Форум » Библиотека-6 » Семейные ценности Малфоев, Gen, глава 18 от 04/12 » Ответить

Семейные ценности Малфоев, Gen, глава 18 от 04/12

Мерри: Семейные ценности Малфоев Автор: Мерри Бета: Altea Рейтинг: G Герои: ЛМ, НМ, ГП, ДМ, СС и др. Жанр: gen, AU Саммари: В пятилетнем возрасте Гарри усыновляет одна из самых богатых и влиятельных семей волшебного мира Отказ: HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K. Rowling. Все цитаты из книг Дж.К. Роулинг принадлежат самой Дж.К. Роулинг, а их русский перевод/переложение – мне. Части 1-2: http://www.snapetales.com/index.php?fic_id=924 или http://www.fanfiction.net/s/3554624/1/ Предупреждение 1. В отличие от принятой в большинстве переводов романов Дж.К.Роулинг традиции, в данном тексте используются переводы латинских имен, принятые в художественной литературе, исторических текстах и т.п. источниках. А именно: Луций Малфой (Lucius), Север Снейп (Severus), Альб Дамблдор (Albus), Рем Люпин (Remus), Корнелий Фадж (Cornelius), Регул Блэк (Regulus) и т.п. Единственное сознательно сделанное исключение – Драко. Дело в том, что латинское draco, draconis по правилам должно передаваться как Дракон, что приводит к полному совпадению с русским словом «дракон». В английском такого нет («дракон» по-английски dragon). Предупреждение 2. Поскольку фик начат очень давно и распланирован надолго вперед, в нем много отступлений от канона и несовпадений с фактами, известными из 6 книги. Прежде всего, у меня в Хогвартс берут детей, у которых 11 день рождения в соответствующем календарном году. Отсюда "плывут" многие даты рождения, которые Роулинг сообщала в интервью. Также я не использую хронологию, проистекающую из обновленного дерева Блэков (или использую частично, там где она не противоречит моим разработкам). Слагхорна на посту декана Слизерина у меня временно меняет г-н Даркрайт. Наконец, Снейпы у меня - чистокровное семейство, как и Малфои, только обедневшее (о чем говорилось в начальных главах). Опасаюсь, что дальше число мелких расхождений будет только расти.

Ответов - 97, стр: 1 2 3 4 All

Мерри: Полётчица Спасибо большое за такие комплименты! Я стараюсь. Правда, если бы это был ориджинал, в нем было бы намного больше описаний. Так я все-таки стараюсь не утомлять читателей пересказом канона.

belana: Наконец-то настал час сортировки! Ура! Дети очаровательны, все до единого. А черт Дом Слизерин оказался не таким страшным, как его малюют представители других Домов.

Мерри: belana Если серьезно, я думаю, что представление Гарри о Слизерине сильно искажено, потому что все, кто ему о нем рассказывал, - очень заинтересованные (и пострадавшие) лица: Хагрид, Рон... При этом, если не путаю, Парвати зовет по имени не то Панси, не то Дафну Гринграсс... - кого-то из Слизерина с того же курса. То есть пресловутое противостояние - оно в основном между "заинтересованными" товарищами. Остальные, думаю, куда более спокойно к этому относятся.

outside flo: класс! я наконец-то дождалась распределения, но все равно самое интересное впереди! Мерри, а у тебя есть в голове какое-то окончание? или все идет как идет?

Dginevra: Мерри Ya ne veru svoim glazam!!! Novaya i takaya udivitel'naya, zamechatel'naya glava!!! Spasibo... Мерри пишет: – Гарри Поттер в Слизерине? – вдруг прошелестел у него за спиной странный голос. Гарри обернулся. У скамьи колыхался устрашающего вида призрак в окровавленных старинных одеждах. Припомнив уроки истории и рассказы Луция, Гарри поспешно вылез из-за стола и поклонился. – Здравствуйте, лорд Эльфинстоун [2], – почтительно сказал он. Спохватившись, Драко последовал его примеру. – Наконец-то! – одобрительно прогудел призрак. – Дети, которые знают историю. Если бы не этот плебей Биннс, дела в Британии шли бы намного лучше, помяните мое слово! Поттер в Слизерине, впрочем, – это что-то новенькое... – он смерил Гарри взглядом. – Посмотрим, что из этого выйдет. – Я надеюсь не подвести свой Дом, лорд Эльфинстоун, – вежливо, но твердо ответил Гарри. istinnie aristokrati! Molodec Lucij, ne zrya obuchal detej. Harry s kagdoj glavoj stanovitsya vse izumitel'nej, da i Draco ryadom s Harry ne takoj egoist. Ewe raz ogromnejshee spasibo za chudesnuu glavu.

Полётчица: Представление о Слизерине вообще сильно искажено. Не только у Гарри, а в принципе. Даже, imho, у самой Роулинг. Мне вот это глубоко непонятно - ей просто, по-моему, требовалось сделать кучку "плохих". Что у неё не получилось. У неё вообще неправильное представление своих персонажей, как мне кажется. А Слиз - это уж отнюдь не горстка мальчишей-плохишей, из кожи вон лезущих, чтобы другим напакостить. Это, как мне лично кажется, вообще наиболее целостный факультет из всех четырёх. *моргает* Загнула. Извини, если оффтоп)

Мерри: outside flo Основные события у меня все распланированы примерно до конца 5 курса :) Вопрос в бытовых деталях и прочих радостях... Я вообще крайне редко пишу "как идет" - только драбблы и несвязанные зарисовки. Проблема в том, что план событий - это одно, а увидеть в голове такую картинку, чтобы можно было писать текст, - это совсем другое. Потому и получается так медленно... Dginevra Спасибо большое! Полётчица Фишка в том - и я неоднократно об этом писала - что мы НЕ ЗНАЕМ представления Роулинг! Это величайший фокус ГП-эпопеи. Все книги, кроме нескольких глав, написаны с точки зрения Гарри (т.н. POV третьего лица)! Поэтому почти все, что мы знаем из книг, уже пропущено через его мировосприятие. Исключений не очень много. Начало 4 книги - сцена в доме Реддлов. Начало 6 книги - про премьер-министра и про Снейпа с Нарси и Белл. И все, по-моему.

Элли: Здорово!.. Я беспокоилась о распределении, хотя, конечно, краеугольным камнем и у Роулинг и здесь было страстное ( по-гриффиндорски)желание Гарри. И за возможное уточнение имен спасибо - Гарри и барона. Это делает повествование... в какой-то степени более достоверным и безусловно интересным. Детали много значат в выписывании пространства сказки.

Мерри: Элли Ха, слушайте, а ведь это глюк - с именем Гарри. Должно быть "Гарольд". Хорошо, что вы заметили. Теперь буду думать, где исправлять - здесь или в первой главе. На самом деле этот Гарольд появился как моя маленькая прихоть, а теперь я начинаю опасаться, что она будет мне мешать. Upd. Подумала и исправила в начале. Ни к чему мне все-таки лишнее расхождение с каноном на пустом месте.

leeRA: Мерри Замечательная глава. Все так реалистично, просто верю каждому слову. Мерри пишет: мы – Дом Слизерин. Мы лучшие. Внушительно звучит. После такого действительно расшибешся в лепешку, но не уронишь честь Дома.

BagiraM: а продолжение скоро будет?

Сталина: Мерри, залпом прочитала все 14 глав и в восторге! Впрочем, вы наверняка об этом догадываетесь! И присоединяюсь к вопросуBagiraM BagiraM пишет: а продолжение скоро будет?

Зелёный чай: Мерри Не знаю, где столько времени были мои глаза. Ваш фик - восхитительный подарок читателям. Спасибо, что не бросаете его.

Мерри: Главы 1-14 в новой редакции: http://www.snapetales.com/index.php?fic_id=924 или http://www.fanfiction.net/s/3554624/1/ Глава 15. Зеленое и красное Вечером второго сентября Север готовился к последнему уроку перед ужином, однако машинально выводимый на доске рецепт совершенно не занимал его мыслей. В конце июля, впервые услышав от Дамблдора о том, где и как предполагается спрятать философский камень, Север был, мягко говоря, рассержен и немало встревожен. Прежде всего потому, что хорошо понимал: изобретенные директором средства защиты любой взрослый волшебник, не страдающий недостатком смекалки и образования, счел бы детской забавой. Посему у зельевара были все основания предполагать, что эти так называемые препятствия предназначены отнюдь не для Темного Лорда и его приспешников. А, например, для любопытных одиннадцатилетних мальчишек, которых хлебом не корми, а дай сунуть нос, куда не просят. Когда он поделился своими открытиями с Луцием, тот весьма предсказуемо пришел в ярость. И наверняка поднял бы на ноги Попечительский совет, если бы мог при этом скрыть источник своей осведомленности. Но увы, сделать это, не выдавая Севера, было невозможно, и оставалось только ждать развития событий. Успешный взлом «Гринготтса» в начале августа вызвал серьезный резонанс в международных магических кругах и почти настоящую панику в Малфой-мэноре: кратковременный приступ сильной боли в левом предплечье у Севера и Луция, удивительным образом совпавший с этим происшествием, никак не мог быть случайностью. [align:center]* * *[/align] – Я надеялся, что у нас есть еще хотя бы лет пять, – скрипел зубами Луций, расхаживая по кабинету и нервно зажимая правой рукой левую. – Метка пока еще не видна, – со слабой надеждой возразила Нарцисса, встревоженно наблюдавшая за перемещениями мужа. – Время есть. – Полгода, – отрезал Луций, не останавливаясь ни на мгновение. – Максимум год. Не больше. Что будем делать, Сев? – Понятия не имею, – сумрачно отозвался Север. – А есть варианты? – Пожалуй, нет, – с мрачной усмешкой кивнул Луций. – Хорошо, что мальчики скоро уезжают в школу. Там ты за ними присмотришь. А мы с Цисси займемся поместьем... По-настоящему неприступным его не сделаешь, но думаю, к следующему лету мы сможем посоревноваться с Хогвартсом. – Это реально? – Север скептически посмотрел на друга. – У нас здесь, конечно, не замок... – вздохнул Луций и, наконец перестав бегать, уселся на край стола и принялся постукивать носком сапога, словно взбудораженный школьник. – Но и не Хогвартс, куда должен быть открыт доступ кому попало. Я в состоянии прибегнуть к таким средствам, которых Дамблдор просто не может себе позволить. – Смотри не переусердствуй, – проворчал Север. – Нам не нужны неприятности с Авроратом. – Не беспокойся. – Вопреки серьезности положения, Луций презрительно хмыкнул: – Все будет абсолютно законно. [align:center]* * *[/align] Никаких новых неприятностей с тех пор не случилось – впрочем, и этих было более чем достаточно. И, учитывая все нюансы, вчерашнее распределение Гарри оказалось как нельзя кстати. Мерлин ведает, как бы Северу удалось присмотреть за детьми, окажись они в разных Домах... Он и так-то не ждал от начинающегося учебного года ничего хорошего. Впрочем, кроме явных плюсов – мальчики вместе и под его непосредственной опекой – у такого распределения были и явные минусы. Очень многие, судя по реакции студентов других Домов и немалой части преподавателей, восприняли ситуацию едва ли не как оскорбление. Дескать, как это так: сын Поттеров, юный герой, победитель Волдеморта – и вдруг слизеринец! Неудивительно, что весь сегодняшний день (помимо уроков, конечно) ушел на более чем напряженные разговоры с коллегами. Утро началось с весьма сдержанной записки от Дамблдора, в которой тот приглашал его позавтракать не в Большом зале, а в директорском кабинете – и кое-что обсудить. [align:center]* * *[/align] – Север, я хотел бы знать твое мнение относительно того, что произошло вчера на распределении, – вопреки обыкновению, безо всяких предисловий заявил Дамблдор. – Что именно вас взволновало? – спокойно поинтересовался Север, не в силах отказать себе в удовольствии поддразнить старика. Альб слегка нахмурился, однако почти тут же на его лице снова появилось спокойное выражение. Он указал на кресло напротив, приглашая сесть, и принялся разливать чай по чашкам. – Распределение Гарри, – признал он, усаживаясь. – Я не ожидал, что он попадет в Слизерин. – Почему вас это беспокоит? – в лоб спросил Север, намазывая тост маслом. Сколько раз его доводила до бешенства негласная неприязнь директора к Слизерину, однако доселе ситуация не позволяла выразить свой протест и негодование – и вот впервые обстоятельства сложились в его пользу и появилась возможность это сделать. Загнанный в угол, Дамблдор поджал губы и посмотрел на зельевара в упор. Север глаз не отвел, но на всякий случай укрепил мысленные щиты, выпустив на поверхность сознания воспоминания о разного рода повседневных мелочах. К его облегчению, впрочем, директор не стал прибегать к легилименции. – Возможно, я неправ, – неохотно признал он. – Просто я не слишком люблю подобного рода сюрпризы. Что-то в его тоне лишило Севера долгожданного мгновения торжества – казалось, старого мага одолевают какие-то мрачные предчувствия, которыми тот не желает делиться. Плохо, очень плохо: им с Луцием так и не удалось узнать ничего касательно шрама Гарри – и неожиданные способности мальчика к змееязу так до сих пор и остались необъясненными. Если Дамблдор скрывает от них что-то настолько важное... дело наверняка хуже некуда. Спохватившись, что молчание чересчур затянулось, зельевар вернулся к разговору: – Я думаю, это пойдет на пользу и самому Гарри, и Хогвартсу. Гарри научится ладить с людьми разного круга, его пребывание в Слизерине хорошо скажется на репутации моего Дома, а студенты других Домов усвоят наконец, что слизеринец и темный волшебник – не одно и то же. – Или уверятся в том, что Гарри уже сейчас склоняется к Тьме, – вздохнул Дамблдор, поджимая губы, и вокруг его рта пролегли глубокие складки. – Надеюсь, сами вы этому не верите? – резко спросил Север, выпрямившись. Да что же такое старик скрывает! – Конечно нет, – без промедления отозвался директор, однако глаза его были холодны. – И я искренне надеюсь, что мои ожидания оправдаются. Кстати... – Чуть прищурившись, он поправил очки и неожиданно заметил: – Мальчик мой, я давно ждал случая тебе сказать одну вещь. Я очень рад, что ты так относишься к Гарри. И я уверен: Лили бы гордилась тем, как ты изменился. Это был удар ниже пояса. Север не раз мучился вопросом, что бы сказала Лили, узнав, кто растит ее мальчика и какое участие принимает во всем этом он сам. Пришла бы в ярость? Или, напротив, сочла бы его достойным чести охранять благополучие ее сына? Учитывая все обстоятельства – ох, вряд ли! Однако он ничем не выдал своего гнева. – Сильно сомневаюсь, – спокойно произнес он, сознавая, что отрицать свою искреннюю привязанность к Гарри попросту бессмысленно. – Впрочем, это уже не имеет никакого значения. Дамблдор очень удивленно посмотрел на него поверх очков. – Неужели? Я думал, ты... Довольно! Сдерживаться и дальше было выше его сил. – Вы думали, я всю жизнь проведу, оплакивая её, словно влюбленный пятнадцатилетний сопляк?! – рявкнул Север, вскакивая. Он прекрасно понимал, что если бы не Луций, решивший взять под опеку отпрыска Поттеров, то наверняка все именно так и сложилось бы. И, конечно, от этого разозлился еще больше. – И кому от этого было бы легче? Гарри?! Один раз за мои ошибки уже расплатились другие люди. Я усвоил урок, директор. И больше ошибаться не намерен. А теперь – простите, меня ждут студенты. Уже в дверях его остановил тихий, очень тихий зов Дамблдора. – Север. Он резко обернулся: старый маг в эту минуту выглядел точно на свой возраст. – Извини меня, мальчик мой. – Я постараюсь, – ответил Север после короткой паузы и, суховато и неловко кивнув на прощание, вышел. [align:center]* * *[/align] Не менее занимательная беседа состоялась позже – с Минервой Макгонагалл. Все утро она сердито косилась на зельевара и только что не шипела, словно рассерженная кошка. Можно было поспорить, что ей до смерти охота поточить об него когти. Наконец после обеда ей удалось отловить его в главном холле, чтобы «поговорить начистоту». – Север, меня крайне беспокоит распределение мистера Поттера, – без лишних церемоний начала она. – Джеймс и Лили были воплощением Гриффиндора, и я не уверена, что их сыну место в Слизерине... – Минерва, – прервал ее Север, на сей раз ничуть не скрывая мстительного удовлетворения, – позволь сообщить тебе одну простую вещь. Гарри вырос среди слизеринцев. Половину своих одноклассников он знает с раннего детства. Уверяю тебя, в моем Доме ему будет комфортнее, чем где бы то ни было. – Но его родители... – слабо возразила Макгонагалл. Очень хотелось заметить, что Луций и Нарцисса слизеринцы, но он все-таки удержался от искушения, хотя и с немалым трудом. – Если Джеймс Поттер, – холодно произнес он, – был настолько идеальным родителем, как все предполагают, то для него не имело бы значения, где учится его ребенок. А если нет, то Гарри безусловно заслуживает лучшего отца, тебе не кажется? – Уж не себя ли ты им считаешь? – вскипела Минерва. – Конечно нет, – Север усмехнулся. – Я всего-навсего его декан и названый крестный, если так можно выразиться. Выпустив эту парфянскую стрелу, он развернулся и поспешил вниз, в подземелья: до начала урока оставалось не более пяти минут. [align:center]* * *[/align] – Нужно найти место, чтобы поговорить с Панси и Милли, – вполголоса сказал Гарри, когда они спешили к лестнице из подземелий на первый этаж – ужинать в Большой зал. – Нотту нельзя доверять, так что наша спальня отпадает, а к девчонкам не пройдешь. – Угу, – кивнул Драко. – Нам бы не помешала какая-нибудь тайная комната. Север наверняка знает что-нибудь в таком духе. – Только нам ни за что не скажет, – усмехнулся Гарри. Потом его осенило: – Слушай, я знаю. Надо спросить Барона! – Ты гений! – Драко заулыбался, продолжая прыгать через две ступеньки. Гарри не отставал, и на выходе в холл они налетели на давешнего растяпу с жабой. Тот торопился в Большой зал в компании лохматой Грейнджер и каких-то девчонок, чьих имен Гарри накануне не услышал. За ними – но не с ними – следовал рыжий Уизли и еще двое первокурсников в гриффиндорской форме. В результате на полу образовалась небольшая куча мала – в сторону успели отскочить только девочки. – Смотри, куда прешь, ты! – взъярился Уизли, поднимаясь на ноги. – Думаешь, вам тут все можно? – Тебя не спросили! – огрызнулся Драко и принялся тщательно отряхиваться. – Заткнись! Гарри вздохнул: похоже, одним врагом за пределами факультета они уже обзавелись. Мало им Нотта! – Извини, Невилл! – сказал он, в последнюю минуту припомнив, как зовут растяпу, и помог ему собрать рассыпавшиеся по полу свитки. – Ничего, Гарри, – робко улыбнулся тот. – Ты тоже извини, э-э... Драко? – Не за что, Лонгботтом, – буркнул Драко, всем своим видом показывая, что дальше обращать внимание на Уизли будет попросту ниже его достоинства. – Привет, мальчики! – Грейнджер подошла ближе и деловито принялась поправлять и без того смущенному Невиллу перекосившийся галстук, не переставая тараторить: – Все так интересно, правда? Мне почти удалось трансфигурировать спичку в иголку, представляете? Больше ни у кого ничего не получилось, и профессор Макгонагалл сказала... – Чего ты с ними разговариваешь! – оборвал ее Уизли. – Это слизеринцы! – Я заметила, – ядовито отозвалась та, фыркнув и уперев руки в бока. – Они, в отличие от некоторых, хорошо воспитаны. Драко, несмотря на тихую неприязнь к говорливой гриффиндорке, самодовольно хмыкнул. Рон побагровел и сжал кулаки. Гарри и Невилл растерянно переглянулись. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы из-за угла неожиданно не появилась профессор Макгонагалл. – Что здесь происходит? – поджав губы, поинтересовалась она у встрепанной компании. Под ее грозным взглядом поежился даже рыжий задира, а бедняга Невилл так и вовсе побледнел. – Я просто хотела поговорить с мальчиками, профессор, – быстро вставила Гермиона, прежде чем кто-либо еще успел открыть рот, и показала рукой на Гарри и Драко. – Мы с Невиллом познакомились с ними в поезде. Уизли почему-то это не нравится. Что, разве дружить с учениками других Домов запрещено? Макгонагалл чуть не поперхнулась. Драко закатил глаза и пробормотал себе под нос что-то, подозрительно похожее на «магглорожденная гриффиндорка», но, по счастью, услышал его только Гарри. – Нет, мисс Грейнджер, разумеется, это не запрещено, – наконец выдавила преподаватель трансфигурации. – Однако если вы все задержитесь еще немного, то, чего доброго, останетесь без ужина. Я думаю, вам стоит продолжить разговор в другое время и в другом месте. Коротко кивнув на прощание, Макгонагалл направилась в Большой зал. Едва она миновала двери туда, как повисшую напряженную тишину нарушил Уизли. – Предательница! – выплюнул он, скривившись, и последовал за своей деканшей, громко и сердито топая. Двое его приятелей, чьих имен Гарри так и не вспомнил, не отставали от него, хотя так ничего и не сказали. Вместо ответа Грейнджер вздернула нос и скомандовала: – Невилл, идем ужинать. Увидимся позже, мальчики! Лонгботтом вздохнул и поплелся за ней. [align:center]* * *[/align] – Что ты с ними возишься? – тихо спросил Драко несколько минут спустя, когда они уселись за слизеринский стол и принялись за бараньи отбивные с горошком и картофельным пюре. – Я думаю, – спокойно ответил Гарри, – что нам не помешают друзья в других Домах. – Хороши друзья, – фыркнул Драко. – Рассеянный мямля и настырная всезнайка. Да еще, кажется, ябеда. – Зато она спасла наши шкуры, – возразил Гарри. – Неизвестно, кому бы поверила Макгонагалл, нам или Уизли. Степлтон говорит, что Макгонагалл не очень-то любит слизеринцев. А так она даже баллы ни с кого не сняла. – Ладно, – проворчал Драко. – Посмотрим, может, от этой идеи и будет какой-нибудь толк. Жуй давай, нам еще к Северу сегодня надо успеть. [align:center]* * *[/align] Впустив мальчиков в кабинет, Север немедленно наложил на дверь запирающие и заглушающие чары и только потом жестом предложил им сесть. Стулья перед гигантским рабочим столом, уставленным всевозможными пробирками и заваленным свитками и перьями, были невероятно неудобны и жестки – чтобы провинившиеся студенты чувствовали себя под грозным взглядом декана еще более неуютно. – Я слышал, – начал он, усаживаясь в свое кресло, – что вы уже успели пообщаться с гриффиндорскими первокурсниками. Есть что-нибудь, о чем вы хотите мне рассказать? Драко беззаботно пожал плечами. – Гарри думает, что нам стоит передружиться со всем Хогвартсом, – чуть ехидно сообщил он. – Я думаю, – парировал Гарри, – что не стоит враждовать со всем Хогвартсом из-за бессмысленных предрассудков. Север невесело хмыкнул, невольно вспомнив себя самого, Лили Эванс и один чрезвычайно бурный спор с Луцием, примерно через месяц после первого приезда в Хогвартс. – Вот чего действительно не стоит делать, – заметил он, сплетя пальцы и чуть откинувшись в кресле, – так это эпатировать весь Хогвартс. Хотя в чем-то ты прав. По крайней мере, Минерва несколько успокоится, если убедится, что в тебе не воспитали ненависти к Гриффиндору. – Макгонагалл? – встрепенулся Гарри. – Она что-нибудь говорила? – Профессор Макгонагалл, – несколько желчно отозвался Север, – обеспокоена твоим распределением. Как и вся остальная школа, во главе с директором. – Он устало потер виски и вздохнул. – Отчасти ради этого я вас сюда и позвал. Полагаю, вы и без того догадались, что многие предпочли бы видеть Гарри в Гриффиндоре. – Шляпа предупреждала меня об этом, – безразлично согласился Гарри. – Я отказался. – И правильно сделал, – проворчал Драко. – Правильно или неправильно, теперь уже поздно что-либо менять, – серьезно произнес Север. – Обзавестись друзьями в разных Домах – более чем неплохая идея. Но есть несколько вещей, которые следует учесть. Во-первых, профессор Дамблдор и другие учителя будут пристально наблюдать за вами обоими, по крайней мере, первые несколько недель. Чем меньше вы привлечете к себе внимания, тем лучше. Поэтому – делайте что хотите, но никаких публичных конфликтов. Или, – он усмехнулся, – хотя бы постарайтесь свести их к минимуму. И Драко, мальчишка Уизли не стоит того, чтобы заполучить из-за него неприятности. Драко насупился, но кивнул. – Во-вторых, я бы хотел напомнить о давешнем предупреждении директора насчет запертого крыла на четвертом этаже. Угроза мучительной смерти – это не шутка, мальчики, и даже не преувеличение. Не смейте туда соваться. – Он помедлил, но потом, решившись, продолжил: – Однако если увидите, что поблизости кто-то крутится, я хотел бы знать. Я не в состоянии быть везде одновременно, а это может оказаться очень важно. Поняли? – Поняли, – ответил Гарри. – А что там? – А вот это, – хмыкнул Север, – вам знать совершенно необязательно. Есть еще вопросы? – Есть! – закивал Драко с выражением абсолютной невинности на лице. – Как попасть в квиддичную команду? – Сдать экзамены за первый курс и успешно перевестись на второй, – усмехнулся зельевар. – Все, брысь отсюда оба, пока я не нашел, чем вас занять. Когда за хихикающими мальчишками закрылась дверь, Север вздохнул, решительно придвинул к себе летние эссе второго курса, вооружился вечным пером с красными чернилами и принялся за проверку. Как ни странно, после разговора на душе полегчало, и он даже позволил себе иллюзию надежды, что так или иначе все уладится. [align:center]* * *[/align] Гарри и Драко повезло: на Кровавого Барона они наткнулись буквально через два десятка шагов – де Комбрэ задумчиво пересекал коридор, выйдя из одной стены и направляясь к противоположной. – Добрый вечер, господин барон! – Здравствуйте, господин барон! – Какие любезные молодые люди, – хмыкнул призрак, останавливаясь. – Сознавайтесь сразу, что вам от меня нужно? Мальчики переглянулись. – Видите ли, господин барон, – вполголоса начал Гарри, – в связи с некоторыми... э-э-э... политическими осложнениями нам бы хотелось найти место, где можно без помех побеседовать с друзьями. Вы не могли бы дать нам совет? Кровавый Барон смерил его пристальным взглядом. – Помнится, один прыткий юноша уже однажды просил меня о таком одолжении... лет пятьдесят назад, – загадочно отозвался он. – Добром это для него не кончилось. Мне не хотелось бы навлечь на вас неприятности. – Мы ничего такого не затеваем, – вполне искренне заверил Гарри. – Слово чести. Просто хотели найти место, где нас никто не побеспокоит. – Не все в Доме Слизерин рады однокласснику-полукровке? – проницательно поинтересовался барон. Гарри порозовел и гордо выпрямился. – Лили Эванс была могущественная ведьма, – процедил он. – Я не собираюсь стыдиться своего происхождения. Если вы не хотите помочь нам, барон, мы справимся сами. Де Комбрэ хмыкнул. – О дерзость юности... Хорошо, я помогу вам. Следуйте за мной. [align:center]* * *[/align] На следующее утро за завтраком Север с некоторой тревогой косился на шепчущуюся четверку новоиспеченных слизеринцев. Всякий раз, когда эта компания шушукалась настолько оживленно, дети непременно затевали какую-нибудь проказу. Север искренне надеялся, что их затея не имела никакого отношения к запретному коридору. Машинально расправляясь с овсянкой, он раздумывал, как бы узнать, не удалось ли Луцию выяснить что-нибудь ценное касательно подробностей взлома того самого сейфа в «Гринготтсе», когда его размышления прервал Хагрид. – Гарри-то славный малый, – добродушно заметил великан. – И друг его этот, беленький-то, тож ничего. Ты уж присмотри за ними, Сев, а? – Всенепременно, – суховато отозвался Север, привычно разрываясь между симпатией и легким раздражением. В отличие от многих других членов Ордена Феникса, Хагрид всегда относился к нему с неизменной приязнью, но зельевар подозревал, что лесничий втайне считает его кем-то вроде строптивой или опасной зверушки, требующей особой осторожности в обращении. – Д-д-давно м-м-мечтал п-познакомиться с м-мальчиком, – выдавил Квиррелл, и на сей раз скрыть гримасу стоило Северу большого труда. Зельевар и до пресловутой экспедиции в Албанию терпеть его не мог – из всех выпускников Дома Рэйвенкло этот, по его мнению, относился к наихудшей разновидности: мечтатель-зануда. Наличие блестящего ума почему-то не мешало Квирреллу довольно слабо разбираться в преподаваемом предмете: рэйвенкловец происходил из древней магической семьи и магглов по большей части видел исключительно на картинках. Север не сомневался, что защиту от Темных Искусств постигнет та же судьба, что и маггловедение: в конце концов, даже поездка в регион, где водятся вампиры, вряд ли может всерьез считаться за боевой опыт. Пара учебных дуэлей с Луцием и то научили бы большему. Но мнением Севера на сей счет, как обычно, никто не поинтересовался, а посему он держал свои соображения при себе. – Учитывая, что у первого курса сегодня первая пара ЗОТИ, – язвительно заметил он, – у тебя есть все шансы, Квирин. Если, конечно, ты найдешь мужество добраться до класса. – Север, – с мягкой укоризной произнес Альб. Однако от внимательных глаз зельевара не укрылись ехидная улыбка Макгонагалл и тихое фырканье Хуч: обе тоже недолюбливали Квиррелла, уж Мерлин ведает за что. – Прошу прощения, директор, – спокойно отозвался зельевар. – Я не хотел никого обидеть, Квирин. Квиррелл кивнул, принимая извинения, и на этом инцидент был исчерпан. Север отодвинул пустую тарелку и уже собрался было уходить, когда взор его снова упал на компанию слизеринских первокурсников. Случайно повернувшийся к нему Гарри весело улыбнулся, потом скользнул рассеянным взглядом дальше вдоль преподавательского стола... и вдруг вздрогнул, поморщился и потер рукой лоб, будто у него внезапно разболелась голова. Нахмурившись, Север покосился в сторону: Квирин Квиррелл не сводил с Гарри глаз. TBC

precissely: Мерри поздравляю с продолжением=)) ниасилил я пока начало, так что временно без комментариев. Но процесс идет...

Мерри: precissely Спасибо! О, это очень здорово, что ты читаешь... Учитывая, что это самая дорогая мне вещь...

precissely: Мерри О, это очень здорово, что ты читаешь... Учитывая, что это самая дорогая мне вещь.. для меня странно, почему я ее пропустила весгда была уверена, что все твое у меня прочитано и аккуратненько сложено в папочку..

Мерри: precissely А чего мы пишем скрытым текстом? ;) Да просто СЦМ очень старый фанфик, очень медленно я его ваяю...

precissely: Мерри А чего мы пишем скрытым текстом? ;) а кто нас знает? заинтриговать народ наверное хотим=)) Ты рассчитываешь сделать СЦМ по 7 книгу канона включительно, да?

Мерри: precissely Ну-у... *стучит по дереву* хотелось бы. Боюсь загадывать. Какие-то наброски у меня уже написаны вплоть до пятой, но очень отрывочно... дальше пока не думала еще.

precissely: Мерри *подставляет голову для стука* Буду держать ВСЕ пальцы крестом, чтобы у тебя получилось

leeRA: Мерри, Спасибо за новую главу!

Ferry: Клааасс... *вздохнула довльно* Такие переклички с каноном чудные )))

Menzula: Мерри спасибо за продолжение. Такой фик замечательный, что одной главы мне мало. Пойду перечитывать первые 14 глав в отредактированном варианте. )))

Мерри: leeRA Menzula Ferry Я старалась :kiss:

Irana: Мерри Чудесное продолжение! Читается на одном дыхании. С каждой главой любопытство терзает все сильнее - что же будет дальше. И как будет. А то, что мы видим не только детей (Как у Роулинг), но и взрослых делает происходящее многомернее и интереснее. Ты видишь происходящее сразу на нескольких уровнях. Здорово! Мне очень понравился разговор Дамблдора с Севером. Мне все-таки кажется, что оплакивать себя и свою несостоявшуюся любовь (чувство, а не женщину) всю жизнь - это как-то... инфантильно что ли. А дать отпор директору нужно и важно, хотя, на мой взгляд, так взвешенно и серьезно Снейп в книге отпора не давал. Там больше эмоций было, от которых легче отмахнуться и которыми легче манипулировать. Твоим Севером так легко управлять не получится :) Его убеждать надо. Дети шикарны. А описание Гермионы вообще прелесть. "Лохматая девочка" и "Ой, кошмар" улыбнуло, настолько точно и с юмором. Я понимаю, что Рон и Драко вещи почти несовместимые, но неужели Уизли возглавит еще одну оппозицию? Или тролль их помирит?

Полётчица: Я аплодировала, честно). Особенно на "Я постараюсь" и разговоре Грейнджер с ребятами. Настолько живо, настолько ясно... От главы к главе не перестаю укрепляться в мысли, что все это вот так и должно было быть. Потрясающе. Стопроцентный респект.

Мерри: Irana хотя, на мой взгляд, так взвешенно и серьезно Снейп в книге отпора не давал. Там больше эмоций было, от которых легче отмахнуться и которыми легче манипулировать. Твоим Севером так легко управлять не получится :) Его убеждать надо У него другой опыт уже. К счастью. Канонический Север все эти годы варился в собственном соку - в своем горе, в чувстве вины, в ненависти к себе и другим... А тут Север получил 6 лет настоящей передышки. И семейной поддержки. У него есть, что противопоставить манипуляциям Дамблдора - хотя легко ему все равно не будет. Я понимаю, что Рон и Драко вещи почти несовместимые, но неужели Уизли возглавит еще одну оппозицию? Или тролль их помирит? Я на всякий случай спойлер спрячу под кат, хорошо? :) Я в принципе хотела писать трехстороннюю систему: ТЛ - Дамблдор и ОФ - Малфои и К. Рон в любом случае будет на стороне Дамблдора, как и его родители, однако союзничество между ОФ и Малфоями, хотя и неохотное и шаткое, не просто возможно, но неизбежно. Другое дело, что стороны друг друга не выносят - как Захария Смит и Гарри в оригинале, например. А кое-кто - так просто как в оригинале (когда на сцене появятся Мародеры, например)... Полётчица

precissely: Мерри

Rendomski: Однако если увидите, что поблизости кто-то крутится, я хотел бы знать. Какой прекрасный предлог для того, чтобы покрутиться там самим ! Мерри, спасибо за продолжение!



полная версия страницы