Форум » Архив "Веселые старты 2011: Round Robin" » ВС: «Ла-Манш», ДМ|ГГ, ЛМ, НМ, ЛД, джен, adventure, G, миди, закончен » Ответить

ВС: «Ла-Манш», ДМ|ГГ, ЛМ, НМ, ЛД, джен, adventure, G, миди, закончен

Бешеные хорьки: Название: Ла-Манш Автор: hao_grey, Бледная Русалка, Алисия Бета: КП Герои: ДМ|ГГ, ЛМ, НМ, ЛД Рейтинг: G Жанр: джен, adventure, путевые заметки Саммари: Да как же открывается этот дурацкий учебник? Драко не знает. Может, Гермиона подскажет ответ? Дисклаймер: Герои принадлежат Роулинг, Эйлсбери и Дувр - Британии, Кале и Ментон - Франции, Малфой-мэнор - Малфоям, паром "Pride of Kent" - компании P&O Ferries, прочие поместья, библиотеки, кафе, магазины, склады, автобусы, поезда, пароходы и гостиницы тоже, к сожалению, не наши... Предупреждение: АУ Тема: Путешествие с удовольствием и не без морали Примечание: фик написан на конкурс "Веселые старты 2011" на Зеленом форуме Скачать фик полностью с иллюстрациями можно здесь: http://ifolder.ru/26744471 (1.79 Мб) Иллюстрации: Клип: Автор - Северный Змий Ссылка для скачивания файла: http://ifolder.ru/26384427 Размер: 20.70 Мб Музыка из к/ф "Le grand blond avec une chaussure noire", композитор: Владимир Косма Использованы фильмы:[more] Пароль "Рыба-меч" Один дома-2 Один дома Богатенький Ричи Как справиться с отцом Клубная мания ГПиФК ГПиТК ГПиУА ГПиОФ ГПиПП ГПиДС1 Турист Найти Форрестера Персонаж Заточка Deck of Pride of Kent P&O Ferries Dover Calais[/more] Роли исполняли:[more] Драко – Маколей Калкин Люциус Малфой – Джейсон Айзекс Нарцисса Малфой – Хелен МакКрори Пэнси Паркинсон – Стефи Лайнбург Блейз Забини – Джонатан Хиларио Стэн Шанпайк – Ли Инглби Ли Джордан – Баста Раймс 1-й фикрайтер – Хью Джекман 2-й фикрайтер – Сет Грин 3-й фикрайтер – Эмма Томпсон[/more] Рисунки: первый рисунок (глава 2) - Кири (обработка - Ведьма Натка), техника: карандаш, фотошоп; второй рисунок (глава 5) - Кири&Ведьма Натка, техника: карандаш, гелевая ручка, акварель, фотошоп. Коллажи: автор: Ведьма Натка, техника: фотошоп. Ссылка на тему обсуждения:

Ответов - 10

Бешеные хорьки: Глава 1. Малфой-мэнор, Уилтшир, Великобритания Драко никак не мог решить, кого он в данный момент ненавидит больше всех на свете: отца или Гермиону Грейнджер? Есть ещё Поттер, о да. Но из-за Гарри Поттера его, Драко Малфоя, не запирают летом наедине с горой учебников. Из-за Гарри Поттера отец не бесится каждый раз, как видит сына и наследника. Единственного сына, между прочим! Мог бы и... помягче, что ли. Самому Драко за лёгкий намёк на «помягче» драгоценнейший papá прочли длинную нотацию, а матери закатили настоящий скандал. Род Малфоев, видите ли, опозорен подобным наследником, не способным обойти в учёбе грязнокровку. Даже портреты разделились на две фракции: одни горячо поддержали Люциуса, другие разразились гневными тирадами о неправильном воспитании и родителе-тиране. Теперь в доме невозможно было жить – со всех стен неслась отборная брань на кельтском, валлийском и староанглийском. Иногда между рамами, расположенными напротив, летали тяжёлые предметы. Красота! Жаль только, что положение Драко эти перебранки не улучшали. Всё равно жизнь текла так, как решил Люциус. Маме удалось лишь выторговать для сына недолгие поездки на светские рауты. В конце концов, наследник (плохонький, но всё же...) растёт, ему нужно общаться с волшебниками своего круга. Когда Малфой-младший станет главой рода, он никогда, ни за что на свете не будет так жесток с собственными детьми. Честное слово! Чтоб ему провалиться на этом самом месте! Драко ойкнул, когда нога запуталась в длинном ворсе ковра, и с трудом удержал равновесие. Мерлин, едва не слетел со ступенек! - Миззи, новое перо! Властный окрик Люциуса заставил сына сжаться и поискать глазами укрытие. Да, отец в кабинете; да, он, по всей видимости, работает. Но если вдруг ему приспичит выйти, а Драко будет не в своей комнате и не в библиотеке... Ни туда, ни туда не хотелось. Сильно не хотелось. И это ещё не подвезли учебник по уходу за магическими животными! Не жизнь, а каторга. - Когда уезжаешь? – надо же, мама тоже в кабинете. Определённо, стоит поискать местечко, откуда можно безопасно подслушать. Хм, вот эта штора вполне подходит... - Полагаю, послезавтра, дорогая. Не вздумай в моё отсутствие баловать Драко! Ну вот, опять он за своё... - Да, Люциус, - покорность мамы бесила, хотя Драко прекрасно знал: стоит Малфою-старшему покинуть мэнор, как Нарцисса тут же ослабит драконовский режим. Видимо, это знал и сам Люциус. Из кабинета послышался тяжкий вздох: - Кажется, я прошу невозможного. Но дорогая, учти: когда я приеду, то проэкзаменую сына. Плохо. Режим ослабится ненамного. - Он и так работает, не разгибаясь! – немного резче, чем раньше, сказала Нарцисса. - Мало работает, - Люциус был невозмутим. – Я желаю, чтобы он стал первым учеником Хогвартса. Он, а не грязнокровка! Словно бы Драко виноват в том, что Грейнджер умудрилась настроить против него всех хогвартских учителей! Эта хитрюга тянет руку даже тогда, когда ответа на вопрос не существует! - Да, Люциус, - Нарцисса вернулась к прежнему миролюбивому тону. – Долго ли будешь отсутствовать? - Не меньше недели. Как сложатся переговоры. Австралийцы народ упрямый, сама знаешь. Второй раунд проведём в Лондоне... Дальше Драко слушать не стал. О папиных контрагентах в Брисбейне болтали все портреты – в те редкие минуты, когда не переругивались относительно методов воспитания молодёжи. Совы не успевали шнырять между Британией и Австралией. В последнее время отец даже завёл новомодное маггловское изобретение – телефон. Говорил, что так намного быстрее. Видимо, очень важная сделка: обычно Люциус презирал маггловские выкрутасы. Впрочем, стоило чему-нибудь маггловскому начать приносить прибыль, как все претензии снимались, а сам Малфой-старший нёс по этому поводу невероятную чушь. Не завтра, так послезавтра выяснится, что телефон изобрёл Мерлин, а кто-то из маггловских слуг украл секрет и распространил его по немагическому миру. Теперь дело дошло и до личной встречи. Это радует. Очень радует. Хоть немного удастся отдохнуть. - Молодой хозяин! Драко дёрнулся. Он терпеть не мог, когда эльфы проявляются и теребят за полу мантии. - Десять раз стукнешься головой о стену. Чего тебе? - Слушаюсь, молодой хозяин. Мастер Люциус велел вам немедленно идти в библиотеку. Туда принесли новый учебник. Дементоры и все их лохмотья! - Двадцать раз. Исполняй. Малфой-младший тяжело вздохнул, выскользнул из-за шторы и поплёлся в левое крыло мэнора, оставив за спиной методично колотящегося головой о стену эльфа. Этим летом библиотека для Драко стала самым ненавистным местом в доме. Он ненавидел огромный, набитый книгами зал с внутренней галереей, на которую вела изящная лестница с ажурными перилами. Ненавидел деревянные панели на стенах, статую гиппогрифа в углу, столики с колдографиями по обе стороны от жарко натопленного камина... Даже диван с множеством подушек, на котором Драко валялся в детстве, лениво перелистывая страницы сказок – и тот казался отвратительным. И это освещение... Зачем в комнате столько света? Интимный полумрак подошёл бы гораздо лучше. Тогда можно было бы сделать вид, что не замечаешь нового учебника. Хотя не заметишь его, как же. Он ведь ещё и звуки издаёт... Огромный том недовольно порыкивал – иного слова и не подберёшь. Лохматая обложка (точно лохматая, кошмар просто!) подрагивала, и в такт этим шевелениям позвякивал замок на тонкой цепочке, которой была обмотана книга. Ключ от цепочки лежал тут же, на столике. И чтобы совсем уж стало понятно, что это именно учебник и именно нужный учебник, к обложке был прикреплён небольшой кусок пергамента. Каллиграфический почерк отца Малфой-младший узнал сразу. Драко несмело приблизился. Рычание стало громче. Или показалось? Инструкции отца, на первый взгляд, ясны и понятны. Взять ключ, отпереть замок и «со всеми предосторожностями» открыть учебник. Прочесть первую главу, запереть книгу. Ладони противно взмокли. С какими-такими «предосторожностями» следует открывать эту... этого монстра? Может, маму дождаться и спросить? От отца сейчас добьёшься разве что очередной нотации. Драко тоскливо поглядел на дверь, ведущую из библиотеки. Сделал шаг, другой... дверь с противным скрежетом захлопнулась, и Драко, метнувшийся было к выходу, ударился об неё скрещенными руками. На створках проступил знакомый ненавистный почерк. «Пока не закончишь читать первую главу, из библиотеки – ни ногой!» Нет, определённо Малфой-младший сейчас ненавидел Грейнджер меньше, чем отца. Скорее бы они с мамой там договорили... Когда Драко не заявится к ужину, леди Нарцисса точно всполошится. Будет искать, рассердится не на шутку... Воображение тут же подсунуло отвратительнейшую картину: Люциус Малфой, непреклонно стоящий на пути супруги. И через несколько дней эльфы донесут о смерти наследника рода, оставшегося в библиотеке без еды и воды, умершего рядом с проклятым учебником... Стоп. Ужин можно заказать и в библиотеку. Эльфы принесут. Настроение испортилось окончательно. Похоже, придётся читать эту глупую книгу. Но как же её открыть? Драко снова приблизился к столику, на котором возлежал здоровенный фолиант. Определённо не «покоился»: учебник шевелился и издавал звуки. Жуткие звуки, надо признать. Так. Взять ключ. Ну же, Драко, смелее: книга тебя не укусит! Интересно, Грейнджер точно так же боится? Отец убеждён, что грязнокровка читает учебники перед тем, как ехать в Хогвартс. Иначе как объяснить её успехи? На сей раз картина, подсунутая воображением, была куда сладостнее: Грейнджер, прячущаяся от разъярённой книги под кроватью, затем на сундуках, затем... затем на шкафу, вот! И пусть ей учебник все пальцы погрызёт, хоть совсем руки поотгрызает! Драко со вздохом помотал головой. Сейчас надо проследить, чтобы проклятый талмуд не пооткусывал пальцы ему самому. Да ладно там! Она и в самом деле вряд ли кусается. Ключ подрагивал в пальцах и никак не желал вставляться в замочную скважину. Утробное ворчание дурацкого учебника оптимизма не добавляло. Стоило Драко провернуть ключ, как цепочка со звоном разлетелась в разные стороны, а книга прыгнула. Она целилась ему в горло! Она действительно целилась прямо в горло! Драко отшатнулся, и учебник ухватил только застёжку мантии. Что-то клацнуло, и шикарная камея восемнадцатого века осталась в прожорливой книжище. Вместе с изрядным клоком мантии. - А-а-а-а-а! Книга упала на пол, выплюнула застёжку и заскакала к Малфою, широко разевая форзац. Кажется, там имелись зубы... - Помогите! Кто-нибудь, помогите! Драко отскочил, едва не запутавшись в густом ворсе ковра. Да откликнется кто-нибудь, ведь чокнутый учебник сейчас его убьёт! - Помогите! Помоги... Под ноги попался очередной столик. Драко упал на него, хрустнула разбитая рамка колдографии, а книга снова прыгнула, и Малфой-младший, перекатившись, увидал, как сумасшедший фолиант рвёт на клочки бежевый диван. Вот, жалобно тренькнув, выскочила первая пружина, за ней вторая... - Помогите! Меня убьют! Ну помогите же! Вскочив на ноги, Драко кинулся к двери и замолотил по ней кулаками. - Выпустите! Убивают! То ли чутьё, то ли шорох заставили Малфоя обернуться. «Чудовищная книга о чудовищах» оставила в покое растерзанный диван и снова подбиралась к нему. Драко бросился к отцовскому секретеру, забрался на него с ногами. Может, если подпрыгнуть, удастся забраться на балкон? Нет, не удастся. И никто не придёт на помощь. Отцовский приказ, чтоб его! Конечно, Люциусу никогда не приходилось иметь дело с такими ужасами. Да и заклинаний papá знает побольше... Заклинания! Как же он мог забыть! Дрожащими пальцами Драко полез в карман. Только б палочка не выпала... О, вот она! Авроры не придут: отец основательно заколдовал дом. Но хоть бы и пришли – ради защиты жизни несовершеннолетним, вроде, разрешается... - Stupefy! Книга не отреагировала. Продолжала двигаться прямиком к Малфою, время от времени подскакивая на ковре. Но она умеет прыгать и повыше, Драко уже в этом убедился... - Stupefy! Expelliarmus! Diffindo! От режущего заклятья мохнатая тварь отшатнулась. Малфой спрыгнул на ковёр, вихрем пронёсся мимо клацающей отвратительной пасти и взлетел по деревянным ступенькам на галерею. - Diffindo! Ага, не нравится! Diffindo! Книга спрыгнула с нижней ступеньки лестницы, зарычала... и отправилась громить библиотеку. С балкончика Драко не мог видеть, что именно делает ужасный фолиант, но вскорости ковёр был усеян клочками пергамента и бумаги. Деревянный пол под ногами трясся. Неужели чёртов учебник начал грызть колонны, на которых держится галерея? - Хозяин? Что хозяин Драко делает? – на перилах образовался дрожащий эльф. От неожиданности и злости юный Малфой чуть не сбросил вниз мерзкую тварь. Точно отец послал! Желает знать, не отлынивает ли наследник от занятий... - Хозяин Драко спасается от чудовища! Не видно, что ли? - Но хозяин Драко должен заниматься учёбой! - Отлично, - Малфой-младший оскалился, - тогда ты сейчас принесёшь мне учебник, по которому я должен заниматься! Давай, пошёл! Эльф с лёгким хлопком исчез... чтобы через миг вернуться с клацающей форзацем книженцией в сухих лапках. Книга тряслась и норовила дотянуться до ушей домовика. Или до носа. В любом случае, учебнику явно хотелось чем-нибудь поужинать. - О, Господи, ты притащил эту мерзость сюда! - Хозяин должен заниматься! Хозяин Люциус... Драко не дослушал, скатившись вниз по перилам галереи. - Отнеси книгу отцу! Хозяину Люциусу! Я хочу посмотреть, что он будет с этим делать! - Слушаюсь... – в глазах домовика появилась растерянность, но он послушно испарился. И уволок с собой вырывающуюся «Чудовищную книгу о чудовищах», хвала Мерлину! Уфф... можно перевести дух. Двери библиотеки распахнулись. - И зачем ты прислал мне... Моргана, что здесь творится? - Что творится? – Драко смотрел на отца глазами, полными слёз. – Твой раззамечательный учебник чуть меня не съел, вот что творится! Люциус нахмурился. Истерика сына, похоже, не вызвала у него сочувствия. - Я написал тебе: «Прими меры предосторожности!» - Но не написал, какие! - Люциус? – вошедшая в библиотеку Нарцисса растерянно огляделась. – Люциус, что случилось? На губы старшего Малфоя наползла нехорошая усмешка. Он стиснул пальцы на трости, пытаясь усмирить приступ бешенства. Получилось, честно говоря, плохо. - Двенадцать лет назад у нас родился никудышный волшебник, только и всего, дорогая. Волшебник, которому для простейших действий необходима армия домовых эльфов и родители с палочками наизготовку. - Люциус, ты говоришь о нашем сыне! - Вот именно, дорогая. Именно о нашем бездарном, глупом, ленивом и безынициативном сыне. О да, теперь я понимаю, почему даже грязнокровки превосходят его в учёбе! - Люциус, прекрати! - Прекратить? Почему же? К услугам Драко была целая библиотека, а он не сумел открыть обычный учебник. - Не обычный, - вскинулся Драко, глотая слёзы, - он... - Молчать! Ты не способен на простейшую самостоятельную работу! Что ты будешь делать, когда родители умрут? Да найдёшь ли ты дорогу от двери спальни до камина, ведущего в Министерство? О пути к собственному кабинету я уже не спрашиваю... - Люциус! - И ты помолчи, Нарцисса! Обычный учебник, ну, с норовом, но вполне поддающийся даже самому заштатному волшебнику-недоучке – и мой сын не сумел с ним справиться! Как ты считаешь, Драко, в Хогвартсе с тобой тоже должны находиться родители? Водить тебя за руку, делать за тебя домашнее задание? Или, может, попросим Грейнджер? - Люциус, это уже слишком! - Ну почему же, дорогая! Да, я думаю, что мисс Грязнокровка – это именно та волшебница, которой придётся ухаживать за нашим беспомощным отпрыском! Уж она-то не будет приставать к родителям с вопросом, как справиться с учебником! Да ей и не к кому приставать... Спроси у неё, как ей удалось поладить с книгой, Драко! Спроси, спроси, раз уж тебе так нравится показывать собственную никчемность! - Ещё одно слово, Люциус – и я покажу тебе, насколько никчемна я! – Нарцисса выхватила палочку, глаза миссис Малфой яростно сверкнули. Люциус язвительно хмыкнул: - Тебе я не могу отказать, дорогая. А ты убирайся с глаз моих прочь! Драко не пришлось упрашивать дважды. Он промчался по коридорам мэнора, забежал в свою спальню, захлопнул дверь и вот тут уже разразился настоящими рыданиями. Это несправедливо! Несправедливо! Отец должен был оставить инструкции – в Хогвартсе их дают учителя, но здесь нет никого, даже профессор Снейп не заезжает летом в Малфой-мэнор! Так откуда ему, Драко, знать, как справиться с проклятой книгой? Бросаться на неё, как Поттер на василиска? Пардон, papá, не то воспитание. Хотите гриффиндорца в семье – усыновите Поттера! Или Грейнджер, раз уж она у нас теперь идеал. А слизеринцы не мчатся к опасности на всех парах, словно Хогвартс-экспресс к Хогсмиду, слизеринцы неприятностей всячески избегают! Сам же говорил, каждый раз, когда в детстве у Драко возникал хоть малейший намёк на опасность. В ушах снова зазвучал разъярённый голос отца: «Спроси у неё... Спроси у Грейнджер…» Драко в ярости скомкал подушку и швырнул её в угол. Отец, отец, за что же ты так меня не любишь?! «Никудышный волшебник... Я говорю о нашем глупом, бездарном и безынициативном сыне...» Интересно, папа, что ты сделаешь, если я и в самом деле поеду к Грейнджер и спрошу у неё? Вначале Драко поёжился, но затем отчаяние взяло вверх, а с ним появился и гнев. Интересно, поездку к Грейнджер можно счесть проявлением инициативы? А выполнением отцовских инструкций? Драко в волнении вскочил с кровати и забегал по комнате. Поездка по маггловской Британии? В окружении грязных и наверняка опасных магглов? А почему бы и нет? В конце концов, если с ним, Драко, что-нибудь случится, виноват будет уж никак не он! Возможно даже, отец будет страдать. Или устыдится. Или всё окончится благополучно. Драко задумался. Страдающий papá – это, конечно, сладостное зрелище, но повод, определённо, лучше подобрать другой. Если хорошенько продумать операцию «Грейнджер», то Малфой-младший получит своё, как истинный слизеринец, а Люциус... Люциус ничего не узнает. Да! И это будет лучшей местью! Дело за малым – уговорить Грейнджер. Впрочем, нет. Для начала следует узнать адрес, по которому Грейнджер проживает. Затем приехать в маггловский город... возможно, очаровать родителей грязнокровки – отец говорит, что простецы легко поддаются на лесть, а уж льстить-то Драко умеет... и тогда уже придёт черёд уговоров. А затем он посмеётся над всеми. Вот так. Очень просто и по-слизерински прекрасно.

Бешеные хорьки: Глава 2. Малфой-мэнор, Хогвартс, поместье Ноттов. Великобритания Отъезд Малфоя-старшего Драко отпраздновал в своей комнате, наедине с учебником по чарам. Проклятую «Чудовищную книгу о чудовищах» держали пока в цепях: Нарцисса категорически запретила сыну даже приближаться к зверскому фолианту до возвращения Люциуса. «Ничего, милый, пока основательно изучишь другие науки». Спасибо, мама! Взгляды papá на «основательно изучишь» Драко уже знал: далеко не все профессора Хогвартса, с точки зрения мистера Малфоя, знали свой предмет «основательно», не говоря уже о страшном словечке «досконально». Ну ладно, относительно учителей ЗОТИ вполне можно согласиться с мнением отца; но трансфигурация или те же чары... Его послушать, так досконально всё знает одна Грейнджер! Ну, поглядим, как она там всё знает... Эльфы сбились с ног, таская в комнату Драко пирожные с вишнями, вазочки с мороженым от Флориана и бутылки с маслопивом. Да, учёба – тяжкая вещь, а учебник прочитан едва наполовину, но ведь отец уезжает! Когда ещё успеешь отдохнуть? Только сегодня. Потом нужно будет искать Грейнджер. Да, именно «нужно», драклы всё раздери! Он, Драко Малфой – не ничтожество и не трус. В библиотеке он тоже ни капельки не боялся. Просто проявлял осмотрительность. Нормальную осмотрительность, ничего более. Терпеть необоснованные оскорбления отца невыносимо! Зато, если удастся разобраться с идиотским учебником... нет, глупо даже думать, что Люциус Малфой выдавит из себя какую-нибудь похвалу. Драко слишком хорошо знаком с привычками дорогого папеньки. Но хоть отвяжется. И, возможно... Нет. Невозможно. Будем работать с тем, что есть. Где можно найти адрес грязнокровки? Варианты «у Поттера», «у Визли» и «у профессора МакГонагалл» Драко отмёл сразу. Остальные гриффиндорцы вряд ли знают... Профессор Снейп? Нет-нет, ему придётся объяснять, зачем Малфою так понадобилось навестить Грейнджер. Может, спросить, как открывается дурацкая книженция, у самого Снейпа? Он декан Слизерина, он должен понимать... А если проболтается отцу? Драко представил себе презрительное выражение на лице Люциуса. Исключено. Лучше смерть в окружении магглов. Ещё адрес Грейнджер имеется в Книге студентов Хогвартса, но как до неё добраться? Хорошо, отбросим эмоции и начнём рассуждать логически. Доступ к адресам студентов имеется у преподавателей и попечителей Хогвартса. Ну да, попечители! Скоро ежегодная проверка состояния чего-то-там, Драко не помнил, чего, но papá регулярно жаловались, что легче прокормить стаю оборотней, чем починить эту штуку в Школе чародейства и волшебства. Люциуса нынче турнули из Попечительского совета за идиотскую историю с василиском – Драко понятия не имел, какое отношение papá имеет к окаменевшим грязнокровкам, но судя по реакции старика Дамблдора, отец на чём-то попался. Сына ругает, а сам... Впрочем, прочь эмоции, рассуждаем логически. Кто из Слизерина остался в школьном совете? Крэбб... ну, этот вряд ли поможет... Флинт – его хоть что-нибудь, кроме карьеры сына, интересует, интересно?.. О, Паркинсон! К отцу семейства обращаться бессмысленно, но ведь есть Пэнси! Драко решительно отставил маслопиво, крикнул эльфам, чтобы убирали мороженое, а сам взялся за перо. «Пэнси, дорогая! Мне нужна от тебя небольшая услуга. Видишь ли, грязнокровка (не сомневаюсь, ты поймёшь, о какой именно грязнокровке речь) вместе с соком мандрагоры впитала в себя и дурные манеры этих созданий. Заранее согласен с тобой: она и ранее не отличалась воспитанностью, однако в день нашего отъезда из Хогвартса перешла границы приличий». Драко задумчиво посмотрел на пергамент. Что бы такого придумать?.. Ладно, это потерпит. «Не стану раскрывать подробностей: воспитанной девушке, поверь, они ни к чему. Важно другое. Задета честь моей семьи, и я не могу оставить подобный выпад без ответа. Я кое-что придумал. Но для реализации этих планов мне нужен адрес, по которому проживает маггловское отродье. Сущий пустяк для сообразительной особы, каковой я тебя всегда считал и считаю. Разумеется, я сознаю, что информация из Книги студентов Хогвартса не выдаётся кому попало и просто так. Ты можешь рассчитывать на меня в своих начинаниях даже более, чем обычно. О деталях договоримся. Скажем, во время пикника у Ноттов. Надеюсь, ты придёшь и принесёшь мне добрые известия. Искренне твой и т.д.» Замечательно. Намёк дан, а Пэнси действительно девушка неглупая. Теперь осталось лишь позаботиться о надлежащем прикрытии. Драко свернул пергамент в трубочку и перевязал серебристой лентой. Взял следующий лист и начал писать: «Здравствуй, Блейз!..» В конце концов, Забини с первого курса набивался в друзья. Вот пусть теперь докажет, что он достоин внимания Драко Малфоя. Пэнси считала себя девочкой порядочной и хорошей. Не чета всяким там грязнокровкам, которые о волшебстве, небось, узнали, когда им из Хогвартса письмо пришло. Паркинсоны – род древний, портреты предков-волшебников уже не влезают в малую галерею. Поэтому нет ведь ничего неправильного в том, чтобы именно Пэнси имела право сунуть нос туда, куда другим вход был заказан. И плевать ей, какого мнения придерживается профессор Дамблдор! Директор – гриффиндорец, это подразумевает некоторые... умственные ограничения. Зачем Малфою адрес Грейнджер? О, Пэнси не будет слизеринкой, если не выпытает этого! Но пока нужно выполнить желание Драко. «Маленькая услуга», ну да, как же! Знал бы Малфой, чего стоило уговорить отца! Впрочем, он обязательно узнает, когда придёт пора расплачиваться. И даже чуть раньше. - Господа попечители, я рад вас видеть. - Взаимно, профессор Дамблдор. - Здравствуйте, профессор. - Моё почтение... - О, юная мисс! Как вы выросли! Перенимаете у отца дела? - Благодарю, мистер Флинт, вы очень любезны. Дела отца для меня, увы, слишком трудны, но как наследница я обязана принимать участие... - Пэнси у меня молодец, Игнациус! А как дела у Маркуса? Уфф, только бы не начали говорить о помолвке прямо здесь! Хотя, кажется, обойдётся: Амос Диггори не скрывает нетерпения. Интересно, куда торопится? - К делу, джентльмены, к делу. Господин директор, каково состояние лестниц и туалетов в этом году? - Терпимое, вполне терпимое. Миртл буянит, но в целом... Мерлин и Моргана, теперь Пэнси куда лучше понимала раздражение отца по поводу этих проверок Хогвартса! Какие же странные вещи беспокоят попечителей! - Хорошо, проверим чуть позже. Сколько студентов ожидается в этом году? - Сейчас гляну, Амос, сейчас гляну... Прошу всех в мой кабинет. Кто-нибудь хочет сладостей? Может, вы, юная мисс? - Нет, спасибо, господин директор. Ой... это и есть Книга студентов Хогвартса? Древний артефакт оказался толстенным томиной. Огромный, тяжеленный, он лежал на каменной, изрезанной руническими письменами подставке. Пэнси робко прикоснулась к кожаной обложке и тут же отпрянула с испуганным восклицанием: пергаментные страницы шевельнулись. - Именно так, дочка, - усмехнулся Игнациус Паркинсон, - это она. А рядом с ней – с той стороны – лежит Перо, которое записывает в Книгу волшебников, стоит им родиться или приехать в Королевство. Перо Пэнси разочаровало. Какое-то куцее, чуть ли не изгрызенное мышами... Нет, не так должен выглядеть порядочный артефакт. Неудивительно, что она не заметила его рядом с Книгой. - А теперь, если никто не возражает... – Амос Диггори торопливо открыл Книгу. Пэнси даже немного покоробило столь непочтительное обращение с артефактом. Количество будущих учеников и полагающихся им комплектов постельного белья (плюс, замена изношенного, плюс, с тремя кроватями в Рэйвенкло надо что-то делать, они помнят если не Основателей, то их потомков точно...) Пэнси пропустила мимо ушей. Как подобраться к нужной записи? Кого попросить? Драко не простит, если его просьба не будет исполнена. Попечители лениво переругивались относительно требований нового преподавателя ЗОТИ: родители учеников из Рэйвенкло считали их чересчур умеренными, а хаффлпаффцы – слишком завышенными. Слизеринцы пытались найти золотую середину, но похоже было, что победит Рэйвенкло, к которому внезапно примкнули гриффиндорцы. Пэнси хмыкнула: ну вот и узнали, какой факультет окончил новый учитель. Может, за этот год даже чему-нибудь удастся научиться, с боевыми заклинаниями лучше всего дела обстоят у красно-золотых. По статистике. Хотя если пришлют очередного идиота... Ну как же подобраться к адресу Грейнджер? - А теперь всё-таки проинспектируем туалеты, - вот неймётся же некоторым! Педантичность свойственна Хаффлпаффу. Мистер Диггори может спешить куда угодно, но дело сделает. - Разумеется. Дамы и господа? Вот он, шанс! Пэнси дёрнула отца за рукав мантии и состроила самые умоляющие глаза, на какие только была способна. Игнациус Паркинсон поморщился, но кивнул и обратился к Дамблдору: - Я думаю, мы с дочерью подождём комиссию здесь. Господин директор, вы не возражаете, если я налью чаю? - Никоим образом не возражаю, - Альбус Дамблдор пронзил Пэнси неожиданно суровым взглядом, однако вежливо поклонился и оставил кабинет. За ним последовали остальные попечители. - Чего тебе нужно? – строго посмотрел Игнациус на дочь, стоило двери закрыться. Пэнси тут же обняла отца и самым нежным голосом проворковала: - Papá, я много раз видела хогвартские туалеты. Думаю, у мальчиков они такие же, как у девочек. А вот Книгу вижу впервые. И Перо. Можно я взгляну на них поближе, ну пожалуйста! Игнациус покачал головой: - Пэнси, ты прекрасно знаешь, что этого делать нельзя... - Ой, папа, ну не надо! Я же не буду выписывать из Книги все адреса и рассылать их почтовыми совами подписчикам «Ежедневного пророка»! Я хочу всего лишь взглянуть. Ты как-то говорил, что Перо записывает даже комнату, в которой живёт студент Хогвартса. Это правда? - Ты моя любознательная... – Игнациус усмехнулся. – Да, правда. Впоследствии, если адрес меняется, Книга отслеживает это сама. Равно как сама по окончании года расставляет фамилии студентов по алфавиту. - Серьёзно? – Пэнси округлила глаза. – Папа, я хочу на это посмотреть! Не качай головой, ничего не говори, я тебя прошу, нет, я умоляю! Ну давай так: я взгляну на свой адрес и, скажем... пусть будет Дафна Гринграсс, мы же у неё бывали, я знаю комнату, где живёт Дафна... Какие тайны мне откроются? Неужели Гринграссы держат эту красивую спальню для отвода глаз, а едва гости уйдут, тут же запирают старшую дочь в курятнике? - Пэнси... – отец расхохотался, а затем встал со стула и решительно направился к Книге. – Хорошо. Но ты сама назвала тех, кого мы будем смотреть! - Разумеется, назвала. Папа, ты чудо! Больше всего на свете Пэнси боялась, что адрес Грейнджер окажется на другой странице. Но нет, он был прямо над сведениями о Дафне. Перо обладало неплохим почерком, и Пэнси простила ему непрезентабельный внешний вид. Когда попечители вернулись в кабинет, Паркинсоны чинно пили чай и рассуждали о судьбах Основателей. Драко мог задирать нос и считать себя провидцем: с отъездом Люциуса жизнь улучшилась, но ненамного. Нарцисса считала своим долгом оградить сына от гнева Малфоя-старшего, поэтому занималась с ним лично. К её удивлению, наследник не только не протестовал, но и сам просил о дополнительных уроках. Леди Малфой не уставала хвалить ребёнка, и когда Драко начал жаловаться на головную боль, решительно настояла на прекращении работы. - Послушай, мама, - Драко морщился, складывая учебники в аккуратную стопку и с подозрением косясь на принесённый эльфом отвар, - Блейз приглашает меня на пару дней к себе. Миссис Забини принимает итальянских родственников, они сведущи в зельях – ну, ты понимаешь, – и я вот думаю: может, удастся узнать что-нибудь интересное? Блейз утверждает, будто некоторые яды... извини, некоторые эмульсии следует варить вдвоём. Ему требуется напарник. Если я откажусь, он попросит кого-либо из Ноттов. - Хм... – Нарцисса с сомнением оглядела комнату, заваленную пергаментами. – Это надолго? Драко раздражённо дёрнул плечом и взялся за кубок с лекарством: - Говорю же, пара дней. Фу, гадость какая! - Пей быстро, милый, затем эльфы принесут тебе горячего шоколаду. Хорошо. Но учти: если отец об этом узнает... - Мама, ну откуда он узнает? В любом случае, у меня есть оправдание: итальянские фамильные зелья не изучают ни в одной школе. Даже в Дурмштранге, я узнавал. - Хорошо, хорошо... Только не доверяй слишком этим итальянцам. Сам знаешь: Малфоев многие норовят обмануть. Драко улыбнулся, прикрыв губы серебряным кубком. Похоже, он выиграл. Теперь только бы Пэнси не подкачала! У Ноттов всегда было весело и хорошо. Многолюдное семейство любило устраивать приёмы, давать балы, выезжать на пикники – и делало это со вкусом. Вкусом к жизни, как сказал однажды Люциус Малфой, и Драко молча с ним согласился. Само поместье Ноттов – двухэтажное, облицованное серыми камнями, прочно вросшее в землю и оплетённое диким плющом – казалось, сочетало в себе несочетаемое: уверенность во вчерашнем и завтрашнем дне и любовь к авантюрам и экспериментам. И сами рыжие были под стать особняку. Весёлые, но основательные, умеющие и подурачиться, и поработать. Драко у Ноттов отдыхал душой. Пикник наметили на одной из весёлых зелёных лужаек рядом с домом. Беззаботно журчал ручей, смеялись подъехавшие барышни, курили сигары почтенные отцы семейств... Пэнси, увидав Драко, подбежала к нему и присела в шутливом книксене: - С тебя подарок. Вот адрес Грейнджер. Дом номер сорок семь, Флит-стрит, Эйлсбери, Букингемшир. - Флит-стрит? – Драко недоверчиво прищурился. – Это как в Лондоне, что ли? Улица имени британской прессы? - Наверное, - Паркинсон плохо знала Лондон. – В конце концов, почему бы и нет? Столица графства, как-никак! Малфой пожал плечами. Судя по тому, что он слышал о Букингемшире – точнее, судя по тому, что он ничего интересного об этом графстве не слыхал, – то ещё захолустье. Правильно отец говорил: за всякими такими местами стоит присматривать, никогда не знаешь, какая дрянь там вызревает. Вон, Грейнджер родилась... - В любом случае, спасибо, Панси. Ты ведь понимаешь: никому ни слова! - Да понимаю, успокойся. Хоть расскажешь потом? - Несомненно, - Драко ухмыльнулся, - посмеёмся вместе. Над чем они с Паркинсон будут смеяться, Малфой ещё не знал. Что-нибудь придумается. Истинную причину его интереса к Грейнджер в Слизерине не узнает никто!

Бешеные хорьки: Глава 3. Малфой-мэнор, Забини-холл, Уилтшир; Эйлсбери, Букингемшир. Великобритания В день якобы отъезда к Забини Драко... нет, вовсе не волновался. С чего бы? Ведь у него есть чёткий план действий, необходимое прикрытие и уверенность в собственных силах! И маггловские деньги, о да. Всегда важно подглядывать за родителями: тайник, в котором Люциус хранил ключ от сейфа с фунтами стерлингов, Драко давно разведал. Как и кодовое слово, заставляющее несколько камней в стене раздвигаться. Даже интересно, что такое «синхрофазотрон»? Может, заклятье высшего уровня? «Чудовищная книга о чудовищах» была закутана в цепи и обёрнута несколькими слоями плотной ткани, заколдованной на поглощение звука, поэтому из походного саквояжа не доносилось даже ворчания. Матери Драко сказал, что взял запасную мантию и кое-какие личные вещи. Миссис Малфой не возражала: будь её воля, пришлось бы тащить к Забини пол-мэнора всяких полезностей, которые неизвестно когда (но в любую минуту) могут пригодиться. Блейз встретил младшего Малфоя на выходе из камина. Вежливо поклонился лицу Нарциссы, возникшему на углях, заверил её, что всё будет просто великолепно. Подходящий рецепт зелья Забини уже приготовил, сразу же отдал его Драко – в Италии, по словам Блейза, этот отвар был известен «во всех приличных семьях», но в Великобритании «мало распространён». Ну, поглядим, что скажет мама... - Ты своим что-нибудь... эээ... объяснил? – осторожно спросил Драко. Блейз усмехнулся: - Да. Ты заскочил ко мне забрать «Занимательные и поучительные прорицания», а затем прямиком отправишься к Ноттам. Идём, я выведу тебя из дома безопасным путём. - Спасибо, - Драко настороженно оглядывался: в этой части имения Забини он никогда не бывал. Коридор, выложенный грубо обожжённым кирпичом, напоминал иллюстрации к детским книжкам, в которых герои обязательно попадали в потайной ход, ведущий к давно потерянным артефактам... Драко поёжился. У маленьких леди и джентльменов из книг всё всегда заканчивалось хорошо, но поволноваться и побегать им приходилось изрядно. Ладно, будем надеяться, что сказки – всего лишь сказки, а реальность куда скучнее и банальнее. - Ну, вот и пришли, - Блейз надавил на один из кирпичей, ничем не отличающийся от прочих, и возникшая в стене волшебная дверь распахнулась, выпуская мальчишек в английский парк, до одури правильный: аккуратно подстриженные кусты, посыпанные жёлтым песком дорожки... Даже в Малфой-мэноре, где традиции блюли свято, парк был более... живым, что ли? Может, дело в павлинах, может, трава позеленее и цветы поярче... Некстати припомнилось, как Люциус брезгливо говорил об иностранцах и нуворишах, которые желают быть святее Папы Римского и аристократичнее британской аристократии. Не то чтобы Драко разделял отцовское мнение... просто, кажется, начал его понимать. С другой стороны – это личное дело миссис Забини. Её сын от этого ни хуже, ни лучше не становится. - Калитка вон там, - Блейз мотнул головой и внезапно спросил серьёзно: - Малфой, ты вообще чётко себе представляешь, что делаешь? Вот только непрошеных советчиков Драко сейчас и не хватало! И без того... нет, поджилки вовсе не трясутся. Ничего подобного. Обычная нервозность, вполне оправданная обстоятельствами. - Не сомневайся, - Драко постарался улыбнуться как можно более дружелюбно и самоуверенно. – Я быстро обернусь туда и обратно. Главное – прикрой меня от матери. Эти женщины – им свойственно волноваться по пустякам... Забини кивнул, распахнул неприметную калитку в увитой плющом изгороди. Пожелал удачи. И Драко остался один. Разумеется, он ждал этого момента. И, разумеется, с нетерпением. Бояться обычного путешествия – да подобное просто недостойно Малфоя! Теперь нужно махнуть палочкой и изобразить, что он попал в беду. А если не получится? Глупости! Всё сработает, не может не сработать! В конце концов, больших проблем, чем у него, ещё поискать! И разве он сейчас и здесь не торчит один-одинёшенек, только потому, что отцу, видите ли, недосуг объяснить наследнику, как читать самую злющую в мире книгу? Нахлынули горечь, тоска... Да, самое то. Профессор Снейп как-то говорил, что «Рыцарский экспресс» существует именно для помощи волшебникам и волшебницам, у которых возникли трудности. Ну, у него, Драко, масса трудностей, видит Мерлин! Вызывать автобус оказалось неожиданно страшно. Вот и хорошо: страх тоже подходящая эмоция. Нет, Драко знал, что автобус подъедет быстро. Ему об этом рассказывали, кроме того, он перерыл в библиотеке все подшивки «Ездим, летаем, аппарируем», ежегодной брошюры Отдела магического транспорта Министерства Магии. И колдографии подъезжающего «Рыцарского экспресса» тоже видел. Но одно дело – колдография, а совсем другое – когда на тебя, лязгая и грохоча, несётся трёхэтажная громадина. Драко заорал и в один момент очутился на заборе. Откуда и свалился, не удержавшись на тоненькой изгороди. Мантия на боку с треском распоролась. В общем, вид получился самый плачевный. Ну а что вы хотели от волшебника, попавшего в беду? «Рыцарский экспресс», надсадно заскрежетав, остановился прямо перед забором. Надо будет сказать отцу, пусть придумает закон, запрещающий автобусам мчаться на такой скорости! Его, Драко, могли ведь и задавить! Хорошо, что он такой проворный... Тем временем в «Рыцарском экспрессе» с мягким шипением разошлись двери, и оттуда выскочил лопоухий парень с лицом, сплошь покрытым прыщами. Одет парень был в пурпурную униформу, показавшуюся Малфою претенциозной и дурацкой. От вопля, который издал этот идиот, Драко подскочил ещё раз: - Милости просим в «Рыцарский экспресс» - специализированный транспорт для волшебниц и магов, оказавшихся в затруднительной жизненной ситуации! Поднимите руку с волшебной палочкой и заходите в автобус! Мы отвезём вас в любую точку Великобритании, за исключением Ирландии! Под водой мы не движемся, за что приносим искренние извинения! Я – Стэн Шанпайк, кондуктор и... Кем ещё был Стэн Шанпайк, Драко так и не узнал, потому что наконец подобрал палочку и раздражённо махнул ею прямо перед носом у кондуктора. Тот удивлённо вытаращился на Малфоя, словно не ожидал увидать здесь мага, попавшего в затруднительную жизненную ситуацию. - Так это ты вызвал автобус? - Я, - Драко терпеть не мог панибратства, но сейчас изо всех сил изображал из себя милого и скромного волшебника. – Может, поедем уже? - Да без проблемочек! Багажик у тебя имеется? - Нет, - Драко не хотел быть резким, правда, не хотел! Оно само получалось. – Я попал в затруднительную жизненную ситуацию, и у меня нет багажа. Мне нужно в Эйлсбери, это столица графства Букингемшир. «Надеюсь, парень знает, где находится Букингемшир, и не перепутает графство с Букингемским дворцом!» - Понятненько, понятненько... С тебя десять кнатиков, а за тринадцать можешь заполучить горячего шоколадика, за пятнадцать же – грелочку и щёточку для зубов. Любого цвета! Похоже, наличие разноцветных зубных щёток составляло предмет особой гордости кондуктора. Драко как можно вежливей отказался от всего предложенного, расплатился (Стэн долго отсчитывал сдачу с галеона) и прошёл в салон автобуса. Да уж... Если бы отцу предложили в качестве сервиса что-нибудь подобное, контрагенты долго бы икали, вспоминая, какими словами охарактеризовал бы их Люциус Малфой. Вот между прочим, если бы не отец, ему, Драко, не пришлось бы трястись в странном транспортном средстве, в котором даже сидений нет, только дешёвые медные кровати! Да на них и ложиться-то страшно! Интересно, они ещё помнят Основателей, или сделаны уже во время принятия Статута о секретности? А эти свечи в пожароопасных подсвечниках?! Да ещё и деревянные панели вместо стен! Как вся эта трёхэтажная, дребезжащая, движущаяся в бешеном темпе штука ещё не взлетела на воздух? На что идут средства Министерства Магии? - Эй, - окликнул неугомонный Стэн, - мне твоё имя нужно и фамилия. Для отчётности. - Джастин... Джордан, - называть настоящее имя Драко не собирался. Семейству ни к чему огласка. А ему самому и подавно. - Понятненько. Давай, садись тут, Джастин, - Стэн дружелюбно кивнул на одну из кроватей. – Располагайся удобненько. Это – Эрни Пренг, наш водитель. Эрни, трогай! Драко машинально кивнул пожилому волшебнику в массивных очках. Ну да, разумеется, он всю жизнь мечтал познакомиться со всякими там чудаками, работающими за кнаты! Что-то загрохотало, и Малфой повалился на кровать. Ну ничего себе у них набор скорости! Нет, обязательно надо поговорить с отцом, обязательно. Если эти сумасшедшие ещё никого не убили, так ведь скоро убьют! К Стэну, хвала Мерлину, обратилась за чем-то пожилая ведьма с выступающей вперёд нижней челюстью, и неугомонный кондуктор переключился на неё. Драко слушал их болтовню вполуха, пытаясь одновременно не упасть с кровати, глядеть в окно и при этом не свалиться в обморок. Было от чего: Эрни Пренг вёл автобус, совершенно не сообразуясь с какими бы то ни было правилами. Похоже, дома, деревья, собаки, кошки, магглы и мусорные баки это знали. По крайней мере, они очень резво отпрыгивали в стороны, освобождая «Рыцарскому экспрессу» дорогу. Время от времени раздавались раскаты грома, и автобус аппарировал (иного объяснения Драко придумать не мог) в другой город либо городок. Зачем при этом было ещё с грохотом куда-то мчаться, распугивая окрестные коттеджи, Малфой решительно не понимал. Автобус ехал и останавливался, снова ехал и снова останавливался. Кто-то заходил и выходил. Ведьма с лошадиной физиономией на очередной остановке с грохотом скатилась по ступенькам «Рыцарского экспресса», крепко выругавшись на прощанье. Драко вцепился в спинку кровати и думал только об одном: «Рано или поздно это закончится. Рано или поздно. Рано или...» - Джордан! Эй, Джордан, проснись! Где тебя высадить в Эйлсбери? - На... Флит-стрит. - Хм... не знаю, где это. Я тебя перед Старыми конюшнями высажу, договорились? - Хорошо. Где угодно, лишь бы наконец выйти из этой громыхающей железяки! Ба-бах! Дзынь-бум-бряк! Бац! А, ясно: последнее «бац» - это с соседней койки свалился чемодан. - Выходи, Джордан, приехали. В Эйлсбери было тихо и сонно. Драко ожидал чего-то более оживлённого от столицы графства. Невысокие дома, опрятные улочки, статуя коня перед Старыми конюшнями... Неспешно прогуливающиеся магглы удивлённо оглядывались на Малфоя, но особенного внимания не проявляли. Драко сердито прикусил губу: эти простецы мантии сроду не видели, что ли? Но даже если и так, трансфигурировать одежду здесь не стоит. Защиты от министерских ищеек практически никакой. Лучше оглядеться, найти соответствующий магазин и одеться в маггловские тряпки. Неприятно, но ради дела можно и потерпеть. Здешняя Флит-стрит, в отличие от лондонской, была тихой улочкой. Двухэтажные кирпичные коттеджи по обе стороны от проезжей части; в некоторых верхний этаж выкрашен белой краской. Минимум цветов и деревьев, зато кирпич добротный. Малфой медленно шёл, разглядывая маленькие магазинчики, разноцветные маггловские машины, зелёные двухколёсные баки для мусора, стоящие возле каждого дома... Затем озадаченно остановился перед маленькой церковью со странной надписью «Victory Pentecostal Church of God». Что это было?* Может, у магглов изменился английский? Может, теперь с ними невозможно разговаривать? Хотя Грейнджер, да и тот же Джордан, как-то ведь общаются с приличными людьми! Ладно, будем считать, что это странный маггловский код: «Если твоя понимай, чего моя писать – твоя ходи-ходи сюда; если нет – ходи-ходи мимо». Драко прошёл ещё немного – и очутился перед коттеджем номер сорок семь. Тот был разделён на две части. Как и некоторые другие коттеджи, его отделял от проезжей части невысокий, Малфою до пояса, кирпичный заборчик. За ним Грейнджеры даже постарались сделать что-то наподобие цветника, но получилось очень плохо. Двери располагались во внутреннем дворике. Две. Рядом. Вот ведь невезение! Найти дверной молоток не вышло. С досады Драко стукнул кулаком по красной кнопке слева от двери. В доме раздался мелодичный перезвон. Хм... а хорошо придумано. На всякий случай Малфой нажал на кнопку ещё раз. А затем ещё. И ещё. Странно... Может, звон не долетает до дальних комнат? Или до второго этажа? Драко внимательно осмотрел дом – и обнаружил другую кнопку, на этот раз чёрную на коричневой коробочке. Возможно, следует жать сюда? На сей раз звук вышел резким, пронзительным. И через несколько секунд соседняя с Грейнджерами дверь открылась. На пороге стояла пухлая, розовощёкая женщина, торопливо вытирающая влажной салфеткой выпачканные чем-то белым руки. - Миссис Грейнджер, я полагаю? – неуверенно спросил Драко. Наверное, следует улыбнуться. Проявить вежливость. Малфои сроду не были вежливы с магглами, но обстоятельства требуют именно этого. Женщина на миг нахмурилась, но от улыбки Драко просто расцвела. - Увы, нет, молодой человек. Я соседка Грейнджеров. Боюсь, вы их не дождётесь, они уехали на всё лето. Драко на мгновение показалось, что под ногами поплыла земля. - Уехали? Куда? - Во Францию, молодой человек. А вы, простите, к Гермионочке? Дико было слышать, как кто-то называет Грейнджер ласковым именем. Но что взять с магглы? - К ней, да. Я... её однокурсник. В конце концов, это правда. Маггла, правда, поняла что-то не то, но Драко был готов её простить. В обмен на информацию. - Ох... и правда, очень жаль. Может, зайдёте, молодой человек? Чаю выпьете... Я Маршан, Амелия Маршан, я Гермионочку ещё малышкой помню, очень милая девушка, всегда вежливая. А вы прямо из колледжа, да? - Да, мэм. Переодеться не успел. Видите ли, она меня приглашала летом погостить, а мои родители... ну... не одобряют. Не понимаю, почему: Грейнджер... то есть, Гермиона – она же такая хорошая! Я так, на денёк заехал, а она... - Понимаю, - маггла явно расчувствовалась. А Драко позлорадствовал: когда Грейнджер вернётся, ей предстоит разбираться с тем, кто такой Джастин Джордан. Вот пусть, пусть... Пусть. Может, соседка даже упрекнёт лохматую дуру за плохое отношение к однокурснику. Чай оказался неожиданно вкусным, а печенье – ещё тёплым. Драко внезапно почувствовал, насколько же проголодался. А миссис Маршан всё стрекотала: - Я их видела две недели назад, Гермионочка покупала купальник. Ну и разговорились. Они поехали в домашний отель в Ментон, это на Лазурном берегу, под Ниццей. Там хозяевами какие-то итальянцы, отель их семье уже сто лет принадлежит, представляете, молодой человек? Кому-то из них мистер Грейнджер зубы подлечил – он очень хороший стоматолог, наш мистер Грейнджер, замечательный просто, вы как-нибудь попробуйте к нему на приём сходить, молодой человек... Вот и итальянцу этому понравилось. А у итальянца отель прямо на побережье, эх, ну почему всё достаётся таким вот хитрюгам, нет-нет, не подумайте, я итальянца этого в жизни не встречала, может, даже и приличный человек... Драко кивал, соглашаясь со всем сказанным. Иногда вставлял слово-другое. А в голове потихоньку выстраивался план. Ментон. Под Ниццей. Отель на побережье. Принадлежит итальянской семье уже около ста лет. Блейз сумеет запудрить голову Нарциссе Малфой. Итальянцы хитрые, в этом маггла права. - А как они уехали? Ну, в смысле, Франция ведь за Английским каналом... - О, сели в Дувре на паром. Паром Дувр-Кале, там паромы регулярно ходят, уже давным-давно, эх, скорее бы запустили этот поезд под каналом, а то недавно опять катастрофа была, представляете? - Представляю. Драко ещё ничего не представлял. Ему было страшно. По-настоящему страшно, но он гнал от себя этот липкий, удушливый, недостойный Малфоя страх. Очень хотелось домой, и поэтому Драко повторял, вертел в голове, словно заклятье: «Дувр. Паром Дувр-Кале. Ницца, Ментон, итальянский отель...» И снова. И снова. Дувр. Паром Дувр-Кале. - Так вы теперь домой, молодой человек? - Что? А, да, разумеется. Огромное спасибо за гостеприимство, миссис Маршан. Я обязательно расскажу Гермионе, как необыкновенно вы были со мной любезны. Маггла засмущалась, проводила Малфоя до порога. Что-то сказала на прощанье. Драко было уже не до неё. Дувр. Паром через Ла-Манш. Затем – Лазурное побережье. Пробегавший мимо чернокожий мальчишка обидно засмеялся, выкрикнул что-то. Драко не разобрал из-за чудовищного произношения. Английский с таким акцентом можно изучать, как иностранный. Разозлиться было, разумеется, можно, но на кого? Пацан уже удрал... Над чем же он смеялся? Может, над одеждой? Где-то тут имелся магазинчик... Через час Драко уже выглядел совсем как маггл: безукоризненно выглаженные брюки со стрелками, кремовая рубашка, чёрные лакированные туфли. Ещё Малфой прикупил любопытную маггловскую штуковину – походный рюкзак, который был куда удобнее саквояжа. В рюкзак отправились «Чудовищная книга о чудовищах» и мантия; саквояж Драко аккуратно прислонил к зелёному мусорному бачку. Вдруг кому-то пригодится? К Старым конюшням, оказывается, ходил автобус. Куда чище и приличнее, чем «Рыцарский экспресс». Похоже, у магглов возможностей путешествовать с комфортом на порядок больше, чем у волшебников. Надо бы поговорить об этом с папой. Когда-нибудь. Пока же Драко зашёл за старинное здание, повертел головой, никого не обнаружил и снова уронил палочку. На всякий случай сразу же запрыгнул на ступеньки заднего входа с заколоченной дверью. Лязг. Грохот. Визг тормозов. Сработало. - Добро пожаловать в «Рыцарский экспресс» - автобус для... это опять ты? - Ага, и я снова в беде. На сей раз мне нужно в Дувр. К порту, из которого во Францию отходят паромы. - Что это на тебе надето? - Шанпайк, ну какая разница? На мне маггловская одежда, ведь я в сложной, можно сказать, критической ситуации, и без «Рыцарского экспресса» совсем-совсем пропаду. Что тут непонятного? - Эээ... да всё понятненько, Джордан. Заходи давай. Драко полюбовался на ошалелую физиономию Стэна Шанпайка, подобрал волшебную палочку и шагнул к магической колымаге. Дувр. Паром. Затем – Ницца. «Рыцарский экспресс» дёрнулся, взвыл и загрохотал по брусчатке. _____________________________________ *На самом деле, Драко увидал обычную церковь пятидесятников, просто ему словосочетание «Pentecostal Church» было неизвестно.

Бешеные хорьки: Глава 4. Дувр, графство Кент, Великобритания Драко так и не понял, где его высадили. Нет, на одноэтажном здании с огромными, давно не мытыми окнами красовалась гордая надпись: «Порт Дувр. Центр путешествий». Но в понимании Драко морской порт должен был включать в себя море и корабли. Возле здания имелись чахлые кустики и оживлённая автострада. На всякий случай Драко обошёл здание со всех сторон. Вышел на огромную автостоянку и загрустил. Похоже, его нагло обманули. Хотелось сесть на землю и завыть. Но вместо земли, куда ни глянь, парил после недавнего дождя асфальт. А деревья были ограждены высоким бетонным забором. Наверное, лицо Драко в этот момент выражало все его мысли. Иначе почему проходивший мимо маггл в синей униформе обернулся к нему и озабоченно спросил: - Молодой человек, с вами всё в порядке? - Спасибо, да... нет! Я пытаюсь понять, где мне найти паром Дувр-Кале. - О, это далековато отсюда! Сделайте так: вначале по Джубили-Вей езжайте туда, - маггл махнул рукой куда-то на запад. – Там будет паромный терминал Восточных доков. От терминала едут автобусы ко всем платформам. Направление на Кале – это платформа Б. Запомнили? Запомнить? Да Драко не понял и половины сказанного! Тем не менее он, как воспитанный мальчик, кивнул, и маггл ушёл, ободряюще улыбнувшись на прощанье. Почему терминал, ведущий к Восточным докам, находится на западе? Что за Джубили-Вей и как к ней добраться? И самое главное: может, пока не поздно, вызвать «Рыцарский экспресс» и уехать обратно к Блейзу? Последняя мысль вывела Драко из уныния, вбросив в плохо контролируемую ярость. Отступить? Самому убедиться, что отец прав, и младший Малфой не стоит ломаного кната? Сдаться? Может быть, это разумно. Но Драко слишком далеко зашёл. Он сам, своими собственными интригами, уничтожил пути к отступлению. Осознанно уничтожил, самому-то себе можно и признаться. Возможно, Блейз и поверит, что интрига удалась. Возможно, удастся выдумать более-менее правдоподобную историю. Всё возможно, хотя и маловероятно. Но Драко всегда будет знать, насколько он слаб и ничтожен. Подписывать себе приговор собственноручно Малфой был не готов. Ладно, прекратим истерику, включим, ради разнообразия, мозг и начнём соображать. Где-то неподалёку отсюда находится загадочная Джубили-Вэй. Возможно, там ходит маггловский транспорт. Если нет – придётся искать другие варианты. В крайнем случае, идти пешком. Не самое приятное занятие – Драко уже находился в Эйлсбери, – но лучше так, чем никак. Блиц-опрос проходящих мимо магглов принёс потрясающие результаты. Автобусная остановка находилась прямо у Драко перед носом. Оставалось надеяться, что маггловские водители сами найдут Джубили-Вей и поедут по ней в нужную сторону. После Эйлсбери Драко надеялся на магглов куда сильнее, чем, скажем, на Стэна Шанпайка и Эрни Пренга. И магглы не подвели. Через десять минут Драко стоял перед очередным стеклянным зданием. Помимо стандартного указания на то, что это «Центр путешествий», там имелся плакат «Добро пожаловать в порт Дувра!» и, самое главное, стрелочка, направляющая к «продаже билетов». Наконец-то понятные слова! Но чудеса на этом не закончились. Над кассами, отделёнными от стеклянного зала стеклянными же перегородками, красовались надписи «Платформа А», «Платформа Б», «Платформа С»... Похоже, надо идти к милой девушке в среднюю кассу. Да, Драко не лукавил: белобрысая, чересчур накрашенная девица казалась ему сейчас самым замечательным человеком на свете. Она ему поможет, обязательно поможет! Возле кассы, обслуживающей «Платформу Б», торчало пять магглов. Драко честно пристроился в хвост очереди, а когда подошёл к стеклянному окошку, то как можно обаятельнее улыбнулся кассирше: - Будьте любезны, один билет на ближайший рейс до Кале. - Тридцать фунтов, пожалуйста. Спасибо. Вот ваш билет и двадцать фунтов сдачи. Отправление в шестнадцать-тридцать. Автобус отходит с третьей стоянки, это напротив центрального входа. Приятного путешествия. Девица оттарабанила явно заученные фразы, не отводя взгляда от странного аппарата, в нижнем ящике которого хранились деньги. Похоже, касса, но какая-то... очень маггловская. Пластик и хром, никакого изящества. Ну и ладно. Драко схватил вожделенный билет, поблагодарил и отправился искать автобус. Происходящее казалось сном, события в котором сумбурны, а одно место действия сменяется другим. Ну и пусть. Главное сейчас не это. Главное – попасть на паром Дувр-Кале. И тогда можно будет позволить себе испугаться по-настоящему. Смаковать страх, купаться в нём. Думать о том, как славно было бы сейчас оказаться дома. Паром не остановится от того, что Драко Малфой закатит истерику. И никто из волшебников ничего не узнает. Даже отец. Автобус оказался небольшим, жёлтого цвета. Темнокожий водитель задумчиво посмотрел на Драко, но ничего не сказал. Может, ему нужно было билет продемонстрировать? Или поздороваться? Так ничего и не решив, Малфой откинулся на обитую какой-то странной тёмно-синей кожей спинку сиденья. Маловероятно, чтобы магглы использовали выдубленные шкуры докси. Наверное, красители. Паркинсон, вон, тоже ходит иногда в нежно-розовых кожаных ботинках. Раздалось мягкое урчание мотора – ничего общего с завываниями «Рыцарского экспресса». Обогнув терминал, автобус поехал по улице с замечательным названием Докс-Экзит-Роад. Драко смотрел на пролетающие мимо здания – н-да, магглы действительно способны загадить всю землю своими асфальтом и бетоном. Даже здания из бетонных плит. Унылые, как... как... Не совсем уверенный, можно ли сравнивать занятия по истории магии с доковыми сооружениями, Драко покосился в противоположное окно и обмер. Там синело море, летали чайки и стоял огромный корабль. В его пасть медленной, ленивой вереницей заезжали автомобили. Наверное, вот это и есть паром. И на одном из таких он, Малфой, поплывёт во Францию. Страх снова холодком пробежал по спине. Ничего, это просто дурацкие переживания. Потом над ними можно будет и посмеяться. Мелькнула ещё одна вывеска с названием улицы. Ага, теперь автобус ехал по Норс-Ретерн-Роад. Ну и названия у них: то «въезд в доки», то «возвращение на север»... Запах моря сменился вонью бензина, пошли бесчисленные автостоянки. Драко начал уже беспокоиться, не увезли ли его из порта злокозненные магглы, когда автобус остановился у многоэтажного здания из красного кирпича. Надпись на нём гласила, что именно это и есть дуврский порт. Мерлин, сколько же их – портов в Дувре? - Следующая остановка – платформа Б, - сообщил водитель. Замечательно! Магглы оказались вовсе не злокозненными. Если, конечно, Драко ничего не упустил. Автобус снова тронулся с места, повилял между стоянками, а затем проехал мимо приземистого белого здания с невероятным количеством рекламных плакатов на стенах. Драко запомнил только огромные буквы WHSmith. Фамилия и инициалы, почему-то написанные слитно, возвышались над остальными пёстрыми слоганами. Определённо, пока магическая Британия занимается своими делами, магглы выдумывают собственный язык. В конце концов путешествие к платформе Б завершилось: автобус заехал на одну из стоянок. Вот хорошо всё-таки у магглов: упорядоченное движение, никаких тебе высадок «там, где местность знакомая» (Драко уже привычно содрогнулся, вспоминая «Рыцарский экспресс»). Пассажиры потянулись к выходу, и Малфой последовал их примеру. Ну и куда теперь? Впрочем, загадка разрешилась очень быстро: повертев головой по сторонам, Драко обнаружил, что все магглы идут практически в одну сторону. Рассудив, что время ещё есть, и успеть исправить ошибку в случае чего можно, Малфой присоединился к людскому потоку. И вышел прямо на причал. От увиденного перехватило дыхание. Паром был огромен. Нет, «огромен» - не то слово: просто чудовищен. Стальная громадина казалась Левиафаном, хотя ещё неизвестно, не струсил бы морской змей, повстречав подобного монстра? Те левиафаны, которых Драко видал в Исландии, были меньше вдвое, если не втрое. Засмотревшись, Малфой чуть было не повернул туда, где ехали машины. Но нет, ему, скорее всего, надо с остальными магглами подняться по лестнице в специальную крытую галерею, ведущую к верхней палубе. Дурные предчувствия завопили все разом. Драко решительно закусил губу и шагнул вперёд. Всё, хватит! Он обязательно побоится на борту парома. Билеты проверял молодой крепкий маггл в тёмно-синем. Драко подошёл к нему. Он не будет трястись, не будет... - Пожалуйста, ваши документы, молодой человек. И где ваши сопровождающие? - Со...провождающие? Сердце противно ухнуло куда-то в пятки. Маггл нахмурился. - Я вынужден просить вас проследовать в участок... В этот момент паника всё-таки взяла своё. В участок! Под арест! С волшебной палочкой и кусачей книгой! Уже виделся разъярённый отец. Палочку, конечно, не сломают, но Люциус пострашнее Министерства! Резко развернувшись, Драко бросился прочь, чуть не сбив пожилую леди с тростью. Мерлиновы кальсоны, куда дальше? Ага, вот сюда, через три ступеньки вниз по лестнице, какой дурак оставил здесь чемодан, ффух, на ногах устоял, теперь налево... Сзади слышен резкий свист, неважно, надо бежать, перепрыгнуть через покатившийся саквояж, мчаться так, чтоб начало перехватывать дыхание, затем прорваться к бесконечной веренице машин, чуть не попав под колёса, и дальше, дальше, прочь от опасности, прочь от парома... Прочь от мечты. Кажется, за ним гнались. Определённо, гнались. Но Драко удрал. Ли Джордан лениво выбросил пустую бутылку в море. Эх, хорошо! Компания расположилась на пустых ящиках. Эйб приволок чипсы, Сэмми затарился пивом ещё с утра... Что ж они праздновали-то? Чёрт, уже и не припомнить. Его возвращение из Хогвартса? Да нет, уже месяц прошёл... Скорую разлуку, что ли? Не, не то. Какие-то тёрки Эйба с девицей и последующее бурное примирение? Вспоминать было лень. Магнитофон орал на полную катушку, анекдоты, которые трепал Сэмми, Ли уже слышал, но поржать снова оказалось неожиданно приятно. Торнтон, правда, чего-то возбухал, но разбираться Джордан решительно отказывался. Сами разберутся, чего им надо, не маленькие. Вон, Майк тоже валяется, подставив брюхо солнцу, и не спешит на помощь ни одному из корешей. - Слушай, Ли, а расскажи про свою школу, а? Ну вот, разобрались. - Ой, Сэмми, отвянь, - придумывать было страшно неохота. Точнее, не придумывать: Джордан время от времени действительно рассказывал байки про Хогвартс, заменяя магию чем-нибудь более привычным. Статут о секретности нарушать не хотелось, но не поделиться с друзьями хорошей историей – это же невыносимо! - Да не дури, Ли, давай! Ну, если и Торнтон заинтересовался, придётся-таки немного потрепать языком. - Ладно. Про кого? - Про Малфоя! - Про этого козла с факультета богатеньких придурков! - Про белобрысого! И чего он настолько пришёлся по душе корешам? - Хорошо. Итак, Малфой однажды... Хрясь! - ... свалился прямиком на Сэмми Зеона, - охрипшим голосом закончил фразу Ли, глядя, как дружбан поднимается с земли и кроет матом светловолосого, хорошо одетого мальчишку с перепуганной физиономией. - Не понял... – офигело пробормотал Майк. Торнтон заинтересованно прищурился: - Погодь, Ли! Это что, вот тот самый белобрысый слизняк из твоих баек? Сэмми перестал ругаться и восхищённо присвистнул: - Ну-ка, ну-ка, давай его поближе... Ли резко вскочил с ящика, на всякий случай дёрнул слизеринского идиота к себе поближе: - Парни, погодите. Малфой, ты что тут делаешь? - Убегаю, - огрызнулся гадёныш, оглядываясь назад. Оттуда никто не выскочил, но раздававшиеся с территории дуврского порта свистки ясно давали понять, от кого Малфой драпал. - У тебя проблемы с бобби? – на всякий случай уточнил Джордан, дождался невнятного кивка и поднялся с ящика. – Народ, мы с Малфоем сваливаем. Малфой, идёшь со мною, ясно? - Блин, ты вот на таком языке болтаешь в своей белой школе? – хрюкнул Эйб. - Ща в рыло дам, - перешёл на более привычный старым корешам диалект Джордан. – Да, я треплюсь там именно так. Высокий британский называется. Малфои другого не понимают. Вам, кстати, тоже советую подымать свои жирные задницы, пока сюда не приволоклись фараоны. Компания не спеша оставила насиженное место. Малфой жался к Джордану, словно щенок болонки. Вот откуда он здесь взялся, такой красивый, и что с ним делать дальше? Ли уловил краем глаза, как Торнтон перемигнулся с Майком. О, началось. Вот куда этого прыща белобрысого девать? Разденут, ограбят... Сказал негромко, но так, чтобы услыхали все: - Ребята, если что, мне неприятности в школе не нужны. - А кто узнает? – хмыкнул Майк. Ли демонстративно вздохнул: - Кто надо – тот узнает. Если его папик наймёт детективов, проблемы будут у всех, ясно? - Ясно, - нарочито миролюбиво ответил Торнтон. Чёрт, надо держать ухо востро! Настроение испортилось окончательно. Ну что это за дрянь такая – ссориться с друзьями детства из-за какого-то Малфоя! Верняк же думают, будто Джордан к богатеньким хлыщам подмазывается... И этот, гнида слизеринская, тоже хорош – одет с иголочки, рожа холёная, в карманах, небось, не галеоны, так фунты пачками. Таких здесь ой, как любят – вот как найдут, так и любят. Всем факультетом. Тьфу ты, прости Господи, какие здесь факультеты... Солнце коснулось горизонта. Похоже, до дома засветло не дойти. И не доехать. На перекрёстке Клифф-роад и Джубили нестерпимо захотелось нащупать в кармане старый добрый кастет. - Ок, парни. Нам с Малфоем ещё надо кое-куда смотаться, сообщить его родакам, где сынуля. Малфой явно хотел что-то сказать, но Ли заткнул его яростным взглядом. Затолкнул на подножку отходящего автобуса, впрыгнул следом, проигнорировал ругань кондуктора, проследил, как неспешно отворачивает от остановки компания. Его старая добрая команда: немного растерянный Эйб, напряжённый Майк, нарочито расслабленный Торнтон... Если они насядут все – придётся плохо. Очень плохо. Показалось, или Майк махнул рукой, подзывая такси? - Оплатите проезд, молодые люди. - Малфой, деньги у тебя. Просто делай, что сказано, ладно? Странно, но слизеринец не стал выпендриваться. Через три остановки Ли начал проталкиваться к выходу. Малфой шёл следом. - Куда тебя отправить? - Во Францию. - Сдурел? – Ли даже остановился в проходе. - Нет. Мне... очень надо. Я объясню, Джордан, я всё объясню... - Не сейчас. Давай за мной! Уже стемнело. С одной стороны, хорошо, с другой... И вот на кой чёрт Малфою понадобилось сваливаться Джордану на шею? Ли был мрачен, как... ну да, как гриффиндорец, углядевший слизеринца. Теперь бы ещё раскрутить его на помощь... Паника потихоньку отступала, но всё равно Драко боялся. Он цеплялся за Джордана, словно тот был единственной реальностью в страшном маггловском мареве – так больной хватается за чужую руку перед тем, как снова рухнуть в лихорадочный бред. Отец был прав. И мама права. Он, Малфой, не должен был, не должен, не должен... Неважно, что именно. Не должен. Никогда. Ни за что. Его место – в мэноре. Как у домового эльфа. Драко всё осознавал. Не хотел этого, но просто ничего не мог с собою поделать. - Не отставай, - буркнул Джордан, углубляясь в тёмный переулок. - Я... не могу, - Драко задыхался, действительно задыхался. Сначала эта дурацкая погоня... как их там назвал Ли? Бобби? - а теперь, похоже, они удирали от компании Джордана. Ли резко развернулся и хриплым, яростным шёпотом сказал: - Малфой. Не. Отставай. Иначе. Будет. Плохо. - Я стараюсь... Я правда не могу! Внезапно Джордан схватил Драко за руку и оттащил за какой-то ящик, заполненный отвратительно воняющей субстанцией. - Тихо! Драко испуганно притих. Трое вынырнули, казалось, из ниоткуда. С замиранием сердца Драко увидел у одного из преследователей нож. Руки других утопали глубоко в карманах штанов. - Куда их понесло? – этот английский был отвратителен; Малфой едва его понимал. - Кажется, туда... Драко оглянулся на Джордана и с ужасом увидал, что тот выставил перед собой волшебную палочку. Нельзя, если гриффиндорец сейчас из-за дурацкого благородства ударит заклятьем, Малфой точно никогда не попадёт к Грейнджер! Драко хотел сказать, хотел дотронуться, объяснить, но замер, не в силах сделать ни малейшего движения. Троица скрылась в темноте. Джордан некоторое время прислушивался, затем убрал палочку в рукав широкой рубахи и дёрнул Драко за руку: - Побежали! Они нырнули в какую-то подворотню, внезапно открывшуюся за поворотом. Миновали вонючую помойку. Дома, дома, редкие деревья, тёмные провалы вместо дверей... Куда Джордан его тащит? - Стоп! Стой тут... Драко запыхался, так что вместо ответа просто кивнул, прислонившись к хлипкому заборчику с неразличимой в темноте надписью. Ли спрятал волшебную палочку и достал странную штуковину, судя по виду – достаточно тяжёлую, с дырками для пальцев. Надел её на правую руку. Повернулся к Драко, прошептал прямо в ухо: - Не высовывайся, только не высовывайся. Если что – вызывай «Рыцарский экспресс». И не дури. Понял? Малфой кивнул, хотя не понял практически ничего. Снова послышались шаги, тихие и лёгкие. Уже знакомые. Дыхание у одного из преследователей сбилось, но два других, казалось, не гонялись ни за кем, а просто гуляли себе. Ли выскользнул из-за забора, послышалась какая-то возня, прервавшееся на полуслове ругательство... и тишина. Джордан не возвращался мучительно долго. Драко приготовил палочку. Конечно, он не обязан защищать тупого гриффиндорца, это просто для самозащиты, ни для чего больше. Отец потом замнёт последствия. Обязательно замнёт. Посадит под домашний арест, но это мелочи. Главное сейчас – просто выглянуть из-за забора. После всего, что уже случилось, Драко не может не справиться. Ну же! Всего-то дел – один шаг вперёд... - Малфой! Ли возник так бесшумно и стремительно, что Драко чуть не выронил палочку. Сердце колотилось, как безумное, а колени с чего-то начали подгибаться. В странном разочаровании, мешающемся с облегчением, Малфой решил пока не разбираться. - Да, - ответил он, пытаясь выровнять дыхание. - Ты в порядке? Дурацкий вопрос. - Ага. А ты? Спросить оказалось неожиданно сложно. Джордан улыбнулся. В темноте его зубы казались неожиданно белыми. - Я? Ну, не считая того, что я вдрызг разругался из-за тебя с друзьями, то да. Пошли? Угу. Теперь это называется «разругаемся». Драко с трудом разглядел три скорчившиеся фигуры, валяющиеся на асфальте. Джордан не дал рассмотреть внимательно, потащил за собой. Они миновали пару дворов, затем Ли расслабился. - Всё, теперь не догонят. - А должны были? – не удержался Драко. – Они ж уже без сознания! - Скоро придут в себя. Мы, чёрные, живучие. - И что будет? Джордан закатил глаза. - Да ничего не будет, Малфой. Ничего. Идём, переночуешь. А с утра отправлю тебя во Францию. Купим тебе мантию-невидимку, сядешь на паром – и отправляйся. Мантия-невидимка! От неожиданности Драко чуть не засмеялся. Действительно, мог ведь и сам додуматься! - А по дороге объяснишь мне, с какого перепою тебе понадобилось влипать в неприятности, - невозмутимо добавил гриффиндорец. М-да. А ведь казалось, что все проблемы позади.

Бешеные хорьки: Глава 5. Дувр, графство Кент, Великобритания Джордан жил на самой окраине Дувра, на Ист-Клифф, в длинном трёхэтажном доме с мансардой, закопчёнными стенами, множеством разнообразных дверей и видом из окна на знаменитые белые скалы. Вид мог бы называться красивым, не порть его двухэтажные обшарпанные дома, выстроенные у подножия горы. Говоря по правде, если смотреть из окна комнаты Джордана, не высунувшись оттуда, то можно было разглядеть разве что сиреневые занавески соседа напротив. Всё это Драко узнал уже утром. А в тот вечер они с Ли пришли (правильнее сказать – подползли) к одной из дверей, и Джордан долго возился с замком, ежесекундно чертыхаясь. Затем дверь наконец-то поддалась, гриффиндорец практически затолкал Малфоя в узкий коридор и, кивнув на грязные ступеньки, тихо пробормотал: «Дома». Каждой семье, живущей в этом воистину бесконечном здании, полагались кухня, прихожая и две спальни, в одну из которых Джордан Малфоя и привёл. Всё это размещалось на двух этажах. Каково приходилось тем, кто жил на третьем этаже и спал в мансарде, Драко не хотел даже думать. В спальне Джордана имелись довольно широкая кровать, ветхий шкаф, на который не слишком устойчиво взгромоздилась полка с книгами, письменный стол, заваленный пергаментом, и стул, обитый зелёной, несколько потёртой материей. Блекло-сиреневые обои были увешаны неподвижными маггловскими фотографиями. Украшение, по чести говоря, довольно сомнительное, ну да что взять с гриффиндорца. Ни хорошего вкуса, ни понятия о приличиях. При взгляде на некоторые изображения Драко покраснел: девушки, красующиеся там, несомненно, могли считаться хорошенькими, даже очень... но зачем же настолько обнажаться? На одной из фотографий Малфой разобрал дарственную надпись: «Дорогому Ли от Нэнси. Люби, не забывай». На месте Джордана он, Драко, устроил бы девушке тот ещё разнос. Но гриффиндорцу, видимо, нравится. С другими фотографиями дела обстояли ненамного лучше. Чернокожие внушительные мужчины на них замерли в диких позах, разинув рты, а уж во что они были одеты... Ну хоть не раздеты, и на том спасибо. Странно диссонировала со всей этой обстановкой маленькая фотография полной пожилой негритянки, закутанной в ярко-жёлтую шаль. Это изображение стояло на письменном столе и единственное было забрано в рамку. - Моя мам, - проследив взгляд Малфоя, сказал Джордан. – Она спит уже, не хочу её будить. Ты как, ел сегодня? В животе Драко тут же предательски забурчало. А ведь и правда, со всеми этими тревогами он совершенно забыл и пообедать, и поужинать. - Ясно. Жди здесь, схожу, пошарю в холодильнике. Через минуту Джордан вернулся, принеся... ну, некоторая часть того, что он принёс, была похожа на хлеб, а другая – на ветчину, хотя и не совсем... Драко решил довериться гриффиндорцу. Один раз, не больше. Слишком хотелось есть. На вкус псевдо-ветчина напоминала бумагу и отдавала чем-то искусственным, напоминающим запах чернил. Но это если принюхиваться. А Малфой не принюхивался и не воротил нос. В конце концов, в жизни есть главные вещи, а есть второстепенные. Главное сейчас – поужинать. Страх постепенно уступал место... чему-то, для чего Драко ещё не мог придумать названия. Возможно, иронии. Магия – вещь, конечно, непредсказуемая и своенравная донельзя. Но кое-какие общие посылы углядеть можно. Скажем, если назвался Джорданом, то придётся лезть в реку. Ну что ему стоило назваться каким-нибудь Роном Грейнджером? Глядишь, не пришлось бы во Францию тащиться... Воображение услужливо подсунуло Драко семейку Уизли в полном составе. По слухам, Поттер бывал в «Норе», причём довольно часто. Значит, есть шанс, что и грязнокровку туда занесёт... Нет уж, лучше Франция. И Джордан. - В общем, так, Малфой, - Джордан прикончил свой сендвич и забрался с ногами на кровать, - я тебе не нянька. В Хогвартсе ты выглядел, как засранец, вполне способный без компаса найти собственную задницу и доволочь её из Большого зала в любой из кабинетов. Но ты вообще можешь объяснить, как ты попал в Дувр и на кой чёрт тебе надо во Францию? Учти, от этого зависит, покажу ли я тебе, куда идти, или завтра выпинаю из своего дома вон. Ха, похоже, Джордану просто любопытно! - Я сбежал из дома, - начал Драко, старательно подбирая слова. – Мне... Джордан, мне просто надо во Францию, ну поверь! - Ты предлагаешь мне поверить слизеринцу, я правильно понял? - А разве это не рискованно? И не благородно? - Вообще-то, - Джордан лениво потянулся, - это чертовски глупо, и не более того. Попробуй сначала, Малфой. Про «сбежал из дома» я понял и оценил. Вместо ответа Драко вытащил из рюкзака «Чудовищную книгу о чудовищах». - Это наш новый учебник. Понимаешь... если я буду умолять отца показать мне, как его открыть, я... в общем, я не смогу. - Ни фига ж себе! – Ли с уважением уставился на книжищу. – Это кто ж вам такую хреновину подсунул? У нас таких не было... Вспыхнувшая было надежда решить все вопросы прямо здесь и сейчас моментально увяла. - Хагрид. Он с нового года учителем по уходу за магическими существами. Я, видишь ли, эту дрянь открыл уже однажды... - И получил урок убёга от магического существа, понимаю. Чёрт, ну как же с ней совладать, с такой зубастой? Клыки вышибить? – Джордан с сомнением покосился на свой кулак. Драко представил эту сцену, вздохнул и решил проявить немного благородства. Исключительно в качестве жеста доброй воли по отношению к спасителю. - Мать не проснётся? - Вот блин... - Кроме того, непонятно, закроется ли она, если ты... эээ... хорошенько её стукнешь. Возможно, придётся покупать новую. И учти ещё одно: разрушать всё вокруг эта штука умеет и любит. А колдовать на каникулах запрещено, поэтому никаких reparo. - А во Франции тебе его откроют? – Джордан с уважением поглядел на зубастую книжищу. - Да. Точнее, научат открывать. Может, в Британии тоже могут помочь... но я не знаю, кто. - Хм... дурацкая у тебя ситуация, Малфой. Кстати, до сентября учебник с голоду сдохнет, или как? - Или как, - Драко очень устал, допрос ему уже надоел. – Говорю же, у меня большие проблемы с отцом. Да, из-за учебника. Я, видишь ли, не могу его открыть, а значит, недостоин называться наследником рода. - Блин, - Джордан с чувством закатил глаза, затем повертел пальцем у виска, - папашка у тебя, однако... Да и чёрт с ним. Не то чтобы я поверил до конца... но, как уже было сказано, в няньки тебе никто здесь не нанимался. Ладно. Завтра я проведу тебя в магическую часть Дувра. Покажу, где, что и как. Посажу на паром. А дальше удирай от своих родственничков сам. - Это всё, чего я хочу от тебя, Джордан, - ответил Драко совершенно искренне. Даже обидно немного стало: почему, ну почему в серьёзных вещах гриффиндорцы могут помочь куда больше, чем слизеринцы? Там, где слизеринцы... ну, прикроют, если что, гриффиндорец накормит, обогреет, спасёт и покажет дорогу. И обругает на прощанье. Обидно. - Сегодня поздно уже, - Джордан совершенно не замечал душевных терзаний юного Малфоя, - заночуешь у меня. Завтра с утра сходим, куда надо. Давай, ложись спать. - Эээ... куда? - Малфой, ты здесь видишь крутые апартаменты? Я – нет. Можешь завалиться со мной на одну кровать, можешь устроиться на коврике. Мне пофигу. Угу. И обругает на прощанье. Драко коротко вздохнул и полез под одеяло. Утром Джордан разбудил его ни свет ни заря. Кроме шуток: солнце только-только выглянуло из-за горизонта. В сумерках комнаты кожа Джордана выглядела ещё темнее, а зубы – ещё белее. На голову гриффиндорец нацепил непонятный платок – чёрный, на котором были рассыпаны то ли звёзды, то ли снежинки. Зачем оно понадобилось, Драко так и не понял, но спрашивать не стал. Слишком хотелось спать. - Малфой, подъём, нас ждут великие дела! В смысле, тебя ждут, а я рядом постою. Давай-давай, шевелись, нам к открытию склада нужно подвалить, иначе проблем не оберёмся. - Какого ещё склада? Дела точно не подождут? – Драко отчаянно зевал. Ну глубокая же ночь, прямо глубочайшая! - Не подождут. На складе с мантиями-невидимками с утра мой кореш работает, он выдаст товар без вопросов. А потом начальство подвалит, начнутся душеполезные беседы. На кой чёрт несовершеннолетним мантия-невидимка, да покажите разрешение от родителей... Тебе оно надо? - Нет. А-у-у-ухх... - Давай-давай, шевелись. Будешь пай-мальчиком – выдам кофе и пожрать. За твой счёт, разумеется. Кое-как Драко слез с кровати. Одевался ещё в полуобморочном состоянии. И только выйдя на свежий утренний воздух, немного пришёл в себя. - А... мы куда идём-то? - Завтракать. Тут недалеко. Круглосуточная маггловская кафешка со странным названием «Первый и последний» действительно находилась совсем рядом – за дом завернуть. Ярко-красная вывеска на белой стене двухэтажного особнячка гласила: «Настоящий эль. Метание дротиков. Еда круглосуточно!» Рядом торчала ещё одна, с грубо намалёванной яхтой. Паруса на яхте выкрасили в ядрёный красный цвет, а дверь в заведение зачем-то сделали синей. От этой аляповатости у Драко зарябило в глазах. С другой стороны, очень может быть, что так и было задумано. Уж такую-то расцветку путешественник точно не пропустит. - А почему «Первый и последний»? - Потому что раньше кенты, которые приезжали в Дувр, сразу натыкались на этот паб. Ну, типа, первый, готовый их накормить. А когда уезжали, то напоследок в нём же набивали брюхо, и до самого корабля больше никакой жрачки: ближе к порту ничего не было. Сейчас-то, конечно, и поближе понастроили всякого... А этому дому пятьсот пятьдесят лет. Ну, или около того. Судя по тону, Джордан явно гордился забегаловкой. Драко с почтением поглядел на каменное здание, выстроенное, честно скажем, без особых архитектурных изысков. Неужели действительно пятьсот пятьдесят лет?.. Обстановка внутри тоже не поражала какими-то особенными изысками. Желтоватые стены, обитые по низу деревянными панелями. Хорошие старинные гравюры на стенах, действительно хорошие, но совершенно теряются на фоне общего убожества. На грубом деревянном полу деревянные же столы и стулья. Пара бильярдных столов. Табличка, предупреждающая, что здесь не курят, а курят в специально отведённой для этого зоне. Пара сонных посетителей и сонный же бармен, приветливо кивнувший Джордану. - И тебе привет, Робин. Слушай, будь другом, сбацай мне и моему приятелю что-нибудь пожрать. Горячего. И два кофе. - Сейчас, - бармен сцедил зевок в кулак и скрылся в глубинах заведения. - Я здесь работал прошлым летом, - хмыкнул Ли, усаживаясь за свободный столик, - так что всех знаю. А кого не знаю, с теми этим летом дознакомился. Драко предпочёл не выяснять подробностей – уж слишком хотелось спать. Ну, работал... ну и ладно. Главное, что их сейчас накормят. Вкусно запахло кофе. Бармен Робин вернулся, неся две довольно грубые белые чашки и... нечто в бумажных пакетах. Вроде бы, картофель. И замотанные в бумагу... судя по форме, сэндвичи. - Налетай, - кивнул Джордан и ухватился за еду руками. - А... э... вилки где? - Это фри, парень. Вон салфетки, вытрешься потом. А если брезгливый, то в туалете рукомойник, для самых-рассамых чистюль. Ничего себе у Джордана представления о брезгливости и чистоте! - Погоди... как это в туалете? То есть, возле... - Малфой, не гунди, а? Сходи да взгляни сам. Может, всё не настолько плохо? И, как ни странно, Джордан оказался прав. Кабинки были отгорожены от раковины, а как работает странная маггловская техника, Драко узнал, подсмотрев за моющим руки парнем из обслуги ресторанчика. Вспомнилось бессмертное уизлевское: «На что только не пойдут магглы, чтобы не пользоваться магией!» Малфоя охватил детский восторг: на кнопку подачи воды надо было нажимать, затем крутить ту же самую кнопку для изменения температуры... Он провозился, наверное, минут пять, и лишь появление следующего маггла, жаждущего чистоты, оторвало его от забавы. К Джордану Малфой вернулся несколько смущённый. И не зря: его ожидало предсказуемое: «Я думал, ты там уже утонул». - Выплыл, - огрызнулся Драко. Ли, к его удивлению, лишь рассмеялся: - Давай, ешь, а то я тоже голодный. Было ваше – станет наше. Нет, ну Джордан, конечно, может... И неизвестно, когда появится возможность пообедать, если появится вообще. Драко, если честно, сомневался, что хоть какое-нибудь из этих... ммм... блюд окажется съедобным, но осторожно попробовал предложенное угощение. Разумеется, вкусным гамбургер – или как там его? – назвал бы разве что Уизли, до Хогвартса не евший ничего, кроме варёной картошки. Но съедобно. Вполне. В любом случае, нужно ведь чем-нибудь питаться, верно? - А во Франции такие рестораны есть, Джордан? - Рестораны? – гриффиндорец удивлённо поглядел на Малфоя, затем хмыкнул. - А, забегаловки, что ли? Они повсюду есть. Обрати внимание на «МакДональдсы» – дёшево и сердито. Ну вот и славно. По крайней мере, с голода Драко не умрёт. - Поел? Хорошо. Теперь пошли за мантией. От происходящего слегка кружилась голова. Вчера – «Ночной рыцарь» и сонный маггловский городок, затем погоня, затем снова погоня; шуточки магии, подсунувшей Малфою Ли Джордана... Без вечных дредов, скрытых под платком, гриффиндорец выглядел странно. Необычно. Как во сне, ага. Сегодня мир-галлюцинация предлагал Драко уникальный опыт нелегальной покупки мантии-невидимки. И нелегальной же посадки на паром, который доставит Малфоя во Францию. Да, ему, конечно, надо вернуться домой. Да, по голове его не погладят. Но всё это где-то там, в другой жизни. А здесь – ухмылка Ли Джордана, крики мальчишек, разносящих утренние газеты, запах не слишком (почему-то Драко был в этом уверен) здоровой еды, которую обязательно нужно есть руками... Малфою внезапно подумалось, что это вовсе не сон, что как раз сейчас он наконец проснулся и живёт, что мать и отец, Хогвартс, друзья и официальные приёмы тают где-то там, в странном видении. И даже Поттер – всего лишь ночная грёза. Ночной кошмар, если уж быть точным. - Слушай, Джордан, а магглы знают о Гарри Поттере? - С чего бы им? - Я так и думал... Хотелось смеяться, и некому было одёрнуть, некому сказать: «Фу, Драко, посмотри на себя, ты позоришь честь Малфоев!» Первый смешок вышел неуверенным, но тут на помощь, как ни странно, пришёл Джордан. Они хохотали на весь квартал, а когда Ли наконец спросил: «Малфой, а над чем ржём-то?», начали смеяться снова. Потом заспорили, кто над кем шутит, кто первый начал и, собственно, кто из них сумасшедший. Пришли к выводу, что оба, немедленно расхохотались, а там к очередной остановке подошёл очередной двухэтажный автобус, доставивший их на очередную окраину Дувра. Вход в магазин волшебных товаров располагался в автомастерской. Артур Уизли был бы в восторге. Вывеска в глубине двора сообщала, что здесь же продаются подержанные машины. Учитывая, что через два дома заканчивались и улица, и сам город, а небольшой луг плавно переходил в лесочек, дела у автомагазинчика явно шли не ахти. Впрочем, хозяин этой магической лавки торговал в основном не машинами. В отличие от Лондона, здесь вход в лавку с магическими товарами был всего лишь замаскирован магглоотталкивающими чарами, а внутри грохотал маггловский рэп, которого Драко с утра наслушался в «Первом и последнем», и продавец, очень похожий на Джордана, водил Малфоя между нераспакованными тюками с мантиями и тараторил что-то на совершенно неразборчивом английском. Магглы с их языком плохо, очень плохо влияют на магическое общество. В конце концов в разговор вступил Ли и перевёл, что мантии хватит на пару лет («но на самом деле, Малфой, я бы не советовал тебе рассчитывать дольше, чем на месяц»), что цена вполне приемлема («тут он прав, такая дрянь и стоит дёшево»), и что надо брать, а то паром уйдёт. Последнюю фразу Джордан вставил по собственной инициативе, и Драко с ней согласился. О цене сторговались быстро – продавец всё поглядывал на выход, явно ожидая строгого хозяина. Чёрт с ней, с поттеровской Самой Крутой Мантией-Невидимкой! У Драко... ладно, скажем честно, похуже, но зато... зато она зашибенская, вот! Так сказал Джордан, и у Малфоя сейчас было огромное желание поверить словам гриффиндорца. - Всё, теперь на паром, или куда? Драко ненадолго задумался. Надо бы предупредить Блейза... - А совятня тут есть? - Полкилометра пёхом. Ты как, ноги сбить не боишься? Малфой лишь расхохотался. Совятня находилась в том самом лесочке. Ловко придумано! Драко отправил послание Забини, на всякий случай продублировал его Тео Нотту и Пэнси. Ещё на пару дней друзья его прикроют. А там... Сомнения всё ещё грызли Малфоя, но обращать на них внимание он категорически не желал. И вовсе не обязательно бояться, когда окажешься на палубе левиафана. Ведь за страхом можно пропустить самое интересное! - А вот теперь на паром. Мантия-невидимка лежала в рюкзаке, но грела – почему-то – душу.

Бешеные хорьки: Глава 6. Дувр, Великобритания; палуба парома «Гордость Кента», где-то посреди Ла-Манша; Кале, Франция - Посмотри на белые скалы Дувра, - сказал Джордан на прощанье, - все на них смотрят, когда паром отходит от причала. Драко кивнул. - И иди в толпе, не пытайся проскользнуть, - Ли, кажется, всерьёз взялся за роль наставника. – Когда толпа напирает, никого не удивит, что его толкнули. В мантии-невидимке только так и пробегать. Драко снова кивнул. Говоря по правде, именно сейчас страхи вернулись. Их можно было держать в узде, но уходить они не желали. Малфой понимал, что всё в порядке вещей, но очень хотелось спросить Джордана, боятся ли во время своих похождений гриффиндорцы. Скорее всего, нет – но вдруг?.. Паром был другим, но таким же огроменным. И новеньким. На борту красовалась огромная надпись «P&O Ferry» и странный четырёхцветный флаг. На самом носу, буковками помельче было выведено: «Гордость Кента». - А что из этого название? – поинтересовался Драко. Он сейчас готов был болтать о чём угодно, лишь бы забить этот тонкий, противный голосок, вещавший, что ничего не получится, всё напрасно, лучше бы вернуться... - «Гордость Кента». Остальное – название фирмы, - Джордан слегка поморщился, и Драко его понимал. На картинках, где изображались корабли, их имена всегда были выведены крупными литерами. Так, чтобы всем было понятно. - Ага... Слушай, у тебя проблем с друзьями... ну... не будет? - Малфой, это вообще-то не твоё дело. Но нет, помиримся. Я их просил не лезть, они не послушали, получили в морду, так что всё в порядке. И если ты ещё раз намылишься в плохой район залезть – обзаведись охраной, я тебя прошу, ладно? - Ладно... Так что, они хотели меня ограбить? - О, до хорошего мальчика дошло... Паром новый, недавно на воду спущен. Через полчаса будешь в Кале, - Ли резко перешёл на другую тему. Обсуждать приятелей он явно не хотел. У Драко возникло ощущение, что не всё у Джордана получится так просто, как гриффиндорец хочет показать, но ведь и впрямь – это уже не проблемы Малфоя... Сам же Драко вдруг отчётливо осознал, насколько сильно боится отходить от Джордана, пускаться... ну да, в самостоятельное плавание. Чересчур самостоятельное. И никаких гриффиндорцев, готовых прийти на помощь. - Только не забудь там время на час перевести... Ладно, давай. Разгар посадки, тебе пора. Не думал, что скажу это – но удачи, Малфой. - И тебе... Сделать первый шаг оказалось неожиданно сложным. Но Джордан помог и тут: Драко получил неожиданный тычок в спину и врезался в толпу, выходящую из очередного автобуса. До пропускного пункта Малфой добрался без приключений. Ну честное слово, не считать же приключениями отдавленные ноги и достаточно чувствительный удар локтём под рёбра! Как и предсказывал Ли, практически никто не обратил внимания на невидимого попутчика. Ну, оглянулись пару раз... Видимо, Джордан таким способом попадания в разные интересные места пользовался не раз и не два. Но об этом Драко решил подумать позже. Мимо маггла, проверяющего билеты (на этот раз пожилого и бритого наголо), Малфой проскользнул, когда тот пропускал женщину с коляской. Двое малышей отчаянно вопили, каждый на свой лад, толпа напирала, и маггл временно отключил турникет. Чем Драко и воспользовался, проскочив буквально перед носом у бедной замученной мамаши. Это оказалось таким простым, что вначале Малфой даже не поверил. Осознание пришло уже на палубе парома. Всё. Дорога назад закрыта. Вот теперь захотелось убраться куда-нибудь в угол и там завыть от ужаса. Бежать, бежать без оглядки!.. Но внезапно прорезавшийся здравый смысл напомнил, что неплохо бы оглядеться... хотя бы для того, чтобы знать, есть ли пути к отступлению. И Драко завертел головой по сторонам, едва не приседая от испуга. Он находился на пассажирской палубе. Низкие белые бортики-решётки, выкрашенная в синий цвет палуба. Изображение четырёхцветного флага на три паромных этажа Драко не понравилось, он отвернулся. И замер. Белые скалы Дувра действительно выглядели потрясающе, особенно по контрасту с зеленью на их вершинах. Белое, почти серебряное, и зелёное. Серебряное и зелёное. Добрый знак. Из благоговейного трепета Малфоя вывел налетевший на него маггл. Драко пошатнулся, но устоял, отскочил в сторону, чуть не порвал мантию... Магглу повезло меньше: он упал на колени, грубо выругался и начал ошалело озираться по сторонам. Драко поспешил убраться подальше, на корму, туда, где были привинчены к палубе белые столики, вокруг которых стюарды сейчас расставляли ярко-оранжевые стулья. Страх постепенно вытеснялся привычным уже лихорадочным возбуждением: всё получилось, а значит, приключение выйдет... гриффиндорским. Но без дементоров, василисков и Тёмных Лордов! Немаловажный плюс. Даже жаль, что в мантии-невидимке нужно отслеживать магглов, а не беззаботно глазеть по сторонам... Минуточку! Он, Драко, уже проник на палубу парома! Теперь ведь можно и не играть в невидимку, верно? Вон сколько вокруг маггловских детей... Впрочем, нет. Осторожность не помешает. Мантию лучше снять, когда «Гордость Кента» отойдёт от причала. Галдящая толпа вливалась во внутренности парома. Драко лениво гадал, кто, как и он, путешествует впервые, а кто уже бывалый мореплаватель. Вон тот аккуратно одетый мужчина с выражением жуткой скуки на лице, наверное, исколесил и Англию, и Францию вдоль и поперёк. А пожилая леди, которая носится по парому за двумя внуками, очевидно здесь новенькая... - Леди и джентльмены, капитан и команда рады приветствовать вас на борту «Гордости Кента». Надеемся, путешествие будет приятным... Драко подпрыгнул. И, кажется, не он один. Магглы! Предупреждать надо! А то ведь путешествие окажется приятным исключительно для тех, кто не схватит сердечный приступ. Капитан (или команда) продолжал что-то вещать. Затем раздался мерный, набирающий обороты гул. На сей раз подскочил один Драко, а магглы, напротив, поторопились занять оранжевые стулья. Многие столпились у заградительного бортика, держа в руках фотоаппараты и какие-то жужжащие штуковины. Так или иначе, раз для простецов всё в порядке вещей, значит, и Малфою волноваться не о чем. Затем палуба парома мерно задрожала. Большинство магглов пришло в радостное возбуждение; Драко уже почти не волновался. Ну... почти. И вот наконец «Гордость Кента» плавно отошла от причала. Драко забежал под какую-то лестницу, быстро снял мантию и присоединился к радостным магглам на корме парома. Как завороженный смотрел он и на плавные очертания белых скал, и на вьющихся над этими скалами птиц, и на длинные волнорезы с потёками ржавчины, мимо которых величественно проходил паром. Сейчас Малфою казалось, что его прежняя жизнь остаётся где-то там, позади, удаляется от него вместе с Британией и становится совсем незначительной. Реальна только палуба «Гордости Кента», беседующие между собой магглы, солёный морской ветер и ещё некое чувство, возникшее в груди и затапливающее собой сознание. Тень от огромного парома качалась на зелёных волнах. Отчётливо выделялись стоящие на палубе фигурки. Драко разглядел себя. Он помахал рукой, и пляшущий на воде человечек ему ответил. Рядом смеялись дети, расспрашивали о чём-то раскрасневшуюся бабушку. Страха не было. Совсем. Даже странно как-то... Первая улыбка вышла робкой. А затем Драко тоже рассмеялся. Искренне и громко, не опасаясь, что кто-то не поймёт или сделает замечание. Громко кричали чайки. Слегка кружилась голова. Как там говорил Юлий Цезарь – «перейти Рубикон», да? Видел Драко этот Рубикон. Малфои несколько лет назад были проездом в Римини, направляясь к галльским родичам, вот и сходили посмотреть на исторический памятник. Речушка – римским гусям на смех. Вот попробовал бы Цезарь переплыть на маггловском пароме Ла-Манш, тогда бы Драко на него посмотрел! Малфой не знал, сколько он стоял, глядя, как Британия превращается в крохотную, чернеющую на горизонте точку. В какой-то момент он осознал, что продрог. Всё, Рубикон пройден, Ла-Манш тоже скоро будет переплыт. Пора уже... хм... Наверное, пора снова положиться на магглов, которые потянулись ко входу в пассажирский салон. Драко опасался, что увидит длинный ряд кают, но, похоже, к получасовому путешествию магглы относились совсем не так, как, например, к морскому путешествию в Брисбейн. Мысль об отце мелькнула и исчезла: невероятный шум ударил по барабанным перепонкам. Вчерашний Драко выскочил бы из общего салона, как ошпаренный. Сегодняшний пару секунд постоял на пороге, привыкая, а затем храбро шагнул в длинный, но невысокий коридор с деревянным полом и деревянными же панелями по стенам. Впрочем, внешнюю стену трудно было назвать таковой: огромные окна давали превосходный обзор. Драко представил себе, как выглядит вид из этого окна на штормовое море, и невольно содрогнулся. Вдоль стен тянулась линия узких деревянных столов, рассчитанных на четырёх пассажиров каждый. Разумеется, большинство магглов выбрало себе места у окон; противоположная сторона практически пустовала. Малфой задумчиво поглядел было на удобный стул с высокой спинкой, но новообретённая жажда приключений толкала вперёд. У него всего полчаса, и неизвестно, когда ещё выпадет случай прогуляться по маггловскому парому! До совершеннолетия об этом точно можно забыть. Коридор сделал резкий поворот, и вдруг оказалось, что магглы действительно очень занятно представляют себе, каким должно быть получасовое путешествие. Драко ну совсем не ожидал оказаться посреди моря на торговой площади размером... нет, всё же чуть поменьше, чем площадь перед «Гринготсом». Но почти такая же. По крайней мере забегаловка, от которой доносился аппетитный запах свежесмолотого кофе, не уступала размерами кафе «У Флориана». С ассортиментом, правда, сложилось не так удачно. Но кофе был хорош, Драко не удержался и прикупил картонный стаканчик. Руководствуясь всё тем же принципом: ну когда ещё?.. Из фарфоровых чашек он попить и дома успеет. Вот так и становятся гриффиндорцами, да? Стремление побыть «как магглы», испытать всё, чтобы потом судить на собственном опыте... Да, по-слизерински учиться на чужих ошибках в этом случае не выйдет, но... так ли это нужно? Подобные мысли должны были вызывать чувство омерзения. Но не вызывали. Куда-то исчезли – не иначе, в Ла-Манш провалились, – все наставления Люциуса на тему «ты должен, сын...» Я никому ничего не должен, дражайший papá. В конце концов, искусство быть Малфоем состоит именно в отсутствии долгов перед кем угодно. Малфои поступают исключительно в соответствии с собственными желаниями. Странно, что Драко вспомнил этот отцовский монолог только сейчас. Хорошо, что вообще вспомнил. Драко уселся за ближайший столик – деревянный, с металлической ножкой, привинченной к полу. Откинулся на спинку чёрного кресла, с удовольствием выпил кофе и отправился на поиски новых впечатлений. Каковых было море. На пароме имелся большой магазин – Джордан, кажется, называл такие «супермаркетами». Малфой разжился там запасной расчёской, влажными гигиеническими салфетками (кое в чём Уизли-старший даже прав: магглы – великие придумщики!) и брелком в виде забавного пузатого человечка. Последняя покупка была Драко ни к чему, но жизнерадостный толстяк ему просто очень понравился. На Гойла похож. Нет, на Крэбба, тоже всё время молчит. А Малфои покупают то, что хотят. Побывал Драко и на верхнем этаже – в так называемом «клубном классе». Чтобы проникнуть туда, пришлось снова надеть мантию-невидимку. В принципе, путешествовать состоятельному человеку стоит именно здесь: сидя на светло-сером диванчике, наслаждаясь тишиной, какой-то даже неестественной после общего салона. И обедать не в дешёвой кафешке, а в хорошем ресторане, где имеются полностью сервированные столики на двоих и на четверых, где по стенам развешаны пасторальные пейзажи, а официанты, по крайней мере, наличествуют. Всё правильно, всё достойно и прилично. Драко осмотрелся – и вышел вон. Оставшееся время он провёл на нижних палубах – там, где стояли машины. Тяжёлые грузовики, с написанным белыми буквами по синему фону словом «Транспорт». Сверкающие лаком разноцветные легковушки. Микроавтобусы и фургончики. Все они напоминали Малфою поставленных в стойла магических зверей. Скоро, очень скоро их выпустят на свободу... - Уважаемые пассажиры, наш паром прибывает в порт Кале. Просьба... Драко поспешил наверх. Пейзаж, открывшийся его взору, поначалу совсем не походил на британский. Огромный пляж, небоскрёбы на горизонте. Длинный волнорез с одиноким бело-зелёным маяком. Но когда «Гордость Кента» зашла в порт, картина стала более привычной: причальные платформы походили на дуврские. Паром пришвартовался туда, где виднелась огромная надпись «Poste 7», напротив серого здания в форме неправильного ромба, вокруг которого вилась красная пожарная лестница. Всё замечательно – но куда дальше? - ... и даже не думай менять валюту в порту, слышишь? На Рю Рояль неплохой банк, там хороший курс... Обрывок маггловского разговора заставил насторожиться – но и принёс пользу. Действительно, магглы слишком разобщены, у них разные деньги. Что ж, сначала заглянем на Рю Рояль. В порту Кале тоже имелся паромный терминал, до которого пассажиров довозили автобусы. Там Драко купил карту города. Внимательно изучил – и замер в растерянности. Карта была неподвижной. Какие слова нужно произнести, чтобы она ожила? - Рю Рояль... пожалуйста. Нулевой результат. Для верности Драко повторил запрос по-французски. Увы, но с тем же успехом. Видимо, магглы действуют как-то иначе. Малфой попытался изучить карту, но названия, выведенные мелким шрифтом, сливались в непонятную мешанину из букв и цифр. Пресловутая маггловская изобретательность на этот раз подвела. Что ж, поступим иначе. Возле терминала стояло несколько легковых машин, на которых заботливо были нарисованы расположенные в шахматном порядке точки. Некоторые дублировали этот знак и на специальной штуковине, прикреплённой на кузове. Ли Джордан упоминал о подобном, называя такие машины «такси». Стоили они, по словам гриффиндорца, дорого, но для него, помнится, и билет на паром был недёшев. Такси отвозили магглов туда, куда им нужно. В терминале действовал пункт обмена валют. Драко выудил из кошелька несколько купюр. Пусть с потерями, зато быстро. Остальное можно поменять и на Рю Рояль. Три банкноты по двадцать франков Малфой оставил в руке, остальные спрятал. Когда несовершеннолетний пытается сесть в такси, поучал Джордан, таксисты стараются взять оплату вперёд. Но когда есть деньги – нет проблем. Из всех машин Драко выбрал зелёную. Чтобы удача была благосклонна. - Месье, не могли бы вы мне помочь? - Да, молодой человек? - Мне нужно в банк на Рю Рояль... - Не вопрос, присаживайтесь. Езда в легковом автомобиле отличалась от путешествия на автобусе. И комфортнее, и быстрее. А таксист по дороге ещё и успевал показывать Малфою достопримечательности. - Вы впервые в Кале? - Да... Понимаете, мы с родителями остановились у бабушки, ей внезапно стало плохо... – давненько Драко не нёс подобной чуши. Невероятным образом ему удалось увязать все линии в одно связное повествование: водитель сочувственно кивал. И хотя таксист не расспрашивал Малфоя о семейных делах, Драко решил подстраховаться. Попадать во французский полицейский участок ему совсем не хотелось. Волшебная палочка, кусачая книга, движущиеся картинки, мерлиновы кальсоны – что-то из перечисленного наверняка заинтересует магглов. - На проспекте Кусто мы не увидим ничего интересного – право же, сам старик был намного интереснее, чем названный его именем проспект, но мост Ветийяр достаточно красив, вот увидите. Но когда свернём на бульвар Алье, вы сможете увидеть знаменитый маяк – вот он, уже показался. Я сделаю небольшой крюк, не возражаете? Мне показалось, что вы особо не спешите... Драко не возражал. Водитель рассказывал про пятьдесят три метра в высоту, про двести семьдесят одну ступеньку, про то, что маяк ещё работает... Драко было даже интересно. Но куда больше его занимало совсем другое: - Послушайте, а вы, случайно, не знаете, как добраться из Кале до Ментона? - О, я даже не случайно знаю! Вы на фестиваль классической музыки? Хотя нет, он же в августе... - Э... да. Но вначале хочется просто отдохнуть. Там у нас друзья... друзья семьи, понимаете? - Разумеется. В Ментоне всегда есть на что посмотреть. Я могу подвести вас к Гар-де-Кале-Вилль, месье. Но тогда следует поторопиться: последний поезд уходит в начале первого. - Э... спасибо большое! Я тогда позвоню семье, мы встретимся прямо на вокзале. Дальнейшие достопримечательности водитель комментировал уже кратко. Они миновали набережную Луи Восемнадцатого, и возле странного здания с красными окнами и вывеской «Отель Холидэй Инн» свернули на Рю де ля Мер, откуда с пляс дель Армс выехали на Рю Рояль – узкую, типично французскую улочку с четырёхэтажными домами красного кирпича. Нижние этажи занимали кафе, магазинчики и офисные здания фирм. В другое время Драко с удовольствием побродил бы по таким живописным местам. Но сейчас он очень торопился. Банк располагался в одном из этих домов. И Драко постигло первое в его путешествии разочарование. Столько стараний – и ради чего? Да, курс немного лучше – на каких-то пару кнатов, если переводить в магические деньги. Да Драко на такси потратил больше! Тем не менее, он честно обменял фунты на франки. Вернулся к поджидающему его такси – и вежливо сказал: - А теперь, пожалуйста, к Гар-де-Кале-Вилль. Если верить таксисту, поезда на Ментон ходят именно оттуда. И Малфой ещё успевает на последний.

Бешеные хорьки: Глава 7. Малфой-мэнор, Паркинсон-холл, Забини-холл, Уилтшир; Эйлсбери, Букингемшир Авроры в доме – к большим неприятностям. Примета, не подводившая Нарциссу ни разу. Но повод, повод! - Когда вы в последний раз видели Сириуса Блэка? - Тогда же, когда и вы. Его увели из Министерства прямиком в Азкабан. - Где ваш муж? Переходы у этих авроров! - В Брисбейне, на деловых переговорах. Подробнее поинтересуйтесь у мистера Фаджа, его интересы Люциус тоже представляет. Кажется, аврор смутился. Но продолжил допрос. - А сын? - Драко у друзей. Вы не можете объяснить, в чём проблема? - Вы точно не видели мистера Блэка после заседания Визенгамота? Нарцисса встала из-за стола и смерила служителя закона презрительным взглядом. - Что я слышу, сэр! Визенгамот уже заседал по делу Блэка? - Я неясно задал вопрос, мэм? По нахальству, звучащему в голосе аврора и простоватому выражению лица, характерному для рьяных блюстителей порядка, Нарцисса поняла, что намёк до извилин не дошёл. - Меня на это заседание не приглашали. Так что видеть там своего кузена я никак не могла. - Это точно? Аврор напрягся, ожидая ответа. Нарциссе нестерпимо захотелось послать наглеца куда-нибудь... в архив. Чтоб потрудился хотя бы пролистать личное дело заключенного, прежде чем врываться в чужой дом и задавать глупые вопросы. Но миссис Малфой, решив не усугублять ситуацию, обуздала доставшийся от родителей темперамент и ровно, безо всякого выражения произнесла: - Абсолютно точно. Заседания Визенгамота по данному делу, насколько мне известно, никогда не было, а в Азкабане я Сириуса не навещала. Теперь повторяю вопрос: в чём проблема? Издёвку аврор тоже проигнорировал. То ли не понял, то ли мысли заняты другим: - Он сбежал. В первое мгновение Нарцисса не поверила собственным ушам. - Но это невозможно! - Мы тоже так считали, - с кислым видом сообщил аврор. - Замечательно. Просто замечательно! У вас убегает опаснейший преступник, а вы сидите в доме у беззащитной женщины и выясняете, куда делись её муж и сын! Когда же аврорат начнёт искать Блэка? - Мы уже ищем, мэм... - У меня в доме? Нет, не отвечайте, я всё поняла. Итак, вы выяснили, кто где, какие ещё вопросы? Мне уже пора посылать сову своему адвокату? - Нет, мэм. Но если вдруг... Я прошу вас соблюдать осторожность... – Если вы пытаетесь намекнуть, что Блэк – мой кузен и может надеяться на родственные чувства, то это я понимаю и без ваших намеков! Ваша работа – защитить меня и мою семью от поползновений сумасшедшего маньяка! Можете приступать немедленно. Не смею вас более задерживать. Нарцисса едва дождалась, пока за незваными гостями осядет пепел в камине. У этих авроров, не иначе, пикси в головах хороводы водят! Придумали! Наверное, Драко на стреме стоял, пока Люциус Сириусу решетки перепиливал, а она, Нарцисса Малфой, тем временем дементоров разгоняла. Во главе домовых эльфов. А будь в доме младенец, и без него бы не обошлось. Но ведь у них хватит ума добраться до ребенка, напугать. Да и Блэк... Двенадцать лет в Азкабане разума не прибавляют. Один Мерлин знает, что сейчас у кузена на уме. Немедленно забрать Драко домой! Не время по гостям шататься. – Особняк Забини! Миссис Забини, добрый день. Прошу, позовите к камину Драко. Как нет? Хорошо, позовите Блейза. Блейз Забини, глядя слишком честными для потомственного слизеринца глазами, сообщил, что Драко вот как раз сейчас у Ноттов. Ненадолго, скорее всего, до вечера. Помогает Тео с прорицаниями. – Спасибо, Блейз. Особняк Ноттов! Тео, как хорошо, что я застала именно тебя. Драко у вас? Как нет? А Блейз говорил... Пока Тео Нотт сбивчиво рассказывал что-то про Пэнси Паркинсон, нумерологию и необычайные способности Драко к объяснениям непонятного материала, в голове Нарциссы все громче звенел тревожный звоночек. Дети! Они действительно надеются обмануть не какого-то наивного гриффиндорца с колокольчиками в бороде, пусть он хоть сто раз директор, а собственных родителей? Таких же слизеринцев, но с куда большим жизненным опытом? Вызывая к камину Пэнси Паркинсон, Нарцисса была почти уверена: девочка тоже поглядит честными глазами, сообщит, что Драко только что был, и отправит к очередному однокласснику. Что за интригу затеяли эти негодники?! Предчувствие не обмануло. За одной маленькой деталью: Пэнси отправила «дорогую миссис Малфой» не дальше по цепочке, а обратно к Блейзу. Круг замкнулся, и где искать ребенка, оставалось неясным. Зато ясно, что если кто и в курсе авантюры Драко, то именно Блейз. Видимо, придется поступиться гордостью и расспросить развратную итальянку лично. Люциус был разгневан. Да, он оставил жене канал связи для экстренных случаев – номер телефона его контрагентов в Брисбейне и, разумеется, собственно телефон, хотя милая супруга и уверяла, что ни за что не замарает рук маггловской техникой. Но, черт возьми, мерлиновы кальсоны Мерлину же в зад, надо же было ей позвонить как раз в ту минуту, когда потенциальные партнеры готовы были пойти на уступки! И надо было так орать в трубку, чтобы все окрестные магглы оказались в курсе его, Малфоя, семейных проблем! Право, он полагал Нарциссу более разумной. Теперь же пришлось все бросать, мчаться домой – и ради чего? Выслушивать женские истерики? «Ребенок пропал»! Да как пропал, так и найдется. Надоело сидеть над учебниками, дернул к дружкам, все мы такими были. Но женщинам не понять. – Это ты виноват! – возмущалась Нарцисса, нервно бегая по зеленому ковру гостиной. – Обращаешься с родным сыном, как с какими-нибудь младшими клерками, "должен, должен, должен"! Вот мальчик и не выдержал! Он, в конце концов, тоже Малфой, у него тоже гордость есть! – Не мельтеши, – Люциус схватился за голову. – И прекрати нести чушь. При чем тут гордость? Мальчишка проявляет непростительную безответственность, лень и... – Замолчи! – взвизгнула Нарцисса. – Не в Министерстве! "Непростительную"... это заклятия у тебя непростительные! И понятия о воспитании такие же! А Драко для своих лет вполне ответственный, умный ребенок! – Твой ответственный ребенок, разреши напомнить, наплел тебе три тележки лжи и пропал неизвестно куда, – прошипел Люциус. – Хорошенькое проявление ответственности. Что сказала эта твоя итальянка? – Ничего, – Нарцисса лихорадочно стиснула руки. – Они не приглашали Драко. Ее сын, Блейз, говорил, что Драко забежит взять книгу по прорицаниям и отправится к Ноттам. Но у Ноттов он не... – запнулась, вскинула голову: – Люциус! Она такая же «моя итальянка», как и твоя! – Мерлин и Моргана миловали, у меня нормальная жена. Может, потому и жив до сих пор. Так что говорит эта итальянская потаскушка? – Обещала расспросить сына и тут же связаться. – К Мерлину в зад, – Люциус поднялся, тяжело опираясь на трость,– мне некогда ждать, пока она расспросит своего сыночка, решит, что из его вранья можно сказать нам, а что лучше приберечь для себя. У меня переговоры на грани срыва. Свяжись с ней. Мы немедленно отправляемся туда. Стоило передать поиски в твердые руки мужа, как паника утихла. Нарцисса со злорадным удовлетворением наблюдала, как Люциус добивается правды сначала от Блейза Забини, а после – от Пэнси Паркинсон. Дети есть дети, не доросли еще родителей за уши водить! Но когда прозвучала фамилия Грейнджер, от удовлетворения не осталось и следа. Пэнси бледнела, краснела и через слово извинялась, Люциус незаметно для окружающих, но вполне внятно для жены впадал в ярость, и оставалось лишь гадать, какой силы грянет взрыв, как скоро и кого заденет в первую очередь. Что мало не покажется никому, Нарцисса была уверена. Паркинсонам повезло: на прощание Люциус лишь бросил едко, что о воспитании детей они поговорят позже. Итак, Букингемшир. Эйлсбери, Флит-стрит, сорок семь. Добирались так, что и у Нарциссы начали сдавать нервы. Сначала – через камин «приятелей знакомых» Паркинсонов в соседний Принцесс-Рисборо. Затем – подумать только! – на настоящей маггловской машине по Эйлсбери-роад. Нарцисса окончательно перестала понимать Артура Уизли. В кабине воняет бензином, удобно устроиться, как на метле, нельзя, колдовать нельзя, на ухабах трясёт, мотор рычит, и весь этот ад – почти на два часа! Чем, спрашивается, восхищаться? Только поминать Мерлина и ждать, когда же, наконец, ужас закончится. И когда машина остановилась на Флит-стрит, Нарцисса в первую секунду даже не поверила своему счастью. Люциус презрительно сжал губы, оглядывая убогий коттедж на две семьи, вульгарный мусорный бак, чахлый цветник за низким заборчиком. Процедил: – Магглы. Пальцы стиснулись на рукояти волшебной палочки, и Нарцисса поняла, что нужно срочно перехватывать инициативу. Иначе любимый муж вспомнит молодость и пойдет швыряться круциатусами пополам с империо. Драко, конечно, найдет, но от Министерства потом не отмажешься. – Дорогой. Глянул бешено. Да какие там империо, в таком состоянии он от всей Флит-стрит руины оставит! – Дорогой, разреши мне, – Нарцисса мягко взяла мужа под руку, отвела в сторонку и решительно надавила кнопку звонка. Мерлин, что за противный звук! А маггла, открывшая дверь, под стать и звуку, и убогой клумбе, и вульгарному мусорному баку. Розовощекая пышка, чем-то напоминающая Молли Прюитт, простите, Уизли. – Миссис Грейнджер? – Нет, – маггла неуверенно улыбнулась. – Грейнджеров сейчас нет. А вы, простите?.. – Мы ищем сына, – Нарцисса умоляюще стиснула руки. – Он учится вместе с мисс Грейнджер, и... – А-а, – улыбка магглы стала шире и – невероятно! – теплей. – Да, он здесь был. Такой славный мальчик, воспитанный, культурный, Гермионочке повезло иметь таких друзей. Друзей?! «Гермионочке»?! Нарцисса беспомощно оглянулась на Люциуса. Любимый супруг побелел, только на скулах плясали багровые пятна. Мерлин, дорогой, только не сейчас... сначала надо узнать, где Грейнджеры и куда, собственно, подевался Драко. Маггла поняла замешательство гостей по-своему, но в выводах не ошиблась. – Мальчик так переживал, что не застал Гермионочку. Неужели он... – Что?! – Нарцисса, забывшись, схватила магглу за руки. Руки оказались уютно теплыми. – Он так подробно расспрашивал, куда отправились Грейнджеры. Неужели ваш мальчик решился поехать за подружкой во Францию?! На «подружку» Нарцисса не отреагировала: ей с лихвой хватило Франции. Лицо магглы расплылось перед глазами, задрожало и утонуло в темноте. Очнулась Нарцисса на диване в маленькой комнатке. Люциус стискивал ее ладонь, маггла совала под нос стакан воды. Окно было распахнуто настежь, колыхались под ветром ситцевые занавесочки в цветочек, за занавесочками склоняла ветви к земле яблоня. – Франция? – дрожащим голосом переспросила Нарцисса. – Дорогая, не волнуйся, – пожатие Люциуса стало крепче. – Миссис Маршан уже сообщила мне адрес. Все будет хорошо. – Да-да, – закивала маггла, – если вы прямо сейчас обратитесь в полицию, им наверняка уже к вечеру придет ответ из Франции, долго ли проверить известный адрес. – Действительно, – деревянным голосом согласился Люциус. – Благодарю вас, миссис Маршан. – Ну что вы, – заквохтала маггла, – не стоит благодарности. Уверена, с вашим мальчиком все будет хорошо. – Разумеется, – пообещал Люциус. – Слышишь, дорогая? Нарцисса плохо помнила, как оказалась дома. Люциус с кем-то говорил через камин, потом звонил по телефону, отправил куда-то сову. Все казалось не настоящим – до той минуты, когда наконец-то прорвались слезы. Нарцисса рыдала, вцепившись в ладонь подскочившего к ней Люциуса, бессвязно бормоча о бедном мальчике, который никогда никуда один не уезжал, не знает, какие опасности могут подстерегать среди магглов, утонет, простудится, попадет под ужасные маггловские машины, нахватается вульгарных привычек... – Вот уж насчет вульгарных привычек можешь не беспокоиться, – ледяным тоном ввернул Люциус. – Обещаю, как только негодник вернется, я ему устрою... Он у меня узнает, как в старых семьях принято воспитывать наследников. Совсем распоясался. – Распоясался?! – Нарцисса ухватилась обеими руками в воротник мантии мужа – и без того, впрочем, изрядно уже помявшейся, – и хорошенько тряхнула Люциуса несколько раз. – Да как ты можешь?! Ты же сам... ты же сам его отправил к этой проклятой Грейнждер! – Я?! – Забыл?! «Спроси у нее, как она поладила с этой книгой», – твои слова, Люциус Абраксас Малфой?! Или ты не знал, что твой сын тебя боготворит? Что каждое твое слово для него закон? Ты его отправил к этой ужасной грязнокровке, и он поехал! Один, через полмира! Мой бедный мальчик... – Дорогая, Мерлина ради, успокойся, – Люциус накрыл ладони жены своими, мягко сжал. – Успокойся. Ты сама не понимаешь, что говоришь... – Я не понимаю?! А ты, ты понимаешь?! – Тише, прошу тебя. Я понимаю одно: нужно спешить. Дорогая, любимая моя, не время рыдать. Ты же умная женщина, возьми себя в руки. Мне нужна твоя помощь. Нарцисса глубоко вздохнула – раз, другой. Люциус прав. То есть он, конечно, кругом неправ, но объяснить ему, в чем именно, еще будет время. Потом, когда Драко найдется. Сейчас же действительно некогда ни рыдать, ни выяснять отношения. – Я тебя слушаю, дорогой. – Вот так-то лучше, – Люциус нежно поцеловал жену в уголок губ. – Слушай внимательно. Я сейчас в Министерство. Договорюсь, чтобы в случае, если Драко применит волшебство, нам сообщили немедленно, а в комиссии по волшебству несовершеннолетних пока вопрос не поднимали. Утрясу вопрос взаимодействия с французским авроратом, если вдруг дойдет до подобных крайностей. Прямо из Министерства отправлюсь камином в Париж, оттуда в этот, как его, Ментон. Там все должно быть просто, адрес известен, Драко наверняка уже добрался туда. Эта Грейнджер – гриффиндорка, у них специфические мозги, от возможных проблем с магглами она Драко наверняка прикроет. Так что здесь пока что волноваться не о чем. Ты сидишь дома, отправляешь прочь излишне любопытных авроров и в случае любых новостей тут же сообщаешь мне. И вот еще что, свяжись со своей французской родней, предупреди, что я могу заглянуть и что может понадобиться помощь. Свои связи во французском Министерстве у меня, к сожалению, не того уровня. – Хорошо, – Нарцисса еще раз вздохнула, призвала зеркальце, посмотрелась. – Моргана, что за вид. Извини, дорогой, мне нужно умыться. – Ты прекрасна в любом виде, но да, нужно, – Люциус снова поцеловал жену, насмешливо улыбнулся. – А я не буду терять времени и отправлюсь прямо сейчас. Только приведу себя в порядок. Через четверть часа, оценив придирчивым взглядом безупречность внешнего облика Люциуса и напомнив ему летний адрес французской родни, Нарцисса еще раз вздохнула и сказала: – Дорогой, когда найдешь Драко, прошу тебя, воздержись от немедленного воспитания. По крайней мере, при посторонних. Этот вопрос мы обсудим дома. - Дорогая, тогда пообещай, что не станешь его очень уж рьяно защищать. Он, в конце концов, виноват. - Я тебя умоляю, давай сначала его найдём! Уже вечер, иди скорее. – Да, пора. Проводив Люциуса, Нарцисса вызвала эльфа и велела подать кофе покрепче. Отхлебнув первый глоток, нервно пожала плечами и сказала вслух, успокаивая саму себя: – Что же, по крайней мере, во Франции можно не бояться Блэка.

Бешеные хорьки: Глава 8. Поезд Кале-Ментон; Ментон, побережье Средиземноморья, Франция В копилке тех вещей, которые Драко намеревался внедрить в магическом сообществе, уже имелись автобусные остановки и система таксистов на современных автомобилях. Да, придётся кое в чём поддержать Артура Уизли, но блага цивилизации стоят общения с предателями крови. Недолгого общения, разумеется. Теперь в эту копилку добавились поезда. Поглядев на хищно вытянутый нос красно-бело-чёрной стрелы, готовой отправиться в далёкое путешествие, Драко очень хорошо понял восторги магглов по поводу «Хогвартс-экспресса»: «О, какое же это чудо!» Естественно, чудо. То, что ярко-красный паровоз всё ещё на ходу, иначе, чем волшебством, объяснить невозможно. Вспомнилась мадам Лонгботтом, втолковывающая внуку: «О, милый, именно этот поезд впервые вёз в Хогвартс меня, и бедолагу Фрэнки...» Спасибо, но следующего отпрыска рода Малфоев повезёт что-нибудь более современное. Да, ретрограды развопятся про обычаи магического сообщества. Ну и пускай. Когда-то неизвестный волшебник тоже был ниспровергателем традиций – и вместо телег с каретами в Хогсмид с платформы 9¾ отправился первый поезд. Хороший, быстрый... по тем временам. И безнадёжно устаревший нынче. «Экспресс», ну да, ну да. От Лондона до Хогвартса примерно за столько же часов, за сколько от Кале до Ниццы! Просто великолепная скорость! В поезд со странным наименованием TGN 7254 Драко попал, вновь воспользовавшись мантией-невидимкой. Мысленно извинился перед магглами – идея путешествовать, не оплачивая проезда, была Малфою глубоко неприятна. Но дурацкие ограничения для несовершеннолетних... в общем, сами виноваты. Проскользнуть мимо проводника оказалось куда легче, чем мимо полицейского на пароме – никаких тебе турникетов, дождаться, пока маггл отвернётся, и запрыгнуть на низкую ступеньку. Изнутри маггловский поезд тоже совершенно не походил на «Хогвартс-экспресс». Никаких купе. Драко так и не решил, хорошо это или плохо. Но зато вместо жёстких полок, где ещё во времена студенчества Люциуса начала вытираться обивка, у магглов имелись мягкие тёмно-серые кресла, пассажиры в них просто утопали. Каждые четыре сиденья, между которыми был закреплён откидной столик, отделялись от других полупрозрачной перегородкой. Места с другой стороны от прохода магглы сделали одиночными. Столик там, соответственно, был поуже, а перегородок не имелось вовсе. Раздвижные двери между вагонами, светло-серая обивка салона... Да, Драко предпочёл бы ехать в Хогвартс с таким комфортом. Может, слизеринцы сумеют уговорить попечителей прикупить что-то подобное? Ну хотя бы для зелёно-серебряного факультета! Вскоре, правда, выяснилось, что Малфоя занесло в элитный вагон. В других стенки были окрашены немаркой краской, кресла обиты куда более дешёвой тканью, да ещё, вдобавок, разрешалось курить. И вообще никаких перегородок. Хм... гриффиндорцы придут в восторг. Определённо, стоит показать маггловские поезда попечителям! Может, купейные варианты тоже найдутся, если поискать хорошенько? Он, Малфой, согласен в таком случае даже ехать через стенку от гриффиндорцев, всё равно их не будет видно и слышно! Драко обошёл поезд от последнего вагона до первого, стараясь держаться за магглом-проводником. Двери разъезжались, когда человек подходил к ним, и Малфой не хотел удивлять магглов – на нём-то была мантия-невидимка! Увы, в паровоз заглянуть не удалось. Зато обнаружился вагон-ресторан. Ещё кое-что, чего так не хватает в «Хогвартс-экспрессе»... А как мягко поезд тронулся с места! Никаких свалившихся на голову чемоданов, котов и клеток с совами. Решено: дожить до совершеннолетия, занять должность в Министерстве и облагодетельствовать магическую Британию новым паровозом! Главное – не забыть широко оповестить волшебников, кто подарил им это счастье. А то останешься безымянным, как бедолага, запустивший «Хогвартс-экспресс». Сколько Драко ни старался, но вспомнить имени так и не сумел. В отличие от парома, в поезде сообщения по радио предварялись мягким мелодичным перезвоном. Прыгать от неожиданности и пугаться не пришлось. Драко просто узнал, что единственную остановку экспресс сделает в Париже в 14:31, зато продлится она больше часа, и пассажиры смогут размять ноги, а туалеты в это время будут закрыты, так что уважаемых мадам и месье просят озаботиться данным вопросом заранее. Ну-ну... Затем проводник прошёл по вагону и проверил билеты. Когда после этого какой-то маггл отправился в соседний вагон, Драко последовал за ним, остановился в тамбуре и снял мантию. Больше осматривать в поезде нечего, нужно сообразить, куда деваться во время путешествия. С одной стороны, в вагоне для курящих было полно народа, так что Малфой привлёк бы меньше внимания. С другой – страшно не хотелось задыхаться и кашлять. Да, магглы как-то умудрялись избегать клубов дыма и мерзкого запаха повсюду: на расстоянии пары шагов от курильщика вонь уже почти не ощущалась. Но курильщиков много, а Драко один. И вообще, он натура нежная и впечатлительная. Так что, помедлив, Малфой вернулся в вагон для привилегированных магглов. А потом и вовсе перебрался в вагон-ресторан. Устроился у окна и с аппетитом пообедал. Убил на это пару часов, желудок в конце концов начал просить пощады, а официанты поглядывали на Драко с удивлением. Тогда Малфой снова пошёл в элитный вагон. Правда, уже в другой. В Париже снова пришлось набросить мантию-невидимку. Нет, Драко вся эта беготня не нравилась. Ни капельки. Он предпочёл бы ехать на законных основаниях. Ну, что поделаешь – не судьба. Когда-нибудь потом, после совершеннолетия. Во время ужина в вагоне-ресторане его встречали, как своего. В Ментон прибыли, когда уже стемнело. Мантия-невидимка спасала от любопытных глаз, но не от усталости. Всё-таки день выдался... Драко снова затруднился с эпитетами. Утомительным? Суматошным? Сумасшедшим? И то, и другое, и третье? Вокзал Ментона оказался одноэтажным зданием, выкрашенным в тёплых жёлто-коричневых тонах. Подробнее Драко разглядеть затруднился. Глаза слипались, ноги гудели, голова казалась странно тяжёлой. Но нужно было доделать то, ради чего он сюда приехал. - Простите, мадемуазель, - Драко был сама учтивость и кротость. Маггла за окошком, на котором красовалось «Справочная», ободряюще улыбнулась. - Слушаю вас, месье. - Видите ли, мы с родителями приехали сюда по приглашению наших хороших знакомых, Грейнджеров. Но в поезде произошло досадное недоразумение. Записная книжка, где был указан адрес их отеля и телефон, потерялась. Мы не знаем, что делать. Возможно, стоит обратиться в полицию? Как Драко и ожидал, упоминание маггловского аврората успокоило барышню. Она задумчиво покачала головой: - Вряд ли вашим друзьям понравится пристальное внимание к ним жандармов. Вы ничего больше не помните о гостинице? Может, название?.. - Увы, мадемуазель. Но этим отелем совершенно точно владеют итальянцы, причём одна и та же семья вот уже около сотни лет. Грейнджеры приехали туда по приглашению одного из владельцев. Сами они – типичная английская семья, отец, мать и дочь, моя ровесница. Мне так неловко, ведь из-за нас с Гермионой вся эта поездка и была затеяна... Она такая... ну... ростом с меня, у неё очень непослушные волосы, примерно такие... – Драко попытался изобразить воронье гнездо, обычно находившееся на голове Грейнджер. Маггла предсказуемо рассмеялась. - Ну, по таким приметам мы быстро найдём вашу подружку, месье. Говорите, итальянская семья? Подождите, мне нужно сделать несколько звонков... - В таком случае вы не возражаете, мадемуазель, если я пойду и успокою родителей? Они вон там, в кафе, - Малфой махнул в сторону заранее присмотренной кафешки, которая показалась ему более-менее приличной. - Разумеется, месье. Возвращайтесь... ну, скажем, через полчаса. Отлично, как раз можно будет оглядеться по сторонам. Только бы не заснуть. И не забыть снова нацепить мантию-невидимку, ни к чему привлекать внимание жандармов. - Огромное спасибо, мадемуазель! Через полчаса Драко снова торчал у окошка. Маггла весело ему улыбнулась: - Вы родились под счастливой звездой, месье! Держите адрес и телефон отеля. Paris Rome – неплохой выбор, а синьор Кастильяно – очень милый человек. Он подтвердил мне, что ваши друзья остановились у него, и свободные комнаты в гостинице ещё остались. - Мадемуазель, вы – чудо! Прошу, - и Малфой, торжественно поклонившись, вручил барышне букетик купленных по дороге фиалок. - О, месье, из вас вырастет знатный сердцеед! «Думаю, да». Вслух Драко ничего подобного, разумеется, не сказал. Ещё раз поблагодарил и вышел из здания вокзала. Раскрыл купленную карту. Так... угу... вот здесь. Авеню Порт-де-Франс, аж за старым портом. Далековато. Взять такси и всё-таки поехать в гостиницу? И нарваться на жандармов, угу, спасибо. Уже глубокая ночь, а магглы почему-то очень неадекватно относятся к молодым людям, шатающимся по улицам после полуночи. Очень хотелось спать. Просто чертовски хотелось! Драко в который раз нацепил проклятую мантию и побрёл по улочкам ночного Ментона. Очень живописным: разглядеть бы их... зевок вышел особенно душераздирающим... с утра. И названия хорошие: улица Альберта Первого, улица Эдуарда Восьмого... Монархическую душу Малфоя подобные вещи грели весьма и весьма. Ещё бы выспаться – он не может бродить всю ночь! Драко автоматически свернул на улицу Георга Пятого, не особо понимая, что делает, пошёл по ней... и неожиданно оказался перед лавочкой. Самой обычной деревянной лавочкой. Сил на обдумывание своих поступков уже не оставалось. Малфой поплотнее завернулся в мантию, улёгся и заснул. Спал он недолго: яркие лучи солнца бесстыже заглянули в глаза и разбудили. Дома эльфы всегда задёргивали шторы – на лавочке это сделать, увы, было некому. Но краткая передышка, как ни странно, освежила и взбодрила ничуть не хуже полноценного отдыха. Спина, правда, ныла – затекла, что ли? И ноги пришлось разминать. Раньше подобное состояние сходу вызвало бы у Драко истерику. Но здесь и сейчас некому слушать стенания и капризы. И, кажется, это здорово помогло взять себя в руки. Единственное, чего Малфой искренне стыдился – нерасчёсанность и общая неряшливость. Голова не мыта двое суток, лицо кое-как ополаскивалось на пароме и в поезде, одежда наверняка пришла в жуткое состояние... да и жарко здесь будет в рубашке с длинным рукавом. Решено: в ближайшем магазинчике прикупить что-нибудь более подходящее для средиземноморского климата. Приняв это решение, Драко повеселел и огляделся. Улица пустовала, только вдалеке какой-то смуглый тип подметал тротуар. Мантию-невидимку можно спокойно снимать. Лавочка, приютившая Малфоя, стояла в крошечном сквере, который примыкал к кафе-пиццерии. Вывеска гордо сообщала, что заведение работает с тысяча девятьсот четвёртого года. Да, похоже, магглы всё-таки хранят память об истории предков. Papá сильно преувеличивал в своих рассказах безмозглость простецов. Кафе уже было открыто, и официанты суетились, расставляя раскладные стулья вокруг вынесенных на улицу столиков. Драко с удовольствием плюхнулся за один такой и позавтракал свежеиспечённой пиццей, запивая её кофе, смеленным и заваренным прямо у него на глазах. Абсолютно нездоровое питание. Зато вкусно. Намного вкуснее гамбургеров, стоит рассказать об этом Джордану. Вдобавок, пиццу подали горячей, а горячая еда крайне необходима для молодого, быстро растущего организма: так говорил профессор Снейп, и Малфой ему верил. А после того, как перестала болеть спина, ещё и поблагодарил мысленно за ценный совет. В следующий раз после ночёвки на лавочке он, Драко, тоже скушает что-нибудь горячее. Всенепременно. Почему-то мысль вместо ужаса вызвала ехидное оживление. Ха, подумаешь, василиски и Тёмные Лорды! Многим ли волшебникам удавалось скрываться от маггловской полиции? Зачем магам удирать от бобби и жандармов, Драко предпочёл не задумываться. А то придётся расстаться со значительной частью самоуверенности. Пиццу предлагалось есть руками. Нет, конечно, можно было попросить нож и вилку, но Драко не стал привередничать. Лишний повод попроситься к умывальнику. Глядя в небольшое круглое зеркальце, Малфой убедился: путешествие не пошло на пользу его внешности. Похудел, загорел... и чересчур отчаянно-весёлый взгляд. Впрочем, каким ещё ему быть? Ведь Драко почти справился со всеми препятствиями, выстоял, столько преодолел – и скоро достигнет цели. Совсем немного осталось. Ну а в ожидании счастливого момента великому герою можно и поглазеть по сторонам. Улица Георга Пятого вывела Драко прямиком на проспект Верден. Через роскошный сквер находился другой проспект – Буайе. Зачем было разделять два проспекта сквером, а не, скажем, домами, Малфой так и не понял. Впрочем, у всех свои традиции, и не англичанину судить людей, свято блюдущих исторически сложившийся обычай. Может, прогуляться немного? Вряд ли Грейнджеры встают в такую рань: Малфой бы точно ещё немного повалялся в кровати. Заодно купить лёгкую одежду – солнце уже начало припекать. Беседовать с маггловской обслугой, кажется, вошло у Драко в привычку. Надо бы и домовых эльфов поспрашивать: вдруг они тоже знают немало полезного? Так или иначе, улыбнувшись официанту, Малфой попросил его о небольшом одолжении. И был вознаграждён крайне эмоциональной речью. Молодой человек хочет купить одежду? О, прямо напротив имеется туристический центр, но он, Ксаверио Монцетти, не советует туда ходить: цены кусаются, а выбор невелик. А вот если пройти немного, совсем немного вниз по проспекту Верден, а потом возле казино «Ментонская застава» свернуть налево, на улицу Феликса Форе, то на пересечении Форе и Прато будет замечательный магазинчик «Пятая авеню». Он, Ксаверио, точно знает, что магазин отличный, там работает его сестра Лаура, и если молодой человек не откажется передать ей привет... Драко не отказался. С чего бы? Ему даже почему-то стало приятно. Относительно же мест в Ментоне, которые можно посмотреть, официант распространялся долго, а затем сходил куда-то в пиццерию и принёс оттуда изрядно помятый буклет с видами города. Не то чтобы Драко собирался устраивать экскурсию – ему, разумеется, следовало поспешить... но хоть немного поглядеть на достопримечательности можно, разве нет? Кале промелькнул слишком быстро. А потом снова Малфой-мэнор и учёба... Если не сейчас, то когда? В конце концов, у Драко есть деньги. Взять такси и покататься никто не мешает. Но намерение проехаться по городу испарилось, стоило Малфою миновать несколько домов, выстроенных типично в прованском стиле. Стены с узкими окнами, выкрашенные во все оттенки охры; внутренние дворы с садами, в которых – дань тёплому климату – росли пальмы; выложенные терракотовой плиткой тротуары... Нет, Ментон надо обходить не спеша, поднимаясь на узких улочках по бесконечным ступеням, неожиданно выходя на смотровые площадки и замирая от восторга, глядя на солнечный город и синее море. Жаль, времени мало. Но когда-нибудь... о, когда-нибудь Драко обязательно сюда вернётся! И совсем не на один день. Месяц, а то и больше. И каждый день прогулки по городу. Дождь ли, солнце – неважно. Заглянул Драко и в буклет. Лучше б он этого не делал! Августовский фестиваль классической музыки длился весь август и проходил, оказывается, во дворе шикарной барочной базилики. А ещё был двухнедельный фестиваль лимонов в феврале... как раз в то время, когда ученики Хогвартса корпят над домашними заданиями. Жизнь несправедлива, Малфой давно подозревал нечто подобное, но сейчас убедился окончательно. А Грейнджер, небось, останется здесь до сентября. Нет, не зря всё-таки Драко так не любил зануду-гриффиндорку! Гермиону Грейнджер Малфой отправился искать, как только переоделся. Магазинчик и впрямь оказался приличным. И до чего здорово снова носить чистое! Торопиться Драко, разумеется, не стал. Ещё нет и полудня, куда спешить? Вышел на Променад дю Солей и неторопливо брёл, слушая шум прибоя и разговоры отдыхающих, время от времени отдавая должное кафешкам под навесами, где продавали прохладный лимонный сок с сахаром и без. Немного развлёкся, разглядывая отель «Королевский Вестминстер», ничего общего с вестминстерской архитектурой не имеющий. Когда вдали показался шпиль старинной церкви, Драко не выдержал. Улицы Фосан, Сен-Мишель, Сиди Брэм мелькали, как в калейдоскопе. Ныли натруженные ноги. Строго взглянула надпись с базилики святого Иоанна Обезглавленного: «In Me Omnis Spes Vitæ»; Драко невольно склонил голову. «Во мне вся надежда на жизнь вечную», о да... Когда ты смотришь на такую красоту, наверное, верится... В конце концов, ноги взбунтовались и наотрез отказались идти куда бы то ни было. Хорошо, что Драко вышел на более-менее оживлённую Рю де Маринс. На то, чтобы поймать такси, ушло минут двадцать. Всё, хватит. Едем к отелю почтенного семейства Кастильяни. Такси, как и все машины в Ментоне, двигалось не слишком быстро. Прохожих задавить опасается, что ли? Выяснилось, что Драко отошёл от Солнечной набережной совсем немного, и теперь можно было продолжить созерцание пальм, многочисленных столиков с тентами над ними, и раздетых магглов, загорающих на нескончаемом пляже. Мерлин и Моргана, эти сумасшедшие даже на гальке умудрялись расположиться на каких-то ярких матрацах! Хотя песчаных пляжей, вроде, на всех хватало… Внезапно пляж всё-таки закончился. Похоже, теперь такси ехало мимо маленького порта: в заливчике покачивались на изумрудной воде катера, яхточки и обычные лодки. Ну и хорошо. Он, Драко, вовсе не заинтересован в разглядывании непотребств! Увы, счастье длилось недолго. Новый пляж начался сразу же, как только последний катерок скрылся за поворотом. Ну вот что этим магглам неймётся? Вот Малфои бы никогда! И сам Драко бы никогда... По набережной неспешно шла девчонка с копной волос, которую Малфой узнал бы из тысячи. - Водитель, остановите вон там, за углом!.. Драко торопливо рассчитался с магглом, выскочил из машины и бросился назад, на Променад де ла Мер. Ступни протестующее взвыли, но это было неважно. Главное – не упустить Грейнджер из виду! Хорошо, что гриффиндорка тоже никуда не торопилась. Мерлин благослови курортный город Ментон, где никто не спешит! Грейнджер остановилась у киоска, купила бутылку с неизменным здесь лимонным соком, радостно поблагодарила полную продавщицу... Святые угодники, и волшебницы туда же? Ярко-красная футболка Грейнджер была немногим лучше скромных тряпочек тех красоток, которых так любовно развешал по комнате Джордан. Нет, Драко не станет краснеть. Ни в коем случае не станет. Он так решил. Малфой задумчиво посмотрел на обтянутую футболкой девичью спину и, старательно растягивая слова, произнёс: - Как дела, Грейнджер? Гермиона подпрыгнула. Шалость удалась.

Бешеные хорьки: Глава 9. Ментон, побережье Средиземноморья, Франция Гриффиндорка на удивление хорошо умела держать удар. Быстро развернулась, мрачно сверкнула глазами: - Малфой? Что ты здесь делаешь? Драко театрально прижал руки к сердцу: - О, я приехал посмотреть на фестиваль классической музыки. - Малфой, не обманывай! Он же в августе! - Хорошо, тогда на карнавальное шествие с лимонами. Я знаю, что оно в феврале. Грейнджер, включи логику – все преподаватели твердят, будто у тебя светлые мысли, так продемонстрируй же их, наконец! Разумеется, мне нужно поговорить с тобой. - Скорее я поверю в карнавальное шествие с лимонами... – Грейнджер задумчиво покачала головой. – Ну, хорошо. И о чём ты хочешь со мной поговорить? - О святом. Да успокойся, не о твоём драгоценном Поттере. О том, что значимо для нас с тобой – об учёбе. Ты уже купила «Чудовищную книгу о чудовищах»? - Нет, планирую зайти на аллею Диагон в конце августа... А что? - С ума сойти, Грейнджер – и не в курсе последних школьных новостей... Ладно, я нынче добрый, так и быть, займусь просвещением магглорожденных. Вот это – наш учебник на следующий год! Малфой попытался было эффектным жестом выхватить из рюкзака «Чудовищную книгу о чудовищах», однако самым постыдным образом запутался в лямках. Чертыхнулся, дёрнул посильнее... Грейнджер фыркнула, но тут же обеспокоенно посмотрела по сторонам: - Совсем спятил? Кругом магглы! Слушай, Малфой, а словами ты не можешь объяснить, что там не так, с этой книгой? Драко ухмыльнулся. Похоже, всё складывалось неплохо: Грейнджер явно заинтересовалась. - Увы. Описанию наш учебник не поддаётся. Кроме того, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Поверь, сейчас именно такой случай. - Поверить? Тебе? Малфой, ты меня точно за кого-то не того принимаешь... - Отлично, не хочешь верить на слово – не надо. Но тогда тебе абсолютно точно придётся взглянуть. Оказывается, с гриффиндорцами достаточно легко работать. Если, конечно, развивать с детства такую добродетель, как терпение. Не верят, но рискуют. Чем это отличается от стопроцентного доверия, Драко пока не понимал, однако со временем надеялся разобраться. Грейнджер колебалась недолго: - Хорошо, идём в гостиницу. Тут недалеко. Малфой не стал говорить: «Я знаю», ограничился кивком. В конце концов, к побеждённым надо быть... как это... нет, не «безжалостным», не тот случай. «Милосердным», вот! Магглы столько странных слов придумали... «Тут недалеко» в понимании Грейнджер и Малфоя очень сильно отличалось. Путь до отеля по набережной Лоранти занял около часа, и в конце даже Грейнджер заметила, что Малфой слегка прихрамывает. Сам Драко уже был готов плюнуть на гордость и поймать такси – пять минут, и ты у цели. Но говорить об этом почему-то не хотелось. Вот не хотелось – и всё тут. Чтобы отвлечься от боли в ногах, Драко изо всех сил вертел головой по сторонам. Красивые пейзажи умиротворяли, кроме того, их можно было обсудить с Грейнджер. Ментон и погода – разговор об этом гарантированно не приводил к ссоре. Может, существовали и другие темы, но Малфой их не знал. Гермиона, по всей видимости, тоже. Они прошли ещё один порт – миллион и один причал, к которым были пришвартованы катера и лодки. Ну ладно, не миллион и один, всего несколько десятков, но катеров действительно без счёта. По объяснениям Грейнджер, этот порт назывался простенько и со вкусом – ментонский. Стало быть, на такси Драко проезжал Старый порт. Отличий Малфой, честно говоря, не заметил, но болтовню Гермионы по данному поводу слушал не без удовольствия. Очень помогало забыть о гудящих ногах. Внезапно Грейнджер прервала рассказ о Жане Кокто, маггле, устроившем собственный музей в старинном бастионе, и с подозрением уставилась на Малфоя: - Тебе это точно интересно? Бровь Драко вздёрнулась сама, честное слово, никаких усилий он не прилагал: - Грейнджер, ты всё-таки подумай для разнообразия, ладно? Если бы мне было не интересно, я давно бы нашёл способ сменить тему. Я не Поттер и не Уизли, это они заглядывают тебе в рот. Продолжай, пожалуйста. То есть твой маггл, Кокто, ещё и гобелены ткал? Гермиона как-то странно посмотрела на Драко, но послушно начала рассказывать о многогранном таланте художника. Любопытно. Кажется, отношения внутри гриффиндорского трио не так безоблачны, как видится со стороны... Надо будет запомнить. Наконец Грейнджер завернула на какую-то улочку, и плетущийся за ней Малфой увидал гостиницу Paris Rome. Отель был невелик даже по местным меркам – скромное трёхэтажное здание, причём на первом этаже располагался ресторан. Небольшой семейный бизнес как он есть. Традиционный прованский стиль: красно-жёлтый фасад, узкие окна со ставнями и матерчатыми козырьками, пара аккуратных балконов... В целом фасад здания произвёл на Драко хорошее впечатление. Или это Малфой нынче благодушествовал, очарованный Ментоном? Внутри тоже было неплохо: светло-жёлтые, казалось, выгоревшие на солнце панели, обтянутые белым льном кресла... Определённо, Драко здесь нравилось. То ли французские корни о себе напомнили, то ли просто устал от вычурности Малфой-мэнора... Обдумывать не хотелось. Грейнджер решительно направилась к лестнице, так что оставалось лишь последовать за ней. Они прошли по узкому коридору, и Гермиона отперла одну из шести дверей. Номер Драко особо не осматривал. Двуспальная кровать, светло-серый диван, массивный шкаф, такое же внушительное трюмо... Итальянская монументальность, скорее всего, у Забини в спальне то же самое, только классом повыше. Помнится, Блейз жаловался, что в Слизерине койки чересчур узкие, и в тумбочку все вещи не помещаются. Ему ещё тогда профессор Снейп ответил – мол, нечего тащить в Хогвартс гардероб, собранный семейством за несколько поколений. - Ладно, Малфой, что у тебя там? - Учебник у меня, Грейнджер, обычный школьный учебник. И не там, а тут. Вот, погляди, ознакомься, так сказать. По правде говоря, Драко очень боялся этого момента. Ведь если и гриффиндорка не справится с проклятым фолиантом, то вся поездка, все приключения окажутся... зряшными? Никчемушными? Глупой выходкой глупого ребёнка? Ладно, проблемы следует решать по мере их возникновения. «Чудовищная книга о чудовищах» была торжественно извлечена на свет божий. Похоже, долгое пребывание в рюкзаке не улучшило характер монстра. Стоило развернуть звукопоглощающую ткань, как учебник тут же загудел и зарычал. Цепи натянулись и звякнули. Грейнджер ощутимо напряглась. - Малфой, что за пакость ты приволок? Н-да, похоже, гриффиндорка не в курсе... Драко вздохнул: - Грейнджер, кажется, в Хогвартсе твою смекалку всё-таки слишком преувеличивают. Повторяю медленно: это – учебник. Называется «Чудовищная книга о чудовищах». По нему мы в следующем году будем учиться. Проходить курс «Уход за магическими животными». Курс – это то, что изучают в Школе чародейства и магии... - Прекрати! А... как по нему учиться? Сердце Драко упало. Он криво усмехнулся: - Ты имеешь в виду – как его открыть? Вот это я и хотел выяснить у тебя. Предполагается, что Грейнджер знает всё... - Не знаю, кем предполагается, - Гермиона прикусила губу, нахмурилась. Затем решительно тряхнула головой: - Ладно, давай попробуем. - Подожди, - осторожно сказал Драко, - ты предлагаешь снять цепи? Уверена? - Ну не съест же она нас? - Хм... я не был бы столь уверен... - Открывай! - Хорошо, как скажешь. В конце концов, разве не за этим Малфой проделал такой путь? Если не доверять Грейнджер, то кому ещё? Драко достал ключ. Брякнула, открываясь, застёжка. - Ну, что даль... Ой! В отличие от Грейнджер, Малфой был подготовлен к неприятностям. Он успел отдёрнуть Гермиону. Книга пронеслась мимо них и ударилась о трюмо. На пол свалилась косметичка, рассыпалась пудра, покатился карандаш... - Сюда! Драко сам не понял, как очутился на кровати. Та спружинила, Малфой в прыжке дотянулся кончиками пальцев до верхнего края шкафа, ухватился, подтянулся... Внизу скрипнуло дерево: похоже, Грейнджер тоже заскочила на кровать. Драко умудрился развернуться, едва не свалившись, и протянуть гриффиндорке руку. Книга уже примерялась куснуть девичью пятку, и ломаться Грейнджер не стала: ухватилась так, что Малфой опять чуть не сверзился. Форзац клацнул в дюйме от ноги Грейнджер, а Драко, пыхтя от натуги, затащил глупую девчонку на шкаф. Некоторое время оба пытались отдышаться. «Чудовищная книга о чудовищах» бесновалась внизу. Перья от подушек взмывали в воздух вполне себе эстетично. - Господи, - глаза у Грейнджер были круглыми, словно очки Поттера, - господи, господи, господи... Малфой, зачем ты притащил сюда монстра? - Э-э-э... я ведь тебе сказал: чтобы ты мне показала, как открыть учебник. С кровати полетели клочки одеяла. Драко проследил за самым крупным. На душе скулили и грызлись между собой докси. - Я думала, ты меня разыгрываешь! - Гриффиндорский... мнээ... стиль мышления всегда казался мне несколько странным. Ну, и что теперь будем делать? На мгновение Малфою показалось, будто Грейнджер собирается ответить: «Ты это приволок – ты и разбирайся!» Лично Драко так бы и сказал. Но Гриффиндор накладывает на людей отпечаток: Гермиона нахмурилась, честно пытаясь найти выход. - Можно... нет, нельзя. На помощь звать нельзя. Книга повисла на шторах, карниз жалобно заскрипел. Лопнула пара ролетов. Из чего их здесь делают, интересно? В Мэноре бы выдержали... - А кого тут позовёшь? Магглов? - Исключено! Господи, Боже мой, у меня же родители под вечер прийти должны, где-то часов через пять... Первой не выдержала штора. «Чудовищная книга о чудовищах» тяжело плюхнулась вниз с куском тюля в зубах. - Нет, ну волшебная палочка у меня есть. Только она... внизу, мерлиновы подштанники! - А толку, Малфой? Всё равно несовершеннолетним колдовать в присутствии магглов нельзя... - Ты тут видишь магглов? Вторую штору книга сорвала с карниза полностью. Немного повозилась, прогрызла дырку и, потеряв интерес к пошлой материи, бодро поскакала к трюмо. - Магглов не вижу, но колдовать на каникулах тоже запрещено. Вообще запрещено, Малфой. Ты на какой планете живёшь? - К сожалению, на планете Земля, в Великобритании. Но уже подумываю эмигрировать. Если эта тварь схарчит мою палочку... да меня дома уроют! - Малфой, что за выражения? Ой, Грейнджер шокирована. Ну надо же... Главное – в Малфой-мэноре не выдать случайно какую-нибудь цитату из Джордана. Драко вздохнул и старательно придал голосу аристократическую томность: - Послушай, Грейнджер. У нас тут внизу спятивший учебник, впереди – туманные, словно Альбион, перспективы, а тебя волнует литературность моих высказываний? - Меня много чего волнует, - гриффиндорка мрачно смотрела, как «Чудовищная книга о чудовищах» совсем неаристократично поворачивается к шкафу корешком и примеривается к левой передней ножке трюмо. - Меня, представь, тоже. В частности, моя дальнейшая судьба. Если я останусь без палочки, в Малфой-мэноре меня действительно прикончат. - А если слезешь вниз, то прикончат здесь. Легче станет? - Намного. Я тогда точно не узнаю, что скажет папа. Фолиант с утробным рычанием вгрызся в дерево. Какое-то оно здесь мягкое. Такими темпами до возвращения старших Грейнджеров проклятый учебник и в двери дырку проделает... - Кстати, о папе. Точнее, о родителях. Если мы сейчас не остановим эту дуру, то у твоих будут серьёзные неприятности. Я предупредил. Похоже, немного пережал: у гриффиндорки на глазах выступили слёзы. Книга тем временем расправилась с первой ножкой трюмо и с упоением принялась за вторую. - Да кто выдумал давать несовершеннолетним в руки это чудовище? - Ваш драгоценный Хагрид, кто же ещё. Он с нынешнего года повышен: из лесников неведомо как попал в профессора, вот и начудил. Бабах! Дзынь! Зеркало упало с трюмо и раскололось на куски. Книга с утробным рычанием отскочила, затем по осколкам пошлёпала к третьей ножке. - Хм... я могу ему написать. Он наверняка знает, как с ней справиться! - Замечательная идея, Грейнджер. Не забудь потом сообщить мне, что скажет этот недоу... в смысле, господин учитель. Договорились? - Обещаю. Слушай, как думаешь, может, её придавит? - Сомневаюсь, она же сбоку грызёт... Бубух! Четвёртая ножка трюмо с хрустом подломилась. «Чудовищная книга о чудовищах» принялась за ручки нижнего ящика. - Не придавило, - философски констатировал Драко очевидную истину. - Угу... Вести разговоры о высоком лучше всего именно на шкафу. Тогда они получаются... возвышеннее. Да, именно. Наконец-то Малфой спокойно смог признаться себе, что боится. Отчаянно трусит. До липкого пота в подмышках, до поросячьего визга, готового сорваться с губ... Драко улыбался. Наверное, так ухмыляются сумасшедшие. - Как думаешь, долго до неё будет доходить, что нас тоже вот так можно подгрызть? - Малфой, тише! Вдруг она... ну... соображает? Страшно? Ага. Очень. Вопрос в другом. В том, что этот страх... заводит. Помнишь Дувр, Драко? Помнишь, как ты тоже готов был удрать – но оставался? Помнишь? Тёмная улица, отчаянно сжимающая палочку рука, тишина, прерываемая лишь твоим собственным дыханием... Тогда оставалось совсем чуть-чуть до первого шага. Сейчас не осталось ничего. Всего-то и дел, Драко Малфой – вдохнуть, выдохнуть и улыбнуться. И оседлать собственный страх, заставить его быть послушным. Ещё одно орудие слизеринца. Так просто, что хочется расхохотаться. Теперь Малфой точно знал – гриффиндорцы тоже боятся. Ну и что? А ничего. Просто... знание. «Чудовищная книга о чудовищах» покончила с трюмо и, казалось, оглядывалась, прикидывая, каких бы гадостей ещё натворить. - Соображает или нет – это неважно. Слушай. Я сейчас прыгаю вниз, хватаю рюкзак и кидаю тебе. Там волшебная палочка. Есть карман... не знаю, как называется, он внутри... - Внутренний, ага. Малфой, это опасно. Фолиант неторопливо, шаркая по полу обложкой, пополз к шкафу. Страх взвыл отчаянно и неистово. Замечательно, значит, всё получится, всё обязательно выйдет, как надо. - Хорошо, опасно, только не перебивай. Достаёшь палочку, я пока... ну... отвлекаю её. Ты какие-нибудь полезные заклятья знаешь? - Связывающее знаю. Воспламеняющее... Книга заворчала. Казалось, она любуется загнанной в угол добычей, с которой теперь можно неторопливо расправиться. Ну-ну, поглядим. - Связывающее подойдёт, нам пожара не хватало... Теперь главное. Как только сделаешь дело – кидаешь палочку мне. Я Малфой, у меня папа... всё будет хорошо, поняла? Скажу, что я колдовал, ты подтвердишь. Поняла? Драко дождался кивка, резко выдохнул и сиганул со шкафа. На секунду книга растерялась. Она явно не ожидала от добычи такой прыти. Рюкзак валялся в куче тряпья, оставшегося от матраса и простыней. Драко схватил лямку, дёрнул на себя: - Лови! И кубарем скатился с кровати, на которую запрыгнул разъярённый учебник. - Грейнджер, быстрее! Колено протестующе заныло – синяк будет знатный... Под руку подвернулась драная штора, и Малфой эффектно вскочил, потрясая изгрызенной тряпкой, как тореадор – мулетой. - Эй, я тут... Грейнджер, ну же! - Сейчас, сейчас! Книга взвилась в воздух, красиво взмахнуть шторой не вышло – некстати подвернулась нога, и Малфой с размаху сел на пол. Зато со шкафа раздалось заветное: - Incarcero! Монструозный фолиант опутали тонкие, гибкие верёвки. Драко, шипя от боли, поднялся: - Грейнджер, палочку! И спускайся давай... Хотя можешь и там оставаться, я тогда буду выглядеть более героично. - А ты и без того выглядишь именно так, Малфой. Первые несколько секунд Драко судорожно соображал, каким образом над ним издеваются. Затем понял, что Грейнджер абсолютно серьёзна. Почему-то это показалось особенным свинством. Горячка уходила, уступая место восхищённому ужасу перед самим собой. И усталости. О, как же Драко устал! Прибраться бы тут... Палочка уютно устроилась в руке, и Малфой уже было собирался выдохнуть первое «Reparo», когда воздух сгустился и выплюнул из портала Люциуса Малфоя. Очень-очень злого Люциуса Малфоя. Что-то испуганно вскрикнула Грейнджер. Кажется, она хотела вмешаться... Мерлин, похоже, она действительно пыталась защитить его, Драко! Именно это помогло немного очнуться. Не хватало ещё... только повредит ведь. Отец, не стесняясь гриффиндорки (назвать её «грязнокровкой» почему-то не получилось даже в мыслях), вещал, каких трудов и связей стоило ему найти, настроить порт-ключ на выплеск магии, перенестись одному, а не с министерскими крысами... Живописал ярко, красочно. А Драко смотрел – и не понимал. Почему же он раньше так боялся Люциуса Малфоя? Нет, конечно, papá – маг, до которого ему, Драко, ещё расти и расти. И связи старшего Малфоя никто не отменял. И, разумеется, положение, влияние в обществе. Даже политический вес. А боялся-то почему? Сейчас Драко больше всего хотелось, чтобы не заканчивалось это слегка оглушённое состояние. Когда вещи кажутся одновременно зыбкими и до рези в глазах чёткими. Когда понимаешь... Когда просто понимаешь. Рано или поздно это, разумеется, пройдёт. А вот сейчас – есть. Ну и хорошо. - Драко, ты меня слушаешь? - О, да. И не только я, - неужели он это действительно произносит? Вслух, не стесняясь, таким будничным, тусклым голосом... – У меня огромная просьба, papá. Когда вы закончите полоскать грязное бельё на глазах у... посторонних, поможете мне навести здесь порядок? Вы совершеннолетний, проблем, в отличие от меня, у вас не возникнет... - Что ты несёшь? - Я не несу. Я вношу конструктив в дискуссию, - да, точно вслух: иначе глаза Люциуса не были бы настолько круглыми. – Если мы оставим после себя... разруху, то придётся объясняться с соответствующими департаментами ещё и французского Министерства... - И в этом виноват только ты! - Хорошо. Но проблемы моя вина не отменяет. Я прошу вас рассуждать здраво, papá. Ой. Вот здесь он ляпнул лишнего. Выражение лица дорогого батюшки стало таким, что Драко всерьёз начал опасаться за душевное здоровье старшего Малфоя. Ну ведь не поднимет он руку на единственного сына? Или поднимет? Люциус видимым усилием воли обуздал гнев, яростно махнул несколько раз волшебной палочкой... да, учиться ещё Драко и учиться. В частности, невербальным заклятьям учиться на шестом курсе. Комната моментально обрела первозданный вид, а Малфой-старший шагнул к сыну, больно стиснул его плечо, активировал порт-ключ... Проваливаясь в пульсирующую воронку, Драко почему-то совершенно точно знал: сегодня он победил. Осталось выяснить, кого.

Бешеные хорьки: Эпилог. Малфой-мэнор, Уилтшир, Великобритания Драко валялся на кровати, лениво гладя по корешку гигантскую «Чудовищную книгу о чудовищах». Та в ответ утробно урчала и, наверное, сейчас бы выгибалась, будь она книзлом. Страницы тихо шелестели. Люциус Малфой показал сыну, как справляться с учебником, едва выкричался. Под укоризненным взглядом Нарциссы. Мать, конечно, было жалко – её обижать Драко не хотел. Но отец... Нет, умом юный Малфой понимал: papá дело говорит. Как обычно. Но в то же время что-то в глубине сознания твердило: «Неправда!» Не так твердило, как раньше. Без истерик, но твёрдо, уверенно – пожалуй, даже жёстко. Истинные Малфои делают то, что хотят. Если Малфою взбрело в голову поехать в Ниццу – значит, Малфой поедет. И никто, включая собственного отца, не вправе ему в этом препятствовать. А какой иначе смысл быть Малфоем? Люциус почему-то понимать Драко не желал. Ну и пусть. Взросление, конечно, процесс длительный, но не бесконечный. В семнадцать лет можно... Что можно? Драко хмыкнул. Вот куда ему, интересно, податься после семнадцати лет? К Джордану, рассказывать за бутылку пива истории из жизни великосветского общества? Никаких полезных умений, тут отец, безусловно, прав. И что забавно, Люциус Малфой, кажется, и не намерен прививать сыну эти самые умения. Да, действительно забавно. Ну ладно, придётся добывать их самому. Как – вопрос, но он решаем. В крайнем случае, существует Грейнджер... Дойдя до таких еретических мыслей, Драко на всякий случай оглянулся. Нет, в комнате он один. Никакого профессора Снейпа. А вот в Слизерине придётся думать потише... Откуда-то раздавался негромкий ритмичный стук. Эльфы ремонтируют какую-то из комнат мэнора? Раньше Драко безумно разозлил бы назойливый шум, он вызвал бы эльфов, наказал... Теперь всё равно. Только думать немного мешает. Вопреки всему Драко был счастлив. Да, вечерами от бесконечной зубрёжки болела голова. Да, от ежедневных стычек с отцом регулярно хотелось лезть на стену. Да, необходимо придумать для Слизерина какое-нибудь объяснение своей дикой выходке – рассказывать правду Драко был не готов, – но при этом попытаться сохранить взаимопонимание с Грейнджер. Оно зародилось и какое-то время существовало. Там, на шкафу, Грейнджер была... почти подругой. Соратницей точно. И Малфой не намерен был терять такую ценность. Кроме того – себе-то уж можно признаться, – Драко отчаянно тосковал. Скучал по узким ярко-охряным улочкам Ментона, по оживлённому, говорливому Кале... Мерлинова задница, даже Дувр казался средоточием прекрасного! Там бурлила жизнь, там гоняли похожие на остро отточенные стрелы поезда, там отходил от пристани паром величиной со взрослого Левиафана... Там смеялись и жили. А тут давящие на виски стены, ворчливые предки, услужливые эльфы – всё ненастоящее. Чопорный викторианский роман длиною в жизнь. И главное, никому не нужны перемены. Так жили деды, так жили отцы, наступит день – и дети повторят твой путь... Раньше мирок Малфой-мэнора казался единственно правильным. Теперь же хотелось... свежего воздуха, наверное. Как только исполнится семнадцать, надо уехать отсюда. Можно в Дувр. А что – нанять Джордана телохранителем, уж кулаки-то у гриффиндорца точно пудовые. Затем паромом через Ла-Манш... Мир ведь очень, очень большой. А начать с Ментона. В конце концов, карнавал лимонов проводится каждый февраль. Надо только решить вопрос с деньгами. Вряд ли papá выделят средства на эту прихоть наследника. Какая-нибудь профессия, связанная с путешествиями? Или на зельеварение приналечь? За многокомпонентные составы, вроде, неплохо платят, да и Снейп такому интересу к своему предмету обрадуется... Стук всё не прекращался. И внезапно до Драко дошло, что это вовсе не эльфы. Это сова. Обычная сова из обычной совятни. Принесла ему, Драко, привет. Никто из слизеринцев не решится сейчас навлечь на себя гнев Люциуса Малфоя, значит... Ладони почему-то вспотели. Прекрати, Драко. В конце концов, ты же сам попросил Грейнджер прислать тебе письмо. Так открой окно, придурок! Сова мягко впорхнула в комнату. С достоинством уселась на руку, приняла печенье, негромко ухнула. А Драко поспешно отвязал от лапы аккуратно сложенный лист бумаги. Кстати, надо бы и самому заказать пачку такой: она намного легче пергамента, значит, сова дальше улетит и быстрее доставит послание адресату. А снобизм чистокровных волшебников можно будет в данном вопросе засунуть куда-нибудь подальше. Ввести новую моду – а там вся магическая Британия подтянется. Почерк Грейнджер, как всегда, был чётким и разборчивым. «Здравствуй, Малфой! Как и обещала, написала Хагриду. Всё оказалось проще, чем я ожидала: книгу надо погладить по корешку. Можно пальцем, можно ладонью. Я пробовала: метод вполне рабочий, если вначале не дашь этот палец откусить. Тренируй скорость. Г.Г. P.S. Как ты там?» Как он, Драко Малфой, себя нынче чувствует... Хм, хороший вопрос. Очень хотелось в Хогвартс. И перехватить Грейнджер где-нибудь без чёртовых Уизли с Поттером. Одну. Низачем. Просто поговорить. Может, удастся до чего-нибудь договориться? Может, даже получится очаровать гриффиндорку до такой степени, чтобы она заявила своим безумным дружкам: «А Малфой не так уж и плох!» Если фортуна будет ну совсем благосклонной, то при этом историческом событии удастся даже поприсутствовать. И увидать рожи Поттера с Уизли. Потом, правда, придётся очень быстро удирать. Ничего, после Дувра он, Малфой, и не на такое способен. Да он вообще толком не знает, на что теперь способен! Вот возьмёт да уедет на каникулы с Ли Джорданом – то-то сплетен родится! Драко усмехнулся, слевитировал перо и пергамент, уселся за стол и вывел первую фразу: «Привет, Грейнджер!» У него ещё было время подумать, что он напишет дальше.



полная версия страницы