Форум » Библиотека-6 » ГП6:Я не буду целовать холодных рук...»; на вызов Naisiсa&Flory; Северитус,CC/ГГ; глава 27 от 16.10 » Ответить

ГП6:Я не буду целовать холодных рук...»; на вызов Naisiсa&Flory; Северитус,CC/ГГ; глава 27 от 16.10

Лиана МакМайэр: автор: Лиана МакМайэр. название: “Я не буду целовать холодных рук...” бета: теперь и до конца - Нари рейтинг: PG-13 пейринг: СС/ГП (Северитус), СС/ГГ, ГП/ДУ + новые и старые персонажи. жанр: romance, drama и всё остальное до кучи. дисклаймер: Земли – крестьянам, заводы – рабочим, “ГП” - Роулинг! Автор песни, цитата из которой взята для названия - К. Брейтбург. саммари: Ответ на вызов «Северитус» от Naisiсa и Flory. Сюжет четвёртый: Гермиона замужем за Роном Уизли. Почему? Молодая, привлекательная и о-о-очень талантливая ведьма решила выйти за него замуж? О великой любви и речи быть не может. Постоянный скандалы, дрязги, хлопанье дверьми и уходы из дому. Почему Гермиона согласилась на этот брак? Из чувства долга. Во время войны Рон спас её и Гарри от лютой смерти. Как, почему, каким образом решает автор. А потом, когда он сделал предложение, Гермиона просто не могла отказать. (почему она ну никак не могла отказать оставляю на совесть автора) Затем выясняется, что Рон к спасению Герми и Гарри отношения не имеет никакого, а спас их Снейп. Как это выясняется, почему их спас Снейп, как он это сделал и где сам Снейп находится, решает автор. СС/ГГ может быть, а может и не быть. От Рона она может уходить, а может и нет. Обязательное условие, Снейп отец Гарри. комментарии: Как было указано выше, данный фик – ответ на конкретный вызов, но я набралась смелости и основной сюжетной линией сделала пейринг СС/ГГ, который плавно выведет нас к Северитусу. Авторов вызова прошу простить мне эту дерзость.:) предупреждение: спойлеры ко всем книгам, включая шестую, а также смерть некоторых персонажей и введение новых. отношение к критике: Приветствуется, но воздержитесь, пожалуйста, от резких высказываний: автор – крайне неуравновешенное создание)) Начало теперь лежит здесь, на Сказках=)) Предыдущая темка

Ответов - 209, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Illerina: Лиана МакМайэр Ура! Вот уж порадовали, так порадовали! Буду с нетерпением ждать следующего кусочка)))

Leda: Лиана МакМайэр I love you!!!

Лиана МакМайэр: Illerina Leda Мурк)) Всё будет! Я сегодня написала сочинение, в понедельник ЕГЭ, а потом - гуляем!))

Gloria Griffindor: Успехов! И ни пуха, ни пера в понедельник.

Rulez: Лиана МакМайэр кто-то обещал, что главу выложит...кто же енто был?

Illerina: Лиана МакМайэр пишет: в понедельник ЕГЭ Ни пуха, ни пера!

Лиана МакМайэр: Gloria Griffindor, спасибо и к чёрту)) Rulez, кому-то как бы важнее экзамен сдать самы главный... а выкладывать главу не просмотренную ещё на раз и не переработанную - это, ИМХО, будет неуважением к читателям. Так что не обижайся - за вас же беспокоюсь)) Illerina, и опять же к чёрту!

Лиана МакМайэр: Решила выложить-таки новую главу)) Большая её часть уже появлялась у меня на дневнике, хотя я слегка изменила этот отрывок... Получилось немного, но информационно (обратите внимание на самый конец ). Надеюсь, что после завтрашнего экзамена дела пойдут быстрее (но это опять же, как сдам...) Ах, да - пока небечено. Всё ещё пытаюсь найти новую бету...:( Ещё раз прошу прощения за долгое молчание... глава 23 Было уже около трёх часов дня, а Гарри всё ещё не обедал. Он сидел у себя в кабинете, разбирая счета, письма от друзей и прочую корреспонденцию, накопившуюся за последнюю неделю. Как ни странно, уже почти все знакомые были в курсе его возвращения в Англию и интересовались, надолго ли он здесь, и не мог бы заглянуть к ним на выходных. Но за все те годы, которые молодой человек не по своей воле провёл под неустанным вниманием со стороны магическом общественности, он до такой степени устал от всего этого интереса и людей вообще, что предпочёл ответить вежливым отказом на большую часть приглашений. Единственные, кого он пообещал навестить, как только выпадет возможность, были Луна, Невилл да Ремус с Тонкс. И только отослав ответ, Гарри вдруг вспомнил об одном обстоятельстве, значительно осложнявшем исполнение такого рода обещаний... - О, ну за что?.. – глухо пробормотал он, уронив голову на руки. И дело было не только в его изменившейся внешности. Молодой человек чувствовал себя выжатым как лимон: слишком много всего навалилось... В первую очередь, он не знал, как вести себя со Снейпом, чтобы прекратить наконец раздражаться: неважно, на него или на себя самого. О, конечно, Гарри давно уже не был трудным подростком и мог здраво оценивать ситуацию, по-иному оценивать события минувших лет. Общаясь с профессором сейчас, он не чувствовал какого-либо неприятия – не больше, чем в любом другом напряжённом разговоре. Но стоило ему на мгновение задуматься о происходящем, как детские обиды и ненависть накатывали с новой силой... В конце концов, он всего лишь человек и привязан к прошлому, как привязан к нему и сам Снейп. - Так... Стоп... Успокойся, дыши ровно... Как там?.. Освободить сознание от посторонних мыслей? – он невольно прыснул со смеху. – Хорошо. Надо – освободим!.. – парень встал посреди комнаты, расправил плечи и, глубоко вздохнув, попытался сосредоточиться. – Тебе вредно нервничать по пустякам. Потому есть более серьёзные вещи. Есть Джинни. Дети. Письма. Особенно последнее: надо разобраться с теми, кто за всем этим стоит. Поэтому ты не будешь искать поводов повздорить со Снейпом. Он твой союзник. Он нужен тебе в этом деле... И он твой чёртов отец, – Гарри чуть не расхохотался. – Да, и звучит это как полная чушь!.. Он сделал ещё один глубокий вдох, помотал головой, разминая шею, и открыл глаза. Солнечный свет больно резанул по ним, и Гарри поморщился. Бесцельно побродив по комнате ещё с минуту он наконец отправился вниз - обедать. * * * Половицы надрывно скрипели, настойчиво напоминая о ремонте, и их протяжный визг гулко разносился по пустому коридору. Гарри вдруг вспомнил, что в доме он, должно быть, один: профессор обещал поискать в своих Хогвартских запасах необходимые для поиcков зелья, Джинни поехала к родителям проведать мальчишек, а Гермиона заявила, что, несмотря на взятый ею небольшой отпуск, ей всё равно не помешает поработать над каким-то там проектом, потому что “нельзя вечно всё откладывать на потом”. Так что, застав на кухне Криса, парень немало удивился. - Привет, - пробормотал он. – А я думал, ты с мамой уехал... - Нет, - покачал головой мальчик, закрывая дверцу холодильника. – Ей надо было в её Институт ехать... Чего я там не видел? – пожал он плечами, а потом, спохватившись, добавил. – А я тут просто искал попить чего-нибудь. Гарри улыбнулся: - Ты есть не хочешь? - Ну... хочу, - кивнул Крис – он всё ещё стоял возле холодильника, немного взволнованно подёргивая завязки на своей тёмно-красной толстовке. - Тогда садись давай, - Гарри слегка подтолкнул его к табурету, а сам открыл морозилку. – Так... – задумчиво протянул он. – Готовить на двоих что-то грандиозное, наверное, не будем... Но у меня есть замороженное рагу, рыбные котлеты и ещё что-то непонятное. Ты что будешь? - А ты? - Я? Рагу, наверное... - Угу... Я тоже тогда. Гарри заметил, что с мальчиком что-то не так, но ничего не сказал, а просто молча стал доставать из буфета посуду. - Скоро в школу, да? – минутой позже он попытался как-то завязать разговор. - Скоро, - вздохнул Крис. – Кстати, а почему в этом году ты не отмечал свой день рождения? - Мы с Джинни ездили к её родителям: я не хотел никаких шумных торжеств. Я ведь говорил Гермионе... – он поставил сковородку на плиту и стал искать масло. – Она тебе не сказала? - Нет. Ей не до того было, - хмыкнул мальчик, медленно раскачиваясь на табурете. - Ты только не сердись на неё, хорошо? - Конечно, не буду... Минут через двадцать они уже обедали. То есть, Гарри ел с аппетитом, потому что ему по непонятной причине всегда нравились блюда подобного рода – у всех них был особый острый вкус, к тому же они не требовали много возни, а вот Крис только уныло ковырял предложенную еду вилкой. - Не нравится? – удивился молодой человек, оставляя свою опустевшую тарелку в сторону. Мальчик несколько секунд молчал, словно решая, как ему лучше ответить. - Я думаю об одной вещи, - произнёс он, наконец. Гарри тяжело вздохнул, начиная волноваться не на шутку. - Крис, - он подался немного вперёд. – Что-то произошло? - Мм... Нет, – он пожал плечами. – Просто мама мне тут рассказала... - Рассказала… что? - Про тебя и профессора Снейпа, - мальчишка уставился в тарелку и замолчал, ожидая, что будет дальше. Гарри невольно вздрогнул: так вот оно что... Он нервно сглотнул и пробормотал: - То есть ты в курсе. И тебе это неприятно, да? - Нет! – воскликнул Крис, резко вскидывая голову. – Нет же! – он выглядел немного рассерженным и при этом каким-то... смущённым? - Но ты такой расстроенный... - Я просто задумался об этом – и всё! Я не расстроенный. - Нет? - Я даже как бы... рад, - он пожал плечами и тут же отвёл взгляд, но Гарри и этого было достаточно: на душе удивительным образом потеплело и сразу стало так легко-легко... - Я тоже рад, - тепло сказал он, но потом немного строго добавил. – И как твой старший брат, я настаиваю, чтобы ты сейчас же всё съел. Крис только фыркнул, но послушно принялся за свой обед. Молодой человек с удовлетворением заметил тень улыбки, мелькнувшей у него на лице... * * * Часом позже они сидели в гостиной. Гарри больше не говорил с мальчиком об их внезапно раскрывшемся родстве, да и Крис не поднимал ту тему. Хотя, по правде говоря, для молодого человека это обстоятельство абсолютно ничего не меняло, как ничего не изменила в своё время и новость об отношениях между Гермионой и Снейпом: он любил Криса так же, как и прежде. И то, что тот оказался его братом, было даже... здорово. Этот мальчик, пожалуй, первый его родственник, которому Гарри был искренне рад. Одно его беспокоило: похоже, Крис немало переживает по этому поводу... И тут Гарри с удивлением для самого себя осознал, что прошло уже столько лет, а он только-только начинает узнавать людей, которые, казалось, давно перестали быть для него сколько-нибудь загадочны. Он в новом свете увидел Гермиону, измученную безнадёжными отношениями с Роном, загнанную в угол, почти потерявшую себя... И так внезапно нашедшую новые силы в новом же чувстве – для всех неожиданном, но удивительно сильным. Он заново открыл для себя Северуса Снейпа, который стал в его глазах более человечным, более настоящим – со своей жизнью и своими проблемами. Он по-другому взглянул на Криса, впервые осознав, сколько пережил этот мальчишка, как неуверенно движется он по жизни, несмотря на всё его внешнее спокойствие. И Гарри почувствовал, что нужен этому ребёнку. Нужен как друг, как советчик, а это то, что иногда не могут дать даже родители... И наконец, Гарри словно заново открыл для себя ещё миллион вещей и деталей, уже давно затёршихся в памяти, как затираются старые фото в кармашке портмоне: верность Джинни, её готовность преодолевать с ним любые трудности, пытливый ум Гермионы и то, как много для него значат люди, окружавшие его все эти годы, ставшие привычным дополнением к такой же привычной жизни... Неужели, чтобы понять всё это, ему нужна была такая сильная встряска, такой крутой поворот?.. Из раздумий его вырвал голос Криса: - Гарри! Представляешь, Министерство отказалось в этом году проводить Чемпионат по квиддичу в Англии! – мальчик сунул ему в руки свежий номер «Пророка», ткнув пальцем в довольно большое объявление внизу. Молодой человек вздрогнул от удивления, как только взглянул на газету. Но его удивила вовсе не заметка о квиддиче. Тут же был прикреплён купон, заполнив который и прислав в редакцию, читатель мог выиграть два билета на Чемпионат. Купон из тонкого пергамента с мельчайшими цветными вкраплениями...

Gloria Griffindor: Лиана МакМайэр пишет: Купон из тонкого пергамента с мельчайшими цветными вкраплениями... Ага... *глубокомысленно* Интересненько... *хищно потирает руки в предвкушении* Все выруливает в сторону детектива. После таких неожиданных поворотов сюжета так приятно, что еще остались нераскрытые тайны.

Rulez: ну наконец-то! а че так мало?

Лиана МакМайэр: Народ! Убегаю на экзамен! Только не желайте мне больше "Ни пуха", а то сейчас как перед самым экзаменом кого к чёрту послать не успею - и усё... Лучше ругайте! Rulez, ну... остальное пока в голове)) Звиняйте Gloria Griffindor,

Illerina: Ура, продолжение! Лиана МакМайэр пишет: Купон из тонкого пергамента с мельчайшими цветными вкраплениями... Интересно...ждемс продолжения)) Лучше ругайте! Желание автора закон

Лиана МакМайэр: Illerina wrote: Интересно...ждемс продолжения)) Эх, придётся писать!..

Illerina: Лиана МакМайэр пишет: Эх, придётся писать!. Ага, придется (на радость читателям)))

Лиана МакМайэр: Illerina,

natali: Лиана МакМайэр Как экзамен? Надеюсь успешно?!!!

Лиана МакМайэр: natali, пока результатов нет... Где-то дней пять ещё ждать. Но по ощущениям... Я, как обычно, собой недовольна, но в целом хорошо))

Sad: Лиана МакМайэр Спасибо, что не бросили своих ПЧ! Очень интересное продолжение! Желаю удачи с оценкой на экзамене :) Лю!

Лиана МакМайэр: Sad, спасибки А ПЧ своих я как могу бросить?.. Я же их тоже, как говорится, лю)))

Illerina: Лиана МакМайэр пишет: Я же их тоже, как говорится, лю)))

Элинор: Лиана МакМайэр Спасибо! Вот, клубочек стал распутываться. И хорошо, что Гарри оказался братом Криса. У мальчика теперь появится родственная душа. А то вообще ребёнок запутался.

Sad: Элинор Угу. Я тоже беспокоюсь за Криса. Его жалко, и вообще он необычный ребенок.

Illerina: Элинор пишет: А то вообще ребёнок запутался. Да уж, с такими-то родителями....

viola: Продолжение! Глазам не верю!

Illerina: viola пишет: Глазам не верю! А поверить все-таки стоит!

Azura: Ура! Наконец-то появилось продолжение:) Да еще такое вкусное. Очень радует, что Гарри "открыл глаза" на окружающий мир, стал замечать мелкие детали. И очень понравилось, как ты это описала:)

Лиана МакМайэр: Illerina Элинор Sad Спасибо вам за отзывы! И прошу прощения за долгое молчание... Azura, рада тебя видеть)) И рада, что понравлось Новую главу выложу сегодня ближе к обеду. Также обратите внимание, что я всё-таки нашла бету!.. Точнее, это она меня нашла)) Нари, добро пожаловать и спасибо!

Лиана МакМайэр: Глава 24 Чтобы не терять времени, Северус аппарировал прямо в прихожую. Если его расчёты верны, комбинация нескольких зелий, придуманная им сегодня, должна быть именно тем, что им необходимо. Оставалось только быстро найти Поттера и опробовать находку. К счастью, искать не пришлось вовсе, потому что, как только профессор зашёл в гостиную, он буквально налетел на остолбеневшего парня, судорожно сжимавшего в руках газету. – Ты совсем ополоумел?.. – прошипел Северус, кое-как удержав равновесие и отступив немного назад. Гарри поднял на него глаза и немного растерянно прошептал: – Я нашёл... – Что ты нашёл? – недовольно проворчал Снейп, автоматически проверяя сохранность фиалов с зельями в карманах мантии. – Я нашёл, откуда эта бумага! – Он повернул газету, и профессор, наконец, смог увидеть, что так взволновало молодого человека. Несколько секунд Северус просто молча переводил взор с Гарри на страницы в его руках и обратно, после чего, резко развернувшись, двинулся к лестнице. Уже поднимаясь, он коротко бросил через плечо: – Думаю, нам лучше поговорить в кабинете. Когда Поттер (а профессор всё никак не мог перестать хотя бы мысленно так его называть) нагнал его и закрыл за собой дверь, мастер зелий смерил его суровым взглядом. – Ты понял, что это значит? – серьёзно спросил он. – Мм... Это как-то связано с квиддичем? Северус усмехнулся и протянул с притворным раздражением: – Ты хоть сейчас можешь не думать о квиддиче?.. – Он вздохнул. – Нет, не совсем. Но, так или иначе, это имеет некое отношение к Министерству. И остаётся надеяться, что за всё в ответе просто какой-то идиот, которому захотелось пошутить над нашей знаменитостью. Потому что если за этим стоит нечто большее... – Но не может же Министерство запугивать меня! – перебил его Гарри. Северус недовольно скривился: – Почему нет? Ты обладаешь немалым влиянием в Волшебном мире. И если ты кому-то вдруг перешёл дорогу... – Я никому ничего не переходил! – возмутился было парень, но профессор тут же осадил его: – Спокойнее, Поттер! Я не говорю о каких-то намеренных действиях. Но, к примеру, не всем мог прийтись по душе твой нейтралитет в вопросах политики. – Он выгнул бровь и с лёгкой усмешкой посмотрел на Гарри. Тот только передёрнул плечами и пробормотал: – Но это же не обязательно интерес всего Министерства. – Естественно! – фыркнул профессор. – Это всего лишь самый неблагоприятный для нас вариант. Есть и другие. – Например, отдельно взятый человек, который просто там работает? – Да, – согласно кивнул Северус. – Но откуда вам знать, что это именно министерская бумага и у кого-либо другого не было возможности получить такую же? – А для этого у нас есть вот что. – Мастер зелий извлёк из кармана мантии три продолговатых сосуда из цветного стекла (видимо оно защищало содержимое от воздействия света) и поставил их на письменный стол. – Здесь, – он продемонстрировал Гарри зелёный, – находится состав, способный снять с любой вещи Чары Строжайшей Секретности. Проблема лишь в том, что мы всё равно не узнаем, кто и когда касался того письма: почти вся информация сотрётся в борьбе зелья с заклятием. Но при помощи нехитрых манипуляций, с которыми тебя должны были познакомить в Аврорате, – Снейп хмыкнул, будто сам не верил своим словам, – некоторая часть сведений – возраст пергамента или количество людей, бравших его в руки, – всё же будет открыта. – Ничего себе! Лучшие учёные волшебного мира уже больше тридцати лет ищут контрзаклятие к этим чарам! – с искренним удивлением воскликнул Гарри. – Вы сами придумали это зелье? – Ну, явно не с твоей помощью, – фыркнул профессор. – То есть вы сделали такое важное открытие и скрываете это?! – Угомонись, мальчишка, – поморщился Северус. – Учитывая моё положение в обществе, с этим зельем на международные конференции мне лучше не соваться. Ты должен знать, сколько проблем аврорам доставили Чары Строжайшей Секретности во время войны. Только вот, наверняка, и понятия не имеешь, сколько различных модификаций было придумано Упивающимися. И они не были так безобидны, как то простейшее заклятие, наложенное на пергамент, с которым мы имеем дело. – Вы считаете, что в Министерстве снова поднимут ту тему? – Гарри не пояснил, что имеет в виду, но они оба поняли, что речь идёт о прошлом Северуса. – Не просто поднимут, а, вполне возможно, припишут мне ещё пару весьма серьёзных грехов, – он невесело усмехнулся. – А как вы поняли, что на письме именно простейшие чары, а не что-нибудь более опасное? – Во-первых, на это указывало то, что ты ещё жив, – уже хороший признак. А во-вторых, у меня есть свои способы определять такие вещи. Может быть, я и тебя когда-нибудь посвящу в эту тайну. – Поняв, что он только что сказал, профессор чуть не поперхнулся и поспешил переменить тему: – Так вот. В жёлтом сосуде, – Снейп поднёс к свету другой флакон, – комбинация целого ряда зелий. Я не уверен, что она нам хоть что-нибудь даст, но в идеале это должно быть чем-то вроде индикатора. Если сумеем совместить состав с подходящим заклятием, а ты достанешь где-нибудь карту... – Никогда не думал, что от зелий столько пользы в расследованиях, – неожиданно улыбнулся Гарри. – В программе Аврората им отдавали скорее вспомогательную роль. – Не говори мне, что ты вообще думал когда-нибудь о зельях. На моей памяти такого пока не случалось. – Игнорируя возмущённый взгляд парня, Северус убрал два первых фиала и взял в руки последний. – А у этой синей колбы самое любопытное содержимое. Не знаю, слышал ли ты о нём... У него нет названия, зато есть масса забавных историй, с ним связанных, – профессор усмехнулся. – В Хогвартсе девушки часто используют его, чтобы определить автора анонимной любовной записки. Но суть немного не в том. Допустим, тебе пришло письмо, содержащее что угодно: признания, извинения, угрозы... Главное – это отношение отправителя. Ему должно быть не всё равно. Дальше ты ищешь человека, которого больше всех подозреваешь. Потом всё просто: несколько капель зелья на записку и немного наблюдений... – И что должно произойти? – Молодой человек смотрел на профессора с сомнением. – Если я не ошибаюсь, нужный человек, а также чернила, которыми он писал, будут отмечены особым знаком – чем-то вроде свечения, которое увидит только адресат. Преимущество данного зелья в том, что о нём мало кто знает. Это своего рода женский секрет, да и то не все девушки с ним знакомы. – Женский? – Гарри чуть было не расхохотался, но вовремя себя одёрнул и просто спросил, прислонившись спиной к прохладной стене: – Вы-то о нём откуда узнали, сэр? Северус задумался, стоит ли говорить об этом мальчишке, но, с другой стороны... – На мне как-то раз испытали действие этого зелья, – спокойно ответил он. – Забрасывали гриффиндорцев анонимными угрозами? – хмыкнул парень, не подумав, на что получил резкое: – Нет! Просто не подписывался в своих посланиях одной гриффиндорке. – Северус резко развернулся и сделал несколько шагов к окну. Тихая улица купалась в предвечерних отблесках солнца, жадно ловя каждый дрожащий луч. И профессор отдал бы всё, чтобы оказаться сейчас там, иметь возможность бросить всё и просто сбежать из этой комнаты. На самом деле, он мог аппарировать без единого слова, мог вежливо попрощаться и уйти... Но не имел права ни на то, ни на другое. Он должен был остаться здесь. Должен. – Простите меня, пожалуйста, сэр... – раздался сзади тихий голос Поттера. Северус обернулся не сразу. Но молчание уж слишком затянулось, и через минуту он всё же отошёл от окна и сухо проговорил, стараясь не смотреть на парня: – Итак, я объяснил тебе про зелья. Сегодня поработаем с первыми двумя. Выводы будем делать на основе полученных сведений. Так что в восемь часов, здесь. – Краем глаза профессор заметил, что парень осторожно кивнул и что он тоже отводит взгляд. Отогнав от себя какое-то непонятное чувство, сродни тоске, Северус уже открыл было дверь, когда голос Гарри заставил его остановиться. Мастер зелий замер в дверном проёме, отчаянно пытаясь выровнять дыхание и спиной ощущая, что на него пристально смотрят. – Сэр, подождите, пожалуйста, – голос Поттера немного подрагивал, и это звучало немного странно и... забавно?.. – Сэр, – повторил он ещё раз, – я не хотел вас обидеть. Я просто не подумал... Мне жаль!.. – Я знаю, – тихо ответил Северус и, не оборачиваясь, вышел. В голову ему неожиданно пришла одна мысль: «Джеймс, глупый призрак... Я отнял самое, дорогое, что у тебя было...». Он постарался задушить её в зародыше. * * * Проработали они до поздней ночи, поэтому спасть Северус отправился только около трёх. На ужине его не было, поэтому сейчас профессор с грустью вспомнил, что не видел Гермиону с самого утра. Стараясь не шуметь, он пробрался в спальню, разделся и лёг рядом с девушкой. Она, конечно, уже спала, свернувшись калачиком на своей половине и подложив ладонь под голову. Северус невольно улыбнулся и осторожно поправил прядь каштановых волос, упавшую ей на лицо. – Ты пришёл? – сонно прошептала Гермиона, не открывая глаз. – Извини, я работал. Отдыхай. – Всё в порядке? – не унималась девушка, хотя было видно, что каждое слово даётся ей с трудом. – Конечно. Просто было много дел, – заверил её Снейп, хотя подозревал, что этого недостаточно и расспросы продолжатся. Так и вышло: – Вы с Гарри что-то скрываете, – на этот раз голос её звучал настойчивее, Гермиона открыла глаза и пристально посмотрела на Северуса. – Ты помнишь свои собственные слова об опасных секретах, а? – В тебе сейчас говорит невыносимая гриффиндорская всезнайка, – подколол он её. – А в тебе – саркастичный слизеринский декан, – парировала Гермиона. – Так ты мне расскажешь или нет? – Тебе не о чем беспокоиться. – Ну-ну. – Это действительно ерунда! К тому же твой друг попросил меня хранить всё в тайне, и я любезно согласился. – Профессор не стал уточнять, кому именно Гарри просил его ничего не рассказывать... То ли его ответ удовлетворил Гермиону, то ли она просто очень устала, но девушка кивнула и, надув губки в притворной обиде, пробормотала: – Тогда, может, ты хотя бы поцелуешь меня? Тут уж Северусу нечего было возразить.

Лиана МакМайэр: Странно... Новая глава, даже отбеченная (!), а не одного коммента ни тут, ни на @дневниках...

Loy Yver: Лиана МакМайэр, Думаю, что люди внимают написанному. Не переживайте. Очень интересно. Похоже, что интрига начинает раскручиваться.



полная версия страницы