Форум » Библиотека-2 » Все радости жизни, SS/HG, het, PG-13, на вызов "Как украсть галлеон", AU, OOC. Ended 29.04.2008 » Ответить

Все радости жизни, SS/HG, het, PG-13, на вызов "Как украсть галлеон", AU, OOC. Ended 29.04.2008

Loy Yver: Title: Все радости жизни Author: Loy Yver Beta-reader: Algine; начало третьей части отбэтила Юная, за что ей большое спасибо! Rating: PG-13 Label: het Pairings: SS/HG Genre: romance Feedback: Куда угодно. Здесь, на e-mail, в @дайри, в LJ Distribution: Да ради Мерлина. Только мне скажите, чтобы я получила возможность похвастаться Disclamer: Какие права у бедного еврея? (с) Summary: Формально это - переложение на гаррипотеровский лад замечательного фильма "Как украсть миллион" с Одри Хёпберн и Питером О'Тулом в главных ролях. Фактически – копипаст, оговоренный вызовом "Как украсть галлеон", и мэрисьюизм, присущий мне лично. Надеюсь, что после оглашения любезным графом вызова все, кому это было интересно, успели посмотреть фильм. Кроме того, учитывая, кто из персонажей HP "взят" мною на роль отца-пройдохи, пришлось объяснить этот факт. Естественно, AU и OOC. A/N: 1. Отношение к критике благостно-равнодушное. В духе дофенизма, воспетого Штерном. 2. Название - суть рабочее. То есть, взятое с потолка. В общем-то, оно подходит моим замыслам, но, увы, лишь в разговоре интонацией можно придать фразе нужное звучание. При прочтении этого, наверное, не уловить, поэтому заголовок может показаться неуместным. У меня в принципе большая проблема с тем, как назвать тот или иной рассказ. Жаль, что нельзя как стихи – звездочками...

Ответов - 421, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

Эвиан: Loy Yver Спасибо огромное)) Классный образ Люциуса, вдохновленного на творение новых шедевров))

viola: Loy Yver Люциус просто прелестен.

Оле-Лукойе: viola Очаровательный мошенник..

viola: viola Ага. Благородный жулик

Нати: Loy Yver Я начинаю любить Люца! Так скоро и Снейпу изменять начну!

Loy Yver: Эвиан, И Вам спасибо. :) viola, Оле-Лукойе, А на благородного разбойника не тянет? Нати, А раньше ты его не любила? Я вот, хоть и пришла в фэндом заядлой снейпоманкой, но некоторое время спустя ситуация коренным образом изменилась. Я, конечно, и профессора люблю, но Люца больше.

Holy N: Таки продолжение будет или нет? и когда, если будет...? здорово интрересно, что же было дальше

Loy Yver: Holy N, Таки будет. Но уже на следующей неделе.

Нати: Loy Yver Нее, Люц мне нравился, наверное, потому что Айзек (черт, написала имя, а сама сомневаюсь, что правильно! если что - не бейте!) бесподобен в фильме. Но сама понимаешь, единственной любовью был Снейпуша. А у тебя и у Виолы такие Люцы получились, прям, няяяммммм!!!!

Loy Yver: Нати, А у меня сработал стереотип. Люблю блондинов. И никуда мне от этого не деться. P.S. Чур меня, чур! Что это за смайлы?!!

Holy N: ЭЭЙЙ ГДЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ?

Loy Yver: Holy N, Юноша, Вы могли бы вести себя вежливее. Во-первых, мой ник, если Вы не против, не "ЭЭЙЙ", а во-вторых, капсить на форуме не принято.

Lecter jr: Holy N Loy Yver пишет: Во-первых, мой ник, если Вы не против, не "ЭЭЙЙ", а во-вторых, капсить на форуме не принято. Настоятельно рекомендую придерживаться принятого на форуме стиля общения. Фамильярность в общении допускается, если оба участника беседы ничего не имеют против, но здесь не тот случай. Так что...

Оле-Лукойе: Loy Yver Loy Yver пишет: А на благородного разбойника не тянет? Не-а...тока на очаровательного мошенника.. Бо фиговый из Люца Робин Гуд..

Loy Yver: Оле-Лукойе пишет: Бо фиговый из Люца Робин Гуд.. Оле-Лукойе, Гениальная сентенция. "Фцытатник!", как говорят на LJ.

Loy Yver: *** Через полчаса родитель, стоя перед зеркалом в гостиной, совершенно безмятежно завязывал галстук. Я же, сознавая тщетность самой затеи, пыталась воззвать к отцовскому благоразумию. Отражение в зеркале очень напоминало сцену из старой басни о слоне и моське. - Пап, ну как ты не понимаешь, что нельзя выставлять на всеобщее обозрение эту вещь? - Детка, - отец поправил и без того идеальный узел галстука и повернулся ко мне, - весь мир знает, что Афродита Анадиомена работы великого Беневенуто Челлини испокон веков принадлежит нашей семье, - совершенно безмятежно сказал он и, последний раз оглядев себя в зеркале, удовлетворенно хмыкнул. Да, чего-чего, а элегантности и чувства стиля у Малфоев не отнять. Классический "английский" темно-синий костюм, жемчужно-серая рубашка и создающий этой гамме контраст галстук цвета "гнилой вишни". Единственная вольность – волосы, собранные в хвост, но в случае с Люциусом Малфоем это придавало образу завершенность, не вызывая никаких нареканий со стороны блюстителей моды. Но речь сейчас шла не о пресловутой малфоевской элегантности, а о том, что если папаша будет продолжать в том же духе, то ему придется забыть о костюмах от Армани, рубашках за двести галлеонов и прочих радостях жизни лет этак на десять-пятнадцать. - Угу, - буркнула я, - возможно, я бы не так волновалась, если бы это была та самая Афродита, работы Челлини, которую умудрился разбить Драко. А не та, которую он изваял, - я попыталась произнести это слово как можно ехиднее, - взамен. Отец рассмеялся. - Гермиона, неужели ты думаешь, что Анадиомена Челлини действительно работы Челлини? - Но... – я растерялась. - Нет, моя дорогая, эту Анадиомену изваял твой прадедушка с твоей прабабушки. Правда, еще до того, как она стала объедаться на ночь. - Что?! - Но репутация есть репутация. Не мог же я оставить семью без этого шедевра? Не мог. – Отец подошел к бару и, открыв его, налил себе шерри. - А так как я никогда не учился скульптуре, то Драко пришлось вспомнить уроки... Шье-мья-ки-на, - родитель по слогам выговорил чуждую английскому языку фамилию. Я почувствовала, что сейчас мне потребуется нечто, покрепче шерри. Например, пинта огневиски. Шье Мья Кин? Китаец?.. Надо будет потом расспросить Драко... - То есть, ты хочешь сказать, что нашу Анадиомену изваял этот хо... – я закашлялась, сообразив, что едва ли сейчас к месту вспоминать старые прозвища. – Прости, что-то не в то горло попало. – Я демонстративно прочистила горло. – Значит, наш хороший Драко хорош настолько, что комар носа не подточит? - Я в этом уверен! – безапелляционно заявил отец. – Во-первых, он – Малфой, а во-вторых, я выставляю Анадиомену в благотворительных целях, поэтому она не будет подвергаться никаким экспертизам. Какой в них смысл, если ни музей, ни я не получим за это ни ломаного сикля? - Пап, - я тяжело вздохнула. – Интуиция мне подсказывает, что добром это не кончится. - Интуиция? – Отец вскинул брови. – А мне всегда казалось, что ты не из числа поклонников мадам Трелони. - Пап! – возмутилась я. – Не меняй тему... Закончить гневную тираду мне не пришлось, потому как раздался стук в дверь, и Джордж, впустивший гостей, невозмутимо сообщил, что прибыл суперинтендант Грюмо и директор музея Флебер Лафайет Граммон. - Суперинтендант, папа? За тобой? – ехидно поинтересовалась я. - Не язви. Не за мной, а за Анадиоменой. Чтобы под собственной охраной доставить ее к месту экспозиции. – И отец с достоинством удалился встречать гостей. На это мне было нечего ответить. Я вздохнула и посмотрела на пресловутую Анадиомену, стоявшую в нише. Ничего не скажешь, красиво. Особенно, если знаешь, что сделал ее не живший почти что в незапамятные времена скульптор, а твой близкий родственник, пусть даже и Драко Малфой. От раздумий меня отвлекли вошедшие в гостиную отец, суперинтендант и директор. Родитель сиял, у директора и суперинтенданта на лицах застыло благоговение перед шедевром, который они смогут лицезреть буквально через пару минут, и гением мастера (ха-ха-ха!), создавшего его. Отец подошел к нише и, бережно взяв в руки скульптуру, повернулся к директору музея. - Дорогой друг! – торжественно начал он. – Я доверяю вам свое сокровище, доселе никогда не покидавшее нашей семьи. Но больше я не хочу утаивать от людей этот шедевр, ибо он должен быть достоянием всего человечества! Боже, сколько пафоса! Я сейчас разрыдаюсь от умиления. Впрочем, похоже, у директора и суперинтенданта глаза уже на мокром месте.

Loy Yver: Я подошла ближе. - Папа, позволь я помогу, - я протянула руки к Анадиомене. В конце концов, каблуки у меня высокие, и если я, неся статуэтку к ящику, предназначенному для ее перевозки, случайно зацеплюсь четырехдюймовым каблуком за маленькую неровность на паркете и упаду, выронив при этом шедевр, который непременно разобьется, то кто посмеет сказать, что это было неслучайно? Но не тут-то было. Моего родителя провести крайне сложно. - Нет-нет, милая, - незаметно отстраняя меня локтем, сказал он, - господин директор так долго ждал этого момента. Пусть лучше он. Я тоскливо смотрела, как директор музея бережно укладывает статуэтку в ящик, наполненный мягкой стружкой. Ох, не кончится все это добром. Вдруг я заметила, что подставка из темно-зеленого змеевика, на которой всегда стояла Анадиомена осталась забытой в нише. Надеюсь, она достаточно тяжелая? Я взяла ее в руки. Думаю, если случайно уронить ее в коробку, то вполне можно ожидать, что статуэтка почиет в бозе. Но едва я сделала шаг по направлению к директору и суперинтенданту, суетившимся с упаковкой, как была перехвачена отцом. - Дорогая, не стоит тебе поднимать такие, - он отобрал у меня подставку и передал ее директору, - тяжести. Позволь мне. Пришлось смириться с тем, что статуэтка в целости и сохранности, да еще и с почетным эскортом под завывание полицейских сирен будет доставлена в музей. Я вздохнула и, открыв бар, налила себе бокал Merlot. - Гермиона! – раздался голос отца, который, проводив "свое сокровище", вернулся в гостиную. – Сегодня в девять в музее торжественное открытие выставки, а после – прием. Вот чего-чего, а идти сегодня куда-либо мне совершенно не хотелось. - Пап, это ужасно! – насупившись, сказала я. - Да! – неожиданно согласился родитель. Я едва не выронила бокал от удивления. Но, похоже, ожидала я слишком многого. – Без нее комната выглядит хуже. – Он взял с журнального столика вазочку с цветами и поставил на место статуэтки и, оглядев дело рук своих, иронически хмыкнул. - Папа! - А что я сделал? Дал всему миру счастливый случай смотреть и изучать Анадиомену Челлини. - Которая вовсе не Челлини! - Ах, это пристрастие к ярлыкам! – родитель издал знаменитое малфоевское фырканье. – Ты последнее время с Дамблдором не общалась? Навешивать ярлыки – это его страсть... Ну конечно! Папенька снова пытается сменить тему. - Неужели ты не знаешь? – На провокацию я не собиралась поддаваться. – Не удаются подделки в скульптуре! Тем более, Анадиомене даже не сто лет! Когда Драко ее... сотворил? Год назад? Два? Даже если пять лет... это тебе не картины! Отец лишь рукой махнул. - Знаю-знаю. Слышал о чудесах этой экспертизы. Ты только подумай! – он всплеснул руками. – Мы – маги – говорим о чудесах маггловских технологий!.. – отец уселся на софу. Может быть, еще удастся воззвать к разуму родителя? - Смотри, пап, есть такая штука – называется "калиевый аргон". С ее помощью можно определить возраст скульптуры, возраст камня, откуда он взят... и даже имя скульптора. – Реакции не последовало. - А иногда и его адрес... - Гермиона! – воскликнул отец, глядя на меня как на малое дитя. – В том-то и дело, что я ее не продаю! А мне предлагали! Ох, как вспомню, - он картинно приложил пальцы к вискам, - в голове стреляет. Мне предлагали миллион долларов... А я ее выставляю, причем бесплатно. Зачем же экспертиза? – родитель поднялся с софы и принял позу римского трибуна, взывающего к центуриям. – Кстати, ты знаешь, Граммон сказал, что с нашей Анадиоменой выпустят сто тысяч открыток. Разлетятся они по всему свету... – мечтательно сказал он. – Неужели ты не ощущаешь никакого подъема? Хороший вопрос, папочка. Просто замечательный! - Еще как ощущаю. - Я пригубила вино. – Меня от этого подбрасывает. - Ах, милая, - сочувственно сказал родитель, – твоя щепетильность – твой порок. Надо было меньше общаться с Поттером... – ехидно ввернул он, но заметив, вероятно, некоторое недовольство на моем лице (мне говорили, что в гневе я очень похожа на маму), тотчас же исправился: - О, прости, я не хотел оскорбить твои чувства. Голова у меня пошла кругом. О чем я не преминула тут же сообщить. К моему удивлению, отец ничего не сказал, а молча вынул из моих пальцев бокал с вином и заменил его на бокал коньяка. Я сделала небольшой глоток. Стало легче. - Постарайся меня понять, - тем временем говорил отец. – Я горд и счастлив, что наша Анадиомена – подделка! Более того, подделка дважды. Ведь если бы она была настоящей, то это был бы просто обтесанный кусок мрамора, работы какого-то разнузданного итальянца. – Это Люциус Малфой говорит о разнузданности? Кажется, папа слишком сильно погрузился в образ благочестивого отца семейства. На вскинутую мною в немом удивлении бровь, родитель не обратил никакого внимания и вдохновенно продолжал: - А наша Анадиомена – без дураков! Жаль только, что Драко в качестве модели пришлось использовать эту вашу блаженную Луну...

Loy Yver: Я едва не подавилась коньяком. - Луну Лавгуд?! – тут уж о немом удивлении речи не шло. - Ну да! И, боюсь, Драко не миновала участь всех молодых художников, - отец вздохнул, - и моим сватом вскорости станет владелец бульварной газетенки... О, нет! Слишком много информации за один раз. Я решила не вдаваться в подробности личной жизни своего брата, оставив это на потом. Тем более, Луна – девушка отнюдь не "не в себе", а, скорее, "себе на уме", и судьба Драко была уже решена, если она собралась за него замуж. - Папа, насчет приема... Если ты не против, я бы сегодня осталась дома. Почитала бы... Родитель улыбнулся. - Естественно. А что ты еще будешь делать в одиночестве? Я, конечно, еще не перестал надеяться, что ты когда-нибудь возьмешься за ум и тоже начнешь пополнять семейную коллекцию. - Чем, например? – поинтересовалась я. – Ты же знаешь, что ни рисовать, как ты, ни ваять, как Драко, я не умею. - Зато ты неплохо разбираешься в книгах. Я бы не отказался от парочки инкунабул. Или от первого печатного издания Malleus Maleficarum [4] . Естественно! У папеньки на все готов ответ. Но не на ту напал. - Ну уж нет. Этого ты от меня не дождешься, - фыркнула я. - Хорошо, а если не "Молот...", а федоровский "Апостол"? [5] Или сорокадвухстрочную Библию Гутенберга?.. [6] - Пап, ты, кажется, собирался на прием? – я поспешила сменить тему. Больше всего мне не понравился собственный интерес, проснувшийся после родительских слов. Гены все-таки сказываются. В этот момент снова раздался стук дверного молотка, и через несколько секунд в гостиную ворвалась... яркая, да, очень яркая и очень эксцентричная дама, ежесекундно восклицающая "Ван Гог!" - О Боже!.. – простонал отец, закатывая глаза. Я удивленно посмотрела на него. – Эта сумасшедшая не дает мне прохода с того момента, как узнала, что в нашей... Мадам! – родитель бросился наперерез даме и, подхватив ее под локоток, развернул к выходу. – Я уже имел честь сказать вам, что этот Ван Гог не продается! - Но синьор Малфой! – воскликнула дама с сильным испанским акцентом. – Я должна иметь этот картина! Я мочь отдать за него весь, что угодно... Мне показалось, или папа на миг утратил свою решимость? А что, дама, конечно, сумасшедшая, судя по всему, но, может, эта сумасшедшинка и отвлечет родителя от высокого искусства? Но, похоже, моим надеждам не суждено было оправдаться. По крайней мере, сейчас. Потому как папенька, рявкнув очередной раз: "Мадам, сколько можно повторять? Ван Гог не продается!!!", с силой захлопнул дверь. И куда только делись его манеры? - Эта сумасшедшая просто преследует меня. – Отец вернулся в гостиную. - С каких это пор тебя стало раздражать преследование женщин? – с улыбкой спросила я. Отец хмыкнул. - С тех самых, как преследовать стали не меня, а мою мазню... Кхм-кхм! – он закашлялся. – Я хотел сказать, мою коллекцию. - А... - Так на чем мы остановились? – спросил он, явно испытывая желание сменить тему. Впрочем, я тоже была не в восторге от перспективы продолжать какие бы то ни было разговоры. - На том, что хотел начать собираться на открытие выставки, - ответила я. – А я пойду, пожалуй, прилягу. Устала. - Конечно, милая, отдыхай! – Отец явно забыл о невзгодах в лице преследующей его дамы и обратил свои мысли в сторону будущего банкета, где, я уверена, он будет гвоздем программы. Он поцеловал меня и отправился надевать смокинг. Я же поднялась к себе с намерением принять ванну и улечься в кровать с последним опусом Кинга. Слишком уж давно у меня не выпадало спокойного вечера, чтобы посвятить его чтению беллетристики. В этот момент я еще не знала, что определить грядущий вечер как "спокойный", было с моей стороны серьезной семантической ошибкой. TBC -------------------- [4] Malleus Maleficarum – "Молот ведьм" – книга, созданная инквизиторами, подробно описывающая то, как распознать ведьму, как ее пытать и как умерщвлять. Выдержала более сорока изданий, первое из которых было в 1478-м году, последнее – в 1669-м. [5] Первая точно датированная печатная книга на русском языке - "Апостол", изданная российским первопечатником Иваном Федоровым. В построенной по приказу Ивана IV типографии Федоров приступил к набору 19 апреля 1563 года. Книга печаталась целый год и вышла в свет 1 марта 1564 года. [6] Первая точно датированная печатная книга в Европе - Латинская Библия - объемный фолиант более чем с 320 двойными листами большого формата. Гутенберг трудился над ней с 1452 по 1455 годы.

Надюха: Гыы, а я первая :)) Ну, я вижу полное повторение сценария известного фильма. И теперь мне интересно: а как ты туда Севушку-то впихнёшь? P.S. Каждый раз, когда Гермиона называет Малфоя-старшего папенькой, у меня начинается истерика P.P.S. Жду продолжения. Ых...

Loy Yver: Надюха, Не, не полное. У меня столько отсебятины, что я не знаю, как впихнуть туда фильм, а ты говоришь: сценарий... Впрочем, сценарий так сценарий. Вызов предусматривает как раз подобное. А Севушку "впихнуть" - как два пальца обос... кыхым-кыхым!.. об асфальт. Дело уже к этому и идет. P.S. Знаешь, странно было бы, если бы Гермиона называла бы Малфоя - мамой.

Надюха: Хм. Просто я недавно пересматривала фильм, а описанная выше сцена мне особенно запомнилась :)) Ну, а если бы она его бабушкой назвала, было бы совсем плохо... Почему-то Малфой как "папа" у меня ассоциируется только с великолепным блондином, измазанным в муке, стоящим на кухне в заляпанном фартуке :) *сама не поняла чего сказала* Офф: я тебе завтра свою главу "хозяйки" пришлю, ок?

Loy Yver: Надюха пишет: Просто я недавно пересматривала фильм, а описанная выше сцена мне особенно запомнилась :)) А ты как думала? Те сцены из фильма, которые мне кажутся ключевыми я пересматриваю и дословно конспектирую. Не только диалоги, а кто куда пошел, как сел, что сделал, etc. А потом уже реконструирую согласно замыслу. Надюха пишет: Ну, а если бы она его бабушкой назвала, было бы совсем плохо... Ну, такой поворот сюжета явно писался бы на вызов... например, "Встречи в палате №6" Надюха пишет: Почему-то Малфой как "папа" у меня ассоциируется только с великолепным блондином, измазанным в муке, стоящим на кухне в заляпанном фартуке Так-так-так! А вот с этого места, пожалуйста, поподробнее! (с) Блондин? На кухне? Да еще и в муке? Извращенная сексуальная фантазия? Надюха пишет: Офф: я тебе завтра свою главу "хозяйки" пришлю, ок? Да, конечно. Мой e-mail - в профиле. Или умыльку кидай. Буду ждать.

Нати: БРАВИССИМО!!!! Заряд положительного настроения на сон грядущий - то что доктор прописал! Loy Yver пишет: Шье Мья Кин? Китаец?.. Надо будет потом расспросить Драко... Тут у меня случилась истерика. Хорошо на диване сидела, со стула точно бы рухнула! Loy Yver пишет: Ведь если бы она была настоящей, то это был бы просто обтесанный кусок мрамора, работы какого-то разнузданного итальянца. – Это Люциус Малфой говорит о разнузданности? Кажется, папа слишком сильно погрузился в образ благочестивого отца семейства. Оййй, какая душка твой Люциус! Все больше и больше он мне нравится!!! Надюха пишет: И теперь мне интересно: а как ты туда Севушку-то впихнёшь? Ой, а чего тут думать-то??? Сразу же понятно куда и как!!! И даже, что дальше будет. Только интересно, Герм ему такси вызовет или аппарировать в Ритц поможет??

Loy Yver: Нати, Спасибо! Очень рада, что тебе понравилось. Шье Мья Кин Знаешь, сначала я честно хотела "сделать" Шемякина русским. Но удержаться от маленького хулиганства не смогла. Нати пишет: Только интересно, Герм ему такси вызовет или аппарировать в Ритц поможет?? Да чтобы я упустила возможность "прокатить" Гермиону в ночной рубашке и резиновых сапогах в машине Снейпа? Да ни в жизнь! Тем более, такая сцена... "...Это не та рука. - Инфекция бродит..."

Нати: Loy Yver пишет: Знаешь, сначала я честно хотела "сделать" Шемякина русским. Но удержаться от маленького хулиганства не смогла Хулиганство удалось на славу! Я в восторге!!! Loy Yver пишет: Да ни в жизнь! Тем более, такая сцена... "...Это не та рука. - Инфекция бродит..." И не говори!!!! А как насчет, "Ритц? для домушника слишком шикарно!!!"

Loy Yver: Нати, Нати пишет: А как насчет, "Ритц? для домушника слишком шикарно!!!" Будет! *убежденно* А как же без этого?

Нати: Loy Yver Здорово!!! Буду ждать!

Michiko: Просто супер! положительное настроение на ближайшие сутки мне обеспечено!

Оле-Лукойе: Loy Yver Чистая правда.. Люц получается совершенно феерический..А потомственные таланты - тож многообещающие..))

Чакра: Loy Yver пишет: то Драко пришлось вспомнить уроки... Шье-мья-ки-на, - хорошо, что не Це-ре-тел Ли...



полная версия страницы