Форум » Архив "Весёлые Старты" 2009 ВС 1-12 » ВС 3: "Души дурацкие порывы", СБ, ДФФ, ЗС и другие, PG-13, миди, общий/драма, джен » Ответить

ВС 3: "Души дурацкие порывы", СБ, ДФФ, ЗС и другие, PG-13, миди, общий/драма, джен

Hufflepuff House: Задание 3. Авторский фик. «Сколько же всего придётся украсть!» Название: Души дурацкие порывы Автор: Пухоспинка Бета: Nadalz, Terra Nova, Мильва, Lecter jr Герои: Сьюзен Боунс, Джастин Финч-Флетчли, Захария Смит и другие, джен Рейтинг: PG-13 Жанр: общий/драма Размер: миди Саммари: дурацкие порывы и их необъяснимые последствия Примечания: Автор благодарит команду Хаффлпафа за поддержку и дружескую помощь Дисклаймер: Все права на персонажей и сюжет "Гарри Поттера" принадлежат Дж.К. Роулинг. Автор материальной прибыли не то чтобы не извлекает, но даже и не претендует

Ответов - 83, стр: 1 2 3 All

Hufflepuff House: – Мы должны бороться, – сообщил Захария Смит. Заявление это было настолько нелепо, что я подумала, будто Захария шутит. Он любил пошутить, наш Захария. Правда, окружающие почти не понимали его шуток, но постоянные попытки вызывали уважение. Только Джастин Финч-Флетчли, безуспешно боровшийся с застежками зубастой книги, проговорил, не теряя достоинства: – Полностью с тобой согласен, Зак. Затрещина быстро привела его в чувство, свалив со стула. – Эй, Сьюзи! Спятила? И эти люди называют меня спятившей. Интересно, каким образом они собираются бороться против школьной администрации? Хогвартс и так постоянно будоражат скандалы. А если вмешаемся мы, то окончить школу точно не удастся. – И как вы себе это представляете? – ехидно поинтересовалась я. Джастин поднялся с пола, что-то бубня о неподобающем воспитании некоторых волшебниц, но я гордо сделала вид, что ничего не слышала. Если уж говорить о воспитанных людях, Джастин, конечно, самый воспитанный из виденных мной – когда на первом курсе, сразу после нашего распределения, он поклонился и попробовал поцеловать мне руку, я его боялась целый год. Только потом узнала, что маглы не все такие. От раздумий меня оторвал вопрос Захарии: – Сьюзен, ты идешь? Услышав «Сьюзен», я должна была сразу насторожиться – только им двоим я позволяла называть себя уменьшительным именем, чем они гордились и постоянно пользовались, но «Сьюзен»… Как выяснилось, лучше бы я не задавала свой вопрос. Потому что мои друзья, конечно, совершенно не представляли, как бороться против школьного режима. А раз не представляли, решили, что стоит посмотреть. И сейчас нетерпеливо стояли у двери, притоптывая и выжидательно поглядывая на меня. Никуда я идти не собиралась. Домовики притащили свежих булочек с корицей и горячего какао. Мне хотелось спокойно посидеть у камина, дочитать героическую и поучительную историю обедневшей чистокровной волшебницы и богатого наглого выскочки-полукровки. Книгу под шумок удалось спасти от сожжения профессором Кэрроу, быстренько трансфигурировав обложку с тоненькой знойной красавицей в унылую корку учебника зельеварения. Я весь день мечтала о том, как сяду, наконец-то, за чтение. Огонь в камине потрескивал, плед был теплый и пушистый, какао пахло просто божественно… И два дурака у двери. Которые, конечно же, попрутся в одиночку неизвестно куда. Нет, ни Захария, ни Джастин точно не были героическими красавцами – но они были моими друзьями. – Куда? – сдала позиции я, тоскливо поглядывая на булочки. – Я слышал, что сегодня у гриффиндорцев, – обычно тягучий голос Захарии чуть подрагивал от возбуждения, – акция. Он многозначительно посмотрел на меня. – И что? – Акция, понимаешь? – Нет, – честно призналась я. – Они собираются совершить акт борьбы с режимом. – Аааа, у нас теперь так называются попытки суицида… И что? – заинтересовалась я. – Мы посмотрим, как они это делают. И... и… – Захария недовольно поморщился, покосившись на Джастина. – И сделаем выводы, – подхватил тот. Ох, посмотреть на то, как красно-золотые борются со школьной администрацией, хотелось. В основном потому, что никто никогда не знал подробностей. Единственным фактом были наказания гриффиндорцев и им сочувствующих. В чем же конкретно проявлялась борьба, преподаватели не говорили. А по Хогвартсу расползались самые разные слухи. Эх, да что там – если уж даже Зака проняло, что говорить обо мне? Я слезла с кресла, подтянула повыше плед, закутавшись в него, и мрачно кивнула. – Пошли. – Так? – А что? Мне холодно. Отбой был пятнадцать минут назад, но мы точно знали, что в ближайшее время обхода не будет – преподаватели тратили все время и все силы на то, чтобы держать под контролем гриффиндорскую башню – да и равенкловцам изрядно доставалось. – А откуда вы знаете? – поинтересовалась я, пытаясь угнаться за этими долговязыми оболтусами. Эх, ну почему я не тоненькая хрупкая красавица? Сейчас бы скользила по коридору как пушинка и совсем бы не запыхалась. И может быть, из-за поворота вышел бы человек, готовый стать моей судьбой… – Ой! Спина у Джастина была ужасно твердая. Я хлюпнула носом и обиженно посмотрела на друзей. – Сьюзи, милая, прости! Ты сильно ударилась? – Дед, – прогундосила я. Переносица словно онемела и, кажется, начала распухать. – О господи, я думал, ты остановишься, – продолжал Джастин несчастным голосом. – Тихо вы, – шикнул Захария, заглядывая за угол. – Никого. Давайте быстрее. Жестокая действительность в виде спины Джастина вернула мне способность мыслить, и я зашипела: – А откуда ты знаешь, куда нам идти? Тебе прямо так и сказали? – Нет! Но они собираются на четвертый этаж. – И что? – Значит, им придется пройти мимо Зала меховушечек. А если они передумают – ну так что же, ничего страшного. Ну да, как же, ничего страшного. Это не у них горячее какао остывает возле камина. От злости хотелось плакать. Надо было оставить двух этих идиотов. Я подтянула плед повыше и уныло поплелась за парочкой. Если нас застукает Филч или, того хуже, Кэрроу, долго же придется объяснять, что мы тут забыли. Не очень люблю Зал меховушечек. Неуютно мне среди этих жертв стихийной трансфигурации – когда-то давно повелась мода самые причудливые экземпляры с уроков МакГонагалл притаскивать сюда. Ну, из тех заданий, в которых надо было превратить подушку в кролика – и наоборот. Такое получается – Хагриду в кошмарах не приснится. Ходят слухи, что это заколдованные ученики. Бррр, какая гадость. Все время кажется, что меня кто-то хватает за мантию. Что здесь хорошего, так это огромная картина со сговорчивыми монахами – ее можно отодвинуть и попасть в нишу. Одна беда – проковырять дырочку монахи категорически не разрешают, вот и приходится внимательно слушать. Ну, то есть картину можно отодвинуть – но это чревато. И ниша маленькая. Я опять тоскливо подумала о том, как хорошо быть тощенькой, тьфу, тоненькой брюнеткой – ее бы точно сейчас не мяли два остолопа. Я почувствовала, как кто-то схватил меня за грудь, тут же отдернул руку и выругался. – Джастин, – лицемерно прошипела я, – не знала, что ты умеешь так выражаться. – Извини, я не хотел. – Очень жаль, – скорбно сообщила я. Вот так всегда. В пикантной обстановке парни обнаруживают у тебя бюст и тут же заявляют, что «они не хотели». Правильно тетя Сьюзен говорила, все мужики – сволочи. – О, Мерлин, вы можете промолчать? У Захарии даже шепот нудный, честное слово. Я только хотела было сказать все, что я думаю о его затее, как вдруг послышался шорох. Судя по тому, как замерли Зак и Джастин – не только мне послышался. Лучше бы они, конечно, еще и дыхание задержали – а то сопят в оба уха. Ничего не слышно. Я шевельнула плечом, и Джастин начал медленно, очень медленно отодвигать картину. Сквозь щель проник рассеянный свет слабенького Люмоса. Свет постоянно колебался, как будто маг, призвавший его, вот-вот зачахнет. Когда я высунула нос в щель, то обнаружила, что никакой это не Люмос вообще-то, а обычная свеча, магловская. Сумасшедшие гриффиндорцы. Раздался шепот, в зал вошли трое – Джинни Уизли, Невилл Лонгботтом и Симус Финниган. Захария навалился на меня всем телом, пытаясь увидеть происходящее. Я опять дернула плечом, и Зак вроде бы отстал. А гриффиндорская троица что-то делала у стены. – Может быть, они никуда не пойдут? – едва слышно прошептал мне на ухо Джастин. – Может быть, – я постаралась вложить в ответ как можно больше яду. О, мое какао. Захария, наконец, смог перевалиться через меня и тоже впился взглядом в щель. Тяжелый, зараза. – Что они делают? – На стене рисуют. – Пишут, – прошипел Зак. – А что они там пишут? – страшно удивилась я. – Наверное, какой-нибудь ритуал? – Это какой? – Ну, не знаю. Вызов Гарри Поттера? – предположила я. – Этот ритуал называется «Вызов Кэрроу», – мрачно и сдавленно предрек Джастин, на которого я, оказывается, навалилась изо всех сил. А на меня – Захария. Мда. Бедный Джаст. Я попыталась сделать вид, что совсем не лежу на нем. – Если это поддерживает боевой дух, значит, они делают все правильно, – обиделась я вдруг за гриффиндорцев. – Давайте посмотрим, что они пишут. Захария прошептал увеличивающее заклинание и мы уставились в строчки, которые Невилл выводил какой-то густой, вязкой массой на стене: «ГАРРИ ПОТТЕР ЖИВ. ГАРРИ С НАМИ. ОН ВСЕ ЕЩЕ НЕ ПОЙМАН. ДОЛОЙ ВОЛЬДЕМОРТОВЫХ ПРИХВОСТНЕЙ!» Донесшиеся из коридора шаги прозвучали как гром. Гриффиндорцы дернулись и бросились наутек, как зайцы, издавая нечленораздельные вопли. Ого, они еще и голоса себе поменяли перед вылазкой. Ярко засиял мощный люмос, свет ударил по глазам, и мы испуганно вжались вглубь ниши. Картина бесшумно встала на место. Раздался визгливый голос Алекто Кэрроу, потом хриплый – Филча, послышались крики, шум, суета, затопали чьи-то шаги. Кто-то бесновался – кажется, это была профессор Кэрроу, а потом вдруг все внезапно затихло. – Аргус, – властный голос был совсем негромким, но заглушил все, включая стук крови в ушах, – берите миссис Норрис и попробуйте догнать хотя бы одного хулигана. Алекто, прекратите концерт. Остальные – цепью прочешите коридор, они не должны далеко убежать. Послышался звук удаляющихся шагов. Судя по тому, как приглушенно загомонила Кэрроу, Снейп удалился. – Еще посидим, – пробормотала я на ухо Джастину, и тот согласно кивнул, больно ткнувшись лбом мне в плечо. Картину мы рискнули отодвинуть, только когда все окончательно затихло. Хорошо, что я прихватила с собой одеяло – иначе мы бы околели в этом каменном мешке. Когда вышли, долго изучали оставленные надписи. Филч явно старался их свести, но от попыток очистить стену буквы лишь расплывались по контуру. Наверное, очередное изобретение близнецов Уизли. Если так, то пройдет само, как грипп. Правда, неизвестно когда. Ясно было одно – на борьбу подполья все это походило мало. Мы переглянулись и тихонько пошли в сторону нашей гостиной. Я уже махнула рукой на какао, пить его будет невозможно – оно наверняка покрылось плотной, склизкой пленкой, которая от согревающих чар бугрится и распадается на мелкие противные комочки. До гостиной оставалось каких-то двадцать шагов. – Так-так-так. Эхо моего вопля отразилось от стен. Ну да, я испугалась и немного вскрикнула. Вовсе незачем орать вместе со мной. – Идиоты! – Профессор Кэрроу выглядела так, будто сейчас запустит в нас круциатусом. – Заткнитесь! Сорок баллов за прогулку после отбоя… Ну, не так уж плохо, бывало и хуже. – …с каждого, – мстительно закончила она. Мы сделали вид, что понурились, а я думала-думала-думала – что же ответить, ведь сейчас потащит в кабинет, устроит допрос посреди ночи – что же, что же, что же? Голос у Алекто ужасно противный все-таки. И я выпалила первое, что пришло в голову: – Привидение! – Где?! – она завертела головой. – Какое привидение?! Вы что, привидением решили меня попугать?! Круцио! Визгливый вопль слился с криком Захарии, отразился от стен, сознание провалилось куда-то глубоко, тяжело бухнув внизу живота. К девочкам не применяют Круцио – последствия слишком тяжелые. Вот после Энни МакГрегор и не применяют. Но от этого не легче. Как сделать, чтобы она поверила? Ну ведь может же быть, чтобы здесь оказалось привидение! Ведь может? И обещаю, никаких ночных прогулок. Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста! – А теперь убирайтесь, – взвизгнула Алекто. Я почувствовала, как меня с двух сторон схватили за руки и потащили. И только тогда открыла глаза. Захария был ужасно бледный, Джастин – еще бледнее, про себя мне думать не хотелось – дрожал каждый мускул. Мы ворвались в родную гостиную, запечатали проход и в изнеможении свалились на диван. Пять минут лежали, пытаясь отдышаться, потом Захария поднялся и сообщил невыносимо занудным голосом: – У меня сложилось впечатление, что круциатусу подверглись вы, а не я. Руки у него тряслись. У меня тоже. Джастин откашлялся и культурным, вежливым, хотя и чуть дрожащим голосом выдал такую речь, что у меня загорелись кончики ушей, а Захария истерически захихикал: – Не знал, что такой воспитанный мальчик, как ты, знает подобные выражения. – Я слышал их от нашего садовника, когда он влез в осиное гнездо, – с достоинством ответил Джастин. – Все, с меня хватит борьбы против власти. Я… я не отказываюсь! Но гриффиндорская стратегия нам не подходит. Я только вздохнула. Вставать с дивана не хотелось, Джастин такой теплый и в некоторых местах даже мягкий… Но я все же нехотя поднялась и поплелась к себе в комнату. Восстанавливающее зелье, которое мы использовали после круциатусов, почти закончилось. Надо сварить еще, и побольше. Я договорилась с мадам Помфри, что это будто бы ее задание, но директор либо понятия не имел, чем я занимаюсь, либо ему было все равно. Зато теперь вся школа знала, что у меня можно разжиться восстанавливающим. Я вытащила фиал из тумбочки и поплелась обратно в гостиную, втолкнула в руку Захарии флакон и заставила выпить. – Спасибо, Сью. – Спокойной ночи, – проворчала я этим оболтусам.

Hufflepuff House: Как до кровати дошла – уже не помню. Свалилась и заснула, перед этим клятвенно пообещав себе не лезть куда не просят. Проснулась от холода и сначала подумала, что профессор Кэрроу отключила нам обогревающие чары – это она запросто, но в комнате гулял обычный сквозняк. Наверное, Меган не выдержала и решила послать сову, а окно закрыла плохо. Я шевелила пальцами ног, не желая покидать нагретую постель, и думала – еще полежать или прямо сейчас закрыть окно? – Привет. У меня в ушах еще долго стоял собственный визг, руки дрожали. Меган Джонс с ужасом трясла меня за плечи, и мне с трудом удалось убедить ее в том, что ничего страшного не произошло – все-таки профессор Алекто, круцио, прогулка после отбоя – не каждый день, вот и приснилась какая-то ерунда. Кажется, удалось отбиться. Не будешь же рассказывать, что мне привиделся в спальне мужчина? Я осторожно сползла с кровати, привычно завернулась в одеяло и пошлепала в гостиную. Было все еще холодно. Чашка с остывшим какао так и стояла на столике перед почти потухшим камином. Джастин и Захария были уже там. – Вы тоже слышали? – убито спросила я. Захария одернул домашнюю мантию нервным жестом и проговорил: – Своим воплем ты распугала тестралов в Запретном лесу. Разумеется, мы слышали. Что у тебя случилось? – Вы не поверите. Но мне показалось, что в спальне был какой-то парень, – я постаралась насмешливо улыбнуться, но судя по тому, как скривился Джастин, получилось не очень. – Да ерунда, просто переволновалась, не обращайте внимания. – Хм, – Захария изучал меня чрезвычайно внимательно, и я подтянула одеяло повыше. Эх, у худенькой брюнетки нет необходимости все время заматываться в одеяло – а тут как ни повернись – грудь выпирает. Отвратительно. Почему я не похожа на Чо Чанг? Джастин содрогнулся: – Какое счастье, что ты не похожа на Чо Чанг. – Я тоже так считаю. Я замерла. – Вы это слышали? – шепотом спросила я. – Да. – Нет. Джастин и Зак ответили одновременно. Я медленно повернулась. Заорать всегда успею, уж в своей-то собственной гостиной. Да еще не одна. Обвела взглядом комнату. – Кто здесь? Хотела, чтобы мой голос звучал воинственно, но вышел какой-то писк – и вряд ли я им кого-то напугала. – Кто здесь? – отозвался голос. Два вопля позади меня слились в один, а я, как зачарованная – честное слово – смотрела на Седрика. Нашего Седрика. Мерлин, он такой молодой, оказывается. Вот стояла, смотрела, не двигаясь. Как дура какая-то, честное слово. – Привет, Седрик. Его губы шевельнулись, а лицо вдруг исказилось от боли. Привидение вдруг взорвалось облаком мерцающих искр и рассыпалось. – Седрик! – я вбежала в облако тухнущих искр, но ничего не почувствовала. На лице Захарии был написан ужас: – Уйди оттуда, Сью. – Почему? – Это опасно. Привидение… оно нестабильно, ты можешь пострадать. – Ааааа! – возликовала я. – Значит, вы это тоже видели?! – Удивительно было бы не увидеть, – отозвался Джастин. – Сьюзен, сделай, как говорит Зак – уйди, пожалуйста. – Да что такого? – рассердилась я. – Ничего особенного не произошло. Вы подумайте – у Хаффлпафа будет целых два привидения! И мы можем расспросить его о том, что случилось тогда… там… Рядом со мной начало стягиваться сияющее облако. – Сьюзен, – Джастин схватил меня за руки и дернул на себя. Конечно же, мы упали. Какой он костлявый – ужас. Лежали и барахтались на полу, как два идиота – пока Захария нас не растащил. – Как я здесь оказался? Мы с Джастином подскочили, а Зак вздрогнул. Рассердившись, я взяла себя в руки. Воинственно натянула повыше упавшее одеяло и решительно подошла к едва заметному, чуть поблескивающему контуру. – Привет, Седрик, как ты себя… ммм… чувствуешь? В смысле, я хотела сказать, что ты помнишь? Ой! То есть – у тебя все в порядке? – Ты так выросла, Сьюзен. Он улыбнулся своей невозможной улыбкой, а у меня защипало в глазах. Я вспомнила. Мы все были в него влюблены. В такого взрослого, красивого, доброго. Он знал по именам всех первокурсников. К нему можно было запросто подойти и поговорить. Однажды, когда мне было совсем-совсем плохо от дурацкой влюбленности и от того, что я не могу быть такой худенькой, стройной и красивой как Чо Чанг, он помогал мне делать домашнее задание по трансфигурации и обронил, что внешность не имеет значения – пройдет пара лет, и все стройные красавицы отдадут полжизни за то, чтобы иметь такую фигуру, как у меня. Ерунда, конечно, но когда он говорил, ему верили. И я тоже верила. А потом он умер. – Эй, не плачь. Я же говорил – ты станешь красавицей. Еще и издевается! Я сердито вытерла слезы, хотела сказать, все, что думаю – и не смогла. Это ведь Седрик, на него совершенно невозможно злиться. Вдруг его лицо исказилось и поплыло, словно краска в воде. Призрачное тело начало расползаться в разные стороны, Седрик запрокинул голову назад и беззвучно закричал. Мне хотелось подбежать к нему и хоть что-то сделать, эта агония была невыносима. Я пришла в себя, только когда поняла, что рыдаю на плече у Джастина. – Почему он так? – я вытерла слезы. – Нестабильная сущность, – сообщил Захария менторским тоном. – Материя не уравновешена, привидение сейчас зависло между мирами, и его рвет на части. Иди ложись спать, – решительно закончил он. – Иначе завтра ты не поднимешься. Джастин энергичным кивком подтвердил его слова и подтолкнул меня в сторону спальни девочек. Хотелось поспорить, но я ужасно устала, поэтому только махнула рукой и утопала к себе в комнату. Залезла в холодную постель и долго ворочалась, обдумывая события недели. А когда проснулась, решение ко мне пришло с пугающей точностью. Никто не должен так мучиться. Даже привидение. Особенно привидение. Особенно если это Седрик. Пусть все воюют, а я… я не так уж много могу. Восстанавливающее зелье, помощь малышам, хорошее поведение… Но Седрик... Надо пойти в библиотеку… почитать, наверное, что-нибудь. Ведь должны же там быть какие-то книги про привидений? Завтрак я, конечно, проспала. Прибежала самой последней, съела холодную овсянку, запивая теплым тыквенным соком. Вот что за несправедливость? Лучше бы все было наоборот – овсянка теплела, а сок остывал. Зал гудел – говорили, будто кто-то разукрасил стены во всем замке надписями о том, что Поттер возвращается, но виновников так и не нашли. Кэрроу хотели наказать всех гриффиндорцев, но Снейп вроде бы запретил, или не Снейп, а даже Лорд, или сами Кэрроу передумали – факт в том, что никого не нашли. Возбужденные гриффиндорцы шепотом пересказывали приключения неизвестных героев, которых от поимки спасло вмешательство высших сил. Потом начались занятия, седьмой курс – это ужас какой-то. В общем, после учебы я рухнула в любимое кресло возле камина, идти совсем никуда не хотелось. Вспомнив лицо Седрика, я мужественно встала, но ноги подкосились, и я застонала – соберись, тряпка, возьми себя в руки! – Сиди уже, – проворчал Джастин, ногой подтянул к себе столик и с облегчением грохнул на него несколько толстенных томов. – Это про привидения, чтобы не мучилась в библиотеке. А то знаю я тебя. И не пей тут какао, а то миссис Пинс никогда в жизни мне не даст вынести даже формуляр из библиотеки. Ой, а вот силы броситься Джастину на шею у меня остались. – Спасибо! Вот люблю я заниматься делами с кем-нибудь. Ну, вроде Джастина. Одной ужасно скучно. С Захарией тоже хорошо, но он пропал, я начала потихоньку волноваться. Седрик появлялся несколько раз, и мы уже не вздрагивали. Показывался он обычно только возле меня, и я чувствовала ужасную ответственность. Как будто приманила его своим глупым враньем профессору Кэрроу. До вечера мы с Джастином, забившись в угол, читали книги. А когда вернулся Захария, вид у него был до чрезвычайности самодовольный. – Как успехи? Джастин вытянул ноги, пихнув меня легонько, и чопорно сообщил: – С этого дня о привидениях нам известно чрезвычайно много. Ты где был? Мы уже решили, что тебя Кэрроу опять поймали. – Снейп поймал, – отмахнулся Захария, – снял пять баллов. Что узнали? – Ну, ты был прав, – я увидела, как Зак важно надулся, и сделала вид, что ничего не заметила. – Появление привидения обусловливается разными причинами, как правило, в комплексе. В первую очередь, нежелание, гм… – Трусость, – подсказал Джастин. – Осторожность, – поправила я и продолжила, заглядывая в пергамент: – Страх перед той стороной не дает душе отправиться в последнее путешествие, и она либо зависает между мирами, либо возвращается в мир живых. Во вторую очередь, душу можно привязать каким-нибудь ритуалом, и тогда такой призрак мучается, не в силах уйти, превращается в злого духа. В нашем случае это вполне возможно, если учесть, что произошло с Седриком после смерти… Я вдруг поежилась, вспомнив рассказ Седрика о том, как он впервые пришел в себя там, на кладбище – после того, как умер. Не хочу об этом думать. – Отлично, – Захария сиял, словно начищенный кнат. – Да что с тобой такое, – рассердилась я, – говори уже. Жестом фокусника Зак вынул из внутреннего кармана мантии сложенный вдвое пергамент и помахал им. – Я сегодня уговорил Монаха, чтобы он убедил Пивза добраться до Запретной секции и кое-что там найти. – Пивза?! – Монаха?! – Теперь я ему должен, – отмахнулся Захария, – но это ерунда – зато у нас есть вот что. – И он торжественно разложил пергамент поверх тома, который мы в этот момент изучали. – Религарус Спиритус – ритуал привязывания духа к одному из миров. Я проглотила комок в горле. Милый Захария. Его трудно в чем-то убедить, и он, конечно, ужасный зануда. Зато самый лучший друг. С радостным визгом я повисла у него на шее. – Ну, – смутился он, – я же знал, ты не успокоишься. А про ритуал читал дома, в одной обзорной книге по магии духов – там было написано, что сами книги с ритуалами хранятся здесь, в Хогвартсе. Одна проблема… Ритуал не то чтобы совсем простой. Джастин выхватил у меня свиток и начал внимательно читать, шевеля губами. Закончив, он долго задумчиво смотрел на текст перед собой, потом очнулся и проговорил: – Господи, это же сколько всего придется украсть. И тогда я чуть не задушила от радости и его. Обожаю своих друзей! Правда, когда я изучила описание ритуала, то чуть не отказалась от всей этой затеи. Часть ингредиентов удастся отыскать в классе зельеварения – сейчас, когда там царит профессор Слагхорн, почему-то благоволящий к Джастину, это будет относительно легко. Но Мерлин, откуда нам взять прядь волос врага? Чьего врага? А перо феникса? Большой нумерологический атлас и малую пентаграмму? Но самое главное – где взять свежую кровь человека, спасенного от мучительной смерти? На следующий день я оккупировала лабораторию зельеварения, а Джастин и Захария мне помогали. То есть, я варила восстанавливающее зелье, а они копались в ящиках, пытаясь взломать защиту некоторых из них. У Захарии снова оказалось плохое настроение – Невилл Лонгботтом собирал Отряд Дамблдора, и Зак никак не мог решить, присоединяться ему или нет. Тогда, давно, он сильно сомневался в Поттере, но сейчас, когда мы услышали рассказ Седрика о том, что произошло тогда на Тремудром турнире, о том, как он погиб и с чем столкнулся Гарри, о том, как впервые он увидел возрожденного Лорда… ну, у Захарии появилось больше доверия к Избранному. А мне Гарри всегда нравился. А тетя Сьюзен говорила, что у него хорошая наследственность и мальчик таких родителей может быть ангелом или злодеем, но идиотом и посредственным волшебником – никогда. – Зак, а ты уверен, что твое место там? Если честно, мне не хотелось его отпускать. Если все начнут сражаться, кто будет работать? То есть, бороться – это здорово, правда. Вот делать что-нибудь такое героическое, чтобы дух захватило, и все восхищенно смотрели – я понимаю все. Сама так же думала, когда вступала в Отряд. Тогда это казалось очень важным. А сейчас мне важно быть здесь. Если Зак и Джастин решат уйти – не буду отговаривать. – Куда уйти? – переспросил Джастин. Ой. Кажется, я опять говорю вслух. Вот курица нелепая. – Вот только приключений нам и не хватало, – проворчал Захария, орудуя палочкой вокруг тяжелого свинцового ящика, – нам понадобится две капли лунной ртути, а Снейп ее запаковал так, что третий день возимся, а все без толку. – Думаю, – продолжил он задумчиво, – нам и тут хватит работы. Вчера, ты представляешь, Филч чуть не застукал Лауру Мэдли и Кевина Уитби возле Выручай-комнаты, пришлось отвлекать его и плести какую-то ерунду. Если все будут там – кто останется здесь? Ящик вдруг щелкнул, защитные чары рассыпались веером зеленоватых искр, а Джастин, измельчавший сухой корень мандрагоры, издал тихий возглас радости. – Наконец-то. Я уже думал, ты никогда… – Ну конечно, никогда. Взломать можно было в первый же день. Только как потом нам здесь оставаться? Ингридиенты – первый класс опасности, прибежит Снейп, устроит нам тут полевые испытания, после ударной дозы круциатуса. Седрик возник по правую руку от меня. При каждом его появлении сердце обливалось кровью. Он так еще и не разобрался, что с ним и где он. Приходится каждый раз напоминать о том, что произошло. Когда я вижу его – сердце сжимается от боли и ужаса. Мне он всегда казался таким взрослым, а сейчас… ребенок. Я буду расти, стариться, а он останется тут, как Плакса Миртл, вечным подростком. Вряд ли будет нырять с унитаз, но в ванной для старост ему побывать хотелось. Хотя пока он не может отрываться от меня, а меня кто же в ванную для старост пустит? – Сюда идет Снейп! Его лицо снова исказилось, и привидение рассыпалось искрами. Захария выхватил мерочный пинцет, отщипнул несколько капель ртути, выложил в свинцовую пробирку, которую я стянула у мадам Помфри, стремительно захлопнул ящичек и прошептал какое-то заклинание. Дымка над его руками сгустилась, а через мгновенье этот крошечный сейф гордо сиял непотревоженной защитой. Правда, убрать на место он его не успел. Когда Снейп широким шагом вошел в кабинет, Захария и Джастин с задумчивым видом извлекали из шкафа какие-то коробки. – Господа. По коже пробежались мурашки. Этого не обманешь. – И дама. – Снейп помолчал и продолжил: – Что здесь происходит? – Мы готовим восстанавливающее зелье, – пискнула я. Мерлин, ну почему он такой страшный. Дрожь берет просто, что же это такое-то. – Это прекрасно, – кисло процедил он. – А как вам в этом помогает процесс вытирания пыли с емкостей с особо опасными ингредиентами? Захария и Джастин в это время почтительно слушали директора, не прекращая полировать ящички перед собой. – Я попросила найти их кристаллы птичьих слез, – выпалила я. – Зачем? – Хочу проверить, действительно ли они свяжут посторонние примеси в готовом зелье за счет использования заклинания смешения. Мерлин, что я несу? Профессор Снейп долго смотрел на меня, потом кивнул: – Хорошо. Результаты эксперимента изложите в эссе – не менее одного фута. И быстро ушел, поморщившись, словно от зубной боли. Хотя может, так оно и было. О черт. И что мне теперь делать? – Все нормально, – шепнул Джастин и улыбнулся мне. А я облегченно выдохнула. Знаете, когда рядом друзья и они вам вот так вот улыбаются – жить становится намного легче. В итоге, когда мы выползли из кабинета Зельеварения с карманами, полными награбленного добра, мне не хотелось уже ничего. Коварный Захария сбежал, а Джастин поволок меня в гостиную так быстро, как только смог. Запихнул в кресло, и я с наслаждением слушала, как он отдает приказы властным, чуть холодноватым тоном. Неудивительно, что домовики его уважают – сразу видно, кто хозяин в доме и умеет командовать. На ноги лег теплый плед. Я зажмурилась от удовольствия и вдруг почувствовала аромат какао. Распахнула глаза и уставилась на протянутую руку с дымящейся чашкой. – Ох, Джастин. Ты настоящий друг. Спасибо тебе огромное! Я немедленно забыла, что вообще-то собиралась худеть, дала себе самое твердое и честное слово изо всех возможных, что больше никакого какао на ночь, а то мантия едва сходится на груди – черт, есть же средства для уменьшения бюста? Но у нас завтра сложная задача – похищение из старого класса по нумерологии большого атласа. Ужасно ценная вещь, если с ней что-нибудь случится – с нас профессор Снейп лично три шкуры спустит, не говоря уже о том, что узнает причину, по которой мы все это затеяли. Что будет тогда – подумать страшно. У профессора хватит сил развоплотить Седрика. А я этого не хочу. Я хочу, чтобы он остался. Чтобы присматривал за малышами и водил экскурсии по замку. Седрик это любит, всегда любил. От какао по телу расходился приятный жар. Я сделала еще несколько глотков и отставила чашку в сторону. Перекинула косу через плечо и принялась расплетать пряди. – Давай я, – предложил Джастин, и я счастливо кивнула. Ему почему-то нравится возиться с моими волосами. Раньше я переживала из-за цвета, но в последнее время убедилась, что быть рыжей – не так уж плохо. Вот Джинни Уизли – тоже рыжая, и она очень красивая. Только у меня волосы светлее. И мама Гарри Поттера была рыжей – ее все очень любили. Когда Джастин распустил последние пряди, я опустошила чашку и поднялась с дивана. – Спасибо, Джастин. Ты лучше всех. Он кивнул, улыбаясь. – Выспись. Завтра тяжелый день. Мне надо будет передать твои запасы Восстанавливающего в Выручай-комнату, но я понятия не имею, где окажется вход. Придется караулить.

Hufflepuff House: *** О, Мееерлин, почему мне кажется, что мы все это уже проходили? Ночь. Мы крадемся по пустынному коридору. Если снова попадемся, я этого не переживу. Но прежде чем профессор Кэрроу испробует на нас свой круциатус, я прикончу Джастина и Зака, опять каким-то чудом убедивших меня, что ночь – лучшее время для краж. Они даже приводили разумные доводы. Ну, то есть они мне тогда казались разумными. Сейчас я не могла вспомнить ни одного из них и только сердито шипела, пока мы на цыпочках шли по коридору. Большой нумерологический атлас весил больше меня, а это немало, поверьте. Уменьшать его заклинаниями категорически запрещалось, левитировать – тоже. В общем, если все сложится удачно, то обратная прогулка у нас получится еще та. Мы остановились около портрета совсем молодой девушки. – Я начинаю думать, что гриффиндорцы со своим Отрядом Дамблдора в чем-то правы. – В чем это, интересно? – желчно отозвался Захария. – В том, что постоянно набивают синяки и получают шишки? – Кстати, – я взволновалась, – ты знаешь, что Невилл пропал?! Он может быть в Выручай-комнате. Но там совсем нет еды…. Девушка на портрете поднялась с маленького стульчика, зажгла лампу и пошла вглубь картины. – Вы двое, – голос Джастина звучал почему-то ужасно рассерженно, – мы идем дальше или нет? – Идем, идем, – прошептала я с раскаянием. – Прости. – Я что-то не вижу, что здесь это кому-то надо, кроме меня, – огрызнулся он. – Не сердись. Джастин громко фыркнул в ответ. – Я больше не буду, честно! – Тише вы, идиоты! – Захария был разъярен. – Здесь защитные чары, одно лишнее движение – и весь Хогвартс на уши поднимем. Если не весь, то Снейпа – определенно. И тогда он точно не поверит твоей болтовне насчет эксперимента. Я виновато замолкла. А Джастин все еще обижался. Я в полутьме нашла его руку и тихонько пожала. Увидев, как в улыбке дрогнули его губы, я бесшумно засмеялась. – Отойди-ка, – Джастин отодвинул Захарию в сторону и что-то прошептал. Их тела покрылись светящейся пленкой. Джастин шагнул на порог и защитные чары промолчали. – Зак, давай быстрее – это чары адаптации, заклинание думает, что в кабинете никого нет, но они действуют недолго – минуты три. Они нырнули в распахнувшуюся дверь и скрылись с глаз. Мерлин, кто бы знал, как долго тянутся минуты! Мне казалось, что прошло уже полчаса, но в классе было тихо. Как вдруг они вынырнули из-за двери и захлопнули ее за собой. А через три секунды мерцающая защитная пленка спала. – Уф, успели, – Джастин вытер пот со лба. А я молча осела по холодной стеночке. До гостиной мы дошли только благодаря тому, что совесть мне не позволила повиснуть на Джастине и Заке, которые волокли вдвоем огромный фолиант. У мальчиков хранить его было негде, а у нас – куча свободного места. Думаю, Ханна не обидится, если на ее кровати поживет атлас. Она всегда любила нумерологию. *** Мне кажется, Захария никогда не расплатится с Пивзом – или как он его там убеждает нам помогать? Только все бесполезно – мы так и не смогли придумать, чем заменить малую пентаграмму для сковывания духов. Единственный экземпляр в Хогвартсе находится в кабинете преподавателя ЗОТИ. Мда. Я вот не знаю, кого боюсь больше – Алекто Кэрроу или ее брата. Хотя нет, конечно, страшнее всего Снейп, но я предпочла бы попасться в лапы ему, чем этим двум психам. А еще было совершенно непонятно, откуда брать свежую кровь умирающего человека. Которого еще и спасти надо, между прочим. А перед спасением – найти. Пивз лезть в кабинет к Кэрроу отказался категорически, и я его хорошо понимала. Чего бы там ему не наговорил Захария – идиотом наш полтергейст никогда не был. Поэтому либо сами, либо никак. Ужасно. Зак неделю назад приволок очередной том – «Зельеварение и предсказания». Как ни странно, книга не из Запретной секции, хотя Джастин, почитав некоторые рецепты, только присвистнул – препараты, расширяющие сознание до бесконечности. Точнее – до пределов человеческой выносливости. В книге оказался рецепт снадобья, позволяющего раскрыть прорицательские способности, если они есть и стать Видящим – на месяц-два, не больше. Зелье оказалось довольно сложным, хоть и быстрым в изготовлении – пришлось переделывать три раза. Я пока еще не знала, надо ли его будет пить и все ли правильно мы рассчитали, поэтому флакон поставила себе в тумбочку. Не верю я во все эти прорицания, все так там туманно – и вряд ли у нас получится разглядеть человека, которому в ближайшее время суждено умирать мучительной смертью, но… Мы сидели на подоконнике в коридоре, окна которого выходили на квиддичное поле. Джастин собирался идти к Кэрроу в одиночку, но кто же его пустит? Только не я. Бессмысленно и вредно. А тут еще у Седрика начал отчетливо портиться характер. С одной стороны – все тот же Седрик, с другой – ну что с ним такое происходит? Пугает младшеклассников, выстужает комнату. Один раз крики и вопли устроил – как баньши, в самом деле. Джастин сказал, это может быть потому, что он умер неправильно. Привидение появилось, когда мы обсуждали, почему Седрик оказался между двумя мирами. Зависло рядом со мной, пульсируя искорками и готовясь вот-вот взорваться снопом нематериальных ошметков. Раньше я пугалась. Сейчас привыкла. Знаю, опасно, проникновение эфира, из которого сотканы привидения, в тело человека ни к чему хорошему не приведет. Но что делать? Я за него в ответе. И, кажется, понимаю, почему он тогда, когда был еще жив, так с нами носился – чувствовал ответственность. И вот я теперь тоже – чувствую. – Привет, – улыбнулась я. Отчетливо потянуло холодом. Привидение оттолкнулось от пола, взлетело под потолок и быстро метнулось ко мне – Седрик все еще не мог отлетать далеко. Холод усилился. – Там, на кладбище, – вдруг заговорил он, – было много умерших. Убитых Вольдемортом. Я просто помню, как очнулся, вырвался на свободу – и оказался рядом со сражающимся Гарри. – То есть, – медленно проговорил Джастин, – возможно, что Седрик остался здесь из-за темного ритуала. – Все это могло спровоцировать вызов привидения – то есть не привидение, а его первончальную форму. Тогда становится понятно, почему все с ним так. Холод превратился в самую настоящую стужу, белое лицо Седрика парило прямо передо мной, мороз сковывал тело, на краю сознания билась мысль, что Захария был прав, нестабильное привидение опасно. Но ведь оно же слабое еще, оно не может так… А потом почувствовала на своей руке железную хватку Джастина, горячие пальцы обожгли запястье, раздался его крик: – Дементор! Седрик просвистел мимо нас навстречу надвигающемуся льду, а мы ринулись в боковой коридор. Добежав до его конца, увидели, что лестница только что отъехала. Я от отчаянья чуть не заплакала. – Дальше, дальше, дальше! Нырнув в боковой коридор, мы неслись мимо дверей в кабинеты, пока не уперлись в тупик. А позади слышалось шипение, потрескивание камня и чувствовалось лютое дыхание стужи. – Это судьба, – шепнул Джастин и потянул меня за собой. Я успела увидеть красивую блестящую табличку на двери «Профессор Амикус Кэрроу. ЗОТИ», и мы ввалились в кабинет, захлопнув за собой дверь. Тишина казалась оглушающей, сердце колотилось о грудную клетку. – Тссс, – дыхание Джастина согрело мою щеку, и только сейчас я почувствовала, как дрожу. – Все хорошо. Я сглотнула, молча кивнув. – Как думаешь, что будет, если нас здесь застукают? – Отдадут дементору. – Ну, мы бы и так ему попались. – Вот именно. Поэтому не переживай, давай искать малую пентаграмму. – Чего?! Нам уходить надо! – Сьюзи, ты чего, такой шанс, – горячо зашептал Джастин, – а снаружи этот… Я сдалась. Опять. Понурившись, отлепилась от двери, окинула взглядом комнату. Когда-то давно, когда ЗОТИ преподавал профессор Люпин, здесь был идеальный порядок. По стенам висели всякие плакаты, книги аккуратно стояли в шкафах, царила чистота – домовые эльфы тоже очень любили профессора Люпина. Сейчас тут было грязно и неприятно. В огромной банке на столе копошились полумертвые пауки, у некоторых лапки росли пучками, некоторые были совсем без лапок и даже без части брюшек. Меня начало подташнивать. – Малая пентаграмма была вон в том большом шкафу, за стеклом. Где сейчас навалена куча пергаментов. Джастин осторожно прошел вглубь кабинета. Вслед ему потянулась сморщенная засохшая рука, из банки на нас угрюмо смотрел чей-то глаз. Я взмахнула палочкой и отвела сглаз от друга, потом наложила на нас защитные чары. Нет, когда здесь работал профессор Люпин, такие артефакты на виду не лежали. – Нашел, – раздался шепот. – Ой, блин! Я подскочила, но Джастин уже справился сам, двумя руками удерживая звезду из темно-красного металла. – Господи, почему она такая тяжелая?! Чуть об пол не грохнул и сам не свалился. – Это же артефакт, – удивилась я, – очень мощный. У него другие свойства. Если тебе тяжело, давай помогу. – Я сам! – сквозь зубы проговорил Джастин, пристраивая пентаграмму на полу. Пригладил волосы, хорошенько приложился к артефакту и с усилием поднял. – Но бежать не получится, – пропыхтел он. А я стояла и судорожно соображала – можно ли левитировать такие серьезные артефакты. По идее, можно, но чревато магическими всплесками. Нам только их тут и не хватало. От входной двери потянуло холодом. Потемневшее дерево начало покрываться тонкой корочкой льда и потрескивать. – Идиоты! Дебилы! Недоумки! – визгливый голос Алекто Кэрроу разорвал напряженную тишину. – Убери это отродье отсюда! Почему вы, дурачье, здесь, а не ловите гриффиндорских ублюдков?! Холод отступил, за дверью послышалось невнятное бормотание. – Вы дебилы!!! – завизжала профессор Кэрроу. – Дебилы!!! Ты представляешь, сколько сил я угрохала, чтобы убедить Снейпа запустить хотя бы одного дементора внутрь школы? Ты себе представляешь? И все книзлу под хвост! Женщина уже орала, истерически срываясь на окончаниях слов. Снова бубнеж. – Кого вы призовете?! Этот дементор от твоего чахлого Патронуса сбежал и вернется через два дня, а другого мне никто не даст! Она завыла от злости, а я почувствовала, как Джастин подталкивает меня в сторону огромного шкафа. Он прислонил пентаграмму к стене, накинул сверху какую-то тряпку, пихнул меня в шкаф, влез следом и прикрыл изнутри дверцу. Звук распахнувшейся двери заставил нас вздрогнуть и прижаться друг к другу. Раздались злые голоса: – Успокойся, Алекто, успокойся, – голос Амикуса дрожал. – Мне надо выпить. – Шоколад возьми, – грубо сказала его сестра. – Шоколадом пусть дети балуются, а мне нужен старый добрый огневиски. Раздался звон посуды, бульканье и шумные глотки. – Мне плесни. – Что вообще случилось? Почему он оказался здесь? – Потому что нас и нашего Лорда окружают дебилы. Эта тварь увидела кого-то из студентов и рванула за ним. Не догнала, конечно, а может, просто решила прогуляться. А нам-то что с этого?! – завопила она. – На, выпей, – голос Амикуса Кэрроу стал ниже, он начал растягивать слова. – А что с этими? Которые пропали? – А ничего. Сбежали. Кто же знал, что дементора понесет в другую сторону. Тьфу. Пошла я отсюда. А ты, слышишь, много не пей… А то нам еще со Снейпом объясняться. – Ты заварила эту кашу – ты и объясняйся. Алекто громко сплюнула и хлопнула дверью. Я выдохнула. Если Амикус сейчас упьется, то мы сможем легко выскользнуть. Пошевелилась, чувствуя, что упираюсь носом в грудь Джастину и вдыхаю его запах. Сердце сразу успокоилось, и я принялась размышлять, сколько же нам тут сидеть. – Хорошо бы Седрик появился, – едва слышно прошептал он, поворачиваясь ко мне и касаясь губами уха, – отвлек бы этого пропойцу. – Тихо, тихо. Вдруг он уже уснул, – ответила я, переминаясь с ноги на ногу. В спину упирались какие-то палки, над головой свешивались старые пыльные тряпки, невыносимо хотелось чихнуть. Я яростно потерлась носом о Джастина. – Ты чего? – Сейчас чихну, – жалобно пролепетала я и с удвоенной силой начала тереться зудящим носом о жесткую школьную мантию. – Мне какая-то соломинка в нос попала. Дребезжит и дребезжит. – Нет-нет, Сьюзи, пожалуйста, только не сейчас, – горячо зашептал он. – Дай я наложу заглушающее! Но договорить он не успел – внутри меня зачесалось с такой силой, что я оглушительно чихнула, да так, что в ушах несколько секунд стоял звон. – О нееет, – застонал Джастин. Снаружи раздались ругательства, что-то упало и дрожащий голос проорал: – Кто здесь?! Дверцы шкафа распахнулись, на нас дохнуло холодом и перед Амикусом Кэрроу, который застыл перед шкафом с палочкой в дрожащей руке, вдруг выросла тяжелая серебристая фигура Седрика. Кабинет наполнил заунывный вой, от которого заложило уши. Профессор Кэрроу как-то коротко по-заячьи подпрыгнул, рванул на себя входную дверь и вылетел из кабинета так, словно за ним гнался дементор. Мы с Джастином вывалились из шкафа, вдвоем схватили пентаграмму, на которую так никто и не обратил внимания, и, мелко семеня, побежали по коридору. Когда мы появились в гостиной, там было тихо и пусто. Несколько четверокурсников сгрудились у камина. Пентаграмму Джастин потащил к себе. А когда вернулся, выглядел грустным. – Эрни ушел. – Куда? – я вздрогнула. – Туда. К ним, – он сделал движение глазами. – Понятно. Ну, что же. Хорошо. Туда ушло много малышей, он присмотрит. – А мы? – А мы будем здесь. Он прижал меня к себе и погладил по спине. – Все будет хорошо, Сьюзи. – Я знаю. А где Зак? – Валяется на кровати. Он сегодня был в Выручай-комнате. Там обосновался Невилл. Даже еду откуда-то умудряется брать. Только лекарств нет. – Надо делать, – тяжело вздохнула я. – Отдохни. – Их бы обучить лечащим заклинаниям посильнее. – Эрни этим занимается как раз. – Тогда я спокойна. – Но костерост им понадобится, и много. – Что они собираются делать? – Воевать. Они верят, что придет Гарри Поттер и возглавит борьбу. – Это хорошо. Кто-то должен сражаться, кто-то работать, а кто-то верить. – А что делают слизеринцы? – Не знаю, Джастин. Мне кажется – они гордятся.

Hufflepuff House: *** Утро началось прекрасно. Захария встретил нас заговорщическим взглядом и одновременно брезгливым выражением лица. Протянул двумя пальцами плотно запечатанный конверт: – Это волосы Алекто Кэрроу. – Пивз срезал? – Нет, – с достоинством сообщил Зак, – я. Она не заметила, уверяю тебя. Мы почтили героизм друга минутой торжественного молчания, а потом исполнили воинственный танец древних волшебников Южной Америки. Захария принимал наши восторги со снисходительностью настоящего белого человека. – Остались сущие мелочи – достать перо феникса, – оптимистично заявила я. А за завтраком весь Хогвартс облетела история о том, как Амикус напился и испугался боггарта так, что Снейпу пришлось полчаса уговаривать Кэрроу вернуться в собственный кабинет. А еще говорят, что директор устроил головомойку за бардак в кабинете преподавателя ЗОТИ, и сейчас Алекто гоняет домовых эльфов, чтобы те навели порядок. Повезло – успели! Иначе не видать бы нам пентаграммы, как своих ушей. После занятий мы отправились на квиддичное поле, и по дороге тихонько разговаривали. Откуда брать перо феникса – я не представляла. Очень дорогая вещь, денег у меня не было, у Джастина вроде бы богатые родители, но они маглы, а менять огромную сумму магловских денег на галеоны – придется объяснять, зачем. И я не уверена, что ответ их устроит. Солнце еще не зашло, вовсю чувствовался запах весны – не так, как в марте, а уже по-настоящему, хотелось вдыхать едва прогретый свежий воздух и думать о том, что впереди вся жизнь. – Рассказывай, что происходит в Выручай-комнате, – спросила я. – Ребята тебя очень благодарят за заживляющее – пригодилось сильно. Там сейчас много народу, ждут Гарри. Седрик появился неслышно. – Привет. Я вздрогнула. Сердце в очередной раз сжалось от жалости. В сгущающихся сумерках можно было хорошо разглядеть его лицо – Седрик словно уплотнился, обрел материальность, хотя лучи солнца, разрушали иллюзию жизни, подсвечивая его изнутри. – Привет. Он улыбнулся немного печальной улыбкой: – Я соскучился. Так холодно. Он протянул бесплотную руку, словно хотел прикоснуться ко мне, и бессильно уронил ее. – Почему ты не общаешься с другими привидениями? – Я не могу. – Но… – Я никого не вижу. Я и вас плохо вижу. – А как ты видишь? – Я стою в слабо освещенной сфере. За ее пределом – чернота. Внутри – серый свет. Люди – как будто старые колдографии. Или воспоминания из думослива – без цвета и запаха. Я хочу уйти. – Седрик… – Ты самая яркая серая тень. Но я схожу с ума. Иногда сфера стягивается вокруг меня, и тогда очень больно. Я ничего не помню. А потом – как будто зажигается серый люмос – и я снова в тюрьме. Я хочу уйти! – Седрик. Останься. – Зачем? – Ты нам нужен. – Нет. Я сделал свое дело. Может быть, маленькое, но… наверное, оно было не зря. – Не зря. Мы проведем ритуал. Ты станешь… обычным привидением, не таким как сейчас! Будешь как Толстый монах шутить над нами, будешь присматривать… – Я не хочу. Я устал. Я хочу уйти. – Подумай, Седрик. Пожалуйста. Подумай. Может быть, от твоего решения будет зависеть чья-то жизнь? – Как от чьего-то решения зависела моя жизнь? Надо же, оказывается, у привидений глаза имеют цвет. У Седрика такие большие глаза. Карие. Интересно, привидения могут плакать? – Могут. Миртл же плакала. Ой, я опять говорила вслух. Хорошо, что не пошла в Отряд Дамблдора – хороший же из меня получился бы шпион – оставь наедине со своими мыслями, сам все разболтает. – Да. Как от твоего решения зависела твоя жизнь. Мы ведь можем это сделать, правда? Ты можешь. – Меня рвет на части и куда-то все время тянет. Я хочу уйти, Сьюзен. Призрачная фигура мигнула и вдруг пропала. Не как обычно, словно ее разрывали в разные стороны невидимые силы, а как будто кто-то сказал «Нокс». Я повернулась к Джастину и Захарии и смерила их, как я надеялась, холодным взглядом: – Дальше сидеть сложа руки невозможно. Завтра идем в кабинет профессора Дамблдора. Пароль подслушает Толстый Монах. Подслушает?! – я в упор посмотрела на Зака, нашего главного по дипломатической работе. – Подслушает, – вздохнул тот и робко поинтересовался: – Сью, а зачем нам туда? – У профессора Дамблдора был феникс. Вдруг, ну, совершенно случайно, там завалялось перо? Обыщем кабинет. Нам не обязательно большое и красивое, сгодится крошечное перышко с задней лапы. Да хоть из-под хвоста! Я решительно махнула в сторону замка и потопала вперед. Впереди была тяжелая ночь. Когда легла спать, долго смотрела в стену. Потом тихонько поднялась, достала из тумбочки флакон с зельем Прорицания и медленно выпила густую, вязкую жидкость. А я прислушивалась к своим ощущениям и пыталась понять, как во мне проявятся прорицательские способности. Тетя Сьюзен говорила, будто в нашей семье к этому предрасположенности нет ни малейшей. И конечно же, я в итоге проспала. Проснулась, чувствуя, как что-то касается лица. Подскочила, сдерживая вопль и смахивая с лица неизвестную гадость, но увидела перо, которое Джастин левитировал от двери в нашу спальню. Я помахала ему и заторопилась, натягивая теплую мантию. Когда я выскочила в гостиную, там был Джастин и Зак, они о чем-то оживленно спорили. – Что происходит? – Мне кажется, – Джастин отвел глаза, – тебе не стоит с нами идти. – Почему это? – удивилась я. – Опасно. – Никакой опасности нет, – проворчал Захария. – Точнее, есть, но сегодня, наоборот, более удачный день. – Все равно! – упорствовал Джастин. – Незачем ей… – Я сама решу, – возмутилась я и перекинула косу на спину. – Что ты имеешь в виду? – Снейпа сегодня нет, как и Алекто Кэрроу, а Амикус заперся у себя в комнате и пьет. Если мы кому попадемся после отбоя, то нас, скорее всего, отпустят. Сегодня ночью, по крайней мере, дежурит профессор МакГонагалл. Я найду, что ей сказать. Я одарила Захарию заинтересованным взглядом, но он не поддался. Эх. Я сдалась: – Как там наши? – Все хорошо, живы. Здоровы. Еды хватает. Лекарств – тоже. Они взяли к себе всех маглорожденных первоклассников. – Тогда ладно. Ну что, идем? Джастин отводил глаза. Но когда мы тихо, на цыпочках вышли в коридор, он погладил меня по спине и прошептал: – Прости. Я очень волнуюсь за тебя. Я проглотила комок. Джастин – настоящий друг. Захария как-то странно посмотрел на меня, закатил глаза и двинулся вперед. Если он думает, что я забуду спросить у него, что это за взгляды вообще – то он жестоко ошибается. Хогвартс как будто вымер. Раньше я нечасто гуляла после отбоя, но если случалось – ну, сами понимаете, – то всегда можно было кого-нибудь встретить. Патрули старост, припозднившиеся парочки, Филч, преподаватели. Я с удивлением поняла, что с тоской вспоминаю время, когда самым большим несчастьем было нарваться на Ужас подземелий профессора Снейпа, выслушать оскорбительные слова и, расставшись с двумя баллами, добежать до собственной гостиной. На миг я представила, что было бы со школой, если бы директором стал кто-то другой, и содрогнулась. У дверей в кабинет профессора Дамблдора дремали горгульи. Когда Захария произнес пароль, одна из них приоткрыла глаз, но потом закрыла его и снова заснула. Дверь бесшумно открылась, и мы ступили на поднимающуюся лестницу. – Так, действуем тихо, – инструктировал нас Захария. – Используем люмос минима – а то застукают через окно. Предметы руками не трогаем, профессор Дамблдор – величайший волшебник, а профессор Снейп – темный маг. Мало ли что у них там стоит. Мы согласно кивали. В комнате оказалось не очень темно. И было бы совсем тихо, если бы не наше сопение. – Замрите, вы! – шикнул Захария. На себя бы посмотрел, вон, весь дрожит. – Ищем клетку, – взял дело в свои руки Джастин. – И осматриваем все вокруг нее. – Ага, – ответила я, зажигая на кончике палочки крошечный огонек. Пустая клетка стояла на большой тумбе. На дне валялось немного сероватой пыли. – Мне кажется, тут ничего не изменилось, – прошептал Джастин. – А ты был здесь? – удивилась я. – Да, – довольно ответил тот, – один раз. Когда мама заболела, и я через камин ездил домой. В клетке ничего нет, – разочарованно прошептал он. – Не забудь, нам сгодится даже самое крошечное перышко, – напомнил Захария. – Посмотрите за мебелью. Я опустилась на колени и сунула палочку в щель между комодом и стеной. Крошечного люмоса не хватало, чтобы увидеть дальше нескольких дюймов. Я попыталась притиснуться к стене ближе, почти сунула нос в щель и уже подумывала, не засветить ли обычный люмос, как вдруг позади меня все замерло, а Джастин тихо вскрикнул. Недоуменно прижавшись лбом к тумбе, я пыталась понять, что их так испугало, как вдруг темная стена рядом со мной колыхнулась безупречно отглаженной мантией, а тихий ровный голос над головой проговорил: – Мисс Боунс. Природа одарила вас такими формами, что вы можете лишь мечтать протиснуться в эту щель. Сзади Джастин со свистом втянул воздух, а я с ужасом подняла голову. Профессор Снейп возвышался надо мной, словно скала, и я задрожала. – Поднимайтесь! Я отползла в сторону. Уронила палочку, долго не могла ее нащупать в сумраке. В голове билась настойчивая мысль: «Почему он не зажигает свет? Ведь все, нас уже застали, можно ничего не скрывать». Палочку я снова выронила, пока, наконец, мне на помощь не бросился Джастин и не вложил ее прямо в руку. Профессор Снейп стоял все также бесстрастно, не двигаясь, и я снова рискнула на него посмотреть. Черты в полутьме казались заострившимися, он напоминал хищного грифа. – Я жду объяснений. Повисла тяжелая тишина, было слышно, как Джастин переминается с ноги на ногу, а Захария то и дело тихонько прочищает горло, словно собираясь что-то сказать. А мне вдруг захотелось плакать. Не знаю, отчего. Как будто совсем скоро случится что-то непоправимое, а я вот могу протянуть руку и все исправить – но почему-то не делаю этого. – Мы искали перо феникса, профессор, – честно ответила я. Тихий голос профессора Снейпа разорвал тишину. – Зачем вам понадобилось перо? – резко спросил он. – Мы… у нас… привидение, – пискнула я и замолкла. Ощущение неправильности накатывало с огромной силой, голова кружилась, предметы на столе мелко дрожали. Голос профессора Снейпа то удалялся, то приближался, я слышала, как взволнованно заговорили Джастин и Захария, видела, как на горле профессора Снейпа открылись две тонкие ранки, кожа вокруг них посинела, потекла кровь, кожа побелела. И я поняла, что кричу от ужаса. – Мисс Боунс! Энервейт! Надо мной склонился разъяренный профессор Снейп, Джастин держал меня за руку, а меня вдруг снизошло спокойствие – я поняла, что это было. Наверное, я как-то не так улыбнулась профессору, потому что он отшатнулся, а на лице появилось бесстрастное выражение, превратив его в нечитаемую маску. Он сунул мне стакан воды и потребовал: – Выпейте залпом. Я проглотила кислую жидкость, в голове сразу прояснилось. – Итак, я все еще жду ответа на вопрос. – Мы хотели провести ритуал привязывания духа к этому миру. Пока я рассказывала про Седрика, профессор молча слушал, только губы кривила желчная улыбка, а пальцы беспокойно барабанили по столу. – То есть это не имеет отношения к Поттеру? – резко спросил он и впился мне в лицо холодным взглядом. Сознание окатила ледяная волна, в памяти возник Седрик, вспышкой мелькнуло воспоминание о тете, снова Седрик, теплое плечо Джастина. Снейп поморщился, словно проглотил пилюлю: – Безнадежные идиоты. Убирайтесь. Минус пятьдесят баллов с Хаффлпафа. И да – ближайшее перо феникса находится в палочках Темного лорда и Гарри Поттера. Мы вышли из кабинета профессора Дамблдора на негнущихся ногах. Обернувшись, я увидела, как Снейп допивает залпом жидкость из моего стакана, болезненно кривится. Взявшись за руки, мы побежали. И только в гостиной перевели дух. – Говори! – Джастин припер меня к стенке. Захария стоял рядом и всем своим видом показывал, что готов ему помочь. Я сердито оттолкнула руку Джастина и проворчала: – Можно было нормально спросить, чего уж там. – Говори, – повторил он уже спокойнее. – Зелье прорицания. Оно действует. – Я вздрогнула, вспомнив мертвое обескровленное лицо Снейпа. – Ты что, его выпила?! – Да! – крикнула я. – Выпила, – добавила я уже тише и шагнула к дивану. – У нас все готово, – тихо сказал Джастин. – Не хватает только… – Крови и пера, – кивнула я. – Нам придется следить за ним. – Сью, а если он погибнет не здесь? И как ты представляешь кражу палочки Сама-знаешь-кого? – Не знаю. Я написала дальней родственнице насчет покупки пера. Вроде бы она наконец-то согласилась купить мне его взаймы – я верну деньги, когда закончу Хогвартс. Джастин сидел, опустив голову. Я смотрела на его точеный профиль и думала, как жаль, что сейчас – такое время. Нет времени даже на обычную… нежность? – Эй! Он поднял глаза. – Все будет хорошо. И он заулыбался, словно забыл, что он лорд Финч-Флетчли, наследник большого состояния и вообще важная птица – расплылся весь. Люблю его ужасно. Захария откашлялся. – Если вы закончили, то пора спать. Завтра подумаем над следящими чарами. И начнем готовить ритуал. Перо и кровь можно будет добавить в любое время, поэтому… Я махнула рукой, чмокнула Джастина в нос – Мерлин, зачем я это сделала? – и ушла спать. В первый раз за все это время провалилась в сон сразу, только коснувшись головой подушки. Мне снился профессор Снейп, и повзрослевший, очень серьезный, чопорный Джастин в каком-то странном магловском костюме, чья-то сломанная палочка. Но проснулась я отдохнувшей. Занятия весь день шли вяло – словно вся школа затаилась. После произошедшего в кабинете у профессора Дамблдора я со страхом присматривалась к людям, но ничего похожего на свои ночные ощущения не замечала. К концу дня я окончательно расслабилась и даже забыла о дурацком зелье. Седрик научился исчезать усилием воли. И все чаще я задумывалась, имеем ли мы право удерживать его душу здесь. Но каждый раз, когда он возвращался, то был в плохом настроении. Сварливо ругался, напоминая Филча. Или пытался надо мной пошутить по-дурацки, как обычно делает Пивз, хотя получалось плохо – Седрик почти не умел работать с материей мира живых. Но косу мне приподнять смог. Зато, если получалось его разговорить, он словно теплел, стремительно превращаясь в нашего любимого Седрика. И тогда я забывала, что это неупокоенный дух, а видела в нем мальчика с огромными, широко распахнутыми глазами. Наверное, после одной такой беседы я твердо решила, что пойду до конца. Если цена спасения его души – привязать навечно к миру живых, я это сделаю. Может быть, он когда-нибудь меня простит. Нас всех. Мысль о том, что он просто желает умереть, я игнорировала. Он не хочет, я знаю! Из-за всего этого я почему-то чувствовала себя ужасной взрослой. И ответственной за то, что произошло когда-то. За эту нелепую смерть, которая случилась оттого, что никто из нас не верил в возрождение Неназываемого.

Hufflepuff House: Как же неудобно, что чары не пускают парней в комнату девочек. Неудобно и глупо. Впрочем, в тишине и одиночестве работалось даже спокойней. Я разложила большой нумерологический атлас на бывшей кровати Ханны Эббот, в середине комнаты установила малую пентаграмму и принялась тщательно записывать ход ритуала – слово за словом, ежеминутно сверяясь с атласом и устанавливая точки отсчета на лучах пентаграммы. Медленно, кропотливо, утомительно. Пентаграмма всегда казалась мне маленькой, но сейчас, дюйм за дюймом обрабатывая ее поверхность заклинаниями, многие их которых приходилось переделывать по несколько раз, я поняла, что такого огромного труда у меня еще не было. Три-два-двенадцать, угол на восемнадцать, закрепление… я шептала эти слова про себя так часто, что они выскакивали автоматически. Иногда я сбивалась, судорожно перепроверяла чары с расчетами и обнаруживала, что все делаю правильно. И только когда причудливая вязь заклинаний сомкнулась, совершив полный круг внутри пентаграммы, я уронила волшебную палочку и рухнула на пол, тяжело вдыхая помертвевший воздух. – Седрик, – прошептала я, – Седрик. Но вместо привидения вдруг услышала взволнованный крик Джастина: – Сью! Сюьзен! Иди сюда! Гарри! Я тяжело поднялась. В голосе друга звучало такое ликование, как будто приезжает его любимый дядюшка. – Какой Гарри? – вяло спросила я. Хотелось спать – просто ужасно. – Гарри Поттер! Он пришел! Мы начинаем бороться! Он пришел! Информация доходила до моего измученного разума примерно секунду. Потом я подскочила и заметалась по комнате. Пентаграмма светилась ровным синим цветом. Осталось сделать две вещи – опустить в середину перо феникса и замкнуть пентаграмму кровью чудом избежавшего смерти человека. Ах да. Привидение должно шагнуть в нее добровольно. – Седрик! – еще раз позвала я. Ответом была тишина. – Джастин, а где Захария? – Он там, в Выручай-комнате. Помогает организовать всех. Кажется, собираются эвакуировать детей. – А Снейп? Ты накладывал на него поисковое заклинание! Можешь определить, где он? – Да! Он в замке! Оставайся тут! – Ну уж нет! Я рванула на себя тяжелый сундук – безоар, костерост, кроветворное, бальзам спокойствия, зелье мгновенно закрывающейся раны, противоожогововое, противошоковое, зелье стазиса… – Ого! – глаза Джастина полезли на лоб. – Я сделала, что могла. Вот теперь бежим! Мы неслись по коридору, когда услышали шум. В коридоре шел бой. Распахнув дверь в ближайший класс, мы юркнули внутрь. Стоящий к нам спиной человек парировал заклятья, насылаемые профессором МакГонагалл, выставляя щит так быстро, что я раньше думала, будто такое по силам только Гарри Поттеру. – О господи, – прошептал Джастин. Профессор Снейп перед нами ловко вывернулся из оживших доспехов и рванул в соседний кабинет. Мы прижались к стене, когда он пробегал мимо. Вдруг стекло в классной комнате разлетелось на тысячу осколков. Профессор ринулся в образовавшуюся дыру, а я в шоке повернулась к Джастину. Он стоял, смущенно потупившись, и вертел в руках палочку. – Не могу я, так нельзя, трое на одного. Я только вздохнула. – Он пожиратель, Джастин. – Я знаю. Прости. – А мы не судьи. Идем отсюда. В это время класс наполнился народом. А когда я увидела Гарри Поттера, вдруг что-то во мне всколыхнулось с неведомой силой, как тогда, в присутствии профессора Снейпа – и сразу успокоилось, словно зелье, живущее во мне, обозналось. Я облегченно выдохнула. – Он выпрыгнул! – сказала профессор МакГонагалл. – Вы хотите сказать, что он мертв? – Нет, куда там. В отличие от Дамблдора, он имел при себе волшебную палочку… ну и выучился, я смотрю, кое-чему у своего хозяина. Все разом загомонили, а мы с Джастином стояли, прижавшись к стене, прикрытые распахнувшейся дверью, и слушали последние новости – сюда летит Вольдеморт, Поттеру нужно что-то найти в замке по приказу Дамблдора, преподаватели собираются воевать… Когда преподаватели ушли, я тихо прикрыла дверь в классную комнату и подошла к окну. – Что нам теперь делать? Все ринулись на защиту замка. – Надо найти Захарию. Тебя нужно эвакуировать вместе со всеми. Я не люблю бить – чтобы всерьез. Это ведь значит, что я разозлилась. И Джастина точно не хотела, но… но… Он перехватил мою руку, сильно сжав и быстро отпустив. – Прости! Я все понял. Делай, как считаешь нужным, а я… я… буду прикрывать тебе спину. – Спасибо, – я улыбнулась, сглотнув комок в горле. Очень все-таки жаль, что я не худенькая красавица. Тогда бы, наверное, Джастин в меня влюбился – и это было бы здорово. Ладно, не будем о грустном. – Что говорят следящие чары? Джастин сделал пасс палочкой и сообщил: – Он все еще на территории Хогвартса. – Тогда идем! Но выйти не получилось. Нас перехватила мадам Помфри и попросила приготовить пакеты первой помощи – наборы зелий с отмеренными дозировками в расчете на взрослого человека. Очень удобно – берешь упаковку, а там сразу все нужное, включая разрывной свиток с противошоковым заклинанием. Мы едва приступили к сортировке зелий, когда голос Вольдеморта отразился от стен и заставил меня выронить флакон. У нас есть время до полуночи. Я смотрела в лицо мадам Помфри и не видела следов приближающейся смерти. Хорошо. На Джастина я смотреть не хотела. Ровно в двенадцать часов Хогвартс дрогнул. Штурм начался. Я чувствовала, что вот-вот заплачу. – Эй. – Джастин упаковал очередную коробочку с фиалами. – Посмотри на меня, слышишь? – Я занята, ты же видишь. Успею еще на тебя насмотреться. – Я ухитрилась выдавить улыбку. – В последние дни ты не смотришь на меня совсем. Руки дрожали, но я продолжала складывать флаконы. – Тебе кажется. – Сью. Посмотри на меня. Пожалуйста. Я вскинула голову и в упор взглянула ему в лицо. Попыталась сразу же отвернуться, но не успела. Джастин мягко, но уверенно взял меня за подбородок и удерживал, пока я не почувствовала, что плачу. – Не бойся. Ничего со мной не случится. – Я не боюсь! Джастин обнял меня и прижал к себе, укачивая словно маленькую. Так стыдно, а я все ревела и ревела. А когда выплакалась, вдруг поняла, что стало легче. – Надо быть смелее, – засмеялся Джастин, – если уж мне суждено умереть сегодня, зачем прятаться от правды? Я ему сейчас умру! – Давай, Сью. Вовсю идет штурм, мы можем помочь там. Только… можно я наложу на тебя чары невидимости? – И на себя! – потребовала я. – Хорошо. Ты, главное, не колдуй. А то у меня чары простенькие и слабенькие… Ох. По телу пробежала щекотка. Я вытянула руки перед собой, наблюдая, как они начинают переливаться всеми цветами радуги, постепенно исчезая. Невидимый Джастин ухватил меня за ладонь, и мы побежали в сторону выхода. Коридор затянуло дымом, впереди слышались звуки боя и чей-то звонкий, почти позабытый голос. Я начала спотыкаться. – Сью, – взмолился Джастин, – потерпи, нам надо проскочить это, мы только будем путаться в ногах. А у меня ноги отказались слушаться, тело охватила противная липкая дрожь, звонкие голоса слились в один сплошной гул, перед глазами маячили три огненно-рыжие шевелюры. Уизли. Я никак не могла понять, почему на два таких разных лица наложилась одинаковая спокойная неподвижная маска с чуть приподнятыми уголками губ. – Сьюзен, идем же, я не прощу, если с тобой что-нибудь случится! Тишина вливалась в уши вместе с какими-то звуками, которые я никак не могла разобрать, хотя очень старалась. Вокруг раздавалось эхо: – Перси, да ты, никак, шутишь!.. шутишь!.. шутишь… Персиваль Уизли. Я его помню. Давно. И Фред. Или Джордж. Со всех сторон летели заклятья, Джастин отчаянно тащил меня прочь, мимо сражающихся пожирателей, мимо Рональда Уизли, мимо его братьев. А мне хотелось стереть эти маски смерти, сделать хоть что-нибудь, хотя бы ударить! Мерлин, почему их двое?! Как мне выбрать? И кого?! Палочка сама скользнула мне в руку. Выкрикнуть надо быстро – но получается все так же медленно, как течение времени: – Петрификус тоталус! – и изумленный Перси летит в сторону, впечатывается в стену и сваливается ничком. Время все так же перетекает во мне, разъяренный близнец заносит руку, я снова вскидываю палочку. Я успею, пожалуйста, я успею. Сражающиеся медленно разворачиваются ко мне. И раздается взрыв. Меня подбрасывает, вырывает из хватки Джастина и с размаху швыряет на осыпающийся каменной крошкой пол. Я слышу, как он меня зовет и понимаю, что если бы на моем месте была бы хрупкая чарующая брюнетка, она бы, наверное, этот день не пережила. Чихая и задыхаясь, ползу вперед. Очень болит плечо, я понимаю, что оно вывихнуто, и плачу от облегчения, потому что плечо – это ерунда. Время начинает нестись с бешеной скоростью, холодный воздух проникает под одежду, заставляя подняться, горестным криком режет по нервам. И сквозь оседающую пыль я вижу умиротворенное лицо с приподнятыми уголками губ, словно смех еще не сорвался и не улетел прочь. И искаженное болью лицо Перси. Без маски. Это хорошо. Только очень хочется плакать. Джастин шептал что-то, но я не слушала. Перед глазами маячили три рыжие головы, одна из них моталась из стороны в сторону, словно пыталась стряхнуть что-то невидимое. Но Джастин схватил и поволок за собой. А через разбитую стену начали лезть огромные пауки. – Джастин, следящее! Где сейчас Снейп? – Идем, идем, идем! Он затащил меня в какую-то нишу и, тяжело дыша, смотрел огромными глазами. – Почему ты это сделала? – Надо было взять кровь у него, – сказала я. И тут же поняла, как глупо это звучит. Теперь Седрик останется там, во тьме. Зато мы спасли… – Мы его спасли, – снова проговорила я, шевеля непослушными губами. – Перси. Надо было взять кровь у него… По коридору скользнула чья-то тень. – Захария! – выкрикнул Джастин. О Мерлин, Зак! Зак, живой! Он налетел на нас, словно ураган, вечно чопорный, строгий зануда Зак, он сжимал нас обоих в объятьях так, что я немедленно вспомнила про вывихнутое плечо и застонала. – Прости, Сьюзи! Как ты? – Он взмахнул палочкой и со сноровкой начал залечивать мелкие порезы и ссадины. Еще один, на этот раз долгий, пасс, и рука перестала болеть. – Я его вправил. Куда вы это собрались? – За Снейпом, – решительно сказала я. – Но, Сьюзи… – Мы идем за Снейпом. Они не спорили. Мои милые, родные, любимые. Джастин снова наложил чары невидимости, и мы засеменили по коридору, то и дело уворачиваясь от заклинаний, летящих с разных сторон. Хотелось бежать быстрее, но нам приходилось держаться за руки, чтобы не потерять друг друга. И когда мы вырвались на свежий воздух, то увидели, что в этой части двора сражения нет. Поисковое заклинание вело нас напрямик и пришлось обходить деревья, разломанные во время штурма беседки и глубокие рытвины, забитые сморщившимися опаленными дьявольскими силками. – Куда мы идем? – раздался над ухом голос Захарии. – Тсссс… Заклинание привело нас на окраину Хогсмида. Здесь тоже были заметные разрушения, несколько домов дымилось. Но та хибара, куда нас тянула палочка Джастина с наложенными чарами поиска, стояла не потревоженной. – Отпускаем руки, – прошептал Джастин. – Главное, не натыкайтесь ни на кого и не колдуйте. Я отпустила его руку, внезапно стало холодно. Как будто я лишилась всей поддержки разом. Потом вспомнила его лицо, улыбку – и ощутила вдруг знакомое прикосновение. – Сьюзи? – Что? – Когда все закончится, ты выйдешь за меня замуж? – Аааа…. – Идиоты, нашли время, – прошипел Захария как-то сдавленно. – Выйду, – прошептала я. Мерлин, глупость какая, почему именно сейчас. Он что – тоже?... Додумать я так и не успела, потому что из хижины раздался страшный крик, а через мгновенье распахнулась дверь, и оттуда вышел Он – в черной развевающейся мантии, – и зашагал куда-то вглубь леса. Не в силах сдерживаться, я бросилась в дом. Профессор Снейп лежал на боку, а из горла у него хлестала кровь. Руки у меня вдруг перестали дрожать, словно зрелище истекающего кровью человека не представлял ничего особенного. Время снова замедлилось. Я рухнула на колени рядом с изумленным Гарри. Гермиона трясущимися руками помогала собрать истекающие нити памяти. Я выхватила безоар и затолкнула профессору в горло, так глубоко, как только смогла. Захария позади меня бросил заживляющее в Снейпа, а я начала вливать в горло профессора зелья. – Гарри. – Захария был бледен. – Вам надо уходить. – А вы? – Рон Уизли смотрел, как я колдую над Снейпом, как бережно собираю в фиал его кровь, как шепчу заклинания. Пять флаконов. Пять флаконов с кроветворным. Этого оказалось мало. Если профессор умрет – все пойдет насмарку. Хотя сейчас мне все это уже казалось неважным. Главное, чтобы он жил. И не только он. – Он пожиратель, – неуверенно сказал Джастин. – Он человек, – ответила я. – Сьюзен права, – голос Гарри зазвучал впервые. – Его нужно спасти. Потом… потом судить. Я кивнула. Чистый высокий голос Вольдеморта отразился от стен, и мы вздрогнули. – Гарри, уходи. С нами все будет в порядке. – Я посмотрела на него твердо. Наверное, даже слишком твердо – хороша же я, по локоть в крови – потому что он решительно кивнул. Профессор Снейп не дышал. Когда Гарри и его друзья ушли, я заплакала. Захария опустился на колени и начал шептать длинное заклинание. Тело перед нами дернулось один раз, другой. И вдруг из губ вырвался стон. – Сьюзен, давай вентиляцию легких, – голос Зака звучал напряженно. Я чувствовала, как сзади меня поддерживают руки Джастина, дарят силу. Он почти не знал целительских чар, но он был мне так нужен в этот момент, я без него никто, оказывается – и чары срываются с палочки легко и непринужденно, когда он так надежно держит меня за плечи. Профессор закашлялся и открыл глаза. – Лили? – Это Сьюзен, сэр. Ваша студентка. Нам нужно уходить, скорее. Джастин поднялся с колен, протянул мне руку. – Я наложу на вас чары невидимости. А сам буду левитировать профессора. Я сглотнула. Если левитировать – значит, его все увидят. Нельзя колдовать под заклятьем невидимости. Раздался хрип. Профессор пытался приподнять руку, словно хотел что-то нащупать в потайном кармане мантии. – Кольцо – портключ. Убирайтесь. Оставьте меня в покое. Я хочу умереть. – Нет, профессор, – строго ответил Захария, – вы выживете и предстанете перед судом. Однако это заявление не помешало Заку сноровисто обшаривать карманы профессора. – Как он действует? – Голову змеи нужно повернуть в любую сторону. – Хм…. Вспышка – и нас всех обмотала тонкая, почти невидимая, но очень прочная нить, склеив в единое целое. – Надеюсь, четверых этот портключ унесет, – пробормотал Зак и повернул голову змеи.

Hufflepuff House: Под ложечкой дернуло, я запоздало сообразила, что людям в тяжелом состоянии аппарации и портключи противопоказаны… с другой стороны, рядом Вольдеморт – а это куда более серьезная угроза. Мы рухнули на пол посреди большой светлой комнаты – безликой, словно крахмальная простыня в приемном покое. А профессор Снейп проявлял для человека, только что побывавшего при смерти, на мой взгляд, возмутительную живость. – Ай! Захария отменил связывающее заклинание и я взвизгнула, когда чья-то острая коленка врезалась мне в живот. – Мисс Боунс! Немедленно слезьте с меня! Мерлин, стыдно-то как. Чьи-то руки перехватили меня поперек талии и поставили на ноги. – Спасибо, Джастин, – благодарно улыбнулась я. Все-таки в этом мире есть островок спокойствия и надежности. Я покачнулась и подошла к обычному прямоугольному зеркалу без рамы. Оно не дрогнуло. Ого. Магловское. Здорово. А вот с отражением – совсем не здорово. Мантия на груди потемнела и застыла темной коркой, руки в крови, на лбу – полоса засохшей крови. Кровь на волосах. И какой-то безумный взгляд, я совсем не узнавала ведьму в зеркале – как будто чужое лицо. Попыталась отчистить мантию, но руки дрожали. На Снейпа я старалась не смотреть. Ведь надо было принять решение, сдать его в… аврорат? Гарри Поттеру? Я запуталась. – Мисс Боунс. Хриплый голос заставил меня вздрогнуть, палочка выскользнула из рук и укатилась в сторону. Профессор Снейп, морщась, что-то искал в складках собственной мантии. – Сьюзен, не подходи к нему. В этом весь Захария – не подходи к Седрику, не подходи к Снейпу. Если еще Джастин сейчас начнет… – Да не слушай ты его, Сью. Пожалуй, действительно выйду за него замуж. Я опустилась на колени возле профессора – кажется, это входит у меня в привычку. – Возьмите, – с трудом произнес он. И вложил мне в руку сломанную палочку. Две темные половинки между собой удерживала тонкая золотистая полоска. Я прикоснулась пальцем ко все еще пушистому перу. – Убирайтесь. Портключ в Хогвартс на столе. – Аааа… – Убирайтесь. Есть люди, которые умеют сказать одно слово, но так, что после него хочется в лепешку расшибиться – лишь бы оказаться подальше. И это слово не Империус, точно-точно. Не помню ни одного студента, который бы после профессорского «Убирайтесь» задержался б дольше, чем пару секунд. За каменную вазу мы схватились на счет Джастина «Три!». Снова рвануло под ложечкой, скрутило – и выплюнуло за теплицами профессора Спраут. Мы шли по развалинам Хогвартса. Утреннее солнце освещало зазубренные разломы в стенах, ветер гонял клочья пепла. И можно было различить едва слышный заунывный вой – как будто стены оплакивали погибших. Мне казалось, что единственное, что держит нас на ногах – это твердая решимость завершить начатое. Дверь в гостиную была распахнута, внутри царил разгром, как будто по комнате прошелся ураган, срывавший драпировки и картины со стен. Я с трудом выволокла все еще светящуюся пентаграмму. – Седрик. Затылок опалил холод. – У нас все готово, – сказала я, не оборачиваясь. Раскрыла фиал с кровью и повела вдоль контура пентаграммы вязкую темную линию. Синие линии набухли, вздулись темными пузырями и начали стремительно алеть. – Седрик. Ты должен вступить в центр пентаграммы. – Я обернулась и встретила его печальный взгляд. – Пожалуйста, Седрик. Не дай нам потерять еще и тебя! Привидение медленно скользнуло в центр пентаграммы. – Пока вы меня помните – не потеряете. Седрик странно улыбался. От лучей к нему потянулись красные протуберанцы. Фигура как будто уплотнилась, стала материальной. Я положила на ладонь перо феникса и тихонько подула. Золотая молния спланировала к бесплотным ногам привидения и вдруг вспыхнула ярко, слепящее, разрывая пульсирующий красный цвет пентаграммы в клочья, смешиваясь с ним и словно втягивая в себя тяжелую, мрачную красноту, наполняя фигуру у наших ног ровным оранжевым светом. Джастин достал приготовленный мной свиток и начал мерно зачитывать слова ритуала. Его спокойный сильный голос словно погрузил меня в транс. Я смотрела, как Седрик приобретает все более материальные черты – на виске взбухла тоненькая вена, четко обрисовался кадык, который ходил туда-сюда, когда Седрик сглатывал. Последние слова ритуала тяжело упали в воздух, и пентаграмма засветилась ярче. – Седрик, – горло, оказывается, пересохло, слова с трудом находили путь, – пожалуйста. Твой выбор. Всего один шаг. Иди сюда. К нам. Пожалуйста, Седрик. Один шаг – и ты дома, в Хогвартсе. Он покачал головой. – Седрик, пожалуйста. – Прости, крошка Сью. Седрик развернулся в центре пентаграммы так стремительно, что мне показалось, будто меня задело полой мантии: – Спасибо вам, ребята. Над лучами воздух словно уплотнился, казалось, его можно порезать на кусочки, вместе с этой оранжевой дымкой. Пентаграмма остывала. А внутри нее, у самого основания, раскрывалась темная воронка, жадно затягивая в себя бледную призрачную фигуру. Седрик закинул голову назад. Я зажмурилась. А когда раздался тихий хлопок, в комнате запахло озоном. Я сидела, глотала слезы, размазывала их по щекам, а они все равно падали мне на подол. Бессмысленно стряхивала жемчужные шарики с ткани, а они снова капали. Да что же это такое? – Он вернется, – неуверенно сказала я. – Он выбрал свою дорогу, Сью. – Джастин опустился рядом и обнял меня за плечи. – И имеет право на отдых. – Но… он был нам так нужен! Ему было бы здесь хорошо! – Ему лучше знать, что делать, разве не так? – тихо шепнул Джастин мне в затылок. – Мы ведь хаффлпафцы. Мы всегда поступаем так, как считаем нужным. Рыдания меня постепенно отпускали, и я согревалась в объятьях Джастина. – Знаешь, Сью, – раздался тягучий голос Захарии. – Из-за этого чертового привидения я на весь год подрядился таскать Пивзу навозные бомбы. И все зря? Ты мне должна, имей в виду. Кажется, жизнь действительно продолжается. А на следующий день мы поговорили с Гарри Поттером, и он долго нам рассказывал о том, какой мужественный человек профессор Снейп. Я до сих пор не понимаю, почему мы согласились поддержать эту ложь насчет его смерти. Но он попросил об этом Гарри… а Гарри… Не знаю, что между ними произошло – Гарри согласился так, словно это самое меньшее, что он может сделать для профессора. Я иногда думаю, как сложилась бы эта история, если бы мы не захотели заполучить еще одно привидение для Хаффлпафа? Как бы все произошло? Что было бы, действуй я порасторопней? Удалось бы спасти Фреда? Может, нам действительно следовало заняться чем-то более полезным? Не знаю. Но когда вспоминаю спасенные жизни Перси Уизли и профессора Снейпа, понимаю, что все это, наверное, было не зря. Конец

Полётчица: Я... У меня нет слов, товарищи. Серьёзно. Какая Сью. Какой Захария! Всегда мне этот персонаж был интересен, а вы его так шикарно выписали. Хаффлпаффское трио ))) Замечательно ))) И да, много им приходится украсть, много ))) Ай, какие молодцы! 10 10

DashAngel: 10/10 Просто здорово! Правда есть и недосмотры беты - типа "убЕрайтесь" и "стразу" вместо "сразу", но это детали по сравнению с общей картиной. И Hufflepuff House пишет: тетя Сьюзен Её Амелия звали:)

FelixLakrima: Да. Какие же они - Хаффлпаффцы! И мы бы никогда не узнали бы какие они на самом деле, если бы не ваша замечательная команда! Спасибо. 10/10

kassara: Какие замечательные друзья! Великолепное трио! 10 10

Тешумай: Очень понравилось! Замечательные хаффлпаффцы получились. 10 10

dakiny: Совершенно замечательный рассказ! Оторваться невозможно! КомандаHufflepuff House , вы просто молодцы! 10 10

Terrini: С каждой вашей работой я все больше и больше влюбляюсь в этот факультет 10 9

Toma: "– Это хорошо. Кто-то должен сражаться, кто-то работать, а кто-то верить. – А что делают слизеринцы? – Не знаю, Джастин. Мне кажется – они гордятся." Просто замечательно! И так точно:) Что хаффлпаффцы - самые лучшие, знала всегда, но вы, команда, это только подтверждаете. Как ни странно, немного сквикнула ситуация со спасением Снейпа. То, как это произошло. Но на общем безупречном фоне это - мелочи. 10/9

SWLT: Молодцы хаффлпаффцы. Без криков, поз делают то, что должно. Все трое настоящие, деятельные, как барсуки. Очень понравилось. Спасибо за оформление линии с Седриком: четвертая книга убила своим уничтожением походя, а тут вы дали человеку нормально уйти. Достойно. И за Снейпа отдельная благодарность. Действительно, гриффиндорцы должны были идти воевать, а лечить - это хаффлпаффцы. Хорошо, что Сьюзен поняла просьбу Северуса об отдыхе от всего. 10/10

кыся: прекрасно, просто прекрасно! Отличные Хаффлы! Горжусь как родными)))))) и слава Мерлину, хоть тут нет Сириуса))))))) 10\10

belana: это... это... у меня просто слов нет. в качестве напутствия: go go Hufflepuff!

Римроуз: Просто потрясающе. Читала не отрываясь. Слов нет. Апплодирую стоя Новый взгляд на Хаффлпафф

Melany: Очень понравилась эта троица. Сьюзен так вообще бесподобна! И крали они так.. увлекательно. Мне только немного подпортило впечатление неожиданный переход в AU в конце, на встрече с Гарри и компанией в хижине. Так все канонично до этого выходило.. 10/9

эла: Hufflepuff House пишет: Если все будут там – кто останется здесь? Я болею за Хаффлпафф. Не знаю, договариваются игроки команды о чем писать, или нет, но дух факультета передают просто потрясающе! 10/10

Alix: По-моему, это лучшее 3 задание. Ужасно здорово! 10 10

katerson: вот это я понимаю. вот это украли. 10 10

yana: Замечательная история! 10 10 зарегистрирована на АБ с 11.10.08

Hufflepuff House: Полётчица Спасибо! Если украсть для дела - это запросто! ;)) DashAngel Ойййй. Спасибо огромное - за ошибки И за оценки - тоже Её Амелия звали:) Ее первое имя действительно Амелия, но я решила, что нужно подчеркнуть их родственную связь - Сьюзен называла свою тетю вторым, "домашним" именем ;)) FelixLakrima kassara Тешумай dakiny Terrini Благодарю! Ужасно приятно Toma Спасибо большое! Как ни странно, немного сквикнула ситуация со спасением Снейпа. То, как это произошло. Но на общем безупречном фоне это - мелочи. 10/9 Очень любопытно узнать, что конкретно сквикнуло :) SWLT Спасибо за оформление линии с Седриком: четвертая книга убила своим уничтожением походя, а тут вы дали человеку нормально уйти. Достойно. И за Снейпа отдельная благодарность. Действительно, гриффиндорцы должны были идти воевать, а лечить - это хаффлпаффцы. Хорошо, что Сьюзен поняла просьбу Северуса об отдыхе от всего. Спасибо. Очень приятно слышать. Седрик да, очень это печально - нелепая трагедия "убей лишнего". кыся Спасибо большое! Оффтоп: и слава Мерлину, хоть тут нет Сириуса))))))) Я только сейчас поняла, что сокращение СБ выглядит провокационно ;))) belana Римроуз Ох, спасибо! Как приятно Melany Спасибо Мне только немного подпортило впечатление неожиданный переход в AU в конце, на встрече с Гарри и компанией в хижине. Так все канонично до этого выходило.. Я предпочитаю это трактовать следующим образом - все было именно так, как в фике. А обществу преподнесли отредактированную версию. И я сильно подозреваю, что эпизод с "посмотри на меня" придумала Гермиона, это очень, на мой взгляд, маркетинговый ход - все дамы обрыдались ;) эла Я болею за Хаффлпафф. Не знаю, договариваются игроки команды о чем писать, или нет, но дух факультета передают просто потрясающе! Уверена, мы и дальше не подкачаем! Спасибо. Alix yana Благодарю katerson Спасибо! вот это я понимаю. вот это украли. И Снейпа украли ;))

эла: Hufflepuff House пишет: И Снейпа украли ;)) За Снейпа отдельное спасибо

21: Мне очень понравилось. Правда. Прямо даже хочу предыдущий ваш фик прочитать уже. Эм-м-м... моя в смятении: половинки баллов ставить нельзя, да?

miloshevich: Молодцы вы, ребята. И факультет снова очень последовательно изобразили, и Снейпа спасли. И когда успеваете? Hufflepuff House пишет: Чистый высокий голос Вольдеморта Ыыыы Раскрытие темы: 10 Общее впечатление: 9

Aerdin: очень хорошо, но как-то... без искры 9/9

Toma: Hufflepuff House пишет: Очень любопытно узнать, что конкретно сквикнуло а вот не знаю даже. Как-то ИМХО немножко выпирает из всей структуры фанфика. Как-то слишком походя что ли... А может быть просто передоз разных способов спасения профессора. Но скорее всего, просто слишком пристальное внимание к любимой на данный момент команде:)

Aidan Kirwan: Сильно и ровно, три задания - три замечательных работы! 10/10

Душечка: Hufflepuff House пишет: эпизод с "посмотри на меня" придумала Гермиона, это очень, на мой взгляд, маркетинговый ход - все дамы обрыдались ;) Вы жжоте!

Ul: 10 / 9

Weis: Замечательная история! Спасибо, что спасли Снейпа. 10/10 Зарегистрирован на diary.ru 22 ноября 2007 http://www.diary.ru/member/?583280

Hufflepuff House: эла Это мы завсегда пожалуйста ;)) 21 Мне очень понравилось. Правда. Прямо даже хочу предыдущий ваш фик прочитать уже. Спасибо! :) Читайте, не пожалее, как мне кажется ;)) А у нас еще клип есть - очень хороший Эм-м-м... моя в смятении: половинки баллов ставить нельзя, да? Даже не знаю. Но, кажется, нет ;)) miloshevich Спасибо большое! И когда успеваете? Мы очень, очень трудолюбивые Aerdin Спасибо! очень хорошо, но как-то... без искры (смущенно разводит руками) Toma Спасибо еще раз! Как-то ИМХО немножко выпирает из всей структуры фанфика. Как-то слишком походя что ли... Понятно :) Тут дело в том, что хотелось избежать гриффиндорского пафоса (в хорошем смысле этого слова), когда идея вращается вокруг Подвига. ну, они сделали то, что посчитали нужным. Они бы и Руквуду жизнь спасли, если что - как-то так. Aidan Kirwan Ul Chiora Спасибо! Душечка Вы жжоте! Weis Благодарю! А мы еще Перси спасли

Arahna: 1. 10 2. 10

21: По сути, мне не нравятся ровно последние два абзаца. Ну, и жемчужные шарики слез. Hufflepuff House пишет: А мы еще Перси спасли Так уж и быть: 10/10. За Перси-то.

katerson: Hufflepuff House пишет: И Снейпа украли ;)) я Снейпа и имела в виду. Повторюсь: где бы мы были, если бы не Хаффлпафф

Illusion: Все замечательно - интересно, драматично, динамично, герои великолепны. Мелкие недочеты и опечатки не в счет. Но возникшее под конец нигде не обозначенное AU немного испортило впечатление. А ведь до спасения Снейпа история выглядела вполне оригинальной) 10 9

JeSy: Легко читается, а мелочи типа: У Захарии даже шепот нудный, честное слово. и Думаю, Ханна не обидится, если на ее кровати поживет атлас. Она всегда любила нумерологию. просто чудесны. Энни МакГрегор Родственница Юэна? Кто-то должен сражаться, кто-то работать, а кто-то верить Воистину. Замечательные слова. Аккуратно и живо выписаны характеры. Чудесная линия Джастин-Сьюзен Оценки, само собой 10 10 Спасибо.

kos: SWLT пишет: Молодцы хаффлпаффцы. Без криков, поз делают то, что должно. ППКС! Я, кажется, поняла, чем хаффлпаффцы принципиально отличаются от гриффиндорцев. Нет, они точно так же лезут куда не надо и нарушают правила совершают подвиги. Но они меньше возмущаются в процессе. Только подумать, сколько бы было воплей и разборок, затей эту историю Золотое Трио! А тут все мирно, конструктивно. Даже Зак ведет себя на диво прилично. В общем, история не слишком цепляет, но в героев я влюбилась! 10 10

Карта: 1) 10 2) 10

Hufflepuff House: Arahna Спасибо за оценки 21 Спасибо - от нас и от Перси Меня два последних абзаца тоже смущают Кстати, последние абзацы ва с в каком плане смущают? Можно развернуть? :) katerson Повторюсь: где бы мы были, если бы не Хаффлпафф Illusion Спасибо огромное! Но возникшее под конец нигде не обозначенное AU немного испортило впечатление. А ведь до спасения Снейпа история выглядела вполне оригинальной) Я-таки настаиваю на версии, что гриффиндорское трио ввело магическую общественность в заблуждение ;))) Ведь у нас нет иных доказательств, кроме слов Троицы. Но я серьезно подумаю над этим моментом, спасибо еще раз. Либо АУ в шапку, либо что-то в консерватории подправить... JeSy Ужасно приятно. Спасибо большое kos Благодарю ;)) Гриффиндорцы, как мне видится, все делали бы ради высшей цели. А хаффлпафцы - потому что в данный момент поступить иначе нельзя. Карта

Chiora: Hufflepuff House пишет: Я только сейчас поняла, что сокращение СБ выглядит провокационно ;))) Я заметила. Последнее время прочёсывание фиковых залежей у меня идёт по двум направлениям - "где в пейринге СБ?" и "есть ли что нибудь интересненькое почитать?". Сами понимаете, открыла я Ваш фик по первой категории, а читала по второй, и нисколько не расстроилась. 10 10

21: Hufflepuff House пишет: Кстати, последние абзацы вас в каком плане смущают? Можно развернуть? :) То есть, с шариками все в порядке? Эм-м-м... Я периодически теряю способность внятно и понятно изъясняться. Вот щас напишу, а не то будет - я знаю. Ну, скомканно - это раз. Нужно было уложить максимальный объем информации в минимум текста - оно и уложилось. Причем, такими банальными предсказуемыми фразами, что я могла бы глаза закрыть и, не читая, пересказать. Слово в слово практически. Так сочинения в девятом классе пишут: *Но когда вспоминаю... понимаю, что все это, наверное, было не зря*. Сквикает. И из ритма выбивается знатно. Я буквально этот кусок в два раза быстрее читаю, чем все, что до - по-другому не получается. Если бы я вдруг стал писатель... я бы это последним хорошим хаффпавским диалогом сделала: типа вышли они от Гаррика и пообсуждали слегка его просьбу - парой фраз всего - в своем хаффлпавским жедухе. Вам виднее, как именно... Как-то так.

Tay: А мне не понравилось. :( Вот совершенно. Простите. :( 7 4 На дайри с 30.10.07: http://www.diary.ru/member/?598809

Hufflepuff House: 21 То есть, с шариками все в порядке? Насчет них я еще не решила. Надо бы подумать, но я уже не могу Спасибо за ответ. Как сторонний критик, я бы сказала, что данную информацию нужно было бы вписать в действие, чтобы она не выглядела "объяснялкой" для тупого читателя. Вы это имели ввиду? Возможно, когда текст отлежится, я что-нибудь придумаю. А пока с двумя последними абзацами лучше, чем без них. Мне так кажется. Еще раз спасибо Tay Не расстраивайтесь. Ничего страшного. Вкусы и видение факультета у всех разное. Хотя жаль, конечно

21: Hufflepuff House Ну, в общем, да.

taiverin: Интересно получилось. Немного "фанфиково" - то есть не особенно верится в такое, ну да ладно. Все равно интересно. Спасение Снейпа меня тоже сквикнуло. Тема - 9 Впечатление - 8

Вересковый Яд: Господи, автор... сижу и сморкаюсь в платочек... спасибо, что позаботились о Седрике! И еще - как приятно, когда автор любит своих героев! от канона под конец совсем не осталось такого впечатления... 10 и 10

Hufflepuff House: 21 Как приятно найти общий язык с читателем! taiverin Спасибо! Спасение Снейпа меня тоже сквикнуло. Сквикнул сам факт очередного оживляжа или то, как это было сделано? Вересковый Яд Спасибо! Ужасно приятно слышать

Mileanna: У Рейвенкло - рейвенкловское Трио, у вас - хаффлпаффское..) в общем, всё ровненько и хорошо. Но мне бы хватило и истории с Седриком, без спасения Снейпа. 8/9

drop: 10 10 Регистрация на АБ http://hp-fiction.borda.ru/?32-drop 25.01.09

Hufflepuff House: Mileanna Спасибо! :) Но мне бы хватило и истории с Седриком, без спасения Снейпа. Извините. Шибко надо было (с) drop Спасибо большое

xenya : Вот вроде и украдено всё правильно, и люди разумные и хорошие, и Снейп выживший, а меня не зацепило никаким боком. Какая-то неправильная я сегодня (ушла в печали) Простите глупой (c) 10/5

Hufflepuff House: xenya Очень грустно, что вам не понравилось Но в любом случае - спасибо за оценки.

zanuda: Увы, я согласна с xenya : вроде все хорошо, но не зацепило. Что делает в Хогвартсе Джастин и магглорожденные первоклассники? В тот год в Хогвартсе не было магглорожденных, а Джастина без малейшего ущерба для сюжета можно было заменить на Эрни. Объяснение насчет имени тетушки хорошо, но комментарии не в счет. У меня весь фик было впечатление, что это какая-то выдуманная тетушка, а не канонная. Особые последствия круциатуса для девочек опровергаются опытом Гермионы. Почему гибель Седрика объясняется тем, что никто не хотел верить в возвращение Вольдеморта? Эти два события произошли практически одновременно. Это, разумеется, мелочи, текст хорош, в том, что меня он не зацепил, автор не виноват, так что от оценок воздержусь.

Сова: 9 9

ikarushka: Hufflepuff House Вопщем, это не первый фик на Стартах, когда мне захотелось попросить: "Перескажите, плз, краткое содержание и скажите уже чем закончиццо, плз!" Мне нравиццо, кстате, што ваша команда раскрывает тему сисег! Но тут сисьге Боунс имхо, неудачный POV испортил фсю интригу. Заметьте - я верю в лучшее, и надеюсь, што эта интрига была До конца не дочетала, сорри 8)

Hufflepuff House: zanuda Спасибо за замечания Сова Благодарю за оценки ikarushka Бывает! Главное, чтобы люди помнили: есть такая штука - сиськи. Ну и не забывали, зачем их носят А то так посмотришь... Эх.

reader: Красота какая! Читала - оторваться не могла 10/10

Турмалин: 10 и 10 http://hpfiction.borda.ru/?32-typmalih

Hufflepuff House: reader Спасибо! Очень приятно слышать - особенно от вас Турмалин Благодарим за оценки!

Dita: 10/9

ikarushka: 9 5

Hufflepuff House: Dita ikarushka Спасибо за оценки!

Molly Malone: Замечательный рассказ! Я, похоже, становлюсь фанаткой Хаффлпаффа! Спасибо за таких живых и "условно живых" персонажей!

lady Gremlin: Хаффлпафф ВС3 1) 10 2) 10 Фанфик замечательный. И ладно, что в шапке не стоит нужное AU, но множество расхождений с каноном. Ценнее то, что хаффлпафцы получаются обычными людьми волшебниками, но очень добрыми. За такую доброту, в которую веришь, десяток не жалко. Я болею за вас!

red_up: 10 10

Лис: 10 8

Hufflepuff House: Molly Malone Спасибо большое, очень приятно Здорово, что нам удалось показать факультет с лучшей стороны ;) lady Gremlin Ох, ужасно стыдно за отсутствие АУ, но мне кажется, было бы не спортивно менять шапку после выкладки ;) Спасибо большое! red_up Лис Благодарим за оценки!

Nuttsy: 10/9

Рыжая Элен: 10/8 если честно, профессор зельеварения показался тут несколько неуместным. Седрика было более чем достаточно...

Hufflepuff House: Nuttsy Благодарю за оценки! Рыжая Элен если честно, профессор зельеварения показался тут несколько неуместным. Седрика было более чем достаточно... Очень хотелось спасти всех. Но получилось только профессора. И Перси Спасибо за оценки!

vlad: 10-10

kaiman: Читать фанфик интересно. Герои живые. Правда, кое-какие моменты смутили (неудачные предложения, к примеру). http://www.diary.ru/~anton-kaiman/ 10/9

бурная вода: Прочитала давно, а вот отзыв пишу только сейчас, ибо во многом согласна с zanuda по поводу расхождений канона, которых можно было избежать, ИМХО. И я не о Снейпе. Фик хороший, и понравился, но вот его ненужная АУ-шность очень мешала и царапала. Так же как и стремление оставить Седрика привидением, а не желание помочь ему или сделать свой выбор, или помочь освободиться, уйти. ИМХО, волшебники вообще-то должны знать, хорошо ли тут привидениям. 9 8

бубля: 10/10

Anarda: 10 8

Toriya: 1) 10 2) 10

Hufflepuff House: vlad Toriya Anarda бубля Спасибо за оценки! kaiman Спасибо! Буду рада замечаниям :) бурная вода Благодарю за оценки и комментарии! ИМХО, волшебники вообще-то должны знать, хорошо ли тут привидениям. Думаю, это вопрос ужасно теоретический. Мое вот ИМХО, волшебники и про тестралов в каретах в Хогвартс должны знать, а поди ж ты ;))

Зелёный чай: 9 9

Читерабоб: соблазнившись иллюстрацией зашла почитать... и жыстоко разочаровалась. 8/4

Пух: Спасибо за оценки и комментарии ;)) Извините за отсутствие слова АУ в шапке - забыла Неоценивших мой креатифф запомнила и записала



полная версия страницы