Форум » Архив "Весёлые Старты" 2009 ВС 1-12 » ВС 8: "Тридцать седьмая", ГП, ДМ, ЛМ, НМ, G, драма, мини » Ответить

ВС 8: "Тридцать седьмая", ГП, ДМ, ЛМ, НМ, G, драма, мини

Slytherin's team: тема: «Битва еще не кончилась» Название: Тридцать седьмая Автор: барон де Куртнэ Бета: Slytherin's team Герои: ГП, ДМ, ЛМ, НМ Рейтинг: G Жанр: драма Саммари: Битвы Малфоев не заканчиваются никогда Дисклаймер: Ни на что не претендуем; у нас и так есть все, кроме того, что мы возьмем сами.

Ответов - 247, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Slytherin's team: В Большой зал носили раненых и убитых. Стоя у стены, Драко чувствовал на плече тяжелую ладонь отца, а дрожащие пальцы матери сжимали его запястье. Все было кончено: Лорд упокоился навсегда, Поттер - бледный и с трудом стоявший на ногах - судорожными движениями натягивал на себя мантию-невидимку. На мгновение его взгляд остановился на Малфоях, но ни на лице, ни в глазах не было ни ненависти, ни торжества. Только усталость. Мантия накрыла его с головой, и Поттер исчез. Драко вздохнул и осмотрелся. Кругом плакали, истерично смеялись, кричали. Вся семья Уизли столпилась вокруг лежавшего на полу Фреда, и Малфоя передернуло, когда Молли оглянулась, увидела Люциуса и Нарциссу и двинулась к ним, поднимая зажатую в пальцах палочку. А они все были безоружны, все трое, и Драко, почувствовав растерянность отца, сделал шаг вперед и встал, пытаясь закрыть собой родителей от возможного проклятия. Он не думал в этот момент о смерти – просто знал, что пришла его очередь защищать. Так же, как они всеми силами пытались с детства защитить его, – от всего мира. Кончик палочки уперся ему в грудь, Молли Уизли подняла взгляд, и Драко отвел глаза, понимая, что эта измученная заплаканная женщина имеет право на все. - Молли! – Минерва МакГонагалл подбежала, обняла, мягко вынула из пальцев палочку и повела женщину назад, к семье, к лежавшему на чьей-то мантии сыну. Уже отойдя на несколько шагов оглянулась. – Уходите. Уходите, быстро! И они ушли – отец вел маму, придерживая ее за плечи, а Драко шел сзади, стараясь не смотреть по сторонам. Во дворе он отстал от родителей, оглянулся. Стены Хогвартса зияли провалами, часть стекол осыпалась, на земле валялись осколки цветных витражей. У Драко болезненно сжалось сердце. Второй раз он уходил из разоренной школы – первый раз после убийства Дамблдора и вот сейчас. И оба раза был уверен, что уходит навсегда. Из пустоты протянулась рука, Малфой шарахнулся, но мантия-невидимка свалилась на землю, и Драко увидел Поттера. - Стой! – прошептал Поттер. – Иди сюда! Надо было испугаться. Наверное. Но сил - пугаться, бежать, прятаться – не осталось. Слишком многое сегодня случилось с Драко, чтобы он оказался сейчас способен на какие-то активные действия. Поттер поднял с земли мантию, скомкал ее и сунул в карман. - Пошли со мной, - хрипло сказал он, развернулся и двинулся куда-то в сторону Запретного леса, не глядя больше на Малфоя, словно был уверен, что тот идет следом. И Драко послушно пошел. Около Гремучей ивы Поттер остановился. Дерево угрожающе повело ветвями, но Поттер ловко проскользнул между ними, что-то схватил, дернул, ива в последний раз скрипнула и замерла. - Давай, - Поттер кивнул и первым исчез в черной дыре у основания ствола. “Если бы он хотел меня убить, то бросил бы в Выручай-комнате”, - вяло подумал Драко, пролез между огромными, похожими на застывших змей корнями и на животе сполз в странную нору. Поттер ждал его внизу – перемазанный грязью и гарью, вымученно улыбающийся. - Жуть, - сказал он, глядя на Малфоя, пытавшегося отряхнуть с порванной мантии комья мокрой земли. – Ты бы себя видел, гордость Слизерина. - Отвяжись, - хмуро буркнул Драко. – На себя посмотри. Ругаться не хотелось. После всего – не хотелось. Хотелось забиться под одеяло, накрыть голову подушкой и проснуться в другом мире, где не было никакой войны, не было Волдеморта, не было заплаканной мамы и потерянно опустившего руки отца. И Поттера там тоже не было. Они шли по какому-то подземному ходу – скорее, его стоило бы назвать крысиным лазом. Из земляных стенок тут и там вылезали то корни, то черные бока огромных камней, то какие-то прогнившие трухлявые доски. Шли, пока не наткнулись на лестницу. Поттер полез вверх по скрипучим ступенькам, и Драко полез следом, от усталости и апатии плохо соображая, что делает, и где они находятся. Сначала он увидел ботинки. Неопрятные, со сбитыми каблуками и порыжевшим от потертостей кантом. Потом… потом Драко увидел тело… Пока Малфоя тошнило, мучительно выворачивая желчью и водой, Поттер придерживал его за плечи, бормотал что-то успокаивающее и совал в лицо какую-то тряпку – утереть рот. Когда спазмы в желудке Драко утихли, Поттер заклинанием сотворил немного воды, и Малфой смог умыть лицо. А затем встал над телом своего декана, вытирая капли порванным рукавом, шмыгая носом и отчаянно жмурясь, чтобы не заплакать. Правда, слезы все равно текли, скапливаясь на подбородке теплыми капельками и срываясь вниз. Поттер сидел на разбитой покосившейся кровати и смотрел в пол. Когда слезы кончились, Драко тоже сел на кровать и в последний раз вытер покрасневшие глаза ладонью. - Его убила Нагайна, - хрипло сказал Поттер. – Волдеморт ей велел, и она его убила, мы видели. - Мерзость, - так же хрипло ответил Малфой. – Проклятая змеюка! Надо его отсюда вытащить. Почему-то им показалось, что левитировать тело с помощью заклятия – это неуважение к погибшему. И они вытащили труп на руках – Поттер пятился, придерживая декана за плечи и спину, а Драко нес Снейпа за ноги. Малфой понятия не имел, зачем гриффиндорец старается, но молчал. Ни о чем спрашивать не хотелось. Труп оказался неожиданно тяжелым, голова профессора все время моталась, и Драко старался не смотреть на черную рваную рану на шее. А еще он пытался не думать о том липком и мокром, что осталось на его ладонях и рукавах мантии. Впрочем, мантию можно было потом выкинуть, а руки отмыть. Они положили тело на траву – первую, еле-еле пробившуюся у Визжащей хижины траву. Поттер стащил с себя мантию – такую же грязную и порванную, как и у Драко – и накрыл ею профессора. Она была коротка, ноги Снейпа торчали, и тогда Драко снял свою и положил ее так, чтобы прикрыть все тело. Сразу стало холодно, и Малфой передернул плечами. - Как же я его ненавидел, - вдруг глухо сказал Поттер. – Ты себе не представляешь - хуже, чем Волдеморта. Весь этот год ненавидел – смертельно, страшно. А он… Утешать Поттера Драко не собирался. Он пытался разобраться в собственных чувствах – что же он сам испытывал к профессору Снейпу. В прошлом году – да, тоже ненавидел. Сначала потому, что был уверен, – декан хочет урвать свою долю славы от его, Драко, подвига. Потом – от бессилия и невозможности попросить помощи, потому что мешала дурацкая, никому не нужная гордость. Потом и гордости не осталось, и славы никакой, а Драко все равно ненавидел, потому что требовалось ненавидеть хоть кого-нибудь, чтобы ненависть не обратилась на него самого. Потом был целый год унижений, страха, боли, на ненависть уже не оставалось сил, да и сама она куда-то делась, растворилась в ежедневном кошмаре по имени Лорд Волдеморт. Все, что Драко мог, - завидовать невозмутимости и хладнокровию декана. Потому что они, Малфои, растеряли все – и невозмутимость, и хладнокровие, и чувство собственного достоинства, утонув по горло в единственном желании выжить любой ценой. Выжили. Зачем? Поттер все еще что-то говорил, но Драко, занятый своими мыслями, ясно расслышал только одну фразу: “Его надо похоронить с почестями, как героя”. - Нет! – ответил Драко и сам удивился тому, как резко прозвучал его голос. – Героев и без декана хватает. Его надо похоронить… просто – похоронить. Без почестей. Это выражение упрямства на лице Поттера Малфой очень хорошо знал. Вот сейчас гриффиндорец без лишних слов встанет, вытащит палочку и пошлет Патронуса своим. Или просто аппарирует вместе с телом. А Драко так и останется здесь, на окраине Хогсмида - один. - Пойми, - торопливо сказал Драко. – Декан… ну… Его все ваши считали предателем и убийцей, я же знаю. Пока ты будешь доказывать, что он герой, его тысячу раз успеют оскорбить. Мертвого оскорбить, понимаешь? И вообще – как ты будешь доказывать? Напишешь статью в “Ежедневный пророк”? Выступишь в Визенгамоте? Лучше перенесем тело к нам, в Малфой-мэнор, похороним на семейном кладбище. Профессор был другом отца, мама к нему хорошо относилась. Потом, когда ты все всем объяснишь и расскажешь, когда тебе поверят, - тогда будет видно, что делать. Надо было убедить Поттера, доказать ему, что не стоит тащить тело на всеобщее обозрение сейчас, когда только-только подбирают убитых и пытаются спасти раненых. И невозможно сейчас никому доказать, что профессор Снейп был героем, – слушать не станут. А еще где-то внутри – гнусным скользким червячком – шевельнулась гадкая мыслишка. Если похоронить декана в Малфой-мэноре - а Поттер потом докажет, что профессор действительно был героем, - то им, Малфоям, будет намного легче вылезти из всей этой выгребной ямы, которой для них обернулась последняя война. От мерзкой мысли кровь бросилась в лицо Драко, и он с удвоенным жаром начал доказывать Поттеру, что декана надо немедленно переправить в имение. Словно пытался убедить сам себя, что действует только во имя памяти профессора. Поттера всегда было очень легко обмануть. Он так ничему и не научился, или ложь над телом казалась ему кощунством, но гриффиндорец поверил. Тяжело поднялся с бревна, на которое опустился во время речи Драко, вытащил из-за пояса палочку. - Нам не справиться самим, - угрюмо сказал он. – Надо кого-то позвать. Твои… они ведь тоже… Драко растерялся. Он совершенно не подумал о том, что Поттеру надо аппарировать не только тело профессора, но и его самого. Если бы у отца осталась палочка, то можно было бы отправить Поттера за ним, но Люциус тоже ничем не мог сейчас помочь. И мама не могла тоже. А никого больше не было. На весь Хогсмид и Хогвартс Драко остался единственным слизеринцем. Его сокурсников отправили из школы еще накануне, Пожирателей смерти либо убили, либо задержали. А звать на подмогу кого-то из друзей Поттера не имело смысла. - Ладно, - вздохнул Поттер. – Я попробую. Я помню ваше… имение. Вот на этот раз Драко испугался. Гриффиндорец выглядел очень серьезным, но Малфой совершенно не доверял его способности переместить сразу троих на очень дальнее расстояние. Потерять по дороге ногу, руку или голову Драко не хотел. Только выбора у него не оставалось – никакого. Конечно, можно было махнуть на все рукой: первый порыв прошел, и сейчас Малфой уже жалел, что потащился за Поттером в Визжащую хижину и ввязался в историю с похоронами декана. Пусть бы хоронили “как героя”. Драко умел быть благодарным, но мертвым благодарность живых ни к чему. - Берись, - сказал Поттер, нагибаясь над телом и обхватывая тело Снейпа за плечи одной рукой. – Держись за него и за меня. Проклиная свою глупость, Малфой встал на колени, одной рукой вцепился в рукав Поттера, другой - в мантию на груди декана и зажмурился. Тяжелый рывок оторвал его от земли, в животе все сжалось, стало невозможно дышать… Драко завизжал бы от ужаса, но мир крутанулся вокруг него раз, другой, и они все трое тяжело рухнули на пол гостиной Малфой-мэнора, опрокинув кресло. Появившийся эльф замер от страха, а затем с хлопком исчез. Драко приподнялся, выдернул руку из-под тела, в очередной раз пытаясь справиться с тошнотой. Поттер сидел рядом, держась за голову. Малфой посмотрел на него и вдруг сообразил, что тот боится. Все, что он запомнил в имении, - эта гостиная. Здесь Драко отказался его узнавать. Здесь тетя Белла мучила грязнокровку… И не было никаких гарантий, что Люциус Малфой, войдя в гостиную, не сделает что-нибудь… Впрочем, у отца не осталось палочки. - Голова болит, - тихо сказал Поттер. – Устал я, Малфой. Он стал неловко заваливаться набок, и Драко опять перепугался. Что, если Поттер сейчас умрет тут, прямо в гостиной? Их всех обвинят в убийстве, посадят в Азкабан, приговорят… Дементоров Драко боялся. Лихо издеваясь над Поттером в свое время, он прекрасно знал, что сам умер бы от ужаса, только увидев серых тварей. В его насмешках тогда было больше зависти, чем желания по-настоящему испугать. Потому что вообразить себе, что может испытывать приговоренный к Поцелую дементора человек, Драко не мог. Он подполз к упавшему Поттеру, приподнял и потащил к низенькому диванчику. Явившийся на крик эльф, хоть и шарахнулся от декана, лежавшего на ковре, все же притащил кубок с водой. Драко без размышлений оторвал от рубашки кусок, намочил и принялся обтирать лицо Поттера. - Очухивайся, - хрипло бормотал он. – Поттер, не притворяйся давай, а? Я же не знаю, что с тобой делать, Поттер. Когда гриффиндорец открыл глаза, Малфой был готов заорать от радости. Он заставил эльфа принести еще воды, лично напоил Поттера, пока тот не начал давиться, и как-то совсем забыл о том, что за спиной лежит труп. В себя его привел крик матери. Поттер съежился на диванчике, и Драко – совершенно неожиданно – заслонил его от взгляда отца, словно это имело какое-то значение сейчас, через несколько часов после решающей битвы. *** Из имения Поттер убрался ближе к вечеру, воспользовавшись каминной сетью. Слава Мерлину, дымолетного порошка в Малфой-мэноре хватало. К этому времени эльфы выкопали могилу на семейном кладбище Малфоев, тело профессора завернули в покрывало и опустили в сырую яму, где уже начала скапливаться вода. Они все бросили по горсти мокрой липкой земли – сначала Поттер, затем отец, потом Нарцисса и Драко. Когда над землей приподнялся невысокий могильный холмик, эльфы положили сверху несколько охапок цветов из оранжереи имения. Все это время Поттер молчал, и Драко понимал, что гриффиндорец отчаянно жалеет о том, что согласился на такие скоропалительные похороны. Но он не умел отступать и теперь смиренно стоял рядом с Нарциссой. Ужинать Поттер отказался, как-то странно взглянув сначала на Драко, а затем на Люциуса. Наверное, боялся, что его захотят отравить. Когда зеленое пламя в камине опало, Малфой-старший устало опустился в кресло. Пожалуй, из всей семьи только Нарцисса сохраняла более-менее приличный вид, но и Драко, и Люциус выглядели просто ужасно. Впрочем, сегодня никому не было дела до приличий и внешнего вида. - Ты молодец, Драко, - негромко сказал отец и слабо махнул рукой, подзывая эльфа. – Ванную для всех, затем подавать ужин. И привести все к утру в порядок. Драко исподлобья посмотрел на отца, но ничего не ответил. Он ждал, о чем пойдет речь дальше, уже понимая – о чем, но все-таки надеясь, что ошибается. - Да, молодец, - отец задумчиво окинул взглядом гостиную. – Из того, что успел рассказать Поттер, я понял одно – Северус работал на Дамблдора. Так что теперь мы всегда сможем заявить, что помогали ему по мере наших сил. Свидетелей нет, опровергнуть наши слова некому. К тому же, наш дом был захвачен силой. Ты понимаешь меня, Драко? Силой. Нас заставляли, но мы делали все, что могли, чтобы Лорд Волдеморт был повержен. - Я не выдала Поттера, - Нарцисса через силу улыбнулась. – Надеюсь, он это запомнил. А если нет – я найду возможность освежить его память. - Я думал, что все уже закончилось, - тихо сказал Драко. – Лорда больше нет. - Для Малфоев, Драко, никогда ничего не заканчивается просто так, - Люциус провел ладонью по лицу, словно пытался стереть с него выражение тоскливой усталости. – Я рад, что ты сообразил уговорить Поттера доставить тело сюда, к нам. Даже если потом, когда-нибудь, они решат его перезахоронить… Я смогу им доказать, что тревожить останки героя неэтично. Последнюю фразу Люциус произнес, презрительно кривя губы. Драко смотрел на него, понимая, что отец, как всегда, прав. И что он теперь считает сына настоящим Малфоем – хитрым и предусмотрительным. Неважно, что на самом деле это было совсем не так. “Главное – не быть, а казаться, - подумал Драко. – Я это смогу – казаться. Я учился этому всю свою жизнь. Я - Малфой”. - Да, отец, - ответил он и слегка наклонил голову. – Наши битвы никогда не заканчиваются.

кыся: ну вот, теперь мы знаем куда делся труп Снейпа из Визжащей хижины. очень грустно и тоскливо, ребята... 10\10

yana: 10 9 на АБ с 11.10.08

dakiny: Грустно-то как! 10 8

JeSy: 9 9 Понравилось неиспользование имени "Гарри".

Malta: не знаю, как снаррщики, а вот я за такую тридцать седьмую благодарила бы Ро вечно отменный, на мой вкус, джен у вас получился Малфои - канонично-замечательные; печальный и мрачный фик, такой, какой должна быть эта глава, а будь тут слэш, - лично я бы только расстроилась. потому что не читалось бы, как канон но снейпоманы, думаю, не простили бы Ро за такое никогда спасибо 10 10

Toma: Здорово! :) Такие Малфои почти шокируют, но это... правильно а аппарировать без палочки все-таки можно 10/10

rio-abajo-rio: очень зацепило каждое слово, каждое описание создаёт такое рваное, тянущее, гнетущее, тяжёлое впечатление, сердце даже, кажется, застучало по-другому. странное развитие событий... но, имхо, вполне укладывается в пострессовое состояние обоих, и каждая секунда проживается за жизнь в такие моменты и оставляет огромный опыт и след и это я прочитала только как зарисовку, там явно просматривается продолжение и продолжение... формирования характера Драко! и всё-таки, по каким-то маленьким оговоркам, верится, что Драко поднимется над этой моралью: "казаться, а не быть". Спасибо большое, автор... почему-то кажется, что любимый автор ... это захочется перечитать

Джекки: Да, глава отличная. Так проявила характеры. 10 10

assidi: Спасибо вам огромное за такой фик и вдвое большее за то, что это джен!!! (а всех, кто ругается на обилие джена на Стартах хочется приговорить к пожизненному чтению Толстого и Достоевского). 10 10

elenmt: 10/10

DashAngel: 10/9

Alix: 10 10

Хильда: 10 10

Айса: Спасибо 10/9

Slytherin's team: JeSy пишет: Понравилось неиспользование имени "Гарри". Мы решили, что на использование имени "Гарри" переходить несколько нелогично для канонного джена Malta пишет: снейпоманы, думаю, не простили бы Ро за такое никогда К счастью, мы не снейпоманы Toma пишет: аппарировать без палочки все-таки можно Можно, не вряд ли наши милые герои успели этому научиться rio-abajo-rio пишет: и всё-таки, по каким-то маленьким оговоркам, верится, что Драко поднимется над этой моралью: "казаться, а не быть". Мы тоже очень хотим в это верить Не зря же они с Гарри кивнули друг другу на вокзале через 19 лет Всем-всем большео спасибо за высокие оценки Мы вас любим!

drop: 10 10 Регистрация на АБ http://hp-fiction.borda.ru/?32-drop 25.01.09

кайенна: 10\10 Слов нет. Очень грустно, но очень правдиво. Я уже давно не встречала таких каноничных Малфоев.

Полётчица: Slytherin's team пишет: Выжили. Зачем? Ребят, ну нельзя ж так. Ну вы каждым фиком на части рвёте, ну... И - Малфои, Малфои, Малфои... прекрасны. Семья. Видно семью. Видны все отношения. Все характеры. Всё. И Поттер показан так... в очень негриффиндорском, имхо, свете. Спасибо вам всем, команда. Огромное. 10 (и ещё бы тыщу нулей) 10 (а тут ваще ещё бы миллион нулей и пару единиц впридачу).

Loy Yver: Если честно, редкая гадость этот ваш фик, дорогая команда. Просто-таки редкостная.

Slytherin's team: drop кайенна Полётчица Спасибо :) Loy Yver Cнейпоманы вышли на тропу войны? Убрать за собой не забудьте, леди

xenya : 10/10

Anarda: Loy Yver пишет: Если честно, редкая гадость этот ваш фик, дорогая команда. Просто-таки редкостная. смайлик. да... если честно,очень некорректное высказывание от одного из участников Стартов. Slytherin's team снейпоманы,надеюсь, непричем.я снейпоман и фик мне понравился

mp: Slytherin's team пишет: Убрать за собой не забудьте, леди автор! вас невозможно не узнать. )))

Loy Yver: Дорогой автор, а Вы не забудьте не писать больше гнусностей, подобных вышеизложенной. P.S. Да, к слову, я не снейпоман. Anarda, То есть из-за того, что я участник Стартов, я не имею права высказать свое мнение? Будьте любезны показать мне этот пункт в Правилах.

Slytherin's team: Loy Yver И в чем же гнусность?

Loy Yver: Slytherin's team, В том, что из по большей части положительного героя и мерзавцев сделали подонков. Нет, Вы автор, Вам виднее, но моего мнения и смайлика это не отменяет. Впрочем, в моей бочке дегтя есть ложка меда — на меня редко что может произвести настолько сильное впечатление. Это все-таки, по здравому размышлению, плюс.

evenover: Я не увидела тут семьи, зато увидела Слизерин во всей красе 10/8 И кстати - Slytherin's team пишет: Они положили тело на траву – первую, еле-еле пробившуюся у Визжащей хижины траву. Пардоньте, но в начале мая в Шотландии трава уже вовсю колосится

Anarda: Loy Yver *озадаченно* ну если чудный смайлик и выбранный эпитет не оскорбительны,тогда все нормально.

Loy Yver: Anarda, Ну Вы бы уж определились, оскорбляю я автора или не имею права свое мнение высказывать в силу того, что я участник Стартов. А то как-то непоследовательно.



полная версия страницы