Форум » Библиотека-2 » Обещания, перевод, het, HG/SS, NC–17, мини, закончен » Ответить

Обещания, перевод, het, HG/SS, NC–17, мини, закончен

Loy Yver: Title: Обещания / Promises Author: Неизвестен. Фик найден на сообществе wizard love, а именно здесь. Translator: Loy Yver Beta-reader (translation): Elga Rating: NC-17 (авторский) Label: het Pairing: HG / SS Disclamer: Полагаю, что автор давно ото всего отказался, переводчику тем паче ничего не нужно. Summary: AU по отношению к тому, что сейчас считается каноном. Время действия – шестой курс. Гермиона встречает Ремуса Люпина не в самую лучшую для последнего ночь. На помощь ей приходит профессор Снейп. A/N: Автор выражает благодарность команде wizard love за снисхождение к его опозданию и своих потрясающих бэт за быструю правку безнадежного графомана. Фик написан для ethuil. T/N: Перевод пиратский. Все попытки выяснить имя автора и связаться с ним потерпели крах. Но я обещаю, что при первой возможности разрешение будет испрошено. Если вы знаете, чей это текст, пожалуйста, дайте мне знать. Прямо здесь или по электронной почте: loy_yver@mail.ru. Спасибо. All attempts to clear up the author's name and connect with him were barren. But I promise the permission will be purchased at the first opportunity. If you know whose text it is, please, inform me. Just here or by e-mail: loy_yver@mail.ru. Thank you.

Ответов - 13

Loy Yver: Гермиона сидела рядом с Роном в Хогвартс-Экспрессе, который вез их домой. Сидевшие напротив Гарри и Джинни негромко переговаривались. Рон мрачно смотрел в окно. В поезде было тихо – нигде не раздавалась счастливая студенческая болтовня. Невидящим взглядом Гермиона уставилась в раскрытый том «Истории Хогвартса», лежавший у нее на коленях. Мысли ее путались. Снейп убил Дамблдора. Нет. Не может быть. Да. Гарри видел, как это произошло. Нет. Зачем Снейпу делать что-то подобное? Как он мог? Должно же быть какое-то объяснение. Обязательно должно быть. Иначе... Гермиона закрыла глаза и стала вспоминать прошлое рождество. *** Это было самое обычное рождество в доме Грейнджеров. Родственники заполонили маленький дом, было много смеха, еще больше подарков и чересчур много еды. И хоть Гермиона была приглашена к Уизли, письмо ее родителей с просьбой приехать было столь теплым, что она не смогла отказаться. А сейчас, когда праздник закончился, Гермиона сидела в своей спальне с книгой в руках и жалела, что не может побывать в Норе. Она любила свою семью, но скучала по волшебному миру, который с каждым годом становился ей все ближе. Тихий стук в дверь вырвал ее из задумчивости. – Войдите. Дверь отворилась, и Гермиона увидела улыбающееся лицо матери. – Гермиона, мы собираемся в кино. Хочешь с нами? – Нет, мама, спасибо. Я лучше останусь дома. Или, может, схожу погулять, или что-нибудь еще. Ты не против? – Конечно, нет, милая. Скорее всего, потом мы зайдем куда-нибудь перекусить, так что можем вернуться поздно. – Мам, не волнуйся. Я перехвачу что-нибудь из холодильника. Развлекайтесь. Мать кивнула ей и вышла, притворив за собой дверь спальни. Вскоре Гермиона услышала хлопок входной двери, звук заводящегося мотора и рывок стартера. Она с облегчением вздохнула и отложила книгу. Возможно, прогулка – это именно то, что ей нужно. Гермиона сунула волшебную палочку в задний карман джинсов, накинула пальто, спустилась по лестнице и вышла на улицу. Молодая ведьма направлялась к городской площади, наслаждаясь тихими сумерками. Наступающая ночь окрасила небо в цвет индиго, и убывающая серебряно-белая луна сияла в вечернем небе. Гермиона была как раз напротив паба, когда услышала вой в первый раз. Сердце ушло в пятки, и девушка пошла быстрее. Когда она подошла к переулку, вой раздался снова. Гермиона достала палочку. Она прекрасно помнила этот вой и знала, что он точно не собачий. В следующий момент Гермиона услышала злобный рык. Ужасные звуки доносились из узкого прохода между домами. Который находился между ней и ее домом. Гермиона крепче стиснула палочку и с мрачной решимостью осторожно пошла вперед. Вой и рычание стали громче и пронзительнее. Девушка прижалась к кирпичной стене. От этих жутких звуков сердце тяжело заколотилось в груди. Она дошла до угла и, прижимаясь щекой к кирпичу, заглянула в переулок. И оцепенела. Огромный серо-черный оборотень со спутанным мехом и порванными ушами, ощетинившись и обнажив зубы, зажимал в угол оборотня чуть поменьше, раненого и истекающего кровью. Глаза Гермионы расширились. Она видела его – этого второго волка – на третьем курсе в Хогвартсе. У Дракучей Ивы. Профессор Люпин. И, судя по всему, у него были большие неприятности. Незнакомый вервольф наступал, скалясь и пытаясь дотянуться до горла. Люпин сумел увернуться в последний момент. Острые клыки вместо того, чтобы разорвать глотку, бритвой прошлись по боку. Отчаянно скуля, Люпин упал у дальней стены переулка. Вервольф подобрался для новой атаки, и Гермиона поняла, что у нее есть только один шанс. Она выставила свою палочку за угол и подумала: «Инкарсерос!». Толстые веревки сорвались с кончика палочки и обвились вокруг большого оборотня. Он упал как подкошенный, рыча и пытаясь освободиться от пут. Гермиона вошла в переулок, держа перед собой, словно щит, палочку. Когда она пробиралась мимо связанного вервольфа, в нос ударил тяжелый запах грязи и крови. Изо всех сил стараясь не обращать внимания на вонь, она осторожно прошла к Люпину. Остановившись в нескольких футах от своего бывшего профессора, Гермиона без удивления наблюдала, как он, несмотря на жуткие раны, рычал и щелкал на нее зубами. – Здравствуйте, профессор Люпин, – прошептала она. – Я не знаю, понимаете ли вы меня, но я хочу помочь вам. – Гермиона направила на него палочку: – Ступефай! Люпин обмяк, потеряв сознание. Гермиона подошла ближе, чтобы осмотреть его, и замерла от ужаса. У Люпина было несколько серьезных укусов, но хуже всего выглядела рана на боку. Большой клок меха и плоти был вырван, и в зияющей ране виднелось несколько сломанных ребер. Гермиона заклинанием вернула лоскут оторванной плоти на место и попыталась остановить кровь, прижав к ране найденную поблизости газету. Девушка опустилась на корточки, пытаясь справиться с подступившей к горлу тошнотой. Она знала, что ей нужна помощь. Если Люпина срочно не осмотрит колдомедик, профессор просто умрет. К кому ей обратиться? Гермиона запустила несколько пустых коробок во все еще борющегося с путами вервольфа и задумалась. Не к Гарри и не к Рону. Ни к кому из Уизли. Дамблдор далеко – выполняет одну из своих таинственных миссий. Профессор МакГонагалл. Да, глава ее факультета знает, что делать.

Loy Yver: Гермиона добралась до дома и взбежала вверх по лестнице в свою комнату. Бросившись к столу, она села, достала пергамент и обмакнула перо в чернила: «Профессор МакГонагалл, Я спасла профессора Люпина от другого оборотня. Профессор сильно ранен. Пожалуйста, помогите. Я не знаю, как долго он протянет без медицинской помощи. Мне пришлось использовать магию, но это был единственный способ спасти его и себя. Заранее благодарю, Гермиона» Она запечатала письмо и поспешила в гостиную. В углу в большой клетке сидела рыже-бурая сова, принадлежавшая родителям, – они держали ее, чтобы у них была связь с дочерью, когда та находится в школе. Гермиона открыла клетку, и сова, взглянув на девушку, вопросительно ухнула. – Меркьюри, мне нужно, чтобы ты как можно быстрее отнес это профессору МакГонаналл, – сказала Гермиона, привязывая свиток к лапке совы. – Это вопрос жизни и смерти. Птица ухнула в ответ. Гермиона вынесла ее на крыльцо и, прошептав: – Пожалуйста, поторопись, – подбросила сову в воздух. Бегом вернувшись в свою комнату, Гермиона схватила рюкзак и вывалила его содержимое на диван, а потом стала собирать заново, положив марлю, перекись водорода, антисептитеческую мазь. Затем спустилась в сад, нашла старую тележку и фонарик и направилась обратно в тот переулок. С тех пор как она ушла, ничего не изменилось. Серо-черный вервольф по-прежнему лежал возле мусорной кучи, пытаясь освободиться. Люпин был без сознания. Гермиона поспешила к нему и присела рядом. Открывая рюкзак, она не могла не обратить внимания, как часто и поверхностно дышит оборотень. – Держитесь, профессор, – прошептала Гермиона и, открыв флакон с перекисью, стала поливать самые плохие раны, наблюдая, как шипит жидкость, вступая в реакцию с кровью. Как только перекись перестала пузыриться, Гермиона стала накладывать мазь на изорванный бок Люпина. Отбросив пустой тюбик, девушка сложила марлю в несколько слоев и аккуратно прижала к ране. Этого было мало, но больше она ничего не могла сделать до прибытия помощи. Гермиона понимала, что самой ей не поднять Люпина, и поэтому придется снова рисковать, используя магию. Мысленно благодаря Снейпа за уроки невербальных заклинаний, ведьма оглянулась, чтобы убедиться, что она одна, и, достав палочку, направила ее на оборотня. «Мобилликорпус!» Гермиона уложила волка на тележку и накрыла одеялом так, чтобы оно скрывало его голову и раны на теле. Хвост и задние лапы остались открытыми, но она надеялась, что если кто-нибудь и увидит его, то решит, что это просто собака. Потом убрала палочку в карман и покатила тележку к своему дому. Это был самый длинный и изнурительный путь в жизни Гермионы. Она благодарила судьбу, что сейчас рождество и улицы большей частью пусты. Последний поворот, и Гермиона увидела свой дом. Беспокойство прошло. Она подошла воротам и уже завезла тележку во двор, как послышался знакомый хлопок аппарации. Гермиона вздохнула с облегчением. – Слава богам, что прибыли так быстро, профессор... – Гермиона обернулась и в изумлении раскрыла рот. Возле ее палисадника, с саквояжем, полным зелий, в руках стоял профессор Снейп. Гермиона ждала, что придет мадам Помфри или, может, профессор Слагхорн. Но Снейп, которого Гермиона считала одним из самых талантливых волшебников, – в ее доме? В это было сложно поверить. Гермиона всегда восхищалась Снейпом и часто защищала его перед друзьями. – Не стойте столбом, мисс Грейнджер, – слегка раздраженно сказал Снейп. – Мы должны его спрятать. Гермиона вышла из оцепенения и быстро кивнула: – Да, вы правы. Давайте занесем его в дом. Снейп бросил: «Мобилликорпус!», и Гермиона, поставив тележку под куст, бросилась открывать дверь. Снейп направил Люпина в дом и сам последовал за ним и Гермионой по лестнице наверх, в ее спальню. Гермиона скинула с дивана на пол книги и сказала: – Можете положить его сюда. Снейп уложил оборотня на диван и отбросил в сторону покрывало. Сняв марлю, он в течение нескольких минут внимательно осматривал повреждения. – Что вы наложили на раны? – Сначала промыла перекисью водорода, а потом – антибактериальную мазь. Напавший на него оборотень был грязным. – Гермиона не смогла сдержать дрожь. – Я не знала, скоро ли кто-нибудь появится, и очень боялась заражения. Снейп хмыкнул, открыл саквояж и достал два флакона с зельями и пару перчаток из драконьей кожи. – Мне понадобится ваша помощь, мисс Грейнджер. На минуту. – Гермиона обмерла. – А потом не будете путаться под ногами. Гермиона воздержалась от резкого ответа. – Да, профессор, – сказала она. – Что я должна делать? Снейп передал ей флакон. – Я открою ему рот, а вы вольете это зелье ему в горло. Гермиона кивнула и откупорила флакон. Снейп надел перчатки и, приподняв голову оборотня, разжал ему челюсти. Потом сделал знак Гермионе, и она стала лить зелье в глотку Люпина. Когда флакон опустел, профессор закрыл пасть волка и потер ему горло, пока тот рефлекторно не проглотил снадобье. После этого Снейп снял перчатки и начал разбирать свой саквояж. – Мисс Грейнджер, мне нужен ваш котел. Гермиона достала его из шкафа. Снейп взял котел у нее из рук и установил на столе. Пока профессор подготавливал ингредиенты, Гермиона устроилась на стуле так, чтобы у нее была возможность наблюдать за ним. То, как Снейп готовит зелье и наблюдает за процессом, было похоже на балет. Его движения были изящны и точны. Сердце Гермионы забилось чуть быстрее, и, глядя на Снейпа, она поняла, что он по праву носит звание Мастера зелий. Ей казалось, что Снейп никогда не получал достаточного признания своих заслуг от кого бы то ни было. А ведь он был действительно выдающимся волшебником. «И привлекательным», – возникла непрошенная и удивительная мысль. По-своему. Бледная кожа, крупный нос, не говоря уже о неопрятного вида волосах, которые все время падали ему на лицо. Но его глаза... У него были очень умные глаза. А для Гермионы это было самой привлекательной чертой. Она смотрела, как он собирает ингредиенты, и думала, каково чувствовать прикосновение этих тонких пальцев к своей коже. По телу Гермионы разлилось тепло, и глаза ее заблестели. В этот момент Снейп взглянул на нее и очень удивился, но быстро справился с собой и вновь вернулся к котлу и ингредиентам. – Вы разглядываете меня, мисс Грейнджер. Гермиона вспыхнула. – Прошу прощения, но мне действительно нравится смотреть, как вы работаете. Мне всегда нравились ваши уроки, особенно практические занятия. А сейчас, когда вы преподаете защиту от темных искусств... мне не хватает ваших уроков зелий. Снейп скривил губы и махнул палочкой в сторону котла: – Агуаменти. – Из палочки полилась вода. Через несколько секунд профессор остановил действие заклинания: – Фините Инкантатем. – Потом Снейп снова указал палочкой на котел и произнес: – Фервенс. – По мере того как смесь нагревалась, из котла начал идти пар. – Я был впечатлен, узнав, что вы состоите, – профессор сделал паузу, – в Слаг-Клубе. – Да, – Гермиона приготовилась защищаться. – Но это не значит, что я думаю, что он лучше вас знает зелья. Это неправда. – Снейп фыркнул. – Очевидно, профессор МакГонагалл думает так же – ведь она же послала вас, а не профессора Слагхорна. Снейп промолчал, но Гермиона решила, что он доволен. Профессор снова надел перчатки и, набрав из котла клейкую массу, стал накладывать ее на раны Люпина. Закончив, он накрыл оборотня одеялом и сказал: – Это все, что я пока могу сделать. – Вы заберете его в Хогвартс? – спросила Гермиона. – Слишком опасно аппарировать, пока он в таком состоянии, – нахмурился Снейп. – А так как Дамблдору он нужен живым для воплощения в жизнь очередного сумасшедшего плана, я не смею рисковать. – Снейп посмотрел ей в глаза: – Нам придется остаться здесь, по крайней мере, до ночи. Гермиона почувствовала волну тепла, которая прошлась по ее телу, заставив вздрогнуть. – Остаться здесь? – прошептала она. – Конечно, вы должны остаться здесь. Сердце Гермионы забилось сильнее, и она почувствовала, что проваливается в глубину его глаз. Она не могла ни оторвать взгляда, ни остановиться – подойдя вплотную к Снейпу, она встала на цыпочки и нежно прижалась губами к его рту. Его губы были мягкими и теплыми. И равнодушными. Гермиона открыла глаза и посмотрела на него. Его глаза были до невозможности черными, до невозможности глубокими и до невозможности близкими. И он не оттолкнул ее.

Loy Yver: – Мисс Грейнджер, – дыхание Снейпа коснулось ее губ. Его голос звучал тихо и чувственно. Гермиона задрожала, когда он произнес ее имя, и даже не подумала отодвинуться. – В какие игры вы играете? Гермиона не смогла бы ответить на этот вопрос, даже если бы захотела. А она не хотела. Вместо этого она прижалась к Снейпу. – Я целую вас, – и она снова прикоснулась к его губам. В этот раз он ответил. Обхватив ее лицо ладонями, он прижался к ее рту. Гермиона закрыла глаза и еще теснее придвинулась к нему, отвечая. Его язык проник в ее рот, и она с воодушевлением ответила. Она обняла его и почувствовала, что ее поцелуи возымели эффект. Снейп поцеловал ее в уголок рта, прошелся губами по щеке к уху и вдруг, крепко обняв, спрятал лицо в ее волосах. Гермиона с удивлением поняла, что он дрожит. – Мисс Грейнджер... Гермиона... мы не должны... – Только сегодня ночью, – прошептала она, – давайте забудем обо всем. – Ты студентка... – он замолчал. – Я совершеннолетняя... Думаю, пройдет еще немало времени до тех пор, пока в волшебном мире все будет нормально. – Она уткнулась носом ему в шею. – Неужели это так плохо – получить немного удовольствия до того, как все полетит в тартарары? – Нет... Это не плохо. Просто ты должна быть с тем, кто ближе тебе по возрасту, у кого нет таких обязательств по отношению к Хогвартсу и к Ордену, какие есть у меня, – он помолчал, глядя ей в глаза. – Я боюсь, то, что мы делаем, – это безумие, – он крепко сжал ее плечи, как бы подчеркивая сказанное. Гермиона спокойно выдержала его взгляд. – Грядет война. А в военное время обычные правила не действуют, – она обняла его за шею и притянула к себе. – Займитесь со мной любовью, Северус Снейп, – прошептала она ему на ухо. Вся решимость Снейпа отправилась к черту. Он прижал ее к себе и поцеловал. В этот раз поцелуй был обжигающим и требовательным. Он прижался своим возбужденным телом к ее, заставляя затрепетать от страсти. Гермиона запустила пальцы в его волосы и застонала. Он оторвался от ее рта, покрывая поцелуями шею, прослеживая линию ключицы, касаясь ямочки на горле. Его ладонь, обхватывая ее грудь сквозь одежду, дразнила соски. Гермиона дрожала от нахлынувших ощущений. Прикосновения Снейпа волнующими искорками расходились по ее телу. Когда он расстегнул и спустил с плеч ее блузку, Гермиона затрепетала от нетерпения. Потом пуговица на джинсах – и время, пока молния скользила вниз, казалось Снейпу вечностью. Гермиона попробовала помочь ему, но он мягко отвел ее руки. – Не торопись, – прошептал он. – И не шевелись. – Он улыбнулся краем рта, и это действительно была улыбка, никогда раньше не виденная Гермионой. Снейп наклонился и прихватил губами затянутый в ткань бюстгальтера сосок. И так же внезапно отпустил. – Потерпи. Снейп повернулся и взял со стола свою палочку. Он наложил антимаггловские чары на дверь спальни и наколдовал ширму между находящимся без сознания оборотнем и кроватью. Еще одно заклинание – и их обувь исчезла с ног и появилась рядом со стулом. Снейп хотел произнести еще какое-то заклинание, но передумал и убрал палочку в карман. Потом повернулся лицом к Гермионе и начал расстегивать свой сюртук. Движение его пальцев гипнотизировали девушку: одна пуговица, другая, еще и еще. Закончив, он бросил сюртук на стул и так же снял рубашку. Обнаженный по пояс, Снейп подошел к Гермионе и впился в нее взглядом. Гермиона подумала о том, что же он увидел, глядя на нее? Она знала, что ее волосы были беспорядочной россыпью завитков, что щеки ее пылают, а тело покрылось гусиной кожей. Ее соски были твердыми, и она хотела, чтобы он коснулся их еще раз. Гермиона тяжело дышала и чувствовала, что между ног становится тепло и влажно. Ее джинсы были расстегнуты и едва держались на бедрах. Гермиона удержалась от желания пригладить волосы, сообразив, что у нее есть возможность рассмотреть Северуса Снейпа в интимной обстановке. Снейп был худощав и удивительно хорошо сложен. Бледная, почти прозрачная кожа. Казалось, что этот человек никогда не покидал своих подземелий. Черные волосы падали на плечи и обрамляли лицо, подчеркивая белизну кожи. Завитки черных волос на груди, сужающейся дорожкой сбегающие к животу и исчезающие под поясом его выразительно натянувшихся брюк, притягивали взгляд. У Снейпа были длинные ноги и узкие бедра. И Гермиона подумала, что если он в ближайшее время не трахнет ее, то она сойдет с ума от желания. Снейп подошел к ней сзади и расстегнул бюстгальтер. Подцепив пальцами бретельки, он помог Гермионе снять его. Она подавила желание обхватить себя руками и посмотрела ему в глаза. Снейп притянул ее ближе и медленно поцеловал. Гермиона обняла его, наслаждаясь ощущением его кожи на своей. Снейп провел пальцами по ее спине, спускаясь к ягодицам. Джинсы Гермионы упали до щиколоток. Задержавшись на ее губах, Снейп наконец повел губами вниз, чтобы приласкать ноющие от желания соски. Он засосал одну твердую вершинку в рот, а другую сжал пальцами. Гермиона задохнулась от нахлынувших ощущений, искорками разбегавшихся по телу. Покрыв поцелуями ложбинку между грудей, Снейп втянул в рот другой сосок. Гермиона застонала и, проведя ладонями по его груди, начала расстегивать пуговицы на его брюках. Чтобы это сделать, она должна была сконцентрироваться, а это было трудно, потому что Снейп скользнул рукой в ее трусики и ввел в нее палец. Гермиона стянула с него брюки и, освободив возбужденный член, обхватила его ладонью. Снейп застонал от удовольствия. Гермиона начала медленно поглаживать его, и через несколько секунд он перехватил ее руку, прорычав: – Если ты не остановишься, все закончится слишком быстро. Снейп отбросил свои брюки в сторону и, подхватив Гермиону на руки, перенес ее на кровать. Она протянула к нему руки, приглашая присоединиться. Вместо этого он взялся за ее трусики и стянул их с нее. Потом Снейп развел ноги Гермионы в стороны и устроился между ними. Гермиона задохнулась, когда он развел ее нижние губы, и почти закричала, когда он медленно попробовал ее на вкус. Его язык исследовал ее складочки, и Гермиона забыла, что нужно дышать, когда он коснулся ее клитора. Снейп ласкал и дразнил чувствительный комочек плоти, и Гермиона расслабилась, позволив удовольствию захватить ее. Гермиона тонула в ощущениях, когда снова и снова Снейп подводил ее к краю, не позволяя переступить черту. Никогда она не испытывала подобного, никогда в жизни ей не было так хорошо. Когда Снейп вставил в нее два длинных пальца и начал медленно двигать ими, Гермиона заметалась по кровати, умоляя его. Снейп добавил третий палец и начал грубо ласкать языком ее клитор. Гермиона чувствовала, что эти ощущения уже стали ее частью, как вдруг волна удовольствия прошла по телу. Она не смогла сдержать дрожащего крика. И теперь ей было нужно только одно: – О боже, Снейп, пожалуйста... я должна почувствовать тебя в себе. Снейпа не нужно было просить дважды. Он приподнялся и начал медленно проталкивать свой член в нее до тех пор, пока их тела не соприкоснулись. Гермиона почувствовала себя заполненной, и это было удивительно хорошо и очень правильно. И это было лучшее чувство в мире. Снейп вышел из ее тела и снова погрузился обратно, двигаясь в четком медленном ритме. Но очень скоро он потерял контроль над собой. Снейп брал ее жесткими и сильными толчками, потом тело его напряглось и он застонал, кончая. Тяжело дыша, он упал на Гермиону. Она обняла его и крепко прижала к себе. Когда дыхание восстановилось, Снейп быстро поднялся и сотворил очищающие чары, потом снова лег и притянул Гермиону в свои объятия. Она положила голову ему на грудь, и они заснули почти мгновенно.

Loy Yver: На следующее утро Гермиона проснулась и обнаружила, что Снейп наблюдает за ней. Она улыбнулась, и он, наклонившись, поцеловал ее долгим томительным поцелуем. Со вздохом сожаления Снейп встал и надел брюки. Гермиона молча наблюдала, как он заклинанием убирает ширму, которую создал ночью, и склоняется, чтобы проверить состояние Люпина. Она заметила, что масса, наложенная на раны оборотня, высохла. И казалось, что Люпин – это просто спящий волк. Снейп осмотрел его и удовлетворенно вздохнул. – Теперь Люпин выдержит аппарацию, – сказал он. – Я должен немедленно доставить его в замок. – Конечно. Гермиона сказала себе, что не будет плакать, но слезы сами собой набежали на глаза, пока она смотрела, как Снейп заканчивает одеваться. Он повернулся к ней. Гермиона даже не попыталась прикрыть наготу или скрыть душевную боль. Снейп присел на край кровати. – Гермиона, – он внимательно посмотрел ей в глаза. – Я всегда буду помнить прошлую ночь. Это был замечательный подарок. Она моргнула и отвела взгляд. – Я никогда этого не забуду. – Непрошенная слезинка скатилась по щеке. Снейп мягко коснулся ее подбородка и заставил посмотреть на себя. Большим пальцем он вытер слезу. – Гермиона, мы оба знаем, что должны забыть об этом хотя бы до конца войны. – Знаю. Пристальный взгляд Снейпа притягивал ее. Она выдержала этот взгляд, и Снейп первым опустил глаза. Они молчали. Гермиона рассматривала его, пока он этого не видел, пока сидел, внимательно изучая свои руки и что-то обдумывая. Потом Снейп снова посмотрел ей в глаза. – Гермиона, ты замечательная. Тебя называют самой умной ведьмой твоего поколения. И я знаю, что это правда. Сейчас творятся страшные вещи – вещи, частью которых, плохо это или хорошо, являюсь я. Вещи, которые, я надеюсь, никакой стороной никогда не коснутся тебя, хотя я не уверен, что это возможно, ведь ты дружишь с Поттером, – он тяжело вздохнул и потер виски. – Я не говорю, что это очень хорошо. Все, что я могу тебе сказать, это: сделай все, чтобы выжить. Я обещаю, что сделаю то же самое. Если каким-то чудом мы останемся живы и Темный Лорд будет повержен... возможно, тогда мы найдем друг друга. – Он внимательно смотрел на нее. – Я надеюсь, что ты все еще будешь хотеть этого... Все будет так, как ты захочешь. Глаза Гермионы наполнились слезами, которые она больше не могла сдерживать. Она кивнула и упала в его объятия. Снейп крепко обнял ее и прижался щекой к ее макушке, а Гермиона плакала, прижимаясь к его груди. Она слышала стук его сердца и пыталась сдержать слезы, чтобы успеть запомнить этот звук. Она заучивала наизусть его тепло, его запах, ощущение его сильных рук, обнявших ее. Через несколько минут она вздохнула и подняла голову, чтобы посмотреть на него. Его лицо было невозможно забыть. Гермиона улыбнулась сквозь слезы и притянула Снейпа ближе, чтобы поцеловать его. Она ласкала его мягкие губы и надеялась, что пройдет не слишком много времени, когда она снова почувствует их вкус. Оторвавшись от его губ, она прошептала: – Возвращайся и найди меня после войны. Снейп обнял ее и встал. – Так и будет. Он подошел к дивану, завернул все еще находящегося в беспамятстве Люпина в одеяло и поднял его на руки. И, подготовившись к аппарации, сказал: – Пожалуйста, что бы ни случилось, не верь тому, что обо мне скажут. Обещаешь? – Обещаю. На его лице отразилось облегчение. – Спасибо. Увидимся в школе после каникул. – Хорошо. – До свидания. – До свидания, профессор Снейп, – Гермиона увидела, как с привычным хлопком Снейп аппарировал. – Я буду ждать тебя. *** Хогвартс-Экспресс пыхтя возвращался в Лондон. Гермиона думала о том, что Снейп сказал ей в тот день. «Что бы ни случилось, не верь тому, что обо мне скажут». Он уже тогда знал, как сложится его жизнь? Как ни пыталась, Гермиона не могла понять все те ужасные вещи, произошедшие за последние дни. Она была уверена лишь в одном. Она сдержит обещание. Fin

Lady Milford: Отличный перевод и отличный выбор фика. Вот только один момент: Гермиона улыбнулась сквозь слезы и притянула Снейпа ближе, чтобы она могла поцеловать его. Это «она» создает впечатление, что Гермиона притянула Снейпа для того, чтобы его смог поцеловать кто-то третий. Может, «чтобы поцеловать его» или «чтобы дотянуться до него губами»? Как-то так, потому что лично меня «она» смущает.

Loy Yver: Lady Milford, Спасибо! :) А за тапок в особенности. Это я недоглядела.

Lady Milford: Loy Yver Всегда пожалуйста, солнц. =)

Верджинния: Супер! Спасиба большое за это чудо!

Dalena: Loy Yver, Замечательная история. Такая неожиданная (для меня) Гермиона. И потрясающий Снейп. И перевод классный - кажется, что фик изначально был написан на русском.

Pixie: Loy Yver Я, признаться, не любитель высокого рейтинга, но этот фик зацепил. Очень ровный по стилю текст, нц-сцена очень органично вплетается в сюжет и написана здорово. Большое спасибо за чудесный перевод! :) Интересно, кто же автор? Вдруг у него еще фики есть! :)

Loy Yver: Lady Milford, Верджинния, Вам спасибо. Рада, что понравилось. Dalena, Пасиб, зай. Dalena пишет: кажется, что фик изначально был написан на русском. Это заслуга бэты. Pixie, Спасибо. Самой интересно, кто автор. Но мои стенания в сообществе вообще и в теме фик в частности не возымели результата. Увы.

Талина: Loy Yver, Спасибо за перевод. Очень понравилось. Несмотря на то, что я предпочитаю однозначный happy end, этот фик меня просто очаровал. Еще раз спасибо за такой чудесный подарок.

Loy Yver: Талина пишет: Несмотря на то, что я предпочитаю однозначный happy end А тут есть где фантазии развернуться. Рада, что понравилось.



полная версия страницы