Форум » Библиотека-6 » Хогвартс. Русские возвращаются. 24 глава закончена » Ответить

Хогвартс. Русские возвращаются. 24 глава закончена

Карфаген: Название: Хогвардс. Русские возвращаются. Автор: Ну, я. А что? Бета: Мистерия. Рейтинг: PG-13? Может быть, когда-нибудь… Категория: Север/Рыська/весь Саратов... Пардон, Хогвардс. Короче, Мери-Сью Действующие лица: Те же и там же. Жанр: Romance? Дисклаймер: На кой оно мне всё? Но Рыську фиг кто получит! И Зайку с Фимой! Самари: Рыська осталась и теперь она будет вести ЗОТ в Хоге. Спасайся кто может: Та-С-Кем-Лучше-Не-Связываться ещё научит плохому Мальчика-Который-Выжил, ну и Волде не поздоровится... С чего всё началось и как мы дошли до жизни такой можно узнать здесь http://www.snapetales.com/index.php?fic_id=17 , и здесь http://www.snapetales.com/index.php?fic_id=18 И вот еще, закрывшаяся темка - http://fanfiction.fastbb.ru/index.pl?1-1-0-00000333-000-150-0-1133647264 РЕБЯТА, ВЫСКАЗЫВАЙТЕ СВОЁ МНЕНИЕ, А? А ТО КАК ДЛЯ СЕБЯ ЛЮБИМОЙ ПИШУ... ПОСТОЯННЫМ КЛИЕНТАМ ДИКАЯ БЛАГОДАРНОСТЬ!

Ответов - 407, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 All

Загрызень: Карфаген Осень-Осень понлавилось!! Исчо хотю!

Загрызень: Кта б знал, как надоело откапывать темку черте где, а потому - "Темкоподъем!"

Карфаген: ringal, Загрызень... Спасибо вам огромное... Я очень сильно постараюсь! И если не к НГ, то уж к 3 января точно вывешу ещё!

Карфаген: Я тут подумала... Вывешу сегодня что смогу, а вот к 3 января постараюсь дописать финал главы. И так... ******** Чем она была так сильно расстроена выяснилось довольно быстро: появились клиенты и папаша Краус дал ей знак, что пора приступать к непосредственным обязанностям. Рыська скорчила рожицу и сбросила плащ. Зая, зараза, неприлично заржал. Фимка выразительно покрутил пальцем у виска. Драко, Грегори и Невилл вытаращили глаза и почти синхронно отрыли рты, что бы высказаться, да забыли, что именно хотели сказать. Хуже всего пришлось в результате Невиллу, посаженному между Джинни и Вилли. Добросердечные девушки вызвались кормить его в две руки, поскольку сам он ложку держать был не в состоянии, и теперь они механически продолжали своё доброе дело, совершенно не замечая, что тот уже не желает есть. - Ну, чего уставились? – Буркнула Рыся, невольно пытаясь одернуть костюм, - Можно подумать, я голая. - Нет, конечно, - пробормотал Зая, - Но ведь почти… Служанки поколдовал над Рысиной одеждой в самом прямом смысле: они ее преобразили. Теперь вместо старого «самиздата» на девушке был роскошный кожаный костюм с корсетом и шелковая белоснежная рубашка с отложным воротником и широкими рукавами. Зато сидел этот самый костюм едва не в «облипочку». Девушки как-то обслуживали в столь экстравагантном костюме даму и теперь, решили принарядить временного менестреля по всей программе, с учетом личных предпочтений. Единственное, что удалось отвевать Рысе, так это кружевная шаль с бахромой. Купила на свои кровные гроши, между прочим! И то продавать никак не хотели. Пришлось повязать вокруг талии, что костюм, естественно ни капельки не скрывало. Но зато хоть у самой Рыси появилось чувство, что на ней есть хоть какая-то одежда. Так что Рыська хряпнула для храбрости стаканчик вина, подхватила лютню и пошла отрабатывать долг. Встав перед стойкой, она кивнула новым посетителям и осторожно тронула струны. - Shadow Of The Moon, Shadow Of The Moon In the shadow of the moon, She danced in the starlight Whispering a haunting tune To the night... Velvet skirts spun 'round and 'round Fire in her stare In the woods without a sound No one cared... Песня явно пришлась по душе посетителям: те уже после первого куплета перестали переговариваться в голос, а к концу так вообще радостно подпевали, наплевав на ритм и перевирая через два слова на третье текст. Но, право, какие это мелочи! Эленсиль, похоже, тоже был доволен своей сменщицей. Он сидел всё так же спрятавшись в тень, но если повнимательнее присмотреться, было заметно, как он кивает в такт музыке. Поняв, что попала в тему, Рыся принялась исполнять песню за песней, получая в ответ все большее одобрение клиентов. Чьё число, кстати, заметно увеличилось за последние час-полтора. Но особенно она приглянулась первой компании, те даже пересели как можно ближе и то и дело пытались напоить ее вином «за компанию». Рыська хохотала, огрызалась, но вино принимала. Правда, пить его не пила, а незаметно выплескивала в плошку на стойке. Папаша Краус понаблюдал немного за ее манипуляциями, философски пыхнул трубочкой и пробормотав: «Уплочено», больше к этой теме не возвращался. А веселье в таверне с каждым часом все больше набирало обороты. Во входную дверь то и дело вваливались какие-то личности разной степени усталости, но все как один – жутко голодные. Честно говоря, как-то уж очень людно было в этот вечер в таверне. Конечно, Рысья и понятия не имела как тут должно быть, но с каждой новым гостем трубка у папаши Крауса так и подпрыгивала во рту. У Рыськи даже создалось впечатление, что таверна специально для них подтверждала все байки, распускаемые про неё: буквально одна за другой ввалились три компании – трое умирающих от жажды, двое по уши заметенные снегом и ещё трое насквозь промокшие под осенним ливнем. И можете поверить Рысе, там, где вошла их компания была поздняя весна! Про стиль одежды гостей можно было вообще ничего не говорить, такого буйства красок и покроев вы ни на одном ультрасовременном показе мод не увидите. Впрочем, меньше всего папашу Крауса интересовало то, как одеты его клиенты. Если гость в состоянии заплатить, он получит все, что попросит. Если беден, то в таверне всегда найдется работа, за которую хозяин покормит кашей и угостит винцом. Рыське же нашли занятие.

Карфаген: Отрабатывая общий долг, Рыся от англоязычных песен постепенно переключилась на русскую эстраду, а там и до бардов с блатняком добралась. Благо любой язык здесь воспринимался как родной, а значит и языковых барьеров не было. Кстати, возможно именно поэтому, блатные песни пользовались просто небывалым успехом, за них ей даже деньги бросать начали, требуя повторов. А то и просто заказывая исполнить что-то любимое. От денег Рыська решила не отказываться, помня о золотом правиле бродяг и путешественников: «Дают – бери, бьют – беги». А поскольку, по поводу возможного исчезновения из таверны у Рыськи были некоторые смутные предчувствия деньги она передавала на хранения папаше Краусу. Они и так выкрутятся, а вот чтоб их тут потом недобрым словом поминали не хочется. Концерт продолжался до тех пор, пока в дверях не появился парень. В принципе – парень как парень. Только в рясе. С копьем. И меч на поясе. Новый гость обвел внезапно затихший зал неприветливым взглядом, обреченно вздохнул и пригласил кого-то за спиной войти. Как только парень повернулся к залу спиной Рыська, Фима и Зайка невольно переглянулись. Герб, вышитый на спине у парня: крест и надломленная лилия, говорили о приближающихся неприятностях. Лилианцы всегда отличались крайне пуританскими взглядами на жизнь вообще и увеселения в частности. А так же не отличались терпимостью к «грешникам». Вообще было не понятно, как его угораздило попасть в такое место. А увидев, что следом за монахом в таверну входят в сопровождении ещё четырех братьев-лилианцев шесть девочек в белых одеждах, ребята поняли, что дело куда хуже, чем можно было ожидать. Монахов лилианцы набирали исключительно добровольно, а вот Невест Неба, монахинь, отбирали у семьи, руководствуясь какими-то особыми признаками. Правда, до совершения над детьми обряда их можно было попытаться вернуть. Только девочек охраняли так, как не всякого главу государства оберегают. А вот после обрядов, Невесты Неба сами не желали возвращения в семью. Словно у них всю память о прошлом стирали. Так что приход лилианцев в поселение приравнивалось к стихийному бедствию. Хорошо хоть количество Невест было ограничено – тринадцать. Первый монах подошел к стойке и обратился к папаше Краусу: - Хозяин, нам нужно несколько комнат. Невесты Неба не могут находиться в подобном месте, среди стольких пороков и искушений! Как говорит, а? Просто заслушаешься. Можно подумать их сюда насильно волокли. - Комнат у меня нет. Точнее есть, да их всего две: в одной я живу, во второй – мои девочки. Но ни в одной из них столько народу не поместится. - Это не просто девочки! Это Невесты Неба! - Это для вас они Невесты, а для меня просто шесть голодных ртов. Накормить могу. Но только в общем зале. - Если бы не буря и не поломка повозки ноги бы нашей не было в этом доме пороков! - В чем же дело? Я вас и не задерживаю. А вот девочки пусть обсохнут и погреются. Надеюсь, кашу им давать можно? Поняв, что на папашу Крауса где сядешь, там и слезешь, монах что-то пробормотал и поспешил обратно к своим спутникам. Его выслушали, посовещались, проверили погоду за порогом. И пошли освобождать крайний стол для своих подопечных. По идее, Рыська могла теперь быть совершенно свободна. Работать при лилианцах, нарываться на неприятности. Да и папаша Краус ей из-за стойки незаметно махнул: мол, уходи. Но что-то странное, какой-то мелкий шальной бесенок, сидящий в душе девушки, подтолкнул ее к очередному безумству. Встав напротив стола лилианцев, она точно в насмешку затянула: - Начальник гвардии дворца был как обычно пьян. В одной руке он меч сжимал, в другой руке стакан!... Судя по обалдевшим лицам и вытаращенным глазам, песенка монахам не понравилась. Но Рыську это только подхлестнуло и она принялась не только петь, но ещё и отплясывать нечто невообразимое. Не сказать, что всем понравилось, но равнодушных среди зрителей точно не было. Самый молодой из монахов даже вскочил со свое места и, воздев руки к потолку вскричал: - Да как ты посмела?! Б-блудница!... На дальнейшие словоизлияния его не хватило, поскольку Рыська покосилась на него и пожав плечами посетовала: - Б-бывает. От такой наглости монах заткнулся и обессилено опустился на своё место. Рыська пренебрежительно фыркнула и только собралась удалиться, как ее внимание привлекли девочки. Точнее, только одна из них. Маленькое, эльфообразное создание с огромными темными глазами. Девочка заворожено следила за ней, а ее бледное личико было не по детски сосредоточенным. Рыся была готова поклясться, что не могла видеть эту кроху, но… Вот именно – НО. Рыся, вернулась на место и, чувствуя себя полнейшей идиоткой запела. - Подвластны магу ночь и день, И даже ход планет. И всемогущ ты чародей И в тоже время нет. Нет, бред конечно! Это просто невозможно! Ну, невозможно-то невозможно, а удостовериться все же надо. А потом можешь считать себя идиоткой и параноиком.

Карфаген: - Только сердцу не прикажешь, Только сердцу не прикажешь, Человеческому сердцу Не прикажешь полюбить! Быть может, магия твоя На всё найдет ответ. Откроет тайны бытия И вечности секрет. И философский камень ты Сумеешь раздобыть… Рыся не просто сделала акцент в словах, она еще и руку вскинула, словно указывая, к кому именно обращается. И ответная реакция ее не разочаровала. Финал песни она пропела что называется на автомате, раскланялась и объявив, что устала и хочет отдохнуть поспешила к столу Эленсиля. Менестрель не протестовал, только осуждающе покачал головой и покосился в сторону стола лилианцев. Дескать: я-то все понимаю, но не стоит дразнить гусей. Рыся пренебрежительно покосилась на все ещё возмущенных монахов и хмыкнула: - Это, конечно, неприятно, но меня сейчас больше другой вопрос интересует. Лира, ты почему не вернулся, а? Неужели ты думаешь, что Инга любила тебя только за смазливую морду? Эленсиль отшатнулся от девушки, точно ему под нос сунули разозленную кобру. Он даже руку вскинул, словно пытаясь защититься или закрыть лицо. - Дурак ты, Лира. Я тебя не по лицу, а по рукам узнала, - девушка взяла его за запястье и осторожно провела по нему ладошкой, - Это старшие девки за тобой табунами бегали, ничего кроме внешности не замечая. А я просто с ума сходила, когда ты за гитару брался. Вряд ли ты меня помнишь… - Да нет, помню я тебя. Виринея Знахарь, верно? Ты ведь самая младшая из моих учениц была. Не скажу, что очень талантливая, но не без искорки. Значит, узнала… А как там… Инга? - Ты не вернулся. А она ждала. Три месяца к стенду слежения ходила, все надеялась, что хоть какая-нибудь информация появится. Но от тебя ни Пера Жар-птицы ни Черного Тюльпана не было. Она ушла за Полог и пропала. Сейчас вы оба в списках пропавших безвести. Только я думаю, что она не пропала. Она тебя ищет, скотина ты бессовестная. Почему ты не вернулся?! - Дурочка, - Лира-Эленсиль запустил руку в ее волосы и притянул девушку к себе, - Разве бы я ее бросил вот так? Я… От меня в тот раз мало что осталось, пойми. Кто-то из странников пожалел, сюда приволок. Ну, а тут меня подлатали как смогли. Правда, маг-лекарь с фанабериями оказался – сама видишь на кого я похож стал. Только, понимаешь, я ни в одном нормальном, ну, относительно нормальном, мире жить не могу. Там сила этого мага перестает действовать и я просто погибну. - Знаешь, а может это и к лучшему? Все равно, Инга ушла за тобой. А раз так, таверну ей все равно не миновать. Так что это вопрос времени. - А сама-то ты как с этими обормотами оказалась? - Ты что, и Фиму с Зайкой признал? Не ожидала. Ладно, значит мы вот в какую пакость вляпались…

Карфаген: А теперь немного подробностей. Во-первых, вот вам полный текст песни на английском. Песня группы «Blackmore's Night». В смысле Катя Ночь от Ричи Блэкмора (graycat :) Shadow Of The Moon, Shadow Of The Moon In the shadow of the moon, She danced in the starlight Whispering a haunting tune To the night... Velvet skirts spun 'round and 'round Fire in her stare In the woods without a sound No one cared... Through the darkened fields entranced, Music made her poor heart dance, Thinking of a lost romance... Long ago... Feeling lonely, feeling sad, She cried it the moonlight. Driven by a world gone mad She took fight... "Feel no sorrow, feel no pain, Feel no hurt, there's nothing gained... Only love will then remain," She would say. Shadow of the Moon... Shadow of the Moon... Somewhere just beyond the mist Spirits were seen flying As the lightning led her way Through the dark... Shadow of the Moon... А во-вторых, перевод Констанции Волынской. Лунная тень, лунная тень... В этой лунной тени, в свете звезд В этой лунной тени она танцевала, Тихо-тихо в ночи Мотив напевала... Она... Бархат платья кружит, И горит ее взор, Но никто не узрит В уснувшем лесу это чудо. Заворожив темнотой, кружит сердце ее лунная песня ночи колдовской - О любви роковой, давней-давней. Грусть и тоска В лунном свете прольются слезами. Мир, сошедший с ума, она принимает твой бой... "Не чувствуя жалости, не чувствуя боль, И обиды все позабыв... Только так сохранишь ты любовь," пела она в ночи. Лунная тень, лунная тень... Где-то в туманной дымке Кружили вдоль лунной дороги ее Эльфы... Лунная тень, лунная тень... Я и сама переводить пробовала, но мне кажется, что перевод Констанции более точен. А если кому интересно, то мои переводческие фантазии имеются в моём дневнике.

wolf cub: Карфаген Продолжение замечательное! Просто подарок в празднику

ringal: продолжение супер!!! Всех с наступающим!!!

Agashka: Карфаген! Это даже не презент, это просто - Подарок! Самый лучший из всех.

Загрызень: Карфаген В полном восторге от продолжения, но образ требует... ...а точно завтро будет еще кусочек?

Elisa: Карфаген Мне бы спать, завтра в школу в рань несусветную, а я как пару часов назад случайно на форум заглянула (в первый раз за месяцы к слову добавить), на твою темку наткнулась и начала читать продолжение, так... в общем, спать мне осталось пять с половиной часов, но счастливой я себя сделала). Чудо ты, определённо! И какой талант всё-таки, так писать, легко, продуманно, ладно и безумно весело. И ведь не только за душу берёт, ещё и от нетерпения, напряжение - что же будет через строчку - трясутся поджилки и становится жарко. Не поражаться поворотам сюжета просто невозможно, и с каждым новым персонажем тебе удаётся ввести не просто имя, но целую судьбу и личность. Остаюсь здесь, с трепетом жду завтра, то есть уже сегодня в надежде на продолжение. И… боготворю).

Загрызень: Elisa ППКС Жаль, что не могу столь же красиво высказать, то что чувствую и ощущаю...

Загрызень: *задумчево обращаясь к потолку* Может если темка на верху будет, автор нас продолжением порадует?

Карфаген: Ой, люди добрые!!! Простите поросенка бессовестного!!! Я все это время у мамы была и написать толком ничего не успела...

ringal: значит будем дальше ждать...

Elisa: Карфаген пока читала, возник вопрос, отношения между ремусом и верри - это намёк на слэш, или показалось? Любопытно очень). Загрызень

Карфаген: Elisa Не, показалось. В плане отношения - вожак-щенок, или что-то похожее. Своих у Ремуса нет, а тут молодой недопесок на попечении.

Загрызень: Карфаген Мама это святое, а значит можно и потерпеть.... Elisa

Загрызень: вверх

Загрызень: наглая однако темка нам досталась, все время куда-то не туда смотаться пытается...

Карфаген: Люди добрые, застыдили вы меня совсем!!! Почти дописала, главу. Пока вылеживается на дайри, но скоро (очень скоро!) вывешу и сюда. Чесслово!!

Elisa: Карфаген Логичный вопрос - а хде дайри?)) upd. нашла) кайф

ringal: вверх! с наступающим!

Загрызень: Карфаген На Дайри?! Убежала читать!!! Спасибки! ЗЫ. И совсем мы не стыдим! Мы темку поднимаем.

Загрызень: Карфаген Я летаю! Я в раю... Какой вкусный кусочек!.. Только вот кто Рыську выкинул?

Карфаген: Я таки вам обещала... Я таки сделала! *********** - Ну, - поинтересовался Эленсиль, прослушав краткий отчет о происшедших событиях, - Что делать думаешь? - Брать Подвеску и рвать когти. Или другой вариант предложите? - Нет, другого варианта я не вижу. Только учти, времени у тебя в обрез. Это пока они сидят, ждут когда придут и скажут, что экипаж готов. Но не кретины же они на самом деле, сообразят, что дело нечисто и свернут всю эту лавочку по быстрому. А тогда ищи ветра в поле. - Интересно, а сколько их? Девочек шесть, значит монахов не меньше десятка, - принялась рассуждать Рыся, - И все как один – что твои шаолиньские монахи. Но если с умом взяться и немного понаглеть, то очень даже можно… наступить на грабли в темной комнате. Искры будут веером, но вам это уже не поможет. - Не канючь, - приструнил ее Эленсиль, - Пусть тебя остальные не беспокоят, забыла куда попала? Они своих компаньонов тут могут до морковкина заговенья дожидаться. Но одно я тебе скажу: напролом к ним не лезь, а вальком так, вальком, - фальшивый эльф изобразил в воздухе жест, словно что-то катится. - Ну, вальком, так вальком, - покладисто согласилась Рыся, - Ты только мальчиков моих предупреди. Теперь она знала, что должна сделать. Рыся с удовольствием потянулась и прикрыла глаза. Ох, и вспомним мы годы млодые! Ну-ка, солнце моё, что там у нас есть из песенок? «Ветерок», «Серенада», «На балу» и под завязочку как раз «Несчастная девчоночка пойдет». А для затравки… - Ну что, дармоеды, соскучились?! – радостно поинтересовалась Рыся у притихшей за время ее отдыха публики, - А ещё хотите? - ДА!! – как и надеялась, та самая первая компания просто жаждала продолжения концерта. - А тогда подпевайте! Седой парик немного тесен И кое-где потерт камзол. Ах, отчего так Моцарт весел? Ах, отчего Сальери – зол? Пой, музыка, пой, Лети, душа, лети, Туда, где черной зависти приюта не найти! Эленсиль решил, что немного времени у него все же есть и теперь с удвоенным интересом наблюдал за своей бывшей ученицей. Он ей не соврал, он помнил ее – маленькую растрепку, следившую за ним каким-то странным, почти обожающим взглядом. Когда ему это порядком надоело и он поинтересовался, что это за недоразумение за ним ходит, то с ужасом узнал, что данное создание – внучка замректора. Ох и издергался же он тогда! Все боялся, что она ему в любви объясняться полезет, а дедуля за этим делом их застукает. Вот объясняй потом ему, что он тут не причем. А что с ним было, когда она в группу гитаристов к нему напросилась? Взял ведь только чтоб не ревела. Сама себе слово дал, что выкинет ее после первой же недели занятий. Вернее, сама уйдет, а пока пусть позорится, если хочет, наверняка играет не бог весть как. И как же он был приятно удивлен, когда девочка оказалась толковой ученицей. Постепенно, он стал замечать, что обожание в ее взгляде адресовано вовсе и не ему, а его рукам, когда он играет. Честное слово, поняв, что девчонка влюблена только в его искусство, он даже обиделся! Не надолго, а так, подулся на неё пару дней, да и перестал. Не дите же он в самом деле – к себе самому ревновать. И вот теперь девочка что называется, развернулась во всей красе. Подросла, опыта набралась. Вон как народ завела. Во всю глотку теперь припев орут, да ещё и ритм кружками по столешницам отбивают. Тоже мне бюргеры нашлись. Ладно, ностальгия – пошла вон! У нас дела есть. Фима и Зая, ещё ничего не знающие о готовящейся заварушке сидели с совершенно обалдевшими лицами и пытались быстренько сообразить, что же такое им в еду подсунули, что их теперь так глючить начало? Где это видано, чтобы их порой взбалмошная, но чаще такая рассудительная Рыся вела себя распущенная сумасбродка? Она же нарывается на неприятности и провоцирует мужиков! Вернее, она их попросту дразнит, что называется: вокруг вьется, а в руки не дается. Но тут Рыся решила, очевидно, окончательно добить своих спутников и затянула «Дует-дует ветерок». Захар не удержался на стуле и все-таки рухнул под стол, опрокинув за одно всю лавку и остальных ребят. - Резвимся? – полюбопытствовал, неожиданно возникший над кучей-малой Эленсиль, - Ну, резвитесь, дети. Пока время есть. А то сейчас драка начнется, удирать надо будет. - Драка? – оживился Захар. - Удирать? – насторожился Фима. - Драка. Удирать. Действовать советую по обстановке и ушами не хлопать. Виринея одна не справится. - А вы кто?... – Но менестрель уже исчез в своём темном углу. А Рыська уже дошла до полного безобразия, взобравшись на стол она принялась распевать одну из самых хулиганских песен: - Ой-ё-ёй, а я несчастная девчоночка! Ой-ё-ёй, а вышла замуж без любви! Ой-ё-ёй, завела себе миленочка. Ой-ё-ёй, муженек, ты не гневись! Ах зачем же его полюбила я? Зачем стала целовать? Хочешь, режь меня, Хочешь, ешь меня, Уйду к нему опять!

Карфаген: Представить себе, какие она при этом выкидывала коленца, можете сами! - Ой-ё-ёй, ты замки на дверь накладывал, Ой-ё-ёй, все наряды мои рвал. Ой-ё-ёй, а я нагая с окон падала, Ой-ё-ёй, а меня милый подбирал!** _В этот момент в конец распоясавшаяся девчонка сиганула прямо со стола в чьи-то объятья и припев горланила уже в обнимку с каким-то типом. Правда не очень долго. Спустя всего несколько секунд из этой развеселой кутерьмы раздался звук хорошей, полновесной затрещины и рыськин голос оповестил кого-то, что она предлагает только свой голос, а не себя. Захар расценил это как сигнал к активным действиям и с криком: «Это МОЯ женщина!», рванул на голос. Естественно, заехал он в глаз не тому, кому надо. Естественно, тот в долгу не остался. Рыська, судя по характерному визгу, тоже одной пощечиной не ограничилась, кто-то не то присоединился к ней, не то попал по горячую руку… Короче, какая же таверна без драки? Мордобой вышел просто классический – кто кого и за что не понятно, но зато весело всем. Фима быстренько опрокинул стол и прикрыл им всех своих компаньонов, как щитом. Правда, из-за стола то и дело высовывался кто-нибудь и со щенячьим восторгом запускал в ближайшую физиономию очередную порцию квашеной капусты. Эленсиль в своём углу с выражением чистейшей эльфийской невинности время от времени делал подножки пробегающим мимо не взирая на лица. Не иначе как по прошлым веселым денькам соскучился. А папаша Краус и три его служанки, попросту укрылись за стойкой и теперь с интересом наблюдали за развитием событий. И если девушки визжали и прыгали на месте от переполнявших их чувств, то сам папаша Краус с невозмутимым видом и достоинством протирал кружки, изредка позволяя себе неспешно уклониться от летящего в голову увесистого предмета. К всеобщему веселью не присоединились только лилианцы, брезгливо оглядывающие побоище и сожалеющие, что прорваться к двери им теперь не светит до самого финала драки. Впрочем, если кто-то не идет к горе, то рискует увидеть, как сама гора топает к нему навстречу. Мимо их стола пронеслась Рыська, радостно орущая и швыряющая в какого-то типа схваченные со стола кружки. Она была уже готова нанести последний удар… Но тут стол, а соответственно и снаряды кончился и добыча решила, что теперь ее очередь быть охотником. Мужик мгновенно сориентировался, развернулся на сто восемьдесят градусов и, схватив ближайший табурет, рванул за девушкой. Та тоже оказалась человеком неглупым и, перемахнув через столешницу, врезалась в самую середину сидящих за столом Невест Неба. Следом полетела таки табуретка и вся скамья благополучно рухнула на пол, организовав личное мини-побоище специально для братьев лилианцев. Пока пара разозленных монахов учила хорошим манерам метателя табуреток, а остальные пытались растащить своих барахтающихся подопечных из одной большой кучи на несколько маленьких, из-под стола вылезла Рыська, с той самой бледненькой большеглазой девочкой. На всякий случай Рыся крепко держала ее за руку и зажимала рот на случай непредвиденных воплей, но та, похоже и сама не сопротивлялась похитительнице. От испуга у бедняжки так дрожали коленки, что идти она не могла и ее приходилось буквально волочить на себе к двери. Заметив Рысин маневр Фима велел парням хватать стол и используя его как щит и таран, прорываться к двери. Маневр удался, благо сидели они не так далеко от входа и вскоре к ним присоединился Зайка. Рысе оставалось сделать каких-то пять шагов, когда монахи заметили недостачу и бросились догонять похитительницу. Настроены эти святые братья были весьма решительно и едва сверкнуло выхваченное оружие, толпа мгновенно расступилась, пропуская их. Рыська поняла, что не успевает. А ведь она уже практически добралась! Но времени оставалось только на что-то одно: либо вытолкнуть к своим испуганную девочку, либо прыгать самой. Рыся выбрала первое. Рывком перебросив ее через стол, девушка развернулась лицом к преследователям, собираясь задержать их хоть на пару секунд, что бы дать уйти друзьям. Вряд ли ее хватит на большее, лилианцы это тебе не брат Фариа, церемониться не станут. Вон, первый добежавший уже и руку с мечом для удара отвел. Сейчас рубанет, мало не покажется. Подраться напоследок ей не довелось. Чьи-то сильные руки неожиданно вынырнули из-за спины, грубо сгребли ее в охапку и в одну секунду перебросили за стол. А монаху, со всей силы рубанувшему по пустому месту, кто-то другой, так же вынырнувший из-за стола ещё и в глаз заехал. Монах пошатнулся и рухнул на руки двух бегущих следом братьев. Заминка вышла хоть и недолгая, но очень своевременная: когда секунду спустя взбешенные лилианцы отшвырнули прочь проклятый стол за ним уже никого не было. _________________ ** А вот это уже Дулов Александр.

Карфаген: Поздно вечером, когда все гости уже разошлись, а служанки наконец-то разгребли устроенный бедлам и отправились спать, папаша Краус принялся подсчитывать дневную выручку. По его прикидкам выходило, что не смотря на разгром, он умудрился в этот день остаться не просто при своих, а даже немного выгадать. Новоявленная певица, удирая, оставила ему все, что заработала в этот вечер. Довольно попыхивая трубочкой, папаша Краус направился к столу Эленсиля с кувшином эля и парой кружек. Щедро плесканув из кувшина себе и эльфу, он задумчиво облокотился о стол, прислушиваясь к тихому наигрышу лютни. Мелодия была какая-то незнакомая, простенькая и немного рваная, точно эльф пытался вспомнить то, что не играл уже много-много лет, а потому, там, где не вспоминалось попросту повторял начало мелодии. Постепенно, он вспомнил ее и когда вновь начал с самого начала, то тихонько замурлыкал себе под нос: - Забытой тропинкой я шла за рекой И эхо манило меня за тобой. Волшебные звуки в ночной тишине На крылышках нежных летели ко мне. Не скучай ай-ай И в дожди жди-жди… Навсегда да-да Я с тобой! Напевая, эльф так мечтательно улыбался, что папаша Краус и сам довольно хмыкнул. Ну, наконец-то! А то он уже и не знал что ему с захандрившим менестрелем делать. Нет, играть он исправно играл каждый вечер. И пел, разумеется. Да только у него такие жалостливые песни всё выходили, что к концу вечера не то что ему с девочками, а и посетителям хотелось пойти и всем скопом утопиться в ближайшем пруду. Но теперь, кажется, дело пойдет на лад. Эленсиль, заметив наконец, угощение поднял свою кружку и отсалютовал ею хозяину гостиницы. Ещё разок довольно пыхнув ароматным дымом из трубочки, папаша Краус решил, что может подвести итог прошедшему дню: - Знаешь, а у тебя забавные приятели. Малышка, так вообще нечто… удивительное. Если тебе скучно, то можешь пригласить пару-тройку вечерок скоротать, я не против. Но, надеюсь, ты не станешь слишком часто злоупотреблять доверием старика? Папаша Краус почти умоляюще поднял свои кустистые брови и Эленсиль понимающе рассмеялся в ответ. - Поверьте, если бы это зависело от меня, я бы так и сделал. Но это же таверна «У забытых дорог», хозяин!...

Загрызень: Карфаген *Радостно прыгая по темке* Я Вас люблю! Чего же боле? Что я могу еще сказать?! Теперь, я знаю, в Вашей воле Нас продолженьем... ..."наказать"!



полная версия страницы