Форум » Архив "Весёлые Старты" 2009 ВС 1-12 » ВС 2: "Где-то во Франции", СС, ГП, мадам Максим, G, миди, джен » Ответить

ВС 2: "Где-то во Франции", СС, ГП, мадам Максим, G, миди, джен

Бобатонская академия: Авторский фик, тема: «Волшебники иногда вмешивались в ход времени» Название: «Где-то во Франции» Автор: valley Бета: Altea Герои: СС, ГП, мадам Максим Рейтинг: G Жанр: джен Саммари: волшебники, придумавшие и построившие Бобатон, были, судя по всему, большими шутниками. Дисклаймер: все права на персонажей принадлежат Роулинг, а команде Бобатона - только шпильки и ленты.

Ответов - 136, стр: 1 2 3 4 5 All

Бобатонская академия: Где-то во Франции Мне сегодня в темный полдень поболтать и выпить не с кем - так и надо, так и надо, и по сути - поделом. Ибо, что имел - развеял, погубил, спустил на рынке, даже первую зазнобу, даже глупую слезу, но пришел сюда однажды и подумал по старинке: "Все успею, все сумею, все добуду, все снесу". E. Peйн I. - Вы напрасно так волнуетесь, мадам Максим. Еще и десяти нет. - Четверть одиннадцатого. - Неужели? – заместитель директора удивленно глянул на единственные в замке синхронизированные часы и пожал плечами. – Действительно. Но волнуетесь вы все равно напрасно. - В этом нет никакого смысла, - вздохнула мадам Максим. – Но не волноваться я не могу. Не могу себе этого позволить. Вы помните, что он устроил в тот несчастный год, когда Дамблдор затеял турнир? Все якобы определилось к середине августа, а за несколько секунд до полуночи он опять поменял место, и нас незнамо где носило почти до утра. В полдень впустил детей, а потом принялся трансформироваться. Турнир пришлось отложить почти на два месяца. Пока он не соизволил остановиться, я не могла уехать. Директриса смолкла и грустно уставилась в окно. - Вот я и говорю, что переживать бессмысленно, - медленно произнес ее заместитель, сочтя излишним упоминать, что в тот год, когда Дамблдор затеял турнир, сам он был вовсе не здесь, а совсем в другом месте. - Но это не самое страшное. Когда я только пришла сюда преподавать изящные искусства, был случай… Не могу точно вспомнить, в каком году, но он остановился шестого числа. - Шестого?! Дети не могли попасть в школу до шестого сентября?! - Ноября, - мрачно ответила мадам Максим. – До шестого ноября, месье Сертан. - В это невозможно поверить! - Так что, как бы вы ни были любезны, не волноваться я не способна. - Как вы полагаете, мадам Максим, что он выберет на этот раз? - Этого не угадать. Но хотелось бы, конечно, куда-нибудь поближе к Пиренеям. Мне порядком наскучил наш однообразный север. - Он действительно может уйти на юг? - Разумеется. Хотя за те шесть лет, что вы здесь работаете, мы не становились южнее Руана. А вот когда я еще училась в школе, он три года простоял на пике Д'Эстатс. Сказочные были времена. - Красиво там? - Бесподобно, должна сказать. - Уверен, вам хотелось бы в Ниццу. Или, на худой конец, в Марсель. - Вы пытаетесь развлечь меня пустыми мечтами, добрейший месье Сертан, - улыбнулась мадам Максим, - но должна сказать, что на этот раз - неудачно. Во-первых, Ницца не лучший вариант. С этими местами связана одна из самых мрачных страниц истории нашей школы. - Даже так? - Представьте себе. Правда, это было давно, но… А во-вторых, он предпочитает горы. - Когда я только приехал сюда, вы обещали объяснить, почему не можете дать мне прочитать что-нибудь по истории Бобатона. - Никогда не поверю, будто вы до сих пор не знаете, что таких книг нет. С вашей-то… настойчивостью. - Я не нашел. - Их нет. Вести летопись запрещено уставом школы. - Я знаю устав. Вы, если помните, заставили меня выучить его наизусть. Но не может быть, чтобы кто-нибудь… - Разумеется, попытки были. Но они ничем не закончились. Это невозможно, как и то, что интересует вас больше всего. Проследить систему перемещений замка нельзя. - Ваше заявление бездоказательно. - В этом нет системы. Он так заколдован. Однажды, когда я училась на втором курсе, мадам Журбен, бывшая тогда директрисой, провела в школе все лето, пытаясь понять, как устроен замок, после чего нам прислали новую директрису, а школа полтора года простояла на Монблане. - Где?! - А вы как думали. Не надо искать систему, любезный месье Сертан. Ему это не нравится. - Но ваши угрозы не оправдались. За шесть лет замок ни разу не доставил мне неприятностей. - Вы аккуратны, - ответила мадам Максим и, глянув на кривую усмешку своего заместителя, с улыбкой добавила: - И, по-моему, вы ему нравитесь. Я даже готова утверждать это. Вы сразу ему понравились, месье Сертан. II. - Что же мне с тобой делать?.. – задумчиво спросил Люциус Малфой, грустно глядя на вторую неделю лежащего в постели и ко всему равнодушного бывшего директора Хогвартса. - Сдай Министерству, - последовал невнятный ответ. - Ты же не хотел. И, честно говоря, после всех заявлений Поттера… Снейп закрыл глаза и слегка отвернулся к стене. Люциус вздохнул и вышел из спальни. «Он вышвырнет меня отсюда, - горько подумал Снейп, когда за приятелем закрылась дверь. – Зачем ему проблемы. Вчера даже про Мунго упомянул». - Я его понимаю, - жаловался Люциус жене тем же вечером. – Ему тут нет места. Что ему делать? Он их всех терпеть не может. Да и они его тоже. - И опасно, - сказала Нарцисса. - И опасно. После всего, что наговорил Поттер, его сначала поднимут на смех, а потом кто-нибудь из наших незаметно убьет, когда эта их победная эйфория стихнет. Лучше пусть считается погибшим. Так им проще будет восхищаться. - Ты не можешь прятать его тут вечно. Ему надо как-то устраиваться в новой жизни, раз старая не подходит. - Вот я и не знаю, что делать. А сам он целыми днями лежит и смотрит в потолок. - Молчит? - Да. - Его надо чем-то заинтересовать. - Я не знаю ничего такого, чем его можно заинтересовать. Чего он в этой жизни не видел? - Да он ничего не видел, - пожала плечами Нарцисса. – Нигде не был, ни с кем не общался. Я имею в виду нормальных людей. Прожил почти сорок лет в подвале, как крот. Конечно, он теперь не знает, чем заняться. У него кругозор земляного червяка. - Ну, неправда. - Я не имею в виду интеллект. Я имею в виду интересы. Желания, я там не знаю, любовь, в конце концов. Он ничего не хочет, потому что не знает, чего можно хотеть. Ему надо показать мир. Необходимо. Мы вроде как ему должны. - Я понимаю, - неохотно промямлил супруг. - Ты плохо понимаешь. Только благодаря ему мы с тобой можем сейчас жить дальше. Ты просто обязан отплатить ему тем же. - Все, что мог, я сделал. Я его спрятал. - Этого мало. - Отправиться с ним в кругосветное путешествие? Как ты предлагаешь его возить, его теперь все знают. - Вот уж не проблема. - Не проблема. Но это невозможно сделать без его участия. А он не хочет. - Ты предлагал? - Да. А «Imperiо» его не берет. Да и что за удовольствие путешествовать под «Imperio». Результатом этого разговора стало то, что через два дня Люциус Малфой написал письмо. И еще через сутки получил на него ответ. Ответ был таков, что хозяин Имения полночи бродил из комнаты в комнату, жестикулируя и разговаривая сам с собой. - Она согласилась на него посмотреть, - сообщил он жене, заявившись под утро в спальню. - Ты ничего другого и не ожидал, - Нарцисса проснулась и мужественно изображала полную готовность беседовать. - Я надеялся, что она откажется, - Люциус сел на кровать. – Ничего не выйдет. Все, что там есть, противоречит его привычкам и образу мыслей. Он никогда ей не понравится. Ни ей, ни… ему. Он сойдет там с ума. - Не сойдет. Я в него верю. - Ты просто не знаешь, что это место делает с теми, кто ему не нравится. - Вероятно, именно поэтому мадам Максим пока только «согласилась посмотреть». Если что-то пойдет не так, это быстро станет понятно. Да? - Да. Если он переживет там первую ночь и сохранит рассудок, то полдела сделано. Останется только, чтобы и ему там понравилось. - Я не слышала, чтобы кому-то там не понравилось. Говорят, так не бывает. - Говорят. Но… мне там не понравилось. - Ты там не жил. - Я там бывал. Он… человек, поживший там, уже никогда не станет прежним. Я не захотел. - И правильно. Тебе ни к чему, - Нарцисса улеглась поудобнее, собираясь досматривать прерванные беспокойным супругом сны. – Отвези его туда поскорее, а там видно будет. Если не поможет, - она зевнула, - придумаем еще что-нибудь. - Ты так легко к этому относишься, потому что никогда там не бывала, - сердито сказал Люциус, встал и вышел из комнаты, продолжать свое блуждание по коридорам Имения. III. - Сев, мы с тобой уезжаем. - Прямо сейчас? - Да… Нет, как только он остановится… - рассеянно отозвался Люциус, не отрываясь от письма. - Кто? - Прости? Ах, да, неважно. Извини, это я про себя. - Ты хочешь от меня избавиться? Это что, больница? - Нет, - Люциус удивленно посмотрел на бледного как смерть Снейпа. – Нет, конечно. Но согласись, что пора как-то действовать. Тебе нужна помощь. - Мне не нужна помощь! - Тебе там понравится. Слова эти привели Снейпа в ужас. Но общее состояние его было таково, что он даже не пытался спорить. И еще целую неделю молча страдал в ожидании неизбежного, пока в один из пасмурных дождливых августовских дней Люциус не велел ему собраться и выходить на крыльцо. Профессор обреченно выполнил все указания и уже на улице обнаружил, что предстоящая прогулка нервирует приятеля ничуть не меньше, чем его самого. Это почему-то немного успокаивало. Люциус протянул руку и, дождавшись, пока Снейп взялся за нее, аппарировал прямо с крыльца, не выходя под дождь. Профессора мгновенно ослепило яркое солнце. Когда он отважился приоткрыть глаза, то сначала не увидел ничего, кроме кустов шиповника. Они были повсюду. А над ними кружились сонмы бабочек. - Кажется, мы вполне удачно попали, - Люциус удовлетворенно вздохнул. – Ну, пойдем, - и повлек приятеля к широкой лестнице. Здания ослепленный солнцем Снейп разглядеть не успел и только шепнул уже в дверях: - Где мы? - Это Бобатонский замок. Не волнуйся, нас ждут. Внутреннее убранство школы поразило Снейпа в самое сердце. Большой холл был сплошь отделан розовыми обоями с мелкими цветами, а под потолком, так же как и на улице, кружились бабочки. - У нас запрещено носить черное, - мадам Максим появилась перед ними как будто ниоткуда и глядела на бледного и порядком напуганного гостя не особенно приветливо. Нелюбезный прием, как и следовало ожидать, мгновенно привел слегка ошарашенного профессора в себя. В конце концов, он успел побывать директором Хогвартса. А тут что? Розовое безобразие в цветах! - А коричневое? – мерзко осклабившись, спросил он. - К сожалению, нет. Бордовое можно. Угодно? Снейп отрицательно мотнул головой. Потом посмотрел на Люциуса, и тот с легкостью прочел в этом сумрачном взгляде смертельную ненависть. Но Малфой был тверд. - Не спорь, - тихо сказал он. - Не угодно бордовое? – резко спросила мадам Максим. – Тогда будьте любезны, определитесь поскорее. - Темно-зеленое, - быстро проговорил Люциус. Директриса взмахнула палочкой, и профессорская мантия приобрела приглушенный цвет морской волны. - Кто придумал такие дикие порядки? – Снейп с безмерным удивлением ощущал полное отсутствие желания возмущаться. - Так записано в уставе школы, - мадам Максим осмотрела его с ног до головы настолько неприятным взглядом, что Снейп на секунду заподозрил, будто Люциус продал его этой ужасной женщине. - Проходите, - сказала она и вдруг слегка улыбнулась. – Посмотрим, как вам у нас понравится. «Что тут может нравиться, - злобно думал Снейп, пока Люциус торопливо тащил его за руку наверх по лестнице из розового мрамора. – Что им от меня надо?!» - Я буду здесь с тобой столько, сколько потребуешь, - убежденно втолковывал профессору Малфой, как только они остались одни в гостевой спальне, куда их проводила мадам Максим. - И если захочешь, уедем вместе. - Давай уедем прямо сейчас, - быстро сказал Снейп. Но уверенности в его голосе явно не хватало, и Люциус это заметил. Потому что именно этого и ждал. - Уедем завтра. - Поклянись. - Нерушимой клятвой? – в голосе явно звучала насмешка. - Я надоел тебе, да? - Не выдумывай. - Посмотри, тут тоже все розовое! И везде бабочки! - Это не страшно. - Снейпу показалось, что приятель занервничал. - Сев, здесь все совсем не так, как тебе, возможно, кажется. - Я понимаю, - тоскливо отозвался профессор. – Потому что кажется мне, будто за пологом прячется Амбридж. У нее была в Хогвартсе очень похожая комната. Только вместо бабочек – кошки. - Летали? – удивился Люциус. - Еще бы они летали! – Снейп помолчал. - Ей-то я зачем сдался? Этой мадам. - Она согласилась… - Зачем? - Здесь училась моя матушка. Мадам Максим очень ее любила. - То есть директриса этого розового кошмара делает тебе одолжение. Потому что любила твою мать. Так? - Сев… - Отвечай! Но отвечать не пришлось. Снейп вдруг обнаружил, что от розовых обоев с цветами не осталось и следа. Голые каменные стены стремительно покрывались мхом, отчетливо запахло плесенью. - Что это?.. – прошептал несчастный мастер зелий, вцепившись Люциусу в руку. – Что это… такое? - Это Бобатон, - усмехнулся Малфой. – Я же предупреждал. Не волнуйся. В этом году тут все равно только розовое. Не повезло тебе. - Где розовое?.. – профессор решил, что ему все-таки еще очень плохо. - Ну, пока ничего не меняется - все розовое. А если меняется, то какое угодно. Вон посмотри, и бабочки почернели. Снейп задрал голову. Под потолком действительно кружили большие бабочки с покрытыми цветными узорами черными крыльями. – Я не могу жить в месте, где все постоянно меняется, – пробормотал он, почти умоляюще взглянув на Люциуса. - Как раз здесь ничего не меняется. Снейп посмотрел на бегущих по мшистым стенам пауков и понял, что сходит с ума. - Люци, мне плохо. - Здесь ничего не меняется. Здесь все и сразу. - Как такое возможно? - Сев, здесь нет времени в той форме, к которой ты привык. - В какой форме?.. - Его здесь нет как измерения. Эта условная величина тут отсутствует, понимаешь? - А что здесь есть? - Все остальное есть. - Ты хочешь сказать, что когда-то стены этой комнаты были вот такими? - Ну да. Когда-то были такими, сейчас розовые, на следующий учебный год школа поменяет место и форму, а розовые обои просто останутся. Потому что они теперь будут тут всегда. - За столько лет тут должно было множество раз все поменяться. Мы бы сейчас сидели внутри калейдоскопа. - Мы и сидим. Но человеческие глаза и мозг не способны воспринять столько образов одновременно. Ты видишь только то, что соответствует твоему состоянию. Школа сама за этим следит. Чего только ни происходило в этой комнате с той поры, как был возведен Бобатонский замок. И все эти события здесь. - А что видишь ты? - То же, что и ты. - С какой стати? - Потому что я так хочу, Сев, - устало вздохнул Люциус. - А если я захочу чего-нибудь другого? - Захоти. А то я уже весь в паутине. Снейп замер на несколько секунд, прикрыв глаза, и мох, медленно растворяясь, уступил место розовым цветочкам. Снейп открыл глаза. - По-моему, этот замок любит крайности, - усмехнулся он. - Я же говорил, что тебе понравится. IV. Снейп видел, что Люциус замка боится, и у него хватило сил через пару дней отпустить несчастного приятеля домой. - Я напишу, если что не так, - пообещал он на прощание. – И если отсюда можно будет написать. - Сев, здесь все можно. Нормальная школа. - Ну, знаешь… - Ничего такого. Детей еще нет, а так... - Ты не видишь детей? – Снейп насмешливо оглядел беснующихся среди кустов шиповника младшекурсников. - Вижу, конечно. Но ты же понимаешь, что это не те дети, - нервно отозвался Люциус. – Можно, я пойду, а? Они распрощались, и Снейп, ощутив даже некоторое облегчение, отправился в свою комнату исследовать замок. Он справедливо полагал, что для начала выделенной ему комнаты будет более чем достаточно. От этого занятия его в начале сентября оторвала мадам Максим. - Вам следует больше гулять, месье Сертан, - как ни в чем не бывало сообщила она. - Где? – мрачно оглядев директорский кабинет, спросил Снейп. – Отсюда можно выйти? - Выйти из замка вы, разумеется, можете в любое время, но я бы советовала вам гулять в наших стенах. Тут есть зимний сад. Есть парк, наконец. Небольшой, но вполне… - Боитесь, сбегу? Или что ваша школа сбежит от меня? - О, это как раз не страшно, - загадочно улыбнулась мадам Максим. – Вряд ли вам теперь уже удастся сбежать друг от друга. Снейп хотел спорить. Хотя и понимал, что спорить тут не о чем. Все так и есть. Расхотев спорить с явными фактами, он почувствовал огромное желание сделать невозможное. Доказать этой странной женщине, что зря она так уверенно улыбается. Он свободный человек со свободной волей и правом поступать по-своему. Какого черта он не сможет убраться из этого места! Или она считает, что он станет скучать? Скучать по этому розовому ужасу? И пожелает сюда вернуться? Да он… Но рассудок вкрадчиво советовал не делать глупостей. Или это был не рассудок, а что-то другое, но так или иначе, это что-то нашептывало, успокаивало и призывало остановиться. «Кому на этот раз ты хочешь доказать, что ты законченный дурак? – как будто спрашивало оно. – Ты уже всем все доказал. И тем, кто умер, и тем, кто остался жив, и самому себе. Чего тебе не хватает теперь, сейчас?» «Тут нет понятия «сейчас», - упрямо ответил он этому внутреннему обольстителю. – И я не обязан…» «Не обязан, - легко согласился обольститель. – Не обязан. Не должен никуда бежать, ничего предпринимать, ни о чем думать, ни к чему стремиться, ничего желать. Ты ничего никому не должен. Остановись». - Куда бы я ни пошел, все время прихожу обратно. У вас нет тупиков? - Замок всегда выстраивает круг относительно предмета, который находится в центре вашего внимания. Очень удобное архитектурное решение. - Это раздражает. - Неужели? - Не знаю, - угрюмо буркнул Снейп. - Вы привыкнете. - Люциус Малфой говорил, что тут снятся странные сны. - Это ему тут снятся странные сны. Вам тоже? - А вам – нет? - Мне - нет, - улыбнулась мадам Максим. – Мне - только сказки. - Мне тоже, - немного по-детски обрадовался Снейп и тут же пожалел, что сказал это. - Вот видите. - Вижу. Это нормально, что потом эти сны блуждают по коридорам? - Конечно. Они вам нравятся? Если бы Снейп был нормальным человеком, он бы ответил, что очень. Но он был кем угодно, только не нормальным человеком, и поэтому лишь буркнул: «Не знаю, посмотрим», - и ушел изучать замок дальше. «Самое ему тут место, - удовлетворенно думала мадам Максим, глядя на закрывшуюся за ним дверь. – Слишком въедливый и аккуратный, что будет полезно нам, и очень беспокойный, с чем, безусловно, мы поможем справиться ему. Никогда не уедет. И удивительно нам подходит. По всем параметрам».

Бобатонская академия: V. - Месье Сертан, мы ждем гостей. - Их много? - Ну вот, вы уже начали волноваться. - Ничего подобного, - Снейп зло глянул на подоконник. Расставленные там цветы вяли прямо на глазах. - Не много. Один человек. Я получила письмо, - мадам Максим показала своему заместителю голубой конверт, - от мистера Гарри Поттера. Он желает встретиться с вами. Цветы засохли, почернели, скукожились и рассыпались неясной пылью, горшки треснули и свалились с подоконника на пол. - Если вы так… - Высыпавшаяся из цветочных горшков земля зашипела и вспыхнула зеленоватым пламенем. – Месье Сертан! Если вы не хотите, то никто вас не принудит. Вы слышите меня?! Зеленое пламя разошлось по всему полу и поползло вверх по стенам. Единственные на весь замок синхронизированные с внешним миром часы треснули, полетели вниз и, ударившись о пол, рассыпались на сотни мельчайших осколков. - Месье Сертан! - Вы пожалеете об этом! – на весь кабинет прогремел высокий холодный голос. Снейп шарахнулся к двери, потом, устыдившись такой явной слабости, тряхнул головой, отгоняя неприятный образ, и неуверенно вернулся к директорскому столу. - Том Риддл бывал здесь? – спросил он, приходя в себя. - Бывал, - как будто ничего не произошло, отозвалась мадам Максим. – Пару раз. - И Бобатон впустил его? - Он любознательный. Успокоившись, Снейп мельком оглядел цветы в горшках, часы над директорским креслом и саму мадам Максим, как всегда невозмутимую и доброжелательно настроенную. «Ради чего она меня терпит? - тоскливо подумал он. – Неужели действительно так сильно любила покойную мадам Малфой? Не может быть. Не может быть, чтобы только из-за этого. Но почему тогда?» - Вы хотите, чтобы я увиделся с Поттером? - Он знает, что вы - это вы. Но пока написал лично мне. Если мы откажем ему, он ведь не остановится. Когда я его видела, он был еще ребенком, но весьма целеустремленным. - Нам только не хватало официальных запросов. - Именно так я и подумала, - улыбнулась мадам Максим. - Вы не прячущийся преступник, вы человек, оберегающий свою личную жизнь. Это ваше право, и Поттер ищет вас как частное лицо. Скорее всего, одна встреча вполне его удовлетворит. Снейп так не думал, но спорить не стал. Поттер в его жизни всегда был неизбежен, как смена дня и ночи. Даже здесь. Они встретились посреди небольшого зала для приемов, и стены слегка изогнулись, как бы заключая их в воображаемый круг. Гарри Поттер немного подрос и в целом в свои двадцать три года выглядел, как его отец в семнадцать. Во всяком случае, это было первым визуальным впечатлением Снейпа. А Гарри отметил, что мантия профессора имела темно-фиолетовый цвет, а волосы были подстрижены немного короче, чем когда он работал в Хогвартсе. Этим внешние изменения исчерпывались. По залу носились студенты младших курсов и, видимо, играли в жмурки. То есть Гарри видел, что они играют именно в жмурки, но он не мог постигнуть, почему Снейп не обращает на них ни малейшего внимания. За те полторы минуты, что они разглядывали друг друга, водящий мальчик уже дважды врезался в бывшего грозного профессора, а тот никак на это не отреагировал. Он даже не отреагировал на крики других детей: «Он не играет!» А после того как Снейп придержал споткнувшегося и вцепившегося в него ребенка и спокойно сказал: «Я здесь не играю», Гарри решил, что это дурной сон. - А в других местах играете? – вместо приветствия спросил он. - Это их не интересует. Им важно, что я не играю с ними. Гарри понял, что этого ему постигнуть не дано и пора переходить к делу. - Мы не могли бы… Я хотел... - Вы, как всегда, не знаете, чего хотите, Поттер. - Мы можем остаться одни? - Желаете пройти в мои комнаты? Гарри не мог понять, насмехается над ним Снейп или нет. - Если это удобно, - неуверенно ответил он. - Удобно. Но там Жюли. - Кто? - Там обитает некая молодая особа, которая когда-то преподавала здесь. - Вы женились? - Нет. Гарри показалось, что Снейп помрачнел, и он пожалел, что упомянул о женитьбе. Но с другой стороны, если девушка в его комнате, то и ежу понятно, что она там делает. То есть… Гарри сбился. - Она ваша… девушка? - Я с ней незнаком. - Это привидение? – после секундного замешательства спросил Гарри. - Нет. Она просто там есть, Поттер. Как эти играющие дети есть здесь. С ними я незнаком тоже. Смиритесь с этим. - А… что она там делает? - Она. Там. Есть. Это такая грамматическая форма. Повторить еще раз? - Не надо, я понял. Она там существует. Так? - Да. - Она живая? - Да. - И вы с ней не знакомы. - Нет. - А что она там делает?.. - Дай мне Мерлин терпения, - пробормотал Снейп. – Вы знаете, Поттер, за последние пять лет меня ничто так не выводило из себя, как в свое время вы. Что вам нужно? Куда вы хотите пойти? Что я должен делать? Давайте выкладывайте. - В Хогвартсе повесили ваш портрет. - Зачем? - Ну, так положено. Вы же были директором. Профессор Макгонагалл… - Сердечно рад за нее. Гарри не мог сказать ничего из того, что действительно хотел, отлично понимая: Снейп и так разговаривает с ним через силу. Во всяком случае, ему так казалось. - Здесь не хотите попасть в директора? - Это невозможно. - Не бывает ничего невозможного. - Бывает. Бобатон не терпит директора. Ему нужна особа женского пола. Вступая в должность, директриса заключает с замком что-то вроде символического брачного контракта. Он получает права супруга. - Э-э… - Гарри почувствовал себя очень странно. - Вряд ли его интересует то, о чем вы подумали, Поттер, - усмехнулся Снейп. – Это духовная связь. Она обязана следовать за ним, заботиться о нем и тому подобное. А он, в свою очередь, оберегает ее. Она даже может выйти замуж и обзавестись детьми, оставаясь на этой должности. Хотя я о таком не слышал. - Вот почему она отказала Хагриду! – воскликнул Гарри. - А он предлагал? – с любопытством спросил Снейп. - Несколько раз. - Могла бы и пойти. Какая Хагриду, в сущности, разница где… Хотя лес здесь есть не всегда. Чаще горы. Да и с животными у нас не очень. Не бабочек же ему разводить. - Он бы вам вывел, - засмеялся Гарри, - какого-нибудь мутанта, плюющегося огнем. Снейп помолчал и сменил тему: - Чем вы занимаетесь? - Работаю, - без энтузиазма отозвался Гарри. - Вам не нравится работа? Кем, если не секрет? - Аврором. Позапрошлым летом я закончил обучение. Вы не получаете наших газет? - Получал. В первый год. А потом как-то не до того стало. Гарри с возрастающим удивлением понимал, что Снейп не рисуется. Ему, казалось, действительно совсем не интересно, что происходит в Англии. Что происходит в Хогвартсе. В месте, с которым была связана вся его жизнь. Как же такое возможно? За каких-то пять-шесть лет. Разговор был просто разговором учителя с выросшим учеником. То есть именно тем, чем он бы и должен был быть, если бы Гарри беседовал с кем угодно из своих бывших профессоров. С кем угодно. Кроме Снейпа. - Как вы меня нашли? В Англии не осталось вещей, к которым я до сих пор был бы привязан. Или у вас есть нечто подобное? - Лучше, - улыбнулся Гарри. - У меня остались ваши воспоминания. Как думаете, очень сложно было вас найти? Я аврор все-таки. - Быстро нашли? - Конечно. Как только понял, что вообще означают ваши странные перемещения по этой стране, сразу нашел. Хоть вы и поменяли имя. - Я не менял. Мадам Максим перевела мою фамилию на французский. - Довольно странный перевод. - Ей так было угодно. Я не спорил. VI. Гарри так и не смог спросить у профессора Снейпа ничего из того, о чем собирался. И рассказать ничего не смог, потому что тому было откровенно неинтересно. Хуже того, Гарри с неимоверным удивлением заметил, что и самому ему это довольно быстро стало неинтересно. Неинтересно все из того, за чем он сюда стремился. Но не в правилах мистера Поттера было так легко отказываться от дел, которые он считал важными. Потерпев неудачу в первый день, он решил остаться в Бобатоне на ночь. А потом еще на день, а потом… Замок был странным. Гарри быстро догадался, что и как тут меняется, а Снейп равнодушно сообщил ему в числе прочего, в чем, собственно, основной секрет. - Значит, пространство на месте, а времени нет, - за несколько дней Гарри основательно разучился удивляться. – Так? - Да, примерно так, - нехотя отозвался Снейп, к которому Гарри, пользуясь отсутствием в школе часов, приноровился заглядывать на чай с произвольной периодичностью. То есть когда угодно. - Я не могу понять, как они здесь учатся? - Как хотят. - А если не хотят? То есть, - Гарри усмехнулся, перехватив презрительный взгляд Снейпа, наверное, первый, хоть чем-то напоминавший старые хогвартские времена, - я понимаю, что они тут все сознательные, но ведь им сдавать экзамены. - Они вольны делать что угодно. До определенного предела, - получил он уклончивый ответ. - А потом? - А потом нерадивый студент вылетит отсюда. Так быстро, что и не заметит. - Не могу припомнить, чтобы из Хогвартса хоть кого-то исключили за неуспеваемость. Это проблема школы, а не детей. - Разумеется, это проблема школы, мистер Поттер. И Бобатон отлично с ней справляется, поверьте. Есть множество способов довольно прозрачно напомнить студентам, что они приехали сюда учиться. - Теоретически, ведь, например, на ваш урок можно ходить столько раз, сколько хочется. - Или сколько нужно. - А как вы отличаете тех, кто пришел на него вот сейчас, и тех, кто по второму разу? - Это не нужно. Если они пришли по второму разу, значит ничего не поняли в первый. - Но все ваши уроки ведь в вашем кабинете сразу. Так? - И не только мои. Ну и что? - А почему я их не вижу? - А вы хотите? Захотите – увидите. Только сначала подумайте о последствиях. - Вам это не мешает? - Нисколько. - А детям? Мы с вами взрослые волшебники, а как дети реагируют на весь этот сумасшедший дом? Особенно те, кто приехал сюда впервые. - Никак. Для них тут все несуразности в порядке вещей. - Случаев сумасшествия не было? - Среди детей? Нет, ни разу. - А среди взрослых? – немного нервно спросил Гарри, некстати вспомнив свой сегодняшний сон. - Вам здесь нехорошо, мистер Поттер? - Нет, ничего такого. Но для детей все это опаснее. - Замок сам охраняет студентов от возможного негативного воздействия. Если ребенок слишком привязан к привычному порядку вещей, Бобатон обращается с ним аккуратно. Но такие проблемы крайне редки. Родители ведь, как правило, и сами тут учились. Дети обычно даже больше готовы к встрече со школой, чем школа к встрече с ними. - Замок охраняет только детей? - Да. Любой ученик обязан покинуть Бобатон до собственного девятнадцатилетия. Это есть в уставе школы. - Вы так хорошо знаете устав? - Его все знают. Наизусть. - Это так серьезно? - Он в стихах. - Устав в стихах?.. - Представьте себе. Довольно досадное недоразумение, - усмехнулся Снейп. - Зато легко заучивается. - А можно в него заглянуть? - Нет конечно. С какой стати? - Да, действительно, - Гарри было досадно. – А что еще интересного там есть, в этом уставе? - Для вас? Даже не знаю, - Снейп на секунду задумался. – Например, там коротко объясняется, почему тут нет времени. - Так ведь это и есть самое важное! - Вовсе нет. Волшебница, создававшая школу, не смогла вписать это условное измерение в систему. То ли позабыла, а потом уже это оказалось невозможно, то ли оно просто не синхронизировалось с замком. Это предание, и оно несколько путаное. Бобатон так устроен, что мелочь вроде хода времени тут ничего не меняет. - То есть это просто упущение создательницы? - Видимо, да. Скорее всего, она просто позабыла о нем. В этот момент на весь замок прогремел голос, но Гарри от неожиданности ничего не разобрал. - Мадам Максим объявляет о необходимости отправиться в спальни, - ответил Снейп на его вопросительный взгляд. - Она каждый день вот так объявляет это на весь замок? – удивился Гарри. – Я раньше не слышал. - Нет, три раза в месяц. - Студенты три раза в месяц расходятся по спальням? - В остальное время они вольны делать что угодно. - А три раза в месяц обязательно? - Да. Что вы еще хотите узнать, мистер Поттер? - Вам здесь нравится? - А вам нет? - Н-не знаю, - смутился Гарри. - Тогда почему вы не уезжаете? - Здесь все так странно. И как будто затягивает. Во всяком случае, пока мне домой не хочется. - То, чего вам хочется, мистер Поттер, – утопия. Вы ведь собираетесь понять, как заколдован Бобатон. Это невозможно. - Если вы не смогли, - сердито отозвался Гарри, - это еще не значит, что никто не сможет. Нет непознаваемых вещей. - Бобатон не вещь. - Хотите сказать, что он живой? Тут доверяют вещи, которая умеет думать? Вы уверены, будто знаете, что у него на уме?! - Я понятия не имею, что у него на уме. - И вас это не беспокоит? - Нет, – ничуть не рассердившись, немного удивленно ответил Снейп. – Вы решили всех нас спасти? Замку больше тысячи лет, он старше Хогвартса. - Ну и что? - Ничего. И, кажется, я вас предупредил, что никогда не сводит с ума он только детей. - Я его не боюсь. Но думающим предметам не доверяю. - Замок не предмет, я же вам сказал. Это сложнейшая магическая система. - Это все равно предмет. Гарри встал, подошел к стене и дотронулся до нее ладонью. - Смотрите, это… Рука по локоть ушла в стену. - Давайте, Поттер, докажите ему, что он предмет, - усмехнулся Снейп. Гарри вынул руку из стены. - Вы не находите в этом ничего опасного, да? - А ведь могли и без руки остаться. Он к вам благосклонен. Нет, мистер Поттер, я не нахожу здесь ничего опасного или неприятного. Просто это место далеко не для всех. - Да, наверное. Мне тут такое снится… - Плохие сны? - Изматывающие. Как будто я что-то ищу, но никак не могу найти. - И что же это? - Не знаю. - Уезжайте отсюда, Поттер. - Не знаю. Я как раз думал вчера… если бы я решил, чем тут можно заняться, я бы остался. Насовсем остался. - Вас никто не ждет дома? – Снейп вполне удачно скрывал охватившее его еще в начале этого разговора беспокойство за наигранным равнодушием. - Дома? Дома - нет. В Норе ждут, но… - Я слушаю. - Это сложно объяснить. Я не уверен, что хочу… Слишком все просто складывается. Как будто рассчитано заранее, на много лет вперед. И назад тоже. - Вы боитесь жениться? - Дело не в этом. - А в чем? - Я не уверен, что это правильно. Не уверен, что это нужно Джинни, и не уверен, что это нужно… - Договаривайте уже. Смелее. - Я не уверен, что это нужно мне. - Уезжайте отсюда, - Снейп поднялся с места, давая понять, что беседа окончена. – Уезжайте отсюда скорее, Поттер. VII. - Вот что я вам говорил! Теперь он хочет остаться! Ведь я предупреждал вас! Не нужно было пускать его сюда! - Кого сюда пускать, а кого нет, не нам с вами решать, месье Сертан, - спокойно возразила мадам Максим. – И я не помню, чтобы вы предупреждали меня, будто мистер Поттер пожелает остаться. - Отговорите его. - С моей стороны будет сделано все возможное. Не волнуйтесь, он уедет. - Мне бы вашу уверенность! - Да, было бы неплохо, - улыбнулась мадам Максим. – Но вы еще слишком мало прожили здесь, месье Сертан. Уверенность тоже из ниоткуда не появляется. Гарри не понимал, почему Снейп больше не желал с ним видеться. Его никогда не было ни в своих комнатах, ни в кабинетах, ни в учительской, ни на обеде. Ни в одном из тех мест, в которых Гарри привык находить его в любой момент. Было абсолютно ясно, что Снейп попросту избегает встреч. Его отсутствие в привычных местах вовсе не означало, что его действительно там нет. Первые полдня Гарри ругал про себя Бобатон, мерзкого Снейпа, которому он так и не задал за все это время ни одного из так волновавших его в Англии вопросов, и Францию в целом. «Нашел, где поселиться, - думал он после обеда, - кошмар какой-то!» А школа тем временем жила своей жизнью. Повсюду сновали дети, шли уроки, которые можно было повторять до бесконечности, и никто не уставал от этого, как когда-то несчастная Гермиона, по ночам дети вовсе не должны были расходиться по спальням, а могли заниматься чем угодно, обедать и учиться в любое удобное им время. Гарри немного потерянно бродил посреди всего этого бедлама и развлекался тем, что собирал вокруг себя события давно минувших веков. Разглядывал людей, их лица и костюмы, познакомился с бродячим менестрелем, который забрел как-то еще в двенадцатом веке в замок погреться и переночевать, да так и остался навсегда. «Вот так и я тут застряну», - удрученно сказал сам себе Гарри. А потом, к собственному удивлению, подумал, что, в целом, не видит в этом ничего плохого. К реальности его вернуло объявление, которое мадам Максим традиционно делала раз в десять дней по громкой связи на всю школу. На этот раз Гарри сосредоточился и понял, о чем оно. Директриса объявила, что сегодня в полночь Бобатон синхронизируется с французским временем, студентам приказывалось пройти в свои комнаты и лечь спать. «Хоть что-то они делают как нормальные дети, - отрешенно подумал Гарри. – А завтра утром опять начнется Мерлин знает что». Потом он подумал, что прошло десять дней. Не то чтобы ему представлялось как-то иначе, просто он вообще не вспоминал о времени с тех пор, как в последний раз видел Снейпа. Дождавшись, когда в коридорах стихнет, Гарри направился в кабинет мадам Максим, точно не зная, чего именно от нее хочет. - Чем вы собираетесь здесь заниматься, месье Поттер? – спросила она, учтиво его выслушав. - Вы слишком многим нужны там, в Англии. Скольких людей вы готовы сделать несчастными, оставшись у нас? Скольких не спасете, если не вернетесь к своей работе? Вам нужна семья, вы можете вырастить детей. Здесь вы не сделаете ничего из этого, посвятив оставшуюся жизнь поискам себя самого. Вам это ни к чему. Вы слишком молоды, слишком привязаны к людям, вам нужно вернуться. Подумайте об этом. Прошу вас. Гарри подумал. - Я могу остаться хотя бы до завтра? - грустно спросил он. – Вы правы, наверное. Конечно, вы правы. Но я не хочу уезжать прямо сейчас. Я не готов. - Вы можете остаться до завтра, месье Поттер. Можете остаться на неделю, на месяц и даже на год. Но стоит ли? - Нет, на год не стоит, - твердо ответил Гарри. – Но следующие десять дней я бы тут пожил, раз вы не против. - Мы не против, - улыбнулась ему мадам Максим. – Решение принимать вам. Конец

FelixLakrima: Впечатляюще! Какая фантазия у автора - замок без времени. И читается легко. 10/10

кыся: красиво, но я не поняла основную идею. так сказать раскрытие темы.. 9\10

Ешик: Навевает на мысли о "Бродячем замке Хаула". Но боже, как же хорошо написано. Очень понравилось.

Aidan Kirwan: Ешик Ешик пишет: Навевает на мысли о "Бродячем замке Хаула". Едва ли не первое впечатление 10/10

Римроуз: Довольно интересно, нет, вру, очень интересно, но мне кажется, что тема не совсем раскрыта. Хотя, может, я ошибаюсь. Н мне все равно очень понравилось

Levian N.: Класс! Бродячий замок, точно.

belana: дорогие академики, я вас люблю. за таким вот волшебством и пришла на старты.

Рыжая Элен: Игра со временем и замок Хаула - это здорово... Язык очень хорош. Но волнует момент раскрытия темы.

Assole: Рыжая Элен пишет: Но волнует момент раскрытия темы Бобатонская академия пишет: - Да, действительно, - Гарри было досадно. – А что еще интересного там есть, в этом уставе? - Для вас? Даже не знаю, - Снейп на секунду задумался. – Например, там коротко объясняется, почему тут нет времени. - Так ведь это и есть самое важное! - Вовсе нет. Волшебница, создававшая школу, не смогла вписать это условное измерение в систему. То ли позабыла, а потом уже это оказалось невозможно, то ли оно просто не синхронизировалось с замком. Это предание, и оно несколько путаное. Бобатон так устроен, что мелочь вроде хода времени тут ничего не меняет. - То есть это просто упущение создательницы? - Видимо, да. Скорее всего, она просто позабыла о нем. Мне кажется, тема вполне раскрыта. Забыть вписать время в систему при создании замка - чем не вмешательство? 10/10

Бобатонская академия: FelixLakrima Ешик Aidan Kirwan Levian N. Мерси belana *тихо на ушко* Мы Вас тоже Рыжая Элен Римроуз кыся Мы, скромные ученицы академии, не стали брать на себя повышенных обязательств, а просто отменили время, сочтя это достаточным вмешательством в его ход Assole Угощайтесь *протягивает коробку лучших шоколадных конфет* =))

Рыжая Элен: Бобатонская академия вмешались, дааа... Бедный Гарри. Он назад-то вернется? (беспокоится)

Бобатонская академия: Рыжая Элен У нас есть Эпилог.

Ешик: Мне у вас даже автарка нравится. Стиль, язык, клип... Нет, я точно болею за вас))

Бобатонская академия: Ешик *делает гран-батман и машет лентами*

Римроуз: Бобатонская академия Мы, скромные ученицы академии, не стали брать на себя повышенных обязательств, а просто отменили время, сочтя это достаточным вмешательством в его ход Действительно, чего мелочиться? Зато оригинально получилось

Бобатонская академия: Римроуз Мы - сама скромность)) Спасибо)

FelixLakrima: Бобатонская академия У вас и эпилог есть? Правда? А можно ли и его почитать? :)

Бобатонская академия: FelixLakrima Он и у Вас есть Мадам Роулинг оказала нам всем большую честь

Читерабоб: интересно... очень и очень интересно. весьма оригинальный ход. плавный, затягивающий язык, хотя иногда спотыкалась на местах типа: А Гарри отметил, что мантия профессора имела темно-фиолетовый цвет, --- ВВП отметил, что кризис имеет тенденцию к снижению. собственно, почему бы Гарри не заметить, что на профессоре была темно-фиолетовая мантия? понравилось. и тему, я щитаю, раскрыли. приятная аллюзия к "он не заслужил свет, он заслужил покой". 10 за Снейпа при бабочках - 10

KiSa_cool: прочиталось на одном дыхании 9 10

Гуамоколатокинт: 9 10 Чудо. Чудесная сказка. (нет слов, одни эмоции).

Бобатонская академия: Читерабоб Мерси )) Правда, бабочки профессору очень идут? KiSa_cool Можете выдохнуть Мерси)) Гуамоколатокинт Мерси)) Делать маленькие чудеса - наша специализация

Alix: Очень неожиданно для Бобатона, но тем не менее очень подходит. Здорово 10 10

Бобатонская академия: Alix Мерси ))

ele: Есть у меня тооолстое подозрение, что автора я сразу узнала, если это конечно не специальный такой ход. ))) Снейпу как раз такое место и нужно))). Не удивительно, что Люци и Поттеру оно не подходит, но по разным причинам Почему-то сильно рассмешил нефилософский любознательный то ли Том, то ли замок. Здорово! 10 10

Бобатонская академия: ele пишет: Есть у меня тооолстое подозрение, что автора я сразу узнала, если это конечно не специальный такой ход. ))) *загадочно улыбается и хлопает ресницами* Мерси ))

Читерабоб: Бобатонская академия н-да... *мечтательно*

бурная вода: Очень странное впечатление от фика. Безумно и безусловно понравилась идея. Хотя моя ассоциация поначалу была не с замком Хоула, а с летающим островом Лапута. Ну это кто что в детстве читал. Но вот я совсем не поняла, зачем там Гарри. А Снейп кажется застывшем в янтаре насекомым, завязшем в этом замке без места и без времени. Он ведет уроки и он исследует замок - и то и другое процесс бесконечный и однообразный. Он как то очень сильно изменился - причем причины этого изменения показаны как-то очень неявно. То ли он смертельно устал от жизни и так еще и не отошел от этого, то ли это воздействие замка. И появление Гарри не меняет в этом ничего. Да и в самом Гарри - если нас отсылают к Эпилогу Роулинг - тоже не видно обоснованных пребыванием в Замке изменений. Это я к тому, что этот визит Поттера, выглядит не естественным, а привнесенным авторской волей, то ли ради того, что бы показать изменения в Снейпе, то ли для того, что бы повысить читаемость фика (я очень надеюсь, что последнее - мои злобные измышления и не имеют под собой оснований). Снейп конечно заслужил покой. Но все же не вечный покой бабочки в янтаре, ибо он действительно еще не жил. И тут тоже - не живет. А идея - идея великолепна. Оценки - позже.



полная версия страницы