Форум » Библиотека-2 » Aperio Veneficus, SS/HG, romance, R, перевод, миди, закончен » Ответить

Aperio Veneficus, SS/HG, romance, R, перевод, миди, закончен

Loy Yver: Title: Aperio Veneficus Author: JenKM1216 Translator: Loy Yver Beta-readers: pricissely, Elga Pairing: SS / HG Rating: R Genre: romance Label: het Author’s Notes: Эта история была написана для Phoenix Rising's Paintbrush и Quill Society. Я работала в паре с Perselus, и мне очень повезло, что именно она стала моим партнером. Мы обсуждали каждый аспект сюжета, чтобы проиллюстрировать его. Мы надеемся, что вам придется по вкусу плод нашего сотрудничества. Обложку к фику можно увидеть здесь; остальные же иллюстрации можно найти на DeviantArt’e И если вам понравились история и рисунки, не сочтите за труд, оставьте комментарий и Perselus. Большое спасибо моей бете SouthernWitch69 за вычитку текста, а также за то, что рассказала мне о Новом Орлеане, где я прежде никогда не бывала. Это придало тексту достоверности. T/N: Разрешение на перевод получено. Оригинал здесь. AU по отношению к 7-й книге. ООС автор не ставит. Disclamer: «Гарри Поттер» принадлежит Дж.К.Роулинг. Иллюстрации принадлежат Perselus. Пожалуйста, спросите ее разрешения, если захотите использовать хотя бы один из рисунков. Переводчику принадлежит только перевод. Distribution: Размещение на русскоязычных ресурсах только с разрешения переводчика.

Ответов - 37, стр: 1 2 All

Loy Yver: Глава 1 Гермиона Грейнджер решительно коснулась палочкой мешочка гри-гри*. Он перевернулся на бок и замер, словно бы дразня ее. Гермиона пыталась снять проклятие с амулета, но пока что ее попытки не увенчались успехом. Резко развернувшись, Гермиона убрала палочку и направилась к небольшому дому, стоявшему в дельте Луизианы. – Мне нужно еще кое-что выяснить про проклятие, наложенное на этот амулет, мисс Труди, – обратилась она женщине, сидевшей на крыльце. – И, возможно, сварить зелье. У меня такое ощущение, что тот, кто сделал это с амулетом, изучил некоторые из самых ужасных заклятий Мари Лаво. – Тебе нужно зайти в «СС-Аптеку», – сказала старуха. – Таких трав, как там, нет больше нигде. – «СС-Аптека»? – спросила Гермиона. – По французскому кварталу на юг. Ну а как дойдешь до заведения Ллойда, он тебе подскажет. – Женщина говорила мягко, но в ее словах чувствовалась определенная властность. Было ясно, что она знакома со всеми аспектами жизни Нового Орлеана, даже самыми темными. – Я вернусь через несколько дней, – сказала Гермиона, ничего, впрочем, не обещая. – Держитесь подальше от амулета. До него опасно дотрагиваться. – Ну, мне два-то раза не надоть повторять, – хмыкнула мисс Труди. – Сама внимательней будь, поворот-то не пропусти. У нас тут даже ведьма может сгинуть. Гермиона замерла и тихо засмеялась. – Ведьма? – переспросила она. – Девонька, ты не представляешь, что я в жизни повидала-то. Ты давай-ка, осторожнее бывай, – старуха заговорщицки улыбнулась и ушла в дом, даже не озаботившись притворить за собой дверь. Гермиона села в машину и попыталась развернуться на узкой дороге. После нескольких попыток ей это удалось, и она поехала на юг, памятуя о словах мисс Труди и внимательно следя за поворотами. Даже опытные маги могли бы здесь заблудиться. Она вздохнула с облегчением, когда час спустя наконец выехала на автостраду. Почему-то от поисковых чар здесь, в дельте реки, было мало проку. Тут они никогда не работали так как надо. И приходилось полагаться на собственное чутье. К Новому Орлеану вело шоссе, и Гермиона позволила себе немного отвлечься от дороги, погрузившись в мысли. После последней битвы она прожила в Англии пять с половиной лет. Все эти годы она занималась исследованиями, которые ей поручило проводить министерство, но через три года стало ясно: к магглорожденным волшебникам по-прежнему относятся предвзято. Гермиона столкнулась с тем, что волшебник с меньшим стажем и опытом работы, чем у нее, получил повышение по службе, а она нет. Когда Гермиона потребовала объяснений у босса, тот выставил ее из кабинета, заявив, что не ее это дело, почему одного человека предпочли другому. Спустя два года на нее по-прежнему смотрели свысока. Она подала заявление об уходе и распорядилась, чтобы ее сбережения, хранящиеся в Гринготтсе, были переведены в американские доллары. И, попрощавшись с родителями, которые всегда хорошо понимали ее, отправилась в Новый Орлеан. Гермиона решила заняться уничтожением черномагических артефактов и проклятий, но знала, что сначала ей нужно получить благословление самой могущественной со времен Мари Лаво королевы Вуду. Приехав в Новый Орлеан, Гермиона первым делом встретилась с Мамой Алмедой, которая взяла ее на работу. Через три месяца Гермиона узнала, что брат королевы Вуду был убит в Англии Упивающимися Смертью. Мама Алмеда тоже была ведьмой. Младшие ведьмы и местные жители прекрасно знали, что значит ее благословление. Слухи об этом распространились очень быстро: уже на следующий день Гермионе позвонили и она принялась за работу. После нескольких удачных дел ее услуги стали нарасхват. И вот впервые Гермиона столкнулась с проклятием, которое не смогла снять. Она припарковалась на маленькой стоянке возле пансиона, где сейчас жила, и направилась к Ллойду. Солнце палило немилосердно, и Гермиона тут же взмокла. Она раздраженно вздохнула. Не стоило выходить на улицу в такую жару, не наложив на себя охлаждающие чары. Впрочем, еще больше она ругала себя за то, что забыла и о противомоскитном заговоре. Гермиона была уверена, что ее укусили не меньше сотни раз за то время, пока она шла к Ллойду. Задыхаясь от жары, она мечтала выпить чего-нибудь холодного. Гермиона толкнула дверь, и привязанные к ручке колокольчики зазвенели, сообщая Ллойду о посетителе. – Гермиона, – поприветствовал ее хозяин. – Чем я могу помочь вам? – спросил он, протягивая ей стакан воды. Гермиона вздохнула, с удовольствием ощущая, как прохладная вода скатывается по пищеводу. – Мисс Труди послала меня сюда, чтобы вы рассказали мне как добраться до «СС-Аптеки», – сказала она, ставя стакан на прилавок рядом с ожерельем из поддельных когтей аллигатора. – «СС-Аптека»? – Ллойд вскинул брови. – Я предполагал, что вы – ведьма, поэтому не удивлен, – сообщил он. – Кажется, тут всем известно, что я ведьма. Откуда?! – Ну, здесь есть волшебная школа, тайны из этого никто не делает. Американцы не замечают, что происходит у них под носом, зато прекрасно видят то, что от них пытаешься спрятать, – энергично помогая себе жестами, объяснил Ллойд. – Кроме того, «СС-Аптека» находится в магической части французского квартала. Гермиона хихикнула: – Полагаю, в этом случае было нетрудно догадаться. – И спросила: – Так вы действительно знаете, где это? Ллойд с улыбкой кивнул. – Кроме того, между нами говоря, нет ничего такого в Новом Орлеане, чего не знаем мы с мисс Труди. Полчаса спустя Гермиона шла по дороге, по которой мог пройти любой маггл. Казалось, волшебное сообщество взяло на вооружение принцип, что лучше всего спрятано то, что лежит на виду. Гермиона рассмеялась. В переулочке, который начинался от Бурбон-Стрит, было все, что могло понадобиться ведьме или волшебнику. Дойдя до конца переулка, Гермиона наконец увидела «СС-Аптеку». Витрина выглядела мрачно и непривлекательно. Но девушка знала, что внутри все может быть совершенно иначе. Первым, на что она обратила внимание, войдя внутрь, был аромат корицы. Создавалось впечатление, что владелец был очень заинтересован в получении прибыли. Когда глаза привыкли к полумраку, Гермиона задохнулась от удивления: даже на Диагон-аллее нельзя было найти большего ассортимента обычных и редких трав. На полках ровными рядами стояли склянки с четкими пометками о содержимом. Когда Гермиона огляделась, ее охватило чувство, похожее на вожделение. Ей определенно стоит поговорить с владельцем. Она медленно приблизилась к стойке, на которой стоял кассовый аппарат. Высокий длинноволосый мужчина стоял к ней спиной и раскладывал товар на полках за прилавком. Рассмотрев этикетки аккуратно расставленных ярких пузырьков, Гермиона поняла, что зелья были редкими и в состав их входили не менее редкие компоненты, некоторые из которых даже были запрещены в Англии специальным указом Министерства. – Я освобожусь через пару минут, – сказал мужчина низким вкрадчивым голосом. «Мне знаком этот голос, – подумала Гермиона. – Не может быть...» *** Северус получил утреннюю партию товара и был счастлив как никогда: кое-какие ингредиенты он искал почти год. Осторожно распаковав коробку, он стал выставлять товар на полки, каждая из которых была идеально оформлена. Порядок должен быть даже среди этих странных амулетов и кукол Вуду. В некоторых же колдовских лавках, как ему казалось, был полный бардак. Северус занес в каталог каждый ингредиент, описал его свойства и способы применения. Расставив товар, он злорадно усмехнулся. Шесть лет назад с него сняли обвинение в убийстве Альбуса Дамблдора. В подлинном завещании обнаружилось, что Снейп убил Дамблдора по его же приказу. Однако де-факто Северус по-прежнему оставался убийцей директора, использовавшим непростительное проклятие. Многие сомневались в его преданности Ордену даже после того, как он был реабилитирован. После года насмешек и невозможности найти приличную работу – он был готов лучше провалиться в преисподнюю, чем снова вернуться к преподаванию – Северус покинул Англию. Он приехал в Новый Орлеан пять лет назад и уже спустя три месяца открыл свой магазин. Тщательно изучив ритуалы Вуду и Гуду, он стал поставлять магам любые ингредиенты растительного и животного происхождения. Самые редкие экземпляры содержали человеческие кости и органы. Северус взял за правило не спрашивать, откуда его поставщики берут свой товар. «СС-Аптека» быстро превратилась в единственное место, где можно было купить качественные ингредиенты для ритуалов и заклинаний. Другие магазины Нового Орлеана медленно становились просто приманками для туристов. Так как американское волшебное сообщество не скрывалось от магглов, Северус смог открыть магазин в магической части Нового Орлеана, не потеряв при этом своих клиентов-магглов, когда его лавка на углу Норт Рампарт стала слишком тесной. Ему нравилось жить в Америке. Многие здесь не слышали ни о Вольдеморте, ни об Упивающихся смертью и даже считали его темную метку клевой. Впервые в жизни Северус был свободен от своего прошлого, потому что американцы жили по принципу «ничего не спрашивай, ничего не рассказывай». Он мог пройтись по улице, и никто не глазел на него и не беспокоил. Здесь его уважали – как человека и как бизнесмена. Оглядев свою работу, Северус нахмурился. Пыльца красного колокольчика закончилась. Похоже, он просчитался, не сообразив, что на защитный порошок будет большой спрос. Завтра нужно встретиться с одним из многочисленных поставщиков и пополнить свои запасы. Приняв решение, он зашел за прилавок, где стояла касса. Ему потребовалась вечность, чтобы научиться обращаться с этой проклятой штуковиной. Да, конечно, он – полукровка, но раньше он никогда не работал в маггловском мире, и кассовый аппарат приводил его в замешательство. Северус разбирал коробку с новым товаром, извлекая на свет божий склянки с редкими ингредиентами для заклятий и амулетов Вуду: лапы и зубы аллигатора, барсучьи зубы, кости человеческих пальцев разного размера, человеческие зубы и кости из пениса енота. Также ему привезли маленькую коробку черных куриных яиц, которые он немедленно отправил в небольшой холодильник, стоявший под прилавком. Иногда Северус морщился, глядя на части человеческого тела, но после забав в компании Упивающихся он уже ничему не удивлялся. Если его клиентам это нужно, то он будет это продавать. Не смущала его и непомерная стоимость такого рода вещей. Северус Снейп работал ради денег. Северус успел расставить только половину товара, когда колокольчик над дверью возвестил, что в магазин вошел покупатель. Не отрываясь от своего занятия, Северус позволил клиенту оценить товар, а сам продолжил располагать на полках красочные флаконы. На стенах его магазина висели обыкновенные деревянные полки, на которых как нельзя лучше смотрелись дорогие и редкие экземпляры. Покупатель, все еще стоя в дверях, громко вздохнул. Женщина. Хорошо бы это была одна из жриц Вуду – лапы аллигатора уже с год как были дефицитным товаром – с тех пор как магглы ввели санкции за уничтожение этих рептилий. Северус слышал, что она подошла к прилавку и почувствовал взгляд, устремленный ему в спину. – Я освобожусь через минуту, – мягко и вкрадчиво сказал он. Его постоянные клиентки говорили, что его голос «чертовски сексуален» и может убедить потратить деньги даже самого скупого покупателя. Позволив голосу произвести должное впечатление, Северус глубоко вздохнул, надевая на себя маску продавца, и развернулся. – Нет, – недоверчиво произнес он, вытаращив от удивления глаза. – Кто угодно, только не мисс Всезнайка. _________________ * * Гри-гри (григри) – gris-gris (grisgris) – амулет Вуду, мешочек, наполненный пылью, травами, табаком, конским волосом и т.д., использующийся в качестве талисмана.

Loy Yver: Глава 2 Услышав оскорбительную реплику Снейпа, Гермиона сжала губы. – «Кто угодно, только не мисс Всезнайка»? – резко переспросила она. – «Кто угодно, только не мисс Всезнайка»? Она скрипнула зубами, и Северус внезапно понял, что перед ним уже не та маленькая девочка. Перед ним стояла женщина. Разгневанная. А Северус по опыту общения со жрицами Вуду знал, что нельзя злить опытную ведьму. В прошлый раз за подобный проступок он заработал крапивницу на заднице. На целую неделю! При одном только воспоминании об этом, его ягодицы сжались. Он потянулся к лежавшей в кармане палочке, понимая, что именно эта женщина три месяца назад получила благословление королевы Вуду. Естественно, только Гермиона Грейнджер могла убедить Маму Алмеду дать ей такую работу на своей территории. – Как вы смеете обращаться со мной, как с ребенком, Снейп? Все эти годы я пыталась заставить людей уважать вас. Я пахала как лошадь на ваших занятиях, надеясь получить хотя бы малую толику похвалы, которой я заслуживала. Теперь я выросла. Мне двадцать четыре. Я помогла победить Волдеморта и вытащить вашу жалкую задницу из кромешного ада! – покрасневшая Гермиона замолчала и сделала глубокий вдох. При упоминании о «заднице» Северус собрался было выхватить палочку, чтобы в случае чего не дать себя в обиду. Решив дать ей выговориться, он молчал. Гермиону трясло. – Я не видела вас почти шесть лет. Мне было всего восемнадцать, но даже тогда я не была ребенком. У меня и моих друзей не было шансов на нормальное детство. Как вы смеете оскорблять и обзывать меня? Как смеете напоминать о том, что высмеивали меня перед одноклассниками? Как будто они и без того не издевались надо мной, чтобы еще вы, сальноволосый ублюдок, давали им лишний повод! Кто захочет дружить с Гермионой, если даже самый отвратительный преподаватель в школе находит ее отталкивающей? Гермиона замолчала, и Северус открыл было рот, чтобы ответить, но она жестом остановила его. – Не надо. Не стоит. Я вовсе не ожидала от вас чего-то иного. Я имею в виду, что если бы я не нашла завещание Дамблдора, то вы бы попали в Азкабан и вас давно бы поцеловал дементор. Поблагодарите меня за это? – спросила она и, с горечью добавив: – Нет. Конечно, нет, – развернулась, чтобы выйти из магазина. Не раздумывая Северус перегнулся через прилавок и схватил Гермиону за руку, не давая ей уйти. Она обернулась и взглянула на него в упор, ожидая самого худшего. – Вы поужинаете со мной сегодня? – неожиданно для себя спросил Северус. Гермиона удивилась не меньше него. – Поужинать? С вами? Вы и я? – она указала на себя и Снейпа, словно не сразу поняла, что он имеет в виду. – Вы и я, – кивнул Северус. – Если вы свободны, я хотел бы угостить вас ужином. – Северус все еще не мог поверить, что пригласил на ужин Гермиону Грейнджер, и мучительно пытался припомнить, не разозлил ли в последнее время он, по неосторожности, какую-нибудь ведьму. Может, его прокляли? Внезапно Северус понял, что Гермиона что-то говорит ему. – Простите? – Я поужинаю с вами, – повторила она, слегка улыбнувшись. – Во сколько? – Эээ... Хм. Как насчет половины седьмого? – Северус сказал первое, что пришло ему в голову. – Тогда я зайду за вами, – кивнула Гермиона. Северус, вымученно улыбаясь, проводил ее взглядом до дверей. Когда Гермиона скрылась из виду, он помчался в подсобное помещение. Смотрясь в зеркало в маленькой ванной, он тщательно изучил свои глаза. В них не было ничего необычного. Приложив ладонь ко лбу, Северус убедился, что температуры у него тоже нет. – Гермиона Грейнджер? – спросил он у своего отражения. – Во что я ввязался? *** В половине седьмого Гермиона обнаружила, что снова входит в «СС-Аптеку». В какой-то момент она решила не ходить, но все же была слишком заинтригована внезапным приглашением, чтобы отказаться от него. Северус Снейп, которого она помнила, высказал бы все, что он о ней думает, заставив почувствовать себя низшей формой жизни в эволюционном процессе. Особенно после ее отповеди. Когда он схватил ее за руку, Гермиона подумала именно об этом. Но сейчас она стоит перед его магазином, собираясь поужинать с ним. Глубоко вздохнув, Гермиона вошла внутрь. В ноздри снова ударил запах корицы, но сейчас она почувствовала еще и запах одеколона. Подняв глаза, Гермиона увидела, что Северус наблюдает за ней, небрежно прислонившись к прилавку и сложив руки на груди. Гермиона задержала дыхание. Раньше Снейп носил простой черный сюртук, теперь же одевался в маггловскую одежду. Брюки были черными, но рубашка – темно-зеленой, застегнутой на все пуговицы. Единственный раз Гермиона видела Снейпа не только в черном на квиддичном матче. Тогда Снейп повязал слизеринский шарф. – Добрый вечер, – мягко сказал он. – Добрый вечер, – ответила Гермиона. Теоретически Снейп не должен был ей нравиться, но сейчас обаяние темноволосого мужчины определенно привлекало ее. «Что со мной происходит?» – подумала девушка. Внешний вид Гермионы тоже привел Северуса в смущение. Когда они встретились утром, на ней была обычная рабочая одежда; темно-синее платье, которое она надела сейчас, обрисовывало ее фигуру, подчеркивая все женственные изгибы. Он был уверен, что мисс Грейнджер выглядела совершенно иначе, когда они виделись в последний раз. Северус подумал, что от влажного воздуха Нового Орлеана ее волосы вьются еще сильнее. Но даже это не помешало ему смотреть во все глаза на очаровательную женщину, стоявшую перед ним. – Готовы? – мягко спросил Северус. По некоторым причинам ему хотелось произвести впечатление на Гермиону. Снейпа беспокоил тот факт, что ему не безразлично мнение Гермионы Грейнджер. Его наверняка прокляла какая-нибудь ведьма – только этим можно объяснить такой внезапный интерес к мисс Грейнджер. – Да, – едва слышно ответила Гермиона. Он волновал ее, и это очень беспокоило девушку. Что бы подумали Гарри и Рон, узнай они о том, что она хочет ненавистного им Северуса Снейпа? – Вы слышали о ресторанчике Тони Морана? – спросил Северус. – Да, но никогда там не была. Северус выбрал весьма неплохой, но не экстра-класса ресторан, иначе бы Гермиона решила, что он ею заинтересовался. С другой стороны, выбери Северус совсем простое заведение, она могла бы подумать, что он совсем ею не интересуется. А так она даже не представляла, что он задумал. Северус помог Гермионе выйти из магазина и запер дверь с помощью невербального заклинания. Он даже не догадывался, о чем думает Гермиона. Может, она решила, что у него нет денег, чтобы отвести ее в дорогой ресторан? Или, возможно, ему от нее что-то нужно? Северус не мог припомнить, чтобы он когда-либо так нервничал. По дороге они ни слова не сказали друг другу. Войдя в ресторан, оба вздохнули с облегчением. Их проводили к столику. После заказа напитков снова возникла неловкая тишина. – Это действительно вы нашли завещание? – внезапно спросил Северус, прерывая затянувшееся молчание. То, что именно Гермиона отыскала этот документ, было для него новостью. Охранники в Азкабане просто сказали, что кто-то приложил для этого массу усилий. И они не понимали, с чего это вдруг кому-то не все равно, жив он или умер. Охране он определенно больше нравился мертвым. – Да, – кивнула Гермиона. – Разве вам не сказали? – в свою очередь поинтересовалась она. Почти шесть лет Гермиона считала, что он просто неблагодарный мерзавец. – Нет, – не глядя на нее, ответил Снейп так тихо, что Гермиона едва расслышала, когда он снова заговорил: – Спасибо. Вы спасли мне жизнь. В Азкабане бы я умер. – Северус не привык говорить спасибо, но сейчас он был счастлив, что наконец может поблагодарить человека, который так помог ему. – Не стоит благодарности, Северус, – сказала Гермиона. – Я сделала то, что должна была сделать. Снейп посмотрел ей в глаза. – Нет, вы сделали то, чего не сделал бы никто. Остальные были бы более чем счастливы дать мне умереть, не пытаясь докопаться до правды. Гермиона едва не возразила, что это не так, но поняла: Северус прав. Никто бы и пальцем не пошевелил. Но она была должна восстановить справедливость. – Я принимаю вашу благодарность. Пожалуйста. У Снейпа вдруг с плеч свалилась тяжесть. Лед растаял, и Гермиона перестала быть бывшей студенткой – осталась только понимающая женщина. Он знал это. Обед прошел, по мнению Северуса, превосходно. У него с Гермионой оказалось куда больше общего, чем он думал сначала. Она подкалывала его, что побила его рекорд на Т.Р.И.Т.О.Н.ах, и он шутил, что именно поэтому ее и называли мисс Всезнайкой. И вместо того чтобы обижаться, она смеялась и говорила, что он, вероятно, прав. Вместо того чтобы пригласить Гермиону к себе, Северус просто проводил ее до пансиона, заодно узнав, где она живет. – Я прекрасно провела время, – сказала Гермиона, когда они подошли к пансиону. – Я тоже, – откликнулся Снейп и спросил: – Может быть, вы составите мне компанию за ужином в эти выходные? – О, с удовольствием. – Гермиона надеялась, что вид у нее не очень торжествующий. Северус кивнул, тоже пытаясь не казаться чересчур довольным. Наклонившись к Гермионе, он мягко поцеловал ее, наслаждаясь нежностью ее губ. Еще большим удовольствием было то, что она ответила на поцелуй и обняла его за талию. – Доброй ночи, Гермиона, – прошептал Северус, сделав шаг назад. – Доброй ночи, – шепнула она в ответ. Дисаппарировав, Северус поймал себя на том, что напевает, входя в свою квартиру, находящуюся над «СС-Аптекой». Так счастлив он был только в детстве и почти позабыл, каково это. Северус был поражен, когда Гермиона так легко расслабилась в его объятиях. У него не было проблем с женщинами, но дальше первого свидания дело не шло. Гермиона была приятной неожиданностью. Он прикоснулся к губам, вспоминая ее аромат. Она пахла апельсинами. Внезапно захотев апельсинов, Снейп пошел на кухню и достал один из холодильника. *** Последний раз оглянувшись на Северуса и услышав хлопок аппарации, Гермиона вошла в пансион и заперла за собой дверь. Она сдерживалась, накладывая на свою комнату звуконепроницаемые чары, а потом громко рассмеялась, упав на кровать. Гермиона, готовясь ко сну, снова и снова вспоминала поцелуй. Северус Снейп потрясающе целовался. Кто бы мог подумать, что эти тонкие губы могут творить с женщиной такое? Она забралась под легкое одеяло. – Я без ума от Северуса Снейпа, – прошептала Гермиона, понимая, что вся горит, и, широко улыбнувшись, пробормотала: - Nox. Следующим утром Гермиона добралась до заводи, чтобы изучить еще один, вновь появившийся, гри-гри. Среди жителей началась паника. Гри-гри и проклятые амулеты появлялись здесь слишком часто, нарушая спокойствие. Многие считали, что они прогневали одну из королев Вуду. Но Гермиона пока не могла найти следов проклятий. – Доброе утро, Харв, – поздоровалась она, выходя из машины. – Здоров, Гермина, – ответил Харв, обычно для этих мест коверкая ее имя. Тут все «проглатывали» букву «о». – Амулет взад вернулся, на краю болота лежит. Я тудой снова не пойду ни в жисть. Сама разбирайся с проклятием. – Конечно, – согласилась Гермиона, улыбнувшись маленькой девочке, выглянувшей из дверей. Девочка улыбнулась в ответ, продемонстрировав отсутствие нескольких зубов, и засунула в рот сомнительной чистоты большой палец. Кивнув долговязому мужчине, Гермиона обогнула дом, отмечая, что вокруг нет ни домашних животных, ни мошкары. Она осторожно подошла к воде, внимательно следя, не появятся ли аллигаторы. Оглянувшись, Гермиона аккуратно навела сканирующие чары – никогда нельзя быть уверенной, что в следующую минуту на тебя не бросится гигантская рептилия – и убедилась, что в мутной воде нет никого опасного. Она продолжила искать амулет и, наконец обнаружив его в зарослях высокой травы, с опаской приблизилась. Снова оглянувшись в сторону дома и убедившись, что никто не смотрит, Гермиона направила палочку на амулет и сделала несколько пасов. Вспыхнул пучок разноцветных искр, выявивших слабое проклятие. Гермиона была уверена, что это дело рук того же человека, который спрятал и остальные гри-гри и амулеты в районе заводи. Это было одно из самых слабых проклятий, и ведьма надеялась, что у нее получится установить, кто его наложил. Чем серьезнее проклятие, тем сложнее установить его создателя. Любые следы магии хозяина перекрывались силой проклятия. Гермиона остановилась и, осмотревшись по сторонам, перед тем как взмахнуть палочкой, прошептала: – Aperio Veneficus. – Вольный перевод с латыни значил «покажи свое лицо»*. Это заклинание Гермиона изобрела, когда еще работала в Министерстве. Она хотела было рассказать боссу, что создала новое заклинание, но когда ее «прокатили» с повышением, решила промолчать. Гермиона смотрела, как дрожит амулет под воздействием волшебных потоков. Проклятие сопротивлялось. В свете, испускаемом камнем, начало формироваться изображение. Затаив дыхание, Гермиона приговаривала: «давай, ну давай же!», будто эти слова могли рассеять туман и сделать образ четким. – Ну же, – сказала она, словно эти слова могли убедить заклинание подействовать. Изображение немного прояснилось, но тут же исчезло. – Aperio Veneficus! – прошипела Гермиона. На этот раз свет был почти ослепляющим. Обычно Гермиона беспокоилась о клиентах, которые видели, как она творит заклинания, но сейчас она была настроена узнать преступника. Изображение появилось вновь, являя Гермионе образ темноволосого мужчины. Он был еще неясным, но с каждой минутой становился все отчетливей. – Давай же, черт тебя дери! – прикрикнула Гермиона. Внезапно изображение вспыхнуло. Гермиона прикрыла глаза ладонью, чтобы не ослепнуть от сияющего белого света. Когда свет погас, она отвела руку и четко увидела лицо Северуса Снейпа, который смотрел на нее в упор. TBC __________________ *Перевод верный, на мой взгляд, только по сути. Если кто-нибудь сможет перевести ближе к оригиналу, буду безмерно благодарна.

precissely: Loy Yver

Loy Yver: precissely, Это тебе Переводы бетить трудно.

precissely: Loy Yver Переводы бетить трудно. зато интересно=)

Andgey: Loy Yver, здорово! Вот после такого перевода фанфик становится понятным и интересным, хотя, думаю, что было довольно сложно его переводить. Сравниваю с переводом первой главы, выложенной на Тайнах темных подземелий. Твой перевод даже не сравнить с тем. Браво! цветы тебе и бетам

Loy Yver: precissely, Andgey, Поначалу несколько просторечных фраз ввергли меня в состояние легкого ступора. Но, спасибо бетам, разобралась. Спасибо! P.S. А я и не знала, что его еще кто-то переводит. Автор мне ничего по этому поводу не писала.

precissely: Andgey Loy *одна из бет сильно краснеет *

djbetman: ой, какая прелесть))) опять есть, что почитать))) очень жду продолжения когда оно ожидается?)

Loy Yver: djbetman, Продолжение скоро будет. Фик переведен полностью, осталось только лоск навести на оставшиеся главы.

snilek: Loy Yver Речь оригинала довольно сложная, и я думаю, переводить это произведение, было тяжело, но все же позволю себе высказать свою точку зрения, исключительно в помощь переводчику, если он не против. Перевод хороший, но немного тяжело читаются отдельные куски, особенно в местах скопления различных по направлению и времени действия оборотов. Также возможно имело бы смысл в некоторых местах отойти от структуры оригинала, в часности, объединить некоторые особо короткие предложения для улучшение восприятия; в отдельных местах порядок слов просится поменяться местами, но это, в принципе, мелочи. В основном же, несмотря на хорошее качество перевода в целом, за русской речью четко просматривается английская структура, а это нежелательно.

Талина: Loy Yver, Лой, спасибо. Мне очень-очень нравится! Замечательный перевод и интересный текст.

Ginger: Loy Yver precissely Как у Вас всё замечательно выходит Какой качественный перевод ... *случайно начала читать на другом сайте альтернативный - небо и земля* Я прекрасно понимаю, как сложно художественно переводить, и просто...просто восхищаюсь Нет слов. Спасибо precissely, а то мимо б прошла)))

Pixie: Loy Yver Начало очень впечатлило. Такой интересный, небанальный сюжет! Здорово, что ты такой фик раскопала :) Прям бальзам на мою замученную кашлем и насморком душу :) Спасибо!

Loy Yver: snilek, Переводчик не против. И был бы очень рад, если бы Вы не сочли за труд и указали наиболее "английские" места. Будете гениальным механиком гаммой. (Парочку я уже сама узрела, вот что значит от текста на полтора суток отвлечься. Все-таки я поторопилась. Надо было дать тексту «вылежаться». От мне ужо Elga выдаст. ) Спасибо! Талина, Ginger, Pixie, Спасибо большое.

Loy Yver: Глава 3 Гермиона смотрела на изображение, пока оно не исчезло. После разрушения проклятия она подняла амулет и рывком встала. Она почти не помнила, о чем говорила с Харвом, не помнила, как добралась до пансиона и заперлась в своей комнате. Так ее и нашла Мама Алмеда. – Ну и что это еще за глупости? – поинтересовалась она. В отличие от большинства коренных жителей Нового Орлеана, у Мамы Алмеды не было ярко выраженного акцента. Гермиона предполагала, что та говорит так, чтобы застать других врасплох. – Я только что выяснила что-то плохое о том, кто мне нравится. Я не знаю, что делать, – едва слышно ответила Гермиона. – А, так ты обнаружила, что именно Северус Снейп подбрасывал в дельту проклятые амулеты, – улыбнулась Мама Алмеда. Гермиона приподнялась и пристально посмотрела на королеву. – Вы знали? Все это время?! – От моих глаз, детка, ничего не ускользает. Поэтому я – королева, – объяснение было одновременно простым и весомым. – Значит... Все это время вы знали? – повторила Гермиона, пытаясь осознать это. – Конечно. – Вы... вы... – бормотала девушка, не зная, что сказать. – Я устроила вам встречу. Побыла свахой, – глаза королевы Вуду мерцали, как у покойного Дамблдора, и Гермиона подумала, а не встречались ли они когда-нибудь? – «Побыла свахой»? – Гермиона чувствовала себя очень глупо, повторяя слова Мамы Алмеды, но была слишком шокирована, чтобы сказать что-то другое. – Ты бы сама узнала. Это лишь вопрос времени. Ваши судьбы переплетены. Я просто поторопила события, – Мама Алмеда положила руку на плечо Гермионы. – Теперь ты знаешь мою тайну. Но Северус Снейп понятия не имеет, что именно я помогла ему в бизнесе. Но только тебе решать, что делать с этой информацией. Мама Алмеда встала и направилась к двери. Гермиона наконец справилась с голосом и спросила: – Но гри-гри и прочие амулеты стали появляться еще до того, как я приехала в Новый Орлеан. Почему вы не прекратили это до моего приезда? – Это было частью моего плана, – ответила Мама Алмеда, блеснув глазами, и вышла из комнаты, тихо притворив за собой дверь. *** Снейп обернулся, услышав голос королевы Вуду: – Северус Снейп, у меня к тебе дело. – Чем могу быть полезен, мадам? – спросил он. Снейп никогда не называл ее, как другие, Мамой Алмедой. Они оба знали, что равны. – Я бы хотела, чтобы ты прекратил разбрасывать амулеты в дельте. Твой бизнес процветает, и мои требования ты удовлетворил. – Она безмятежно улыбнулась, ожидая, что он выполнит ее просьбу. Северус тщательно подбирал слова. Ей хватит всего лишь прямо нацеленного проклятия, когда он потеряет бдительность, чтобы разрушить его дело и сделать его нищим. – Я удовлетворил ваши требования? – он не удивился, узнав, что Мама Алмеда в курсе его проделок. Почти не удивился. От нее немногое ускользало, если ускользало вообще. – Да, – ответила Мама Алмеда и, сменив тему, добавила: – Не разочаровывай меня, причиняя вред Гермионе, Северус Снейп. Она – первый человек, который без утайки рассказал мне о своих амбициях. – А что, если она причинит вред мне? – Снейп осмелился вступить в дискуссию с королевой Вуду. – Этого не будет, – убежденно ответила королева. – Почему вы так в этом уверены? – поинтересовался он. Глаза королевы блеснули, вызывая к жизни болезненные воспоминания. – Потому что она любит тебя. *** Несколько часов спустя Снейп проверял свой последний заказ. Ему удалось заполучить в следующей партии несколько очень редких штучек. Расставляя товар по полкам, он задавался вопросом, действительно ли Гермиона, как сказала королева Вуду, любит его. Молодые влюбляются быстро, так что это могло быть правдой. Северус осознавал, что она нравится ему больше, чем друг, но может ли это стать любовью? Снейп вынул из коробки последнюю банку, и вдруг вспыхнул яркий свет и появился большой клуб дыма. Когда воздух очистился, Северус, в шоке раскрыв рот, огляделся. Каждый дюйм его магазина и он сам были в ярко-желтых перьях Подняв руку, Снейп убедился, что и его тоже «просмолили». Но кто бы это не сделал, он использовал не смолу. Он использовал мед. – Вы мерзавец, – сказала Гермиона, стоя в дверях. Северус в шоке уставился на нее. – Что это значит, Гермиона? – На один вопрос уже был ответ – Гермиона совершенно не выглядела влюбленной. Снейп впился в нее мрачным взглядом. Ей же будет хуже, если товар пострадает. – Это вы разбрасывали проклятые амулеты в дельте Луизианы, – Гермиона ткнула в его сторону волшебной палочкой и уперла руки в боки. Глаза ее сверкали. «Черт возьми!» – Их разбрасывал не только я, если тебе от этого легче. – Снейп решил, что лучше будет сказать правду, поскольку Гермиона, без сомнения, была в курсе всего. – Вся моя работа была построена на этом! У меня такое ощущение, словно бы ограбила этих людей! Вы... Вы... – Ублюдок? Змей подколодный? Слизеринец? – выплюнул Северус, заканчивая фразу за нее. – Я никогда этого не отрицал. И вы приняли мое предложение, зная, кто я. Если я мог убить человека, заменившего мне отца, то я уж точно могу отобрать у людей по нескольку долларов. И моя совесть будет чиста. Глядя на нее, Снейп понимал, что сейчас его взгляд такой же, как во времена преподавания – ненавидящий и холодный. И студенты всегда смотрели на него со смесью страха и отвращения. Почему-то Северусу стало больно, когда он понял, что Гермиона смотрит на него именно так. – Как я только могла подумать, что вы можете измениться? Вы все тот же черствый, исполненный ненависти человек, каким и были прежде. Слова Гермионы подействовали на Снейпа, как красная тряпка на быка. Он так не злился уже много лет. Шагнув сквозь летающие в воздухе перья, он, по-прежнему, не используя палочку, запер дверь, отрезав Гермионе путь к отступлению. Схватив Гермиону за запястье, Северус притянул ее к себе и впился в ее губы. Сначала она сопротивлялась, но вскоре расслабилась и запустила пальцы ему в волосы, прижимаясь сильнее. Желание поднялось волной, и он углубил поцелуй. Когда Гермиона ответила, обхватывая ногой его бедро, он поднял ее на руки и пошел наверх в квартиру. Но вместо того, чтобы направиться в спальню, Северус свернул в ванную комнату и уронил Гермиону в ванну. – Что вы делаете? – изумилась Гермиона. – По твоей милости я в меду и в перьях. Да и ты недалеко ушла. *** – Это несправедливо, – жалобно сказала Гермиона. – Вы бросили меня под душ и вынудили меня поверить, что... Отдайте хотя бы мою палочку. Снейп пристально посмотрел на нее. – Я сказал: никакой магии. Вы могли повредить мой товар. Вы залили мой магазин медом и засыпали перьями. Раз смогли напакостничать, значит, сможете и убрать. Гермиона убрала волосы под косынку, которую дал ей Северус. – Никаких «но». Никакой магии. И никаких разговоров. – Снейп едва сдержал смех, увидев, как надулась Гермиона, и начал мыть пузырьки с самым ценным содержимым. Весь следующий час Гермиона молчала, изредка прося еще моющего средства, когда оно у нее заканчивалось. Несколько раз Северус замечал, что она открывает рот, чтобы сказать что-то еще, но Гермиона всегда передумывала, вздыхала и снова возвращалась к уборке. После того, как она открыла рот, наверное, в десятый раз, Северус не выдержал: – Женщина, если у тебя язык зудит, то скажи, наконец, что хочешь! Я больше не могу слышать эти чертовы вздохи! Гермиона, нахмурившись так, что между бровей залегла морщинка, оторвалась от уборки. – Северус, вы должны решить, хотите или не хотите, чтобы я говорила. Я взрослая женщина, а не перепуганный ребенок, которому вы можете приказать. Я подыграла вам в вашей маленькой игре, но сейчас вам стоит отнестись ко мне как к взрослому человеку. Некоторое время Снейп просто смотрел на нее. Гермиона была права – она выросла, а он по-прежнему видел в ней ребенка. Северуса ужасно раздражало то, что пришлось это признать. – Хорошо. Можете говорить. Я не буду требовать от вас тишины. – Отлично. Вы хотите знать, что я хотела сказать? Прекрасно. Вы, так же как и я, знаете, что с вашими склянками ничего не случится. Магия им не повредит. Лучше сами вымойтесь. Гермиона поднялась, сняла резиновые перчатки, что он ей дал, стащила с головы косынку и протянула руку, мрачно глядя на Снейпа до тех пор, пока он не отдал ей волшебную палочку. Когда их пальцы соприкоснулись, Гермиона обхватила палочку так сильно, что побелели суставы. А потом развернулась и направилась к двери. Но прежде чем она вышла, Северус сказал: – Я хотел бы пригласить вас завтра на ужин. – Зайдите за мной в половине седьмого, – не останавливаясь, ответила Гермиона. Дверь за ней захлопнулась, и Северус улыбнулся. Три взмаха палочкой – и в его магазине снова был идеальный порядок. *** Когда Гермиона вернулась в свою комнату в пансионе «Белфорт», то немедленно полезла под душ. Она была более чем зла на Северуса. Она действительно чувствовала себя обманщицей, выманившей у людей деньги. А у него хватило наглости полезть к ней с поцелуями. Моя голову, Гермиона призналась себе, что ей даже понравилось. Но потом он понес ее наверх. И вместо того, чтобы отправиться в спальню, бросил ее в ванну. От удара о холодный фарфор перехватило дыхание. Снейп, прочитав короткую лекцию о вреде грязи, окатил ее струей холодной воды. Она почти задохнулась, а Северус просто задернул занавеску и вышел. Как только дверь за ним закрылась, Гермиона поспешно стянула мокрую одежду. Казалось, вода никогда не будет теплой, но наконец она согрелась и Гермиона смогла вымыться, признаваясь себе, что это действительно было необходимо. Но не в холодной же воде! С помощью палочки она вычистила и высушила одежду и быстро оделась. Когда она вышла из ванной, Северус молча прошел туда мимо нее. Послышался звук льющейся воды. Гермиона, нервничая, ждала его в маленькой гостиной. Прежде чем она смогла произнести хоть слово, Снейп сказал: «Accio», забрал ее волшебную палочку и сообщил, что убираться им придется без применения магии. Гермиона подумала, что, возможно, перегнула палку с медом и перьями. Поэтому она без слов согласилась. Гермиона выбралась из душа и начала вытираться. Как он вообще мог приказывать ей? А когда она наконец высказала Снейпу, что думает по этому поводу, он снова пригласил ее на ужин. Она обернула полотенце вокруг головы и стала одеваться. В конце концов она решила, что Снейп и она сама – выше ее же понимания. Как ни странно, эта мысль взволновала ее. И, направляясь в комнату, Гермиона решила, что завтра в ресторане закажет самое дорогое блюдо.

Loy Yver: Глава 4 Большую часть следующего дня Гермиона провела, снимая проклятия с гри-гри и прочих амулетов. Она была уверена, что в основном это было делом рук Северуса, и лишь небольшая часть отличалась. Одно проклятие было особенно противным. Если вокруг было много детей, Снейп разбросал амулеты с самыми слабыми проклятиями. Он все же не был настолько плох, чтобы позволить ребенку прикоснуться к тому, что может убить. Один малыш подошел слишком близко и заболел, но Гермиона сварила зелье, и ему тут же стало намного лучше. Когда ей наконец удалось снять проклятие с гри-гри, Гермиона поняла, что это точно сделал не Северус. По дороге домой она поглядывала на безопасный теперь амулет. Припарковавшись на стоянке возле пансиона, Гермиона несколько минут сидела в машине, размышляя. Большая часть сегодняшних вызовов была по поводу гри-гри и прочих амулетов. Но не все заговоры принадлежали Северусу. Гермиона могла различить, когда заклинания накладывали разные маги, и сейчас видела, что среди снейповских проклятий было несколько чужих. Ей пришли на ум вчерашние слова Северуса: «Если я мог убить человека, заменившего мне отца, то я уж точно могу отобрать у людей по нескольку долларов. И моя совесть будет чиста». – Если это не ты, значит это кто-то другой, – тихо сказала Гермиона, поднимая гри-гри. – И, по крайней мере, ты беспокоился о людях. – Северус всегда подкидывал амулеты в открытых местах, где их легко было обнаружить. Он всегда удостоверялся, что никто не ранен. И, несмотря на слова о «темных людях», Снейп всегда старался действовать так, чтобы никто не пострадал. Вылезая из машины, Гермиона обнаружила, что уже половина шестого, и Снейп зайдет за ней через час. Она никогда не обращала внимания на свой внешний вид, но сейчас поймала себя на мысли, что хочет красиво одеться для свидания с Северусом. «У нас свидание? – подумала Гермиона. – А как Северус думает? Свидания или просто встреча двух знакомых для приятного времяпрепровождения?» Проблема с Северусом была в том, что никто никогда не знал, о чем он думает, если не сердится. Гермиона внезапно поняла, как мало она знает о нем. Они несколько раз целовались, и она чувствовала, что между ними летят искры, но что Гермиона действительно знала о нем? Что он любит есть? Нравится ли ему управлять аптекой? Даже зная так мало, Гермиона обнаружила, что ее необъяснимо тянет к Снейпу. Когда он нес ее наверх, она надеялась на большее, нежели холодный душ. Гермиона надела зеленое плате и задалась вопросом, а что подумает Северус по этому поводу. Он бросил ее в душе потому, что все же она его не интересовала? Внезапное сомнение смутило ее. Что, если она ему не нужна, а на ужин он ее пригласил только ради того, чтобы умерить ее гнев? Гермиона надела серьги и колье. Застегивая браслет, она оглядела себя в зеркале. Это платье было короче синего, которое Гермиона надевала в прошлый раз – оно не прикрывало колени. Для нее, редко носившей нечто подобное, оно было излишне вызывающим. К тому же вырез сильно открывал грудь. Северус, скорей всего, решит, что ей нравятся такие платья. Аметистовые серьги, колье и браслет завершали образ. Гермиона обернулась, когда в дверь постучали. *** Северус надел синюю рубашку, черные брюки и черные ботинки, стянул волосы в хвост черным шнурком и посмотрел на себя в зеркало. В целом он был доволен. Было время, когда ему не нравилось свое отражение. Когда он пригласил Гермиону на ужин в первый раз, она смотрела на него так, что он впервые в жизни почувствовал себя желанным. Положив палочку в карман брюк, Северус решил, что готов к выходу. Когда Северус шел через магазин, на него внезапно напало перо. Оно летело за ним, не отставая, словно словно живое существо? Снейп отмахнулся, отправляя прилипалу в беспорядочный полет. Раскрутившись до предела, перо вдруг исчезло. Северус огляделся, но нигде не мог найти его. В любой другой день, он, возможно, перевернул бы магазин, чтобы найти это перышко, но сегодня он не хотел заставлять ждать Гермиону, поэтому просто обрадовался, что оно исчезло. Идя по улице, Снейп поморщился. Все тот же запах. – Магглы, – пробормотал он, раздраженный тем, что некоторые умудряются бросать мусор везде, где только есть свободное место. Снейп достаточно давно жил в Новом Орлеане, чтобы ни один торговец не пытался заманить его в свою лавку, а проститутка – в постель. Несколько неприятных столкновений с мастером зелий, и слухи расползлись по всей округе. Его оставили в покое. И только продавцы хот-догов продолжали предлагать ему свой товар. Человек, в конце концов, должен питаться. Он проходил мимо одного из торговцев «горячими собаками», Джека, и услышал тихий свист, который на шумной улице могли уловить только его чувствительные уши. – Никогда не видел тебя в таком прикиде, – сказал Джек, удивленно оглядывая Снейпа. – На свиданку? Северус кивнул. Он редко говорил с Джеком, но тот знал, что является одним из немногих, кого Северус Снейп подпустил чуть ближе и, возможно, считал другом. – Никогда не думал, что настанет день, когда такой неприятный тип, как ты, отправится на свиданку, – заявил Джек. Снейп скривил губы, и это не осталось не замеченным Джеком, который громко расхохотался. – Счастливо перепихнуться! – крикнул он Северусу вслед. Снейп видел знакомые лица, но только Джек заговорил с ним. Наконец Северус вырвался из толпы и смог насладиться прогулкой. Сегодня был редкий вечер, когда легкий бриз принес с моря прохладу. Снейп не забыл об охлаждающих и противомоскитных чарах, но, тем не менее, ветерок был приятным. Об этом он и думал по дороге к пансиону Гермионы. Почему она жила там, где приходилось делить ванную с другими жильцами, было выше его понимания. Северус вошел в дом и почувствовал запах тушеной капусты. Когда он прошел вглубь, из кухни вышла полная женщина. Она хмуро оглядела его с головы до ног. – Зачем вы пришли? – спросила она. Снейпу она сразу не понравилась. – Я пришел за мисс Гермионой Грейнджер. Мы собирались поужинать, – ответил он, раздраженный тем, что ему приходится отчитываться перед незнакомой женщиной. – Так-так, – женщина прищелкнула языком. – Ладно, никаких вопросов. Я попрошу кого-нибудь передать Гермионе, что вы пришли. Присядьте, – она указала на маленькую и неудобную с виду кушетку. Северус призвал все свое самообладание, чтобы не наложить на толстуху какое-нибудь легкое проклятие, когда она направилась обратно на кухню. Вместо того чтобы сесть, он презрительно посмотрел на кушетку. Пока он ждал, женщина несколько раз высовывалась из кухни, качала головой и что-то бормотала себе под нос. Никто до сих пор не поднялся наверх, и он уже было решил отправиться сам, как в холле появился маленький мальчик. – Я скажу мисс Гермионе, – крикнул он и понесся наверх. Северус мрачно посмотрел на женщину, снова выглянувшую из кухни. Но она не отпрянула, как он ожидал, а вернула ему такой же мрачный взгляд и вернулась к своему занятию. Снейп мог лишь надеяться, что Гермиона поспешит. Он снова попытался убить взглядом любопытную женщину, когда услышал: – Северус? Обернувшись, Снейп заметил, что Гермиона как-то странно на него смотрит. – Почему у вас в волосах желтое перо? – спросила она. – Что? Гермиона вынула и сумочки зеркальце и подняла его так, чтобы Северус мог увидеть себя. Уставившись на свое отражение, Снейп увидел, что надоедливое перо зацепилось за шнурок, которым он стянул волосы. Вытащив перышко, Северус сотворил невербальное Evanesco. – Это вы виноваты, – заявил он. – Нет, вы, – парировала Гермиона. – Мы идем ужинать или нет? *** Северус уставился на заказ Гермионы: стейк, креветки, лобстер с гарниром из картофеля и салат «Цезарь». Снейп был уверен на сто процентов, что она это все не съест. Сам он куда более благоразумно заказал бедро ягненка с рисом и спаржу с миндалем. К концу ужина Северус спросил: – Вы заказали самое дорогое блюдо, не так ли? Гермиона подняла глаза от тарелки и улыбнулась: – С чего вы взяли? Снейп тихо рассмеялся. – Гермиона, вы очень не похожи на ту девочку, которая училась в Хогвартсе. – Надеюсь. Мне сейчас двадцать четыре. В последний раз, когда мы виделись, мне было восемнадцать. – Гермиона улыбнулась и положила ладонь на его руку. – Восемнадцатилетняя девочка никогда бы не стала играть в ваши вчерашние игры. – Я не ошибусь, если предположу, что она и никогда бы не поцеловала меня? – спросил Северус, беря ее за руку. – Ну, на самом деле, возможно, я бы и позволила вам сделать это, – она покраснела. – И я не могу поверить, что только что призналась вам в этом. Сердце Северуса пропустило удар. – Гриффиндорка. – Наклонившись к ней», он сказал: – Вы должны переехать из пансиона. – Почему? – удивилась Гермиона, смущенная такой резкой сменой темы. – Потому что мне придется пригласить вас сегодня к себе, вместо того чтобы напроситься к вам. *** Северус, как и днем раньше, нес Гермиону по лестнице, целуя ее. Но в этот раз он отправился в спальню, а не в ванную, как накануне. Они занимались любовью медленно и нежно, неторопливо лаская и даря друг другу мягкие поцелуи. Перед тем как кончить, Северус крепко прижал к себе Гермиону, понимая, что влюбился в нее. Если бы кто-то сказал ему, что он может влюбиться в принципе, не говоря уж о том, что в Гермиону Грейнджер, он бы поднял того человека на смех. Его тело сотрясла дрожь наслаждения, и Северус понял, все перемены, которые происходили с ним после приезда в Новый Орлеан, наконец завершились. Впервые в жизни ему было так хорошо и спокойно. Крепко обнимая Гермиону и уже засыпая, Северус понял, что нашел того, кого не чаял уже найти – свою вторую половинку. *** На следующее утро Гермиона проснулась от странного шума. Северус крепко обнимал ее, и она не могла двинуться, не потревожив его. Посмотрев на него, Гермиона поняла, что это он громко храпит. Вот вам и странный шум. Гермиона теснее прижалась к нему, и Северус пошевелился. – Ты такая красивая, – пробормотал он. – И в одежде, и без. Она тихо рассмеялась: – Ты тоже. Северус нежно поцеловал ее и снова заснул. Гермиона улыбнулась, чувствуя, как ее переполняет любовь. Она приехала в Новый Орлеан, чтобы изменить свою жизнь. Но не ожидала, что перемены будут такими разительными. TBE

precissely: Loy Yver

djbetman: Loy Yver пишет: – Гриффиндорка. – Наклонившись вперед, он сказал: – Вы должны переехать из пансиона. – Почему? – удивилась Гермиона, смущенная такой резкой сменой темы. – Потому что мне придется пригласить вас сегодня к себе, вместо того чтобы напроситься к вам. ух, какая фраза!)) Мне очень-очень нравится этот фик)) *waitin' for your continuation*

Andgey: Loy Yver, подолжаю восхваляться восхищаться переводом! Браво! Очень жду продолжения!

Loy Yver: precissely, precissely, Спасибо! Andgey, Да уж было бы продолжение. Один эпилог остался. Постараюсь в ближайший час выложить.

Loy Yver: Эпилог Два года спустя – Все замечательно, Гермиона, – сказал Северус, держа ее за руку. – Просто дыши. Гермиона вцепилась в его ладонь, до боли сжимая ее, а другой рукой схватила Северуса за ворот и притянула к себе: – Ты, ублюдок! – завопила она. – Сам дыши, если считаешь, что это поможет! Гермиона несколько секунд пристально смотрела на Снейпа, а потом отпустила его, когда следующий приступ боли скрутил ее тело. Гермиона сжала руку Северуса так сильно, что он уже было решил, что она собирается сломать ему кости. Когда Гермиона наконец выпустила его, Северус прижал пострадавшее запястье к груди. – Мне нужно болеутоляющее зелье, я больше не могу, – со слезами на глазах сказала Гермиона. – Ты сама решила не пользоваться медикаментами. Может, еще немного подумаешь, прежде чем принимать решение? Вообще-то это не так уж и больно, – заявил Северус и тут же понял, что совершил ошибку. Гермиона побагровела от гнева: – Если бы у меня была палочка, я бы убила тебя прямо сейчас! Легко тебе говорить «не так уж и больно»! Не ты же пытаешься протолкнуть арбуз в отверстие размером с виноградину! – Ну, я бы сказал, что оно больше виноградины, – протянул Северус. Когда Гермиона стала сыпать всеми ругательствами, которые когда-либо слышала, Алмеда вытолкала его из комнаты. – Я думала, ты умнее, Северус Снейп, – заявила она, упирая руки в боки. – Нет ничего глупее, чем перечить рожающей женщине. Северус мгновение смотрел на колдунью. – Значит, вы считаете, что я должен нянчиться с ней, как с маленьким ребенком? Алмеда рассмеялась: – Именно так, если хочешь прожить достаточно, чтобы познакомиться со своей дочерью, – она явно развлекалась, и это нервировало Северуса. – Откуда вы знаете, что у нас будет дочь? – раздраженно спросил он. Мама Алмеда поцокала языком и покачала головой: – Северус Снейп, тебе следовало бы уже понять, что у меня есть серьезные основания называть себя королевой. А теперь возвращайся и начинай нянчиться со своей женой. Снейп мрачно посмотрел на королеву Вуду и вернулся к Гермионе, которая пыталась отдышаться после очередных схваток. Ее лицо было усталым, по телу струился пот. Северус вдруг почувствовал себя ужасно от того, что издевался над ней. Он присел на кровать и, прижав ее к своей груди, стал растирать руки и плечи после того, как Алмеда дала Гермионе зелье. – Я думала, ты не хочешь давать мне зелье, – недовольно пробурчала Гермиона. Северус понял, что она совершенно измотана. – Это было глупо с моей стороны. – Он нахмурился, услышав смех Алмеды. – Я сварил зелье на случай, если ты передумаешь. Гермиона проглотила болеутоляющее зелье и положила голову Северусу на плечо. – Я люблю тебя, – прошептала она, нежно потершись головой о его щеку. – И я тебя, – ответил он. Гермиона и Северус поженились через шесть месяцев после их первой встречи в Новом Орлеане. На следующий год Гермиона обрадовала его тем, что ждет ребенка. Мать Гермионы не успела приехать – роды начались на три недели раньше. Королева Вуду примчалась практически сразу после того, как у Гермионы отошли воды. Ей даже не успели послать записку. Это бесило Снейпа. Он никак ни мог понять, как у Алмеды это получается. Он ненавидел прорицание, а тот факт, что настоящие провидцы все-таки существуют, заставлял его признать: этот раздел магического знания не так уж нелеп. Час спустя Северус все еще сидел рядом с Гермионой, придерживая ее колени, чтобы она могла спокойно тужиться. – Так, девочка! – приговаривала Алмеда. – Продолжай тужиться. Я уже вижу волосы твоей дочери. Они черные и кудрявые. Гермиона не стала спрашивать, откуда Алмеда узнала, что это девочка, просто приняв это как данность. Северус знал, что его жена также терпеть не может прорицание, но, казалось, Гермиону никогда не волновало то, что Алмеда была провидицей. Гермиона наклонилась вперед и начала тужиться изо всех сил. Северус чувствовал, как сокращаются ее мышцы, и внезапно преисполнился уважением к женщинам. – Красавица! – сказала Алмеда. – У вас красавица-дочка! Немногим позже Северус по-прежнему сидел рядом с женой, которая держала на руках их маленькую девочку. Они назвали ее Эбигайл Саманта. Эбигайл Саманта Снейп. Как и сказала Алмеда, она была черноволосой и кудрявой, но пока не была похожа ни на одного из родителей: ее личико все еще было сморщенным после рождения. А Гермиона и Северус думали, что она – самый красивый ребенок, которого они когда-либо видели. – Однажды она станет королевой, – сказала Алмеда. – Королевой? – в один голос переспросили Северус и Гермиона. – А почему, думаешь, я позволила тебе разбрасывать амулеты в дельте, Северус Снейп? Мне было нужно, чтобы Гермиона приехала как можно скорее. Скоро мне понадобится замена. У меня было видение молодой девушки с родителями. И когда я увидела тебя в новостях из Англии, то поняла, что должна заполучить вас обоих быстрее, чем позволило бы обычное течение вещей. – Она замолчала и посмотрела на молодую семью. – Мне кажется, это самая длинная речь, которую я от вас слышала, Мама Алмеда, – сказала Гермиона, глядя на спящую дочь. – После того, как вы оба вывели из игры ведьму, которая пыталась навредить моим людям здесь, в Новом Орлеане, я поняла, что ваш ребенок станет моим преемником, – собирая свои вещи, сказала Алмеда и направилась к двери. – Я думал, что у вас есть дочь. – Не все колдовство Вуду созидательно, – тихо сказала королева. – Оно может сломить даже того, кто чист сердцем, и увести его на темную сторону. Точно так же, как любая магия. Ведьма, попытавшаяся убить моих людей с помощью амулетов, была моей дочерью. – Алмеда открыла дверь. – Ваша дочь вырастет, чтобы быть любимой. Она принесет надежду и мир тем, кто будет рядом с ней. И гордо подняв голову, королева Вуду вышла, оставляя новоиспеченных родителей с их дочкой. – Надежду и мир, – тихо повторила Гермиона, поглаживая щечку дочери. – Мне нравится. – Алмеда имела в виду, что она вырастет такой же, как ее мать, – сказал Снейп, обнимая жену и дочь. – Я люблю тебя, Северус, – прошептала Гермиона. Она повернула голову, и Северус наклонился, нежно целуя ее. – Я тоже люблю тебя, Гермиона. Конец

Талина: Loy Yver, Я тебя лублу!!! Спасибо. Чудный перевод и прекрасный выбор фика.

Pixie: Loy Yver Полнейший ППКС с Талиной! Отличный снейджер и великолепный перевод! *тихо* А еще чего-нибудь перевести нет желания?? Может у тебя еще какой приятный во всех отншениях снейджер в закромах завалялся? А вообще хочется продолжения "Всех радостей жизни"...

Loy Yver: Талина, Пасиб, зай. Pixie, И тебе спасибо. Я перевела. Сегодня. Открою тебе запись в дайри. :) Поелику разрешения еще не спрашивала, во-первых, во-вторых, думается мне, перевод... эээ... ну, пока не на "отлично". Надеюсь, При и Эльгушка "потоптчут" его.

Andgey: Loy Yver, да и эпилог не маленький на еще одну главу потянет! Спасибо тебе за труд и за то, что не заставила читателей долго ждать продолжения! PS:еще хочу

precissely: Loy Yver При «потопчет»))

Ginger: Loy Yver

Pixie: Loy Yver Loy Yver пишет: Я перевела. Сегодня. Открою тебе запись в дайри. :) Ура! *убежала в дайри* Loy Yver пишет: Надеюсь, При и Эльгушка "потоптчут" его. Главное, чтобы не затоптали :))) Хотя бета плохого не сделает :))

Loy Yver: Ginger, Спасибо! Pixie, Теперь точно открыла.

мурмур: Aperio Veneficus узнавая отравляющего. дословно: открыть дающего яд. абсолютно точно. у меня латынь родной язык. обращайтесь, если что.

мурмур: классно. мне понравилось. написала Вам перевод с латыни, но куда он попал - не знаю. пишу еще раз. Aperio Veneficus узнать отравляющего. дословно: открыть дающего яд.

Loy Yver: мурмур, Спасибо. Скажите, а какая ваша родная латынь? Медицинская, капитолийская, средневековая? Или sermo vulgaris?

fanfe: Спасибо, первый раз читаю фик с ГП о вуду. Понравилось.

Loy Yver: fanfe, Это автору спасибо. :) Но переводчик рад, что Вам понравилось.

ViP: Ваш перевод случайно попал к критикам Приносим глубокие соболезнования Ждите ноябрьский номер "ВиП"

Loy Yver: ViP, Без проблем, крошки. Я не читаю глянцевые журналы. Развлекайтесь.



полная версия страницы