Форум » "Весёлые старты" 2012 » ВС 3: Особый ингредиент, СС/ЛЭ, джен » Ответить

ВС 3: Особый ингредиент, СС/ЛЭ, джен

Черный плащ: Название: Особый ингредиент Автор: Тайсин Бета: команда Северуса Снейпа Размер: мини (3920 слов) Пейринг: СС/ЛЭ Другие персонажи: Эйлин Снейп Категория: джен Жанр: драма Примечание: предыстория, AU Тема: Саrре diem – лови день. Саммари: 1969 год. Магглы высаживаются на Луну, а Северус Снейп встречает Лили Эванс. Масштаб не сопоставим. Последствия для магического мира - тоже. Отказ: Роулинг там, мы здесь, а Снейп улетел.

Ответов - 24

Черный плащ: — Мама? Мама, какая у папы температура закипания? — ...Что? — Когда он краснеет и кричит, ты говоришь, что он кипятится. — Северус, — мама вздыхает. — Это метафора. Сравнение. Потому что похоже, подумай сам почему. — Ну да, сначала ничего не слышно, только бурчание, а потом он замолкает, краснеет и кричит. Как чайник. Только чайник не краснеет. — Вот видишь, какой ты умный. — Я спрашивал тоже сравнение, — говорит Северус. — У того, что в нем кипит, есть же точка закипания? Какая? — Я не знаю, — мама смотрит в котел. Ему не нравится ее лицо. Кажется, сейчас будут слезы. Второе агрегатное. Почему? Он разбивает заварочный чайник. И выясняет, что у мамы и папы разные температуры закипания. Как все сложно. — Ты опять задавался в школе? — Нет, мама, — говорит Северус. — Мисс Линет неправильно сказала про ядерную бомбу. Она сказала, что если ее бросят на Лондон, то мы все здесь сразу быстро умрем. Это неправда. — Неправда? — Конечно. Мы далеко. Поэтому если умрем, то не сразу. Потом. — Я... очень рада, Северус. Что не сразу. Откуда ты это знаешь? Странный вопрос, думает Северус. — Читал. Она вздыхает. — Хорошо. Тогда скажи мне, мой начитанный сын, почему у тебя порван рукав, грязные руки и синяк на щеке? Если ты не задавался в школе? — Я сказал про бомбу. А после уроков Томми и Ларри сказали, что раз я это все знаю, я - красный шпион и они будут меня допрашивать, чтобы я раскололся. Они начали, но я вывернулся. И рукав разорвал. А потом им пылью в глаза, поэтому руки. Хорошо, что с понедельника каникулы, думает он. — Ты не должен обращать на себя внимание. — Они сами! — Северус! Повторяй: я не буду провоцировать магглов. — ...Я не буду провоцировать магглов. — И поправлять учителей. — Она же была не права! — Северус! — ...и поправлять учителей... — Мы не должны привлекать внимание. — ...внимание... — И не должны выделяться. Он опускает голову. — Глупый, — мама лохматит ему волосы. — Мой глупый гениальный сын. Ты мог проявить магию. Сейчас - совсем не время. Решат еще, доброго, что мы действительно шпионы... — Мы же не красные! — округляет он глаза. — Мы же даже не рыжие! Мама смеется и обнимает его. Северус не понимает, как это - не привлекать внимания? Вот он идет по улице, его же всем видно. Он же движется, а люди всегда смотрят на то, что движется, потому что это может быть тигр. Наверное, показать, что он совсем-совсем безобидный? Когда во время похода до булочной у него отбирают деньги, Северус понимает, что безобидность - не только ключевой ингредиент, а еще и катализатор. Жестокости. Такой же, как его задавание в школе для Томми и Ларри. Нужно сделать ингибитор. Ворам его не жалко, побить воров не сможет, раз зелья нельзя выносить из дому. Они должны сами захотеть его не трогать. Из чего сварить ингибитор жестокости? Когда в пятницу приходит домой отец, Северус понимает из чего. Из брезгливости. Завтра же попробую. Он мажет волосы жиром, рисует прыщи, выходит за хлебом и молоком, и на всем пути до самого дальнего магазина и обратно его никто не трогает. Прыщи он смывает растворителем, на пороге дома. А грязных волос мама даже не замечает. — Ты варил с утра? Ты закончил? — Почти, мама. — Для миссис Лей? — Да, мама. Я закончу и отнесу, когда она из церкви придет. — Поторопись, мне нужна кухня. Мне дали заказ на Фелициус! Здорово, думает Северус. — Но ингредиенты на нас. — Мама, — охает он, — но там же на десять галлеонов! Она улыбается. — Не волнуйся. Нам потребуется купить только медовую воду, а остальное у нас есть. Северус мотает головой. Он хорошо помнит рецепт. — Мам, это неправда. Там... — Сынок, я знаю. Но я умею варить чуть по-другому. Зелье пахнет так как надо, и цвет правильный. Но удачи в нем совсем-совсем мало. Крупинка. — Удача со скидкой, — улыбается мама. — Какая скидка, такая и удача! Северус моет котел. Ему по-глупому обидно. Не за заказчика. За зелье. Он относит Перечное миссис Лей, в хороший район рядом с рекой. Возвращается через их маленький парк. Там детская площадка с качелями, и если нет детей, он на качелях немного летает. На площадке девочка. Рыжая. Незнакомая. Он не успевает огорчиться: она оборачивается и радостно машет ему рукой. Подойти - это привлечь внимание, думает Северус. Хотя, я же его уже привлек... А если уйду - не встречу ее больше. Не упускать же случай? — Ты такая рыжая, — говорит он. — Почти красная. Ты не красная шпионка? Она смеется. — Нет. Я - просто Лили. Мой папа — инженер. Его сюда перевели. И мы переехали. — А я — Северус Снейп, — говорит Северус. И добавляет, потому что ничего не может сказать о родителях: — Я гений. Она улыбается. — Ага. Пойдем играть? Они встречаются на следующий день. И еще через день. И через два. С ней интересно. Она читала совсем другие книги, и живет совершенно иначе. — Ты правда гений? — Угу. Она сидит на качелях. Он стоит и раскачивает их выше и выше. Почти полет. — Правда-правда? — Правда. Он знает наизусть тридцать зелий и десять варит так хорошо, что они идут на продажу. А ему всего девять. Мама говорит, что это - гениальность. Ему кажется, что это - просто. Но маме виднее. — Тогда ты сможешь нас в кино сводить! Ты сможешь? — Конечно, — говорит он. У него нет денег. И плана нет. Но она же попросила. Разве можно упустить такой случай?! — Сейчас? — Ой, — говорит Лили и смотрит круглыми глазами. — А можно? — Конечно, — повторяет Северус. Они садятся в автобус на чужой остановке сразу за подходящей парой без детей. — Ты, главное, на них смотри. Иногда, — говорит Северус. — Как будто убеждаешься, что они на месте. И на них совсем никто не обращает внимания. Они прибегают к самому началу сеанса, перемазанные мороженым, говорят про папу внутри, и их пропускают. — Ух ты, — тихо говорит Лили в зале. Он вытирает лицо и отдает ей свой платок. Мороженого очень хочется, они измазались из уроненного за углом. Но денег нет. Знал бы заранее, отложил бы с заказа пару пенсов. — Видишь, — говорит он. — Получилось. — ...А почему ты говорил про папу в зале? - шепчет Лили, когда гаснет свет. — Потому что мама бы нас не оставила одних, а папа решил воспитать и ушел вперед. Наверняка тут такой есть, всегда есть. Зачем шуметь перед самым фильмом, если все как обычно? Фильм совсем детский. Про олененка. Лили смотрит не в первый раз, но все равно переживает. Он смотрит в первый, сам по себе он на такие девчачьи фильмы не ходит. Оказывается, интересно. Или это от Лили диффузирует? — Как здорово! - восклицает она, когда сеанс заканчивается и они быстро выходят наружу. — Совсем все по-другому, я не думала! Спасибо! И обнимает его, Северус охает. — И все-таки, как? - спрашивает она, отстранившись. — Обычный “отвод глаз”, — говорит он довольно. — Ничего особенного. Она смотрит восхищенно. — Это как магия? — Не, — говорит он. — Это не магия. Наверное. — Это как соляной раствор. — А? - моргает она. — В твоей школе не делали насыщенный соляной раствор? Двенадцать унций соли, четыре чашки воды... — Чтобы иней делать к рождеству! - восклицает Лили. — Да, конечно! Иней? К рождеству? ...а хорошая ведь мысль, думает Северус. Денег на елку у них нет, но соли много, веток он наберет, шарики можно из бумаги сделать... И будет Рождество, почти настоящее. И как он сам не додумался. — Вот такой раствор, — говорит он, — у взрослых в головах. Ветки там уже торчат, а все, что они видят - это как соль. Она добавляется, добавляется, раствор становится перенасыщенным и выпадает кристаллами. По уже существующей ветке. И они понимают, что видят. Главное, ветку не сломать. И чтобы именно соль добавлялась, а не марганец, например. Или вода. Лили долго молчит. — Ты хочешь сказать, они видят только то, что хотят видеть? - спрашивает нерешительно. — Не, просто не видят того, что на ветку не похоже. К чему привычки нет. В школе его это сильно выручало с учителями. А дома с соседями. И даже с отцом. Иногда. Они опоздали на автобус и идут пешком. Идти не так далеко, не больше получаса. Почти у цели Северус делает крюк и отводит Лили к реке. — Зачем? - хмурится она. — Мне туда нельзя! И поздно уже... — Сейчас пойдем, — говорит он. У ее дома на них налетает встревоженный рыжий мужчина, похожий на Лили. В костюме. Только с работы. Точно по графику, радуется Северус. — Лили! Где ты была?! — Папа, я... — Лили! Мы же волнуемся! Где ты... кто это? — Меня зовут Северус Снейп, — вежливо говорит Северус. — Мы соседи. Мы гуляли у реки, мистер Эванс. Отец Лили осматривает его внимательно и под конец немного неприязненно. Да, мистер Эванс, рабочий квартал, неблагополучная часть. Именно. — Это правда? Лили? — Ага... У нее в глазах потрясенное понимание. Северус усмехается про себя. Ты бы родителям врать не стала, ты же хорошая. Ну вот тебе и не нужно. — Мы идем домой, — решительно говорит мистер Эванс и берет Лили за руку. — Мистер Снейп, всего доброго. Что он говорит Лили на пороге дома, Северус не слышит, но легко читает по губам. Именно то, на что Северус и рассчитывал, подгадывая время: “Не водись с ним!”. Ха. Если реакция пойдет по плану - то Лили постарается встречаться с ним еще чаще. Его реакции всегда идут по плану. — Ты странный, — говорит ему как-то Лили. И снимает с его рукава крыло скарабея. — Если ты скажешь, что разводишь дома странных животных, я не поверю. Они сидят на берегу реки и кидают камешки в воду. — А во что поверишь? — Я думаю... я думаю, ты - ведьма. В смысле, ведьм. Ну... ну что ты смеешься? — Почему именно ведьм? - фыркает Северус. Если она догадалась сама - это же не его вина, верно? Он ничего не сказал, не сделал, Статут не нарушен... а про то, что он сознательно забыл на рукаве крыло скарабея, никому знать не обязательно. Подстроенный случай - все равно только случай. Мог и не случиться. — Потому что ведьмы варят всякие зелья. Мне кажется, ты тоже их варишь. Ты даже говоришь так, будто их варишь в уме. Он щурится на нее. — Ну... я могу попробовать перестать. — Ты что! - восклицает она. — Я тоже хочу! Мне можно? Давай играть, будто я тоже ведьма! И сварим что нибудь... эдакое! — Давай! - говорит он, подумав. Зелья - это работа. Ему нравится, но он не думал никогда, что в них можно играть. А ведь интересная мысль. И они “варят” Перечное из речной воды, листьев и коры почти до самого вечера. Вечером Северусу влетает за грязную рубашку и недоделанный заказ. Зелье ясного ума он доваривает ночью. — Ты думай, что все волшебное, — говорит он Лили. Они помешивают “зелье” в ржавой кастрюльке над костерком в вырытой ямке. — Вот совсем все. И назови как нибудь по-особенному. — Чтобы звучало? — Ага. Он совершенно уверен, что все заклинания так и составляются. Чтобы звучало “по-волшебному”. И все золотые котлы и обсидиановые ножи нужны, только чтобы убедить мага, что он волшебством занимается, а не просто овощи шинкует, для супа. Вот у самого Северуса в суповой кастрюле на маггловской кухне зелья получаются очень хорошо. Даже когда редкие травки приходится заменять петрушкой. Травки, конечно, лучше... зато с петрушкой пахнет приятней. Заказчицам даже больше нравится, когда с петрушкой. Поди пойми. А зелье заживления он может сварить из просто воды, лука и гороха. Отлично синяки сводит. Вот только у мамы оно не получается зельем, получается кашей, а как он делает сам, он не может ей объяснить. Вот объяснить Лили вроде получается. — И этот лист волшебный? - она показывает полусгнивший прошлогодний дубовый листок, одни прожилки. — Конечно. Это же... крыло бабочки Quercus Сancellatim, не просто так! Она уважительно добавляет лист в кастрюльку и смеется, когда он переводит название. * Quercus Сancellatim – дуб решетчатый В июле магглы высаживаются на Луне. А “Икательное зелье” Лили из мха, кипяченой воды и тины внезапно окрашивается синим, идет пупырышками, отращивает лапы и выпрыгивает из ржавой кастрюльки. Лили открывает рот, отшатывается, скулит тонко. Зелье делает один прыг и расплывается зеленой лужей. — А-а... ой. А что... что это было? Сев? — Магия, — говорит Северус. — Настоящая. Самая настоящая! Лили, ты не маггла! Я знал, что ты не маггла! Я сразу так и знал! — Это что... по-настоящему? — Еще как! — Ой, — тихо говорит Лили. — А что мне теперь делать? — Ты не бойся, — деловито говорит Северус. — Ты получишь письмо в одиннадцать и поедешь в нашу школу, мы вместе поедем! — В школу ведьм? — Волшебников! Хогвартс! Она хохочет: — Смешное название! Он фыркает и кидается в нее нарванной для “зелья” травой. Возвращается домой, улыбаясь. Дома тихо. На кухне бурлит котел. Мама напевает. Напевает? И запах в доме... неправильный. Северус заглядывает в гостиную. Отец храпит на диване с бутылкой пива в руке. А на кухне в котле пенится фиолетовыми пузырями зелье Подчинения. Северус молча кидается вперед и высыпает в него полбанки соли. Зелье чернеет, оседает. Мама оборачивается от холодильника — деревянного шкафа с заклятием льда, маггловский им не по карману... У нее синяк на пол-лица. Кровь на губе. Правый глаз затек. — Северус... — Я сейчас сварю заживляющее. Она судорожно кивает. Отворачивается. — Мам... — Я его ненавижу. Проклятый маггл. Испортил нам жизнь. Какая я была дура, какая дура... Северус трясет головой. Он не хочет это слышать. — Мам, сядь. Я сейчас. Палочку дай. Я сейчас уберусь, и сварю... — ...он был такой красивый, раньше... Ты знаешь, что он воевал? Асом был, немцев сбивал, награды даже... — она всхлипывает. — Погань, маггл, гнилая кровь... Разворачивается, смотрит на него яростно. — Ты не Снейп! Не Снейп! Ты - Принц! Моего рода, чистой крови, ты так и запомни! Чистой! — Quietus, — отвечает Северус. Без палочки, но срабатывает все равно. Мама садится за стол и утыкается лбом в стиснутые руки. На запястьях синяки. Северус сглатывает. — Да, мама, — говорит он, забирая у нее палочку. — Принц. Не Снейп. Конечно. Снейпом ему сейчас быть совсем не хочется. После этого случая мама успокаивается и холодеет. Покрывается инеем. Первое агрегатное. Ни один антидот Северуса не срабатывает. Ничего не меняется. На заводе у отца становится больше работы. Приходя, он ругает инженера Эванса на все корки, но пьет меньше. И денег становится чуть больше. Северус решает, что — ладно. Ничего страшного же не случилось? Мама же больше не пыталась... не пыталась. Вот и ладно. Он благодарен инженеру Эвансу. Когда начинается школа, с Лили они видятся больше. Оказывается, она в его школе. Не общаются, конечно. Общаться с Северусом Снейпом в школе противно, но переглядываются в коридоре. У них общая тайна, они волшебники, и это замечательно. — Сев? — А? — Почему ты в школе такой... не ты? — Это Сопливус. Ингибитор для Томми и Ларри. — Что? — Чтобы ко мне не лезли. — А зачем они? Может, с ними поговорить? — Им нравится бить людей. Так бывает. — ...Понятно. Сев? — Что? — Ты прямо как Бэтмен. — Э? — Ну... ты на самом деле самый умный и сильный, а притворяешься... Северус представляет себя в костюме летучей мыши, раскидывающим Томми и Ларри, и хохочет. Вечерами они в парке учат беспалочковый Люмос. Лили хочется, чтобы ее первая “случайная” магия была красивой. Зачем — Северус не понимает, но учить ее ему нравится. Наступает Рождество. Северус втайне готовит соляной раствор, делает шарики и ночью украшает дом белыми ветками. По его нескромному мнению, получилось отлично. Утром он видит, как мама с ледяным лицом снимает его украшения, ломает и выбрасывает в мусор. — Мама, но... — Запомни, Северус, — говорит она холодно, — это — маггловский праздник. А мы — волшебники! Северус глотает обиду и кивает. Он запомнит. Но веток жалко. На день рождения он получил новый шарф и никаких карманных денег, но он откладывал, пару заказов сверх плана по ночам выполнил, и у него есть на что отвести Лили в кинотеатр после Нового Года без всякой магии. И им продают билеты на Джеймса Бонда почти без уговоров. После того, как Северус перечисляет предыдущие фильмы, пересказывает в деталях, и очередь сзади дружно поддерживает их, кассирша со смехом сдается. — Ты правда их все смотрел? — уважительно смотрит на него Лили. — А как? Северус мотает головой. — Не все. Я газеты прочитал. Про них. В библиотеке есть. Ну что, пошли? Фильм ему нравится. — Ты представляешь, — увлеченно говорит Лили на обратном пути, — ведь такие люди на самом деле есть! Вот прямо такие! О которых никто не знает, что они на самом деле шпионы, а они! — Красные, — кивает Северус. — Только если бы они были вот такие, о них бы все знали. — Ну, наверное они бывают разные... А может, это только наши вот такие! Ведь всем врать постоянно наверное так противно... и не по-британски! — Это у тебя папа так говорит? — Ну да, а что? — Нет, ничего. — Ой... — тихо говорит Лили. — А ведь волшебники, получается, тоже... ну почти как шпионы. — Совсем нет, — быстро говорит Северус, хотя он в чем-то согласен. — Мы же не врем. И не хотим ничего плохого. — Конечно, — успокаивается Лили. — Не говорить всего, это ведь не врать, верно? Северус кивает. Он так и не сказал маме, что дружит с Лили. Но это же не ложь? У мамы день рождения в марте. В воскресенье Северус на волшебном автобусе едет в Лондон с ее палочкой, к их старому поставщику в Лютный Переулок. Покупает настоящий новый черпак, мама обрадуется. Ингибитор работает на славу. Благополучные волшебники на Косой аллее стараются не смотреть на Сопливуса. Просто сентиментальная рождественская история, как у Диккенса, думает Северус, замирая у аптеки Малпепера. За запыленным стеклом видны недостижимые богатства. Когда-нибудь, думает он, у меня будет такой же магазин. Только без этой пыли и чучел, чтобы было “волшебно”. У меня волшебно будет по науке, а не так глупо. Владелец за прилавком поднимает голову и кривится. Северус отпрыгивает от витрины. В мире Диккенса есть преимущества, думает он полчаса спустя, за общим столом в Дырявом Котле. В нормальном Лондоне его бы уже три раза спросили, не заблудился ли он, а здесь налили супу за три сикля — чистый грабеж! — и оставили в покое. Вокруг шумит разговор. Занятый супом Северус почти не слушает... — ...слышал, Том? Ты слышал, Виллс... Виллса убили. Ну, Виллс, у которого жена маггла, большой оригинал, ага. Убили... — …Лорд... — Он себя называет лорд Волдеморт. Говорит: пора у магглов забрать все назад! — … а я говорю, это он прав. Ты слышал, магглы на Луну наступили! Ничего святого, это разве люди, а? — Виллса жалко, и жена у него... отличный пирог с почками пекла. Их-то за что? Ты мне скажи, их за что?! Северус вздрагивает. У него отец маггл. И мама... мама печет пирог, иногда, вкусный, хоть и не с почками, но почти как у этого Виллса... — Ошибка, наверное... Мне говорил знающий человек, Лорд, он за правильных волшебников, против всякой гнилой крови, а у нее-то не было гнили в крови, а, Ларри? Вот я и говорю, ошибка. А насчет магглов он прав, магглы вконец... Маму надо предупредить, понимает Северус. Он не знает, что это за Лорд такой, но Вторую Мировую в школе им уже объясняли. — Мам, — говорит он вечером. Отец уже спит, они сидят на кухне. Черпак с ленточкой (подобранной на лондонском тротуаре совсем случайно и выстиранной) лежит на столе, уже подаренный. Мама наливает чай - из праздничной банки. — Да, милый? Возьми печенье. Северус берет печенье. Разламывает, чтобы на подольше хватило. — Мам, нам надо уехать. — Что? — Далеко. В Ирландию. В Ирландию он точно не сунется. Или на Скай. — Не будем об этом, — мрачнеет мама. — Да нет, я не про па... Тобиаса. В Лондоне маньяк, я слышал. Он убивает тех, кто женат на магглах. И замужем наверняка тоже, какая ему разница. Надо уехать, мам! Мама замирает. Откладывает ложечку. — А имя... имя ты слышал? Северус кривится. — Дурацкое. Лорд Волдеморт. У мамы меняется лицо. Светлеет. Яснеет. — Это прекрасное имя, сын, — говорит она твердо. — Имя истинного потомка Слизерина! Ох, неужели началось... неужели, наконец-то... Северус едва удерживается, чтобы не податься назад. — Мам? Мам, ты что, он же как Гитлер… — Не говори, чего не знаешь! - обрывает его мама. — Лорд Волдеморт против гнилой крови, а гниль может где угодно завестись, но в магглах ее больше всего! Ты же сам видел. Как они нас ненавидят… убили бы, если б могли, но нет уж! Не выйдет! Ох, Северус, как же тебе повезло, как же повезло!.. — П-почему? — Ты попадешь в Слизерин, ты попадешь к нему! Ты сможешь сам участвовать, отомстить за нас, глупость мою избыть... мне же предлагали, он сам, Сам! А я отказалась, дура, как я могла отказаться, и ради чего... Ради меня, думает Северус. И папы. Каким он был. Ты же говорила, он был герой... даже если сейчас сгнил совсем, тогда-то... Ему страшно смотреть на маму. Она вскакивает. — Я напишу Летиции. Именно Летиции. У нее мальчик уже в Слизерине, он наверняка с Лордом, она все знает, Лорд меня вспомнит, вспомнит Принцев... Мы чистая кровь, Северус, мы - древний род! Ее мальчик составит тебе протекцию, ты войдешь в Ближний Круг, и мы все себе вернем. Все, что по праву наше, а это - все это, — она, смеясь, обводит кухню рукой, — все это сгорит, и магглы поганые, все - сгорят! И... Лили? И Лили тоже, и ее правильный отец, и добрая мама, давшая ему как-то украдкой кексов, и вредная сестра - тоже? Это же неправильно. Мы же против фашистов, мама, мы же хорошие! Он смотрит на нее, радостную, и молчит. — Я пойду, напишу Летиции, — улыбается мама. — Ах, Северус, какой ты мне подарок сделал, какой подарок! Выбегает из кухни. Северус доедает свое печенье. Допивает чай. Отвязывает ленточку от черпака. Убирает черпак к котлу, в “волшебный” шкаф. Выкидывает ленточку в мусорное ведро. И становится варить Перечное. Ему нужно успокоиться. И подумать. На Весеннее Равноденствие у Лили получается Люмос, и она радостно показывает его родителям. — Ты представляешь! К нам приезжал бородатый волшебник в мантии! Бордовой! Как в сказках! — Ага. — И сказал, что я очень талантливая! И подарил книжку! Про Хогвартс! — Все как я говорил. — Ага, — улыбается Лили, и садится рядом с ним, на надломленную грозой ветку ивы. — Как ты и говорил. А в книге почти ничего нового, только про факультеты. Я знаешь что думаю? Я думаю, мы с тобой попадем на Гриффиндор! Мы же смелые? Мы смелые! Мы за радугой бегали, клад почти нашли, в кино ездили, зелья варили! А ты один в Лондон ездил, и этих гадов в школе не боишься... Но ты, наверное, на Равенкло... ты же очень умный... Северус вздыхает. Он уже все решил. Но ему хочется перерешить. — Я на Слизерин. — Там, где хитрые? Ну да, ты хитрый. Тогда я тоже туда! — Нет, — говорит он. — Тебе нельзя, там не любят магглорожденных. И там будет опасно. Кажется... И он рассказывает ей то, что услышал в Лондоне. И узнал от мамы. — Сев, — хмурится Лили, — но зачем ты? туда? к этим фашистам? — Ну, — говорит он, — этот Лорд варит зелье Подчинения, понимаешь? Из своих людей варит. А я хочу там стать солью. Чтобы все его варево скисло и скукожилось. — О, — у Лили круглые глаза. — Это как Джеймс Бонд в фильме, да? Ты хочешь к ним внедриться и этого Лорда разоблачить? Северус кивает. — Сев, ты такой смелый! Но там же взрослые есть, наверняка же есть хорошие взрослые! — Взрослых он всех знает уже, — говорит Северус. — А меня — нет. Я совсем новый ингредиент. Мама мне собирается протекцию устроить, я думаю, не сработает, но я сам ее сделаю. Сопливус же очень умный, как я. И совсем злой, и на всех обиженный. Хороший ингредиент выйдет. — Мне не нравится Сопливус, — морщится Лили. — Но я все равно буду с ним-тобой дружить. В школе. Чтобы ты не был один. Всегда буду! Всегда. Она плюет на ладонь и подает ему руку. Он делает то же и сжимает ее пальцы. — Всегда. Ее “всегда” продлится до пятого курса. До глупой шутки Поттера и демонстрации грязных подштанников. Когда она скажет на его быстрые объяснения-оправдания в коридорчике без картин: — Сев, я понимаю. Ты не мог не воспользоваться случаем. Теперь тебя точно завербуют. Я понимаю. Но я не могу больше с Сопливусом, я не знаю, чего от него ждать. Ему же надо озлиться на магглов еще больше - так я тебя не прощу за твою “грязнокровку”, и будут тебе основания злиться, и я не буду тебе мешать... — Лили... — А когда все закончится, ты уберешь Сопливуса, да? И вернешься? — Вернусь. Я обещаю. — Я буду ждать. Он поверит. Но она не дождется. Уйдет к Поттеру. И он — Северус, не Сопливус — поймет. Война затянулась. Волдеморт — неуязвим и неуловим. Нельзя же ждать вечность? Он будет ждать. И искать пути, чтобы все закончилось, чтобы вернуться к ней, пусть даже без ордена Мерлина, Мерлин с ним, с орденом, вернуться Северусом, как обещал. И когда, идя на инструктаж к Дамблдору, он услышит пророчество, Северус не поверит своей удаче. Такой случай: выманить Лорда на живца, на подставную семью, прямо в засаду! Такой уникальный случай закончить войну наконец! Нельзя им не воспользоваться. Никак нельзя. Верно же? Верно.

alvarya: О, убили меня. И растоптали. Но написано просто замечательно. 10/10

Бледная Русалка: Черный плащ — Сев, я понимаю. Ты не мог не воспользоваться случаем. Теперь тебя точно завербуют. Я понимаю. Автор! Честно говоря, на этом абзаце сломалась. До того ещё так-сяк, но здесь меня вынесло. Резюме: не верю! Конечно, Сева едва ли не с горшка мечтавший стать шпионом Волдеморта. Нет, я понимаю, что в этом что-то есть, но как-то оно слишком натянуто выглядит, ИМХО. А "феликс-фицелис" варится полгода, и любое отклонение от рецепта грозит очень нехорошими последствиями, и это, как ни странно, канон (причем сказано об этом напрямую), который стоит уважать.

xenya: Нет, ну блин... ну как можно так... 10/10

swWitch: Бледная Русалка Конечно, Сева едва ли не с горшка мечтавший стать шпионом Волдеморта. Нет, я понимаю, что в этом что-то есть, но как-то оно слишком натянуто выглядит, ИМХО. Даже интересно стало, что могло привести к столь оригинальному выводу? Ушла перечитывать рассказ. Или я что-то не понимаю, или там была соовсем другая идея...

Команда С.Снейпа: alvarya xenya Бледная Русалка Спасибо за отзыв. Что касается "феликс-фицелис", то автор вынужден пояснить, что варилась подделка, а про подделку в каноне ничего не сказано. :) Жаль, что это непонятно из текста, автор будет стараться писать лучше! Еще раз спасибо.

kos: Как-то совсем ненатурально, и тема сбоку пристегнута наскоро. Не верю 7/5

Lorelei Lee: Мне очень понравилось. 10/10

Mellorin: 10/10 Понравилось, и я верю что так могло быть. К тому же в шапке есть АУ, так фто все вполне))))

Карта: Немного напрягло слишком вольное обращение с рецептурой зелий. Всё-таки, если редкую травку заменить петрушкой, выйдет фигня. Ну, или что-то совсем другое, а не требуемое зелье. И у Снейпа к Лили не слепое обожание и преклонение, как в каноне, а какой-то научно-исследовательский интерес. А вместо самоуверенного озлобленного мальчишки - юный гений-манипулятор. Но, в принципе, фик понравился. 1. 8 2. 9

aska: Фик нравился до момента решения Северуса отправиться в стан Волдеморта ингредиентом. Не верится как-то. Остальное понравилось. 10 9

alma725: Отличный фанфик. Прочла, и захотелось еще снейпо-фанфиков, при том что не читала их уже года четыре. Вот что текст животворящий делает! 10/10

Нью-Надежда: Замечательный фанфик и Снейп невероятно крутой! Мне очень понравился ход, что он уже тогда это все замышлял, и придумал Сопливуса сам - что делать, гриффиндорцы, ими всегда так легко управлять. :) Но очень мне его жалко. Таки Лили не дождалась. И семья оказалась не подставная - и ловушку не дотумкали организовать... Хотя, возможно, в той вселенной сообразили все же ловушку сделать помощнее, чем двое родителей? Эх, да как бы живым выбраться, уже было бы хорошо - в смысле, после нападения Нагайны. 10-10

кыся: 10/10

Сумасшедшая_Син: Замечательный фанфик, чудесный просто. Но в финале не добрали пару мощных аккордов до шикарности. Как-то не выводится главная мысль А жаль. В общем, спасибо за замечательную историю, но финал как-то нечетко получился.

Танка Морева: здорово показан мир глазами ребенка-гения. и его история. и его просчеты. черт. это так верно, что мало быть гением и полагаться на логику, пропустишь нечто важное. ему бы еще один компонент - интуицию бы... эх. в начале фика улыбаешься. в конце хочется расплакаться. спасибо. это было чудесное путешествие...

БеллБлэк: 8 7

Amaiz: 9/8

Самира: 8 9

kaiman: Фик понравился и по стилю, и по содержанию. Я в таких героев верю: это всё же сказка, не быль! Здорово передан внутренний мир ребёнка, я восхитился. Тем более что у меня есть одно знакомое дитя, похожее на Северуса из этого фика. Правда, фанф надо бы еще раз отредактировать. По поводу канона: «Запомни, Северус, — говорит она холодно, — это — маггловский праздник. А мы — волшебники! Северус глотает обиду и кивает». В Хогвартсе празднуют рождество! Канон он этом неоднократно сообщает. У них и каникулы рождественские есть. По поводу неканонических зелий: «Зелье пахнет так как надо, и цвет правильный. Но удачи в нем совсем-совсем мало. Крупинка. — Удача со скидкой, — улыбается мама. — Какая скидка, такая и удача!» Для меня убедительно. kos пишет: Как-то совсем ненатурально, и тема сбоку пристегнута наскоро. Не верю Риторический вопрос (вообще, а не личный): если мы верим Ролинг, что Хагрид - сын великанши и малорослого человека, то почему не верим автору этого фика? Если мы верим фикрайтеру, что Снейп влюбляется в Поттера (или кого там ему подсовывает автор фика), хотя в каноне чёрным по белому написано, что оба - гетеросексуалы, то с какой стати сомневаться в гениальности Северуса? 10/9 http://anton-kaiman.diary.ru/

Levian N.: неее, ну как-то всё же не Бэтмен. 8 6

Команда С.Снейпа: kos, Жаль, что вы нам не верите... спасибо за оценки Lorelei Lee, мы очень рады, спасибо за оценки Mellorin, Рады, что понравилось, спасибо Карта, Рады, что хоть чем-то угодили. Спасибо aska, так это же и была главная задумка фика... жаль, что вам она не понравилась. Спасибо за оценки alma725, считаем свою задачу выполненной, раз вас удалось заново увлечь снейпофиками, Нью-Надежда, да, Снейп еще тот "планировщик", но "человек предполагает, а Бог располагает", спасибо кыся, спасибо Сумасшедшая_Син, жаль, что не "добрали", спасибо за отзыв Танка Морева, Спасибо за замечательный отзыв, очень тронуты БеллБлэк, спасибо Amaiz, спасибо Самира, спасибо kaiman, спасибо за поддержку и оценки Levian N., на вкус и цвет фломастеры разные, жаль, что не угодили

Илана Тосс: 8/6

tavvitar: Я до того окуклилась, что не написала вам ничего, простите, что поздно. Я не знаю, что имел в виду автор - возможно, то, что Снейп был Бэтмен, да. Но этот текст, полный деталей, очень объёмный, очень живой, очень хорошо написанный - он, по-моему, больше про то, что разумом нельзя победить зло, увы. То есть весь план Северуса в результате был - как тот фелицис эконом-класса. Игрушка умного ребенка. Это возвращает меня к теме Снейпа как Мальчика-Который-Так-И-Не-Повзрослел. Они с Лили играют в войну, как дети, и заигрываются очень сильно, но потом она вырастает - а он нет. Снейп так и не становится взрослым, понимаете? А война, настоящая война, с кровью, к трупами, не как в стрелялке на экране монитора, нелогичная совершенно - она продолжается до тех пор, пока Лили не закрывает собой ребенка. До тех пор, пока Гарри, бросив в лесу воскрешающий камень, не идет умирать. Добровольно. Без расчетов. Это и есть тот особый ингредиент, которого Снейпу не хватает в этом фике, и только гибель Лили вытряхивает его, наконец, из которких штанишек интеллектуальных построений. Если смотреть под этим углом, то канон читать в сорок раз страшнее, чем если исходить из посыла Роулинг. Спасибо.



полная версия страницы