Форум » Архив "Весёлые старты" 2010 9-12, внеконкурс » ВС: вне конкурса "Медленный вальс с Северусом Снейпом", перевод, НЛ, СС, ММ, G, мини » Ответить

ВС: вне конкурса "Медленный вальс с Северусом Снейпом", перевод, НЛ, СС, ММ, G, мини

Команда сневилла: Название: «Медленный вальс с Северусом Снейпом» Название оригинала: A Slow Waltz with Severus Snape Автор: Magnetic_pole Ссылка на оригинал: http://magnetic-pole.livejournal.com/96826.html#cutid1 Разрешение на перевод: автор не ответил Переводчик: Команда сневилла Жанр: общий Герои: Невилл Лонгботтом, Минерва МакГонагалл, Северус Снейп Рейтинг: G Размер: мини Дисклеймер: Снейп и Невилл принадлежат Роулинг, а нам — всё то, что между ними. Саммари: как говорят о великих танцорах, сила Невилла в его страсти, а не в его технике. Примечание: перевод выполнен вне конкурса на "Веселые старты-3" для команды сневилла

Ответов - 2

Команда сневилла: В самый последний день занятий, когда немногие замешкавшиеся студенты покидали четвертую оранжерею, судача об экзаменах и кубке школы, отъезде и банкете, Невилл Лонгботтом наконец-то отряхнул свою одежду, снял запачканные землей шляпу и перчатки и сел с чувством, что никогда больше не сможет подняться. Год закончился. Год, когда вновь открылся восстановленный Хогвартс; когда вновь студенты заполнили залы, как будто Последнего сражения никогда и не было; когда Невилл - профессор Невилл Лонгботтом, хотя он частенько забывал о своем новом статусе - консервировал злобные мандрагоры, успокаивал взбудораженную китайскую Чавкающую Капусту и проводил уроки у нескольких дюжин студентов, ни разу за весь год не допустив несчастного случая, травм среди учащихся или иных неприятностей. Чтобы оставить этот учебный год позади и начать обдумывать новый, требовалось завершить всего одно дело. И для этого нужно было вернуться в замок. * В прошлую пятницу Невилл, вернувшись под вечер в свои комнаты, обнаружил на стопке непроверенных эссе изящную металлическую подставку с тремя бутылочками потускневшего серебра, инкрустированного драгоценными камнями. Он сразу понял что в них, потому что дома бабушка в таких же хранила воспоминания о свадьбе его родителей. Однако Невилл не узнал почерк на ярлыке перед стойкой, на котором просто было написано "Зелья уровня СОВ". Рядом со стойкой стоял серый мраморный думосбор и лежала краткая записка от исполняющей обязанности директора МакГонагалл, в которой сообщалось, что она обнаружила воспоминания, скрытые чарами, совсем недавно во время уборки бывшего кабинета директора Снейпа и думает, что они могли бы его заинтересовать. Невиллу было решительно не интересно все, что касалось профессора Снейпа. Он никогда не желал зла своему самому нелюбимому профессору, но, как говорила его бабушка, некоторые волшебники куда более привлекательны со спины, чем с лица, и для Невилла Снейп как раз был из их числа. Против обыкновения Невилл позволил серебряным бутылочкам простоять на столе больше недели и все это время пытался придумать, как бы отвертеться от неприятного задания профессора МакГонагалл. И только когда дольше уже нельзя было откладывать, он сел за свой рабочий стол, перелил содержимое первой бутылочки в думосбор и прикоснулся кончиком палочки к водовороту воспоминаний. Затем он глубоко вздохнул и нырнул головой вперед в воспоминания профессора Снейпа. Первое неожиданно привело его к четвертой оранжерее, где сегодня Невилл проводил последнее занятие. Был ясный жаркий летний день, и проверяющая из Министерства Гризельда Марчбэнкс вместе с профессором Снейпом и профессором Дамблдором, оживленно жестикулируя, обсуждала в мельчайших подробностях работу на СОВах какой-то ученицы из Рейвенкло. Невилл несколько минут терпеливо ждал, слушая похвалы госпожи Марчбэнкс и жалея, что у него не было таких же способностей к зельям, как у некой Магдален Керрипафф, прежде чем решить, что это, должно быть, не то воспоминание, которое профессор МакГонагалл хотела ему показать. Напомнив себе послать сову бабушке - мадам Марчбэнкс всегда заставляла его чувствовать, что он не такой достойный внук, каким мог бы быть - он вынырнул из воспоминаний и вновь оказался у себя в комнатах. Второе воспоминание, в отличие от первого, было очень коротким. Невилл прошел вслед за профессором Снейпом через незнакомую дверь какого-то магазина мимо группы препирающихся волшебников в цилиндрах и подошел к стойке с международными волшебными газетами на незнакомых Невиллу языках. Снейп выбрал газету с темно-фиолетовым шрифтом и начал читать, но мгновение спустя поднял глаза. - Люциус! - воскликнул профессор. - Нарцисса! - Невилл не понял, как Снейпу удалось их так быстро заметить, но родители Малфоя действительно стояли там рука об руку и тоже выбирали газету. - Снейп, - кивнул Малфой и отвернулся, чтобы уйти. Однако профессор Снейп чуть ли не бросился следом. - Драко писал вам недавно? - взволнованно спросил он. - Да. И спасибо, - сказал Люциус, спрятав газету под мышку и весьма красноречиво намекая на окончание разговора. - Спасибо, Северус, - искренне добавила миссис Малфой. - Спасибо, за все, что вы сделали для нас. Воспоминание закончилось так резко, что Невилл чуть не ударился головой, покидая думосбор. Действие последнего воспоминания происходило в классе Зельеварения. События эти были еще столь свежи в памяти, что Невилл будто невольно переживал все, как непосредственный участник. Его собственный класс в процессе работы над экзаменационным зельем на уровень СОВ, которое, судя по всему, требовало добавления нарезанного корня имбиря. Урок заканчивался, и Гермиона шипела инструкции Рону, Гарри с отсутствующим видом уставился в пространство, а сам Невилл нес маленькую склянку ярко-синей жидкости к столу профессора Снейпа. - Сэр, - окликнул Снейпа Невилл из воспоминания, но профессор Снейп даже не поднял головы от отчета, который в этот момент писал. Невилл вспоминал с тоской, какой тогда получил урок. - Снова ноль, Лонгботтом, - сказал профессор, и Невилл заметил, как его младший двойник вздрогнул, словно его шлепнули. - Мне кажется, на этот раз у меня могло получиться правильно, сэр, - дрожащим голосом произнес Невилл из воспоминания. - Если бы вы только взглянули, сэр. Пожалуйста. Профессор Снейп поднял голову едва ли не на дюйм, на мгновение сверкнув взглядом из-под тяжелых бровей. - Ноль, - сказал он. - Но, сэр, - повторил Невилл из воспоминания. - Пожалуйста, посмотрите. - Позади в классе кто-то засмеялся. Профессор Снейп пристально посмотрел, и в какой-то момент Невиллу показалось, что в его глазах промелькнуло удивление. Потом Снейп откинулся на спинку стула и сложил на груди руки. - Как вы делали это зелье, Лонгботтом? - вкрадчиво поинтересовался он. - Я начал с двух щепоток имбиря и пуха черной совы... - Невилл из воспоминания отбарабанил компоненты и инструкции, загибая пальцы спрятанных за спину рук. - И как же вы должны были определить, что опять потерпели неудачу? - спросил профессор Снейп. - Я не знаю, сэр, - сказал Невилл из воспоминания. - В этот раз я был очень внимателен. Профессор Снейп держал склянку, словно оценивая ее содержимое. - И этот цвет вы называете голубым, как яйцо малиновки, Лонгботтом? Невилл из воспоминания пожал плечами и переступил с ноги на ногу. - Да? - Я специально подчеркнул, что готовое зелье должно быть голубым, как яйцо малиновки, Лонгботтом, - сказал профессор Снейп. - А у вас оно - ... скорее аквамариновое. Точность, Лонгботтом. Ноль. Повинуясь плавному движению руки, склянка исчезла, и Снейп вернулся к своему отчету. -Сэр? - обратился Невилл из воспоминания. - Ноль, Лонгботтом, - повторил профессор Снейп. - Я только хотел узнать, что я сделал не так, чтобы в следующий раз... - по голосу Невилла из воспоминания уже угадывались подступающие слезы, хотя его лица и не было видно. - Если вы не возражаете, сэр. - Очевидно, уже слишком поздно пытаться сотворить из вас что-то путное, Лонгботтом, - заметил профессор Снейп, вызвав взрыв хохота у учеников из Рейвенкло. - Невилл. Невилл подскочил и обнаружил себя в своих комнатах, сидя перед думосбором, со все еще бешено колотящимся сердцем. - Профессор МакГонагалл! - воскликнул он, застигнутый врасплох стоящим в дверях директором. - То есть... извините... Минерва. Профессор МакГонагалл поправила очки и улыбнулась ему. - Невилл. Вижу, вы нашли воспоминания, которые я вам оставила? В любой другой момент Невилл бы просто кивнул и не стал ничего объяснять, но его кровь все еще бурлила, все еще ощущались отголоски того старого ужаса, который он всегда испытывал в классе профессора Снейпа. - Я все еще не считаю его хорошим человеком, - выпалил Невилл, не в силах остановиться. - И даже несмотря на то, что, по словам Гарри, он теперь герой войны. Профессор МакГонагалл сузила глаза, ее губы сжались в тонкую, напряженную линию, и, Невилл был уверен, она могла бы много чего сказать и о Гарри Поттере, и о профессоре Снейпе - или, возможно, даже о самом Невилле - но в конце концов она просто указала на дверь. - По традиции в последний учебный день преподаватели собираются в кабинете директора на совместную вечеринку, Невилл, - сказала она. - Вы бы не хотели присоединиться к нам? * Довольно странно, но последний раз Невилл был в кабинете директора, когда их с Джинни вызывал профессор Снейп в конце его седьмого курса. Директор МакГонагалл (то есть, конечно же, теперь - Минерва), казалось, не испытывала особой привязанности ни к должности, ни к кабинету; она обычно собирала преподавательский состав в своих старых комнатах в гриффиндорской башне и отказывалась бросать преподавание ради того, что директор называл невыносимой бюрократией управления учебным процессом. Сегодня тем не менее кабинет был украшен нежно-розовыми и оранжевыми китайскими фонариками, а большой стол в центре комнаты был застелен полосатой скатертью и сервирован дюжиной пирогов и различными коктейлями. - Профессор Лонгботтом! Голос принадлежал профессору Дамблдору, который появился в своем портрете в праздничной шляпе и с фиолетовой крепированной бумагой вокруг шеи, с волосами, покрытыми пыльцой пикси и очками-половинками в руке. Оглядевшись, Невилл обнаружил, что кабинет директора полон нарядных посетителей - там были не только профессора Флитвик, Фиренце, Вектор и остальные преподаватели, с которыми он встречался каждый день, но и бывшие директора школы, непрерывно переходящие из портрета в портрет, с пыльцой пикси на волосах и уже наполовину опустевшими бокалами в руках. - Добро пожаловать, добро пожаловать, Невилл! - лихорадочно жестикулируя, приветствовал его профессор Флитвик, стоящий на столе рядом с пирамидой бокалов. - Подойдите, возьмите бокал. Мы собираемся поднять тост! Внимание! Всем внимание! Тихо! Преподаватели успокоились намного быстрее, чем когда-либо студенты профессора Флитвика. - Минерва, Вы позволите... - профессор Флитвик взглянул на профессора МакГонагалл, та кивнула. - Я хотел бы предложить тост. За новый год в Хогвартсе! За восстановленный замок! Комната заполнилась одобрительными возгласами и звоном бокалов. - И давайте поприветствуем нашего самого молодого профессора и вместе с тем уже выдающегося герболога, Невилла Лонгботтома! А также недавно пополнившего наше почтенное собрание директоров Хогвартса, бывшего директора школы Северуса Снейпа! Только тогда Невилл заметил совсем новый, в золоченой раме, портрет в натуральную величину у стены рядом с дверью. Там, хмурясь, сидел Северус Снейп, и в его волосах посверкивало немного пыльцы пикси. Невиллу показалось, что аплодисменты были несколько неуверенными и вялыми, будто из вежливости. С горящими от смущения ушами Невилл уставился в свой бокал. * Если большинство худших школьных воспоминаний Невилла было связано с уроками профессора Снейпа, то лучшим моментом была, вероятно, ночь Рождественского бала на четвертом курсе. Они вдвоем с Джинни шли назад к гриффиндорской башне. Джинни все время о чем-то болтала, оживленная и счастливая, все еще раскрасневшаяся после танцев. Она держала его за руку и напевала разные мелодии из тех, что звучали на балу. Невилл едва мог унять радость оттого, как хорошо прошел вечер. Он любил танцевать. Он любил дружить. Он любил Джинни за то, что она пригласила его. Когда они уже собирались пролезть через портретный ход, Невилл скользнул рукой вокруг талии Джинни и склонился к девушке так близко, что мог рассмотреть форму ее веснушек и милые рыжие завитки волос вокруг ушей. Она отстранилась. - Прости, - немедленно пробормотал Невилл, чувствуя себя ужасно неловко. Он не знал, куда девать руки теперь, когда он не держал ее за ладонь. - Тебе не за что извиняться, - сказала она. - Было так весело! Они пробрались внутрь и остановились, оба не уверенные в том, хотят ли, чтобы этот вечер закончился. - Мне жаль, что ты не смогла пойти с Гарри, - сказал Невилл, сам удивляясь своей неожиданной прямоте. - Я знаю, ты хотела с ним пойти. Джинни пожала плечами. - Мама говорит: главное, чтобы я попала на бал. А там мы сможем танцевать с кем захотим. Так или иначе, это заставило Невилла приободриться и улыбнуться. - Спасибо, Джинни, - сказал он. Джинни подхватила его руку и сжала. - Обращайся, - предложила она. Потом Джинни поднялась в спальню девочек, а Невилл несколько часов пролежал без сна в радостном возбуждении от прошедшего вечера, подергивая пальцами ног в такт давно отзвучавшей музыке. * Что Невилл быстро полюбил в преподавании в Хогвартсе, так это возможность общаться с людьми столь же странными, как и он сам. Не то что бы Гарри, Гермиона и Рон не были хорошими друзьями, но они казались чуть ярче, храбрее, значимей, и он всегда чувствовал, будто должен прикладывать усилия, чтобы сохранить их интерес к себе. Под конец вечеринки в кабинете директора Невилл потягивал вино с профессором Вектор и излагал ей свои планы по выведению миниатюрной разновидности бубонтюберов с ослабленными, более мягкими свойствами гноя, которым можно будет лечить заусеницы, и профессор Вектор очень серьезно кивнула и ответила, что это невероятное совпадение, потому что она как раз работает над новым параграфом под номером одиннадцать. - Одиннадцать? - безучастно переспросил Невилл. - Одиннадцать, - подтвердила профессор Вектор, уставившись куда-то над плечом Невилла. - Ведь именно столько дней требуется для проращивания бубонтюберов? На сердце у Невилла потеплело. Может быть, это от вина? Флитвик известен своим мастерством в создании на удивление крепких коктейлей. Не прошло и часа, как профессор Вектор танцевала на директорском столе, Армандо Диппет пел, профессор Дамблдор примерял кружевной воротник Диллис Дервент, а профессор Трелони предсказала появление нового Темного Лорда; и тогда профессор МакГонагалл решила, что все замечательно повеселились. - Достаточно! - прокричала она, пытаясь довести еле стоящего на ногах профессора Фиренце до дверей. - Пора расходиться! Сегодня вечером мы еще должны присутствовать на прощальном ужине! Преподаватели потянулись один за другим на выход, ворча и пошатываясь, профессор Дамблдор вздохнул и снял свою праздничную шляпу, и фаланга домовых эльфов в вязаных колпаках ринулась внутрь и принялась ликвидировать последствия вечеринки. - Невилл, - профессор МакГонагалл посмотрела на него поверх очков. - Воспоминания, которые я оставила вам. - Неважно, - перебил быстро Невилл. - Простите, что был несдержан... тогда. Профессор МакГонагалл искоса глянула на новый портрет, висящий на стене в углу кабинета, поправила очки и откашлялась. - Я разорвала четырнадцатилетнюю дружбу с ним из-за того, что он нанял Кэрроу в том году, - сказала она тихо. Помолчав немного, продолжила: - Я хочу сказать, для всех нас это было не легко. Но что-то же значит тот факт, что он хотел сохранить это воспоминание о вас, даже если сам выглядит в нем не лучшим образом? Невиллу не приходила мысль взглянуть на все с такой позиции. Он задался вопросом, а что это значило для профессора Снейпа? - Поприветствуйте его при выходе, - предложила профессор МакГонагалл чуть более резко. - Думаю, он заметил, что вы не хотите общаться с ним. Наш замок слишком мал для подобных ссор, какую бы драму вы между собой не навоображали. Невилл приблизился к портрету, испытывая куда более, чем легкий трепет. Профессор Снейп откинулся на спинку своего нарисованного кресла, скрестив руки и придирчиво наблюдая за домашними эльфами. - Здравствуйте, профессор Снейп, - сказал Невилл. Человек на портрете почти незаметно кивнул. - Северус! - резко одернула профессор МакГонагалл. - Вы практически не изменились, Лонг... профессор Лонгботтом, - сказал профессор Снейп, его нежелание разговаривать ясно читалось по недовольно скривившимся губам. Невилл подумал, что если бы тут стоял Гарри, или Гермиона, или Джинни, кто-то из них сказал бы что-то о Нагини, или о мече Гриффиндора, или о пыли пикси, все еще сверкающей в волосах профессора Снейпа. Ну, не Гарри; Гарри теперь считал профессора Снейпа героем войны. Возможно, тот и был героем. И по здравом размышлении Невилл безусловно поддерживал это мнение. - Спасибо, профессор Снейп, - легко ответил Невилл. Профессор Снейп снова кивнул, быстро и почти незаметно. Это оказалось куда проще, чем Невилл думал. Выходя из кабинета директора, он плотно закрыл за собой дверь. Возможно, причиной тому вино Флитвика, но Невиллу хотелось танцевать. Он вальсировал по коридору, ведущему к гриффиндорской башне, его каблуки выбивали ритм по каменному полу, и скрипки пели у него голове. Раз, два, три, раз, два, три... Улыбаясь, Невилл вообразил недовольного профессора Снейпа, вальсирующего по коридору вместе с ним, и закружил своего невидимого партнера в танце.

Миранда_Кайт: Настолько мило, замечательно, прелестно, что просто не могла промолчать Спасибо



полная версия страницы