздрогнула и чуть не свалилась со стула. – Если вы научитесь сидеть как следует, то в другой раз не будете рисковать неожиданной встречей с каменным полом, – насмешливо заметил Север. – Уверяю вас, он твердый и холодный. – Спасибо за совет, сэр, – на сей раз у девчонки хватило дерзости ему улыбнуться. – Я постараюсь. – Уж будьте любезны, – отозвался Север. – Допивайте чай и возвращайтесь в общежитие. Книгу, если пожелаете, можете забрать с собой. Вернете, когда дочитаете. – Спасибо, сэр! – Грейнджер засияла, как начищенный кнат. Север удовлетворенно подумал, что не зря решил отступиться от своих привычек и не заставлять надерзившую девчонку чистить котлы или нарезать слизняков. Раз уж Гарри решил выбрать себе в подружки гриффиндорку, то пусть она хотя бы будет умна и любознательна, если и не слишком хорошо воспитана. Последнее нетрудно наверстать, уж он-то знает по опыту... хотя Луций, конечно, и по сей день любил посетовать на его манеры. Впрочем, это мелочи. – Не за что, мисс Грейнджер. Можете идти. * * * Представив Герайнту своих друзей, Гарри и Драко провели всю компанию в покои де Комбрэ и наконец-то смогли рассказать Панси, Милли и Блейзу, почему Нотт так старается при любом удобном случае к ним прицепиться. – Хм... значит, это политика, – подытожила Милли. – Я думала, он просто завидует. Ну, еще с того случая, в Самайн, помните? – Еще бы, – проворчал Гарри, лягнув стул, на котором сидел. – Нет, он не выносит магглорожденных. Он и к Оливии лез, пока Степлтон его не заткнул. – Ну-у... – протянула Панси. – Моя мама тоже считает, что магглорожденные не должны учиться вместе с нами... – А папа говорит, что только способности и сила имеют значение, – огрызнулся Гарри. Повисло неловкое молчание, которое нарушил Блейз. – Ну, если бы в Хогвартс принимали только способных, тогда мы хоть избавились бы от Крэбба и Гойла, – хихикнул он. – Я таких идиотов в жизни не видел! – Зато нас бы окружали сплошные Грейнджер, – подхватила Милли. Драко и Панси содрогнулись, а Гарри раздраженно фыркнул. – Что вы все к ней привязались? Ей и так сегодня от Севера попало... – За дело попало-то, – заметил Драко, потом махнул рукой: – Ладно, ладно. Не кипятись, я и так не собирался ее дразнить. Не буду тебе мешать, хотя идея, по-моему, все равно дурацкая. – Что за идея? – неожиданно заинтересовалась Панси. – Да вот Гарри вбил себе в голову, что нужно обзавестись друзьями во всех Домах, – хмыкнул Драко. – И Мерлин ведает с какой стати выбрал для этого Грейнджер и Лонгботтома. – Вообще-то в этом есть смысл... – задумалась Панси. – Эта Грейнджер, похоже, умная, хоть и магглорожденная. А Лонгботтомы – одно из старейших магических семейств, и довольно небедное. Кто там еще в Гриффе? А, одна из близняшек Патил. С хаффлпаффцами мы уже сегодня общались. Сьюзен Боунс там ничего... – Ее тетя – глава департамента безопасности, – рассеянно сообщил Гарри. Все удивленно посмотрели на него. – Папа говорил, а я запомнил, – пожал он плечами. – По-моему, они друг друга не очень-то любят, но я не помню, чтобы он когда-нибудь открыто ее ругал. – А, это хорошо, – кивнул Драко. – Из Хаффа я еще помню Вейна Хопкинса. Из Воронов не помню никого, они все одинаково нудные. – Кевин Эгльхелль, – вставил Блейз. – Его двоюродная тетка знакома с моей мамой. Я его очень смутно помню, но вроде он нормальный парень. – А, и еще Падма Патил, – сказала Милли. – И Лиза Терпин. – Это уже больше чем достаточно, – проворчал Драко. – Я всех не запомню. – А я записала! – Милли гордо помахала огрызком пергамента. – Я вам потом скопирую. Ну что, все, что ли? А то отбой скоро. – Ага, пойдем, – согласился Гарри. – Нам еще главу по чарам на завтра читать. И чего они сразу задают столько уроков? Мы ж только приехали! * * * Север начинал уже позевывать и раздумывал, не отправиться ли спать, когда в дверь кабинета резко постучали. «Кого там еще нелегкая принесла...» – устало подумал он и откликнулся: – Заходите. Ночным гостем, к его раздражению, оказалась Макгонагалл. Декан Гриффиндора буквально ворвалась в комнату, открыла было рот, собираясь что-то сказать, и вдруг замерла. Север проследил за ее взглядом – и увидел выдающие его с головой отодвинутый стул у рабочего стола и пустую чашку с блюдечком. Учитывая, что его собственная чашка и чайник стояли на письменном столе... – Кхм, – откашлялась Макгонагалл. – Признаться, я хотела поинтересоваться, что такого тебе сделала бедная девочка, что ты на нее так напустился. К тому, что ты снимаешь баллы с Гриффиндора при всяком удобном случае, я уже привыкла... но взыскание на первом же уроке? Да еще такой талантливой ученице? Однако теперь я совсем ничего не понимаю. – Мисс Грейнджер, – холодно отозвался пришедший в себя Север, – позволила себе в резких выражениях критиковать мою манеру преподавания. Я счел, что стоит принять меры и указать на пробелы в ее воспитании. – И?.. – спросила Макгонагалл, когда убедилась, что продолжать он не собирается. – И ничего, – огрызнулся зельевар. – Я дал ей книгу по магическому этикету. Девчонка зачиталась. – А это? – видимо, устав от недомолвок, Минерва ткнула пальцем в сторону злосчастной чашки. – Тинки принесла мне чайник, как обычно, – буркнул Север, отворачиваясь. – Я счел вежливым предложить мисс Грейнджер чаю, раз уж она оказалась здесь. Не вижу ничего особенного. Макгонагалл открыла рот, потом закрыла его. Помолчала. Потом снова открыла. – Север, я должна перед тобой извиниться. Безмерно удивленный, он повернулся к ней. – За вчерашнее. Я была несправедлива. Ты всегда очень серьезно относился к своим обязанностям... и на самом деле я не думаю, что Гарри будет у тебя плохо. Я просто... не ожидала. Прости меня. – Ничего страшного, – отозвался Север, взяв себя в руки. Не стоило терять самообладание только потому, что Минерва впервые за шесть лет признала, что он хороший декан. – Право же, это ерунда. И смею тебя заверить... я сделаю все возможное, чтобы с Гарри все было в порядке. Макгонагалл кивнула. – Я все больше думаю, что недооценила тебя, Север. В кои-то веки Слизерину очень повезло с деканом. Спокойной ночи. – Спокойной ночи, Минерва. Едва она ушла, Север со вздохом облегчения запер дверь, устало потер ноющие виски и наконец-то отправился спать. TBC

Eva: Мерри Господи, как я ждала этого продолжения! Огромное спасибо!!! Вы прекрасно пишете! С нетерпением буду ждать следующих глав. P.S. Вы умеете заинтриговать!

precissely: Мерри как всегда замечательно))) Если честно, то очень порадовал финальный разговор Минервы и Снейпа. Давно уже хотелось прочитать то, как Макгонагалл признает заслуги Северуса. Спасибо

belana: Мерри все детки хороши сверх меры! спасибо! можно вопрос? Если декану придется посылать за вами поисковую партию - поисковую группу?

BagiraM: О наконецто новая глава,какая радость,а я то думала когда же нас порадуют

Akulina: Здорово! Спасибо большое!

Ferry: клаааас ))) как же я люблю этот фик и всех его персонажей! спасибо :)

Мюмла: Какое, однако, взыскание... Купил Грейнджер на корню и с потрохами... Спасибо за главу.

Оле-Лукойе: Мерри Роскошная глава, масса мелочей - ммм...

Fate: Наконец-то! Это я и о новой главе и вообще... Этот фик я начала читать на "Детях Хогвартса", если не ошибаюсь... Потом на "Сказках..". Потом у меня слетела операционка... И я просто счастлива, что могу вернуться к полюбившейся истории. Вот.

Полётчица: Спасибо. За них всех, за такую вселенную. Еще много раз я скажу это спасибо.

maniago: отлично!

111: И Лиза Терпин Отлично!

First of may: Прелесть!)))

Мерри: Глава 17. Рекогносцировка День выдался не по-осеннему теплый и солнечный; легкий ветерок шелестел увивавшим стены плющом, раскачивал под окнами крупные астры. Несколько минут Луций рассеянно смотрел, как играют блики на блестящих гладких листьях плюща, потом нахмурился, отвернулся от окна и перевел взгляд на полученные накануне письма. Первое из них было витиевато и туманно, хоть и недлинно. Дорогой мистер Малфой! Известными Вам событиями заинтересовались сверху. Безупречность, как Вы понимаете, вызывает подозрения, поэтому опасаюсь, что Вам следует ожидать визитеров. Искренне ваш, А.К. Макферсон Второе послание – весьма неожиданное и предельно краткое – было в некоторой степени продолжением первого, хоть и прибыло из другого источника. О тебе неожиданно много говорят в последнее время. Жди гостей. Лиам Лиам Ллойд был однокурсником Луция и одним из крайне немногочисленных авроров-слизеринцев. Во время войны они, разумеется, оказались по разные стороны баррикад; после исчезновения Волдеморта несколько раз встречались на министерских мероприятиях, но до сего дня Лиам ни разу с ним даже не заговаривал. Tout à fait curieux, подумал Луций. Наконец, третье послание, на гербовой бумаге департамента магбезопасности, свидетельствовало, что высказанные в первых двух опасения нисколько не напрасны. Дорогой мистер Малфой! Хотя произведенные Вами в последнее время изменения в охранных системах Вашего поместья и являются абсолютно законными, а разрешения на них оформлены безупречно, необходимость подобных мер, тем не менее, вызывает некоторые вопросы. Надеюсь, Вы не откажетесь завтра в четыре часа пополудни совершенно неофициально принять у себя нашего сотрудника, старшего аврора Кингсли Шеклболта. Искренне Ваша, Глава Департамента магической безопасности, Амелия Боунс Попробуй тут откажись, мрачно усмехнулся Луций и пробормотал хронометрическое заклинание: без пяти четыре. Встал, сгреб со стола первые два письма, швырнул в камин и испепелил взмахом палочки. Добавил пару заклятий, препятствующих восстановлению сожженных документов, и неторопливо направился вниз – встречать министерского посланца. Едва за ним закрылась дверь, как на старинных часах черного дерева, стоявших на каминной полке, стрелки «Гарри» и «Драко» сдвинулись с отметки «Уроки» на отметку «Неприятности». [align:center]* * *[/align] После обеда у первокурсников был первый урок полетов в семестре, и Север позволил себе отвлечься, рассудив, что уж с чем-чем, а с этим предметом у Гарри и Драко проблем быть не должно. Последние несколько дней он с напряженным интересом наблюдал, как пронырливые мальчишки – на удивление всей школе – собирают вокруг себя компанию сверстников из всех четырех Домов. И какую компанию! Талантливая магглорожденная ведьма, наследник старинного магического рода, племянница главы Департамента магбезопасности, сын одного из ведущих исследователей Департамента тайн, одна из дочек крупнейшего индийского поставщика волшебных ингредиентов... В курсе ли мальчики, какое внушительное впечатление производит на взрослых их разношерстная команда, Север не знал, да сейчас это и не имело особенного значения – вот пару-тройку лет спустя... Пока же дети просто играют. Если прочие школьники и не одобряли столь открытое пренебрежение неписаными хогвартскими традициями, то, по крайней мере, вслух своих сомнений почти никто не высказывал. Слизеринцы постарше и поумнее, вероятно, по достоинству оценили таящиеся в такой дружбе возможности, а те, кто помладше или поглупее, попросту опасались связываться с Мальчиком-Который-Выжил и сыном Луция Малфоя. Даже юный Нотт, в первые дни поливавший презрением всякого, кто не был чистокровным слизеринцем в нескольких поколениях, теперь по большей части держал свои соображения при себе. Не исключено, что мистер Степлтон и мисс О'Коннэл имели к этому самое прямое отношение. Мнением хаффлпаффцев и рэйвенкловцев Север интересовался мало, так что оставался только Гриффиндор – вечное прибежище хулиганов, драчунов, заносчивых святош и прочих любителей мутить воду. Однако, судя по тому, что Минерва еще не жаловалась ему на своих подопечных, пока все оставалось в рамках нормы. Девчонке Грейнджер назначенное взыскание явно пошло на пользу. Книгу она вернула через неделю, рассыпавшись в восторженных благодарностях. С тех пор на уроках зельеварения она вела себя почти безупречно, хотя до сих пор заметно ерзала всякий раз, услышав вопрос, на который знала ответ – а таких, приходилось признать, было большинство. Слегка сожалея о том, что отступает от твердого принципа не давать баллов Гриффиндору, Север взял в привычку время от времени спрашивать ее тогда, когда задаваемый вопрос ставил в тупик всех остальных – кроме разве что Драко. Все равно за лень, разгильдяйство и вопиющее невежество прочих гриффиндорцев он снимал больше баллов, чем давал Грейнджер. Но та не только перестала на него обижаться, но и, кажется, даже начала завоевывать некоторое уважение сверстников – как Гриффиндорка-Которая-Получает-Баллы-У-Подземельного-Чудовища. Однажды Минерва в учительской попробовала подколоть его на этот счет; Север спокойно поинтересовался, не желает ли та, чтобы он вернулся к привычному стилю преподавания. Минерва поперхнулась чаем, закашлялась и замахала на него руками; вопрос был закрыт. [align:center]* * *[/align] Шагая к площадке для учебных полетов, Гарри страшно радовался, что выдался такой хороший денек. В Шотландии было все-таки холоднее, чем дома, а по рассказам Севера у него и вовсе сложилось ощущение, что погода здесь куда чаще скверная, чем нет. Ему не терпелось сесть на метлу – дома они летали часто и он ужасно соскучился. – ... в этом случае положение кисти правой руки на метловище должно быть под углом... – Грейнджер, прекрати! – не выдержал Драко. – Ты несешь ахинею. Так летать не научишься. И не пугай Лонгботтома, он и так заранее весь зеленый. – Откуда ты знаешь! – возмутилась Гермиона. – Учебники что, по-твоему, дураки пишут?! В справочнике по теории полетов... – О Мерлин... – пробормотала Панси и пнула подвернувшийся под ногу камешек. – Не ссорьтесь, – поспешно вмешался Гарри. – Гермиона, поверь, теорию лучше и вправду оставить на потом. Невилл, перестань нервничать. Все получится. – Аминь, – проворчала Гермиона. Лаванда Браун и темнокожий мальчишка из Гриффиндора, Томас-как-его-там, захихикали. Остальные, и слизеринцы, и гриффиндорцы, только непонимающе переглянулись. – О чем это ты? – поинтересовалась Милли. – Неважно, – отмахнулась Гермиона. – И все-таки... это несправедливо. Вы все уже умеете летать... – Я не умею, – отозвалась Энид Мун, тихая пухленькая слизеринка с их курса. Она повсюду ходила вдвоем с Дафной Гринграсс, но почти ничего больше Гарри о них не знал – кроме того, что Энид из чистокровного семейства, а мать Дафны, как утверждали слухи, – магглорожденная ведьма. – И, честно говоря, не очень-то хочу уметь, – между тем продолжила Энид, – но это обязательный курс. – А почему не хочешь? – полюбопытствовала Гермиона. – Я высоты боюсь до ужаса, – содрогнулась Энид. – И я тоже не умею летать, – неожиданно заговорил Невилл, обычно предпочитавший молчать и слушать. – Мою бабушку бы удар хватил, если б она увидела меня на метле, так она говорит. Мол, я и на земле вечно вляпываюсь в неприятности. Гарри припомнил, как феерически накануне у Невилла взорвался котел, залив едкой зеленой дрянью полкласса, и не мог не согласиться с этим утверждением. – Я тоже летаю паршиво, – вставил Блейз, у родителей которого, как подозревал Гарри, попросту не было денег на такую необязательную вещь, как детская метла. – Слышали, да? – фыркнул сзади кто-то из гриффиндорских мальчишек. – Компашка трусов и неудачников эти слизеринцы. – Заткнись! – оборвали его Лаванда и Парвати хором, прежде чем кто-либо еще успел открыть рот, и Гарри порадовался, что удастся обойтись без ссоры. И, конечно, вскоре оказалось, что радовался он раньше времени. Они дошли до тренировочной площадки, где были приготовлены учебные метлы, и мадам Хуч, суровая коротко подстриженная седая леди в мантии спортивного покроя, грозно скомандовала: – Чего зеваете? А ну встали каждый напротив метлы, живо! Гарри оглядел доставшуюся ему метлу и поморщился: жалкое зрелище. Ну конечно, ничего другого новичкам-первогодкам и не предложат, но все-таки... – Вытяните вперед правую руку и скомандуйте: «Вверх!» Гарри не глядя призвал свою метлу и осмотрелся, желая знать, как справляются остальные. У бедняги Невилла метла не сдвинулась с места, а у Гермионы и вовсе откатилась в сторону. Похоже, метла не торопилась встретиться с Гермионой, подумал Гарри и хихикнул: у многих первая реакция на его новую подругу была именно такой. – Метлооталкивающий эффект Грейнджер, – тихо пробормотал Драко, подлетев к нему, и завис рядом. – Мистер Малфой! – рявкнула Хуч. – Вам кто разрешил садиться и взлетать?! Это уроки, а не повод выставляться перед одноклассниками! Здесь все делается по моей команде! – Прошу прощения, мадам, – покрасневший Драко приземлился. Рыжий гриффиндорец и его приятели захихикали, но Хуч тут же обрушила свой гнев на них: – Мистер Уизли, вы не перепутали меня с одним из своих братьев?! Здесь вам не балаган, а серьезные занятия! Мистер Финниган, это вас тоже касается. Все притихли. – Итак, вы все наконец правильно оседлали свои метлы, хотя некоторые, – она наградила Драко скептическим взглядом, – предпочитают неортодоксальную континентальную посадку. Впрочем, неважно. Теперь по моему свистку вы все оттолкнетесь от земли... Гарри позволил себе отвлечься; зависнув в положенных пяти футах над землей, он вспоминал дом, залитый солнцем сад, сияющие белизной песка дорожки, над которыми они носились наперегонки... и очнулся только тогда, когда неподалеку на землю с болезненным воплем шмякнулось что-то тяжелое. – Невилл! – в ужасе вскрикнула Гермиона. Бедняга неподвижно лежал на траве; его метла, не переставая набирать высоту, устремилась куда-то к Запретному лесу. Мадам Хуч, белая как мел, опустилась на землю и кинулась к Невиллу. Вскоре, однако, выяснилось, что у гриффиндорца сломано запястье, но кроме этого и нескольких ушибов никаких повреждений нет. Поддерживая страдальца под руку, преподавательница полетов повлекла его к замку, на прощание посулив исключение и все прочие мыслимые кары тому, кто в ее отсутствие осмелится подняться в воздух. Едва они скрылись из виду, все тут же принялись разговаривать. – Бедный Невилл, – Браун всплеснула руками, – ему теперь, наверное, гипс наложат. – Что наложат? – нахмурился Гарри и покосился на Гермиону, которая обычно с удовольствием объясняла все непонятное. – Гипс. Материал такой, вроде глины. Сначала мягкий, а когда застывает, становится твердым. Его используют, чтобы зафиксировать место перелома. Ну, чтобы кости срослись правильно. Некоторое время вся компания переваривала полученные сведения. – Магглы очень странные существа, – задумчиво заключил Драко в конце концов. – Они люди, а не существа! – возмутилась Гермиона. – Как ты можешь... – Неважно, Грейнджер, – отмахнулся Драко. – Эй, а это что? – Он нагнулся и поднял с земли какую-то небольшую вещицу, которую раньше никто не заметил в траве. – А, напоминалка. Наверняка растяпы Лонгботтома, – фыркнул он, убирая волшебный шарик в карман. – Эй, а ну отдай! – воскликнул Уизли, подскакивая к ним. – Дай сюда, ворюга! Это не твое, слизеринец вонючий! Драко спокойно отступил на шаг. – Уж и не твое точно. Не терпится прибрать к рукам? Ведь у твоих родителей попросту нет денег на такие игрушки, верно? Взревев, как раненый гиппогриф, Уизли кинулся на него, но Драко легко вскочил на метлу и взмыл в воздух. – Попробуй догони! – засмеялся он. Гарри не стал ждать, что предпримет рыжий гриффиндорский задира, – просто оседлал метлу и бросился вслед за братом. – Драко, прекрати! – крикнул он. – Что ты, неприятностей хочешь? Спускайся! Но тот только поднялся еще выше. – Эй, Уизли! – заорал он. – Все еще хочешь заполучить на полчасика чужую игрушку? Лови! И принялся подбрасывать и ловить напоминалку Невилла – сначала слегка, потом все выше и выше, сам между тем продолжая подниматься. К тому моменту когда Гарри догнал его, они были уже футах в пятидесяти над землей, а Драко подбрасывал злосчастный шарик почти на целый ярд. – Что вы все так всполошились, а? Подумаешь, сокровище... И тут, отвлекшись на разинутые рты собравшихся внизу одноклассников, Драко совершил ошибку: напоминалка Невилла взлетела в воздух чуть по косой и, вертикально падая вниз, миновала его подставленную ладонь. Сверкающий на солнце шарик устремился к земле; не раздумывая ни секунды, Гарри кинулся за ним. На какое-то мгновение весь мир сузился, сжался почти в точку, и во вселенной оставались только он сам, метла и падающий стеклянный шар. Почти отвесное пике, свист ветра в ушах, и... в двух футах над землей Гарри ухватил шарик, выровнял неуклюжую старую метлу и мягко скатился на траву, так и не выпустив из рук дурацкую игрушку. – Гарри! – МИСТЕР ПОТТЕР! В следующее мгновение в него вцепились две пары рук и одновременно принялись трясти и дергать в разные стороны. – Гарри... – Ну, мистер Поттер... – ... спятил ты, что ли... – ... как вам только в голову могло прийти... – ... идиот несчастный... – ... вам же было сказано... – ... совсем рехнулся! – ... о чем вы только думали?! Драко и профессор Макгонагалл осеклись и уставились сначала друг на друга, потом на Гарри. Он почувствовал, что густо краснеет. – Извините, профессор Макгонагалл... Драко... я не подумал... точнее, я подумал, что Невилл очень расстроится из-за своей напоминалки... – он разжал кулак и показал преподавательнице трансфигурации пойманный шарик. Макгонагалл, видно, была опытным учителем, потому что сразу устремила испепеляющий взгляд на Драко, быстро догадавшись, кто был зачинщиком. Тот даже не стал пытаться выворачиваться. – Это я виноват, профессор, – гордо заявил он, задрав подбородок. – Это я уронил эту дурацкую штуку. Услышав такое, Макгонагалл словно онемела; казалось, она не верит собственным ушам. В повисшей тишине раздался звонкий голос Гермионы: – Тут все поровну виноваты, профессор. Драко не должен был взлетать, раз мадам Хуч не велела, но Уизли взялся задирать его ни с того ни с сего. Драко просто хотел отдать напоминалку Невиллу... Уизли издал было негодующий вопль, но тут же затих под гневным взглядом своего декана. – Это правда? – Макгонагалл обвела взором всех. – Да, профессор, – закивали разом Лаванда, Парвати, Энид и Дафна. – Ясно, – Макгонагалл поджала губы. – Что ж, значит, и достанется всем поровну. Мистер Поттер, мистер Малфой, мистер Уизли, следуйте за мной. Мне крайне любопытно, что скажет на сей счет профессор Снейп. [align:center]* * *[/align] Кингсли Шеклболт оказался темнокожим магом лет на десять-двенадцать моложе Луция. Судя по внешнему виду, посланник Департамента магической безопасности следовал традициям ровно настолько, чтобы его нельзя было обвинить в пренебрежении магическими обычаями, и нарушал их ровно в той степени, каковая требовалась, дабы его не заподозрили в чрезмерном консерватизме. Дерзкая золотая серьга в ухе и начисто бритая голова странно сочетались со щегольским и вместе с тем строго официальным покроем его мантии, а знаки отличия старшего аврора ненавязчиво, но внушительно дополнял нашитый на форменную одежду фамильный герб – серебряный кандальный болт на черном поле и перекрещенные магические жезлы сверху. Семейство ненамного младше его собственного, с некоторым интересом отметил Луций. – Чрезвычайно рад знакомству, – холодно заявил он, провожая посетителя в гостиную. – Располагайтесь. Хотите что-нибудь выпить? – Я не сомневаюсь, что в вашем распоряжении, мистер Малфой, великолепный бар, равно как и великолепные яды, – усмехнулся Шеклболт, усаживаясь в одно из кресел. – Но думаю, мы серьезно сэкономим время, если оставим бессмысленные любезности и перейдем к делу. – Согласен, – кивнул Луций, позволив себе полуулыбку. Несмотря ни на что, гость начинал ему нравиться. – В таком случае, задавайте ваши вопросы. Мне крайне любопытно, что от меня понадобилось Аврорату. Шеклболт посерьезнел. – Ну что ж... Должен признать, я неплохо знаком с вашей биографией, мистер Малфой, – начал он. – Вас крайне трудно напугать, и вы никогда ничего не делаете без солидной на то причины. Скажите, что побудило вас прибегнуть к таким... основательным мерам для защиты своего дома? – Я мог бы, разумеется, – медленно произнес Луций, – напомнить о недавних событиях в «Гринготтсе» и заявить, что меня беспокоит сохранность моих собственных сейфов. Но отчего-то мне кажется, что этого будет недостаточно. Я прав? – И да и нет, – отозвался аврор. – Этого достаточно для официального протокола и для разрешения на ограниченное применение магии крови – которое вы уже и без того получили. Но недостаточно для меня и для тех, кого заботит безопасность Магической Британии. Мистер Малфой, – он смотрел прямо Луцию в глаза, – у нас есть основания считать, что десятилетняя передышка закончилась? Стоило невероятного труда не пошевелиться, не коснуться левого предплечья, где с середины лета поселилась ноющая тень. – Откуда мне знать, есть ли у вас на то основания? – Оттуда, что, по всей видимости, они есть у вас, – парировал Шеклболт. – Почему вы не хотите сказать, что именно вас... беспокоит? – Превыше всего меня беспокоит безопасность моих сыновей, – отрезал Луций. Шеклболт весь подобрался, как дикая кошка перед прыжком. – И принятые вами меры... – ... имеют целью обеспечить эту безопасность, какие бы усилия и средства для этого ни требовались, – закончил Луций. Аврор некоторое время молчал, потом негромко заговорил снова: – Мистер Малфой... вы прекрасно понимаете, что я здесь потому, что вы опекун Мальчика-Который-Выжил. Если вы ни с того ни с сего превращаете свое поместье в крепость, это означает, что происходит нечто из ряда вон выходящее. Вам не кажется, что в ваших же интересах поставить Аврорат в известность? – Видите ли, старший аврор Шеклболт... – протянул Луций, откидываясь в кресле, – значительная часть проблемы заключается в том, что я лично не имею ни малейшего понятия, что именно происходит. Все, что мне известно, – это то, что, как вы метко выразились, «передышка» вот-вот закончится или уже закончилась. – Каким образом?.. Луций подчеркнуто небрежным жестом одернул левый манжет и поправил рукав мантии. Безусловно, это был большой риск, но он надеялся, что правильно оценил характер и склад ума своего собеседника и приобретает сейчас союзника, а не врага. – Мерлинова борода... – хрипло выдавил Шеклболт, уставившись на его руку, точно на змею. – Надеюсь, вы помните, что это неофициальный разговор, – усмехнулся Луций. – Ваши догадки – это ваше личное дело. – Разумеется, – медленно отозвался аврор. – Вы уверены, что не хотите защиты Министерства? – Пока – да, уверен. Кроме того, у меня есть в арсенале еще некоторые средства, которые я намереваюсь пустить в ход... если мне никто не станет совать палки в колеса. – Законные средства?.. – Шеклболт вопросительно нахмурился. – Незапрещенные, – усмехнулся Луций. – Хотя кое-кому они могут показаться нетрадиционными. Или, напротив, чересчур традиционными. Не волнуйтесь, – добавил он, видя сумрачное подозрение на лице собеседника, – они не имеют ни малейшего отношения к темной магии какого бы то ни было рода. Я не хотел бы раскрывать свои замыслы заранее, но если все удастся, вы об этом, безусловно, узнаете. – В таком случае, удачи. – Аврор поднялся на ноги. – Благодарю за гостеприимство. Мне пора. – Что, вы так и не отведаете моих великолепных ядов? – усмехнулся Луций. Шеклболт запрокинул голову и расхохотался. – Как-нибудь в другой раз, мистер Малфой. Как-нибудь в другой раз. [align:center]* * *[/align] Север, как и следовало ожидать, не сказал ничего хорошего. Выслушав сухой рассказ Макгонагалл, он кисло поинтересовался у троих нарушителей спокойствия, есть ли у них какие-либо возражения, но даже Уизли оказался не настолько глуп, чтобы открывать рот. – Прекрасно, – ядовито подытожил Север. – Взыскание всем троим, я полагаю? – Думаю, это справедливо, – согласилась Макгонагалл. – Мистер Поттер, мистер Малфой, я жду вас у себя в кабинете сегодня после ужина. Мистер Уизли, вы в то же время явитесь к профессору Снейпу. Гарри и Драко переглянулись. Из разговоров в слизеринской гостиной они уже успели уяснить, что взыскание у Макгонагалл – это не слишком приятно, но намного, намного лучше, чем у Филча или у Спраут. Ни один нормальный человек, в конце концов, не любит вручную драить туалеты или удобрять грядки каким-нибудь там заколдованным навозом. – Хорошо, профессор. – Да, профессор. Уизли выглядел куда более мрачно – и не зря, удовлетворенно отметил про себя Гарри. Наверняка Север заставит гриффиндорца резать слизней или препарировать жаб – во всяком случае, именно этим Север обычно угрожал им самим, когда бывал очень уж не в духе. – Мистер Уизли? – холодно произнес зельевар. – Я все понял, сэр, – надувшись, отозвался тот. – Сомневаюсь, – проворчал Север. – А теперь убирайтесь отсюда, у меня через полчаса урок. И у вас, между прочим, тоже. Макгонагалл фыркнула и ушла, Уизли поспешил за ней. Гарри и Драко хотели было последовать их примеру, но тут в кабинет зельеварения вбежал растрепанный и запыхавшийся капитан слизеринской квиддичной команды, Марк Флинт. Обычно он был угрюм и то и дело рявкал на младшекурсников – мол, путаются под ногами, – но сейчас при виде Гарри лицо его озарилось улыбкой. – Поттер, это потрясающе! – выпалил он. – Ты играешь в квиддич, я надеюсь? Глаза у Севера полезли на лоб, потом он нахмурился. – Мистер Флинт, потрудитесь привести себя в порядок и объясниться. Драко, закрой дверь. Взбудораженный Флинт предпринял тщетную попытку пригладить волосы, поправить галстук и одернуть мантию одновременно. Гарри с трудом сдержал смешок. – Сэр, жалко, вы не видели! – воскликнул Флинт. – Поттер просто прирожденный ловец. Это что-то потрясающее. Он должен играть! – Боюсь, мистер Флинт, ничего не выйдет, – покачал головой Север. – Во-первых, правила запрещают первокурсникам играть за команду Дома. Во-вторых, куда вы собрались девать Хиггса? Он хороший ловец. – И в-третьих, – твердо заявил Гарри, – я не буду играть без Драко. Флинт внимательно посмотрел на них обоих, потом на декана. – А что, если... – он хитро улыбнулся. – Правила ведь не запрещают первокурсникам тренироваться в команде? Только играть и привозить в школу свои метлы, верно? – Верно... – медленно сказал Север, и уголки его губ слегка приподнялись. – Так вот, профессор, в следующем году мы в любом случае теряем вратаря и отбивалу, поскольку Бэддок и Уорф выпускаются. А еще Хиггс просил меня найти ему замену, потому что, видите ли, собирается всецело посвятить себя ТРИТОНам. Если мы выпустим на поле трех новичков сразу, Гриффиндор нас просто размажет. А вот если у нас уже будет сколочена команда... – Это отличная идея, – в глазах Севера появились искорки. Странно: Гарри не помнил, чтобы крестный так уж интересовался квиддичем, но, похоже, соперничество Домов имело для него большое значение. – Я ставлю только одно условие: постарайтесь, чтобы широкой публике об этом стало известно как можно позже. – Понимаю, сэр! – Флинт заулыбался еще шире, потом повернулся к Драко и Гарри: – Ближайшая тренировка в субботу в восемь утра. Метлы я вам найду. И не опаздывать! – крикнул он уже из-за двери. – А теперь, когда вы все уладили, – проворчал Север, – марш отсюда, наконец! Вы помните, что у вас через две минуты история магии? Они, конечно же, не помнили, поэтому на урок к зануде Биннсу пришлось бежать сломя голову. ------------------------------------------ Tout à fait curieux – Прелюбопытно (фр.). ... серебряный кандальный болт на черном поле – к сожалению, термин shacklebolt (фамилия Шеклболта) крайне неуклюже переводится на русский. Буквально это болт, скрепляющий оковы или кандалы. В геральдике shacklebolt трактуется как символ победителя, бравшего в плен врагов или же, наоборот, освобождавшего пленников.

Полётчица: Вот знаешь, за что я люблю твои вещи? За изумительную межфакультетскую политкорректность. Как у тебя так получается, я не представляю, оттого и восхищаюсь. Великолепная сцена с квиддичем. И с Флинтом. А уж Кингли так вообще превзошёл все ожидания! – Что, вы так и не отведаете моих великолепных ядов? – усмехнулся Луций. Шеклболт запрокинул голову и расхохотался. – Как-нибудь в другой раз, мистер Малфой. Как-нибудь в другой раз. Хохотала вместе с Шеклболтом ))) В общем, браво. Как всегда.

elenmt: Спасибо!!!!

Мерри: Полётчица Вот знаешь, за что я люблю твои вещи? За изумительную межфакультетскую политкорректность. Как у тебя так получается, я не представляю, оттого и восхищаюсь. Понимаешь, я стою на том, что "у каждого свои недостатки" (с) "В джазе только девушки". И я по собственному детству хорошо помню, что самые отпетые хулиганы в 9 случаях из 10 - просто глупые дети. Случаи вроде Снейпа с Блэком, к счастью, скорее отклонение от нормы. Поэтому я и стараюсь писать скорее с позиции всеобщего родства. В отношении к соперничеству Домов - мне кажется, должна проявляться разница характеров Гарри и Драко. Роулинг ведь не зря в первой книге говорит, что Гарри - самый рассудительный из гриффиндорской троицы. Он от природы, имхо, более склонен объективно оценивать происходящее, чем Драко или Рон. Другое дело, что в каноне, в силу воспитания и разных других причин, он редко использует это свое умение. Здесь же уроки Луция должны идти ему на пользу. Ну а Драко и Рон вообще во многом одного поля ягоды - уж в том, что касается предрассудков, так точно. elenmt Пожалуйста!

Полётчица: Мерри я стою на том, что "у каждого свои недостатки" (с) "В джазе только девушки". И я по собственному детству хорошо помню, что самые отпетые хулиганы в 9 случаях из 10 - просто глупые дети. Вот-вот. И у каждого свои недостатки, да и достоинства тоже. В отношении к соперничеству Домов - мне кажется, должна проявляться разница характеров Гарри и Драко. Роулинг ведь не зря в первой книге говорит, что Гарри - самый рассудительный из гриффиндорской троицы. Он от природы, имхо, более склонен объективно оценивать происходящее, чем Драко или Рон. Другое дело, что в каноне, в силу воспитания и разных других причин, он редко использует это свое умение. Здесь же уроки Луция должны идти ему на пользу. Слова из драгметалла :) Ну а Драко и Рон вообще во многом одного поля ягоды - уж в том, что касается предрассудков, так точно. И у тебя очень хорошо получается это показать

Мерри: Полётчица И у тебя очень хорошо получается это показать Спасибо огромное! Я очень стараюсь...

~Ximera~: Красота-то какая, лепота! (с) Спасибочки за новый кусочек Мерри пишет: – Это отличная идея, – в глазах Севера появились искорки

Lorane: Замечательно! Спасибо!

Мерри: ~Ximera~ Lorane Пожалуйста!

Fate: Ах, как интересно! Как здорово! Маме Ро можно только удавиться от зависти! Не спорю, она придумала героев, но кто вдохнул в них жизнь?

lieeran: просто замечательная глава))

Rendomski: Да, искусно обыграть канон, чтобы и не повториться, и не утратить цельности повествования - это трудно, но у вас получается на славу. А Кингсли ваш - это невероятный кусище удовольствия, я лишь таращусь на текст с глупой улыбкой, но усвоить до конца ещё не получается . Нечасто меня балуют любимым персонажем, и ещё в такой интерпретации.

Мерри: Fate lieeran Спасибо! Rendomski О, я сама нежно люблю Кингсли, и мне всегда жалко, что о нем так мало пишут. Кстати, я когда в очередной раз перерывала его досье на HP Lexicon, обратила внимание, что он, оказывается, "притворялся в министерстве, что они с Артуром друг друга не выносят"... А притворялся ли?

Maya: Обожаю этот фик! Спасибо за новую главу :) Зы. жаль только что главы так редко появляются...

Ferry: здорово! :) Кингсли понравился :) ну, остальные - как обычно :) хотя мне, если честно, обидно за Рона :(



полная версия страницы