Форум » "Весёлые старты" 2012 » ВС 10: "Министерские тайны", ГП/ЛМ; слэш; R; экшен, романс; миди » Ответить

ВС 10: "Министерские тайны", ГП/ЛМ; слэш; R; экшен, романс; миди

Немыслимый пейринг: Название: Министерские тайны Автор: Jell Бета: Tau Mirta, Miauka77 Пейринг: ГП/ЛМ (упоминается КШ/ЛМ, и еще по мелочи) Категория: слэш Размер: миди (~11 тыс. слов) Жанр: action, романс Рейтинг: R Саммари: Не так все просто в Британском магическом мире. Удачные переговоры о возвращении Яксли на родину поднимают в Министерстве самую настояющую бурю. Дисклаймер: Не наше. Позаимствовали для темных дел Предупреждения: ООС, АУ(теоретически), упоминаются пытки Примечания: Фик написан на "Веселые старты 2012" на ЗФ, тема — «Под каждой крышей свои мыши»

Ответов - 17

Немыслимый пейринг: Гарри открыл глаза, но ничего не увидел. Темно. Он повернул голову в одну сторону, в другую, заерзал, поводил руками, ощупывая каменный пол. Где он, черт возьми? Судя по тому, что он помнил — его похитили. Вроде бы за столько лет почти всех Пожирателей переловили, даже за границей фактически никого из них уже не было, а те немногие, что остались на свободе, уж точно не стали бы его похищать. Да и вообще: какому идиоту может прийти в голову напасть на главу Аврората? Глаза постепенно привыкали к темноте — к счастью, она оказалась не абсолютной, но без очков разглядеть что-либо было невозможно. Гарри ощупал задний карман джинсов. Кажется, хоть в чем-то повезло: он вытащил из заднего кармана запасные очки и нацепил их на нос. Одна дужка отломалась, стекла треснули, но он, наконец, смог осмотреться. Он сидел в небольшом пустом помещении, одна из стен которого представляла железную решетку. Гарри подошел к ней и коснулся толстых прутьев — заперли, зверя в клетке. Напротив располагалось еще одно такое же помещение, справа глухая стена, слева дверь, из-под которой выбивались лучики яркого света. Все это напоминало камеры предварительного заключения на нижних этажах Министерства, даже запах был такой же. Гарри чихнул, и в камере напротив что-то шевельнулось. Он попытался вглядеться в полумрак, но в темноте невозможно было рассмотреть детали, поэтому он подал голос: — Эй?.. Некто в противоположной камере замер, потом послышался кашель, и ужасно знакомый голос произнес: — Мистер Поттер? Ну да конечно, только ему всегда так везет. Разговаривать с этой личностью Гарри не очень-то хотелось, но стоило прояснить обстановку. Он прошелся вдоль решетки, пробуя на прочность прутья, и поинтересовался: — Что вы тут делаете? Послышался смешок. — По-видимому, то же, что и вы. Действительно, глупый вопрос, особенно если вспомнить, кому именно он его (заменила тот на его) задал. Ни разу! — Гарри это знал наверняка — Малфой не ответил на вопрос прямо. Всегда издевался над собеседником. — Как давно вы здесь? — А чем это вам поможет? — Ну, может быть, вы уже знаете, кто нас похитил, и чего он хочет?! — Они, Поттер, они! Вы же не думаете, что похищение двух высокопоставленных чиновников Министерства может быть делом рук одного человека? — В моей практике встречалось всякое… — Гарри попытался расшатать решетку, но она не шелохнулась. — Тогда, как мне кажется, у вас достаточно данных для того, чтобы предположить, кем могут быть наши похитители. — Ваши бывшие друзья? — Поттер… когда же вы, наконец, забудете о моем прошлом? — Никогда! — хмыкнул Гарри. — Так я прав? У нас не слишком много общего, мистер Малфой, чтобы нас похищали вместе. Кроме войны… — И работы, Поттер. Что ж вас, как старика, все тянет прошлое вспоминать? У нас сейчас есть общее дело, Министр же передавал вам приказ? — О том, что я должен сопровождать вас в поездке в Италию? О, да! Но я сообщил Кингсли, что отказываюсь. Еще не хватало — телохранителем для вас служить! Мне плевать на вашу должность… Что за кошмарная привычка все время перебивать? Как только Малфой отдел межмагического сотрудничества возглавил с такими манерами? — И конечно, вы не заглянули на вторую страницу, где черным по белому сказано, зачем в этой поездке нужны именно вы. — Послышался усталый вздох. — Вот так всегда — работаешь, работаешь, а какие-то идиоты пускают все результаты твоего труда книззлу под хвост. Или имя Стивена Яксли вам уже ничего не говорит? — Так… подождите. Вы хотите сказать, что у вас все же получилось? Итальянцы пошли на попятный и готовы нам его выдать? Малфой не ответил, а Гарри действительно почувствовал себя идиотом. Но ведь когда он начал изучать приказ, в нем было про необходимость присутствия на встрече с итальянским Министром магии, посещении какого-то дворца, переговорах с бизнесменами… Охранять Малфоя в обычной деловой поездке он совершенно не собирался. Правда, до конца он программу так и не дочитал. Ему и в голову не могло прийти, что Малфой добьется результата в деле с Яксли, тем более, что ничто не предвещало! Переговоры велись уже года два и, как было известно Гарри, прочно зашли в тупик. — Кто-то хочет, чтобы переговоры сорвались, и Яксли остался в Италии… — Браво! Вы изложили самую очевидную версию. — Гарри скрипнул зубами. — Продолжим? Не знаю, как вас, но меня похитили очень интересным способом: фальшивым порт-ключом. Как вы понимаете, для того, чтобы такое провернуть, надо работать в Министерстве. — Согласен. У меня еще интереснее — каминная сеть. Кто-то вмешался в ее работу, и я попал в незнакомый дом. Сделать ничего не успел — меня тут же оглушили. — И нападавших вы, естественно, не видели, — в голосе Малфоя явственно чувствовалась насмешка, но Гарри решил не обращать на нее внимания. — Нет. Похоже, в деле, замешан кто-то из отдела транспорта. — Ну, давайте, давайте… покажите, как вы расследуете преступления против магов. А то похитили великого героя Магической Британии. И куда только Аврорат смотрит? — Не паясничайте! Кто знал о том, что вы должны отправиться в командировку в Италию, и главное, какова основная цель поездки? — Министр, наверняка его секретари, половина моего отдела тоже была в курсе… Пожалуй, с нашей стороны — все. — Половина вашего отдела? А там других Пожирателей смерти, кроме вас, нет? — Нет, Поттер! И, кстати, вы насчет своей одержимости Пожирателями к колдомедикам не обращались? Я бы на вашем месте обеспоко… Дверь распахнулась, в проеме возникла высокая темная фигура. — Петрификус Тоталус! Петрификус Тоталус! Заклинание ударило Гарри в грудь, и он рухнул на пол. Очень неудачно — перед глазами оказалась только голая стена, и происходящее в соседней камере осталось вне его поля зрения. Он услышал, как вошли трое, потом что-то звякнуло, заскрипело, лязгнуло. — Держите его, — приказал кто-то густым басом. Что-то зашуршало, и тот же голос произнес: — Фините Инкантатем! — Вы хоть понимаете… — Малфой явно пытался говорить властно, не показывая страха, но тут послышался удар. — Мы понимаем. А вот ты, видимо, нет. Где он? — Я не знаю, о чем вы! Снова звук удара. В этот раз Малфой охнул. — Малфой, ты же вроде неглупый волшебник, понимаешь ведь, что мы можем сделать с тобой все, что угодно… Ты всегда так беспокоился о своей внешности, ты же не хочешь остаться… без носа? — Малфой судорожно вздохнул. — Без своих наманикюренных пальцев? Ты представь, как расстроится Министр, если завтра днем вместо своего красавца-любовника обнаружит только обезображенный труп. Или, если ты сдашься чуть раньше… Ты же помнишь, что раны от сектумсемпры (убрала запятую) лечить так никто и не научился. — Он… он у Кингсли. — Круцио! Малфой заорал. Гарри попытался собрать всю силу воли, чтобы сбросить заклинание. Он слышал, что это в принципе возможно, и даже знал одного оперативника, у которого это получалась регулярно, но не у него и не сейчас. — Фините Инкантатем! Правду, Малфой! — рыкнул похититель. — Где он? Послышался хрип, кто-то сплюнул на пол. — В кабинете, в сейфе… — Как он открывается? — Моя палочка, моя кровь, приложить родовой перстень… — Перстень и палочка у нас, — сказал кто-то. — Кровь тоже, — хмыкнул, по-видимому, главарь. — Секо! Малфой вскрикнул. — Смотри, Малфой, если ты меня обманул… Темный Лорд тебе ангелом покажется. Снова послышался звук удара, а за ним торопливые шаги и скрежет. Как только захлопнулась дверь, Гарри понял, что снова может двигаться. Он вскочил и подбежал к решетке. — Как вы? Малфой не ответил. Гарри видел только, что тот скорчился на полу. — Вы живы? Малфой пошевелился, и наконец, произнес глухим голосом: — А вы как думаете?.. Гарри выдохнул. Жив и в сознании — это хорошо. — Что они от вас хотели? — Теперь это уже не ваша забота, Поттер, — Малфой закашлялся. — Вы же сами отказались меня сопровождать. — После этих событий я уже просто обязан обеспечить вам охрану! Если, конечно, останется, что охранять. На самом деле об угрозах похитителей думать не хотелось. Тем более что Малфой все им сказал. — Вас будут искать? — поинтересовался Гарри. — Меня до утра — нет. Джинни знает, что я могу задержаться… Послышался смешок. — Наш верный аврор — Гарри Поттер. Гарри почувствовал, что у него вспыхнули щеки. — Это не то, что вы подумали! — со злостью прошептал он. — И не сбивайте меня с мысли… Так вас будут искать? — Да… но боюсь, тогда будет уже поздно. У нас не более часа — потом спасение мне уже не понадобится. А вот вам… вам, может, еще повезет. — Почему? Вы же дали им то, что они хотели! Кстати — что это? — Они хотят предотвратить возвращение Яксли. Любой ценой. И если не предотвратить, то хотя бы отсрочить. — Это кто-то из его родственников? Какие заботливые... — Родственники? — Малфой хохотнул. — Нет, все намного интересней. Если вы вспомните, кем был Яксли в год правления Темного Лорда, вы поймете, кто не хочет его видеть на британской земле. — Он был координатором Волдеморта в Министерстве… — Именно! Яксли точно знает, кто добровольно поддерживал Темного Лорда, а кто нет. Вы можете представить, что начнется, если он заговорит? А он заговорит… — Малфой вздохнул. — И как они собираются предотвратить возвращение? Понятно, нас похитили — это отсрочит передачу Яксли, но им было нужно что-то еще… — тут Гарри осенило. — Вы нашли, что можно предложить итальянцам в обмен на него. Что-то очень редкое! И теперь отдали... — Нет, Поттер, не отдал. Они же не идиоты, чтобы после всего этого оставлять меня в живых. А так — хоть какой-то шанс, что они привлекут внимание охраны. Или Министра… — Но этих шансов немного, — предположил Гарри. — Именно так. Гарри похолодел. — Надо выбираться отсюда. — Выбирайтесь! — хмыкнул Малфой. — Сколько-то времени у вас есть. Пока они взломают мой сейф, пока поймут, что там нет артефакта. К тому моменту, как они вернутся, мне лучше бы уже исчезнуть. Вам, впрочем, тоже. Похоже, они полагают, что артефакт может быть у вас. — Я даже не знаю, что за артефакт! — В этом ваше спасение. Кстати, на будущее — у них очень интересные информаторы. Они знают, что это за артефакт, знают, что он именно у меня, а не у Министра, но совершенно не в курсе того, что вы отказались от поездки. — Наверное, это кто-то из ваших. Секретари Министра должны были знать о моих планах. Кстати, наши похитители вам случайно не знакомы? — Нет. Подозреваю, что они использовали оборотное… Так что разбираться со всем этим будете потом. Сейчас у нас есть более насущные проблемы. — Да, пожалуй, — Гарри прошелся вдоль решетки. — Вы видели, как открывается камера? — Видел, но вам это не поможет. Нужен ключ. — Можно попытаться использовать дужку очков… — Вместо магического ключа? Браво, Поттер, — Малфой пару раз хлопнул в ладоши, — это поистине новое слово в теории взлома. — Не издевайтесь! И хватит относиться ко мне как к мальчишке! От вас еще ни одного дельного предложения не поступило. — Все, что мог — я сделал. На сейфе есть сигнальные чары, если повезет, если они их не заметят, и если Шеклболт поторопится… может быть, я еще останусь в живых и со всеми конечностями. Гарри мерял камеру шагами — так лучше думалось, но пока никаких идей в голову не приходило. — Кстати, а что это они говорили про вашу связь с Кингсли? Это правда? Малфой промолчал. Гарри стукнул кулаком по стене — нет, нет тут выхода. Надо что-то придумать… но что? — Можно, конечно, просто сидеть и ждать — вдруг спасут? Но, по-моему, это глупо. Послышался вздох. — Согласен, Поттер. Но у меня лично, нет ни единой идеи, тем более, если это то место, о котором я думаю — шансы на побег ничтожны. — Камеры предварительного заключения? — Да, причем как раз аврорские… Один раз был — никогда не забуду. — Глава аврората в аврорских камерах — отличная шутка, — усмехнулся Гарри. — У вас в карманах, случайно, ключ не завалялся? — Увы, нет, и быть не мог — этими камерами уже больше десяти лет не пользуются. Гарри поднялся и снова заходил по камере. — Почему? Все же кто-то сбежал? — Нет… — Гарри на секунду задумался, стоит ли делиться информацией, но решил ничего не скрывать: — Тут опасно. Был обвал… Одного засыпало — так и не откачали. — Я о таком не слышал… Замяли? Гарри решил промолчать. Хотя в те времена он никак не относился к Министерству, но почему-то чувствовал вину за произошедшее. — Значит, слабые стены… Послышался шорох, потом чертыхания. Малфой со свистом втянул сквозь зубы воздух и, хромая, подошел к решетке. Он ухватился за нее рукой и с силой ударил каблуком сапога по стене. — Вы что, хотите выломать стену? — Готов выслушать ваши предложения! Малфой тяжело дышал — очевидно, даже единственный удар отобрал у него все силы. — Надо подумать, хотя у меня, конечно, нет опыта побегов из тюрем. В отличие от вас! — Зато у вас замечательный опыт побега из чужих подвалов! — Кстати… Кричер! — воскликнул Гарри. — Поттер… если бы сюда можно было вызвать домовика, меня бы уже давно здесь не было! Так что не майтесь дурью! — По-моему, дурью маетесь здесь вы! Стены ногой прошибать… после Круциатуса. Малфой его удивлял. До сего момента они как-то не сталкивались близко и почти не разговаривали. Да и о чем, собственно, им говорить? Гарри до последнего считал: назначение Малфоя на такой высокий пост –большая ошибка, что периодически пытался довести до сведения Кингсли. Но тот убеждал его, что Малфой просто создан для должности главы отдела межмагического сотрудничества и, похоже, это было действительно так. Яксли на самом деле оставался единственным Пожирателем, все еще скрывающимся за границей. Да и остальных удалось в свое время вернуть только благодаря Малфою. Гарри медленно прошелся вдоль стен, касаясь их ладонью. В одном месте стена, как ему показалось, была чуть холоднее. Он пнул по ней пару раз ногой, но, естественно, ничего не произошло. И так было понятно, что это глупая идея. — Думаю, это все бесполезно. Надо иначе, — он повернулся и взглянул на Малфоя. — Пусть они сами обрушат стену. — Как? — Вы умеете уворачиваться от проклятий? — Знаете, Поттер, я уже давно не мальчик… — Малфой, нарочито прихрамывая, прошел вдоль решетки. — Вы замечательно отплясывали всего месяц назад на балу в Белтайн, так что… — Вы за мной наблюдали? Любовались? Как интересно! — Гарри хотел возмутиться: на самом деле он не любовался, а отслеживал, с кем Малфой общается. Хм, выходит, он тогда еще отметил про себя, как Малфой великолепно двигается. Но тот не стал развивать эту тему. — В любом случае, после Круцио я бы так «отплясывать» точно не смог. Тут он был прав. — Впрочем, помню, как танцевали вы, это было… задорно. — Идите к черту, Малфой! — Гарри стукнул кулаком по стене, но трещин на ней так и не появилось. — Если не случится чуда, то буквально через час… если не меньше, именно это и произойдет. А вы успеете в полной мере насладиться моими криками и воплями. Малфой иронизировал, но в его голосе слышалось самое настоящее отчаяние. — И все же… все же постарайтесь не попасть под заклятия. Я попытаюсь их отвлечь, и если нам повезет… В конце концов, вы же знамениты именно тем, что умеете уворачиваться! Так продемонстрируйте то, что можете! Малфой засмеялся. Он остановился в дальнем углу камеры и опустился на пол у стены. — Ладно… посмотрим. Гарри прошелся по камере, измерил ее шагами, крутанулся на месте, чтобы оценить, хватит ли пространства для маневра. Ужасно тесно! Но на аврорских курсах и не с таким сталкиваться приходилось. Главное — отвлечь на себя внимание похитителей. Если повезет, и те применят хотя бы «Ступефай» — стена может треснуть. Теоретически. Может, достаточно будет просто потянуть время, и их кто-нибудь найдет. Кингсли, например. Кстати… — Так это правда насчет вас и Кингсли? Малфой вздохнул. — Поттер, не уподобляйтесь министерским сплетницам. Я был о вас гораздо лучшего мнения… — Связь Министра Магии с бывшим Пожирателем смерти потенциально опасна. Может, вы применили черную магию, чтобы занять свой пост? А может… — А может, вы заткнетесь, Поттер?! — вдруг рассвирепел Малфой. — Я бы с большим удовольствием применил Темную магию, чтобы уйти с этого поста! — А вы не можете? Но почему? — Все, разговор окончен. Кроме того, я бы на вашем месте уже начал прислушиваться, не идут ли за нами — если нас застигнут врасплох, весь ваш план пойдет прахом. Да, в этом был резон. Гарри подошел как можно ближе к двери и замер, вслушиваясь в тишину. Ни звука — слышно только, как тяжело дышит Малфой и быстро колотится собственное сердце. Он пытался понять, что стояло за словами Малфоя. Как это возможно, что его насильно удерживают на Министерской должности? Может, это какой-то договор с Кингсли? Вроде: Малфой помогает выловить всех Пожирателей, и только тогда сам остается на свободе? Вполне вероятно. Может, и спать с собой… тоже заставляет? Нет, нет, ну что за бред? Кингсли — замечательный Министр и хороший человек, он бы никогда в жизни не пошел на такое преступление! Да и в чем радость — трахаться с Малфоем? Гарри вспомнил, как тот выглядел на министерских приемах. Высокий, элегантный… привлекательный. Исключительно внешне, но все же… что-то в этом белобрысом пройдохе было, если отвлечься от его прошлого. Мысли Гарри были прерваны тихим звуком — что-то звякнуло за дверью. — Мистер Малфой, вы лучше найдите подходящее место, где они не сразу смогут вас… — Молчите Поттер, я и так все понимаю. Малфой поднялся, подошел к решетке, бросил взгляд на дверь и сделал пару шагов назад. Гарри решил, что позиция не слишком удачная, но предупредить не успел. Дверь открылась. — Петрификус Тоталус! Гарри отскочил в сторону, пригнулся и отбежал к стене. — Петрификус Тоталус! — это уже в Люциуса. Тот сделал какое-то движение, словно собирался отпрыгнуть в сторону, но не успел и рухнул там же, где стоял. Сердце Гарри пропустило удар, а он сам чуть не попал под заклинание, но вовремя успел совершить образцово-показательный кувырок назад. — Вот же скотина! — рыкнул низкорослый толстяк, наставляя на него палочку. — Роб, оставь его. Ему все равно не добраться до нас, — высокий бородач подошел к камере Малфоя и вытащил ключ. — Сейчас меня интересует, прежде всего, Люциус-с-с… Он провел ключом по решетке, и прямо из воздуха появилась замочная скважина. Бородач вставил ключ, повернул его два раза и открыл решетку. Только он шагнул в камеру, Малфой набросился на него и вцепился в палочку. А, судя по громкому воплю, еще и очень удачно заехал бородачу коленом в пах. Малфой смог отобрать палочку, но не успел ничего сделать — толстяк крикнул: — Экспеллиармус! Палочка вылетела из руки Малфоя, и, отскочив от двери, упала на некотором расстоянии от камеры Гарри. — Круцио! Малфой с криком упал на пол. Гарри подскочил к решетке, но рука никак не доставала до палочки. Он выдохнул, сдернул очки, попытался на ощупь зацепить палочку дужкой и подкатить ее к себе. Он ничего вокруг не видел, в ушах звенело от воплей Малфоя, и тут закричал уже он сам, когда на его руку опустился тяжелый сапог. — Не так быстро, Поттер! — прогремел сверху бас бородача. От боли из глаз потекли слезы, но Гарри не привык сдаваться. Он резко вытянул вперед вторую, здоровую руку и — повезло! — схватился пальцами за рукоятку палочки. — Ступефай! — заорал он. Другой конец палочки отпустили, и Гарри с трофеем отскочил вглубь камеры. Он ничего вокруг не видел. Малфой кричать перестал, зато было слышно его стоны. — Экспеллиармус! Гарри обеими руками вцепился в палочку и бросился на пол. — Бомбарда! — крикнул он, направляя ее в сторону решетки. — Идиот! — раздался голос Малфоя, послышался грохот, а потом сверху посыпались камни. Как ни странно, сознание он не потерял. Гарри свернулся клубком, спрятал под собой палочку и закрыл голову руками. Пару раз ему очень чувствительно попало тяжелыми камнями по спине, один — задел больную руку, а за шиворот посыпался песок… Когда все стихло, Гарри пошевелился. Света не было, без очков он ни черта не видел, палочка в руках чуть трещала, явно недовольная, что ее держит не хозяин. Гарри совершенно не представлял, что ему теперь делать. — Малфой! — полушепотом позвал он. В ответ — ни звука. Ему стало очень не по себе: неужели вместе с похитителями он убил и Малфоя?.. Послышался шорох. — Кто здесь? — насторожился Гарри, но никто не ответил. Если бы это был Малфой — то, наверное, подал бы голос. Гарри попытался отползти в сторону. Он примерно помнил, где должен был лежать его собрат по несчастью, и все еще надеялся, что тот жив. — Люмос! — шепнул Гарри. Видно лучше не стало. Раздробленная рука болела так, что хотелось выть. Он пополз вперед, отодвигая камни, пока не уперся в решетку. Уцепившись за нее здоровой рукой, он попытался подняться, но это оказалось невозможно — потолок просел. — Малфой! — снова позвал он, и, наконец, услышал в ответ стон. Где-то там впереди, за решеткой. Он пополз вдоль нее, пытаясь расшатать — она ходила ходуном, но не поддавалась. Использовать заклинания Гарри опасался. Тем более что чужой палочкой колдовать и вовсе не рекомендовалось, кроме крайних случаев. Наконец ему повезло. Одна из секций скрипнула и рухнула вперед, открывая проход. Оставалось найти Малфоя и попытаться прорваться наружу. Главное, чтобы вход не завалило. Гарри снова позвал Малфоя и наконец услышал в ответ достаточно отчетливое, но приглушенное: «Поттер…» — Я сейчас, — пообещал Гарри и пополз на голос. Но не успел он добраться до Малфоя, как позади него раздался оглушительный грохот. Гарри накрыл голову руками, но на этот раз ничего падать не стало, и кто-то, перекрывая шум, крикнул голосом Рона Уизли: — Эй! Там есть кто живой? Гарри ответил и через несколько долгих секунд оказался в объятиях друга. — Ты как? Ничего не сломал?! — Рон смотрел ему прямо в лицо. — Нет… кажется, не знаю. Но там Малфой, и где-то еще должны быть наши похитители. — Малфой… ах да. Министр всех на уши поставил из-за этого ублюдка. Может, оставим его здесь? — Рон! Прекрати! — Гарри даже отшатнулся, но Рон только по-дружески похлопал его по плечу. — Да шучу я. Ты чего? Мне бы и в голову не могло прийти оставить старого павлина помирать здесь… Гарри попытался улыбнуться, но, наверное, получилось плохо. Зверски болела голова, и рука, и спина, и почему-то сразу захотелось спать. Так сильно, что оставаться в сознании было уже совершенно невозможно.

Немыслимый пейринг: Конечно, поездку пришлось отложить почти на неделю — колдомедики очень рекомендовали Малфою, да и самому Гарри воздержаться от путешествия, и Кингсли полностью их поддерживал. Итальянцы вошли в положение и легко согласились не только перенести переговоры, но и принять дополнительные меры для охраны Яксли. Гарри при первой же возможности отправил к ним Рона и еще одного, проверенного в боях оперативника, а Кингсли распорядился о командировке для небольшого отряда из отдела быстрого реагирования. Итальянцы помощи были только рады. Уже через два дня после похищения пришло сообщение о покушении на Яксли — в его еду подмешали яд. Как оказалось, это сделал повар, под Империо, и если бы не вовремя оказавшийся на месте Рон, переговоры бы закончились, не начавшись. Злоумышленника, впрочем, так и не обнаружили. Также как и похитителей. Под завалом их не оказалось, навстречу Рону — не попадались. Гарри решил, что у них был экстренный порт-ключ, которым они воспользовались. Все, буквально все указывало, что поиск надо начинать в отделе транспорта. Пока Гарри валялся в больнице без сознания, Уизли и Шеклболт уже подняли на уши все министерство — тщательно всех опрашивали, проверяли кто где был, брали свидетельские показания — но все было тщетно. Никаких надежных улик получить так и не удалось. Тем не менее Шеклболт все же распорядился отстранить от работы нескольких подозрительных личностей с не слишком надежным алиби, но никто не мог гарантировать, что среди них были участники заговора. Гарри, наплевав на советы врачей, которых все еще беспокоили его рука и спина, уже утром следующего дня сорвался с койки, чтобы принять личное участие в допросах. Почему-то казалось, что он сразу поймет, кто виноват, когда увидит этих людей. Но, увы, интуиция молчала. Перед ним были совершенно обыкновенные, запуганные люди, со своими проблемами и скелетами в шкафу. Выявить среди них настоящих преступников было совершенно невозможно. Так ничего и не добившись, Гарри снова рванул в больницу, чтобы поговорить с уже пришедшим в себя Малфоем. Надо было составить список лиц, которые знали об успехе переговоров с итальянцами. В предоставленной в его личное пользование индивидуальной палате Малфой оказался не один — на кровати сидел Кингсли. Сам Малфой возлежал на высокой подушке; бледный, с заострившимися чертами лица и какой-то недовольный. Кингсли держал его а руку, и Гарри неожиданно для себя почувствовал глухое раздражение. — Привет, Гарри? Что-то случилось? Кингсли неспешно убрал руку и как ни в чем не бывало улыбнулся Гарри. — Добрый вечер, Министр. Мистер Малфой, как вы себя чувствуете? — Все хорошо, мистер Поттер, — несколько холодно ответил тот: похоже, считал, что Бомбарду Гарри применил исключительно для того, чтобы ему навредить. — Гарри, оставь эти формальности. Ты, наверное, насчет похищения? Хочешь составить список осведомленных о поездке лиц? Гарри только кивнул — бывший аврор отлично представлял порядок действий. Не прошло и получаса, как у него уже был список подозреваемых. Малфой все больше молчал, недовольно поджимал губы и бросал на Кингсли странные взгляды. Какие-то настороженные, или даже неприязненные. Гарри это не нравилось. — Думаю, в связи со сложившейся обстановкой я теперь просто обязан сопровождать мистера Малфоя в Италию. Поэтому я должен знать, какой именно артефакт предполагается обменять на Яксли. Малфой чуть приподнялся, устраиваясь поудобнее, и в приоткрытый ворот рубашки показался свежий засос. Гарри отвел взгляд: это не его дело, совсем не его. Только к раздражению теперь прибавилась еще и злость. — Благодарю за то, что, наконец, заинтересовались этим делом, мистер Поттер, — в голосе Малфоя звучала вполне ожидаемая издевка. — Но в больнице слишком много лишних ушей… — он почему-то бросил взгляд на Кингсли, — так что об артефакте лучше поговорим позже. Наедине… Гарри нахмурился. Как-то это странно: получается, Малфой что-то скрывает от Кингсли, но готов поделиться информацией с ним? Но Кингсли не возражал. — Да, Гарри. Это подождет — сейчас главное найти преступников. Наедине с Малфоем им удалось поговорить только накануне поездки, после совещания у Министра, на котором решалось, как именно они должны будут отправиться в Италию. Из-за того, что похитителей до сих пор установить не удалось, Малфой наотрез отказывался использовать порт-ключ. — Благодаря «великолепной» работе службы безопасности у меня уже фобия на порт-ключи развилась. Так что нет, благодарю покорно, придумывайте что-нибудь еще, — заявил он. Тогда Гарри предложил самолет. Малфой бросил на него возмущенный взгляд и сказал, что маггловской технике доверяет еще меньше, чем подозрительным порт-ключам. — Насколько я помню, в недавнем интервью вы говорили, что не испытываете к магглам никаких враждебных чувств. — Враждебных — не испытываю. Но это же не значит, что я должен уподобляться этим… созданиям. — Люциус! — Кингсли положил руку ему на плечо и слегка сжал. Малфой сразу же заметно сник. — Если вы гарантируете безопасность… — со вздохом сказал он, — в том числе с точки зрения статута секретности… — Можно просто нанять маленький самолет, попытаться найти пилота из сквибов, или родственников магов. Наверняка же такие есть! — предложил Гарри. — Тогда и скрываться особо не придется, и контакты с магглами будут ограничены. На самом деле ему очень бы хотелось посмотреть, как станет вести себя Малфой в толпе тех, кого он явно до сих пор презирает. — Это хорошая идея, — согласился Кингсли. — Мне не нравится… — Люциус, подумай сам — альтернатив не так много. Порт-ключ — небезопасен, метлы, фестралы — немыслимо. В карете вы будете лететь почти сутки, а самолет доставит вас на место за считанные часы. — Ну хорошо… — неуверенно согласился Малфой. — Обратно тоже можно заказать самолет. Я лично поговорю с итальянским министерством, — Кингсли ободряюще похлопал того по руке. На том и остановились. После этого разговора Малфой пригласил Гарри к себе в кабинет. Только там Гарри заметил, что того едва ли не трясет. — Вы что, боитесь летать? — предположил он самое очевидное. — Не говорите ерунды, Поттер! Малфой открыл бар, скрытый статуэткой золотоволосой красотки. — Что-то ты неважно выглядишь, милый… — проворковала она, поправляя деревянные волосы. Малфой вытащил бутылку огденского. — Будете? — он достал один бокал и взглянул на Гарри. — Я на работе. — Я тоже, — Малфой вытащил второй, поставил его перед Гарри и наполнил на треть. Столько же налил и себе, потом почти рухнул в кресло и прикрыл глаза. — Вы что, подозреваете Кингсли? Вы с ума сошли? — Is fecit cui prodest…(*) — пробормотал Малфой. (*Сделал тот, кому выгодно лат.) — Чем же это может быть ему выгодно? — О, причин более чем достаточно: не нарушать хрупкое равновесие в стране, которого ему удалось достигнуть за последние годы; не начинать искать нового главу отдела межмагического сотрудничества; оставить у себя артефакт, который должен вот-вот уплыть к итальянцам. Есть и еще, но они вас не касаются. — Кингсли –честный человек, он бы… — Честный?! — Малфой засмеялся и потянулся к бокалу. — Вы много не знаете, мой дорогой мистер Поттер. Присмотритесь к нашему Министру — у него, как у всех, есть свои боггарты в сундуке. — Я присмотрюсь. И к вам, мистер Малфой, тоже, — Гарри совершенно не хотелось подозревать в чем-то Кингсли. Лучшего Министра, по мнению многих, в Британии не было уже давно. — Ко мне вы уже давно присматриваетесь… — Малфой усмехнулся ему из-за края бокала. — Или я не прав? Гарри решил проигнорировать двусмысленное замечание. — Так что насчет программы визита? И что за артефакт вы везете? Малфой бросил взгляд на стол, вытащил из стопки одну из папок и швырнул ее Гарри. — Забирайте себе — там все про наши встречи и переговоры. Вы же не знаете итальянского? — Нет. — В первый день готовьтесь умирать со скуки. В начале второго дня тоже. Собственно, обмен произойдет прямо накануне нашего возвращения. — Так что является предметом обмена? Малфой ухмыльнулся, взял со стола чернильницу в виде фигурки змеи и щелкнул пальцами. Прямо на глазах она стала преображаться — менять цвет, форму, размер, пока не превратилась в дымчато-серую сферу. Со стороны казалось, что она соткана из тумана, и только по тому, как Малфой держал ее, было понятно, что она твердая и достаточно тяжелая. — Что это? — Сфера примирения… Гарри пожал плечами — он не знал что это. — Вещь чрезвычайно редкая. Возможно даже, существует в единственном экземпляре. Она лечит душевные раны, примиряет с действительностью и, самое главное, — убивает жажду мщения. Итальянцы очень на нее рассчитывают. — У них там что, война? — Клановые войны, вендетта… Южная Италия кипит, хотя из-за границы это почти не заметно. Стороны, на самом деле, уже давно жаждут примирения, но все эти традиции: «кровь за кровь», «сын за отца»… Сфера должна им помочь. — И все это время она была здесь? Просто стояла у вас на столе? Малфой снова щелкнул пальцами, и та начала изменяться. — Лучше всего прятать на самом виду… На этот раз она стала маленьким серебряным портсигаром, который Малфой убрал в карман. — Думаю, мы обсудили с вами все, что было необходимо… — Пожалуй, — Гарри уменьшил папку, поднялся и спрятал ее в карман. — Идите домой, выспитесь… а мне еще предстоит, — Малфой скривился, — очередная встреча с Министром. Все же летать Малфой боялся. Хотя, может, все дело было в том, что он раньше не имел дел с самолетами. С момента взлета он неотрывно смотрел в иллюминатор, цеплялся одной рукой за подлокотник кресла так, что тот скрипел, а второй был готов в любую секунду выхватить палочку. Гарри тоже не приходилось раньше летать на самолетах, но он совершенно не боялся. Он попытался отвлечь Малфоя разговором, но тот его не поддержал. Помимо их двоих и пилота в самолете также была стюардесса — очень милая девушка из секретариата министерства. Как оказалось, она после ссоры с родителями год проработала на британских авиалиниях и даже училась водить самолет. Где-то через полчаса после взлета она появилась в салоне и предложила им закуску и напитки. Малфой на предложение даже не отреагировал. Это явно было плохим признаком, поэтому Гарри попросил налить им обоим коньяку. Он сам пить не собирался, но Малфою просто необходимо было хоть немного расслабиться! — Пейте! — Гарри сунул ему бокал почти под нос. — Не хочу. — Пейте, иначе я вас под Империо заставлю! Что вы там высматриваете? Думаете, враги бросятся за нами в погоню? На метлах? Вы хоть представляете себе скорость самолета? Малфой, наконец, взглянул на него. — А вы представляете возможности магии? — Думаю, да, — ухмыльнулся Гарри. — Думаю, нет! — хмыкнул Малфой, но бокал взял. Коньяк пошел ему на пользу. Малфой явно расслабился, оторвался, наконец, от окна, а позже и совсем уснул. Похоже, ночь у него была беспокойной. Гарри откинул для него кресло, накрыл пледом. Зачем он заботится о Малфое, он сам себе ответить не мог. С момента похищения он начал испытывать к тому что-то вроде симпатии… или сочувствия. Занимаясь расследованием, Гарри поднял дела, в которых тот был замешан, изучил работу его отдела и успел убедиться, что под началом Малфоя международники работали на удивление эффективно. Даже странно, что тот был не в восторге от своей должности. Что может быть лучше, чем делать то, что полезно людям и действительно получается? Гарри зевнул и взглянул на часы — лететь оставалось еще час. Можно было и вздремнуть. Он устроился поудобнее, прикрыл глаза, но тут мерный шум двигателей изменился, и самолет ощутимо тряхнуло. Турбулентность? На самом деле Гарри понятия не имел, что это такое, просто слышал слово в каком-то фильме. Тут тряхнуло еще раз, и еще… Самолет дергался, то вверх, то вниз, то заваливался на бок, то снова выправлялся. — Эй! Что происходит? — крикнул Гарри. Из динамиков раздался голос стюардессы: — Мы попали в зону турбулентности. Не волнуйтесь, сядьте на ваши места и пристегните ремни. Гарри повернулся к Малфою, но тот все еще крепко спал. Странно, что его не разбудили крики. Гарри бросил взгляд на свой так и не выпитый бокал с коньяком и поднес его к носу. Вроде ничем особенным не пахло, но все же… Он даже не проверил коньяк! А если там был яд? О нет… Дрожащими пальцами Гарри попытался нащупать пульс на шее Малфоя. Если бы тот просто спал, то от прикосновения наверняка бы проснулся, но Малфой не шелохнулся. Гарри внезапно осознал, что совершенно не слышит его дыхание. По спине поползли мурашки, но тут он ощутил под пальцами слабое биение. Похоже, всего лишь усыпили, но с такой же легкостью могли бы и отравить, и это была бы только его ошибка. Он слишком расслабился. Теперь надо было добраться до стюардессы: может, она просто хотела успокоить Малфоя? Не может же такая милая девушка, кстати, гриффиндорка, оказаться преступницей! Гарри расстегнул ремень и поднялся, самолет накренился, и он рухнул прямо на колени Малфою. Впрочем, даже это того не разбудило. — Мисс… — Гарри с трудом вспомнил фамилию стюардессы, — Финч! Вы не могли бы подойти? — крикнул он. После недолгого молчания из динамика раздался ее голос: — Прошу прощения за неудобства, но инструкция не разрешает мне в критической ситуации покидать свой пост. Когда мы пройдем опасную зону, я снова буду в вашем полном распоряжении. Последние слова сопровождались жуткой тряской, но голос стюардессы даже не дрогнул. Нет, тут все же что-то не так! Гарри бросил взгляд в окно и увидел крыло самолета, на его кончике виднелось что-то черное. Словно клочок тумана прилип. Какая-то магия? Может, это из-за нее самолет так трясет? Гарри с трудом поднялся и оглянулся на Малфоя. Попытаться разбудить?.. Нет, сначала надо разобраться, что вообще происходит. Он с трудом, держась за стены и кресла, добрался до двери, отделяющий салон от кухни. Стюардессы на месте не оказалось, но Гарри уже был к этому готов. Теперь самолет раскачивало безостановочно, словно они не летели по воздуху, а плыли в шторм по морю. Он подошел к двери, ведущей в кабину пилота, потянул ее на себя, но та не поддавалась. Гарри налег плечом — бесполезно. Применять магию он опасался, кто знает, чем это могло кончиться рядом с хрупкой маггловской техникой? — Откройте! — заорал он, но в ответ не донеслось ни звука. Он с силой ударил ногой по двери, и еще раз, и еще — никакого результата. Осмотрелся в поисках чего-нибудь, чем можно было бы ее выбить, и взгляд упал на сервировочный столик. Бред, конечно… но почему бы не попробовать? Гарри откатил столик на некоторое расстояние, слегка оперся на него и побежал к двери. Скорость получилась не очень большая, но тут самолет накренился, и Гарри со столиком в авангарде буквально влетел в дверь. Столик — сломался, он сам больно ударился животом и головой, а на двери появилась внушительная вмятина. Самолет выровнялся и только иногда подрагивал, словно кто-то его щекотал. Нет, пора уже кончать с этим фарсом! Гарри выхватил палочку: — Аллохомора!— дверь распахнулась, и в тот же миг самолет клюнул носом, а Гарри потерял равновесие, поехал вперед и удержался на ногах только потому, что вцепился в кресло пилота, в котором сидела стюардесса. Вокруг стоял невыносимый шум, что-то гудело, пищало, приборная панель мигала огоньками. В кресле второго пилота валялся без сознания сам пилот, а стюардесса тянула на себя какую-то рукоятку, пытаясь выровнять самолет. Наконец, ей это удалось, и она повернула голову. От ее стеклянного взгляда Гарри стало не по себе. — Применение магии на борту самолета — недопустимо, мистер Поттер! Отдайте вашу палочку! — она выбросила вперед руку, и Гарри отшатнулся. — Что здесь происходит? Что с пилотом? — Пассажирам запрещено появляться в кабине, — благожелательным тоном сообщила та и натянуто улыбнулась. Должно быть, Империо. Гарри поднял палочку. — Фините… Стюардесса нажала на рычаг, самолет накренился, Гарри понесло вперед, и он больно врезался лбом в приборную панель. Очки треснули, в глазах потемнело, а в его многострадальную руку воткнулся острый каблук. Гарри выпустил палочку, и стюардесса ловким пинком отбросила ее в угол. — Я предупреждала, мистер Поттер: никакой магии! Вы же не хотите разбиться? — она погрозила ему пальцем. — Зря вы не выпили свой коньяк… — Гарри увидел, что она держит шприц. Он откатился в сторону, и его взгляд упал на прикрепленный к стенке огнетушитель. Стюардесса поднялась с кресла. — Не надо нервничать, мистер Поттер… это всего лишь лекарство, оно вас успокоит. Не усложняйте все, прошу вас, — она достала из-за пазухи маленький пистолет и наставила на него. — Всего один маленький укол… Гарри перекатился к огнетушителю и сорвал его с креплений. Он должен был очень просто включаться — но как?! Гарри бросил взгляд на стюардессу, и, словно в замедленной съемке увидел, как она жмет на курок. Нет! Не совсем понимая, что делает, Гарри швырнул в нее огнетушитель и прижался к полу. От взрыва заложило уши — похоже, пуля угодила прямо в баллон. Но времени приходить в себя уже не было — самолет снова накренился и, набирая скорость, понесся к земле. Гарри подполз к приборной панели и, цепляясь за нее — поднялся. Оказалось, что от взрыва пилот слетел с кресла и надавил животом на рычаг. Гарри попытался сдвинуть пилота, но тот был слишком тяжел. Уже не сильно заботясь о его здоровье, Гарри попытался скинуть его на пол, но тут падение внезапно остановилось. Он огляделся и увидел в дверях Малфоя. Его рука с зажатой в ней волшебной палочкой была вытянута вперед и слегка подрагивала, словно он держал не палочку, а тяжелую гирю. — Что здесь происходит? — с видимым усилием произнес он. — Проснулись? — да, ничего умнее Гарри сказать не мог. — Решили поучиться водить самолет? — Как видите! — Гарри оставил несчастного пилота в покое и огляделся по сторонам. Кабина была фактически разрушена, лобовое стекло покрылось трещинами, счастье — что оно выдержало. На полу между сиденьями в луже крови валялась стюардесса. Гарри все же надеялся, что она осталась жива. — Паршиво же у вас получается… — пробормотал Малфой, разглядывая кабину. — Хорошо… «пилот», какие идеи? Я эту махину долго не продержу. — Можем меняться… — Ради того, чтобы продолжать висеть в воздухе на одном месте? Думайте быстрее! — Малфой поднял руку и смахнул со лба выступивший пот. — Мы можем, — Гарри попытался припомнить, что из обстановки можно было бы использовать, — что-нибудь заколдовать. Ковер, например… — Умеете? — Теоретически… — Так поторопитесь! — в голосе Малфоя звучало уже очевидное раздражение. Гарри вскочил, нашел свою палочку и, прихрамывая, побежал в салон. Чуть больше минуты он потратил на то, чтобы отодрать от пола ковер, а потом застрял, вспоминая формулу левитации. Ему еще не приходилось заколдовывать такие большие предметы. — Быстрее! — прикрикнул Малфой. — Сейчас… — в голове, наконец, всплыли нужные слова. — Готово! — прокричал он и побежал в кабину. — Тогда уходим! — Их тоже надо взять… — Гарри мотнул головой в сторону раненых. Малфой недовольно скривился, но кивнул. Гарри быстро перенес пилота и стюардессу на ковер, а сам вернулся к Малфою. — Как будем уходить?.. — Идите на место. Я постараюсь удерживать самолет до последнего, как только отпущу, отрывайте ему хвост бомбардой и активируйте левитационные чары ковра. Если повезет… — Нам повезет! — кивнул Гарри, устроился на ковре и укрепил его чарами. Действительно, все получилось. Хотя в тот момент, когда Малфой опустил палочку и самолет сорвался в пике, показалось — что им не выжить. Но Бомбарда Максима сработала идеально, а левитационные чары на ковер Гарри наложил действительно хорошие, и, пережив несколько не самых приятных минут, они заскользили в сторону Италии. По пути Малфой слегка подлатал Гарри, а он сам оказал помощь пилоту и стюардессе — оба остались живы. Империо он со стюардессы снял сразу же, и когда та поняла, что натворила, чуть не бросилась с ковра. Но Гарри смог ее убедить, что она ни в чем не виновата, и теперь может им очень помочь, если вспомнит, кто мог бы использовать на ней непростительное. Он очень осторожно ее расспрашивал, одновременно проглядывая воспоминания при помощи легкой легилименции, что позволило ему задать правильные наводящие вопросы. В конце концов стюардесса вспомнила о внезапном интересе к себе со стороны некого Перкинса, заместителя начальника в службе порт-ключей. — Кажется, он приглашал меня на обед, но я не помню, чтобы соглашалась… — неуверенно пробормотала она. Перкинса Гарри помнил — во время войны тот участвовал в сопротивлении, а сейчас был на хорошем счету в министерстве. На момент первого похищения у того было железное алиби: он был в Финляндии, и это подтверждали многочисленные свидетели.

Немыслимый пейринг: В Италию они попали только в середине дня, когда уже вся магическая полиция сбилась с ног, пытаясь найти если не их, то хотя бы их тела. Когда они приземлились на крыше одного из зданий на окраине Рима, их встретила целая толпа итальянцев — журналистов, чиновников, врачей, полицейских. Гарри уже приготовился давать долгие интервью и отбиваться от врачей, но Малфой быстро переговорил с каким-то итальянским чиновником, и тот отвадил и журналистов, и медиков. После такого форс-мажора программа визита претерпела кардинальные изменения. Вместо Министерства их повезли прямо в отель и пообещали не беспокоить до вечера. К сожалению, бал в честь визита высоких гостей и встречу с Министром отменить было никак нельзя. Несмотря на то, что Гарри должен был быть рядом с Малфоем едва ли не двадцать четыре часа в сутки, поселили их в разные номера. Малфою достался огромный президентский номер с отдельной гостиной, спальней и кабинетом, а Гарри — соседний, попроще. Он попытался намекнуть «подопечному», что им не стоило бы разделяться, на что тот ехидно заметил: — Не терпится оказаться со мной в одной кровати, Поттер? — Даже если бы там не было дивана, я бы предпочел спать на полу! — огрызнулся Гарри, но разговоры на эту тему прекратил. Он уже и сам не до конца понимал, что именно чувствует к Малфою — раздражение, любопытство, или что-нибудь еще. Влечение, например. Ханжой Гарри не был, в летнем аврорском лагере, где, как назло, в его смену собрались одни парни, он насмотрелся всякого. Да и не только насмотрелся, попробовать тоже довелось, и никакой неприязни к мысли о том, что двое мужчин могут доставить друг другу удовольствие, он не испытывал. Кое-кто ему даже очень нравился, например, его наставник, сэр Ричард Вест. Но тот оказался стопроцентным натуралом и над робкими намеками Гарри только посмеялся и порекомендовал найти более подходящую пару для экспериментов. Так что само по себе то, что его может привлечь мужчина, Гарри совершенно не пугало. Другое дело, что это был именно Малфой. И проблема не в том, что тот был бывшим Пожирателем, темным магом, осужденным преступником и прочее-прочее-прочее… Оставлять прошлое в прошлом Гарри уже научился, но он считал, что в отношениях главное — доверие, а он же не псих, чтобы доверять Малфою? Вечер стал для Гарри самой настоящей пыткой. Малфой великолепно говорил по-итальянски, и общался сначала с Министром, а потом и с другими высокопоставленными лицами магической Италии исключительно на их родном языке. О переводчике для Гарри никто не позаботился. Он с трудом вылавливал в итальянской речи знакомые латинские слова, но они никак не хотели складываться в цельные фразы. От попыток понять, что вообще происходит, постоянных оглядываний по сторонам и подозрений у него уже начинала болеть голова. А Малфой все встречался с какими-то людьми, подписывал документы и говорил-говорил-говорил. Гарри понял, что он уже просто ненавидит и итальянский язык, и саму Италию, и Малфоя, который, похоже, специально тянул время. А ведь еще предстоял бал, при мысли о котором Гарри хотелось выть. Впрочем, на балу сначала было не так уж плохо, там оказался Рон, который участвовал в охране приема. Он познакомил Гарри со своими друзьями из итальянской министерской охраны, те даже могли вполне сносно изъясняться по-английски. — Что тут творится? — поинтересовался Гарри у них, чтобы хоть немного прояснить обстановку. — Да ничего, — Рон пожал плечами. — На Яксли с тех пор, как его попытались отравить, никто больше не покушался. Ребята Бартезе тоже поутихли… — Чьи ребята? — Бартезе, это тут такой босс есть. Типа Темного Лорда, только попроще, наживается на войне кланов, торгуя запрещенными зельями и сдавая в наем своих ребят. — Что ж его не арестуют? — поинтересовался Гарри. Итальянцы заржали, и один из них, Пьетро пояснил: — Да как же его арестуешь? Доказательств — никаких! Идиотов, готовых свидетельствовать против дона Бартезе — нет. Они с нашим Луиджи, считай, близнецы-братья. — Луиджи? — Господин Таскано, Министр Магии, — пояснил Рон. — У них тут внутренние игры такие, оказывается. Кто кого переиграет. Вот сейчас ведет Министр, ему не только удалось поймать Яксли, но и заставить Малфоя добыть артефакт, который, по слухам, должен прекратить войну кланов, а это здорово ударит по кошельку Бартезе. — Вот-вот, — кивнул Пьетро. — Так что присматривай за своим Малфоем, Гарри. У нас тут такие деньги крутятся, что прихлопнут твоего блондинчика и не заметят. — Да он и сам не бедный… и не мой… — Гарри обеспокоенно оглянулся на Малфоя, который буквально минуту назад спокойно разговаривал с Министром Магии. Теперь ни Министра, ни Малфоя в зале видно не было. — Пойду его поищу… — Они с Луиджи вышли из зала, — Пьетро кивнул на скрытую занавеской дверь. — Спасибо… Рон, ты со мной? — Нет, совершенно не хочется лишний раз видеть Малфоя. Все боюсь не сдержаться и заехать по его наглой роже. — Рон, ты же никогда этого не сделаешь на самом деле! — Не сделаю, — легко согласился тот, — но, мерлинова задница, ты бы знал, как сложно держать себя в руках! Гарри выскользнул за дверь, оставляя за спиной громкую музыку, людской гомон и перезвон бокалов. Он оказался в узкой галерее, вдоль которой шел ряд занавешенных плотными шторами окон. Здесь было тихо, только впереди раздавалась приглушенная итальянская речь. Гарри, стараясь не шуметь, поспешил на звук голосов. Он дошел да конца галереи, заглянул за угол и, наконец, увидел Малфоя и итальянского Министра. Стояли они друг к другу чуть ближе, чем позволяли правила приличия. Малфой присел на подоконник и снисходительно улыбался собеседнику. Что говорит Министр, Гарри не слышал совсем, а из слов Малфоя до него долетали только: «No! Forse… Non oggi». Итальянец что, запал на Малфоя? Судя по тому, как тот потянулся к нему, именно так все и было, но Малфой приложил палец к губам Министра, и сказал фразу, из которой Гарри понял только одно: «Porte». Министр полез в карман и передал что-то Малфою, снова потянулся к нему, словно надеялся на поцелуй. Но тот только покачал головой. Гарри едва успел спрятаться за занавеской, когда мимо него прошел Министр, и выскользнул из укрытия только тогда, когда его шаги смолкли. И тут же оказался прижат к стене Малфоем. — Следите, Поттер? — Ищите нового покровителя, Малфой? Тот даже бровь поднял. — Намекаете на мое фривольное поведение? Ревнуете? — Напоминаю, что вы на государственной службе! — огрызнулся Гарри. — Одно другому не мешает, — ухмыльнулся Малфой. От него пахло чем-то притягательно сладким и нежным, таким, что хотелось оказаться как можно ближе, чтобы вдохнуть аромат сильнее. Гарри, не совсем осознавая, что делает, потянулся к Малфою. — Тихо, тихо, Поттер! Это не на вас рассчитано… — Малфой вытащил из кармана пузырек, приоткрыл его и поводил перед его носом. Наваждение схлынуло. — Это что, амортенция? Вы понимаете, что творите! Вы с ума сошли! — Обеспечиваю нам гарантированные пути отхода и обеспечиваю надежный тыл. Вы хоть понимаете, что здесь намного опасней, чем в Англии? И это при том, что мы тут на самом деле никому не нужны. Личная заинтересованность Министра обеспечит мне хоть какую-то безопасность. — Он вам нравится? — внезапно выпалил Гарри. Малфой взглянул на него с интересом. — Да, он в моем вкусе. Всегда любил невысоких, светлоглазых брюнетов. Гарри почувствовал, что краснеет. Гарри никак не мог уснуть — все прислушивался к звукам в соседнем номере и коридоре. Ждал, что скрипнет дверь и Малфой отправится на вечернюю прогулку. Гарри не ревновал. Нет, совсем нет! Просто он должен был обеспечить безопасность этой проклятой ветреной сволочи. А так Малфой его не интересовал совсем. Разве что чуть-чуть. Было бы любопытно понять, что все эти министры в нем находят. Внешность? Обаяние? Ум? Ну да, Гарри и сам был готов это оценить, но это же не повод заводить отношения! Подобных привлекательных умников полно, и у большинства характер намного лучше, а такую язвительную, злобную сволочь — поди поищи. Тишину разорвал звук бьющегося стекла, донесшийся из соседнего номера. Гарри вскочил, выхватил из-под подушки палочку, нацепил очки и бросился к двери. Та оказалась заперта, Алохомора также не подействовала, а из малфоевского люкса уже раздавались крики и грохот, словно кто-то там кидался мебелью. — Бомбарда максима! — не желая терять времени, Гарри просто разнес общую стенку и, сквозь поднявшийся столб пыли, бросился на помощь Малфою. Нападавших было много, он даже не понял, сколько — считать было некогда. Гарри швырнул в первого же попавшегося Ступефаем, увернулся от ответного заклинания и приложил нападавшего по ногам Локомотор мортис. Из темноты в него полетело какое-то заклинание, но он успел нырнуть за кресло, и оно взорвалось смесью опилок и поролона. Черные фигуры в темноте были совершенно незаметны. — Люмос максима, — произнес он, едва успев прикрыть глаза от яркого света. — Идиот! — крикнул Малфой, и Гарри оглянулся на голос. Тот был голый… Это было ожидаемо, Гарри и сам не успел одеться: какая может быть одежда, когда нападают? Но почему-то в первый момент это зрелище поразило его настолько, что он чуть не пропустил заклятье в спину. К счастью, Малфой вовремя заметил нападавшего и применил защитные чары. После этого Гарри немного пришел в себя, и тоже вспомнил о своей палочке. Воздух в номере светился от магии, противники свирепели и использовали все более опасные заклинания, а Малфой отбивался только простейшими, известными со школы Ступефаями, Петрификусами и Экспеллиармусами, но уже начинал входить в раж. Когда кто-то применил режущее заклинание, которое живо напомнило Гарри Сектумсемпру, в воздух поднялись хлопья белых перьев из истерзанных подушек. Малфой мгновенно превратил их в острые шипы и направил в противников. Гарри некогда было следить за маневрами Малфоя, но нет-нет он да ловил взглядом его плавные движения, когда тот, словно танцуя, уходил от атаки. Это было красиво, и… возбуждающе. Впрочем, Гарри и на себе порой ловил изучающий взгляд Малфоя, и это придавало битве некую пикантность. Наконец последний оставшийся на ногах преступник ухватил подмышки одного из коллег, выпрыгнул в окно и растворился в ночной тьме. Гарри опустил палочку и огляделся. Кажется, в номере не осталось ни одного целого предмета мебели. Большая хрустальная люстра валялась на полу, придавив ноги одному из бандитов, вокруг него в разных позах застыло еще восемь. Одиннадцать человек! Ну, ничего себе… Гарри растерянно посмотрел на Малфоя. — Сейчас сюда набежит служба безопасности… Оденьтесь, а то еще подумают о вас что-нибудь не то. — А о вас не подумают?! — огрызнулся Гарри, и уже было направился через пролом в свою комнату, когда заметил, что Малфой снимает чары с одного из нападавших. — Что вы делаете? — Хочу допросить. — Вы не имеете права! — А вы не знаете язык! Бандит что-то сказал, Малфой взглянул на него с сомнением и переспросил. — Что он говорит? — Поттер, потом… — он снова обратился к итальянцу, и тот очень быстро заговорил, отчаянно жестикулируя. Дон Бартезе в его речи точно упоминался несколько раз, но Малфой, похоже, все еще сомневался. Бандит сам сорвал с головы маску и ткнул пальцем в торчавшую в его ухе серьгу. Только после этого Малфой кивнул, бандит вынул серьгу из уха, отдал ему и сиганул в окно. Гарри поднял палочку, но Малфой придержал его руку. — Вы отпустили его! — Он все рассказал… Или точнее, — Малфой ухмыльнулся, и подбросил серьгу на ладони, — думает, что рассказал то, что было нужно. — Это Бартезе, да? — О, вы уже в курсе внутриитальянской политики? Похвально. Я бы сказал так — кто-то хочет, чтобы мы были уверены, что это Бартезе, вот даже сережку, которую его ребята используют для связи друг с другом, подложили. — А на самом деле? — А на самом деле, все намного сложнее… Раздался стук в дверь, и через мгновение она распахнулась. На пороге стояли несколько человек в форме магической полиции. Гарри с грустью подумал, что он так и не успел одеться. Гарри был готов к долгим допросам, переговорам, проверкам, но в итоге все дело заняло не более получаса. Усатый полицейский взял у них показания, покивал и ушел, даже не проверив палочки. Им с Малфоем выдали другие номера, но на этот раз Гарри настоял на том, чтобы ночевать в одной комнате. — Если я разнесу тут еще парочку стен, отель просто рухнет! — пояснил он ехидно ухмыляющемуся Малфою. Тот наклонился и шепнул на ухо: — Все же добились своего, мистер Поттер. Гарри уже до смерти надоели эти игры, он сжал зубы, выпрямился и заявил: — Да, добился! Малфой поднял бровь. — И что собираетесь делать дальше? — Дальше я собираюсь спать! — он стащил с огромной двуспальной кровати подушку, призвал из шкафа дополнительное одеяло и, не снимая халат, устроился прямо на полу. Гарри услышал, как Малфой разделся, пружинный матрас чуть скрипнул, когда тот сел на кровать, зашуршало одеяло. Какое-то время было тихо. Но все же Малфой не выдержал, вздохнул и сказал: — Поттер, перестаньте уже. Идите сюда. — Я сказал, что не буду спать с вами на одной кровати! — А на одном полу? — засмеялся Малфой. — Про пол я ничего не говорил… — от еще не совсем ясного предвкушения внизу живота стало теплее. Малфой перекатился на предназначенную Гарри половину кровати. В полумраке было невозможно разглядеть выражение его лица, но почему-то казалось, что тот, как обычно, ухмыляется. Протянув руку, Малфой провел кончиком указательного пальца по лбу и носу Гарри, задержал его на губах. И Гарри почему-то приоткрыл рот, лизнул подушечку пальца и слегка прикусил. Малфой медленно убрал руку, а потом вдруг соскользнул вниз, прилег рядом и потерся бедром о его член. — Я подам на вас в суд… за домогательства, — Гарри нерешительно провел кончиками пальцев по его обнаженной груди. — Или я на вас, за то же самое, — Малфой наклонился ниже и лизнул его висок. Мокро, щекотно, но Гарри почему-то едва удержался от стона. — У тебя есть опыт, Гарри? Малфой скользнул рукой под одеяло, щекотно провел пальцами по животу Гарри, едва задев член. — Есть… разный, — не совсем внятно ответил тот, повернулся на бок, коснулся дрожащими губами длинного малфоевского носа, погладил гладкое, горячее бедро и слегка сжал упругую ягодицу. — В тихом омуте черти водятся? — засмеялся Малфой, пододвигаясь ближе. — Ты даже представить себе не можешь, какие… — улыбнулся Гарри, и одним движением подмял Малфоя под себя. Рассвет они встретили уже на кровати. Вдвоем. Почти в обнимку. Когда Гарри открыл глаза, Люциус смотрел прямо на него и улыбался. — Переспать с собственным телохранителем, как низко я пал… Кажется, Гарри уже почти привык не воспринимать нападки всерьез. — Хуже того, лечь под него. Изменить жене… — поддержал он, и улыбка Люциуса стала шире. — Ладно, жене — Министру! — Да, Министру, это уже совсем возмутительно! — Кстати, о Министрах, может, в конце концов, расскажешь, что тут творится? Я уверен, ты знаешь гораздо больше меня. — Больше, но далеко не все. Например, кто конкретно похитил нас неделю назад и кто пытался угнать самолет, я не знаю. — Но ты подозревал Кингсли. — И сейчас подозреваю. Я подозреваю всех, кроме тебя, Гарри, и то, только потому, что ты точно не связан ни с какими министерскими группировками. Ты единственный, кто не заинтересован ни в деньгах, ни в том, чтобы замять все последствия войны, ни в стабильности политической обстановки. — Почему же? Я считаю, что мир и стабильность — это хорошо. — Но не считаешь, что ради этого можно убить или посадить в Азкабан невиновных. — Не думал, что тебя это волнует! Люциус некоторое время изучал его лицо, потом вздохнул. — Ты прав, меня это все совершенно не волнует, но у меня есть свои интересы, которые противоречат политике стабильности и замалчивания. — Как я понимаю, после войны ты заключил с министерством договор: Кингсли обеспечивает тебе свободу, а ты помогаешь ловить своих «друзей». Люциус скривился: — Если бы у договора были настолько размытые формулировки, меня бы уже давно не было в Министерстве. — Тогда что-то вроде: «Пока хоть один бывший Пожиратель смерти находится в бегах, Министр имеет полной право привлечь Люциуса Малфоя к любой работе, которая может обеспечить их поимку». — Иногда ты меня удивляешь, Гарри. Во взгляде Люциуса мелькнуло что-то похожее на уважение. — Надеюсь, хоть в постель к себе Кингсли тебя не под предлогом договора затащил? — Нет, — Люциус засмеялся. — Косвенно, связь есть. Но нет, Кингсли не настолько плох, чтобы прибегать к насилию. — Я рад, — Гарри не удержался и несмело чмокнул его в нос. — Значит, получается, как только Яксли оказывается в Визенгамоте, ты получаешь полную свободу. Поэтому подозреваешь, что Кингсли пытается тебе помешать, — Люциус кивнул. — Хорошо. — Кроме того, в Министерстве есть те, кому тоже крайне невыгодно возвращение Яксли, потому что они из-за его показаний могут лишиться должностей или вообще отправиться в Азкабан. Так? — тот снова кивнул. — Более того, никто не знает, кто эти люди — за столько лет они уже успели хорошенько проникнуть в структуру Министерства. — Правильно. — И есть еще итальянцы. У них тут какие-то клановые войны, в которых я ни черта не понимаю, а еще и противостояние Министра и дона Бартезе, причем последнему тоже выгоднее, чтобы Яксли остался в Италии. Я ничего не упустил? — В рамках того, что тебе известно — ничего. Но ты серьезно ошибаешься в плане итальянской политики. Тут все очень забавно… — Люциус легонько щелкнул его по носу. — Понимаешь ли, Гарри, дон Бартезе и Луиджи Таскано – на самом деле один и тот же человек, которого я знаю почти тридцать лет. Поэтому те, кто вчера напал на меня, не могли иметь к нему никакого отношения. Гарри присвистнул. — Значит, тут есть еще кто-то, кому не нужна «Сфера примирения». — Или у кого-то попросту на меня зуб. — И каков план? — План всего один — доставить Яксли в Англию. — Живого. — А вот это уже как получится, — ухмылка Люциуса Гарри не понравилась. Пока Люциус общался с какими-то непонятными итальянскими бизнесменами, Гарри откровенно скучал. Он лениво следил за итальянцами, пытаясь прикинуть на глаз, мог ли кто-нибудь из них быть замешан в заговоре… в заговорах. Еще утром он связался с родным Министерством, чтобы узнать, как продвигается расследование, и узнал, что Перкинс, которого назвала стюардесса, был арестован, допрошен, а потом найден мертвым в своей камере. Он успел назвать несколько имен, но, как выяснилось, они почти все успели сбежать при помощи незарегистрированных порт-ключей. Все же определенный положительный эффект от ареста Перкинса был, хотя бы часть преступников оказалась разоблачена. Потом Гарри связался с Роном, чтобы узнать через него, как продвигается расследование нападения на отель. Оказалось — никак не продвигается. У бандитов взяли штраф за хулиганство и отпустили на все четыре стороны. Когда Гарри рассказал про это Люциусу, тот только рассмеялся и сказал, что ничего другого не ожидал. Итальянская магическая полиция старалась не лезть в политические игры. Несмотря на то, что вокруг Яксли устроили пляски разные группировки сразу двух стран, Гарри никак не мог отделаться от ощущения, что у их противников есть единый центр, мозг системы, которая проникла щупальцами и в Итальянское, и в Британское министерство. Возможно, их противники объединились для общей цели — так же, как он с Люциусом. И чем ближе становился час «Икс», когда Люциус должен был торжественно вручить итальянскому Министру «Сферу примирения», а тот подписать бумаги о депортации Яксли, тем сильнее ощущалось невидимое кольцо врагов, жаждущих этому помешать. Гарри вспомнил, как Люциус сказал: «Is fecit cui prodest». И выгодно было очень многим. Вообще непонятно, как Яксли все еще жив… Или дело все же не в Яксли? Его смерть была выгодна всем, никто на самом деле не хотел слышать откровений о военном времени. Что было — то было, сейчас эти грязные тайны волновали разве что охочих до сенсаций журналистов. Да и Люциус намекнул, что никто не говорил о том, что он должен доставить Яксли живым. Он нужен живым только до того момента, когда… Стоп. Вот оно. Гарри с трудом дождался окончания встречи. До того момента, когда они отправятся за Яксли, оставались уже считанные минуты, а ему надо было срочно поговорить с Люциусом. Не придумав ничего лучшего, он затащил его в мужской туалет. И плевать, как это выглядело со стороны! — Что случилось? — Я понял, что происходит… — Гарри заглянул в кабинки, чтобы убедится, что в туалете никого нет. — Что происходит? Гарри на мгновение закрыл глаза. — Я правильно понимаю: ты знаешь Яксли лично. И сможешь понять, если это будет не он, а кто-то под обороткой? — К чему ты это спрашиваешь? Думаешь, нас могут обмануть? — Люциус прищурился. — Но зачем? — Гарри продолжал смотреть на него. — Да, я лично знаю его и могу парой вопросов вывести обманщика на чистую воду. — Я так и думал. Как бы тебе объяснить… нет никакого Яксли. Скорее всего, он давно мертв. Он же на самом деле никому уже не нужен. Все дело в Сфере, понимаешь? Люциус прислонился к стене и нахмурился. Он не стал ни возражать, только кивнул: — Понимаю. Но если ты ошибаешься, никаких доказательств нет. Пока я его не увижу — ничего наверняка сказать нельзя. — Да. Да, я знаю. — Если ты прав, то, как только мы отсюда выйдем — отправимся прямиком в ловушку. — Значит, отправимся. Мне не привыкать, — Гарри ухмыльнулся и протянул Люциусу руку. — Кто предупрежден — тот вооружен. Люциус посмотрел на него, наклонив голову, и усмехнулся. — Действительно. Меня успокаивает только одно — убивать нас им крайне невыгодно.

Немыслимый пейринг: На самом деле, что бы там Люциус ни думал, Гарри считал, что риск есть. Если Яксли действительно давно мертв, те, кто все это организовал, хотели бы, чтобы обман остался тайной. И если раньше они уже приложили столько сил, чтобы похитить Люциуса, то теперь могли и убить его, свалив все на политических противников. Но все эти мысли Гарри решил оставить при себе: последнее, что ему было нужно — чтобы Люциус запаниковал. Тюрьма, в которой содержали Яксли, находилась неподалеку от Неаполя, в центре острова Искья, куда их вместе с Министром и охраной доставили прямым порталом. Обмен должен был состояться в небольшом поместье, куда, помимо всех прочих, были приглашены и главы враждующих кланов Форца и Виланта. Вокруг было слишком много народа — при таком скоплении злоумышленники ничего бы не смогли сделать. Ну не считать же добрую половину чиновников Италии заговорщиками! Если в центре всего лежал обман, передача Яксли должна была состояться в очень узком кругу. Именно так все и произошло. Гарри, Люциуса, Министра Италии, а также представителей кланов сопроводили в небольшую комнату без окон, куда двое мрачных охранников доставили Яксли. Сейчас все и решится. — Господин министр, синьоры, прежде чем передать вам Сферу, я должен убедиться, что этот человек действительно мой старый знакомый Стивен Яксли, — сказал Малфой. Министр одобрительно кивнул. Форца и Виланта пожали плечами. Гарри следил именно за этими тремя — кто-то из них явно замешан в деле, но кто? Люциус доверял Министру, но у того как раз было больше всего возможностей все организовать. — Стивен, не припомнишь, где мы впервые с тобой встретились? — Как не помнить? Первое сентября тысяча девятьсот шестьдесят пятого, ты был распределен на Слизерин, я как раз учился на третьем курсе. Гарри слышал голос Яксли всего один раз, в Министерстве Магии в год правления Волдеморта, но мог бы поклясться — сейчас с Люциусом говорил кто-то другой. Гарри сунул руку за пазуху и сжал палочку. Если он прав… сейчас все начнется. Но Люциус кивнул, улыбнулся и сообщил: — Подтверждаю, господа, это — Стивен Яксли, я готов передать вам артефакт, — он на мгновение обернулся к Гарри и подмигнул ему. Значит, все же понял, что это обман и решил потянуть время. Но Гарри оказался не единственным, кто это понял. Пока он следил за представителями кланов и Министром, закованный в наручники «Яксли» вскочил, одним движением освободил руки, выхватил из рукава палочку и наставил ее на Люциуса. — Одно движение, мистер Малфой — и вы труп. Заклинание Авада Кедавра я знаю очень хорошо. Джованни, Тони, займитесь остальными. Гарри отразил направленный в него Петрификус и бросился к Люциусу. В этот момент «Яксли» вытянул из-под рубашки кулон, сжал его в ладони и схватил Люциуса за локоть. Гарри едва успел вцепиться тому в рукав, когда сработал порт-ключ. Твердый пол больно ударил по ногам, и Гарри, не удержавшись, рухнул на колени. Он сразу же вскочил, но тут же увидел четыре палочки, направленные ему в грудь. Перед ним стояли четверо в черных масках. — Бросьте палочку, мистер Поттер, — сказал один из них с сильным итальянским акцентом. Гарри отбросил палочку и огляделся. Чуть поодаль «Яксли» держал на прицеле Люциуса. — Где она, мистер Малфой? — спросил он. — Вы думаете, я настолько глуп, чтобы носить с собой эту тяжелую и неудобную вещь? «Яксли» натянуто улыбнулся: — Нет, вы не глупы. Я знаю, что вы ее спрятали. Какие-то чары. Но я уверен, что она при вас. — Так обыщите меня… — Люциус ухмыльнулся. — Твое обаяние на меня не действует, Малфой! Я — не гомик. — Тогда вам нечего опасаться… Люциус медленно поднял руки и повернулся спиной. Палочка в руке у «Яксли» задрожала. — Нет, так не пойдет. Снимай мантию… — Любитель стриптиза? Люциус потянулся к застежкам и начал медленно их расстегивать. — Быстрее! — Зачем вам сфера, господин неизвестный? Такой мирный артефакт… — Способный любого сделать апатичным болваном, — огрызнулся «Яксли». — Кого, например? — Люциус осторожно снял мантию и перекинул ее через руку. — Не ваше дело! Кидайте ее сюда… Зря он это сказал. Люциус действительно ее бросил, так что на мгновение перекрыл «Яксли» обзор, и этого мгновения, ему хватило, чтобы прыжком оказаться рядом с Гарри и активировать порт-ключ. С высоты они рухнули прямо на огромную двуспальную кровать. — Убью Луиджи! — прошипел Люциус, вскочил и бросился к двери. — Где мы? — Гарри последовал за ним. — В спальне Министра, ты еще должен был видеть, как он мне порт-ключ отдавал. Для свидания… Они выбежали за дверь и устремились по коридорам. — И чем же этот порт-ключ такой особенный? — Специальная министерская разработка — срабатывает везде и всегда, — они спустились по лестнице, и Люциус бросился к замершим около двери охранникам. Уже через полминуты те, с перекошенными лицами, убежали собирать подкрепление, а Люциус рухнул в кресло при входе. «Раскрытие заговора», «Люциус Малфой уходит с поста главы Отдела межмагического сотрудничества», «Гарри Поттер и Люциус Малфой получают высшую награду Магической Италии» — такими заголовками пестрел «Ежедневный Пророк». Гарри уже немного подзабыл, что значит быть героем, и теперь прятался от журналистов в доме на Гриммо. История в итоге получилась путаная. Итальянцы действительно поймали Яксли, и на самом деле вели переговоры о его обмене на «Сферу примирения», вот только к тому моменту, как соглашение было достигнуто, Яксли умер. Сам. Без всякой посторонней помощи. Комендант тюрьмы, некто Тони Кастельяно, решил скрыть этот факт и воспользоваться артефактом в своих целях. Он где-то вычитал, что, при правильном использовании, тот действовал почти как массовое Империо. Собрав команду единомышленников, он связался с чиновниками английского министерства, которые очень не хотели, чтобы кто-то узнал правду об их отношении к Волдеморту. Их имена Кастельяно в свое время узнал все у того же Яксли. Таким образом, сформировался небольшой международный заговор, конечной целью которого было получить «Сферу примирения» и захватить власть в Италии. Все это Гарри уже потом вычитал в газетах. Они с Люциусом вернулись при помощи порт-ключа домой в тот же вечер. На следующий день тот подал в отставку, и больше Гарри его не видел. Пару писем, что он послал ему, Люциус оставил без ответа. Навязываться Гарри не хотел. В конце концов, разве было между ними что-то особенное? Гарри бы сказал да, но, похоже, Люциус так не думал. Прошла пара недель, и за это время Гарри успел смириться, что его маленький итальянский роман так и остался в Италии. Однако на исходе второй недели он услышал стук в окно и, распахнув его, впустил в комнату черного филина с привязанным к лапе желтоватым конвертом. На скреплявшей его печати отчетливо проступал герб Малфоев. Гарри так спешил отвязать письмо, что чуть не оторвал несчастному филину лапу. Но, даже не вскрыв конверт, он точно знал, что его ждут только хорошие новости. Fin

yana: Очень интересная история! 10/10

Немыслимый пейринг: yana, спасибо!

pikas10000: Захватывающая история, спасибо автору! 10/10

Джекки: Понравилось. 10/10

vienn: 9/7

Карта: 1. 10 2. 8

БеллБлэк: 8 7

Amaiz: 8/8

Немыслимый пейринг: pikas10000 Джекки vienn Карта БеллБлэк Amaiz Благодарим за оценки!

Самира: 9 8

BlueEyedWolf: 10/10

Немыслимый пейринг: Самира BlueEyedWolf Огромное спасибо за ваше внимание и за оценки!

Тарарум: отличный фанф, им явно не будет скучно вместе



полная версия страницы