Форум » Архив "Весёлые старты" 2010 1-8 » ВС 5: «Неупокоенные останки», ЛМ/CC, NC-17, миди, слэш, юмор, драма, романс » Ответить

ВС 5: «Неупокоенные останки», ЛМ/CC, NC-17, миди, слэш, юмор, драма, романс

SevLuc X.O.: Название: «Неупокоенные останки» Тема: «Sensus veris - чувство весны» Автор: donna_Isadora Бета: Solli, Fidelia Примечание: автор благодарит альфа-ридера и приглашенную бету Solli за всестороннюю поддержку и самоотверженный труд. Пейринг: ЛМ/СС Категория: слэш Жанр: юмор, романс, драма, ангст Рейтинг: NC-17 Дисклеймер: Никакой собственности мы не имеем: не владеем даже собой. Саммари: Если с вами разговаривают ваши погибшие друзья, масштаб проблемы таков, что стаканом успокоительного зелья здесь не обойтись. Примечание: фик написан на игру «Весёлые старты-3» на Зелёном форуме Предупреждения: 1. АУ и ООС 2. Автор писал трагикомедию, жанр которой, по его мнению, в шапке фика смотрится слишком претенциозно. 3. Автор не силен в знании деталей канона, поэтому наивно надеется, на то, что предупреждение под номером 1 защитит его от обвинений в несоответствиях. 4. В чем бы еще признаться? Наверное, в сквернословии. Автор дважды употребил в фике бранное слово на букву "б", никак не желая обидеть этим читателя.

Ответов - 71, стр: 1 2 3 All

SevLuc X.O.: [right]I'm just the shadow of the man I used to be* Queen[/right] 1. – Люциус! Люциус Малфой! Носитель сего славного имени вскочил с кресла, как ужаленный, и посмотрел по сторонам. Тому было две причины. Первая – Люциус был в комнате совершенно один. Вторая – голос, звавший его, принадлежал Северусу Снейпу, который почил более недели тому назад. Конечно, его трудно назвать почившим, ибо это слово употребляется обычно для тех, кто отошел в мир иной у себя дома «в окружении родственников и друзей, насыщенный днями». Северусу Снейпу в этом плане похвастаться было нечем. Покинул он сей мир в окружении врагов на полу заброшенной хижины, да и смерть его была весьма экзотической. Даже по магическим меркам. Тем не менее, какой бы смертельный жребий ни выпал Снейпу, Люциус был абсолютно уверен, что тот точно мертв. Мертвее не бывает. Мистер Малфой сам присутствовал на церемонии захоронения и видел, как Северус лежит в гробу, изжелта-бледный и неподвижный, как и положено покойнику. – Люциус, перестань пялиться на шторы, там никого нет, – снова послышался голос Снейпа. Малфой бросил взгляд в другую сторону своего кабинета. – За шкафом тоже никого нет, – ехидно заметил голос, – и за дверью тоже. – Северус? – осторожно спросил Люциус и, глядя в старинное зеркало на стене, обреченно подумал: «Я, наверное, подцепил какую-нибудь лихорадку на последнем слушании. Или меня кто-нибудь сглазил». – Да, это я, – последовал ответ. «Точно, сглазили» – продолжал лихорадочно соображать Люциус, подойдя вплотную к зеркалу и оттягивая нижнее веко, словно бы там было написано имя злоумышленника. – Ты сам кого угодно сглазишь, Малфой, – ехидно заметил Снейп, который, казалось, присутствовал теперь не только в комнате, но уже и в голове хозяина Малфой-мэнора. К большому неудовольствию последнего. – Я переутомился, – вслух сказал Люциус и направился к шкафчику с напитками. Схватив первую попавшуюся бутылку, он стал вытаскивать упругую пробку и поискал взглядом стакан. – Переутомление – не повод сажать себе печень, а при твоей обычной бледности я могу заподозрить у тебя и проблемы с кровообращением. Так что алкоголь тебе… – Можно подумать, ты у нас мог похвастаться здоровым румянцем, – с коротким смешком перебил Малфой и потянулся за стаканом. – К тому же я не помню, чтобы ты состоял в обществе трезвенников. – Не хочешь спросить, чего мне от тебя надо? – Я думаю, ты и сам сейчас все выложишь, – недовольно ответил Малфой и почти залпом выпил изрядную дозу сухого портвейна, чего никогда бы себе не позволил в других обстоятельствах. – Угораздило же тебя стать призраком! – Призраком? Меня?! – брезгливо возмутился Снейп. – А кто же ты есть? – поинтересовался Малфой. – Сложный вопрос, но я точно не призрак. Подобное посмертное существование меня никогда не манило. – А я уж было подумал, что ты хочешь затмить славу Кровавого Барона. Так и вижу, как ты реешь по слизеринским покоям с разорванной шеей и пугаешь первокурс… – Это не смешно, – перебил Снейп. – А по-моему, очень даже, – возразил Малфой, взмахнув пустым стаканом. Алкоголь уже начал на него действовать, и, чтобы не упустить это приятное ощущение расслабленности, Люциус налил еще. – Я всегда знал, что ты бесчувственная свинья, но не подозревал, что настолько, – холодно произнес Снейп. – Впрочем, напади Нагайна на тебя… – Не утруждайся взывать к совести, у моей стойкий иммунитет, – недовольно прервал его Малфой. – Ты вот там спокойно лежишь, а мне тут такое приходится расхлебывать... – Ты еще скажи, что мне завидуешь. – Этого не скажу, – честно ответил Малфой, – но что знаю совершенно точно – тебе сейчас всяко покойнее, чем мне. Ты же покойник. – Будь я и правда покойником, мы бы с тобой сейчас не разговаривали, – возразил голос Снейпа. – Неужели? У меня дома целый отряд говорящих покойников, в чьей смерти я уверен так же, как в твоей. И все они норовят со мной поболтать. В основном, пожаловаться. Деду, видите ли, в семейном склепе место досталось некозырное, прабабка не хочет лежать рядом со свекровью, которая ее три раза травила… с переменным успехом, а отцу не нравится мой образ жизни, о чем он мне ежедневно докладывает, пока я сижу на горшке. И, уж коль ты собрался провести вечность в подобном состоянии, выбери себе других собеседников, мне и досточтимых предков хватает выше крыши. – Я тебе уже говорил, что я не привидение, – недовольно буркнул Снейп, – где ты видишь мой призрак? – Зная тебя, не удивлюсь, что не показываешься ты исключительно из вредности. – Я просто не могу «показаться», потому что всё еще жив. – Э… – Малфой не ожидал такого поворота. – И ты должен мне помочь, – продолжал голос Снейпа, воспользовавшись его замешательством. – Мое тело нужно срочно откопать и оживить. Для этого ты должен проникнуть в мой дом и достать… – Минуточку! Я тебе ничего не должен, – воскликнул Малфой. – Люциус, не заставляй меня припоминать все те услуги, которые я тебе оказывал, – раздраженно произнес голос Снейпа. – Если бы вы, Малфои, не имели привычки постоянно торговаться по любому поводу… – …мы были бы так же бедны, как ты, – парировал Малфой, одновременно раздумывая, налить ли ему еще портвейна или выпить чего покрепче. – Я разве просил у тебя денег? – со всем презрением, на которое был способен, возразил Снейп. – Мне лишь нужно, чтобы ты достал тело из-под земли. Будь у меня возможность обойтись без твоих услуг… – Всего лишь достать из-под земли?! Ха, ты думаешь, у меня сейчас мало неприятностей? И для полного комплекта не хватает лишь обвинения в незаконной эксгумации праха национального героя?! – Эксгумацией это называется, если тело мертво, а если оно живо… – Если оно живо, то как ты ко мне пришел? – При помощи магии, ты о ней что-нибудь слышал? – Не язви, – устало сказал Малфой и плеснул себе бренди. – Если ты и вправду жив, мог бы выбрать себе другого землекопа. Ты как себе это представляешь? Может, мне еще лопату в руки взять? Я тебе что, Хагрид какой-нибудь?! Почему я? К Гарри Поттеру бы сходил или прямиком в министерство. Откопали бы тебя с такими же почестями, с какими закопали. – Да пошли они со своими почестями! Я не для этого так живописно умирал. – А для чего? – Не твое дело. – Совершенно верно, – спокойно согласился Люциус и выпил глоток бренди, на этот раз, как и положено, медленно и спокойно. – Твоя жизнь и смерть – не мое дело, и поэтому раскапывать я тебя не собираюсь. Проваливай, откуда пришел. На это Снейп ничего не ответил, и Люциус, чувствуя себя победителем в споре, направился в спальню. Его походку триумфатора портило лишь легкое покачивание от слишком быстрого употребления горячительных напитков.

SevLuc X.O.: *** «Дырявый котел» был сегодня полон, и Люциус сразу пожалел, что поддался на уговоры Розье и пришел сюда. Начало вечера было еще вполне сносным: празднование дня рождения, узкий круг слизеринцев, никаких противных родственников, пикник в саду и неплохие напитки. Но виновнику торжества показалось мало, поэтому решено было аппарировать в Лондон. - Малфой, ты что такой кислый? – весело спросил Розье, откупоривая очередную бутылку. - Он всегда такой, – сказал Крэбб и подставил ему свой стакан. - У Малфоя личная драма, – Мальсибер растянул губы в понимающей усмешке. Люциус одарил его тяжелым взглядом, но ничего не сказал. - Нет, просто Люци напустил на себя такой томный вид в ожидании Корнуоллских Гарпий! – засмеялся Розье. – Девки любят парней с тоской в глазах. - Девки любят деньги, – авторитетно заявил Гойл и рассеянно поглядел на дно своего стакана. - Ну, у Малфоя их тоже в избытке! – воскликнул Мальсибер. - Надеюсь, вы закончили обсуждать мои достоинства? А то я подумаю, что вы все разом хотите за меня замуж, – холодно осадил их Малфой. - А что за Гарпии? – тихо спросил Снейп. - Да ты что? Это ж команда, в которой одни девки! - У них сегодня матч, и они вроде всегда потом собираются здесь! – перебил именинника Мальсибер. - А вот и они! – сказал Крэбб и встал с места. В паб действительно вошла целая толпа веселых девушек в квиддичной форме в сопровождении группы разгоряченных болельщиков. - Я пойду к ним! – воскликнул Розье. - Я тоже! Всегда мечтал переспать с их загонщицей! – возбужденно выкрикнул Мальсибер, хватаясь за мантию приятеля, чтобы тот его не опередил. После того, как Крэбб и Гойл молча двинулись вслед за друзьями, за столом остались только Малфой и Снейп. - А ты что не пошел? – спросил Люциус, доставая портсигар из кармана мантии. - Не люблю квиддич, – ответил Снейп. - Ты думаешь, они за квиддичем туда пошли? – с усмешкой поинтересовался Малфой, внимательно глядя на приятеля. Их глаза встретились, на несколько секунд повисла пауза. - А ты почему не пошел? – напряженно спросил Снейп. - Ну, скажем, я тоже довольно далек от квиддича, – медленно сказал Люциус, крутя в пальцах сигарету. - Значит, эта игра не так популярна, как кажется? – поинтересовался Северус, еле заметно закусывая губу. - Просто в нашем обществе принято любить квиддич, и не принято распространяться о том, что тебе нравятся другие виды спорта, – с еле заметной улыбкой произнес Люциус, не сводя глаз с собеседника. - Как же быть тем, кто не спешит примерить на себя форму болельщиков Корнуоллских Гарпий? – в тон ему спросил Снейп, протянул руку и взялся за другой конец сигареты. Их пальцы слегка соприкоснулись. - Думаю, они могут неплохо проводить время в компании друг друга и вдали от стадионов, где проходит мировой кубок, – многозначительно сказал Малфой, оставляя сигарету в руках Снейпа. Тот взял ее в рот. - Но что, если некто, довольно рано разочаровавшийся в квиддиче, так и не попробовал свои силы в чем-то другом? - В таком случае, ему бы не мешало найти игрока, более опытного, чем он сам, – довольно произнес Люциус и поджег кончик сигареты Снейпа невербальным заклинанием. Тот втянул в себя дым и внимательно посмотрел на собеседника. Малфой достал еще одну сигарету и закурил сам. Несмотря на то, что в кабачке было очень шумно, им обоим казалось, что между ними повисла звенящая тишина. - Я бы предпочел продолжить разговор в более подходящем для этого месте, – в конце концов сказал Малфой, убирая портсигар в карман. - У меня нет никаких возражений, – спокойно поддержал Снейп и затушил сигарету. Как только они вышли на улицу, Люциус крепко схватил Северуса за руку: последовал тошнотворный рывок двойной аппарации. Они оказались в тени больших старых деревьев на маленькой площади, освещенной желтыми фонарями. Стояла теплая майская ночь, и ветер доносил запах цветущей сирени. - Где мы? – спросил Снейп. Малфой плотоядно улыбнулся и лишь прошептал: «Идем». Они вышли на живописную улицу вдоль берега большого озера, где прогуливались волшебники и магглы, не обращая друг на друга никакого внимания. Снейп вопросительно посмотрел на спутника, но Малфой не собирался ничего объяснять. Из маленького маггловского ресторанчика по ночной набережной разливалась музыка. «Can anybody find me somebody to love?**» – пел многоголосый хор. На этих словах Люциус посмотрел на Снейпа, и тот понимающе улыбнулся в ответ. Они свернули в пустынный переулок, который вел вверх от озера к частным особнякам, прятавшимся в зелени пышных садов. - Я больше не могу ждать, – прошептал Люциус и прижал Северуса к кованой ограде, накрывая его рот поцелуем. Снейп ответил на ласку, но потом чуть оттолкнул Малфоя. - Нас могут увидеть. - Здесь на это всем плевать, – возразил Люциус и, посмотрев по сторонам, повторил. – Идем. Они остановились у изящной чугунной решетки, Малфой прошептал пароль, и ворота бесшумно открылись. В саду было совсем темно, и, кроме дорожки к дому, ничего не было видно. - Не надо Люмоса, – предупредил Малфой, видя, как Снейп тянется за палочкой. – Я знаю тут все, как свои пять пальцев. Они зашли в темный дом. Держа Северуса за запястье, Люциус провел его в большую, почти пустую комнату, освещенную лишь слабым светом луны. Он развернул Снейпа к себе лицом и приблизился к нему вплотную. - Ты еще не передумал осваивать новые виды спорта? - А ты все еще хочешь быть моим тренером? - Если ты будешь халтурить, я могу тебя дисквалифицировать, – с напускной серьезностью ответил Малфой и начал расстегивать мантию Снейпа. Тот отшвырнул ее в сторону и потянулся к Люциусу за поцелуем, но Малфой отвернулся, чтобы сорвать с большого дивана, стоящего у них за спиной, белый чехол. - Иди сюда, – прошептал Малфой. Снейп обнял его, их губы встретились. Потом Люциус привлек его к себе и одним ловким движением оказался сверху. - Тренер должен быть главным, – прошептал он, расстегивая непослушными пальцами пуговицы на рубашке Снейпа. Тот лежал почти неподвижно, и лишь его руки робко поглаживали бедра Малфоя. - Смелее, иначе я подумаю, что ты плохой спортсмен, – сказал Люциус, оставляя Снейпа голым по пояс. -Может, будешь делать выводы после, а не до, – предложил Северус и запустил руки Малфою в штаны. - Да, ты можешь его полизать, – прошептал Люциус и сел на Снейпа верхом. Северус освободил напряженный член Малфоя от одежды. Люциус тихо застонал, когда Снейп взял его в рот. Эти несмелые попытки ублажить его были даже приятней умелых ласк парней, продававших себя Малфою за пару галлеонов. Нет, это было гораздо лучше всего, что он обычно покупал за деньги. Люциус пропустил волосы Снейпа сквозь пальцы и прошептал: «Мерлина ради, продолжай!». Северус заглатывал член все глубже, проводя языком по головке. Иногда он слегка засасывал ее, чуть прикусывая зубами. В эти моменты Малфой стонал громче, но не просил прекратить. Потом Снейп обхватил член у основания, выпустил его изо рта и пощекотал языком головку. - Снейп, ты меня порадовал, – прохрипел Люциус. – Не отвечай, не отвлекайся. Снейп повторил ласку, а потом начал интенсивно двигать рукой по члену, вставляя его себе в рот. - А вот это уже читерство, – закатывая глаза, пожурил Малфой и поменял позу, чтобы поцеловать любовника в губы. Проникая языком в рот, он сжал плечо Северуса, словно хотел окончательно подмять его под себя. - Ты готов идти дальше? – спросил Люциус. - Ты все еще сомневаешься? - Нет. Но мне хочется, чтобы ты просил меня об этом. - Зачем просить то, чего тебе уже и так не избежать? – резонно возразил Снейп и впился в рот Малфоя жестким поцелуем. - Хорошо, ты сам напросился, – сказал тот, прекращая ласки и начиная стягивать с Северуса брюки. - Я сам, – сказал тот и быстро расстегнул ремень, с которым Малфой возился дрожащими от возбуждения руками. Как только Снейп оказался голым, Люциус быстро перевернул его на живот и положил ладонь ему на спину. - Предупреждаю сразу – в первый раз будет больно. Снейп ничего не ответил и лишь порывисто вздохнул. Малфой потянулся к своей мантии и начал возиться с ней в темноте. - Что ты ищешь? - Палочку. Ты же не думаешь, что я хочу тебя порвать на британский флаг? Впрочем, если ты такой патриот… - Заткнись. - Нашел! – возбужденно воскликнул Малфой и снова склонился над Снейпом. Он захватил мочку его уха губами, пососал, а потом прошептал: «Не бойся, тебе понравится». Пальцы Люциуса прошлись от затылка Северуса вниз, по тонкому позвоночнику до упругих ягодиц. Он игриво помял их, а потом проник средним пальцем между ними. - Ты не обманул меня. Задница у тебя и правда совершенно целая, – дрожащим от желания голосом произнес Малфой и наколдовал смазку. Почувствовав влагу у себя на теле, Снейп рефлекторно дернулся. - Тихо, Северус, – шептал Люциус, вводя в него сначала один палец, а потом два. Снейп застонал и стал вырываться. - Тихо, – повторил Малфой. – Если будешь хорошим мальчиком, дядя Люциус сделает тебе приятно. После чего высвободил пальцы и почти сразу же всадил в Снейпа член. Северус довольно громко застонал с новой силой, но Малфой и не думал останавливаться. Да он бы и не смог уже этого сделать. Он трахал Снейпа с такой страстью, какой сам от себя не ожидал. Люциус просто был на какой-то волне экстаза, полностью отдаваясь своему желанию. Пик наслаждения был уже близок. Он вцепился ногтями в плечо любовника и хрипло застонал, избавляясь от спермы все новыми толчками, а потом почти рухнул на спину Снейпа. Когда он слегка пришел в себя, то услышал, что сердце Северуса бьется под ним так же часто, как и его собственное. Люциус отодвинул негнущимися пальцами прядь волос со щеки любовника и поцеловал его. - Сев… - Ничего не говори… не сейчас, – еле слышно сказал Снейп и облизнул пересохшие губы.

SevLuc X.O.: 2. - Вставай, Малфой! Просыпайся! – противный голос Снейпа звенел в ушах Люциуса, не давая снова провалиться в сон. - И здесь ты! Ты мне даже во сне покоя не даешь. Пошел вон! - Малфой, я от тебя не отстану, пока ты меня не раскопаешь! - Отвали! Иди к черту! - Что?! – голос Нарциссы заставил Люциуса открыть один глаз. Жена стояла на пороге его спальни в ночной рубашке, но уже причесанная. Объясняться с ней у Малфоя желания не было, поэтому он пробормотал что-то вроде: «дурной сон» и отвернулся от жены. - Ты не заболел? – в голосе Нарциссы Люциус не услышал ни капли заботы, одну лишь деловитость. - Нет, – ответил Люциус. - Мне не нравится, что ты разговариваешь сам с собой. - А мне не нравится, что ты приходишь ко мне с утра пораньше и устраиваешь допрос. Грубость как всегда сработала, и Нарцисса громко хлопнула дверью. Этот звук пробудил дремлющую головную боль от вчерашнего похмелья. - Доброе утро, Малфой! – насмешливо произнес голос Снейпа прямо над ухом у Люциуса. - Я тебе уже сказал: проваливай! Оставь меня в покое! Ответом ему был лишь возмущенный возглас жены за дверью и противный смех Снейпа прямо в голове. Понимая, что все равно уже не заснет, Малфой сел на кровати. Приступ головной боли теперь был так же неотвратим, как ежегодная налоговая проверка. - А я тебе говорил, что пить вредно. Видел бы ты себя сейчас! Будь я Ритой Скиттер, не упустил бы возможность напечатать твое утреннее фото на первой полосе «Пророка». - Да пошел ты! - Мне идти некуда. Единственный способ от меня избавиться – сделать то, о чем я прошу. - Если бы я выполнял все дурацкие просьбы, с которыми ко мне обращаются… - Дурацкие просьбы – то, с чем ты ко мне обращался все эти годы, а сейчас от тебя зависит моя жизнь! – почти взвыл Снейп. - Тоже мне, сравнил! – возмутился Люциус. – Что я у тебя обычно просил? Ну, сварить пару зелий… - Обычно, запрещенных! И не пару штук, а пару дюжин. - Ну, достать пару артефактов, – не обращая внимания на язвительную реплику, продолжал Малфой. - Смертельно опасных и тоже запрещенных, – гнул свое Снейп. - Один раз побыть свидетелем… - Лжесвидетелем. Дважды. Не считая лжи Темному Лорду. - Ну и за Драко приглядеть… - Пока твой отпрыск опять не вляпался в очередное дерьмо, из которого его надо вытащить раньше, чем он опозорит славное имя Малфоев. – Словом, ничего особенного, – резюмировал Люциус, демонстрируя чудеса избирательного слуха. – А ты мне предлагаешь пойти на настоящее преступление! - Можно подумать, ты у нас самый законопослушный гражданин… - Вот именно потому, что не самый законопослушный, не буду рисковать непонятно ради чего. За мной сейчас следят так, что я свою собственную сову начал подозревать в шпионаже. - Ты параноик. - Я жертва войны! – патетически возразил Малфой, направляясь в уборную. - Нет, ты просто самовлюбленная бесчувственная свинья! На это Люциус ничего не ответил, решив, что чем меньше он будет обращать внимание на Снейпа, тем быстрее тот уберется обратно в могилу. Начинался новый день, который, как и несколько предыдущих, приносили Малфою одни неприятности и унижения. И, конечно же, бесконечные расходы. Люциус еще раз убедился, что к деньгам победители так же неравнодушны, как и прочие простые смертные. Но Люциус был рад, что в обновленном Министерстве нашлось несколько здравомыслящих людей, с которыми можно договориться. Положа руку на сердце, Люциус мог сказать, что эти маленькие трагедии он переносил гораздо спокойнее, чем непрерывный кошмар последних месяцев власти Волдеморта. Наклонившись над раковиной, Малфой плеснул себе в лицо воды. - Где мой перстень?! – раздался прямо над ухом визгливый вопль. - Еще один, – простонал Люциус, потянувшись за полотенцем, привычно уворачиваясь от маячившего за спиной призрака. - У тебя несколько отцов?! - К счастью, я давно сирота. А вопрос моего происхождения вы, папа, можете обсудить с портретом мамы. - Ты куда перстень дел, василисково отродье? – снова завопил призрак, потрясая полупрозрачными кулаками. - Три! Три обыска за неделю! Я едва избежал Азкабана. Какие, к Моргане, еще перстеня?! – закричал Люциус, бросая в призрака полотенце. - Все продал! Все спустил! – застонало оскорбленное привидение, кружась по уборной, как лопнувший воздушный шарик. - Нечего было забивать дом всяким темномагическим хламом, – проворчал Люциус и, глядя в зеркало, провел рукой по щетине на подбородке. - Хламом?! Это был раритет! Перстень за версту распознавал грязнокровок! - Меня бы за один такой раритет упекли бы лет на десять, – рассеянно возразил отцу Малфой, размышляя, стоит ли ему побриться. - Вранье! Наглая ложь! Ты все спустил на своих любовников, грязный извращенец! – закричал призрак. - Ого, какие подробности открываются, – подал голос Снейп, чем окончательно вывел из себя Люциуса. - Вон! Пошли все вон! – закричал тот, бросая в призрака все, что попадалось под руку. - Трус! Предатель! Алкоголик! – заверещал призрак, уворачиваясь от расчесок и бритвенных принадлежностей, и вылетел из комнаты. И, хотя его отдаленные вопли еще были слышны из коридора, Люциус вздохнул с облегчением – покойный предок не имел привычки возвращаться раньше, чем на следующее утро. - Хочу сказать, что полностью согласен с его определениям твоей личности, – ехидно заметил Снейп. Малфой на это решил ничего не отвечать, и, глядя на царивший вокруг беспорядок, вслух произнес: - К черту бритье.

SevLuc X.O.: *** - Доброе утро, – рассеянно произнес Люциус, входя в столовую, где его уже ждали жена и сын. - Люциус, мне надо с тобой поговорить, – сказала Нарцисса, и ее лицо в этот момент казалось еще более бледным, чем обычно. Малфой-старший внимательно посмотрел сначала на сына, потом на нее. Увиденного было достаточно, чтобы понять: Драко о предмете разговора не знает. То, что беседа будет неприятной, было ясно с самого начала. Повода говорить о приятных вещах в их семье не было уже очень давно. - Что же тебе мешает говорить о твоем деле прямо сейчас? – с притворным удивлением спросил Люциус, намазывая масло на тост. Теперь он понял, что Нарцисса навестила его с утра пораньше не просто для того, чтобы справиться о здоровье. - Люциус, это очень важный вопрос… - Вот видишь, Драко, – перебил жену Малфой, – твоя мать считает, что с тобой ничего серьезного обсуждать нельзя. - Я тоже так считаю, – авторитетно заявил Снейп. Люциус вздрогнул от неожиданности и посмотрел на сына и жену. Драко изменился в лице. - Ты это слышал? – с надеждой спросил Люциус. - Я думаю, мама имела в виду другое, – напряженно ответил Драко, не глядя на отца. Люциус от его ответа испытал двойное разочарование. - И что же ты имела в виду, дорогая? - Люциус, мы можем обсудить это позже? – почти с мольбой сказала Нарцисса, нервно теребя салфетку в руках. - Нет, я, право, не понимаю тебя. После всего случившегося скрывать что-то от Драко… – уже просто из вредности продолжал гнуть свое Люциус. – Неужели все перенесенные испытания в твоих глазах не делают его мужчиной? Я думаю, наш сын достаточно взрослый, чтобы участвовать во всех семейных делах. - Да, я тоже так считаю, – сказал Драко, внимательно глядя на мать. - Как младенец, до сих пор верит тебе на слово, – саркастически заметил Снейп, отчего Люциус опять внимательно посмотрел на домочадцев и окончательно убедился, что погибший герой войны общается исключительно с ним. Радости этот факт не прибавил. - Драко, пойми меня правильно, этот вопрос тебя просто не касается, – тихо сказала Нарцисса. - А что меня в этом доме вообще касается?! – Драко вскочил, бросив салфетку на стол. - Да, дорогая, очерти круг вопросов, которые ты готова обсуждать с нашим отпрыском. - Люциус, прекрати! Драко, успокойся и сядь! - Теперь ясно, кто в твоем доме хозяин, – заметил Снейп. - А ты вообще заткнись! – забывшись, ответил ему Люциус. Видя, как жена резко поднялась с места, а у Драко округлились глаза, он решил не дожидаться вопросов о его самочувствии и сказал: - Нарцисса, когда я вошел сюда, то сразу понял, что ты хочешь поговорить о деньгах. Только в этих случаях у тебя появляется то скорбно-озабоченное выражение лица, какое бывает у сумасшедших защитников волшебной фауны, когда они пытаются просить у меня деньги на спасение очередной вымирающей саламандры. Судя по концентрации скорби в твоих глазах, денег тебе требуется много. Я считаю, Драко пора узнать, что его отец не занимается чеканкой галлеонов, что бы там ни сочиняли писаки из «Пророка». Мне совершенно не понятно твое стремление уберечь его от осознания того, что мы почти разорены. В конце концов, он и сам это скоро поймет. - Мы разорены?! – просипел Драко. - По сравнению с тем, чем мы владели раньше – да, – спокойно ответил Люциус. – Или ты считаешь, что Азкабана мы избежали по мановению волшебной палочки? - У нас же были смягчающие обстоятельства, – тихо возразил Драко. - И эти смягчающие обстоятельства стремительно тают в нашем семейном хранилище в Гринготтсе, – парировал Люциус. – Так зачем тебе нужны деньги, Нарцисса? - Сегодня я получила письмо. Меня вызывают на дознание, – не глядя на мужа, ответила Нарцисса. - Какое еще дознание?! – хором спросили отец и сын. - Меня обвиняют в преступном обогащении в период войны, – дрожащим голосом сказала Нарцисса. - Что за бред?! Они уже проверили наше хранилище в банке, на него за всю войну не поступило ни сикля! – Люциус вскочил и уставился на жену. – И почему обвинение предъявлено тебе? - Вот именно поэтому я и хотела поговорить с тобой наедине, – прошептала Нарцисса, пряча лицо в ладонях. Драко в растерянности бросился к ней. - Ага! Все понятно! – воскликнул Люциус. – У тебя был отдельный счет, о котором я ничего не знал. Так?! - Становится все интереснее и интереснее, – сказал Снейп, но Малфой его почти не слышал, буравя глазами жену в ожидании объяснений. - Люциус, пойми меня правильно… - Я именно так тебя и понимаю! – в бешенстве проорал Малфой. – Пока я пытался упрочить положение нашей семьи, добивался влияния и откупался от кровососов из Министерства, ты тихо копила себе состояние. И из каких средств, позволь спросить? Не из тех ли, которые тебе ежемесячно нужны на ремонт твоего дома в Монако, посещение швейцарских колдомедиков и замену странным образом потерянных фамильных драгоценностей?! - Посмотрите-ка, Малфоя ударили по самому больному месту – по кошельку», – иронично заметил Снейп, отчего Люциус резко дернул головой, словно пытаясь вытряхнуть из уха таракана. - Папа, но ты же можешь остановить это дело? – неуверенно произнес Драко. – Наверняка у них есть занятия и поважнее, чем… - Нет, я не могу остановить этот процесс, раз он уже начался. Да и не хочу. Зачем я буду тратить свои деньги, чтобы прикрыть махинации твоей матери, о которых она не хотела поставить меня в известность? Кто из нас незаконно обогащался во время войны, она или я? Вот пусть она и платит. - Люциус, я просто хотела подстраховаться на случай, если с тобой что-нибудь случится, – тихо сказала Нарцисса, вытирая набежавшие слезы кружевным платком. Драко держал ее за руку и хлопал глазами, чем еще больше вывел Люциуса из себя. - Не делай из меня идиота! Если бы со мной что-нибудь случилось, все мои деньги достались бы тебе. Ты готовила себе побег, ты хотела бросить меня! - Не говори так! – воскликнула Нарцисса. - Ты точно параноик, Малфой, причем закомплексованный! – ехидно вставил Снейп. - Я буду говорить то, что считаю нужным! Это пока мой дом. Ты воровала мои деньги, ты обманывала меня, а теперь ждешь, что я буду тебя защищать. Неужели ты настолько наивна, чтобы верить в это? - Люциус, но это разбирательство выльется в скандал, – сквозь слезы сказала Нарцисса. - Этот скандал уже ничего не изменит в отношении к нашей семье. Нас и так поливают помоями в каждой газетенке. Раньше надо было сознаваться, дорогая, когда наша репутация хотя бы чего-то стоила. А сейчас, после всего этого позора скандалом больше, скандалом меньше… – Люциус махнул рукой и направился вон из столовой. – У меня пропал аппетит.

SevLuc X.O.: *** - И что ты теперь будешь делать? – поинтересовался Снейп, когда Малфой захлопнул дверь своего кабинета. - Для начала – выпью. - В девять утра? Я и не думал, что ты такой заправский алкоголик. - А я не знал, что ты такой ужасный зануда, – сказал Малфой, наливая огневиски. - Боюсь, что придется узнать другу друга еще ближе, если ты не выполнишь мою просьбу. - Снейп, ты же видишь, мне не до твоих посмертных фантазий. Можешь ты помолчать? Мне надо подумать. - Я не доставлю тебе такого удовольствия. Тем более, думать у тебя всегда получалось неважно. Давай лучше проясним, почему ты не хочешь меня откапывать? - Я что, некрофил, по-твоему?! Ты мне и живым-то не сильно нравился, а сейчас… – Люциус брезгливо поморщился и отпил глоток из стакана. - Я же не предлагаю тебе свои объятия! - Фу, еще бы ты мне это предложил! - А когда-то они тебя вполне устраивали, – холодно возразил Снейп. - Тогда ты всяко был посвежее, чем сейчас. - Ну и сволочь же ты, Малфой! - Ты еще истерику тут устрой с упреками вроде «Ты меня никогда не любил!» Думал, что я буду рад трепаться с твоим духом всю оставшуюся жизнь и исполнять твои дурацкие прихоти только потому, что когда-то мы с тобой неплохо проводили время? Что ты замолчал? Думал, ты для меня столько значишь, и я буду лить по тебе слезы и рвать на себе волосы? Ты за этим ко мне пришел? Тебя оскорбило, что я не ношу по тебе траур?! Снейп ничего не ответил, но Люциус, вместо того, чтобы наконец расслабиться, разозлился еще больше. Ситуация с Нарциссой выбила из колеи именно в тот момент, когда он уже начал оправляться от ужаса последних дней войны. Вчера он окончательно убедился, что в тюрьму никто из Малфоев не угодит, процесс по его делу свернули и обещали закрыть, как только улягутся послевоенные страсти. Для этого пришлось расстаться с третью состояния, но Люциус всерьез считал, что легко отделался. Помощь пришла и с неожиданной стороны – Гарри Поттер высказался в очередном интервью о том, что семью Малфоев можно считать не столько его врагами, сколько еще одной жертвой Волдеморта. После этой публикации дела с реабилитацией пошли куда проще, но в кулуарных беседах с людьми из Министерства Малфою посоветовали не слишком попадаться на глаза магической общественности в ближайшие несколько месяцев, а то и лет. И Люциус по достоинству оценил совет и собирался ему следовать. И тут, словно нож в спину, вызов Нарциссы на дознание. - Надо же быть такой дурой! Ну, кто же хранит свои заначки в том же банке, в котором у тебя семейный сейф?! – воскликнул он в сердцах и стукнул стаканом по столу. Он встал и посмотрел в окно. Утро уже почти превратилось в день, и солнце ярко освещало аккуратно постриженный газон и изящные клумбы с ярко-желтыми нарциссами. Эти цветы всегда высаживались здесь в конце весны с тех пор, как он ввел в дом свою жену. Люциус помнил, что раньше, когда он возвращался из школы на летние каникулы, здесь всегда цвели белые пионы и гортензии. Он даже на секунду почувствовал этот весенний аромат и закрыл глаза. - Я слишком долго просидел взаперти, - прошептал Люциус. – Пора немного размяться.

SevLuc X.O.: 3. В Морпете было холодно, после аппарации Люциус сразу пожалел, что вышел из дома в летней мантии. Как любил говорить Рабастан Лестранж, морпетские шлюхи так хороши просто потому, что в такой глуши и холоде все равно больше нечем заняться. Оглядывая унылый пейзаж городской окраины, Люциус не стал бы с этим спорить. Впрочем, ни за чем другим он в Морпете за всю жизнь не появлялся. - О, сэр, рада вас видеть, давно вы к нам не заходили, – угодливо сказала бандерша, бледная худая женщина без возраста с незапоминающимся лицом – частое последствие долгого употребления оборотного зелья. - Как-то не до этого было, Минни. - Не только вам, сэр. Мы с девочками думали, что нам придется перебираться на континент. - А твои мальчики еще туда не сбежали? - Кого-то мы не досчитались, но сейчас у нас даже есть пара новеньких. - Тогда познакомь меня с ними. Пройдя по длинному полутемному коридору, Люциус вошел в привычную гостиную, обставленную по моде прошлого десятилетия и с некоторой претензией на шик. Бледные лица шлюх рефлекторно растянулись в профессиональных улыбках. В углу рядом с барной стойкой он увидел четырех парней. Двоих Малфой знал давно и не уделил им внимания. Отметил лишь, что за время его отсутствия оба заметно подурнели. Один новенький был испанцем, довольно смазливым, но уже явно спивающимся. При виде клиента он спрыгнул с высокого барного стула и подошел к нему. - Прекрасный вечер, сеньор. - В Англии все еще день, амиго, – Люциус небрежно махнул, чтобы тот ушел с дороги. В темном углу сидел еще один новенький, он с интересом посмотрел на клиента, но остался на месте. Парень был довольно красив, но без изысканности. Он оперся локтем на барную стойку, запустил руку в свои длинные черные волосы и слегка раздвинул ноги. Люциус сделал несколько шагов к нему, и увидел, что тот совсем еще юнец. «Сейчас мне только обвинений в совращении малолетних не хватало», – подумал он и резко развернулся. - Я, пожалуй, в следующий раз зайду. - Мы можем предложить вам любую внешность, – поспешила сказать бандерша. - Мне это не интересно, ты же знаешь. - Но… - Пока, Минни. Удачи в делах. - Какие уж тут удачи, – разочарованно проворчала бандерша, провожая взглядом Малфоя, покидающего ее заведение. Когда он вышел из борделя, уже начался дождь. Люциус порылся в карманах мантии на предмет, что бы трансфигурировать в зонт, и наткнулся на старую маггловскую зажигалку, непонятно как оказавшуюся там. Впрочем, для насущной цели она вполне подходила. В Кожевенный переулок он вошел уже под широким черным зонтом. Краем глаза Люциус отметил, что здесь царит еще большее запустение, чем в волшебной части Лондона. Большая часть окон лавок и заведений была заколочена досками. Возникло подозрение, что визит сюда был напрасной тратой времени. Но едва Малфой успел так подумать, как из подворотни местной гостиницы на него вышло сразу трое весьма характерных парней. - Не угостите сигаретой, мистер? – обратился к нему смазливый светловолосый парень, чья внешность показалась Люциусу смутно знакомой. «Неужели я здесь всех уже перетрахал?» – с тоской подумал он, бросил взгляд на полноватого шотландца, стоящего рядом, и поморщился. - Пожалуй, сегодня у меня сигарета найдется только для него, – сказал Малфой, показывая на сутулого худенького парня в потертой мантии, стоящего за спинами своих коллег. - Занимаетесь благотворительностью? Или просто задохлики сейчас в моде? – уязвлено спросил блондин. - Заткнись, Саймон, – сказал шотландец, пропуская «задохлика» вперед. - Весьма ценный совет, – презрительно сказал Малфой, трансфигурируя «зонт» обратно в зажигалку. – Умение держать язык за зубами никогда не выходило из моды. В гостинице ему даже не пришлось объясняться с портье: при виде входящего в здание клиента тот молча протянул ключ от люкса. Люциус ценил такие качества в обслуге и дал ему на чай двадцать сиклей. - Мне надо в ванную, – с просительной интонацией сказал парнишка. - А мне надо выпить, – Люциус бросил мантию на кресло и критически осмотрел номер. - Принести вам выпивку? – неуверенно спросил парень. - Да нет, приляг, отдохни, я сам принесу, – язвительно ответил Малфой, вытягиваясь на кровати и снимая ботинки. Мальчонку как ветром сдуло. Люциус оглядел знакомый номер, в котором почти ничего не изменилось с тех пор, как он был здесь несколько лет назад с похожим смуглым парнишкой, а до этого еще с одним, а до этого… - Да, ты был здесь со мной, – холодно произнес Снейп. - Мерлиновы яйца! Снова ты! А я думал, что сумел от тебя отделаться! – с досадой воскликнул Малфой. - А я говорил, что думать у тебя никогда не получалось. Иначе бы ты понял, что от меня так просто не отделаешься. - А что же ты молчал полдня? - Ты мне просто надоел, – нехотя ответил Снейп. - Это еще кто кому надоел! Вцепился в меня, как гоблин в лавочника. - От твоих метафор так и несет духом подлинной аристократии. - А чем несет сейчас от тебя, я даже представлять не хочу. - Да, сэр, я как раз хотел идти в ванную. Люциус обернулся и увидел снятого им парнишку с бутылкой огневиски и тарелкой всякой снеди. Тот слегка покраснел от последнего замечания клиента, и Малфой сделал вид, что понят правильно. - Как тебя зовут? – спросил он, откупоривая бутылку. - Антон. - Сколько тебе лет? - Двадцать. Малфой внимательно посмотрел на парня и решил, что тот не врет. - Значит, пить тебе можно. - Да, сэр. - Так вот ты зачем его на улице подобрал: тебе выпить не с кем, – ехидно сказал Снейп. - Да пошел ты! В смысле, иди, прими душ, – поправил себя Малфой, обращаясь к парню. - Да, сэр. - Только раздевайся здесь, передо мной. - З-зачем? - Затем, что я так хочу, – недовольно ответил Люциус. - Да, сэр. Парень стал медленно стягивать с себя мантию, под которой оказалась черная облегающая рубашка, лишь подчеркивающая его худобу. - Тебе обязательно унижать его прежде, чем трахнуть? – холодно поинтересовался Снейп. Люциус ничего ему не ответил и лишь криво улыбнулся. Стянув с себя брюки и трусы, парень вопросительно посмотрел на клиента. Малфой сделал жест рукой, который можно было истолковать как повеление повернуться к нему задом. Мальчишка повиновался. - Иди, – сказал ему Люциус и отпил глоток огневиски. Парень исчез за дверью ванной, послышался плеск льющейся воды, и на какое-то время воцарилась тишина. - Будешь смотреть, как я занимаюсь сексом? – тихо спросил Малфой. - Ты не оставляешь мне выбора, – нехотя ответил Снейп. – Но, если это тебя утешит, мне будет не слишком приятно. - Ревнуешь? – ухмыльнулся Люциус. - Вот еще. - А что тогда? - Ты думал, мне доставляет удовольствие смотреть на то, как ты развлекаешься, тогда как… - Я мог бы с пользой проводить время, доставая из земли твой окоченелый труп? Ты это хотел сказать? – перебил его Малфой. – Нет, уж я лучше потрахаю что-нибудь живое, чем возиться с мертвечиной. - Я устал тебе говорить о том, что жив, – раздраженно сказал Снейп. – Если ты своим проспиртованным мозгом это усвоишь, нам обоим будет легче избавиться друг от друга. - Если я признаю, что ты жив, то должен буду также признать, что сошел с ума, – еле слышно сказал Люциус, глядя в одну точку. - Не льсти себе, твой разум не настолько сложно устроен, чтобы породить такую фантазию, как я. - По-моему, это как раз ты себе льстишь. - Что ж, у тебя есть единственный способ удостовериться в своей нормальности, – иронично сказал Снейп. - И какой же? - Вытащить мое тело из могилы. Малфой фыркнул в ответ. - Если ты обнаружишь, что я начал разлагаться, можешь меня закопать обратно. Я не обижусь. - Мне плевать на твои обиды. - Тебе на всех плевать, даже на самого себя. Иначе бы ты не довел себя до такого состояния. Пьешь в одиночку и снимаешь парней, чтобы они составили тебе компанию. Тебе даже поговорить не с кем. - Можно подумать, ты у нас душа общества, – огрызнулся Малфой. - Я никогда не претендовал на эту роль, – после небольшой паузы возразил Снейп, – тогда как за тобой в свое время пол-Слизерина бегало. И что теперь с тобой стало? Подбираешь каких-то оборванцев с цыпками на жопе. Лет двадцать назад тебе бы такое даже в голову не пришло. - Ага, именно тогда я подобрал тебя. И уж поверь, выглядел ты не лучше. Впрочем, по сравнению с тем, что стало потом… Тут Малфой услышал шорох, обернулся и увидел, как мальчишка испуганно хватает свои вещи и выбегает в коридор, громко хлопнув дверью.

SevLuc X.O.: - Ну вот, теперь ты лишил меня секса, – с досадой сказал Люциус. - Не могу сказать, что сильно сожалею. - Ладно, Снейп, ты меня уже всерьез достал! И, раз уж я так и так заплачу за номер, у тебя есть время, чтобы объяснить внятно, каким образом ты оказался жив и почему выбрал именно меня на роль гробокопателя. - Я рад, что мы перешли к конструктиву… В какой-то момент мне стало ясно, что Темный Лорд захочет меня убить, – после небольшой паузы начал Снейп. – И я даже смирился со своей участью… - Что-то не похоже, – заметил Малфой. - Но потом, – продолжал Снейп с явным напряжением, – мне вдруг очень захотелось жить. - Весьма неожиданно. - Ты можешь не перебивать? - Не могу, – честно признался Люциус, еле сдерживая смех. – Слышать подобные излияния от тебя… - Я всего лишь отвечаю на твой вопрос. - Хорошо, я слушаю, – благостно ответил Малфой и сложил руки на груди. - Словом, я решил инсценировать собственную смерть. - Инсценировка была неплохая, говорят, в ней были задействованы Темный Лорд и Нагайна. Как тебе удалось их подговорить? – иронично спросил Люциус. – Впрочем, ладно, продолжай. Мне уже интересно. Как ты смог выжить? - Я предполагал способ, которым Темный Лорд захочет меня устранить, сварил зелье, нейтрализующее действие яда Нагайны и кровопотерю, и принял его в день битвы. - Судя по тому, что тебя закопали через два дня после этого, зельевар из тебя никудышный. - Тебе прекрасно известно, какой я зельевар! – почти зарычал Снейп. - Ладно, ладно, продолжай. - А ты не можешь меня откопать без объяснений? – почти обреченно спросил Снейп. - А ты бы стал без них откапывать? – резонно спросил Малфой. - В общем, мой расчет оправдался, – продолжил свой рассказ погибший герой. – Темный Лорд натравил на меня змею, и моя сыворотка в итоге сработала. - Гм… - Я еще не закончил. Когда Гарри Поттер и его друзья, наконец, оставили меня в покое, я принял Напиток живой смерти, над усовершенствованием которого… - Да, в тот день ты явно перебрал с зельями. - Это ты перебираешь с алкоголем, Малфой, - раздраженно возразил Снейп. – А я пью только то, что служит моим целям. - На свете очень мало вещей, служащих сейчас моим целям так же безотказно, как хороший огневиски. Но мы отвлеклись. Что же было дальше? - Дальше меня похоронили, и прошло некоторое время, прежде чем я смог с тобой заговорить. Ну, и я ждал подходящего момента, чтобы проснуться… Ты же понимаешь, что в мои планы не входило очнуться в заколоченном гробу глубоко под землей. - Жуть какая… - Вот именно. Поэтому мне пришлось усовершенствовать Напиток живой смерти. - А к чему были все эти сложности? - Я не мог предугадать исход битвы наверняка, а выжить мне хотелось при любом раскладе. - Ну, как видишь, твоя героическая смерть послужила триумфу добра. Можешь торжественно воскресать и получать орден Мерлина за заслуги из рук Гарри Поттера. Осталось только выяснить, причем здесь я? - Орден Мерлина и прочая дребедень не входят в мои планы, – помолчав, ответил Снейп. - Все, чего я хочу, – уехать на континент и никогда больше здесь не появляться. - Н-да? – слегка удивленно спросил Малфой. - Меня вполне устраивает официальный статус покойника. И меньше всего я хочу сейчас объясняться за смерть Дамблдора и быть протеже Гарри Поттера, когда он будет читать пламенные речи в мою защиту перед Визенгамотом. Если, конечно, я достаточно изучил этого мальчишку, - задумчиво сказал Снейп. - То есть, ты решил начать новую жизнь? - Я хотел бы попробовать. - Что ж, наверное, мне должно льстить то особое доверие, что ты мне оказал. Однако пролей, наконец, свет на вопрос моего участия в твоем ренессансе, – криво улыбаясь, сказал Малфой и подлил себе еще виски. - Ты был идеальной кандидатурой, – ответил Снейп, и, спустя секунду, тихо добавил, – к тому же, единственной. - Вот как? И почему? - Ну, во-первых, как ты сам понимаешь, покойник в этом деле мне бы не сгодился. А в том, что ты выживешь в битве, я не сомневался. - Мне бы тогда твою уверенность, – с легким волнением заметил Люциус. - Давай будем честными друг с другом: ты непотопляем, как сам знаешь что. И то, что ты до сих пор не в Азкабане… - Ну, вот в этом-то ты точно не мог быть уверен. Значит, были еще причины. - Хорошо, причины были, – неохотно признал Снейп. - Начни с той, что сделала меня единственным кандидатом. Повисла пауза, Малфой покрутил головой по сторонам. Однако Снейп не дал ему долго обманываться на предмет своего отсутствия. - Как ты, возможно, помнишь, Напиток живой смерти был изобретен в глубоком средневековье… - История обещает быть длинной. - Я бы и сам предпочел обойтись без длинных историй. - Ну, что ты?! Обожаю такие! – с ухмылкой заверил его Люциус и отпил из стакана. - Времена тогда были романтические, и все варианты этого зелья так или иначе были призваны спасти от врагов и соединить влюбленных. Все мои попытки усовершенствовать рецепт привели только к тому, что я сделал его действие бесконечно долгим, а противоядие - как можно менее скоропортящимся. Как ты верно заметил, Азкабан в твоем случае исключить было нельзя. - Итак, мы уже подобрались к разгадке моего участия в этом деле? – иронично спросил Малфой. - Мой голос после «смерти» мог услышать только человек, с которым меня соединяло романтическое чувство, – неохотно признался Снейп. - Что?! - Что слышал. - То есть, я должен тебя откопать на том основании, что двадцать лет назад нам обоим было нечем заняться в субботу вечером?! – Малфой вскочил с места и развел руками от удивления. - Насколько я помню, таких суббот было не мало. - Да какая разница?! Снейп, ты что, правда за столько времени никого себе не завел? Ты и в самом деле был таким неудачником, каким выглядел? Но я не думал, что у тебя было все настолько плохо! Черт, да это была просто легкая интрижка, нет, это был обычный секс на один-два раза! И затянулся он только потому, что ты все время был у меня на глазах. Прошло уже столько лет! Я и думать про это забыл! - Еще скажи, что ты вообще не испытываешь влечения к мужчинам, чтобы я уж окончательно во все это поверил, – холодно предложил Снейп. - Да, я не гей! – закричал Малфой, и в этот момент раздался стук в дверь. - Кто там, дементор вас засоси?! - Сэр, я увидел, что ваш спутник ушел, и решил предложить другого парня, – угодливо сказал портье, не заходя в номер. - С меня на сегодня достаточно мужской компании, – раздраженно ответил Люциус, схватил свою мантию с кресла и стремительно вышел из комнаты, чуть не сбив слугу с ног.

SevLuc X.O.: 4. - Нарцисса, если ты хочешь спросить у меня о вызове в суд, то можешь не начинать, – предупредил Малфой жену, несмело входящую в его кабинет. - Люциус, я… - Я же просил, – он раздраженно махнул рукой и отвернулся к окну. - Тебя весь день не было дома, я думала… - Что я помчусь спасать тебя от аврорского преследования? – иронично спросил Малфой. Нарцисса не отвечала, но и не уходила из комнаты. В конце концов, Люциус повернулся к ней лицом и устало сказал: - Завтра в Гринготтсе назначена встреча с Томпсоном – он ведет это дело в Министерстве. Если ты действительно не грабила честных магглорожденных волшебников, в чем я уже начал сомневаться… - Люциус, о чем ты говоришь?! – сокрушенно перебила его Нарцисса. - ...то все прибавки в твоей маленькой кубышке будут соразмерны убыткам нашего семейного счета, – с плохо скрываемым сарказмом продолжил Малфой. - Это позволит прекратить преследование? - В целом, да. Однако я обещал этому Томпсону некую сумму за неразглашение подробностей дела. И я взял на себя смелость предположить, что моя любимая жена сама сможет оплатить этот счет. - Люциус, конечно, я верну все в наше семейное хранилище, – она взяла руку мужа в свою. - А вот этого не надо, дорогая, – возразил Люциус, освобождаясь от рукопожатия. – Ты должна понимать, что после случившегося я больше не могу тебе доверять так, как раньше. Поэтому теперь свои маленькие нужды ты будешь оплачивать сама из тех денег, что скопила за долгие годы нашей с тобой счастливой семейной жизни. Думаю, у тебя там останется вполне достаточно. - Я поняла тебя, Люциус, – без выражения сказала Нарцисса и вышла за дверь. - Это просто счастье – иметь такого понимающего спутника жизни, – громко сказал Люциус, но ему никто не ответил. Он встал, чтобы зажечь побольше свечей – ему начало казаться, что стены привычного кабинета стали давить на него. - И ты не будешь сейчас язвить на тему того, как меня обманула собственная жена, и как я вынужден пойти на уступки просто потому, что не хочу прослыть еще большим идиотом, чем меня теперь представляют? – обратился он к голосу Снейпа. - Ты и сам сейчас все сказал, – нехотя ответил тот. - Просто ты не представляешь себе, каково… - Малфой, мне сейчас не хочется обсуждать твои ничтожные проблемы. А если ты просто желаешь поговорить со мной… - Совершенно не желаю! - Я так и подумал, – иронично заметил Снейп и не произнес в этот вечер больше ни слова. *** - Малфой, куда ты меня тащишь? – недовольно сказал Снейп, натягивая простыню себе на плечо. - Пошли, хватит валяться. Мне хочется побыть на воздухе. - Там слишком жарко, – возразил Северус, лениво глядя на то, как Люциус энергично распахивает окно спальни и одевается. – Я бы предпочел, чтобы ты вернулся в постель, а не скакал по комнате, как взбесившийся гиппогриф. - Сколько можно спать? Тем более, ты вчера толком и не видел моего дома, а ведь у меня есть еще парк. - Малфой, я в курсе твоего богатства. Но все, что меня сейчас интересует, это возможность спокойно полежать, ну и, может, чего-нибудь поесть. - Давай устроим пикник в парке? Как тебе идея? – воодушевленно предложил Малфой, глядя на себя в зеркало. – Вставай, мне скучно! - Я что, клоун на вечеринке, чтобы тебя развлекать? – недовольно ответил Снейп, садясь на кровати. – И есть я предпочитаю за столом, а не на траве, я же не лошадь. - Нет, ты просто маленький зануда! – со смехом ответил Люциус и взял его за плечи. – Пошли, я покажу тебе моих белых павлинов и старинные статуи. - Обычно ты как раз похож на помесь павлина с мраморной статуей. Но сегодня ты меня просто пугаешь своим гриффиндорским задором. - Да пошел ты! – раздраженно воскликнул Малфой и оттолкнул Снейпа на кровать. – Меня уже тошнит от твоего занудства и дурацких острот! Он развернулся и направился к двери. - Ладно, ладно, я согласен на пикник, – заверил его Северус с легкой усмешкой. Люциус развернулся, посмотрел на него испепеляющим взглядом и сказал: «Если через десять минут тебя не будет у пруда, я весь твой завтрак скормлю птицам». Хлопнув дверью, он удалился, а Снейп, который никогда не любил ранних подъемов, потянулся за мантией.

SevLuc X.O.: *** - Ты опоздал, – холодно произнес Люциус, когда Снейп зашел в беседку. - Малфой, у тебя такой парк, что пришлось долго искать, где именно ты назначил мне свидание, – недовольно ответил Северус, садясь на скамейку и рассматривая завтрак, сервированный на мраморном столе посреди беседки. - Да, у меня большой парк, – довольно подтвердил Люциус, отпивая кофе из фарфоровой чашки. - У тебя все большое, – сказал Снейп и намазал себе джемом на тост. - Тебе же это нравится, верно? – с плотоядной улыбкой спросил Малфой, кладя руку ему на бедро. - Смотря что ты имеешь ввиду, - ответил Северус, откусывая от тоста, а прожевав, добавил: - Если ты о размерах твоего мужского достоинства, то – да. А если о непомерном самомнении… - Я имею на него право. А в тебе говорит зависть. Будь у тебя моя внешность, положение и деньги, – перебил его Малфой, глядя вдаль и убирая руку, – ты бы вел себя точно так же. А может, был бы еще заносчивее, учитывая, что даже при твоем происхождении и бедности ты умудряешься важничать. - Я не считаю бедность пороком, – огрызнулся Снейп, убирая руки со стола себе на колени. - А что тебе еще остается? – с усмешкой спросил Малфой, переводя взгляд на любовника. Тот тоже на него посмотрел, а потом откинул голову на спинку скамейки и принялся рассматривать рисунок на резном потолке беседки. Люциус удовлетворенно наблюдал за досадой Снейпа, помешивая кофе серебряной ложкой. - Раз уж я тут на правах бедного родственника, – сказал Северус после большой паузы, – может, ты угостишь меня тем ликером, что мы пили вчера? - Я, как ты заметил, не пью с утра. Я, кстати, вообще равнодушен к алкоголю, – заметил Малфой. – Мне кажется, что пристрастие к выпивке – это первый признак разочарования в жизни. А я еще в ней не разочаровался. - Ты закончил лекцию? – раздраженно спросил Снейп. – Может, ваше величество уже соизволит позвать эльфа, чтобы он принес этот чертов ликер?! - Не злись, – примирительно сказал Малфой, привлекая его к себе, – просто я не хочу, чтобы от тебя пахло, когда я буду тебя целовать. И давай уже скорее ешь, а то я трахну тебя на пустой желудок. - С чего ты решил, что я хочу с тобой трахаться? – спросил Снейп, отпихивая от себя Малфоя. - Поспорим? – промурлыкал Люциус и впился в губы Северуса. Тот стал сопротивляться, смахнул со стола пару предметов, которые со звоном упали на каменный пол. Но Малфой не обратил не это внимания, он властно подмял Снейпа под себя и, крепко держа в объятиях, страстно целовал до тех пор, пока не добился ответной реакции. Люциус повалил Северуса на скамейку и прошептал: «Выбирай, где тебе больше нравится, на столе или на траве?». Снейп ничего не ответил и начал быстро раздеваться, Малфой последовал его примеру. Через минуту они оказались совершенно голыми. Откидывая одежду в сторону, Люциус критически оглядел беседку, а потом бесцеремонно смахнул со стола всю оставшуюся сервировку, включая скатерть. Драгоценный фарфор с жалобным звоном посыпался на пол, а Малфой повернулся к Снейпу и снова жадно поцеловал его. Потом усадил его на стол и наклонился, чтобы накрыть губами его член. Снейп застонал от удовольствия и откинулся назад, а Малфой продолжал его ласкать, заглатывая член все глубже. - Да, я трахну тебя на столе, как блудливую официантку, – прошипел Люциус, раздвигая его ноги еще шире. - Полегче, ты забыл про смазку, – предупредил Снейп. - А по-моему, тебя уже можно трахать и так, – сказал Малфой и сделал попытку войти в него без всяких приготовлений, но Снейп не дал ему это сделать. - Возьми хотя бы масло, – предложил он, указывая на открытую серебряную масленку, валявшуюся на скамейке вместе с прочими остатками завтрака. Люциус зачерпнул щедрую порцию и ввел в Северуса два пальца. Тот порывисто вздохнул. Малфой дернул его на себя и тот обвил ногами его талию, когда член Люциуса проник в него. Они быстро набрали нужный темп, оглашая окрестности возбужденными стонами. Обнимая Люциуса за плечи, Северус целовал его в шею и покусывал мочку уха. Малфой впился ногтями в спину любовника и, уже на пике, прошептал: «Я люблю тебя, Сев… люблю». После оргазма Малфой отпустил Снейпа и сел на скамью, откинув голову на ее спинку. Мрамор приятно холодил разгоряченное тело. - Пойдем купаться, – предложил он. - Не хочу. - Пошли, у нас тут очень чистый пруд, и здесь всегда теплая вода, – Малфой схватил руку Снейпа за руку и потянул к себе. - Не люблю купаться. - Перестань! – с досадой сказал Люциус. – Мне стоило стольких усилий спровадить всю родню за границу, чтобы притащить тебя сюда. - Малфой, я не просил устраивать этот аттракцион невиданной щедрости, – ехидно ответил Северус, после чего Малфой отпустил его руку, развернулся и пошел к пруду один. – Я не понимаю, ты хочешь произвести на меня впечатление, что ли? Всеми этими роскошествами и масштабом? Тебе нужно, чтобы тобой ежесекундно восхищались или ты просто решил на мне жениться-а-а-а! Конец последнего слова он прокричал, потому что на него хлынула вода. Люциус стоял на берегу и со смехом направлял на Снейпа волшебной палочкой все новые струи. - Ах ты, блядь слизеринская! – заорал Снейп и бросился к Малфою, который, спасаясь от него, кинул волшебную палочку на расстеленный на берегу плед для пикника и нырнул в пруд. Северус, не разбирая дороги, споткнулся у самой кромки воды и со всего размаху рухнул, образуя вокруг себя брызги, которые блеснули радугой на утреннем солнце. - Ну, вот ты и залез в пруд! – весело закричал Люциус, отплывая на середину водоема. – Заодно голову помоешь! - Идиот! Сволочь! – кричал Снейп, пытаясь добраться до Малфоя. Но плавать он почти не умел, и только смешно барахтался, разбрызгивая воду, и еще больше смешил Люциуса. - Давай, давай! Плыви, я верю в тебя, моя черная барракуда! - Я доберусь до тебя, доберусь, белобрысый павлин! – шипел Снейп, но на середине пруда, где было уже достаточно глубоко, он начал идти ко дну. - Ты тонешь или ныряешь? – со смехом спросил Малфой, направляясь к нему. Но Северусу, судя по всему, было не до шуток. И когда он уже начал паниковать, Люциуса подплыл и стал тянуть его к берегу. Там Снейп долго пытался отдышаться и выплевывал воду, которой немало успел глотнуть. - Да, мореход из тебя неважный, – иронично заметил Малфой, укладываясь на плед и глядя сквозь крону старого дуба на ярко-синее небо. - Я и не собираюсь им становиться. Меня вполне устраивает алхимическая лаборатория, – ответил Снейп, садясь рядом. - А меня вполне устраивает статус наследника имени и состояния чистокровного магического рода, – сказал Люциус, повернув к нему голову. - В этом нет ни капли твоей заслуги, – парировал Снейп. – Однако одно твое качество я все-таки ценю. - Это, наверное, мое безграничное обаяние? – улыбнулся Малфой, привлекая к себе любовника. - Нет, это умение быстро реагировать на ситуацию, – тихо сказал Снейп. – Думаю, это тебе, в конечном счете, пригодится в жизни гораздо больше всего остального. - Опять ты занудствуешь, – проворчал Малфой, и накрыл рот Снейпа губами. Потом он лег на любовника сверху, захватил рукой прядь его мокрых волос и заглянул ему в глаза. Северус потянулся к нему за поцелуем, также запуская пальцы во влажные пряди Люциуса. Спустя какое-то время глаза Снейпа расширились, и он разорвал поцелуй. - Что? – спросил Малфой, недоуменно глядя в его лицо. Северус просто указал пальцем вверх. Люциус повернул голову и увидел, как с веток дуба к ним спускаются тонкие ветви омелы. Повисла пауза, после которой они хором рассмеялись, и никак не могли остановиться. - Предлагаю не отступать от школьной традиции и вырезать свои инициалы на этом дубе, – с улыбкой предложил Малфой. - А если это кто-нибудь увидит из твоих? – неуверенно спросил Снейп. - Не думай об этом, – беспечно произнес Люциус. – В этой части поместья никого, кроме садовника не бывает. - Как скажешь, твой же парк, – легко согласился Северус и поцеловал его в щеку. - Да, тут все мое, – прошептал Малфой, обнял Снейпа и прикрыл глаза от яркого солнца.

SevLuc X.O.: *** Люциус тихо застонал во сне и перевернулся на спину. - Просыпайся, Малфой! - О, нет, – пробормотал тот. - О, да! По крайней мере, твой член хочет сказать именно это, – ехидно сказал Снейп. - Оставь мой член в покое. И вообще, перестань мне сниться. - А мне кажется, тебе понравилось. Как минимум, я впервые вижу у тебя утренний стояк с того момента, как вынужден за тобой наблюдать. - Чему тут удивляться, если ты не даешь мне нормально потрахаться? – сонно возразил Малфой, садясь на кровати и протирая глаза. - Все в твоих руках, Малфой. Ну, чем сегодня займемся? По-моему, прекрасный день для того, чтобы немного размяться на свежем воздухе… Ты же понимаешь, о чем я? – насмешливо заметил Снейп, как только Люциус окончательно разлепил глаза. - Выпить, срочно выпить, – простонал Малфой, пытаясь найти вчерашнюю бутылку возле кровати. Но единственный теперь домовой эльф Малфой Мэнора был достаточно вышколен, чтобы допускать такое безобразие, как раскрытые бутылки и грязные стаканы в спальне хозяина. - Не думал, что ты имеешь привычку опохмеляться, – заметил Снейп. - Не имел, пока ты не впился в мой мозг, как печеночный сосальщик, – огрызнулся Малфой. - Такие сомнительные метафоры могу рождаться только в мозгу, отравленном алкоголем. Я тут точно не при чем. И кстати, о печени… - Как же ты мне надоел! - Поверь, ты мне надоел не меньше. Созерцать твою пьяную рожу и утехи в дешевых борделях… - Я не хожу в дешевые бордели! – возмутился Малфой, приподнимаясь с кровати. – В «Королеве» один номер стоит больше твоего месячного содержания! - Вот как? – и на этот раз это был не Снейп. Это была Нарцисса. Она стояла в дверях и внимательно смотрела на мужа. - Мне казалось, я вполне четко высказался в прошлый раз, что мне не нравятся твои неожиданные визиты… - Люциус, с кем ты все время разговариваешь? – тихо спросила Нарцисса, подходя к нему. - Ни с кем, – ответил Малфой и отвернулся. - Твое состояние меня тревожит. - Если ты про то состояние, что лежит в Гринготтсе, то я с тобой солидарен, хотя и не понимаю, причем здесь теперь ты. Если же ты говоришь о том, как я провожу время… - Я не жду от тебя объяснений насчет фразы, которую случайно услышала, - спокойно сказала Нарцисса и даже не отвела взгляд. - Да, конечно, случайно. - Люциус, я никогда специально не интересовалась тем, как ты развлекаешься. И даже если какие-то слухи до меня доходили, я всегда знала, что здравомыслие не даст тебе выйти за рамки, – все так же сдержанно сказала она, садясь в кресло. - Я слышу в твоем тоне некое «но». Однако меня гораздо больше смущает тот факт, что ты все еще в моей спальне. Ты не могла бы выбрать для задушевного разговора другое время? - Какое, Люциус? Днем тебя обычно не бывает, а вечером ты уже настолько пьян… - Вот еще ты начни говорить о моем пьянстве! Вы все с ума тут посходили?! - А кто еще тебе это говорит? Так с кем ты уже два дня разговариваешь? – настойчиво спросила Нарцисса, внимательно глядя на мужа. - Я разговариваю с призраком, – неохотно признался Малфой, садясь в соседнее кресло. - Я не призрак, – поправил его Снейп. Люциус тяжело вздохнул. Нарцисса взяла его руку в свою. - А у меня сложилось впечатление, что ты слышишь голоса у себя в голове. Когда ты ругаешься со своим отцом, я всегда слышу его ответы. - Ты решила, что я сошел с ума?! – Люциус вскочил, нависая над женой. Та побледнела, но так же ровно ответила: - Нет, но я думаю, тебе нужна помощь. - Ты решила сдать меня в Мунго, да?! Сначала ты воруешь мои деньги, а теперь решила совсем от меня избавиться?! - Малфой, ты идиот, – спокойно констатировал Снейп. - А ты вообще… – начал Люциус, а потом осекся. Он отошел в сторону окна, посмотрел на легкий туман, стелящийся по дорожкам сада, и спросил: - Зачем ты пришла? - Ты сказал, что сегодня мы идем в Гринготтс. Уже одиннадцать часов, и я подумала… - Нет, это ты идешь в Гринготтс. Томпсон будет там в два. - Ты хочешь, чтобы я пошла одна? – слегка испуганно спросила Нарцисса и встала с кресла. - Я думаю, ты отлично справишься. Мое присутствие там будет бросаться в глаза. Ты же знаешь, что меня разве что магглы сейчас не обвиняют в даче взяток. - Хорошо, – тихо сказала Нарцисса и погладила мужа по плечу. – С тобой же все будет в порядке, Люциус? Ты не должен думать, что мне безразлично твое состояние. Я беспокоюсь о тебе. - Со мной все будет хорошо, – сухо ответил Малфой, не сводя глаз с мраморной статуи за окном. - Ты только не злись, но я оставлю у тебя визитку колдомедика… - Швейцарского? – с ухмылкой перебил Малфой, не глядя на жену. - Да, – робко подтвердила она. - Знаю я этих швейцарцев. Через одного извращенцы. - Дай угадаю, как ты это вычислил? – иронично вставил Снейп. - Он специализируется на подобных вещах, – тихо пояснила Нарцисса. – К тому же, у него частная практика. Никто ничего не узнает. - Хорошо, Цисси. Я подумаю об этом, – ответил Малфой и повернулся к ней лицом. Нарцисса бросила быстрый взгляд на мужа, потом вложила в его руку визитку и вышла из комнаты. Люциус посмотрел на кусок пергамента у себя на ладони. На нем значилось: «Отто Шпильман, экзорцист, специалист по душевным недугам. ». - Докатился, – сокрушенно сказал Малфой и бросил визитку на туалетный столик. - Ты же не думаешь к нему идти? – спросил Снейп. - А что, мой воображаемый друг испугался? - Я не воображаемый, – возразил Снейп. - И не друг, – согласился Люциус, направляясь в ванную.

SevLuc X.O.: 5. - Что-то твой предок сегодня быстро от тебя отстал, – заметил Снейп, когда Люциус одевался перед зеркалом. Тот лишь раздраженно отмахнулся», не желая продолжать разговор. - Ты и правда собрался к этому колдомедику? Малфой снова промолчал, поправил выступающий из рукава мантии манжет белой рубашки и критически оглядел свое отражение в зеркале. Последний прожитый год дался ему нелегко, в волосах прибавилось седых прядей, лицо осунулось, под глазами залегли глубокие тени. Но, в целом, все было не так уж плохо. По крайней мере, он жив и здоров. В отличие от Снейпа. Люциус вернулся к туалетному столику, взял в руки визитку и позвал домового эльфа. - Отправляйся по этому адресу и назначь мне встречу на сегодня. Эльф поклонился и исчез, а Малфой решил подышать свежим воздухом. Он вышел из дома и пошел по каменной дорожке в дальнюю часть парка, куда не выбирался уже несколько месяцев, а может, даже лет. Лютер, старый сквиб, ухаживающий за парком, заметил хозяина, оторвался от работы и встал в ожидании. Люциус еле заметно кивнул ему головой и прошел дальше, туда, где деревья скрывали маленькую мраморную беседку у пересохшего пруда. Малфой присел на скамейку. Рассеянно глядя по сторонам, он вдруг заметил, что у старого дуба на краю лужайки часть кроны засохла, и подозвал к себе садовника. - Что это безобразие делает в моем парке? – строго спросил он, указывая на дуб. – Чтобы завтра его тут не было. - Это дерево здесь с основания Мэнора. Его нельзя рубить, – робко возразил сквиб, пряча перчатки, перепачканные землей, за спину. - Мне лучше знать. Не хочу его здесь видеть. - Не к добру, – прошептал Лютер. Люциус не стал спорить со слугой и лишь махнул рукой, чтобы тот удалился. В этот момент появился домовой эльф. - Хозяина ожидают через полчаса, – подобострастно сказал он и протянул визитку колдомедика. Малфой положил ее в карман мантии и направился по дорожке к воротам. Проходя мимо большой клумбы нарциссов, над которой трудился садовник, он сказал: «Мне надоели эти цветы. Точнее, я никогда их не любил». Лютер поднял голову и вопросительно посмотрел на хозяина. Но тот взглянул на окна спальни жены, выходящие как раз на этот участок сада, и не прибавил больше ни слова. *** Люциус не имел привычки приходить раньше срока куда бы то ни было. И тем более – к тем, кто зарабатывал на нем деньги. Прибыв в Вазен, он решил немного пройтись вдоль озера, ожидая назначенного времени. - Ты всерьез думаешь, что избавишься от меня таким образом? – спросил Снейп. Малфой тяжело вздохнул, но опять ему не ответил. - Люциус, ты не бредишь, – попытался убедить его Снейп, – я действительно с тобой разговариваю. И я вправду жив. Просто не знаю, как тебе еще это объяснить. Малфой упорно молчал, идя вдоль аллеи, засаженной набирающими цвет липами. В воздухе разливалась утренняя прохлада альпийских гор, и ветер носил аромат цветущих трав, но красоты пейзажа Люциуса сейчас не интересовали. Он смотрел себе под ноги и мял визитку в кармане. - Малфой, ты не сумасшедший, – раздраженно продолжал Снейп. – Нет, твою паранойю я не отрицаю, но ты ведь не ее идешь лечить? Неужели ты думаешь, что какой-то шарлатан разведет руками над твоей головой, и я после этого от тебя отстану? Будь реалистом, этот визит не имеет никакого смысла. Ты просто зря потратишь время. Люциус посмотрел по сторонам. Немногочисленные прохожие спешили по своим делам, словно подгоняемые легким весенним ветерком. И только продавец напитков обратился к Малфою по-немецки, предложив стаканчик лимонада. - Молчание тебе не поможет, – предупредил Снейп. Малфой вздохнул в ответ, и, сверившись с адресом, свернул в переулок. Сразу за поворотом он увидел особняк колдомедика – типичное шале в традиционном стиле, какие по-прежнему строят в Швейцарии. У него оставалось еще минут пятнадцать, которые он решил провести в магазинчике напротив. Дверь в него была открыта, но хозяин, казалось, куда-то вышел. Ассортиментом служил нелепый набор случайных вещей – начиная от маггловских игральных карт и заканчивая зельями для выведения прыщей. Бессмысленно пялясь на витрины, Малфой чувствовал себя не в своей тарелке, но уже твердо решил не отступать. «В конце концов, хуже не будет», – подумал он. - Прежде, чем ты совершишь эту глупость, скажи мне, с чего ты решил, будто я – плод твоей больной фантазии? Я не помню, чтобы ты хоть раз сомневался в своем рассудке, - снова принялся за него Снейп. - А я не помню, чтобы Северус полагался на меня настолько, чтобы доверить свою жизнь, – нарушил свое молчание Люциус и с усилием продолжил. – Тот Снейп, которого я знал, скорее бы умер, чем совершил фокус с зельями, о котором ты мне рассказал. Собственно, я уверен, что он так и сделал – просто истек кровью там, в Хижине, даже не надеясь, что его тело кто-то будет искать... Полагаться на кого-то было ниже его достоинства, просить – тем более. Он никому не доверял и ни во что не верил. Тем более, в какую-то там любовь. - Гарри Поттер бы с тобой поспорил. - То, чем Снейп запудрил мозги этому мальчишке, отправляя на смерть, пусть останется на его совести. Я, слава Салазару, не гриффиндорский подросток, чтобы повестись на пустые слова и фальшивые воспоминания, – громко сказал Малфой, забыв о предосторожности. – Я знал Снейпа. И ты – не он. - Вам, верно, к доктору Шпильману? Он живет в соседнем доме, – неожиданно услышал Малфой и резко обернулся. Из-под дальнего прилавка вылез горбатый старик в поношенной мантии и, понимающе улыбаясь, показал пальцем на особняк колдомедика. Люциус кивнул и почувствовал, что его лицо покраснело. - Тут ужасно душно, – сказал он вслух и вышел на улицу.

SevLuc X.O.: *** - В чем ваша проблема? – с легким немецким акцентом спросил Шпильман, когда Малфой сел напротив него в не очень удобное кресло с низкими подлокотниками. Люциус недоуменно посмотрел на колдомедика – тот с самого начала не произвел на него впечатление разумного человека. Он был одет в бледно-зеленую мантию, рукава которой небрежно закатал до локтей. Малфой отметил про себя, что он чем-то похож на Ксенофилуса Лавгуда – тот же полубезумный взгляд. Только здесь впечатление усиливалось огромными очками во все лицо, сквозь которые почти прозрачные светло-серые глаза колдомедика смотрели с тем же идиотским выражением, с которым хамелеон следит за пролетающими рядом с ним насекомыми. - Я понял вас, – со странной усмешкой сказал Шпильман. – Вы из тех клиентов, которые считают, что, придя к специалисту по душевным недугам, они с порога получат и диагноз, и лечение. Но я вынужден разочаровать вас: подобные фокусы – удел шарлатанов, работающих в расписных палатках на ярмарках. Их дешевое манипулирование – лишь способ содрать деньги… - Давайте, мы не будем обсуждать ваших конкурентов, – холодно предложил Малфой. – У вас ведь почасовая оплата? Раз уж вы заговорили о деньгах… - Да, причем, я беру деньги вперед, – предупредил колдомедик, пристально глядя на клиента. - Вот как? – Люциус поднял бровь. - Знаете, некоторые мои пациенты считают, что безопаснее всего стереть мне память после сеанса. И многие из них думают, что платить после этого не обязательно. «Это многое объясняет», – подумал Люциус, отмечая странную манеру колдомедика поминутно тереть переносицу и нервно постукивать пальцами по столу. Он достал бархатный кошелек из кармана и отсчитал Шпильману двадцать галлеонов. - Однако могу вас заверить, что я храню тайны моих пациентов безо всяких заклинаний забвения. У меня много постоянных клиентов и отличная репутация. - Я о ней что-то слышал, – равнодушно сказал Малфой, думая о том, как бы побыстрее уйти отсюда. - Интересно, как этот псих пытается лечить других психов, – вмешался Снейп. – Может, и неплохо, что ты сюда притащился. Все веселее, чем наблюдать твои одинокие попойки. Лицо Малфоя дернулось, и колдомедик это сразу заметил. Он подскочил к пациенту и внимательно посмотрел ему в глаза, отчего Люциус отпрянул и поморщился. От Шпильмана пахло какой-то кислятиной. - Вы что-то услышали, верно? Да, определенно, с вами кто-то общается. - Вы можете избавить меня от этого присутствия? – слегка взволнованно спросил Малфой. - Не надейся, – саркастично сказал Снейп. - Еще рано делать такие прогнозы, – предупредил Шпильман, поправляя очки. – Я пока не знаю, с чем конкретно мы имеем дело. - Я полагаю, что с призраком, – сказал Малфой, при этом Снейп испустил усталый вздох. - Вот как? А его кроме вас кто-нибудь слышит? – спросил колдомедик, поднимая бровь. - Этот псих зрит в корень, – ехидно вставил Снейп. - Нет, никто не слышит, – печально признался Малфой. - Разумеется, иначе бы вас здесь не было. И значит, это никакой не призрак, – уверенно сказал Шпильман и взъерошил у себя на макушке остатки некогда пышной шевелюры. – Вам знакома личность, с которой вы общаетесь? Люциус не сразу нашелся с ответом, а колдомедик вскочил с места и начал что-то искать у себя в столе. - Вы должны быть со мной откровенны, – предупредил он. – Эти сведения нужны для постановки правильного диагноза. Если личность вам не знакома, это может быть блуждающий злой дух или… - Личность вполне знакома, – со вздохом сказал Малфой. - Вот как? И кто это? - Мой погибший… знакомый. - Еще скажи, что имя мое припоминаешь с трудом, – злобно вставил Снейп. - Он был вашим близким другом, так? – спросил Шпильман, доставая из ящика стола две гнутые металлические проволоки. - Ну… не в последнее время, – с сомнением ответил Малфой. – А какое это имеет значение? Мне нужно, чтобы он от меня отстал, вот и все. - Поймите, если вы будете все скрывать от меня, я не смогу вам помочь, – серьезно сказал колдомедик, пристально глядя на пациента. – Если с вами разговаривают погибшие друзья, это значит, масштаб вашей проблемы таков, что стаканом успокоительного зелья не обойдешься. И вы это сами понимаете, раз пришли сюда. Вы же не ждете, что я наложу на вас Легиллименс, чтобы получить нужную мне информацию, верно? Итак, это был ваш самый близкий друг, верно? - Да, – неохотно признался Люциус. Снейп при этом довольно рассмеялся. - Он пришел к вам сразу после своей смерти? - Нет, на девятый день. Это важно? - Может быть важно, – ответил Шпильман и махнул рукой, словно подгоняя Люциуса продолжать. – Итак, он пришел к вам, и что? - Ну, мы разговариваем. - Подолгу? - Когда как, – ответил Малфой, чувствуя, что начинает краснеть. Снейп при этом продолжал ехидно посмеиваться. - Этот друг, какой он был человек? – решил зайти к пациенту с другого бока Шпильман. - Моровая язва – вот что это был за человек, – раздраженно ответил Малфой. - На себя посмотри, скользкий выползень, – в тон ему возразил Снейп. - О, я вижу, вы с ним ругаетесь, – довольно сказал Шпильман, потирая руки. – При его жизни вы тоже так общались? - Нет, обычно нет. - Значит, ваш друг вами сейчас недоволен? – предположил Шпильман. - Очень недоволен, – подтвердил Снейп. Малфой лишь кивнул. - А вы с ним не ссорились накануне его смерти? Может, вы чувствуете вину перед ним? - С чего бы это?! – возмутился Люциус. – К его смерти я не имею никакого отношения. - Ну, кроме того, что именно ты затащил меня в ряды Пожирателей, конечно, – добавил Снейп. - Тебя не пришлось уговаривать, – не стерпел Малфой и добавил: – Это я не вам. Знаете, он меня совершенно доконал, сделайте так, чтобы он от меня отстал, я заплачу любые деньги. - Если откопаешь меня, сэкономишь их все, – заверил Снейп. Шпильман смерил клиента взглядом, словно подобное обещание нанесло ему профессиональную обиду. - Создается ощущение, что при жизни вы не выяснили ваши отношения, – заметил он. – Вполне возможно, что именно это гнетет вас и заставляет создавать фантом друга, чтобы… - То есть, он – плод моего воображения? – Малфой испуганно вздрогнул. - У тебя нет воображения, Люциус, – «успокоил» его Снейп. - Тут скорее дело в нечистой совести, – пояснил Шпильман, нервно суча ногами. – Хотя выводы делать по-прежнему рано. - Я никогда не страдал от мук совести, – скептически возразил Малфой. - По вам это заметно, – серьезно ответил колдомедик и поправил очки на переносице. – Но именно у таких людей чаще всего и возникают подобные проблемы. Всю жизнь они настойчиво не замечают голоса совести, а в один прекрасный день он прорывается и оглушает их. Впрочем, я еще не вполне уверен, что это ваш случай. Так чего же хочет ваш друг, чего добивается? - Он считает себя живым и требует, чтобы я его откопал, – со вздохом признался Малфой и посмотрел по сторонам, словно боялся, что их подслушают. - Вот как? Интересно, – Шпильман потер ладони друг о друга и подпрыгнул в кресле. – Вы, вероятно, пренебрегли последним долгом перед ним? Вы же не посетили церемонию похорон, верно? - Почему же? Посетил. А что? - Я рискнул предположить, что в душе вы не верите в то, что ваш друг погиб. Разумом вы вполне можете понимать суть происходящего, но сердцем… - Я не настолько сентиментален, чтобы… - Вы не представляете, насколько толстокожие люди, порой, приходят ко мне с подобными проблемами, – отмахнулся Шпильман. – Люди вообще склонны к самообману, в особенности, когда дело касается черт их характера. - Мне кажется, что как раз Снейп, ну то есть мой друг, не может поверить в свою смерть, – сказал Малфой. – И со свойственной ему манерой действовать всем на нервы… - Перестань обсуждать меня с этим психом! – оскорблено воскликнул Снейп. – Лучше расскажи ему про свою паранойю. - Если бы все было так, как вы сказали, – задумчиво начал Шпильман, – он бы просто стал призраком… А общается он исключительно с вами, и значит, дело все-таки в вас. Либо вы мне чего-то недоговариваете. Скажите, вы в последнее время не теряли память, не впадали в неистовство, не совершали нетипичных для вас поступков… - Нет, ничего такого не было, – перебил его Малфой и расстегнул ворот мантии – ему показалось, что в комнате стало душно. - Уверены? - Абсолютно, – заверил колдомедика Люциус, глядя ему прямо в глаза. - У вас есть проблемы с алкоголем? - Нет, – ответил Люциус. Снейп гомерически захохотал. - Зачем вы меня обманываете? Я же вижу, что пьете вы довольно часто, – Шпильман уставился своими бесцветными глазами Малфою в лицо и поцокал ногтями по столу. - Вам было интересно, испытываю ли я проблемы с алкоголем, – холодно ответил Люциус. – Так вот, я их не испытываю. Я пью для удовольствия и чтобы расслабиться. - Понятно, – иронично сказал колдомедик. - Вы хорошо спите? Малфой вздохнул и не сразу решился ответить. - Ну, давай, расскажи ему про твои ночные кошмары, от которых у тебя член встает, как у подростка, – насмешливо предложил Снейп. - Вам снится ваш друг, так? – спросил колдомедик, вставая из кресла и нависая над столом. - Мне снятся моменты прошлого, – медленно сказал Люциус, внимательно разглядывая рисунок на протертом ковре кабинета. - Моменты, связанные с вашим другом? - Да. - Вам снятся некогда произошедшие неприятные события? - Скорее приятные, – тихо сказал Малфой, а Снейп довольно хмыкнул. - Знаете, у меня складывается ощущение, что вам просто не хватает вашего друга, – с понимающей улыбкой сказал колдомедик. - Сейчас мне его как раз хватает, – недовольно возразил Малфой. – К тому же мне показалось, что Снейп, с которым я сейчас общаюсь, не совсем тот человек, что был при жизни. - То есть, он ведет себя как-то по-другому? – колдомедик заинтересованно почесал в затылке. - Не совсем. Он по-прежнему зануда и язва, просто… - Просто? – Шпильман весь подался вперед. - Он говорит то, чего бы никогда не сказал при жизни. - Он говорит вам о своих чувствах? – предположил Шпильман, внимательно глядя на пациента. - Заканчивай с этим балаганом, Малфой, – злобно прошипел Снейп. – Немедленно! - Что-то в этом духе, – неопределенно подтвердил Люциус. - Что ж, это вполне укладывается в ту версию, что я уже озвучил, – сказал колдомедик. - И если так, то что мне делать? – холодно поинтересовался Малфой. - Для начала, сходите на могилу вашего друга… - Дельная мысль, – вставил Снейп. - Походите по тем местам, где вы бывали вместе… - Вы считаете, что мне это поможет? – с большим сомнением спросил Люциус. - Если проблема в том, что вы не готовы принять его смерть, то это может быть первым шагом... - А если вы ошиблись? Вы думаете, у меня есть время мотаться по кладбищам и мотелям, где мы… – на этих словах Снейп снова засмеялся, а Люциус замолчал. Потом встал и громко сказал: – Я сильно сомневаюсь, что вы можете мне помочь. Прогулки по кладбищам – это не тот совет, который я хотел услышать от известного колдомедика. И я совсем не готов платить вам за подобную болтовню! - Мистер Малфой, вы ждали, что я дам вам зелье, от которого у вас резко прояснится в голове? – устало спросил Шпильман, откидываясь на спинку кресла. – Или прочитаю над вами старинный заговор? В некоторых случаях я могу сделать и то, и другое. Но сначала мне нужно понять суть проблемы. Из того, что мне удалось из вас вытащить, я сделал напрашивающийся сам собой вывод. Если вы готовы, я могу обследовать вас при помощи имеющихся у меня приборов… - Этих, что ли? – Малфой презрительно кивнул на куски гнутой проволоки на столе. - Не только. Я владею разными инструментами диагностики: хрустальными шарами, мыслеуловителями… - И почему вы ими не воспользовались сразу? - У меня достаточно опыта и образования, чтобы знать, когда и чем пользоваться, – спокойно ответил Шпильман. – Вы производите впечатление адекватного человека, который в состоянии сам рассказать о своей проблеме: вы не бьетесь в истерике, не говорите чужими голосами, не летаете по дому голый на метле и не качаетесь на люстре. Или вы что-то опять от меня скрываете? - Я не качаюсь на люстре, – мрачно ответил Малфой и снова сел в кресло. Снейп молчал, но Люциус буквально ощущал, как тот беззвучно смеется над ним. - Что ж, тогда давайте попробуем узнать, действительно ли в вас вселился дух вашего друга, как вы считаете, или… - Или? – спросил Малфой. - Или вам так одиноко, что вы сами создали этот фантом. - Вот еще, – хором ответили Малфой и Снейп. Шпильман взял в руки по куску гнутой проволоки и решительно двинулся к клиенту. Малфой вздрогнул. - Что это? - Рамка. Довольно простой способ настроиться на волну пациента и узнать чуть больше, чем он готов рассказать. - Я не уверен... – начал Малфой, но Шпильман уже навис над ним со своей рамкой, сдвинул брови и закрыл глаза. Куски проволоки вибрировали и крутились в его руках. Люциус ощутил неприятный шум в голове. - Интересно, очень интересно… Духа я не вижу, а фантом… Нет, это все-таки не фантом… Или… А почему вы не сказали, что он был вашим любовником? – бормотал Шпильман, не открывая глаз. – Впрочем, о таких вещах почти всегда забывают сообщить… О, как интересно… Единственное сильное чувство за всю жизнь… годы тайных страданий, скрытый алкоголизм и множество случайных связей… У вас ведь больше нет друзей? Не удивительно, что вам его так не хватает… Это ведь он вас первым бросил, верно? Люциус вскочил с места и с силой оттолкнул колдомедика. - С меня хватит! Вы озабоченный шарлатан! – закричал Малфой и бросился вон из кабинета Шпильмана, едва не растянувшись на пороге через подол собственной мантии. Его бегство сопровождалось гомерическим хохотом Снейпа и тихими жалобами колдомедика, который потирал ушибленный локоть и что-то сокрушенно говорил по-немецки. Люциус выбежал на улицу, осмотрелся и тут же аппарировал к воротам Хайгейтского кладбища.

SevLuc X.O.: 6. - О, я вижу, мы-таки пришли к конструктиву не только на словах, но и на деле? – иронично спросил Снейп, когда Малфой проходил через железные ворота некрополя. - Ты меня просто допек, – сквозь зубы ответил Люциус, оглядываясь по сторонам. Старинное кладбище казалось совершенно пустым. - Ты ведь не думаешь, что достаточно одного взгляда на мою могилу, и я исчезну, как лепреконское золото? - Снейп, оставь свои остроты, иначе я никуда не пойду, – предупредил Люциус, осматриваясь по сторонам. – И вообще, говори, куда идти. Я совершенно не помню дороги. - Думаешь, во время собственных похорон я занимался тем, что запоминал маршрут следования процессии? – иронично спросил Снейп. - Не морочь мне голову, я же видел, что тебя похоронили вместе со всей твоей родней по линии матери, – холодно возразил Люциус, надевая шелковые перчатки. В Англии было прохладнее, чем в швейцарском Вазене. - Я не был здесь уже лет десять, – неохотно признался Снейп, – впрочем, тебе налево, сейчас ты идешь среди маггловских могил. Люциус свернул туда, куда ему указали, и, спустя несколько минут, вышел на аллею, скрытую от глаз магглов. Сначала он прошел старинную часть волшебного кладбища, где надгробия казались настолько старыми, что было невозможным прочитать имена усопших. Эти могильные камни едва виднелись из-за густо разросшихся папоротников и барвинков, которые наполняли воздух влажным дыханием старого леса. На некоторых могилах цвели ландыши, чей дурманящий аромат иногда врывался в общую гармонию запахов, словно единственный яркий мазок на старой, потемневшей от времени картине. - Сейчас до конца дорожки и направо, – сказал Снейп. - После таких прогулок еще раз убеждаешься, что быть владельцем семейного склепа на территории собственного поместья – не так уж плохо, – заметил Люциус, критически оглядывая покосившиеся обелиски. - А мне всегда казалось смешным то, что в склепах гробы засовываются в стену, словно в банковские ячейки в хранилище. Впрочем, в случае с твоей семьей это весьма показательно. - Мы можем развивать какую-то более жизнеутверждающую тему? – попросил Малфой. – Меня и так все время передергивает оттого, что я поддался на уговоры и пришел сюда. - Без проблем, – легко согласился Снейп. – Я бы, например, с удовольствием послушал объяснения насчет того, что я был единственной любовью всей твоей жизни. - Не дождешься, – мрачно ответил Малфой и уставился на могильный камень, на котором было написано имя этой самой любви. - Могли бы хоть цветов каких-нибудь посадить, – недовольно заметил Снейп. Люциус оглядел могилу, присыпанную лишь черной землей, на которой за прошедшие с похорон дни не выросло ни травинки. - Обойдешься, – сказал он, подковырнув носком ботинка ком земли, откатившийся от могилы на дорожку. – И тебе не все ли равно, ты же у нас вроде живой? - Ну, могли бы и посадить, от них бы не убыло, – медленно сказал Снейп. – Впрочем, ладно. Наш план такой – сейчас ты возвращаешься домой, а ночью… - А с каких пор ты стал мной командовать? – перебил Люциус, недовольно глядя на могильный камень с именем погибшего героя. - Да, ты в последнее время не проявляешь особого благоразумия в поступках, – иронично заметил Снейп. - Впрочем, я готов выслушать твои предложения. - Сейчас я возвращаюсь домой, – задумчиво начал Люциус, оглядываясь по сторонам, – обедаю и иду в библиотеку… - Соскучился по чтению? - Надо выяснить, что бывает за эксгумацию национальных героев. - Да ладно тебе, даже если ты устроишь на моей могиле оргию, всем будет наплевать, – недовольно проговорил Снейп. - Не думал, что ты настолько чувствителен к публичному выражению скорби, – улыбнулся Малфой и постарался запомнить расположение могилы.

SevLuc X.O.: *** - Ты свернул не туда. - Да тут темно, как в норе василиска! – возмутился Люциус и поднял палочку вверх, чтобы получше рассмотреть дорогу. - Было бы странно, если бы в три часа ночи тут было светло, – заметил Снейп. - Оставь свои плоские шутки. Куда дальше? - Направо, смотри не споткнись об это надгробие… - Ай! – закричал Малфой и потер ушибленное колено. - Да… лучше бы ты меня днем откапывал. - Ага, чтобы сразу меня под белы руки да в Мунго ко всяким психам, – возмутился Люциус, направляя свет от Люмоса себе под ноги. - Ты на месте, – сообщил Снейп. Люциус огляделся по сторонам, встал у могильного камня и тяжело вздохнул. - На похоронах ты так не вздыхал, – почти обиженно заметил Северус. - Тогда я еще не знал, что ты доведешь меня до того состояния, когда я соглашусь тебя откопать. - Ты все еще считаешь, что я мертв? - Я не знаю, – после паузы признался Малфой. – Но, я тут немного подумал… - И? - И решил, что, если я тебя отрою, то узнаю это наверняка. - Малфой, да ты великий мыслитель! – рассмеялся Снейп. - Да пошел ты! Хотел бы я посмотреть, как бы ты себя вел на моем месте. - Да уж всяко, не кочевряжился столько времени и не пошел бы на прием к заморскому психу. Кстати, чего ты ждешь? - Собираюсь с духом, – ответил Люциус и поежился. Ночь была по-летнему теплая, но по телу то и дело пробегала дрожь. И с каждой минутой ему становилось все больше не по себе. - Успокойся, Малфой. Могила неглубокая, копать долго не придется. - Какой кошмар, что я здесь вообще делаю?! – воскликнул Люциус, делая шаг назад от могилы. - Малфой, ты не можешь отступить сейчас. - Почему не могу? Как раз сейчас совсем не поздно, – быстро проговорил Малфой, поворачиваясь спиной к могиле. - Стой, Люциус! Перестань трусить, как хаффлпаффка перед первым свиданием. Ты что, боишься кладбищ? Тогда бы ты не отправил сюда столько народу. Что за истерики?! - А вдруг ты там мертвый? – дрожащим голосом спросил Люциус, глядя в темноту. - А вдруг живой? – резонно спросил Снейп. – Пока не откопаешь, не узнаешь. Если тебе не понравится, как я выгляжу, обратно закопаешь, в чем проблема? - А после этого ты от меня точно отстанешь? - Обещаю. Откопай меня, и я дам тебе в том нерушимую клятву. - Ладно, – неуверенно сказал Малфой и направил палочку на могильный холм. Заклинание «Люмос» погасло, и стало совсем темно. - Я забыл взять с собой факел, надо вернуться. - Перестань выдумывать новые отговорки! Копай уже! Или ты заклинание забыл? - В темноте не видно. Вдруг я откопаю вместо тебя какого-то другого покойника? - Я не покойник, – злобно сказал Снейп. – Но, если тебе так не хватает света, то воспользуйся зажигалкой. - Какой зажигалкой? - Той, что ты в своем кармане все время таскаешь. Люциус нащупал ее в кармане, достал и посмотрел так, будто видел в первый раз. - Все забываю ее выкинуть, – без выражения сказал Люциус, нажимая на кнопку и увеличивая пламя и яркость с помощью магии. - Да, лет пятнадцать точно забываешь выбросить, – подтвердил Снейп. – Какая у тебя, оказывается, плохая память. - Хорошо, она мне нравится, потому что на ней мое имя, – неохотно ответил Люциус, направляя палочку на могилу. Большие комья земли стали один за другим перелетать на соседнее надгробие. - На ней нет твоего имени, Люциус, на ней просто название маггловских сигарет, – иронично поправил его Снейп. - Которое состоит из моих инициалов, – гнул свое Малфой, не отрывая глаз от быстро уменьшающегося могильного холма. - И то, что эту зажигалку ты стащил из маггловского отеля, в котором мы вместе проводили уик-энд, не имеет совершенно никакого значения? - Абсолютно, – кивнул Люциус, не собираясь продолжать этот разговор. - Ты, кажется, достиг цели, – заметил Снейп, когда яма увеличилась настолько, что ее дно утонуло в темноте. Малфой наклонился и разглядел крышку черного лакированного гроба. Он вздрогнул и чуть не выронил волшебную палочку. - И что дальше? – неуверенно спросил он. - Забыл заклинание левитации? – ехидно спросил Снейп. – Доставай меня оттуда. Когда гроб с телом героя торжественно пролетел над головой Люциуса, того начала бить крупная дрожь. Хотелось бежать отсюда со всех ног, и чем быстрее, тем лучше. - Аккуратнее! – воскликнул Северус, когда гроб с грохотом рухнул на мощеную каменную дорожку. Люциус несмело подошел ближе и направил волшебную палочку на крышку, та медленно стала съезжать в сторону. - И чего ты стоишь? - Боюсь, – признался Малфой, не в силах сделать ни шагу. - Я не кусаюсь, – заверил Снейп. - Да пошел ты! Вдруг тебя там черви жрут? - Как же ты меня достал, Малфой, со своей трусостью! Почему раньше, когда ты развлекался на рейдах Пожирателей, тебя не пугали покойники? - Потому что мне не было до них дела! Ты думаешь, мне приятно смотреть, как ты там разлагаешься?! К тому же, придется окончательно признать, что я спятил. - О, Мерлин и Моргана! Ты так и будешь тут до утра разыгрывать шекспировские трагедии о бедном Йорике? Скоро уже светать начнет! Ты же не хочешь, чтобы тебя тут застали? - Не хочу, – сдавленно признался Малфой, нервно сглотнул и шагнул в сторону гроба. Он протянул руку с зажигалкой к лицу Снейпа. Оно было очень бледным и неподвижным, но никаких признаков разложения на нем не наблюдалось. Люциус засунул волшебную палочку в карман, стянул перчатку, протянул руку к шее Снейпа и расстегнул верхнюю пуговицу сюртука. - Малфой, а ты точно не некрофил? – с сомнением спросил голос Снейпа, в то время как его лицо было все так же мертвенно спокойно. - Если ты где и начал гнить, то там, где тебе шею разорвали, - пояснил Малфой и склонился над телом Снейпа в попытке разглядеть все получше. - А ты мог бы заняться осмотром моих достопримечательностей в более безопасном месте? – холодно осведомился Снейп. - Рана, вроде, не гниет, – неуверенно сказал Люциус. - И почему меня это не удивляет? Наверное, потому, что я сделал все, чтобы этого не случилось. Заканчивай с этим, Малфой! Доставай меня и возвращай гроб на место. - Будешь мной командовать, я забуду тебя оттуда вынуть и закопаю обратно, – огрызнулся Малфой и встал на ноги. Темнота вокруг понемногу рассеивалась, и Люциус понял, что надо поторапливаться. Он погасил зажигалку и отлевитировал тело Снейпа из гроба на ближайший могильный холм. Пока он закапывал яму, ему пришла в голову мысль, что можно было взять с собой домового эльфа для этой грязной работы. Но в душе Малфой понимал, что не был готов поделиться этой тайной ни с кем, даже со слугой, который никому ничего не скажет, если таков приказ хозяина. - Вроде все, пора убираться отсюда, – сказал Люциус, когда последние комья земли легли на могильный холм, а черный камень с именем героя и датами его рождения и смерти встал на место. - Светлая мысль, – подтвердил Снейп, чье тело неподвижно покоилось на могильной плите его двоюродной тетки. При жизни она любила присылать ему к рождеству мятные пряники, которыми при желании можно было толочь ингредиенты для зелий. Люциус еще раз все проверил, осветив Люмосом окрестности, потом подошел к Снейпу и, преодолев внутреннюю дрожь, попытался приподнять его. - А твое тело неплохо гнется. - С живыми людьми обычно так и бывает, – ядовито ответил голос Снейпа. – И давай поаккуратнее с телом, а то наставишь мне синяков. - А ты раньше не был таким неженкой, – со слабой улыбкой сказал Малфой и аппарировал к дому в Тупике Прядильщиков.

SevLuc X.O.: Здесь было почти так же темно, как на Хайгейтском кладбище, даже фонари на улицах не рассеивали мглу, а лишь слабо мерцали в тумане, как болотные огоньки. Тишину нарушал лишь отдаленный лай собак да шорох шин с автострады, находящейся неподалеку. Малфой огляделся и положил Снейпа на землю. - Обязательно было в лужу меня окунать? – недовольно отозвался тот. - Я не виноват, что ты жил на помойке, – возразил Люциус и направил палочку на тело Снейпа, чтобы отлевитировать его на порог родного дома. – Вот в Малфой Мэноре луж перед крыльцом не бывает. - Алохомора! – тихо произнес Люциус, но дверь даже не дрогнула. - Ты же не думал, что я оставлю свой дом под такой ненадежной защитой? – ехидно спросил Снейп. - Если тебе не надоело валяться здесь в грязи, назови мне пароль, – холодно отозвался Люциус. – Или ты, как все магглы, хранишь ключ под ковриком? - Не знал, что ты так хорошо с ними знаком. - Читал в разделе анекдотов в «Пророке» , – пояснил Малфой, – Ну, пароль будешь говорить? - Sensus veris, – словно с неохотой ответил Снейп. - Что это? - Латынь. - Да, я понял, что латынь, впрочем, ладно… Sensus veris. Дверь в дом Снейпа медленно отворилась, Малфой шагнул за порог и воспользовался «Люмос Максима». Убогий интерьер жилища никак не изменился за время, прошедшее с последнего его визита сюда много лет назад. Люциус увидел большой подсвечник на треснувшей каминной полке и зажег свечи. Потом он переместил тело Снейпа на старый поцарапанный стол, стоявший рядом с окном. Оно там почти полностью поместилось, и только ступни в черных ботинках свисали со столешницы. - Что дальше? – спросил Малфой, оглядывая шкафы с книгами и банками, заполненными непонятным содержанием. - Отодвинь ковер у камина. - Зачем? – Люциус брезгливо покосился на пыльный кусок старой выцветшей дерюги, который Снейп назвал ковром. - Я там зелье спрятал, – пояснил тот. - Ну, ты и затейник! – недовольно проговорил Люциус, надел перчатки и двумя пальцами отбросил ковер в сторону. Под ним оказался тот же вытертый паркет, как и во всем доме. - А теперь можешь опять продемонстрировать свое убогое латинское произношение, – сказал Снейп. - Sensus veris? – с вопросительной интонацией сказал Люциус и увидел, как большой кусок паркета отделяется от остального пола. Внизу оказалась неглубокая ниша, из которой Малфой достал прозрачный флакон с жидкостью приятного жемчужного оттенка. - Мне влить тебе это в рот? – с сомнением спросил Люциус. - Сначала погрей. Только не заклинанием и не над огнем. - А как? - Ну, вообще, создатели зелья утверждали, что лучше всего греть его в руках возлюбленного, – иронично пояснил Снейп. - В твоих, что ли? - В твоих, Малфой. У меня сейчас температура тела стремится к комнатной, что я могу согреть?! – недовольно воскликнул Снейп. - Не злись, Сев. Откуда я знаю, как с ним обращаться? Я зелья последний раз варил на экзамене по зельеварению в седьмом классе, – примирительно сказал Малфой, снова снял перчатки и обхватил прохладный пузырек ладонями. Он поднялся с пола, сел в кресло рядом с камином и воззрился на тело, лежащее на столе. - Ну, пока я буду греть твое противоядие, может, ты что-нибудь расскажешь, а то мне немного жутковато сидеть здесь и глядеть на твой хладный труп. Например, ты можешь мне поведать, почему ты так захотел жить, или просветить, насчет той крылатой фразы, что использовал в качестве пароля. - На самом деле, эти вещи связаны между собой, – нехотя признался Снейп. – И, раз уж нам больше незачем что-то скрывать друг от друга, я тебе расскажу. В начале апреля мне пришлось поехать на континент. Ты же знаешь, как продуманная экономическая политика Темного Лорда отразилась на наших торговцах? Половина лавок закрылась, а в оставшихся я не смог найти необходимых мне ингредиентов. Пришлось отправиться в Италию, чтобы купить тот редкий цветок, который был нужен для изготовления сыворотки правды. Но и в Милане я не нашел желаемого. То ли неурожай там был в этом году, то ли еще что-то, не помню. Лавочник мне сказал, что этот самый красный эдельвейс может быть в Монтрё. В общем, когда я туда прибыл, что-то мне подсказывало, что я был там раньше. - Н-да? – подал голос Люциус, ерзая в кресле. - Да, Малфой, именно так все и было, – с ехидцей подтвердил Снейп. – Я зашел в указанную лавку, купил ингредиент и решил немного пройтись по городу. И вот, представь себе, иду я по набережной и понимаю, что это как раз тот город, в который ты меня приволок тогда, когда мы напились на дне рождения Розье. Тут я начал вспоминать нашу с тобой странную дружбу, чем она началась и чем закончилась… И вот, я стоял, смотрел на все эти горы, озеро и цветы… а там, знаешь, так красиво в середине весны… - Там всегда красиво, – тихо произнес Малфой. - В общем, пока я там стоял, мне подумалось, что все еще может быть… Что я могу еще пожить, уехать из этой страны, в которой триста дней в году идет дождь. Можно поселиться в месте, где будет так же красиво, где цветут белые тюльпаны и маки… - Да ты поэт, Северус, – с улыбкой сказал Люциус. - Близость смерти хорошо прочищает мозги, Люци, – жестко ответил Снейп. – И поэзия тут не при чем. Просто весной особенно не хочется умирать. Тем более, когда вокруг все цветет и тонет в зелени, как там, в Монтрё. Я подумал тогда, что совсем скоро мне придется умереть ни за что, просто потому, что я, сам того не желая, встал на пути у Темного Лорда. Мне стало совершенно ясно, что я прожил совсем не ту жизнь, какую хотел прожить. И что мне всего 38 лет, и у меня еще может быть в жизни что-то хорошее... - О, Мерлин… – лицо Малфоя дернулось, он встал и подошел к телу Снейпа. – Иногда мне кажется, что я тоже прожил совсем не ту жизнь, на которую рассчитывал. - Да? А мне казалось, что ты вполне доволен своим существованием. - Да ладно тебе, Сев, ты же наблюдал за мной эти дни. Меня обманула собственная жена, с сыном мне не о чем разговаривать, со мной даже мой собственный садовник не считается. - По-моему, тебе очень повезло с женой, Малфой. Она тебя не бросила, что бы ты там про нее ни говорил. Я бы на ее месте давно уже собрал вещи и уехал куда подальше. - Ты прекрасно знаешь, почему она этого не сделала. Если бы не Драко, Нарциссы бы не было в Англии еще два года назад. Если не гораздо раньше. Повисла пауза, Малфой смотрел сквозь посеревшие от пыли занавески на бледный рассвет за окном и сжимал в руках флакон с зельем. - Я думаю, оно уже вполне согрелось, – заметил Снейп. Малфой поставил склянку на стол и открыл Снейпу рот. Это удалось сделать без особых усилий — мышцы не застыли, хотя кожа на лице была холодной. Люциус откупорил флакон, и оттуда пахнуло ароматом цветущего луга и свежескошенной травы. Осторожно, по капле Малфой влил зелье в рот Снейпа и замер в ожидании. Но ничего не происходило. - Сев, ты как? Но ему никто не ответил. Люциус побледнел, сделал шаг назад, потом обернулся по сторонам, будто ища поддержки. - Снейп, ответь мне! Но тот по-прежнему безмолвствовал. Тишина стала казаться звенящей. Малфой подбежал к телу Снейпа и потряс его, потом согнулся и попытался услышать сердцебиение в груди. Но ему это не удалось. Перед Люциусом по-прежнему лежало бездыханное тело. - Сев, ты не можешь так со мной поступить! – он стал трясти Снейпа еще энергичнее, но ничего не добился. – Очнись, вставай же, арахна тебе задери! Ах ты, грязный полукровка, как ты смеешь тут лежать бревном, после всего того, что я для тебя сделал? Малфоя охватил страх, он понял, в каком ужасном положении оказался: в чужом доме, с выкопанным трупом и без единого доказательства того, что он все-таки не сошел с ума. Он резко развернулся и чуть не споткнулся о ковер.. Сердце готово было вырваться из груди, и тело покрылось липким потом. Люциус быстро огляделся и выбежал на улицу, закрыв за собой дверь на тот же волшебный пароль, каким он ее открыл. Аппарировав к воротам своего замка, он все никак не мог успокоить дыхание. Прижимая руку к левой стороне груди, он медленно пошел по мощеной дорожке ко входу в дом. Мысли путались в голове, и все, что ему сейчас хотелось, – выпить чего-нибудь крепкого и постараться забыть обо всем. Зайдя к себе в спальню с прихваченной из кабинета бутылкой коньяка, он сбросил с себя мантию и тихо позвал: «Снейп, ты здесь?» Но ему никто не ответил. «Может, Шпильман был прав? Может, все, что я натворил, заставило меня осознать его смерть, и теперь мне полегчало?» – лихорадочно соображал он, глотая обжигающий горло коньяк. Трясущимися руками он налил себе новую порцию и быстро выпил. Напиток согрел его изнутри, но так и не унял дрожь. Малфой понял, что уже не уснет без зелья, встал и направился к шкафчику с лекарствами. Скоро он нашел там пузырек зелья, на котором угловатым почерком Снейпа было написано: «Снотворное. Пить по три ложки перед сном. Гарантирует 8 часов сна и никакого похмелья. Спокойной ночи, Люциус». - Остряк, блядь, – выругался Люциус и глотнул зелье прямо горла. Уже подходя к кровати, он почувствовал, как его начало тянуть в сон.

SevLuc X.O.: 7. За окнами Малфой Мэнора разливалась туманная ночь, которую не разгоняли даже фонари, во множестве установленные вокруг дома. Люциус стоял, прислонившись лбом к стеклу, и с тоской слушал отголоски перебранки между Лестранжами, доносящиеся из соседней комнаты. То, что дом превратился в филиал слизеринской гостиной образца двадцатилетней давности, совсем не радовало его. Малфой почти потерял сон, после того, как Темный Лорд обосновался в его родовом замке. И даже сейчас, когда тот был в отъезде, хозяин дома не чувствовал покоя. - Здравствуй, Люциус. Малфой обернулся и увидел входящего в комнату Снейпа. - Ты поздно. - Я не обещал прийти вовремя. - Но ты мог бы написать мне в ответ. - Люциус, мне сейчас не до дружеской переписки, – с легким раздражением возразил Снейп и сел в кресло у камина. – Так какое у тебя ко мне дело? - Что ты будешь, коньяк или огневиски? – спросил Малфой, остановившись у шкафа с напитками. - Мне совершенно некогда с тобой напиваться. У меня дел… - Северус, сейчас два часа ночи. Все твои подопечные уже спят, и не факт, что не друг с другом. Может, тебе тоже стоит расслабиться? Снейп посмотрел на Малфоя долгим взглядом. Люциус знал, что выглядит не лучшим образом, и отвернулся к окну. В руке он сжимал наполовину пустой стакан, пальцы заметно подрагивали. - И давно ты так расслабляешься? – тихо спросил Снейп. - А что мне остается делать? – голос Малфоя дрогнул. Люциус боялся повернуться к собеседнику лицом, чтобы не выдать свою слабость. Он поставил стакан на стол и спрятал руку в карман. Снейп встал с места и подошел к Малфою. - Что мне делать, Северус? – еле слышно повторил свой вопрос тот. - Выживать, – так же тихо ответил Снейп. – У тебя это всегда отлично получалось. - Но я совершенно безоружен сейчас… ты же знаешь, у меня нет своей палочки. Снейп не отвечал, молчание тянулось и становилось невыносимым. Малфой повернулся к старому приятелю лицом, их взгляды встретились. - Я больше не могу, Северус, я этого больше не вынесу… - Люциус, перестань, – жестко прервал Снейп, кладя руку ему на плечо. – Нас могут услышать. - Снейп, помнишь, мы же когда-то мечтали совсем о другом. Но что, если мы все ошибались? Что, если я ошибался, когда… Ты тогда был смешным и очень важничал, – невпопад сказал Люциус, слабо улыбнулся и попытался взять ладонь Снейпа в свои руки. - Ты пьян, – презрительно сказал тот и шагнул назад с намерением уйти. - Не уходи. Хотя бы ты не отворачивайся от меня. - У меня нет желания быть ни твоим собутыльником, ни сиделкой. - А быть моим другом? Лицо Снейпа скривилось, он сделал еще один шаг назад и попал в полосу тени, куда не доходил свет от камина и свечей. - Ты слишком многое вкладываешь в это понятие, Люциус. - Мне не хватает тебя, – еле слышно произнес Малфой и прикоснулся к своему рту, будто не ожидал от себя этих слов. Снейп порывисто подошел к нему вплотную и, глядя прямо в глаза, прошептал: - Не стоит говорить и делать то, о чем ты можешь пожалеть, когда протрезвеешь. Возьми себя в руки. - Не уходи, – повторил Малфой, взяв Снейпа за запястье. - Сейчас неподходящее время, – уклончиво возразил тот и попытался освободиться. - Ты же на забыл меня? – напряженно спросил Люциус. - Я ничего не забыл, – жестко сказал Снейп, вырвался из рук Малфоя и пошел к выходу. Люциус с досады пнул пустую бутылку. - Малфой… – тихо позвал Снейп с порога. Люциус повернулся к нему. - Не наделай глупостей. Возможно, твое нынешнее положение является преимуществом. Подумай об этом. - Снейп… - Спокойной ночи, Люциус. Дверь за Снейпом закрылась, и Малфой опять прислонился горячим лбом к холодному оконному стеклу. Думать ему совсем не хотелось.

SevLuc X.O.: *** Люциус открыл глаза и увидел, что день уже в самом разгаре. Он медленно встал с кровати, прислушиваясь к ставшей уже непривычной тишине в голове. - Северус? – тихо позвал он. Но ответа не последовало. Тогда Малфой тяжело поднялся на ноги и направился в ванную. Над раковиной уже висел призрак отца, чье лицо как всегда не обещало ничего хорошего. Когда он спустился в столовую, Нарцисса и Драко обедали. Люциус бросил взгляд на лицо жены и понял, что вчерашний поход в банк прошел вполне удачно. - Доброе утро, – сказал он, садясь на свое место во главе стола. - Уже день, папа, – возразил Драко, внимательно глядя на отца. - Спасибо, что сообщил, сынок, а то сам бы я не догадался, – недовольно отозвался Люциус, наливая себе кофе. Потом он начал медленно размешивать в чашке сахар, глядя в одну точку. - Люциус, ты о чем-то задумался? – тихо спросила Нарцисса, накрывая ладонью руку мужа. Он вздрогнул, словно выйдя из оцепенения. - Да, я задумался о Снейпе. - О Снейпе? – удивился Драко. - Кстати, Люциус, он оставил завещание? Ты ведь был его лучшим другом, а родственников у него не было, – заметила Нарцисса и налила себе чай в изящную фарфоровую чашку. - Но ведь он не был богатым человеком, – с сомнением сказал Драко, – хотя как-то на уроке сказал, что имеет несколько патентов на зелья, которые он изобрел. Наверняка, они чего-нибудь стоят? - Да, а еще у него был дом, – вспомнила Нарциса. – И, хотя он находится в ужасном месте, его можно было бы продать и получить… - Вы можете думать о чем-нибудь, кроме денег? – злобно спросил Люциус, глядя на жену и сына. – Или вам жить не на что?! - Папа, ну ты же сам сказал, что мы почти разорены. - Ну и что? Это еще не повод превращаться в стаю шакалов. Вы не сделали для Снейпа ничего такого, за что он захотел бы оставить вам свое имущество, – презрительно сказал Люциус и, видя недоуменные лица домочадцев, понял, что сказал лишнее. Он чувствовал, что, если останется здесь еще минуту, то просто взорвется, и устроит скандал на пустом месте, о чем потом будет жалеть. - Пойду, пройдусь, – сказал Люциус, бросая на стол салфетку. Он решил пойти в ту часть сада, где был днем ранее. Дойдя до мраморной беседки, Люциус заметил, что старый дуб стоит на своем месте. Он подошел поближе и положил руку на растрескавшуюся кору, которая была почти горячей, нагревшись под полуденным солнцем. Люциус стал медленно обходить дерево, пытаясь найти старую метку, которую они когда-то вырезали здесь со Снейпом. И она вскоре нашлась, хотя и была почти не видна за мхом, которым поросла северная сторона дуба. - Я не стал его рубить, сэр, – послышался извиняющийся голос садовника. Люциус вздрогнул и обернулся. Лютер стоял, чуть согнувшись, у края дорожки, словно не решаясь подойти к хозяину ближе. Малфой ничего не ответил, лишь выпрямился и холодно посмотрел на слугу. - На нем вновь выросла омела, а рубить такие деревья нельзя, – пояснил садовник, глядя на свои ботинки, выпачканные в земле. - Омела? – Люциус поднял голову и увидел густой ярко-зеленый куст среди почти голых ветвей дуба. Солнце слепило глаза, и Малфой быстро отвернулся, чтобы стереть набежавшую слезу. - Ладно, оставь все как есть, – распорядился он и направился к мощеной дорожке. - Я могу купить зелий, чтобы попытаться вылечить это дерево, – неуверенно предложил Лютер. - Хорошо, сделай все, что потребуется, а счет отдай миссис Малфой, – сказал Люциус и направился вон из поместья. Он решил снова вернуться в Тупик Прядильщиков и посмотреть на все свежим взглядом и при свете дня. Когда он зашел в темный дом, его взгляд сразу упал на пустой стол у окна. Люциус подбежал туда и положил руку на холодную поверхность, не в силах поверить в происходящее. Никаких следов тела Снейпа не было. Малфой лихорадочно осмотрелся по сторонам. «Неужели мне просто приснилось?.. Или я брежу сейчас?» – думал он, нервно сжимая кулаки. Через минуту он был уже у ворот Хайгейтского кладбища и едва ли не бежал к знакомой могиле. Там он застал все тот же холм земли с черным могильным камнем. Здесь, казалось, тоже ничего не выдавало его вчерашних подвигов по преодолению страха смерти. Малфой внимательно оглядывал могилу и не заметил, как сзади к нему тихо подошел кладбищенский сторож. - Он был вашим другом? Люциус обернулся и уставился на старика, не в силах сказать ни слова. Тот, кряхтя, почесал в затылке и понимающе кивнул. - Нам всем тяжело терять друзей, сэр. Я чего хотел-то? Может, вы знаете, какие цветы он любил? А то я на похоронах ни от кого ответа не добился. Знаете, все на меня смотрели, как на дурака. А я не дурак! Если бы они сажали цветы на могилах, они б знали, что им, ну, покойникам, не все равно. Знаете, как меня однажды достал дух одной старухи? Я посадил на могиле лилии, на которые у нее была аллергия... Ой, вы просто не представляете, насколько бывают доставучи эти покойники! - Ну почему же, вполне представляю, – тихо сказал Малфой. - Ну, тогда вы должны меня понять, сэр. Я тут не просто так, я за тем слежу, чтобы они тут все хорошо лежали, и было им мирно и покойно. А ежели им чё не то посадить, так они ж с меня потом с живого не слезут! – сторож потряс кулаками и оглядел сердитым взглядом ближайшие могилы. - Однажды он упоминал при мне белые тюльпаны и маки, – медленно проговорил Люциус. – Думаю, он был бы не против увидеть их на своей могиле. - Вот спасибо, сэр, – сторож расплылся в улыбке. – Теперь-то я уж знаю, как ублажить вашего покойного друга. Малфой криво улыбнулся в ответ и шагнул к дорожке, как вдруг что-то на могильном холме блеснуло на солнце. Он нагнулся и увидел край зажигалки, почти полностью скрытой под землей. Люциус бросил взгляд на сторожа, медленно бредущего в противоположную часть кладбища, потом нагнулся и поднял предмет, который забывал выбросить уже много лет. Его опять прошиб холодный пот. Малфой попытался собраться с мыслями и нажал кнопку зажигалки. Блеснул слабый огонек, но пламени не было. Вероятно, все горючее вещество в ней уже закончилось. И тут Люциус понял, куда ему следует сейчас отправиться.

SevLuc X.O.: *** Когда он шел по знакомой набережной вдоль Женевского озера, его слабое предположение встретить здесь Снейпа превратилось во все растущую надежду. Та тишина, в которой Люциус оказался после исчезновения голоса в голове, вместо того, чтобы обрадовать, стала пугать. Он хотел найти здесь Снейпа хотя бы для того, чтобы сказать ему все, что думает о его поступке. Ну и окончательно убедиться в собственной нормальности тоже не помешало бы. Он постоянно оглядывался по сторонам, замечая перемены, произошедшие в городке за последние десять лет, после того, как он продал здесь дом. Проходя по маггловской части набережной, Люциус увидел много новых зданий, но общий вид Монтрё почти не изменился. Он по-прежнему утопал в цветах и был немного сонным, словно майская бабочка, только что выбравшаяся из своего зимнего укрытия. Люциус прошел мимо памятника, которого не видел раньше. Монумент изображал мужчину в довольно экспрессивной позе с поднятой вверх рукой и широко расставленными ногами***. - Наверное, веселый был парень. Малфой резко обернулся и увидел стоящего рядом Снейпа. Капюшон черной мантии полностью закрывал его голову и часть лица. Люциус стоял и смотрел на него, не в силах ничего сказать. Тот подошел поближе и немного приподнял капюшон. Лицо Снейпа казалось еще тоньше, чем раньше, глаза ввалились, а вокруг них залегли глубокие тени. - Какими судьбами в Монтрё? – спросил он, испытующе глядя на Малфоя. - А ты не догадываешься?! Ты меня чуть с ума не свел, а теперь расхаживаешь тут, как ни в чем не бывало! - Ну, ты сам сбежал, не дождавшись моего пробуждения. Я же тебе клятвенно обещал, что отстану от тебя после этого. А я держу свои обещания, – иронично сказал Снейп, и слабо улыбнулся, словно почувствовав некую неловкость от происходящего. Малфой тоже не сразу нашелся, что сказать, и тут к ним подошла компания молодых людей с букетами цветов в руках. Они смеялись и о чем-то оживленно разговаривали на неизвестном Люциусу языке. Он недоуменно посмотрел на Снейпа, тот кивнул в сторону озера, приглашая отойти. На краю набережной они оба стояли, глядя на холодные воды Женевского озера, и словно бы не знали, о чем говорить. Все вокруг дышало спокойствием и весенней радостью бытия, но сердце Люциуса колотилось так, будто сейчас взорвется от переполняющих его эмоций. Наконец он повернулся к Снейпу и тихо спросил: – Почему ты тогда порвал все, Сев? Неужели только потому, что я приволок к нам в номер того парня? Я же просто был пьян… – Тогда я подумал, что надоел тебе, – медленно сказал Снейп, глядя ему прямо в глаза. – Разве я неправильно тебя понял? – Нет, просто я стал ощущать, что ты значишь для меня слишком много, – еле слышно сказал Люциус и, не в силах смотреть Снейпу в лицо, повернулся в сторону веселой компании у памятника. Те положили цветы к его подножью и включили какое-то маггловское устройство, из которого полилась приятная мелодия. - Наверное, это какой-то национальный герой, – с улыбкой предположил Малфой, чтобы уйти от прежнего разговора. Снейп состроил одну из своих иронично-язвительных гримас и сказал: – Не иначе. Тут порыв ветра сорвал с его головы капюшон, и Люциус увидел, что его волосы коротко острижены. – Это что, конспирация? - Не совсем, – недовольно ответил Снейп, возвращая капюшон на место. – Просто они стали выпадать, и я их отстриг. Укус Нагайны и недельное пребывание в гробу не слишком полезны для здоровья. - Но я все равно рад, что ты жив, Сев, – сказал Люциус и порывисто вздохнул, нервно сжимая в кармане зажигалку. Снейп подошел вплотную и взял его руку в свою, внимательно глядя в глаза. Малфой не отвел взгляда, чувствуя, как между ними вновь пробегает ток, который когда-то соединил их вместе. - Пойдем, – со странной улыбкой сказал Снейп и потянул Люциуса за запястье. Тот молча кивнул. Они пошли по улице вверх от озера, а вслед им неслась мелодия песни и подпевавшие ей голоса молодых людей у памятника. Those were the days of our lives, The bad things in life were so few. Those days are all gone now but one thing's still true When I look and I find, I still love you, I still love you.**** Конец.

SevLuc X.O.: Примечания: * «Я лишь тень того человека, каким был раньше». Строка песни группы Queen "Too Much Love Will Kill You" ** «Может кто-нибудь найти мне кого-то, кого можно полюбить?». Строка песни группы Queen "Somebody To Love" *** Имеется ввиду памятник Фредди Меркюри на набережной г. Монтрё. **** «Тогда в нашей жизни Было так мало проблем, Те дни давно прошли, но одно осталось неизменным: Когда я смотрю на тебя, я понимаю, что всё также люблю тебя, Всё также люблю». Строки песни группы Queen "These Are The Days Of Our Lives"

Algermen: юмор, драма, романс, крышеснос, полу-оридж, все точно :))) замечательный текст, ведет и не отпускает :))) 9/10

Alefiko: На кладбище, оказывается, тоже случается весна. Есть отдельные нюансы, но за Freddie Mercury вам однозначно и от меня лично 10/10

solli: Я люблю вас, автор! :))

кыся: красиво и очень интересно. понравилось, спасибо а ведь не хотела читать )) 10\10

Augerey: Фик огромен, еле осилила, но не из-за того, что было скучно. Мммм. Поставлю я вам 10/9, думаю, вы не расстроитесь

reanimator_Al: Очень понравилось, спасибо. 10/10

strega verde: Спасибо за чудесную трагикомедию! 10/10

Веточка_Сирени: а меня вот фик не зацепил. хотя флэшбэки в молодость Снейпа и Люца прочитала с удовольствием ) 9/7

Toma: Ощущение, что когда-то это уже читала в лучшем исполнении 10/7

kos: Чудесная история! 10/10

xelen: м-м-м, хорошо, но маггловский певец у меня никак не ассоциируется с парой Люц-Сев. возникает ощущение искусственного притягивания - этакий венок из омелы, без которого поцелуя самого по себе могло бы и не быть. так что 10/8



полная версия страницы