Форум » Библиотека-6 » "Philtra temporis" перевод,СС/ГГ,макси, PG-13, adventure/humor(глава 1-2)от17окт. » Ответить

"Philtra temporis" перевод,СС/ГГ,макси, PG-13, adventure/humor(глава 1-2)от17окт.

Офелия: Автор: medea hk Переводчик: Офелия Бета: Элен Гамма:Mellu Название: Philtra temporis* Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s/1690185/1/Philtra_temporis Разрешение на перевод: есть Рейтинг: PG-13 Пейринг: СС/ГГ Жанр: Adventure/Humor Размер: макси Дисклеймер: Персонажи принадлежат мадам Роулинг. И автор и переводчик - бесправны), мы просто развлекаемся! Саммари: Итак, смешайте: одну Гермиону, работающую под руководством Снейпа для получения степени «Мастера», одно древнее зелье, один маховик времени, основателей школы Хогвартс и немного неловкости… Статус: в работе *от автора: Мой латинский далек от совершенства. Четыре года. И я уже все забыла. По идее «Philtra temporis» предположительно должно означать «Зелье времени», но так как я имею очень смутное понятие относительно склонения «philtrum» (думаю, это 2-ое склонение) и падежа, в котором должно употребляться «tempus» (во всяком случае, Родительный (Генетиф)?) плюс случаи употребления, в общем, хорошо бы мнение одного другого знатока латинского))) От переводчика: Нашла себе не только новую бету, но и гамму. Спасибо им большое за помощь!

Ответов - 24

Loy Yver: Простите, но читать такой текст невозможно. Возможно, стоит все же лучше вычитать его? Как в плане стиля - это больше походит на слегка подредактированный промтовский перевод - так и в плане орфографии и пунктуации?

Pixie: Офелия Слушай, мне очень жаль, но я в чем-то согласна с Лой. Что-то не так со стилем Я не могу понять, что, потому как не филолог. Мне довольно сложно читать, и есть "нерусскости". Сюжет мне нравится, и нравится стиль автора (фик очень хороший), но ты, по-моему, не совсем его до нас донесла. Твоя бета правит стиль? Я привыкла, что моя бета очень строга к стилистическим ошибкам. А вообще ты молодец! Я знаю, что это твой первый перевод, правильно? Поэтому, уверена, что у тебя все получится!

Illerina: Начало интересное, но читается тяжеловато...

Талина: Офелия, Сюжет интересный, но перевод очень тяжело читается. Много ошибок. Думаю, хорошая бета сможет тебе со всем этим помочь.

Pixie: Талина А ты бетишь переводы с французского? Может, поможешь? Я, конечно, от имени Офелии не могу выступать, это я так, на всякий случай :))) Просто твой смайлик меня на мысль навел

Талина: Pixie, Pixie пишет: А ты бетишь переводы с французского? Нет. Я французский даже в школе не учила, так что помочь не смогу.

Algine: Офелия пишет: как курирование студентов для получения магических степеней Не по-русски. Офелия пишет: чевидно, мысленно занималась подбором аргументов, который приготовила заранее, прежде чем прийти к нему, причины, которые заставят его принять эту бессмысленную просьбу подбором причин? Офелия пишет: чтобы улицезреть «побитое» лицо одной из самый несносных всезнаек, который Хогвартс знал когда-либо. "Который, пардон, к какому слову относится? К Лицу или ко всезнайке? Слово "улицезреть" как-то мне ранее не встречалось, только "лицезреть". Офелия пишет: Что, несомненно, только пополнит список тех, кто вечно портит жизнь скромному профессору зельеварения. "Что" с чем здесь согласуется? С предыдущим предложением? Или с кем? Офелия пишет: Гермиона закусила нижнюю губу, набрала полные легкие и уже открыла Полные лёгкие чего? Офелия пишет: разрезающей осведомленностью Это как? Кого она режет? Офелия пишет: если учесть, что это не единственное достижение, который она установила после поступления в школу колдмедиков Достижение, которое... И т.д. и т.п. Текст очень грязный. Много несогласованных предложений, что, является следствием калькирования французских оборотов. Соответственно, по-русски всё это звучит очень плохо, читается тяжело. Я даю вам три дня на поиски гаммы, потому что в таком виде текст висеть на форуме не может.

Pixie: Талина Жаль Это у Офелии была большая проблема: найти хорошую бету для переводов с французского.

Офелия: Что ж, все комментари учту и пойду ругаться с бетой, я и сама удивилась, что она так мало мне замечаний прислала

Pixie: Офелия Ты мою бету не видела :) Ее комментариям к моим стилистическим ляпам сам Снейп бы позавидовал Я когда читаю, не знаю, смеяться или плакать (Сол, если прочитаешь, не обижайся, ты -лучшая бета, я тебя обожаю! ) С авторами, как и с бетами, надо строго, а то они порой ленятся (это я по себе знаю ). Ты там поговори по душам с бетой, тут она явно поленилась!

Зелёный чай: Офелия Перевод местами совсем не плохой, и юмор в авторском тексте точно присутствует. Хотя начало довольно штампованное: вредный Снейп нехотя берётся курировать начную работу гриффиндорской всезнайки. Интересно, в дальнейшем сюжет разовьётся во что-то неожиданное? Но вот стиль катастрофически хромает, присутствуют несогласовки в падежах, кальки с французского и просто ашипки и ачепятки, увы. Единственные живые существа, с которыми он встречался - были хогвартские эльфы, которые пополняли его запасы еды по ночам. До чего человека довели... Забивает под покровом ночи домовых эльфов и заполняет их тушками кладовочку...

Офелия: Глава1 Мастер - Я слишком ценю свое время, чтобы тратить его на такое бестолковое занятие, как курирование студентов для получения магической степени. Северус Снейп едва сдерживал раздражение, а Гермиона Грейнджер, несмотря на семилетний рефлекс, который перешел в разряд автоматизмов, не опустила глаз, не пробормотала «Простите, профессор», и не убежала со всех ног, ругая свою собственную глупость. Он смерил ее своим фирменным убийственным взглядом, но она оставалась совершенно спокойной и сосредоточенной, выбирая в своем списке аргументов, приготовленных в течение нескольких недель до того, как придти сюда, причину, которая заставила бы его согласиться с ее безумной идеей. Он не избавится от нее так просто. Она больше не его ученица - он только спросил сам у себя, сможет ли снять баллы с Гриффиндора, чтобы улицезреть «побитое» лицо одной из самый несносных всезнаек, который Хогвартс когда-либо знал. Идея заманчивая, но внутренний голос напомнил ему, что Минерва не упустит случая поскандалить. Что, несомненно, только пополнит список тех, кто вечно портит жизнь скромному профессору зельеварения. Он вздохнул. Гермиона закусила нижнюю губу, набрала полные легкие воздуха и уже открыла было рот, чтобы с присущей ей одной непреклонной осведомленностью и удовлетворением от осознания того, что она одна знала исчерпывающий ответ на любой, самый объемный, вопрос, начать свою речь. Образ взлетающей вверх руки в гробовом молчании класса ярко вспыхнул в памяти мастера зелий. - Не сотрясайте понапрасну воздух, мисс Грейнджер. Я не намерен менять своего решения. Она уже достаточно потратила слов и времени. И все же, казалось, отступать была не намерена. Гриффиндорка до мозга костей. И, конечно же, тот факт, что она в одиночку победила самого Люциуса Малфоя во время финальной схватки с Волдемортом (если учесть, что это не единственное достижение, которое она установила после поступления в школу колдмедиков) только подпитывал ее настойчивость. - Может вы хотя бы согласитесь ознакомиться с планом моей работы, прежде чем отказать окончательно? Северус почувствовал приближение острой головной боли. Он подумывал установить усильные магические барьеры, чтобы отбить всякое желание у Гриффиндорцев - смертников проникать в его подземелья в разгар летних каникул. А это происходило неоднократно. - НЕТ. На этот раз ей хватило ума опустить глаза. Но все же не отступиться. Гермиона Грейнджер. Типичный представитель того типа людей, которые убеждены, что все окружающие живут лишь для того, чтобы утолять их жажду знаний и лопаться от радости при мысли обучать этих самородков. Снейп собрал всю свою желчь, на которую только был способен, и приготовился отпустить язвительное замечание в адрес Гермионы, чтобы разбудить в ней так не вовремя заснувший инстинкт самосохранения. Но передумал. В конце концов, нужно было отдать ей должное. За последние лет пятнадцать его работы в школе, она была его лучшей ученицей. Несносной всезнайкой, быть может. Но единственной, которая, будучи достаточно внимательной и требовательной к себе самой, могла приготовить любое зелье, входящее в программу. И, в противоположность многим ученикам, которые после пятого курса продолжили изучение зелий только потому, что это было необходимо для их будущей профессии, Грейнджер сама записалась в этот малочисленный список. …Хотя именно выбор профессии и привел ее к дверям кабинета профессора зельеварения в самый разгар августа. Она должна была пройти годовое обучение под руководством мастера зелий. Скорее всего, для нее это было столь же приятно, как и для него. - Почему именно я? - процедил он. - Потому что вы лучший. От удивления, Северус даже не нашелся что ответить. Какая то часть его мозга вопила, что оставаться в таком молчании перед Гермионой Грейнджер, начинающей длинную аргументацию, просто-напросто опасно для жизни. - Вы один из тех редких магов, которые способны приготовить хорошее Антиликонтропное зелье. За многие годы практики вы привнесли существенные усовершенствования в приготовления многочисленных зелий как терапевтического характера (костерост, например), или же анестезирующего, как зелье Сна. Вы так же блестяще разбираетесь во многих других областях, великолепно владеете Защитой от Темн… - Я прекрасно знаю свою биографию, мисс Грейнджер. Опустила глаза. - Простите, профессор. Северус едва не вздохнул с облегчением. В конечном итоге, она не так уж уверена. - Я слышал, что Драко Малфой учится вместе с вами, и он, очевидно, нуждается в кураторе. Однако он не пришел обивать пороги моего кабинета в надежде, что я возьмусь за его обучение. Вероятно, у него достаточно серого вещества, чтобы понять, что я не собираюсь и не стану менять свое расписание на этот учебный год, и так слишком плотное. - Я…Хорошо. Извините, профессор, что отняла у вас время. Доброго дня. Он не ответил, лишь холодно улыбнулся, наблюдая за тем, как она спешно покидает его кабинет. *** - Поистине жаль, Северус. Это был Альбус Дамблдор. Снейп заскрежетал зубами. Старый дурак, кажется, собирался сделаться его личным nemesis`ом (прим. пер. греческий: смертельный враг, от которого не удается избавиться). Конечно, он был великим волшебником современности. Конечно, он был живым символом победы над силами зла, даже если Гарри Поттер основательно потеснил его на этом троне. Конечно, он спас шкуру Снейпа во время суда и не раз выручал его. Но когда старик вбивал себе в голову вмешиваться в его дела, Северус разрывался между непреодолимым желанием отослать его в дом умалишенных, или же — в госпиталь для страдающих старческим маразмом, в отдельную палату для особо безнадежных. Последнее решение казалось более привлекательным. - Что жаль, Альбус? Северус даже не пытался скрыть раздражение в голосе, прекрасно зная ответ на вопрос. Но Дамблдор мог ходить часами вокруг да около, если бы Северус не принял правила новой игры. Хоть бы раз в жизни оставил его в покое во время ужина! - Жаль мисс Грейнджер…Она была бы великолепным ассистентом. Замечательная ученица, думаю, одна из ваших лучших… В глазах старого волшебника горел знакомый веселый огонек. - У меня нет времени возиться с этой девчонкой. У меня достаточно обязанностей, спасибо. - Ей уже больше двадцати лет, Северус. Она скорее могла бы стать тебе помощницей, чем помехой. Она очень талантлива. Снейп сконцентрировался на мысленном образе Альбуса в отдельной палате: совы, отправляемые с запросом на свободные места в клинику Св. Мунго и другие больницы для душевнобольных Великобритании. Новый образ не заставил себя долго ждать: интересно, эта борода могла послужить хорошим кляпом? - И — я предпочитаю работать в одиночестве, Альбус. Бесполезно настаивать. - Быть может, ты мог бы посоветовать ей другого зельевара? Она пробудет в Хогвартс до конца каникул, чтобы поработать в библиотеке. Ты найдешь минутку, чтобы ознакомится с темой ее работы, и, таким образом, подыскать ей наиболее подходящего куратора. Он улыбался. Кусок пищи встал поперек горла. Можно было больше не сомневаться в том, что Дамблдор будет атаковать его утром, днем и ночью до тех пор, пока Снейп не согласиться обучать премудростям зельеварения Гермиону Грейнджер. Из чего следует, что Альбусу пришла в голову новая блажь, которая сделает невозможным спокойное существование одного из школьных учителей. Несомненно, «такая удача» снова улыбнется именно Северусу Снейпу, стойко следуя традиции вот уже 15 лет. Интересно, можно все-таки задушить человека его собственной бородой? - Я посмотрю, смогу ли освободиться, Альбус, - вздохнул профессор зельеварения, бросив салфетку на тарелку с едва начатым обедом. Отлично. Этот ответ помог ему выиграть драгоценное время, чтобы успеть закрыться в своих подземельях и наложить чары непроникновения на все входы. Он не дал возможности директору продолжить разговор, и, к большому сожалению своего желудка, покинул Большой Зал. Лучше умереть от голода, чем слушать Дамблдора. *** Прошло три дня и операция по «себязамуровыванию» в подземельях действовала великолепно. Он имел право на почти что полнейший покой в своей лаборатории, дни напролет. Даже если Пивз нашел сверх забавным разобрать все доспехи в ближайшем коридоре и играть в боулинг их частями, все это не нарушало уединения Северуса Снейпа. Он не совал нос в Большой Зал, даже во время обедов и ужинов и избегал любых бесполезных контактов. Единственные живые существа, с которыми он встречался – были кухонные эльфы, которые пополняли его запасы еды по ночам. Все шло великолепно. Но, как правило, все хорошее не вечно. В среду утром, когда Северус добавлял семнадцатую из двадцати четырех щепоток порошка из драконьих клыков, мешая зелье по часовой стрелке, безошибочно, под страхом феномена Лонгботома, пардон, взрыва в котле с зельем над которым он работал последние пятнадцать часов, в дверь лаборатории постучали. Северус едва не пропустил следующую минуту, чтобы добавить восемнадцатую щепотку порошка в снадобье. Постучали снова. Снейп издал шипение потревоженной кобры и решил игнорировать вторжение. 19 щепотка. Посетитель постучал сильнее. 20 щепотка. Дверь грозили сорвать с петель. Северус всыпал случайно целиком оставшиеся порции, тридцати секундами раньше положенного. Если это Пивз, его вокабуляр пополнится несколькими весьма экспрессивно-выраженными ругательствами. Снейп очистил котел от испорченного снадобья, которое окрасилось в отвратительно зеленый цвет, прежде чем взорваться, и приготовился излить весь свой яд на того, кто посмел ему помешать. Он отпер дверь одним резким движением, открыл было рот, чтобы убить словом, но заставил себя замолчать, встретив холодный взгляд серых глаз Драко Малфоя.. Мерлин, дела идут все хуже и хуже.

Офелия: *** Драко, как и Гермиона, готовился к получению степени Мастера Зелий и Алхимии. Они учились в одной группе, из чего следовало, что ему тоже нужно было найти куратора. Разница между двумя соискателями была в том, что мисс Грейнджер никак не могла заставить Снейпа ее обучать, а Малфой не упустил бы возможности потянуть за веревочки власти, чтобы добиться этого. После смерти Люциуса, который был публично признан одним из Упивающихся Смертью, Драко быстро восстановил репутацию Малфоев в магическом мире. Полученный Орден Мерлина, конечно же, ему помог в этом. Никто не забыл об «отваге» Драко Малфоя, который присутствовал на битве Гарри Поттера с Волдемортом. Как будто его прибытие в последнюю минуту сражения, простенькое обездвиживающее проклятье в Темного Лорда, перед финальной Авадой Кедаврой Мальчика-Который-Выжил, было доказательством героизма. Смешно. Во всяком случае, его вмешательство позволило ему воспользоваться частью славы Поттера и восстановить доброе имя Малфоев. Драко имел огромное влияние в Министерстве Магии - к великому несчастью Артура Уизли, новому министру - и нужно ли говорить, что он мог бы надавить на Альбуса, чтобы заставить Снейпа стать его куратором, и тот не сможет сопротивляться. Северус должен, во чтобы то не стало, найти предлог отказать в обучении молодому нахалу. - Это не возможно, мистер Малфой, - объявил Мастер зелий, - У меня уже есть ученица. Реальность холодной змей заползла в душу Снейпу, когда он понял, что только что сказал. Нет, ведь он этого не сделал? - Извините? - удивился Малфой, нахмурившись. Северус едва сдержал гримасу. Он сказал это. И это после стольких лет шпионской деятельности в стане Волдеморта, великого легиллемента и настоящего параноика во всем, что касалось верности своих последователей, он не смог придумать ложь настолько нежизнеспособную?! Мерлин, да для него взять себе ученицу было так же вероятно, как Невиллу Лонгботому сварить хорошее зелье. И Малфой не был столь легковерным, чтобы проглотить такую чушь. - У меня уже есть ученица. Гермиона Грейнджер приходила двумя днями раньше и обратилась ко мне с той же просьбой, что и вы. К несчастью, я согласился, и все официальные бумаги, подтверждающие её статус, как моей подопечной уже отправлены вашему директору. Я очень сожалею. Я не думал о вашем визите, в противном случае, я отказал бы ей, само собой разумеется. Блондин, казалось, был поражен. Что же касается Северуса, он приложил все силы, чтобы не показать вида, как он расстроен своими собственными словами. Идея сброситься с Астрономической Башни показалось ему вдруг крайне заманчивой. - Гермиона ГРЕЙНДЖЕР?- закричал Малфой. Северус кивнул. -ГЕРМИОНА ГРЕЙНДЖЕР? - повторил его собеседник. - Я работаю над различными проектами, которые занимают много времени. И мне нужно, чтобы был кто-то, кто мог заниматься мелкой работой. Поэтому я удовлетворил ее просьбу о курировании. - Вы согласились… Снейп утвердительно кивнул. - Вы согласились только для того, чтобы она занималась чисткой грязных котлов? - И избавиться от столь приятного занятия, как потрошение жабьих голов и мертвых крыс. Мне очень жаль, мистер Малфой. Блондин скривился, осознав, что ему придется искать другого руководителя. На этот раз простое решение кануло в пучине. - …И никак нельзя аннулировать ваш договор? - К несчастью, нет. Вы же знаете, как составляются магические контракты… «К несчастью». Мерлин, и ему еще удается изобразить досаду! - Понятно… - И еще раз, мне, правда, жаль. Я могу, однако написать для вас несколько рекомендательных писем моим знакомым. - Я был бы вам очень благодарен, профессор. Малфой, который благодарит. Должен быть очень огорчен. - Я займусь этим сегодня вечером. У меня мало времени после обеда, я думаю, вы простите меня, если я расстанусь с вами прямо сейчас, - объяснил Северус, указав на все еще дымящийся котел в углу комнаты. - Конечно, профессор. До встречи. Блондин покинул его лабораторию, злой на весь мир. Северус вздохнул с облегчением. Мысль о том, что он отделался от Малфоя, приятно грела. Но мгновения спустя, он вспомнил, что послужило оправданием этому отказу. Теперь Гермиона Грейнджер являлась его ученицей. И если она станет работать с кем-то другим в сентябре, «Бич магического мира» Драко Малфой обязательно поймет, что Северус ему солгал. Что оставляло Мастеру зелий лишь один выход. -Мерлиново дерьмо! - выругался профессор в весьма несвойственной ему обычно грубой манере. *** Ни разу за все то время, что он преподавал в Хогвартс, Северус не преодолевал так быстро путь из подземелий в библиотеку. Нужно, очевидно, уточнить, что он находил мало пользы в передвижении по замку бегом и, обычно, толпа недисциплинированных студентов попадалась ему на пути. Каникулы, временно решили последнюю проблему. Хотя Снейп бы с удовольствием обрушил на одного из них сейчас свое раздражение, если хоть один ученик встретился ему сегодня, баллы испарились бы быстрее, чем невнятное «несправедливо» появилось на свет. Он открыл дверь в библиотеку едва не с ноги и начал искать глазами Гермиону. Он заметил массу непослушных каштановых волос за двумя огромными томами и приблизился, застав молодую волшебницу за работой. Она, склонившись над пергаментом, переписывала страницу какого-то старинного фолианта, покрытого слоем пыли. - Мисс Грейнджер? Гермиона подпрыгнула и подняла голову, смутившись. - П… Профессор? Он бросил взгляд на книгу, которую просматривала девушка. «Снадобья и зелья средневековья». Название такое же несодержательное, как сам текст. Он спросил себя, что могло быть темой работы его новоиспеченной ученицы. Его личная библиотека была забита старинными изданиями, намного более точно дающими представления о большем количестве зелий того периода. Он скривился при мысли, что он почти, что сам добровольно должен предложить Гермионе помощь и дать ей доступ к своей коллекции книг. Немыслимо. - Вы уже разговаривали с другим Мастером по поводу вашего курирования? Она отрицательно качнула головой. - Еще нет. Как я уже сказала, вы лучший в области, которая меня интересует. И так как моя работа связана с защитой от темных искусств, я надеялась найти кого-то, кто был бы специалистом в этом. - Могу предположить, что вы уже навели справки о других Мастерах? Она снова утвердительно качнула головой. - Джонатан Лесаж, который преподает в Бобатоне, но это означает, что я должна покинуть Англию, и это при условии, что он согласиться. Или же Фрейр Аркет, он работает в министерстве. Или… Северус призвал к себе стул и устроился напротив девушки, прервав ее пылкую речь жестом руки. - Возможно, мы все-таки сможем прийти к некоторому согласию, - процедил он. Она посмотрела на него с недоверием. Придумать достойное оправдания столь резкому изменению своего решения было задачей не из легкий. - Как оказалось, мне понадобиться ассистентка для некоторых работ. Если возможно соотнести ваши планы и мои, таким образом, что это будет на пользу нам обоим, можно рассмотреть ваше курирование отличным способом взаимопомощи. Девушка, казалось, сомневалась. Северус приложил все усилия, чтобы не выдать своего отчаяния. Лучше - полное безразличие. Ее дальнейшее «сотрудничество со старым озлобленным, враждебным и крайне циничным куратором, давно махнувшим рукой на свой внешний вид, — перспектива та еще, но всё же спасибо» казалось неминуемым. У нее не было времени ответить. Ураган в лице блондинистого Малфоя ворвался в зал. - Грейнджер, маленькая вонючая грязнокровка, в твоих же интересах сейчас же аннулировать … П… профессор Снейп… - Мистер Малфой… Драко был крайне смущен, но быстро овладел собой. - Я только хотел …поговорить… с …Гермионой о … - О кураторстве? - продолжила девушка. Едва заметная улыбка обозначилась на губах волшебницы. Северус замер. Ей не нужно было много времени, чтобы сложить дважды два. Он был теперь в руках малолетней гриффиндорки. Должно быть, это всего лишь ночной кошмар. Он сейчас проснется и обнаружит, что просто заснул в своем кресле за чтением крайне скучного текста о магических свойствах перьев ирландских фениксов. - Кураторства, - подтвердил Малфой с ненавистью. Улыбка Гермионы стала шире. Снейп заскрежетал зубами. Он был в полной зависимости от нее, и она забавлялась этим. К счастью, блондин был уверен, что это над ним девушка смеется. - Извини, Драко… Но договор о моем обучении у профессора Снейпа уже отправлен, магическую подпись никак нельзя аннулировать, ты в курсе, я думаю? Светлая кожа Малфоя приобрела какой-то синеватый оттенок, его красивые черты исказила ярость. И это выражение, аристократическая фигура и длинные белокурые волосы не только заставляли поверить, что перед вами сын Люциуса Малфоя, но он сам собственной персоной в добром здравии. В детстве, он был больше похож на Нарциссу, но это сходство полностью ушло с годами. Все Малфои всегда наследовали внешность по мужской линии. - Конечно, я в курсе, - прошипел молодой человек. - Мне очень жаль…Я право, удивленна, что профессор Снейп не сказал мне, что ты с ним уже разговаривал. Кажется, уже месяц, как ты объявил всей нашей группе, что уже нашел себе куратора. Тогда я по неволе предположила, что это был кто-то другой… Если бы взглядом можно было убить, девушка была бы уже разлагающимся трупом. Драко был на гране совершения убийства. Северус подавил насмешку. Этот испорченный нахал как никто иной был достоин притворного сочувствия в язвительном тоне волшебницы. - Я… Ты заплатишь мне за это, Грейнджер… С этими словами Драко покинул зал. Снейп созерцал хлопнувшую дверь некоторое время. Ему не верилось, что он видел, как невыносимого наследника Малфоя так искусно поставили на место. Потом он вспомнил о ситуации, в которой сам находился. Гермиона. Кураторство. Девушка смотрела на него, зажимая рот рукой, стараясь скрыть свою улыбку. К несчастью, все ее попытки были бесполезны. В ее глазах плясало веселье, и вот-вот готов был раздаться предательский хохот. - Без комментариев, мисс Грейнджер, - процедил Северус. Она, промолчав, отвернулась, и он мог лишь лицезреть, как ее плечики сотрясает немой смех. Напрасно Снейп искал язвительное замечание в ее адрес, он смог лишь раздраженно фыркнуть. Гермиона знала, что стоит сдержаться. Прикусила губы, стараясь не злить и так доведенного до белого каления профессора, но секунду спустя разразилась громким заразительным смехом. - Мисс Грейнджер…- вместо угрозы вышло что-то усталое. Однако глаза профессора нехорошо сверкнули. К своему ужасу маг должен был признать, что она смеется над его зависимым положением. Но в этот раз, он это заслужил. - П…простите…профессор, - пролепетала Гермиона, рыдая от смеха. Он вознес глаза к небу. - Мерлин, возьмите себя в руки! У вас с собой документы на оформления кураторства? Она вздохнула и постаралась сохранить серьезность хотя бы на несколько секунд. - Конечно, они у меня в сумке. - Тогда поторопитесь их оттуда достать! Зная Малфоя, могу предположить, что он даст нам минут десять прежде, чем перестреляет всех сов в опасной близости от вашей школы. Она бросилась рыться в сумке, прикусив губы. - И прекратите же смеяться! - Извините… Северус тут же засомневался в ее искреннем раскаянии, потому что она снова разразилась смехом. - Боюсь в этом году ученики Гриффиндора потеряют много баллов из-за вашей дерзости… Девушка не ответила, но профессор готов был поклясться, что слышал едва различимое «они лишаться их и без моей помощи». Короче, год будет еще тот. *** Бумаги были подписаны и отправлены прямиком на стол директора школы Зелий и Алхимии. Северус был приговорен провести год своей жизни в обществе Гермионы Грейнджер, несносной гриффиндорской всезнайки. Однако, несмотря на столь ужасное стечение обстоятельств, он был в хорошем настроении. Взбешенный, доведенный до убийственной ярости, и все же в хорошем настроении. Лучше уж Грейнджер, чем Малфой. И теперь уже почти по собственной воле изучал записи Гермионы. - Какова тема вашей работы? Она схватила стопку листов - маггловской бумаги в клетку, а не обычный пергамент, разложила их на столе и вооружилась шариковой ручкой, чтобы указывать на различные пункты плана. - Я думала написать диплом о вампиризме. Там, так же как и в ликонтропии, речь идет о неизлечимой болезни, которая развивается вследствие заражения, несмотря на многочисленные опыты, целью которых было найти лекарство для вампиров. Таким образом, я хотела бы начать с изучения истории болезни и ее лечения и анализа различных зелий применяемых для этого. Северус пробежал глазами записи, которые ему показала девушка. - Могу ли я предположить, что вы не ограничитесь простым обсуждением данного вопроса? - Нет, конечно. Все исследования касающиеся вампиров носили до настоящего времени однобокий характер - их хотели вылечить или хотя бы сделать их инстинкты подвластными, простым эквивалентом Антиликонтропного зелья для вампиров. Зная нелестную точку зрения бывших министров о магических существах, никто даже не подумал подойти к проблеме с другой стороны. Я намеренна основывать свое исследование не на том, чтобы ограничить инстинкт, а его удовлетворить, позволив вампиру питаться, не охотясь на животных или людей. Возможно, создать некий эквивалент достаточно питательный, что-то вроде искусственно синтезированной крови. Увлеченная, она пустилась в подробные объяснения, затронув некоторые элементарные понятия магловской химии, и Северус с удовольствием отметил про себя, что не потерял нить разговора. Однако он должен был прервать ее. Он отрицательно качнул головой. - Вы должны найти что-то другое. Она подняла на него глаза, разочарованная. - Извините? - Лаборатория Ashwinder & Hipworth уже работает над похожим проектом с того самого дня, как Артур Уизли наградил Орденом Мерлина второй степени оборотня. Ремусу Люпину выпала удача поймать Питера Петтигрю. Можно с уверенность предположить, что сразу после оборотней, именно вампиров коснется щедрость Артура. Удрученная Гермиона немного недоверчиво слушала профессора, злясь на саму себя о неосведомленности, что ее проект разрабатывался кем-то раньше нее. - Опыты проводятся под грифом совершенно секретно, - добавил Северус. - Я знаю об этом только потому, что меня просили принять участие в исследованиях. На самом деле, возглавить проект, но он не счел нужным уточнить. - Таким образом, любое ваше достижение навряд ли принесет желаемой пользы, это при том, если не брать в расчет то, что вам нужен материал, которым Хогвартс не располагает, такой как живой вампир для ваших тестов. И нет, несмотря на убеждения многих, я не являюсь оным. - Я и не думала, что вы… - она протестующее замахала головой. Вынув блокнот из сумки, продолжила: - Вторая в моем списке тема посвящена изучению зелья, которое нейтрализует любые повреждения за данный промежуток времени. Снейп нахмурился. Он надеялся, что у Гермионы найдется запасной вариант, но очевидно он был более высокого мнения об ее способностях: он предполагал что-то более оригинальное. - Блестяще, мисс Грейнджер, - заметил он особенно едким тоном, специально предназначенным для первогодок, которые рискнули высказать вслух глупые мысли. - Это только самый крайний случай. - Вы хотите сказать, что у вас есть еще одна интересная, а главное необычная тема, и что вы только что понапрасну тратили наше драгоценное время, затрагивая вопрос настолько банальный, как изучение заживляющего зелья? Мерлин. Она была невыносима. Но все же, что ее толкнуло ходить вокруг да около, а не сражу предложить то, что у нее было на первом месте в списке. Она снова погрузилась в свою сумку и выловила из ее недр старинный фолиант, покрытый пылью, в кожаной обложке, распространявший запах старой бумаги, столь привычный для библиотечных крыс. Девушка открыла книгу на заложенной закладкой странице. Северус пододвинул фолиант к себе и пробежал текст глазами. Рукописный на латинском языке и едва читаемый: бумага была испачкана и в некоторых местах порвана. Все же можно было различить список ингредиентов и несколько инструкций по приготовлению зелья. Северус застыл, прочитав название зелья. Зелье Imaginis. Ничего удивительно, что девушка не хотела обсуждать эту тему. Откуда она… - Откуда вы взяли эту книгу? - воскликнул он. Об этом снадобье едва ли существовало пятьдесят трудов, и большая часть была погребена в подвалах министерства, или же в частных библиотеках старинных знатных семей. Что же касается текстов, посвященных непосредственно зелью Imaginis, их можно было по пальцам пересчитать. До этого момента Северус был убежден, что счастливым владельцем оного рецепта была семья Малфоев. Этот фолиант достался мисс Грейнджер очевидно совершенно нелегально. Она прочистила горло. - Мне ее подарили. - Подарили? - Подарили. - И кто же, позвольте полюбопытствовать, добровольно расстался с книгой, которая могла бы обеспечить ее владельцу безбедное существование на долгие годы? По выражению ее лица можно было понять, что она была не в курсе редкой ценности фолианта. - Предложите эту книгу такой семье, как Малфои, и они подарят вам меблированную усадьбу, только бы вы им продали этот труд. - объяснил он.- И если вы согласитесь на их условия, они же будут уверенны, что вас обманули. Но для министра, я предполагаю, это всего лишь куча бумаги, которую полезнее всего сжечь вместе с фолиантами по черной магии. - Я … - пауза, - я слышала… - пауза, - эта книга затерялась во время захвата министерством имущества Антонина Долохова, - пауза,- так как у него не было наследников, все было конфисковано и заперто на ключ. - И как же, интересно было бы узнать, книга, захваченная аврорами и таинственно потерявшаяся во время транспортировки, смогла попасть вам в руки? - Мне ее подарили. После секунды размышления, Северус мог точно сказать, кто был этим щедрым расточителем казенного имущества. - Узнаю, кажется, стиль Нимфадоры Тонкс распоряжаться чужим имуществом… Если это, конечно, не было perutilis. (прим. пер. «perutilis» лат. - очень полезно) Он не заметил, как употребил латинское слово в своей речи, занятый одновременно переводом текста, который держал в руках. Некоторые имели способность говорить на английском, размышляя на другом языке. Он не входил в их число. Гермиона внимательно смотрела на него, ожидая, когда профессор обратит свое внимание на нее. Он оторвался от листка. - Итак, вы решили в основном работать над этим зельем? Она утвердительно кивнула. - Imaginis - это зелье … - начала она. - …которое наделяет человека силой того объекта, который помещен в приготовленное зелье, я знаю, мисс Грейнджер. Сама Ровена Ревенкло изучала одну из формул этого снадобья, правда, источники, которыми она пользовалась, неизвестны. Волдеморт в своей неутолимой жажде власти настоял в свое время на том, чтобы Северус полностью восстановил точный состав этого зелья. Текст же, предоставленный Малфоем, был неполным и испорченным временем. Снейп провел месяцы, ставя опыты с различными ингредиентами без какого-либо результата. Формула же, которой располагала Гермиона, казалась наиболее точной и полной. Он засомневался лишь на мгновения, а не лучше ли было уничтожить ее, стереть память девчонке и сделать вид, что этого разговора не было. Если только представить, что Imaginis может попасть в плохие руки и стать смертельным оружием. Что же может произойти, если кто-то захочет подчинить себе магию волшебной палочки, зеркала Еиналеж, Волшебного глаза, как у Аластора Грюма? И все же…Все же Гермиона Грейнджер прекрасно сочетает порядочность и отвагу Гриффиндора с умом факультета Ревенкло. У нее есть своя голова на плечах, и она способна оценить все опасности связанные с этим зельем. - Так эта тема подойдет? - спросила она. Северус, движимый научным любопытство и чувством незавершенного дела, начатого еще при Волдеморте, согласно кивнул.

Офелия: Глава 2 Ученица Мастера. Она была великолепна. Прилежна, точна, талантлива, находчива и бесспорно великолепна. Но этого Северус не признал бы даже с палочкой у виска и угрозой Авады Кедавры. Напротив, он искал все возможные способы для того, чтобы покритиковать ее. «Искал» - это только слово. Она работала с ним уже две недели, и ему еще нужно было найти упрек достаточно обоснованный, чтобы его озвучить. «Прилежность, точность и талант» были редко синонимами «жалким ошибкам, позволяющим обрушить на виновницу волну убийственных замечаний». Он уже начал думать, что ему так и не удастся поймать ее на ошибке. Ему ни оставалось ничего, как придираться к ничтожным деталям. - Язык хамелеона нарезан слишком крупно. В рецепте сказано «тонкие диски», мисс Грейнджер, а не «гигантские обрубки». Я предполагал, что в двадцать то лет уже можно освоить такую общую дисциплину, как чтение, но очевидно, я преувеличивал ваши способности. Гермиона улыбнулась на это замечание. Кусочки языка были нарезаны идеально и еще больше мельчить их было не нужно. Эффект остался бы тем же. Северус это знал. И будучи «великолепной», молодая волшебница это тоже знала. Но она не возразила. - Хорошо, профессор. Она схватила скальпель и терпеливо разрезала каждый кусочек на две части. Снейп кипел от ярости. Она не только позволяла себе работать эффективно и безошибочно, но, кроме того, не теряла спокойствия, как все гриффиндорцы, которые считали себя униженными его несправедливой критикой, она же довольствовалась тем, что соглашалась — с улыбкой, и иногда даже с извинениями. И, в итоге, именно он был на гране нервного срыва. Он, наконец, нашел ученицу, которую не мог уязвить. Куда же подевалась девочка, доказывающая с жадностью свою правоту? Которая поднимала руку с полной уверенностью, что она одна знает точный ответ на все вопросы своих учителей, и которая предпочитала укрыться за котлом от малейшей критики в ее адрес. Повзрослела, без сомнения. Больше семи лет, он даже не надеялся, что она найдет способ защититься от его критики? Мерлин. Очевидно сейчас, когда она действительно взрослела, он становился мелочным и наивным. Он это знал. Что, впрочем, не мешало ему настаивать на своем в этом вопросе. - Мисс Грейнджер? - Да, профессор? - Предполагается, что зелье, которое вы готовите, должно быть малиново-красным. В то время как ваше, - сказал он, указывая на снадобье, варившееся в котле Гермионы, - бордовое. Девушка мгновение созерцала цвет зелья, поджав губы - скорее для того, чтобы сдержать улыбку, чем из-за обиды. Надежды Северуса не оправдались. Она не стала доказывать, что малиновый это всего лишь один из оттенков красного, едва более бледный, нежели бордовый, и что в этом случае эта незначительная разница не имела никакой важности. - Я начну заново, профессор. Снейп фыркнул с раздражением - Не теряйте времени. Мадам Помфри заказала Бодрящее зелье для больничного крыла: приготовьте целый котел. Она кивнула. Северус наблюдал за тем, как она пересекла комнату, выбрала без малейшего колебания все нужные ингредиенты. Невыносимая, раздражающая маленькая всезнайка. Но – бесспорно, великолепная. *** Бодрящее Зелье. Гермиона отобрала все необходимые ингредиенты для зелья в хранилище лаборатории, очистила котел и принялась за работу. Прежде всего, стараясь не засмеяться, и еще не делать ошибок. Снейп внимательно следил за малейшим ее движением. Она нашла способ сопротивляться сарказму мага. Он привык видеть своих студентов рыдающими, заикающимися, паникующими или же горячо протестующими в ответ на его резкую критику. Если она сохранит спокойствие, он не будет иметь удовольствия ни вывести ее из себя, ни оскорбить. И Северус не мог ни в чем ее упрекнуть; с каждым днем он становился все более раздражительным. Очевидно, что если она допустит сейчас хоть малейшую ошибку, апокалипсис будет всего лишь приятной прогулкой по сравнению с реакцией профессора. А пока — их маленькая игра была в разгаре. Она добавила последние ингредиенты в котел, перемешала и отошла в сторону. Теперь зелье нужно было оставить готовиться в течении двух часов. - Вы закончили? - спросил Снейп. Гермиона кивнула. Мастер зелий приблизился и бросил взгляд на содержимое котла. Он не сказал ничего, что девушка расценила как большой шаг вперед. - Тогда, возьмите ваши записи о зелье Imaginis. Я хотел бы посмотреть, на каком этапе вы сейчас находитесь. Она это предвидела. И предусмотрительно захватила с собой сумку. Их работа над ее темой должна была начаться только с первого сентября, Снейп же начал уже с того дня, когда был подписан контракт о ее кураторстве. Она не жаловалась. Даже наоборот. Дополнительные две недели каникул были для нее лишь тратой времени и профессор, кажется, был с ней согласен, даже не став спорить. Плохо было лишь то, что он, видимо, считал, что ей удалось восстановить полностью рецепт Imaginis за тот короткий промежуток времени, который она провела в Хогвартс. Она достала свои записи, старинный фолиант и несколько других книг. - Я почти закончила перевод рецепта и способа приготовления, - объяснила она, передав Снейпу листок. - К несчастью, еще осталось несколько ингредиентов, которые я не смогла идентифицировать, те самые, которые невозможно прочесть. - Покажите мне… *** Бесспорно, великолепна. Если взять во внимания то время, что у нее было на перевод, она с ним справилась на редкость точно. Северус еще раз прочитал записи. Способ приготовления был переведен на английский, но несколько компонентов все же были пропущены. В то время, когда он сам работал над этим зельем, ему понадобилось около месяца, чтобы перевести текст на приличном уровне, и Волдеморт постоянно его подгонял. Но было много других важных дел, нежели проводить дни и ночи в библиотеке, оправдывался он. - Семена дурмана или же «волшебной травы»…Черные почки или ягоды белладонны, сок аконита…кровь оборотня… - он нахмурился. Этого ингредиента не было в рецепте Малфоя, и риск заражения ликонтропией при употреблении крови оборотня возрастал. Но, беря во внимания другие компоненты зелья, ликонтропия была бы наименьшей из проблем того, кто бы выпил это снадобье. Белладонна, так же как и дурман, была смертельным ядом. - Порошок из серебра… - чтобы устранить риск заражения волчьей болезнью. - Кровь гарпии… - это же должно помешать отравлению белладонной и дурманом, так как эти существа не чувствительны к эффекту, производимому ядовитыми растениями. - Капля крови мадьярского шипохвостого (дракона), порошок из чешуи китайской саламандры, волосы Банши…Сок мандрагоры…Капля менструальной человеческой крови, моча черного Еврейского дракона, толченные крысиные глазки. Вы рассчитываете протестировать зелье, после того, как восстановите рецепт? Гермиона утвердительно кивнула. - Если мне удастся восстановить рецепт, я поставлю несколько опытов на мышах, чтобы уменьшить риск отравления зельем… И если мои исследования продвинуться, то я испытаю его на себе. Девушка произнесла последнюю фразу совершенно бесстрастно. Либо она действительно была так отважна, либо просто не отдавал себе отчета в грозящей опасности. Очевидно и то и другое. Она оставалась Гриффиндоркой до конца. И этот конец приблизит сам себя, если брать во внимание то, чем она собиралась себя напоить. - Постарайтесь не отравить себя, пока вы находитесь под моей опекой. Это оставит невыводимое пятно в моей биографии. - сердито заметил Северус. Он перешел к чтению непереведенных ингредиентов. Лишь бросив взгляд в книгу, он идентифицировал сразу несколько. - Tamus: речь идет о так называемой «дьявольской ягоде» - тамусе. Иглица известная так же как разновидность остролиста. Caede canem, собачий недуг, все это горько-сладкий паслен. Он перевел еще несколько компонентов, прежде чем отложить книгу. - Чтобы продолжить ваш перевод, вам нужны книги куда серьезнее и содержательней, чем те, которые можно найти в библиотеке Хогвартс. - он поднялся, проклиная себя самого за то, что собирался сделать, - Следуйте за мной… *** Он дал ей доступ к личной библиотеке, пароль, чтобы пройти в его кабинет. Она могла пользоваться теперь многочисленными, восхитительными, крайне редкими книгами, которыми владел профессор, когда ей было нужно. Гермиона была на седьмом небе от счастья. Она провела все утро в его кабинете, во всех смыслах, забыв о времени, листая «Зелья Высшей ступени: ограниченное издание» или же «Снадобья концентрации сквозь века». Imaginis и его ингредиенты были отодвинуты на второй план. - Мисс Грейнджер, мне казалась, я говорил вам отобрать те книги, которые вам нужны, а не расположиться в моем кабинете. Гермиона подпрыгнула от неожиданности, вырванная этим голосом из своих мыслей. Снейп стоял у входа в комнату наполовину в тени, держа в руках поднос с едой. Девушка не слышала, как он вошел. - Простите, профессор, я потеряла счет времени. - Я так и подумал. Уже 10 часов… Волшебница подняла брови. И только? - Вечера. - закончил Снейп, издав вздох раздражения. О! - Я бы посоветовал вам вспомнить о пищи, в виду того, что вы ровным счетом забыли явиться на обед и ужин. - его голос выдавал крайнее бешенство. - И потом, вам не помешает немного отдыха. Завтра в школу прибывают студенты, и вам нужно будет больше работать, - саркастично заметил он. На его замечание о пищи, Гермиона бросила неверующий взгляд на поднос, который держал Снейп, но отвела глаза, решив, что было бы абсолютно глупо полагать, что Северус Снейп из всех остальных обитателей замка, подумал бы принести ей еду. Она машинально отмахнулась от этой мысли и вернула на место все книги, которые брала. - Мисс Грейнджер, я уточню: поторопитесь. В отличии от вас, так случилось, что мне необходимо работать, и мне было бы приятно быть избавленным от вашего присутствия в моем кабинете. - оповестил он холодно. - Эльфы будут рады предоставить вам ужин. Насколько я осведомлен о ваших частых «ночных прогулках» во времена вашей учебы здесь, могу предположить, что вы знаете дорогу на кухню. - Да…секундочку, профессор Снейп. Она в спешке запихнула свои книги в сумку - не без ущерба для помятых страниц - и бросилась к выходу. - До завтра, профессор. Мгновения спустя, она была уже в коридоре. *** Если и был на свете человек, способный развеяться над чтением школьных учебников, то эта была Гермиона Грейнджер. Странная. И такая понятная. Во время своей учебы Северус сам слыл в Слизерине любителем погрузиться в «захватывающие» справочники по редким зельям или же в изучение «увлекательных» лекций по защите от темных искусств учеников старших курсов. И это при том, что у него было мало свободного времени. Он поставил поднос с едой, который принес, на свой стол и исследовал полку с книгами, которые девушка просматривала. «Зелья Высшей ступени: ограниченное издание»: очень хороший выбор. «Отравы и яды, том первый», чтобы найти точные свойства белладонны, несомненно. «Геспер Штарки, биография»: эта книга не имела никакой связи, даже самой отдаленной, с зельем Imaginis. Штарки изучал влияние фаз луны на зелья… Гермиона, видимо, позволила себе выбрать книги на свое усмотрение. Северус фыркнул, забавляясь этой девчонкой, и отошел от книжного шкафа, вернувшись к письменному столу. Он достал из ящика кипу пергаментов и расположился в кресле, рассеянно пролистывая тексты, которые только что взял. Его уроки были расписаны как минимум на пол года вперед, конечно, если новый Невилл Лонгботтом не почтит своим прибытием в школу Хогвартс. Несколькими часами раньше, он получил свое расписание от Минервы, и еще раз убедился, что Гриффиндор и Слизерин снова будут посещать зелья вместе. Декан Гриффиндора, поджав губы, настаивала на том, чтобы он не забывал быть объективным ко всем ученикам, если оба факультета, будут проказничать на уроках. Так как он имел привычку заниматься фавориторством и снимать балы без достаточно веской причины. Минерва так же поинтересовалась, как продвигаются ученичество Гермионы. Северус ответил, что девушка прекрасно справляется. Великолепно, если быть точным. Но для того, чтобы это признать, нужно было время. Он положил кипу пергаментов на место, поднялся и покинул комнату, оставив поднос с едой на столе, тарелку - остывшее жаркое с картофелем, и сэндвичами - нетронутыми. Он ужинал сегодня в Большом Зале, и не был голоден. На самом деле, не для себя принес он этот ужин. Грейнджер показала себя мастером в приготовлении всех зелий, которые он ей поручал (и неважно, был ли результат малиновым или бордовым). Она без возражений согласил взять на себя приготовление всех зелий, которые требовала мадам Помфри, что позволило ему заняться куда более интересными проектами. Было бы глупо позволить девушке умереть от голода и переутомления. Таким образом, он принес ей ужин. Тем более, это было единственное извинение с его стороны, когда он задержал Гермиону так поздно за работой, в надежде продолжить перевод рецепта зелья Imaginis. Чтобы не тратить времени. Северус страдал бессонницей и считал, что промежуток между 10 вечера и тремя часами утра как нельзя лучше подходит для работы. К несчастью, даже если бы Гермиона Грейнджер согласилась начать работать заранее, он сомневался, что ее расписание времени суток совпадет с его. Ужин был своеобразной взяткой. Это было настолько редкое внимание с его стороны, что она бы просто не смогла его не принять. И ему бы понадобилось всего несколько минут, чтобы ее убедить сейчас же приняться за работу. Но, под ее взглядом - неуверенным и потупленным, который она бросила на поднос, он не смог сопротивляться желанию избежать ситуации, в которой он бы выглядел глупо. *** На следующее утро, ровно в семь часов, Гермиона толкнула дверь лаборатории, застав Снейпа, свежего и бодрого за работой над котлом. «Свежего и бодрого» в снейповом смысле этого слова, разумеется. То есть неприятного, раздражительного и враждебного. - Мисс Грейнджер, выражение «стучать перед тем, как войти» ни о чем вам не говорит? - Простите, профессор. Он лишь раздраженно фыркнул и снова сосредоточился над своим зельем. Она пересекла комнату, бросила сумку в угол и приблизилась к своему учителю. Он не соизволил поднять даже глаз. - У нас новый заказ из больничного крыла, а также от Люпина и Хагрида. Список на столе, - он небрежно указал рукой. - Я рассчитываю, что вы приготовите необходимые зелья или, по крайней мере, минимум из них, который ваши ничтожные способности вам позволят сделать. Сегодня вы должны выкручиваться сами, мне нужно еще принять первокурсников Слизерина и присутствовать на церемонии распределения по факультетам. Гермиона утвердительно кивнула, стоически проигнорировав замечание о ее способностях. Она слышала комментарии и похуже и, зная своего профессора, могла надеяться на более изощренные в будущем. Мысль о том, что она будет работать одна весь день, грела душу. Настроение Снейпа имело тенденцию ухудшаться в течении дня и, застав его таким агрессивным с самого утра, хотя обычно он ограничивался мрачными взглядами и разраженными вздохами до полного пробуждения, то есть точно до половины восьмого, когда он выпивал третью чашку кофе от суточной нормы, можно было предположить, что к обеду он будет вполне готов на убийство. Гермиона могла лишь наполовину быть уверенной, что ее «случайно» не отравят, особенно, учитывая тот факт, что ее учитель был специалистом в этой области. Она взяла за привычку брать с собой свою собственную бутылочку с водой и никогда не оставляла ее на виду. Постоянная бдительность! Очевидно, это было всего лишь игра. История с бутылочкой всего лишь развлекала ее. Снейп не был настолько опасен. Но она не была настолько беспечной. Возможно, это и было самым настоящим ребячеством, но ведь ни одна она так поступала. - Это зелье должно кипеть еще в течение пяти часов, - произнес профессор, указывая на снадобье с которым он работал. - Затем его нужно охладить и разлить во флаконы. Следите постоянно за температурой и не забудьте - в течение пяти часов - другими словами, до обеда, мисс Грейнджер - и уберите пузырьки с зельем на третью полку второго шкафа, когда закончите. Она кивнула. Он отошел от котла, пересек комнату. - Я надеюсь застать мою лабораторию в целости, когда вернусь. Постарайтесь меня не разочаровывать, - по его тону можно было подумать, что он ждет того, что она разрушит все кругом с помощью Пивза и целой армии троллей. - И если я не вернусь после того, как вы закончите работать, не забудьте запереть двери. Он вышел из лаборатории, не дожидаясь ответа со стороны Гермионы, которая схватила список со стола. Большая часть зелий, необходимых мадам Помфри, были достаточно простыми, но те, что требовались Ремусу и Хагриду - трудоемкими, их было почти невозможно приготовить в одиночестве. Девушка улыбнулась. «Минимум из них, который ваши ничтожные способности вам позволят сделать». Так вот, о чем он. Что ж, время для доказательства пришло.

Офелия: *** День выдался адским. Прежде всего, Северусу предстояло выслушать утомительную и бесконечно длинную речь Сибиллы Трелони, которая посчитала необходимым покинуть в этот день свои комнаты, чтобы дать ему, Северусу, совет заранее провести со своими слизеринцами-третьекурсниками беседу. Своим внутренним оком она увидела, что эти ученики доставят ей много хлопот. На что он заметил эксцентричной старухе, что если бы она, наконец-то, «преподавала», а не терялась в театральных отступлениях на тему будущего, то ученики доставляли бы ей меньше проблем. Мерлин, как будто она не могла заняться пророчествами о судьбе Гриффиндора. Минерва получила большое удовольствие, слушая её разглагольствования. После этого неприятного разговора, который грозился закончится дракой, Северус провел около двух часов с Люпином и Альбусом, проверяя все ли ученики сели в Хогвартс-Экспресс в Лондоне. Поезд был зачарован чарами обнаружения, которые позволяли узнать, кто в нем находился. Очевидно, многие ученики не услышали гудок возвещающий об отправлении поезда, и нужно было связаться с родителями, чтобы узнать, идет ли речь об опоздании, о болезни или же о настоящем исчезновении с платформы. К несчастью, никто из отсутствующих не принадлежал к третьей категории. Следующим этапом было доставить в Хогсмид с помощью Ночного Рыцаря тех, кто опоздал на поезд. Северус познал высшее удовольствие от пятнадцатиминутного пути, который нужно было совершить пешком, забрать из деревушки кучку из трех мальчишек, которые наивно думали, что он не слышит, как они называют его «скользким ублюдком» и «сальноволосой старой крысой». У них, скорее всего, были старшие братья и сестры. Снейп запомнил их имена, чтобы не лишить себя радости снимать балы за малейшее движение с их стороны, как только они будут распределены на тот или иной факультет. Само распределение было пыткой. Северус всегда считал пустой тратой времени ждать целый час, пока каждый сопляк, прибывший в Хогвартс, полюбезничает со старой Шляпой, одев ее на голову, чтобы в итоге попасть на желаемый факультет. В этом году, было хуже всего. Никто из детей не попал в Слизерин. Ни один. Без сомнения, можно списать такой ход вещей на мрачную репутацию, которую приобрел факультет после падения Волдеморта. Дети, конечно, умоляли Шляпу отправить их в Ревенкло, который стал очень популярным за последние два года. Как всегда, Минерва ликовала. Мерлин, это должно быть просто еще один кошмар. Само собой разумеется, если речь идет о распределении, то оно плавно перетекает в приветственное выступление Дамблдора, гимн Хогвартса в исполнение горланящего хора студентов. А затем следует еще час созерцания набивающих свои животы подростков, в надежде, что в его личных запасах еще осталось зелье от мигрени. Наконец, пытка праздничным пиршеством подошла к концу. Но стало необходимым внести срочные изменения в расписание уроков в виду набора студентов только на три факультета. В то время как первокурсников - слизеринцев не набрали, первый курс Ревенкло был переполнен. Флитвик предложил сгруппировать Хаффелпаф и Гриффиндор, а с ревенкловцами проводить уроки отдельно. Это злополучное предложение привело к тому, что Дамблдор и Минерва решили полностью перекроить все расписание. Прошло еще три часа. Терпение Северуса подошло к концу. И все же у него была надежда на спокойный вечер. Надежда, которая появилась напрасно. После того, как ему удалось сбежать из кабинета директора, он сразу же спустился в свои комнаты и перерыл все ящики в поисках зелья от мигрени. Все флаконы были пусты. Он мог бы остаться в своих апартаментах в тишине и покое, в ожидании пока колющая боль, которая стучала в висках, пройдет сама собой. К своему несчастью, он решился сходить в Больничное Крыло. И, как и следовало ожидать, его сегодняшняя трагедия на этом не закончилась. На лестнице, ведущей из подземелий, он натолкнулся на Пивза, который пытался открутить люстру, распевая во все горло тщательно отредактированную им песенку весьма фривольного содержания. Еще две минуты были потрачены на угрозы обнаглевшему призраку. Почему же так случилось, что четыре года назад Амбридж выкинули из школы прежде, чем она избавилась бы от этого призрачного наказания. Она, по крайне мере, сделала бы для школы хоть что-то полезное. Избавившись от Пивза, Снейп добрался до Больничного Крыла без приключений. Но там, он узнал, что слизеринцы и гриффиндорцы с пятого курса не нашли ничего более умного, чем устроить кровавую драку в коридоре. Минерва застала их на месте преступления и Слизерин начал новый учебный год с ушедшими в минус баллами. Не считая тот, факт, что мадам Помфри обнаружила, что у нее почти закончился костерост и заказала зельевару целый котел этого снадобья. Содержимое флакона зелья от мигрени, который колдомедик вручила Северусу, и которое он проглотил махом, оказалось не столь эффективным, как хотелось бы. Из Больничного Крыла, Северус направился в гостиную Слизерина, чтобы донести до кретинов, случайно оказавшихся на его факультете, что есть много других путей расквитаться с Гриффиндором, нежели открытая атака. Путей окольных, требующих хитрости, ума и ловкости. Не позволить взять себя с поличным, не позволить потерять факультету баллы. Короче, прекратить вести себя как сорвиголовы. Он говорил об этом постоянно. Может хоть теперь он будет услышан. В крайнем раздражении, он покинул гостиную Слизерина, мысленно обращаясь с молитвой к выдуманному божеству (если оно еще существовало) подарить ему хоть пять минут покоя. - Северус! Видимо он просил слишком много. - Да, Минерва? - Я вас искала. Знаете ли вы, что осмелились сделать ваши слизеринцы? - воскликнула она с негодованием. - Напасть на моих учеников со спины! Если не заткнуть ее сейчас же, это затянется на долгие часы. Он собрал весь свой сарказм, чтобы ей ответить. - Это еще одно свидетельство вражды гриффиндорцев со слизеринцами. Как мне известно, никто точно не видел, что произошло, за исключением виновных. Но, я забыл, ваши неотразимые гриффиндорцы предоставили вам все необходимые объяснения. Зачем же сомневаться в их словах? - он раздраженно вздохнул в то время, как профессор трансфигурации возмущенно сверлила его взглядом. - И я провел 20 минут в спасительной беседе с этими идиотами, которые находятся под моей ответственностью. Предполагаю, что вы могли бы считать себя вполне отомщенной, распределив отработки на неделю и сняв баллы с тех, кого поймали. Великолепный математический подсчет, следует заметить, и мой факультет начинает год с минусовыми баллами. Вы все еще способны точно вычитать, в вашем-то возрасте. А сейчас, простите - дела. Приятного вечера, Минерва. Он развернулся на каблуках с изящным взмахом мантии. Она смогла лишь вскрикнуть от ярости. Он же даже голоса не повысил. За последние пять лет Северус едва ли мог вспомнить хоть одну стол длинную реплику, обращенную к своей коллеге. Обычно он предпочитал отвечать односложно или короткими предложениями и только в случае реальной необходимости. Так же он не позволял себе никогда быть столь прямолинейным. МакГонагалл наверняка считает, что он перешел все границы. Без сомнения, теперь будет искать способ ответить ему тем же. Потом, очевидно, случившееся обязательно дойдет до ушей Дамблдора, что дает повод предсказать нудную беседу за чашечкой чая с лимоном и пирожными, так же как и упоминания о «недостойном поступке» и « о небольшой работе над собой». Северус был готов отразить нападение: Альбус всегда преставал к нему по поводу его необщительности? Что ж, теперь старик может быть довольным. Было почти 10 часов вечера. День ухудшался с каждой минутой. И очевидно, конца ему не будет. Ему еще нужно было найти Кровавого Барона и побеседовать с ним о Пивзе. Снейп не мог допустить, что бы отвинченная полтергейстом люстра в одно прекрасное утро упала на голову какому-нибудь студенту… Даже если эта мысль очень грела декана Слизерина. Все же, несмотря на то, что Поппи Помфри могла вылечить любое серьезное ранение, воскрешение мертвых выходило за пределы ее компетенции. И Альбус вряд ли бы порадовался разговору с заплаканными родителями, которым бы пришлось объяснять, что их отпрыск был раздавлен десятью килограммами дерева, металла и воска, благодаря совместным усилиям гравитации и местного приведения. Призрак факультета Слизерин взял на себя обязанность припугивать Пивза, что должно было усмирить последнего на несколько недель. Или дней. Или часов. В любом случае, вмешательство Барона предполагало временный покой в подземельях и надежду на то, что эктоплазматическое бедствие решит перенести свою бурную деятельность в гриффиндорскую башню. Как и следовало ожидать, если вам нужно поговорить с фантомом немедленно, этот самый дух обязательно « сквозь землю провалится». Северус обошел добрую половину школы, наведя справки у Почти Безголового Ника, который сообщил, что не следит за каждым шагом Кровавого Барона. Затем профессор обратился с тем же к Толстому Монаху, который так же не был осведомлен о местонахождении Барона и посоветовал Снейпу поговорить с Почти Безголовым Ником. Призрак Гриффиндора очевидно решил преднамеренно быть пораженным приступом амнезии. Снейп провел три четверти часа в коридорах, кипя от гнева, чтобы, в конце концов, обнаружить Барона беседующего с Серой Дамой у дверей библиотеки. К счастью, беседа с Кровавым Бароном по поводу поведения Пивза заняла всего пять минут. Навалившиеся разом проблемы, были более менее решены, и он посчитал более умным закрыться в подземельях, прежде чем еще одна непредвиденная свалится ему на голову. И заняться лечением головной боли, наконец, посредством тишины и темноты. В 11 часов, Северус добрался до своих комнат, запер дверь заклинанием и устроился в кресле с экземпляром «Зелья Музы: способы дистиллировать вдохновение». И если что бы то ни было захотело бы вытащить его из его комнат, ему пришлось бы применять Империо. И это, как минимум. *** Все шло как нельзя лучше. Точно в полдень Гермиона добавила последний ингредиент в котел с Успокаивающем Зельем, помешала его и вернулась к снадобью, за которым Снейп приказал ей следить. Взмахом палочки, она остудила микстуру, разлила ее сразу же по флаконам и осторожно поставила их на вторую полку третьего шкафа с готовыми зельями. Отлично! Теперь можно было сделать небольшой перерыв. Пергамент, который оставил ее учитель, лежал на столе. Она схватила его и поставила еще одну галочку напротив «Успокаивающее Зелье. Один котел». Она пометила большую часть зелий из списка и испытала некоторое удовлетворение, поставив очередную «V» напротив Противоспалительного Зелья: не тратьте ценных ингредиентов, Грейнджер. Вы не способны приготовить это зелье (Это зелье используют при различного рода раздражениях, а так же глазных инфекциях, и его приготовление очень сложное). «Респерин: я надеюсь, мне не придется объясняться с Поппи Помфри из-за того, что один из ее пациентов умер от удушья по вашей вине, мисс Грейнджер. Даже не пытайтесь его готовить». (Респирин - сильнодействующий антиаллергетик). Снейп написал свое саркастическое замечание к каждому пункту из списка, заставив Гермиону нервничать еще сильнее чем, если бы он присутствовал лично и внимательно следил за каждым ее движением. В то время как его отсутствие предполагало, что никто не помешает ей совершить вымышленные ошибки. Однако она полностью успокоилась к обеду, когда с успехом разделалась со всеми зельями из списка. Она все же допустила незначительную ошибку во время приготовления Успокаивающего Зелья. Ничего серьезного. Она не знала только, что этому зелью свойственно большое выделение пара при добавлении последнего ингредиента. Это снадобье против депрессии, состояло в основном из сахара, фруктового сиропа и других сладостей. Вследствие этого в лаборатории всюду витал запах ванильного йогурта, составляющий яркий контраст с мрачным убранством комнаты и содержанием большинства банок с ингредиентами. Этот запах, конечно же, приведет к сердечному приступу владельца этих комнат, как только он войдет в помещение. Но что больше всего волновало Гермиону - не была ли она сама теперь похожа на карамельку? Она нагнулась над котлом как раз вовремя химической реакции, и даже если бы ей удалось отскочить назад, злополучного пара ей было бы не избежать. В итоге она была покрыта струящейся сладкой жидкостью. Недолго раздумывая, она зачесала мокрые волосы назад, очищая от воздействия пара остальные предметы в лаборатории. Позже она в полной мере почувствовала на себе эффект пара - ее волосы высохли и превратились в карамельную каску столь же сильной фиксации, как и гель для волос, который Драко Малфой использовал во времена своей учебы. И, казалось, ничто не вернет им первоначальный вид. Гермиона расхохоталась при мысли об этом, решив, что как минимум ее строптивая шевелюра не будет ей больше мешать в самые важные моменты приготовления зелий, падающими на глаза прядями. Девушка оставалась вполне довольной применением сахарной субстанции в качестве средства для ухода за волосами…До тех пор пока эффект пара, которым она продолжала дышать, не прекратился и она поняла, что теперь ей понадобится часа два, чтобы вымыть и расчесать густой кустарник, что назывался ее волосами. Какой же она была неосторожной и глупой. Но Снейп об этом ни в коем случае узнать не должен. С переменным успехом она закончила приготовление зелий прежде, чем он вернулся. В дверь постучали. Госпожа удача, очевидно, была сегодня в плохом настроении. - Входите, - рискнула пригласить посетителя волшебница. На пороге оказался Ремус Люпин. Она облегченно вздохнула и улыбнулась. - Здравствуйте, профессор. - Добрый день, Гермиона. И, пожалуйста, называй меня Ремусом, я уже не твой про… - он только что заметил состояние гермиониных волос и нахмурил брови. - Что произошло? Она подергала за одну из засахарившихся каштановых прядей. - Всего лишь непредвиденная встреча моих волос с облаком пара от Успокаивающего, - девушка почувствовала, как ее улыбка не зависимо от нее становится все шире и, старалась, как никак сдержать нервный смешок. Мерлин, пар все еще имел свое действие. - Я пробовала очистить волосы с помощью магии, но это не принесло желаемого результата, ничто не заменит хорошего шампуня! С этими слова, абсолютно обычными, она разразилась смехом. Гермиона чувствовала себя крайне смешной и оскорбилась бы, если бы Ремус не присоединился к ее веселью. - Откуда запах ванили? Гермиона пояснила. - В подземельях нет ни одного окна, иначе я бы проветрила помещение. Пар все еще … - Действует, я вижу… - вставил Ремус между приступами смеха. - Во всяком случае, это зелье нельзя упрекнуть в неэффективности. Он широко открыл дверь, и воздух из коридора смешалась мало помалу с комнатным. Несколько минут спустя, им, наконец, удалось взять себя в руки. - Надеюсь, я тебе не помешал? - спросил оборотень. Она отрицательно покачала головой. - Я как раз собиралась отдохнуть. У меня почти все закончено. Учитель смерил ее испытывающим взглядом. - Ты обедала? Вообще, ела сегодня? Гермиона нервно кусала губы. Теперь, когда он об этом заговорил… - Еще нет, но у меня, кажется, есть пакет с печеньями в сумке… - Я так и знал, - воскликнул Ремус, улыбаясь и качая головой. - Поэтому правильно сделал, что захватил вот это… Он торжественно помахал бумажным пакетом с красным рисунком, который прятал за спиной. Гермиона сразу же узнала упаковку от магловского фаст-фуда. Пища, приводившая в ужас ее родителей, отметила она, в то время как Ремус вынимал содержимое пакета: гамбургеры, картофель фри, майонез. И все же пища, какая бы она не была. Желудок девушки подал голос, который она попыталась скрыть, прочищая горло. - Спасибо, професс.. - Прошу, просто Ремус и ничего больше, - он улыбнулся и устроился напротив нее. - Мне нужно было в магловский Лондон, чтобы собрать опоздавших студентов и, заметив ресторан быстрого питания, я зразу же подумал, что кое-кто наверняка снова забыл поесть… - Не то, чтобы я совсем об этом забыла, я просто решила пообедать чуть поз.. - хотела оправдаться Гермиона, но оборотень недоверчиво нахмурился. - Ладно, я - забыла. -Хорошо, что я это предвидел. Он пододвинул два гамбургера и пакет с картошкой к волшебнице. Она распаковала один из сандвичей, скрывая улыбку под маской обиды. - Очевидно, вы меня слишком хорошо знаете - приятного аппетита. - Приятного аппетита. Что собственно и происходит, когда работаешь с кем-то бок о бок почти пол года. К середине седьмого курса обучения в Хогвартс, внешняя обстановка связанная с Волдемотром значительно обострилась, и Гарри, Рон и Гермиона в конце концов покинули школу, чтобы помогать Ордену Феникса. Девушка очень быстро была приставлена к Ремусу в качестве личного колодомедика. Он нередко выступал в роли посланника к оборотням, возвращаясь часто с серьезными ранениями. В конце концов, девушка решила сопровождать его в каждую такую миссию. Доброжелательный и спокойный, он превосходно ладил с ней. Она же была рада, несмотря на обстоятельства, быть рядом с кем-то взрослым, с кем можно поговорить. Гарри и Рона она все так же обожала, но все чаще она предпочитала молчать, когда разговор заходил об еще одном «вираже …Вански»? Они очень быстро сблизились, сражались вместе во время финальной битвы с Водемортом и остались друзьями и теперь. - Я вот часто себя спрашиваю, как тот, у кого такая исключительная память может забыть столь важную вещь, как необходимость питаться, - спросил он, улыбаясь. Она одарила его гневным взглядом и красноречивым жестом руки «Мне есть что возразить….Но в данный момент я пережевываю огромный кусок гамбургера». Он засмеялся. - Если серьезно, то я зашел, чтобы убедиться, что у тебя все в порядке. Ты не поднималась в Большой Зал ни на обед, ни на ужин в течении недели, и Минерва с Филиусом выдвинули гипотезу, что Северус приковал тебя к котлу, чтобы заставить тебя работать беспрерывно. Гермиона отрицательно закачала головой. - Ну, конечно же, нет. Она, было, открыла рот, чтобы продолжить, но Люпин ее перебил. - Конечно. Зачем же какому-то Северусу Снейпу принуждать Гермиону Грейнджер заработаться до смерти, когда она сама это сделает без чье-либо помощи? - Ремус! - вскрикнула Гермиона, негодуя. Широкая улыбка заиграла на губах Люпина. - Наконец-то! Молодая волшебница моргнула, осознав, что она назвала учителя по имени. Он дразнил ее только для того, чтобы она это сделала. Она еще раз хлопнула ресницами и рассмеялась. Чему удивляться? Он все-таки был одним из Мародеров. - Ах вы! - Я уже начал отчаиваться, что ты вообще когда-либо назовешь меня по имени, - объяснил Ремус. Он вздохнул, улыбаясь, а затем произнес очень серьезно - Что касается усталости… У меня впечатление, что ты мало спала в последнее время. Гермиона протерла глаза, представив картину огромных черных кругов под ними. Конечно, она проводила много ночей в библиотеке. Но разве четыре часа сна не достаточно? - О вас могла бы сказать тоже самое…Вы выглядите совсем изнуренным. Она могла бы получить первый приз в построении эвфемизмов: казалось, что он вот-вот свалится в обморок от истощения. Бледный, осунувшийся, с синяками под глазами. Полнолуние начиналось завтра, но, несмотря на то, что оно всегда влияло на него подобным образом, он редко казался таким уставшим. - Всего лишь небольшая бессонница, - ответил профессор, желая успокоить девушку. Гермиона недоверчиво нахмурилась. - Небольшая? - она качнула головой, - Снова кошмары? Ремус едва заметно кивнул, подтверждая предположение девушки. Люпина мучили ужасные воспоминания, которые ему никак не удавалось оставить в прошлом, и которые он снова и снова переживал во сне. В те несколько недель, которые Гермиона провела с ним во время их совместных заданий по поручению Ордена, ей не раз приходилось наблюдать, как он просыпался среди ночи с криками, такой же напуганный, как если бы встретился с Волдемортом и Гриндельвальдом одновременно нос к носу. Она часто спрашивала себя, что же сниться ему чаще всего. Та ночь, когда его укусил оборотень? Потеря друзей? Смерть Сириуса? Хотя после того, что молодая колдомедик видела в день падения Волдеморта, она могла бы предположить, что смерть Беллатрикс Лейстрендж заняла бы почетное первое место в его кошмарах. Точные обстоятельства смерти кузины Сириуса так никогда и не дошли до ушей министерства, которое удовлетворилось скудной записью в отчете расследования «Труп, найденный Г. Грейнджер и Р. Дж. Люпином». Конечно, авроры несколько недоверчиво хмурились, рассматривая обезображенное тело фаворитки Волдеморта, но Гермиона солгала тогда без малейшего укола совести. « Тело было именно таким, когда я и мистер Люпин прибыли…Да, Люциус Малфой был в зале. Потом? Появился Питер Петтигрю и профессор Люпин сражался с ним, пока я.. ». Они поверили. - Вы должны были сказать мне об этом! - она встала и начала набирать бутылочки из шкафа с зельями, которые после поставила перед мужчиной. – Успокаивающее Зелье и зелья Сна без сновидений, они должны решить проблему за несколько дней. Ей самой они несказанно помогли в первые ночи после победы. Позже, она в них уже так сильно не нуждалась. Да, она убила Люциуса Малфоя. Авадой Кедаврой. Первое в своей жизни Непростительное заклинание и сразу же успешное. Но она не испытала ни малейшего чувства вины. Малфой был кровожадным безумцем. Останься он жив, то с удовольствием бы принял эстафету, начатую Темным Лордом. Тоже самое она могла бы сказать и о Беллатрикс Лейстрендж. К несчастью, Ремус был слишком критичен к себе самому. Он смотрел на себя, как на монстра, жизнь других казалось ему несоизмеримо более ценной, чем своя собственная. Именно поэтому, он совершенно не сомневался, что насилие над кем бы то ни было с его стороны, есть еще одно доказательство его волчьей сущности. Он так и не смог оправиться после того, как убил Беллу. После битвы, аврорам был выдан Хвост, разбиты последние кучки Упивающихся Смертью, эвакуированы из под развалин министерства магии раненные, которые нуждались в помощи, следовало опознать трупы и выразить соболезнования семьям погибших. О, им нужно было столько все сделать, той ночью. Многие, многие часы, потратив на заботу о других, устроенных в Хогвартс ввиду того, что больница Святого Мунго была переполнена, Люпин присоединился к Гермионе, чтобы она обработала и его раны, буквально рухнул от усталости. Многих сразу отпустили по домам той ночью… Не было место празднованию победы, ни единого крика радости. Только вздох облегчения, запачканный тоской, сожалениями и болью. Как только битва была закончена, все искали утешения там, где они могли его найти, оплакивая погибших, молясь о том, чтобы пропавшие нашлись живыми и невредимыми или же просто искали общество кого-то, кто мог помочь снять напряжение последних дней. Ремус нашел это утешение в объятиях Гермионы, спрятав лицо в ее густых каштановых волосах, грязных и запачканных кровью, шептал бессвязную нелепицу, и лишь несколько последних слов обличали горькое отчаяние. «Они не заслужили этого. Никто не заслужил. И она тоже». Девушка сразу же поняла, что речь шла о Белле. Она крепче обняла его, погладила скорее седые, нежели каштановые волосы оборотня и попросила его тогда, перестать бичевать себя. Ему стало лучше. Но она знала, что он не верил ей; она пыталась залечить рану, которую нельзя вылечить никаким заклинанием. - Гермиона, это очень мило с твоей стороны, - запротестовал оборотень, - Но я не хотел бы, чтобы Северус… - Я ему скажу, что разбила флаконы. - Это в любом случае принесет тебе лишние проблемы. Девушка возвела глаза к небу. - Вы сейчас же возьмете эти зелья, - настаивала она своим лучшим тоном «Поппи Помфри». - Сегодня вечером, и в течении трех ночей после полнолуния принимайте их. И никаких возражений! Кто здесь колдомедик, в конце концов? - Вижу, у меня нет выбора… - Ремус Люпин! Он улыбнулся. - Предполагаю, это означает, что нет. Гермиона улыбнулась в ответ и подтолкнула зелья к нему. - Именно. Он колебался еще несколько мгновений, затем взял снадобья и положил их в карман своей мантии. - Спасибо, Гермиона. - Не за что. Она снова села напротив него, вполне довольная собой. Ремус рассмеялся. - Она зовет меня «профессор», а сама позволяет себе отчитывать меня, как пятилетнего ребенка. В самом деле, кто здесь старше? - Извините. Дружба с Гарри и Роном навязала плохие привычки. - Вижу, вижу. Он глубоко вздохнул, желая подкрепить свои слова улыбкой, но надышался лишь паров зелья. Громкий взрыв смеха не заставил себя долго ждать, и Гермиона радостно поддержала его. Им понадобилось около десяти минут, чтобы более менее прийти в себя или, по крайней мере, прекратить хихикать каждый раз, встречаясь глазами. Ремус решил более осмотрительным подождать еще немного, прежде чем возобновить беседу. - Что касается твоего проекта, все хорошо? Гермиона утвердительно кивнула. - Я начала составлять список ингредиентов, который продвигается очень быстро, перевод рецепта тоже не стоит на месте. Она не была уверенна вполне, в том, что утверждала. - Ты никогда ничего не объясняла… Над чем точно ты работаешь? - спросил Люпин. - О, я только нашла один древний фолиант, и занимаюсь углубленным изучением одного из наиболее сложных зелий. - Понятно… Гермиона преднамеренно выражалась столь прозрачно, надеясь, что Ремус не будет настаивать на деталях. Она не хотела рисковать, рассказывая о зелье Imaginis. Но, перехватив недоуменный взгляд учителя, поняла, что он не перестает задаваться вопросами. Ей нужно было найти способ в общих чертах объяснить суть работы, не вдаваясь в подробности за десять минут, потому что дольше ей не удастся так искренне врать. Из одного из котлов вырвалось облако пара, как раз, когда она пыталась найти предлог сменить тему разговора. Она направилась к виновному зелью, выразив на лице невозможность, продолжать беседу. - Извините, но мне пора вернуться к работе… Учитель кивнул и убрал со стола остатки их пищи взмахом палочки. - Что ж, оставляю тебя спокойно работать, - улыбнулся он, - увидимся позже Прежде чем покинуть комнату, он внимательно посмотрел на Гермиону. Она попыталась скрыть нехорошее предчувствие. Чем меньше людей знали об зелье Imaginis, тем меньше будет предпринято попыток переубедить ее сменить тему своей работы. И потом, если Ремус начал бы ее расспрашивать, то без сомнения был бы не единственным. Она глубоко вздохнула и сразу же к ней вернулась ее уверенность в своих силах - волшебство Успокаивающего Зелья - потом снова взяла список, составленный Снейпом, и просмотрела, что еще осталось сделать. Отлично! Антиликонтропное зелье (Не тратьте мои ингредиенты, пытаясь приготовить его, мисс Грейнджер. Я не намерен пополнять свои запасы до следующего полнолуния), она не была уверенна, что достигла требуемого уровня в его приготовлении. Напротив, приготовление остальных зелий было ей вполне доступно. Конечно, в некоторых случаях потребовалось включить немного воображения. Но она не встретила никакого серьезного препятствия на своем пути.

Офелия: *** Было ровно два часа ночи, когда Северус решился покинуть свои комнаты, чтобы удостовериться, сохранила ли Гермиона Грейнджер его лабораторию в целости. Если брать в расчет события всего дня, он не был настроен на хорошее. Аромат ванили, витавший в коридоре, который вел в лабораторию, не улучшил его настроение. Но когда он вошел в комнату, то по-настоящему вышел из себя. Воздух был насыщен Успокаивающим зельем. Неужели эта дурочка, которая претендовала на звание его ученицы, была не в состоянии прочитать инструкции, прежде чем готовить незнакомое зелье? « Накрыть котел куском ткани, после добавления ингредиентов» не было невыполнимым. Мерлин! Пройдут дни, прежде чем запах выветрится полностью. Взбешенный, он решил проверить, не допустила ли волшебница еще какие-нибудь глупые ошибки. Комната утопала во мраке, не считая огонь, на котором варилось зелье. Быстрым движением руки он зажег свечу, прежде чем подойти к шкафу с готовыми зельями и исследовать их содержимое. Успокаивающее зелье, Противовоспалительное, Респерин… Он фыркнул. Она, конечно же, проигнорировала его предписания и приготовила большую часть снадобий из списка, включая те, с которыми она не была слишком хорошо знакома. Заденьте гордость гриффиндорки и воспользуйтесь ее отчаянными попытками доказать свои таланты. Благодаря этому, Северус был освобожден от большинства работы на сегодня. Ему оставалось только сварить Антиликонтропное зелье и зелье Мемория Манере, заказанное Дамблдором, которое имело специфическое воздействие на память. Оно требовало одновременной работы двух человек. Грейнджер не имела никакой возможности приготовить его в одиночестве, если конечно у нее за спиной не пряталась еще пара рук, которая бы резала быстроразлагающиеся ингредиенты, при этом, не прекращая помешивать снадобье. Он заглянул вглубь шкафа. Сыворотка правды. Бодрящее зелье. Обезболивающее для желудка. На двух бутылочках, наполненных темной жидкостью, аккуратным подчерком Гермионы было написано: Мемория Манере. - Что за… - прошипел Снейп. Однако, у него не было времени задаваться вопросами о том, как зелье оказалось здесь: шелест бумаги из глубины комнаты привлек его внимание. Он обернулся и молча двинулся на звук, держа свечу перед собой, чтобы осветить часть комнаты, которая оставалась погруженной во мрак. Гермиона Грейнджер задремала на углу стола, скрестив руки на своих записях, перед оплывшей свечкой, которая, в конце концов, совсем потухла. Ее магловские шариковые ручки были разбросаны около нее, и она смяла несколько листов, заснув на них. Ее волосы были в еще более плачевном состоянии, чем обычно. Липкие, зачесанные назад, очевидно из-за паров Успокаивающего. Большими шагами Северус пересек комнату, положил руку на плечо девушки и встряхнул ее. Она подпрыгнула, резко вскочила и моргнула. - П… профессор? Она снова моргнула, потом, наконец, вспомнила, где находилась. - Мисс Грейнджер, - прошептал он, - Я вижу, вы крайне…внимательно…относитесь к вашей работе. Его взгляд скользнул к котлу, который все еще стоял на огне. Его ученица вскочила и подбежала к зелью, чтобы посмотреть, не пострадала ли микстура за то время, пока она спала. Очевидно, что с зельем ничего не случилось - девушка была слишком добросовестной, чтобы позволить себе заснуть во время приготовления, если бы оно требовало ее внимания. Однако слова Северуса ее сразу же напугали, и сейчас на ее лице читалось заметное облегчение. При других обстоятельствах, Северус был бы восхищен произведенным эффектом. Но теперь его мысли были заняты другим. - Не могли бы вы мне объяснить, мисс Грейнджер… - прошипел он, - Каким чудом - точнее с чьей помощью, вам удалось приготовить два полных флакона с Мемория Манере? Девушка подняла голову от котла и повернулась к нему. - Я работала одна, профессор. Несмотря на растущее раздражение, он остался совершенно спокойным. Эта дурочка видимо желает получить более содержательное разъяснение. - Поправьте меня, если я не прав, но я был убежден, что приготовление этого зелья требует одновременного участия двух человек. В противном случае вы с блеском потерпите фиаско. - Прокомментировал он ледяным тоном. - Что я посчитал необходимым указать вам в списке, который оставил. Но так как вы пренебрегли всеми моими предписаниями, вы нашли, очевидно, волшебный альтернативный способ, позволяющий работать одной. Буду благодарен вам, если вы меня просветите на этот счет. Она прочистила горло. - Я всего лишь воспользовалась вот этим. Она вынула из-за воротника тонкую золотую цепочку, с кулоном в виде крошечных песочных часов. Северусу пришлось приложить гигантское усилие, чтобы не вытаращить глаза. Маховик времени. Что ж, это объясняло все. - Вот что является причиной вашей…Столь продуктивной работы. - отметил он холодно улыбаясь. В самом деле, типично по-гриффиндорски.… Стараться получить все награды, не упоминая всех используемых средств… Она не ответила, но прошептала сквозь зубы «Так бы сказал только слизеринец», надеясь, что он не услышал. Он раздраженно фыркнул. - Убирайтесь сейчас же, мисс Грейнджер. Уже два часа ночи. Вы нанесли слишком большой урон лаборатории, чтобы я позволил вам остаться здесь еще хоть на минуту. Мгновение она внимательно смотрела на него, потом собрала, как попало свои записи, и бросилась к выходу. - Доброго вечера, профессор. И убежала.

Катрин: Текст интересный, но глаз цепляется за лишние запятые и обилие слова "который".. Ну вот хотя бы парочка ляпов. Офелия пишет: Она, по крайне мере, сделала бы для школы хоть что-то полезное. крайнеЙ Офелия пишет: Как и следовало ожидать, если вам нужно поговорить с фантомом немедленно, этот самый дух обязательно « сквозь землю провалится». Что-то очень не нравиться в этом предложении. Возможно, лучше написать, "как и следует ожидать". Офелия пишет: Навалившиеся разом проблемы, были более менее решены Лишняя запятая, более-менее - дефис. Интересно, попадаются хорошие кусочки, но все же именно "кусочки". Чувствуется, что текст недосточно проработан.. Если что, извините, но по моему ощущению так.

Pixie: Офелия Ура! Я очень рада, что ты выложила главы. Спасибо! Фик очень хороший, прочитала почти на одном дыхании (на работе постоянно отвлекали). Чудесные Северус и Гермиона, очень реалистично и красиво описана "тонкая наука приготовления зелий" :) Непонятно только, как Гермионе может помочь маховик времени. Там ведь две пары рук нужно. Или я что-то не поняла? :) Теперь о ляпах ;) Они есть. Ошибки, в смысле. Вот несколько (сорри, что без цитат): - "Какая-то часть" (какая-то пишется через дефис, у тебя там дальше есть похожие ошибки); - По-моему, словосочетание "его личная немизида" в русском языке есть; - Сверхзабавный (пишется вместе) - Вокабуляр. А почему не просто "словарь"? - "Его замечание о пищи" - о пище; Там еще кое-что есть. В общем, потерзай еще бету. И, кроме того, я знаю твой потенциал! Ты можешь! И я в тебя верю! Вдохновения тебе!

Офелия: Катрин Pixie спасибо за отзывы и описание ляпов. Я уже замучилась с этим фиком. )))На френче он читается очень легко. А бета и так сделала невозможное. Постараюсь сама поработать.

Pixie: Офелия Главное, чтобы ты не обижалась! :) Я очень хочу тебе помочь избавиться от мелких "тараканчиков", которые портят текст. Мне еще нравится, что главы большие! Это еще один плюс фика. А еще мне Снейпа жалко :) Все его донимают, бедного.

Офелия: Pixie мне обижаться не на что! Просто чувствую себя творческим трупешником(с)

Pixie: Офелия Нечего тут, понимаете ли, себя заживо закапывать! :) Фик отличный, переводчик чудесный (скажу по секрету, что я его, переводчика, то бишь, люблю :)), бета и гамма на месте. Что еще надо для счастья?!

Талина: Офелия, Этот вариант значительно лучше предыдущего, так что главное теперь не опускать руки и продолжать в том же духе. Фик очень интересный. Спасибо.

Зелёный чай: Офелия О-хо-хо. Возможно, текст и улучшился, но от идеала всё ещё далёк. Присутствуют очепятки, ашипки, кальки с французского и просто неточности в переводе. Кроме того, стиль по-прежнему хромает на обе ноги. В каждом третьем предложениии хочется изменить порядок слов или управление. Ужасает количество слова "был". Складывается впечатление, что текст вообще не бечен.



полная версия страницы