Форум » Архив "Весёлые старты" 2010 1-8 » ВС 5: "Родимое пятно", СС/НЛ, PG-13, миди, романс » Ответить

ВС 5: "Родимое пятно", СС/НЛ, PG-13, миди, романс

Команда сневилла: Автор: MarInk Название: Родимое пятно Пейринг: СС/НЛ Рейтинг: PG -13 Жанр: романс Категория: слэш Саммари: родимые пятна иногда перерастают в раковые опухоли и дают метастазы. Дисклеймер: Снейп и Невилл принадлежат Роулинг, а нам — всё то, что между ними. Примечание: Фанфик написан на "Веселые старты". Тема "Sensus veris" (Чувство весны).

Ответов - 63, стр: 1 2 3 All

Команда сневилла: [right]First we take Manhattan, Then we take Berlin. Leonard Cohen.[/right] Глава 1 Министерская печать на свидетельстве о разводе была круглая, с вычурными готическими буквами. Невилл водил по ней тёмным от травяного сока пальцем; шершавый казенный пергамент неприятно царапал кожу. – Ну… пока. – Пока, – отозвался Невилл. – Я зайду за вещами? – Да, конечно. Буду ждать на неделе, – Ханна торопливо шагнула в камин; вполголоса чертыхнулась, задев коленом закопченную решётку. – До встречи. Невилл кивнул, и Ханна исчезла в зеленом вихре – только русые, чуть вьющиеся волосы мелькнули. Было как-то странно осознавать, спускаясь по лестнице и выходя на улицу, что восемь лет вместе закончились вот так – торопливо и неловко, словно они с Ханной не разводились, а крали яблоки из соседского сада, боясь, что их застанут. Она даже не стала менять фамилию на девичью, и насчёт раздела имущества они споров не вели – всё, кроме того, что принадлежало Невиллу лично, вроде бритвы, рубашек и горшков с экспериментальной рассадой, он оставил жене. Хороший герболог всегда найдёт работу и крышу над головой, а домохозяйка – не обязательно; так Невилл сказал Рону и Гермионе за обедом позавчера. Оба хором одобрили его поступок, и от этого черный кофе, который пил Невилл, стал отчего-то приторным. Возможно, ему нужно было, чтобы кто-нибудь сказал, что он идиот, потому что не пытался бороться, когда его семья полетела в тартарары, потому что отдал всё, что у него было, в том числе дом, в котором вырос под надзором бабушки, потому что сейчас даже не думает о том, где переночевать и куда пристроить горшки с рассадой, пока не появится возможность поселиться в каком-нибудь местечке с садом. Но сказать это было некому, и Невилл попробовал внушить сам себе, что он идиот, и что надо действовать, а не стоять на улице у Министерства и не слушать, как ветер треплет зажатое в пальцах свидетельство о разводе. Попытка, впрочем, не удалась. Невиллу никогда не удавалось быть грозным и внушительным, даже по отношению к себе; Ханна, хоть и хаффлпаффка, не в пример мужу – уже бывшему мужу, он всё время забывал – умела настоять на своём, если нужно. – Видимо, половым путём это не передаётся, – сказал Невилл вслух. В последний год он приобрёл эту привычку – говорить вслух с самим собой. Раньше он поверял все мысли только растениям, но при них было почему-то неловко язвить и говорить пошлости, а с собой наедине Невилл мог позволить себе что угодно. Он скомкал свидетельство и затолкал в карман мантии. Полдня, на которые он отпросился с работы, чтобы сходить в Министерство, уже кончились. Стоило поторопиться – его юный ассистент, присматривавший за растениями, мог зазеваться и погубить что-нибудь. Погубить что-то легко – особенно что-то живое; Невилл знал это по опыту. Вот исправить будет сложнее. Так было нечестно, но Невилл привык к тому, что мир устроен не так, как ему хотелось бы. * * * – Ядовитые орхидеи чахнут, – этими словами ассистент встретил Невилла, едва последний ступил на порог. – Я поливал, как вы сказали, но что-то не так. – Наверное, по мне соскучились, – Невилл улыбнулся, но в ответ на шутку ассистент только нахмурился. С чувством юмора у Невилла тоже не ладилось, как и со многим другим. Или у не по годам серьёзного юного Генри было что-то не в порядке с восприятием шуток. Слава Мерлину, их работа не требовала умения развлекать кого-то. – Привет, мои хорошие, – шагнув в теплицу, Невилл опустился на корточки и погладил поникшие листья орхидей. – Я пришёл. Как вы без меня, грустили? Листья дрогнули под ладонью и медленно расправились. – Так-то лучше, – Невилл дотронулся до земли под корнями. – Сейчас я дам вам кое-то. Помните, я вам говорил, что выписал из Бангалора замечательные минеральные удобрения. Они только вчера пришли. Думаю, вкусные, вам должны понравиться. Он встал и обернулся – мешки с подкормкой должны были стоять где-то в углу у двери. Генри, неслышно пришедший в теплицу следом, стоял, загородив собой мешки, и недоверчиво переводил взгляд с Невилла на орхидеи и обратно. Чёрт. «Теряешь хватку», – мысленно попенял себе Невилл. Он всегда следил за тем, чтобы не разговаривать с растениями в присутствии людей. – Передай мешок, пожалуйста, – попросил он. В конце концов, что такого? Он ведь не расхаживал по городу с окровавленным топором в руках и не сбивал мух на лету Авадой, всего лишь разговаривал. Это нестрашно. Генри передал, молча развернулся и ушёл обратно в крохотную комнату, которую они с некоторой претензией называли офисом. Настроение испортилось. Невилл вкопал удобрение под корни орхидей, погладил бутоны, пожелал цветам хорошего дня и отправился следом за Генри. – Я разобрал вашу почту, – Генри протянул Невиллу две пачки писем – очень пухлую и очень тонкую. – Вот рабочее, вот личное. Ничего срочного, насколько я понял. – Спасибо, Генри. Вскрывать конверты с почтой Невилл любил. Это создавало ощущение, что мир хочет с ним общаться; и запах чернил ему нравился – наверное, только поэтому он в Хогвартсе всегда писал длиннющие сочинения и получал за них хорошие оценки по всем предметам. За исключением Зельеварения, конечно. Гарри и Джинни приглашали его на день рождения Джеймса Сириуса, и Андромеда Тонкс хотела с ним поговорить и приглашала в связи с этим на чай сегодня вечером. На этом личное заканчивалось. Невилл быстро набросал ответы и принялся за деловые письма – от поставщиков удобрений и семян, от университетов Берлина и Парижа, от ботанических садов, с которыми сотрудничал их Кью-Гарденз – вернее, магическая его часть. Того письма, которого он ждал уже вторую неделю, всё не было. – Генри, ты заказал защитные костюмы? Генри оторвался от толстого тома «Les Herbes Magiques» и виновато заморгал. – Я забыл написать мисс Морган, чтобы она заказала… сегодня же напишу, обязательно. – Орхидеи со дня на день зацветут, – напомнил Невилл. – Как нам подходить к ним без костюмов, чтобы не надышаться ядом? Будем прикрываться носовыми платками? – Хорошо, прямо сейчас напишу, – Генри неохотно заложил страницу потрёпанной бумажкой и убрал книгу на край стола. – А с орхидеями вы ведёте себя добрее, чем со мной, знаете ли. Невилл пожал плечами. – Они ведь не могут огрызнуться в ответ, как ты. Генри обиженно ссутулился и занялся письмом завхозу сада, Эмме Морган. Невилл встал. – Пойду по теплицам. Как закончишь, не уходи, я оставлю тебе график полива на вечер. – А вы куда-то уйдёте? – У меня дела, – Невилл прикрыл за собой дверь; дымчато-матовое стекло надёжно скрыло его от испытующего взгляда Генри. * * * Невилл любил обходить свои владения в Кью-Гарденз. Это был его собственный маленький мир, разноцветный, яркий, душновато пахнущий удобрениями и травяным соком, живущий по графику, который он устанавливал, и всегда радостно его встречающий. Огромные листья, в которые Невилл мог бы завернуться, как в одеяло, маленькие и острые, как бритва, длинные лианы, вьющиеся стебли, нежные узорчатые лепестки – все они тянулись к Невиллу, скользили по его рукам, благодарно шелестели, когда он их поливал, склонялись чуть ближе, когда он рассказывал им о прошедшем дне или просто мурлыкал что-нибудь ласковое и успокаивающее. Среди сегодняшних писем было восьмое по счёту приглашение о Минервы МакГонагалл на работу в Хогвартс, профессором Гербологии. Невилл отказался сегодня, как в предыдущие семь раз: против работы в Хогвартсе он ничего не имел, но бросать растения не хотел. Они искренне любили его; пожалуй, он мог бы выступать в цирке с номером «Укрощение Дьявольских Силков» или чем-то вроде этого, если бы пожелал. Уйти от них означало предать и оставить чахнуть в руках Генри или ещё кого-нибудь, кого наняли бы вместо Невилла. Гриффиндорское начало в нём всячески этому противилось. – Прости, что я сегодня у тебя не был, – извинился Невилл перед карликовым баобабом. – Нужно было сходить в Министерство, никуда не денешься. Баобаб недовольно выстрелил в воздух разноцветными искрами, но сменил гнев на милость, когда Невилл погладил кончиком пальца маленький ствол. Явственное довольное урчание заставило Невилла улыбнуться – определенно, это был удачный опыт: создать такое растение, которое могло бы стать домашним животным. В интеллекте баобаб не отставал от среднестатистической кошки, но сову пока не догнал. Первый коммерческий проект магического Кью-Гарденз обещал быть успешным; и если так оно и случится, то Невилл пристроит к саду ещё пару теплиц. – Сегодня вечером с тобой будет Генри, помнишь его? – Невилл сидел на земле перед баобабом, скрестив ноги и подперев щеку ладонью. – Я знаю, он неуживчивый и не любит разговаривать, но он хороший мальчик. Не обжигай его искрами, как в прошлый раз, когда я оставил вас вместе. Тебе надо научиться ладить с людьми. Мне, наверное, тоже, – добавил он, подумав, – но я человек, так что я как-нибудь справлюсь, даже если не научусь, а тебе надо. Через пару недель на тебя приедут посмотреть из Лозанны, так что давай, прекращай ершиться. Невилл замолчал, забыв, что хотел что-то ещё сказать баобабу. Лозанна, защитные костюмы, огрызающийся Генри, тянущие со сроками поставщики, новое минеральное удобрение… Всё продолжалось, как всегда. Словно ничего не изменилось, словно Невилл не развёлся сегодня утром с женой, словно он не потерял бдительность и не был застигнут Генри врасплох, словно ему всё ещё было куда возвращаться после работы. Словно Ханна вовсе ничего не значила в этом пёстром живом мирке, где Невилл проводил большую часть жизни. От этой мысли Невиллу не стало легче; наоборот, голова заболела, и ладони вдруг вспотели. – Я не хочу быть один, – поделился он с баобабом. – Но мне, кажется, так даже легче – когда я знаю, что не увижу с утра русый волосок на соседней подушке. И мне не нравится, что так легче. Баобаб сочувственно плюнул прохладными голубыми искрами. – Может, я ещё не нашёл того человека, с которым мне было бы легче, чем без него, – Невилл пожал плечами. – А может, и никогда не найду, и мне придётся с этим жить. И тебе когда-нибудь придётся жить без меня. Привыкай к этой мысли. Невилл поднялся на ноги. – Веди себя хорошо. А я пойду пить чай к миссис Тонкс. Уходить не хотелось, но Невилл заставил себя. Нельзя вечно прятаться в собственной версии Эдема от всего, что беспокоит или раздражает. Рано или поздно из круглосуточного рая сбегают, а Невиллу хотелось скучать по нему. Для этого надо было каждый день возвращаться и снова уходить, закрывая за собой облезлую зелёную магическую дверь. Невилл хорошо понимал, что значит «надо».

Команда сневилла: Глава 2 – В последнее время Тедди меня беспокоит, – Андромеда не смотрела на Невилла, но руки у неё дрожали, что было особенно заметно, потому что она наливала ему чай в чашку. – Чем именно? Андромеда вздохнула, села напротив. Невилл обхватил пальцами теплую чашку и приготовился слушать. – Я… не знаю даже, как сказать. Тедди, он… видит то, чего нет. Невилл молча ждал продолжения. – Я знаю, это в порядке вещей – видеть призраков, но одно дело призраков, а другое – людей, которые умерли. Видеть и говорить, что это не приснилось, не показалось, и что это был не призрак. – Кого он видел? Может, этот человек и вправду жив? – Тедди не знает, как его зовут, – Андромеда размешала сахар в чашке, отхлебнула и поморщилась. – Он просто описал мне его, а я узнала по описанию. Высокий мужчина, темные сальные волосы, черные глаза, большой нос, ссутуленные плечи. Одет в тёмную мантию. Невилл нахмурился. Андромеда закусила губу и добавила: – А на шее – безобразный шрам. Невилл отставил чашку в сторону – пить расхотелось. – И что этот… высокий мужчина делал поблизости от Тедди? Андромеда пожала плечами – этот вопрос её явно не заботил. – Тедди говорит, что столкнулся с ним в бакалее на Парк-лейн. Случайно толкнул этого человека – он ведь неуклюжий, в Нимфадору – а тот начал ругаться. Дело закончилось перепалкой на повышенных тонах, прямо посреди магазина. Невилл, это не главное. – А что главное? – Я пошла в ту бакалею, в тот же день, – Андромеда потёрла лоб и вздохнула. – Расспросила продавца. Он сказал, что никаких ссор не было, и что он не помнит ни мальчика с меняющими цвет волосами, ни сварливого сальноволосого мужчину. Ничего не было, Невилл, Тедди всё выдумал. – Ты говорила ему, что ходила в бакалею? – Нет, – Андромеда покачала головой. – Я не знаю, что ему теперь сказать. Если я его поймаю на вранье, вряд ли он признается, что на самом деле делал и где был. И зачем вообще всё это выдумал. – И ты позвала меня, чтобы я с ним поговорил и что-нибудь выяснил, – утвердительно сказал Невилл. – Да. Ты же хорошо ладишь с детьми, а Тедди вообще в тебе души не чает… – Не больше, чем в тебе, ты же его бабушка, – Невилл вытянул из вазочки шоколадное печенье и с хрустом надкусил. – Я поговорю с ним. Но иногда подростки врут просто так, чтобы приукрасить жизнь. А как выглядел С… этот человек, он наверняка узнал из книг и приплёл просто так. Андромеда кивнула, но было видно, что она не верит Невиллу – слишком привыкла ожидать худшего, потеряв всю семью, кроме внука. С другой стороны, она как никто умела справляться с горем, и именно она за уши вытащила Невилла из болота жалости к себе, когда бабушка умерла. Ему до сих пор было стыдно вспоминать те дни и свою беспомощность. И он чувствовал, что должен Андромеде. * * * Разговор с Тедди ничего не дал – мальчик упорно утверждал, что человек в черном был, и перепалка была. На взгляд Невилла, Тедди выглядел и рассуждал здраво – насколько слово «здраво» можно применить к подростку. И не лгал. Это могло означать одно из двух, рассуждал Невилл, лежа под тонким одеялом в одной комнат в «Дырявом котле». Либо с Тедди что-то всё-таки не так, либо Снейп и вправду был, но зачем-то стер память продавцу и всячески позаботился о том, чтобы никто не заподозрил даже на миг, что рассказ Тедди – правда. – Он же умер, – сказал себе Невилл вслух. – Это абсурд. Вырастая в магическом мире, легко усваиваешь, что чудеса случаются каждый день, и произойти может всё, что угодно, кроме одного: воскрешения из мертвых. Магия не всесильна. Всему есть границы, даже абсурду. Невилл перевернулся на живот и натянул одеяло на голову. Кто видел Снейпа мертвым? Кто его хоронил? После того, как Гарри, Рон и Гермиона ушли из Визжащей хижины, оставив его на полу, истекшего кровью, никто его не видел. Предположим, он очнулся и ушёл. Уковылял. Уполз. Каким-то невероятным образом спасся – выпил где-то добытые лекарства, обратился к врачу, скрылся в надежном уединенном месте; потерявший чертову тучу крови, считающийся мертвым, предателем, Упивающимся Смертью!.. Невилл помотал головой, встал с постели и распахнул окно, чтобы охладиться. Ему казалось, мысли в голове жужжат, как пчелы. В окно дул промозглый свежий ветер. Невилл протянул руку к ветке старого тополя, росшего прямо под окном, и сорвал липкую почку. Весна. Чтобы заснуть, Невиллу пришлось сбегать в круглосуточную аптеку за снотворным зельем и выпить двойную дозу. * * * – С мальчиком все в порядке, – твердо сказала Сьюзен. – Не знаю, что за отклонения ты у него подозреваешь, Нев, но он абсолютно нормален. – Спасибо, – Невилл перегнулся через стол и поцеловал Сьюзен в щеку. – Ты мне очень помогла. И вправду, сомневаться в словах дипломированного колдомедика было глупо. А это означало, что Тедди говорил правду. Невилл не знал, почему, но этот факт его радовал. На работу Невилл пришёл раньше, чем планировал, и застал Генри за примеркой защитного костюма. В нескольких слоях мешковатой прорезиненной ткани, с прозрачной маской на лице его юный ассистент выглядел довольно пугающе. – Тебе не идёт, – решил Невилл, критически осмотрев Генри, и натянул на себя второй костюм. – Вам тоже не идёт, – злорадно сказал Генри, путаясь в широких рукавах. – В этих штуках чертовски жарко, кстати. – Ничего, переживём, – отрезал Невилл. Работа сегодня шла туго; Невилл подкармливал оживленно шуршащие листьями орхидеи и думал о Снейпе. Если он выкарабкался после войны, то, возможно, он живёт где-то поблизости – немногие люди ходят за продуктами в магазины на другом конце города, не так ли. Скорее всего, он нечасто показывается на улице, но иногда надо всё-таки выходить из укрытия – тем более что после стольких лет большинство людей, знавших Снейпа лично, успели его благополучно позабыть. Невилл признавал и понимал, что искать Снейпа, просто околачиваясь в окрестностях магазина, – практически бесперспективно. Но это единственное, что ему оставалось делать – хотя бы затем, чтобы вернуть мир и покой в семью Тонкс-Люпин. Орхидеи вздрогнули под пальцами и раскрылись с негромким шелестом. Невилл успел полной грудью вдохнуть их сладковатый запах, прежде чем опомнился, зажал нос и рот и, спотыкаясь, выбрался из теплицы. Генри смерил своего босса сочувственным взглядом и уточнил: – Мне полить орхидеи? – Полей, – согласился Невилл, отдышавшись. Голова слегка ныла, и подташнивало. – Я пойду проветрюсь. – Идите домой, – посоветовал Генри, с энтузиазмом впрыгивая в защитный костюм. – Отлежитесь. Я всё сделаю, у меня вчерашний график полива есть. Невилл пожал плечами и кивнул. Несмотря на упрямство, Генри был здравомыслящим мальчиком – можно было не сомневаться, что к следующему дню всё останется в целости и сохранности. Правда, дома, куда можно было бы вернуться и отдохнуть, у Невилла не было. Но можно было просто погулять по весенним улицам, покрытым лужами вперемешку с грязным снегом. Невилл даже знал, куда именно он пойдёт гулять и зачем, раз уж выдался такой случай.

Команда сневилла: Глава 3 Морщась от холодной воды, просочившейся в ботинки, Невилл вспоминал маггловские шпионские фильмы и книги – после смерти бабушки он пристрастился к такому времяпрепровождению, отвлекавшему от боли. Чёрно-белые ленты и старые книги, перешедшие Андромеде по наследству от магглорожденного мужа, затрёпанные и излучающие неизъяснимое очарование, в большинстве своём изображали суровых мужчин, которые вечно шли куда-то под дождём – выслеживали кого-то или, напротив, пытались скрыться – курили, поднимали воротник и надвигали шляпу до самого носа, дабы их никто не узнал. Невилл сравнивал себя с этими мужчинами и признавал, что шпион из него вышел бы никакой. От холода и дождя Невилл начал чихать, и голова у него всё ещё болела из-за яда орхидей. Шляпы и высокого воротника у него не было, сколько он себя помнил. И скрыться от кого-то, либо за кем-то незаметно следовать он не умел – детская неуклюжесть с годами поуменьшилась, но не исчезла: Невилл научился виртуозно подрезать нежнейшие кусты и цветы и терпеливо, часами разрыхлять землю вокруг хрупких корешков, но по-прежнему не рисковал покупать себе керамическую или стеклянную посуду, не зачарованную на неразбиваемость. Это была изначально глупая затея – пойти в окрестности магазина выискивать Снейпа. Настолько глупая, что Невилл даже не удивился, когда она сработала. Невилл увидел Снейпа на скамейке в неширокой улочке со старыми домами, словно тянущимися друг к другу через однополосную проезжую часть, нависая над гипотетическими прохожими и автомобилями. Поначалу Невиллу показалось, что Снейп нарисован – несколькими нервными, широкими мазками кисти, окунутой в черную краску; подол его длинной мантии сбился и лежал у ног, как некстати сорвавшаяся с кончика кисти капля. Но он пошевелился, поднял голову и скривил губы в таком узнаваемом, привычном выражении презрения, что Невиллу на миг показалось, будто воздух пахнет не сырой лондонской весной, а деревом, пылью и зловонными испарениями котлов, как в кабинете зельеварения. Это умел только живой Снейп, настоящий и неподдельный. Невилл с удивлением понял, что улыбается. – Здравствуйте, профессор, – сказал Невилл. Когда не знаешь, что сказать, вежливость чаще всего выручает. – Вы знаете, Лонгботтом, как по-латыни «родимое пятно»? – спросил Снейп. Невилл моргнул и медленно покачал головой. – Naevus, – сам себе ответил Снейп. – Невус. Родимые пятна безобидны, но могут испортить жизнь, если появляются не в том месте и выглядят не так, как положено; а иногда, Лонгботтом, они разрастаются в раковые опухоли. – Вы это к чему? – Невилл никогда не мог понять, чего хочет Снейп. Слава Мерлину, теперь за непонимание с него хотя бы не будут снимать баллы. – Вы уже не в том месте, Лонгботтом, где вам следует быть – вы, можно сказать, у меня на хвосте, – Невилл почувствовал, что краснеет – увлечения шпионскими фильмами и книгами он слегка стеснялся, и, хотя Снейпу совершенно неоткуда было об этом знать, выражение «быть на хвосте» прозвучало как намек. – Пожалуй, лучше всего было бы, если бы вы ушли и больше не возвращались – немедленно, пока ваше присутствие не успело испортить мне жизнь. – Я вовсе не хочу испортить вам жизнь, – запротестовал Невилл. – Но я должен был вас найти, потому что Тедди… – Родимые пятна не по своей воле перерастают в раковые опухоли, – перебил Снейп. – Если бы они могли, они бы, наверное, этого не делали, но это в их природе. – Профессор, – сказал Невилл после паузы. – Почему вы так боитесь, что кто-то из прежней жизни вас найдёт и узнает – боитесь до такой степени, что стираете память продавцу в бакалее? И если вам так страшно, почему вы не уедете из Лондона, в котором почти вся эта прошлая жизнь сосредоточена? Снейп ссутулился на скамейке, глубже засунув руки в карманы. – Я слишком стар, чтобы менять что-то, Лонгботтом, – несмотря на то, что Снейп обращался к Невиллу, последний почувствовал себя неловко – словно подслушивает чужой разговор. – У меня есть здесь дом, в котором я могу дожить оставшееся мне время. И я хочу сделать это в тишине и покое. Невилл знал, как должен поступить в такой момент воспитанный человек – кивнуть, попрощаться и уйти. Невилл всегда был воспитанным, бабушка об этом позаботилась; всегда, но не этой весной, когда его брак разлетелся вдребезги, его предположительно мертвые преподаватели разгуливали по улицам Лондона, и его собственноручно выращенные орхидеи раскрывались раньше времени, окутывая его облаками сильнейшего токсина. – Хотите кофе? – спросил Невилл. – Я знаю маггловский «Старбакс» в квартале отсюда, там дают неплохой кофе. Во всяком случае, горячий. Снейп внимательно взглянул на Невилла, щуря темные, ничуть не потерявшие яркости глаза. – Вы либо пьяны, Лонгботтом, либо это не вы. – Я всего лишь пользуюсь тем, что вы не сможете назначить мне отработку, – улыбнулся Невилл. Из плотных сизых облаков закапал мелкий дождь; ветер взметнул мантию Невилла, растрепал волосы. Невилл чихнул. – Вы не пьяны, – Снейп усмехнулся. – Вы просто заболели, Лонгботтом, теперь ясно. Идите домой, выпейте Перечного зелья. – У меня нет дома, профессор, – весь пафос фразы, к сожалению, сошёл на нет, когда Невилл опять чихнул и шмыгнул носом. – И зелья у вас тоже нет, я полагаю, – Снейп вздохнул. – Вы начинаете разрастаться, Лонгботтом, и, возможно, переходить в рак. Видит Мерлин, я об этом пожалею. – О чём? – не понял Невилл. – Идёмте, – Снейп встал со скамейки и зашагал вдоль по улочке. – Я дам вам лекарство и горячий кофе и выгоню под дождь. Невилл подавил непрошеный смех и почти бегом нагнал Снейпа. * * * Кофе у Снейпа дома был лучше, чем в «Старбаксе»; но сам Снейп чувствовал себя далеко не так раскованно, как на улице, словно лужи и пасмурное небо давали какое-то особое право на импульсивность и легкомыслие. Он не смотрел Невиллу в глаза и почти не поворачивался к нему лицом; когда Невилл пытался завязать разговор, отделывался односложными ответами. Здесь, в привычной, казалось бы, обстановке, Снейпу было в разы неуютнее, чем на твердой мокрой скамейке; Невилл был уверен, что он в этом виноват, и знал, что стоило бы уйти. Он бы, наверное, ушёл, если бы помнил, когда в прошлый раз вызывал похожие по силе эмоции хоть у одного человека. – Профессор, – Невилл со стуком поставил чашку на стол. – Я должен рассказать о вас Андромеде Тонкс. Она не успокоится, пока не узнает правду о том, что видел, а чего не видел Тедди. Снейп сел на скрипучий стул, устало потер виски. – Если бы этот мальчишка выглядел как-то определенно дольше, чем десять минут подряд, я бы стёр память и ему. И ничего бы не было. Невилл глотнул ещё кофе, пользуясь этой секундной паузой в диалоге, чтобы подумать. – Стирать память – не выход, профессор. – Почему же нет? – Снейп встал, чтобы налить себе уже остывшего кофе. – Вас коробит этическая сторона вопроса, Лонгботтом? Расскажите о морали министерским обливиаторам. Вы знаете, что они подчиняются главе Аврората – нашему образцовому гриффиндорцу и народному герою Гарри Поттеру? – Нет, – пробормотал Невилл. – Но… – Но одно дело – стирать память магглам, которые увидели или услышали что-то лишнее, и совсем другое – магу, который виноват ровно в том же самом? – Снейп повернулся, осторожно держа обеими руками свою тонкую потрескавшуюся чашку, и покачал головой. – У вас двойные стандарты, мистер Лонгботтом. Как это знакомо, и как, в сущности, отвратительно. – Постойте, – Невилл вклинился в речь неожиданно ставшего разговорчивым Снейпа. – Постойте, профессор. Про этику можно разговаривать вечно и так и не прийти к общему решению. Но я уверен, что, сотри кто-нибудь память близкому вам человеку, вы были бы этим недовольны. – Может быть, – Снейп откинулся на спинку стула. – Но у меня нет близких людей. Как я вижу, Лонгботтом, Перечное зелье уже вполне подействовало. Вы выглядите омерзительно здоровым и бодрым – поэтому, будьте любезны, выметайтесь отсюда. Невилл не чувствовал себя особенно бодрым, но со стороны, должно быть, было виднее. – Так или иначе, я расскажу Андромеде, – повторил он, вставая из-за стола. – Разумеется, дальше неё это не пойдёт. И я прослежу, чтобы Тедди никому ничего о вас не говорил. – Зачем вам это, Лонгботтом? В апреле у вас наступает тяга к благотворительности? – Куда ей тягаться с вашей круглогодичной тягой к оскорблениям окружающих, – буркнул Невилл, накидывая плащ. Снейп негромко рассмеялся, и смеялся до тех пор, пока Невилл не закрыл за собой рассохшуюся массивную дверь.

Команда сневилла: Глава 4 – Невилл, почему ты нам ничего не сказал? – Джинни сочувственно хмурила брови из камина; её распущенные волосы сливались по цвету с пламенем. – Ханна сказала, ты оставил ей дом… где ты живёшь? – В «Дырявом Котле», – вопрос «почему» Невилл предпочел обойти – ему просто не пришло в голову разослать всем друзьям совы с сообщениями о том, что он развелся. Ни разговаривая с Ханной о разводе, ни отправляясь в Министерство, ни стоя на улице со свидетельством в руках, он об этом не подумал. Наверное, Ханна тоже. – Перебирайся к нам, – предложила Джинни. – Ты же знаешь, у нас много места. – Нет, Джинни, спасибо, – Невилл покачал головой. – Я скоро найду себе дом. Стыдно в моём возрасте сидеть у друзей на шее. – Сидеть на шее и принимать помощь – разные вещи, – его слова, казалось, уязвили Джинни. – Невилл, мы с Гарри беспокоимся о тебе… – Всё хорошо, – как можно убедительней сказал Невилл. – Правда, Джин, всё в порядке. Я не собираюсь спиваться с горя или сбегать в Тибет, и я могу себе позволить пожить немного в гостинице. Джинни не выглядела убежденной и вытянула из него обещание прийти как-нибудь к ним на обед. Садясь за стол, Невилл чувствовал себя, как после пяти часов рыхления земли в теплице: чужая забота его выматывала. Она заставляла чувствовать себя благодарным и обязанным и следить за тем, чтобы не обидеть того, кто заботится. Невиллу ближе была забота Снейпа, резкая и не обязывающая ни к чему, кроме того, чтобы она пошла тебе на пользу и не пропала бы зря. Камин ярко вспыхнул, и в огне проявилось лицо Гермионы. Невилл вздохнул, вновь становясь на колени для разговора. * * * «Добрый день, Андромеда. Я побывал в окрестностях той бакалеи. Не буду вдаваться в подробности, поскольку их разглашение может повредить человеку, о котором мы с тобой говорили, но можешь быть спокойна – с Тедди всё в порядке. Он видит только то, что есть на самом деле, и не лжёт. Н.Л. P.S. Я зайду в следующее воскресенье, свожу Тедди в зоопарк, если у вас с ним нет других планов?» * * * Мисс Морган, завхоз магической части Кью-Гарденз, категорически настаивала, чтобы все исследования и эксперименты оправдывали себя финансово, и Невилл разрывался между ворохами писем, грудами флаконов и коробочек, ежедневной поливкой, удобрениями и подкормкой. Генри за эту неделю осунулся, но выглядел и действовал бодро. Удивительное дело, Невилл от него не отставал, хоть и был на пятнадцать лет старше; он почти не спал и был пьян усталостью. Любимца Невилла, баобаб, продали одним из первых после размещения рекламы в «Ежедневном Пророке»; вскоре после этого нельзя было зайти в Министерство Магии, чтобы не наткнуться где-нибудь на подоконнике на изредка выпускающее искры деревце или цветок. Самыми ходовыми, впрочем, оказались не баобабы, а миниатюрные лианы; если владелец магически уменьшал вес горшка и земли, то можно было дать лиане уцепиться за запястье и так с ней и ходить – детям и подросткам это пришлось по душе. Расцветшие орхидеи пользовались такой популярностью у алхимических лабораторий и других ботанических садов, что Невилл написал за это время больше отказов, чем за весь предыдущий год. Орхидеи тревожно пытались гладить его листьями по рукам, когда он рыхлил землю у их стеблей и поливал их, но скользили по прорезиненной ткани защитного костюма. В защитном костюме было жарко и душно. Невиллу всё казалось, что он теряет сознание, но он всё никак не терял; Генри однажды, проработав в костюме семь часов подряд, всё-таки упал в обморок. Он, кажется, просил Невилла никому об этом не рассказывать, но через день Невилл не был уверен, не было ли это сном. * * * – Лонгботтом! Вставайте, – кто-то тряс его за плечо. – Лонгботтом, я принёс вам кофе. Чтобы разлепить ресницы, потребовалось ощутимое усилие. Плечи ныли. Невилл медленно, упираясь ладонями в стол, приподнялся – в спине подозрительно хрустнуло – и сел. Содрал со щеки прилипшую бумажку, взглянул на неё, отчаянно щурясь и моргая. «Добрый день. Оптовые поставк» было написано на ней почерком Невилла, а остальное было залито чернилами. – Вы похожи на идиота, Лонгботтом, – сообщил ему знакомый голос. – У вас всё лицо в чернилах. – Если вас спросить, я всегда похож на идиота, – пробормотал Невилл. Во рту пересохло – выпить обещанного в самом начале кофе было бы совсем нелишним. – Где Генри? – Значит, почему я здесь, вас не волнует? – Снейп придвинул к столу Невилла стул Генри и сел. – Вы здесь с какой-то целью, – Невилл старательно подавил зевок. – Насколько я вас знаю, вы её добьётесь и уйдете, и спрашивать вас о ней бесполезно. Вы успешно врали Вольдеморту и Дамблдору много лет, почему я должен считать себя проницательней их? Что меня волнует, так это куда вы дели Генри. С ним всё в порядке? – С такими, как он, всегда всё в порядке, – проворчал Снейп. – Я пришёл, чтобы забрать свой заказ, три унции дистиллированного яда вашей пресловутой орхидеи, и застал здесь нервно грызущего ногти юнца по имени Генри, который, видите ли, никак не мог вас разбудить, а вам пора было на какую-то встречу. Где мой яд, он, разумеется, понятия не имел. Я отослал его самого на встречу с кем бы там ни было и аппарировал домой за кофе для вас. – Как мило с вашей стороны, – Невилл потёр глаза. – Мне нужен яд, – сухо напомнил Снейп. – В мои намерения не входило быть милым. – Кое-что в этой жизни происходит ненамеренно, знаете ли, – Невилл вытащил из кармана мятый платок, смочил его Aguamenti и протер лицо. – Вы только размазали чернила, – заметил Снейп. – Зато взбодрился от холодной воды, – Невилл пригладил волосы и скинул испачканную чернилами мантию, оставшись в водолазке и брюках. – Можно мне кофе? Снейп молча налил из термоса в пластиковую крышечку черной, как смола, жидкости; Невилл блаженно прикрыл глаза, вдохнув запах кофе, и сделал осторожный глоток. – Я помню, где стоит ваш яд, – Невилл покрепче обхватил гладкую крышечку. Тепло расходилось по телу волнами, глаза переставали слипаться. – Принесу через пять минут, только допью. Снейп кивнул. Невилл молча пил кофе минуты две, дожидаясь от Снейпа инициативы в разговоре, но, очевидно, ждать этого можно было хоть до возвращения Мерлина. – Вы всё ещё практикуете как зельевар? – с любопытством спросил Невилл. Пока Снейпу нужен его заказ, он не уйдёт и хоть что-нибудь, да ответит. – Под фальшивым именем, не так ли? И заказ под ним же сделали? Фамилию «Снейп» на письме я бы заметил. – От недосыпа в вас просыпается проницательность, Лонгботтом, – Снейп смерил Невилла издевательски-одобрительным взглядом. – Ещё какие-нибудь сенсационные умозаключения? – Вы так себя ведете, потому что обычно после этого вас оставляют в покое? – Невилл облизнул каплю кофе с верхней губы. – А что вы будете делать, если эта схема однажды не сработает? – Вы увлеклись маггловской психологией? – Снейп нарочито приподнял брови. – Нет, – сказал Невилл. – Я увлекся вами. О том, что это заявление можно истолковать двояко, он подумал только после того, как договорил, и его прошиб холодный пот от того, что он не знал, как объяснить Снейпу, что его увлекает тайна и всевозможные барьеры, воздвигнутые Снейпом вокруг себя, что он не имел в виду ничего такого, как доказать, что и правда не имел в виду, и правда ли не имел?.. Снейп вздохнул и покачал головой. – Отдайте мне яд и сразу идите спать, пока кто-нибудь не отправил вас в Мунго, – посоветовал он. – И желательно, спите в какой-нибудь кровати, а не в озере чернил. Невилл кивнул, чувствуя себя непонятно отчего пристыженным – много работать и не высыпаться не стыдно, не так ли? – и залпом допил кофе. * * * Генри вернулся через час после ухода Снейпа, когда Невилл только-только закончил отчищать от чернил всё вокруг, включая себя, и разбирать горы валявшихся на столе бумаг, в которых он ещё вчера вечером как-то ухитрялся ориентироваться. Сегодня, чувствуя себя, как с похмелья, он был на это больше не способен. – Вы проснулись, – с облегчением сказал Генри. – Я уже думал, вы никогда этого не сделаете. – Ты договорился с поставщиками южноамериканских семян? – Невилл попытался увести тему разговора подальше от себя самого. – Если нет, то переназначил встречу или нет? – Я договорился, – Генри присел на край своего стола и с видимым усилием вытащил из кармана мантии толстую пачку документов, свернутую в трубочку. – Вот все контракты прошлого года, я ориентировался по ним, вот сегодняшние, я подписал их, вот ваша доверенность, помните, в феврале вы её написали, чтобы я смог за вас управляться с рабочими документами? Невилл помнил. Признаться, в феврале он не думал, что эта доверенность окажется так кстати. – Ты выбил цены в полтора раза ниже, чем я в прошлом году? – Невилл нахмурился, вглядываясь в подписанный Генри контракт. – Да, – Генри нервозно кивнул. – Я сказал, что мы теперь популярны, с орхидеями и домашними растениями, и у нас есть возможность выбирать поставщика. И что если цену не снизят, мы уйдём к конкуренту. – Конкурент нашего поставщика работает плохо, и ты это знаешь, – Невилл отложил контракт. – Половина семян то гнилые, то засушенные, как мумии. Что бы ты делал, если бы поставщик отказался, а? – Но он же не отказался! – Генри разулыбался. – Всё прошло отлично. – Ты молодец. Просто хоть оставляй все теплицы на тебя и уходи на покой, – Невилл улыбнулся Генри в ответ и встал со стула. – Пойдём, у нас ещё много работы. Какая-то мысль не давала Невиллу покоя, пока он влезал в защитный костюм и выбирал секатор, чтобы подрезать листья; но как только металлические лезвия коснулись орхидей, все посторонние мысли вылетели у него из головы. В конце концов, своей работой Невилл был увлечен больше, чем Снейпом. В любом случае.

Команда сневилла: Глава 5 Воскресенье выдалось жарким и влажным; Невиллу казалось, он может видеть пар, поднимающийся от высыхающих луж и по привычке закутавшихся в пальто и шарфы людей. Тедди, запихавший шапку в карман и расстегнувший куртку – пока бабушка не видит – жмурился, подставляя лицо солнцу; Невилл наблюдал за тем, как Тедди то отращивает зеленую шевелюру до пояса, то обзаводится синим ирокезом, то быстро-быстро меняет черты лица в такт мыслям – словно рябь на воде, внешность за внешностью сменяли друг друга. – Ты это специально делаешь или нет? – Что? – заморгал Тедди. – Меняешь внешность. Постоянно, каждые полсекунды – я засекал. – Оно само, – Тедди пожал плечами и почесал ладонь – ногти вытянулись и заострились, а после мгновенно втянулись. – Я ничего не делаю. Бабушка говорит, мама это делала по своей воле, а мне, чтобы изобразить что-то определённое, надо ещё постараться. Я так обычно и делаю, когда на улице, но сегодня так хорошо, что я расслабился. Невилл кивнул, но Тедди добавил с неожиданной горечью: – Я даже не знаю, как я выгляжу. Никак, наверное. Как хамелеон, не поймёшь никогда, какого он цвета на самом деле. – А что, если и никак? Что это меняет? – Я бы хотел увидеть своё лицо, – угрюмо сказал Тедди. – Ты можешь придумать себе любое, – Невилл не был уверен, не портит ли этими словами весь остаток дня, но он привык говорить, что думал. Типичный недостаток гриффиндорца. – У тебя есть выбор, которого все остальные лишены. Я лично знаю человека, которому его внешность никогда ничего не доставляла, кроме неприятностей. – Кто это? – волосы Тедди стремительно вытягивались, темнели и вились, лицо менялось беспрерывно, оттенки кожи варьировались от мучнистой бледности до крепкого загара, даже форма ушей не оставалась постоянной. – Тот человек, с которым ты поругался в бакалее на днях. – А, так, значит, он существует, – Тедди рассмеялся. – Бабушка всё сомневалась, в своём ли я уме. И правда, у него такой большой нос и такие несчастные глаза… что ещё можно от этого получить, кроме как неприятности. – Несчастные? – переспросил Невилл. – Ну да, – Тедди остановился, мельком глянул на клетку со львами и повернулся к Невиллу. – Вот такие. Невилл вздрогнул: во мгновение ока черты Тедди перетекли в черты Снейпа. Черные волосы коснулись плеч, скулы заострились, губы стали тоньше и бледней. Тедди взглянул на Невилла запавшими, блестящими, несчастными глазами Снейпа. Лев позади Тедди взревел. * * * Найти дорогу к дому Снейпа оказалось непросто: Невилл долго блуждал по узким улочкам и маленьким дворам, пока не наткнулся на нужный дом практически случайно. На стук никто не отозвался, и Невилл, потоптавшись на пороге минут пять, попробовал просто повернуть ручку двери и войти. Получилось. Невилл прошёл на кухню – там на столе стояла чашка из-под кофе, и лежал бумажный пакет из-под пончиков с сахарной пудрой. – Профессор? Никто не откликнулся. – Профессор! Профессор Снейп, вы дома? – Невилл прошёл по коридору с покатыми стенками, заглянул в гостиную с неказистыми, но мягкими креслами, поколебавшись, сунул нос даже в спальню, скупо обставленную и убранную тщательно, как больничная палата. Маленькая дверь в коридоре, которую Невилл с первого раза не заметил, вела в подвал; лестница скрипела под ногами, скользила – Невилл цеплялся за стены, чтобы не упасть, и два раза, поскользнувшись, ободрал ладони до крови. Третьего раза ладони не выдержали. При всей врожденной неуклюжести Невиллу никогда ещё не приходилось скатываться по лестницам – он спускался и поднимался по ним с величайшей осторожностью, зная за своим телом обыкновение подводить в самые неподходящие моменты. Это оказалось больно. Ступеньки лестницы выбили из Невилла весь дух; что-то противно хрустнуло, когда он ударился боком, упав, и он надеялся только, что это были не ребра. Он успел прикрыть лицо руками, и к тому моменту, когда он скатился на влажный пол подвала, предплечья отчаянно и тупо ныли от боли. – Это было триумфально, Лонгботтом, – сказал Снейп едко. Невилл осторожно перекатился на спину и повернул голову – Снейп стоял в полутьме, нарушаемой только слабым огнём под котлом. Из котла поднимался цветной дым, знакомый запах щекотал ноздри – Перечное зелье. – Это было не нарочно, – пробормотал Невилл. – Зачем вы полезли в подвал, если не умеете совладать с собственными конечностями, спускаясь по лестнице? – Снейп убавил огонь под котлом и шагнул к Невиллу. – Зачем вы вообще вторглись в мой дом, если на то пошло? – Дверь была не заперта, – Невилл кое-как сел. – Это, по-вашему, повод? – искренне поразился Снейп. – Каждый день гриффиндорские идеалы не устают удивлять меня своей гибкостью… чего вы от меня хотели? Невилл пожал плечами. Он чувствовал себя идиотом, к тому же у него всё болело; и вступать в дискуссию со Снейпом не было никакого желания. Молчание вряд ли заставит его выглядеть глупее, чем сейчас – просто уже некуда. – Вставайте, – вздохнул Снейп, не дождавшись ответа. – Вставайте, Лонгботтом, пока не застудили себе что-нибудь и не лишили свою жену ваших будущих детей. – Я развелся, – уточнил Невилл, послушно вставая на ноги. Мышцы мелко дрожали и походили на вареные макаронины. – Женитесь ещё раз, дурное дело нехитрое, – Снейп оглядел Невилла и покачал головой. – Вы в состоянии самостоятельно подняться обратно? – Конечно, – торопливо заверил Невилл. Он сосредоточился, шагнул на первую ступеньку. Колени предательски подогнулись, и Невилл едва не упал. Снейп устало потер лоб и бесцеремонно закинул руку Невилла себе на плечи. – Вы, Лонгботтом, не просто разрослись в рак, но и даёте метастазы во все возможные стороны. – Что? – недопонял Невилл. Голова болела, соображать было даже сложнее, чем обычно при разговорах с профессором Снейпом. – Обопритесь на меня, вот что, не стойте, как истукан. Невилл не знал, сколько лет Снейп жил в этом доме и варил в этом подвале зелья, но по узкой, скользкой, коварной лестнице он поднимался уверенно и твердо – Невиллу оставалось только вовремя перебирать ногами. «Учитывая, чем он на самом деле занимался во время войны, спасать всяких недотеп для него, должно быть, привычное занятие, – решил Невилл. – И даже надоевшее хуже тыквенного сока». – Идите в гостиную и садитесь, – Снейп отпустил Невилла сразу же, как только ступил в коридор. – Я сейчас приду. В кресле оказалось очень удобно свернуться калачиком, пристроив щеку на подлокотнике; Невилл даже задремал, пригревшись, к тому времени, когда вернулся Снейп. – Выпейте. Невилл выпил и закашлялся – похожее на чай зелье оказалось редкостно гадким на вкус, хуже Костероста. В голове немедленно прояснилось, сонливость и ноющая боль пропали. – А теперь выслушайте меня внимательно, Лонгботтом, – Снейп опустился на соседнее кресло и сцепил пальцы. – Я не знаю, зачем вы сегодня меня искали, и не хочу знать. Мне ничего не нужно от вас, и я категорически возражаю против того, чтобы вам что-то было нужно от меня. Прекратите искать со мной встреч вне зависимости от причины и забудьте дорогу до моего дома. Вам всё понятно? Невилл кивнул – понятно, чего не понять – и спросил: – Почему? – Что – почему? – Много чего «почему», – сознался Невилл. – Почему вы не хотите жить под своим именем теперь, когда вы давным-давно реабилитированы, почему вы не хотите больше иметь со мной ничего общего, хотя на днях принесли мне кофе на работу, почему дотащили меня на себе до коридора и напоили тонизирующим, если не хотите видеть. Почему, профессор? Снейп прикрыл глаза и откинулся на спинку кресла. – Рак иногда лечат хирургическим путём, Лонгботтом, – поделился он мыслью с внимательно слушающим Невиллом. – Я всерьёз подумываю о том, чтобы просто убить вас и закопать в том же подвале, раз слова отлетают от вас, как Авада от Поттера. Невилл молчал, ожидая продолжения. Снейп сказал: – Убирайтесь прочь из моего дома, Лонгботтом. Идите отсюда. Вон. Катитесь прочь. – Я, наверное, завтра зайду, – сказал Невилл, вставая. – Принесу вам пончиков, – добавил он, подумав. И ушёл, оставив Снейпа с закрытыми глазами сидеть в кресле.

Команда сневилла: Глава 6 Перевалить львиную долю дел на Генри оказалось проще, чем Невилл рассчитывал – его юный ассистент был только рад оказаться полезным не только внутри теплиц, но и снаружи. С самого утра сегодня Генри, полив под руководством Невилла самые влаголюбивые цветы, отправился договариваться о продаже крупной партии домашних растений. Заперев офис, Невилл отправился в ближайшую булочную. * * * На стук снова никто не ответил. Невилл уже уверенно открыл дверь, перешагнул порог. Как и вчера, в доме было тихо и пусто. – Профессор? Невилл заглянул в кухню, гостиную, спальню. Везде на этот раз было идеально чисто, и воздух был ещё влажным – недавно здесь мыли полы и протирали пыль. Спускаться в подвал, учитывая вчерашний опыт, было рискованно, и Невилл крикнул в приоткрытую дверь, щурясь навстречу темноте: – Профессор, вы здесь? Невиллу никто не ответил. Рискуя шеей, Невилл спустился в подвал, но, как выяснилось, зря – там никого не было. Выбравшись обратно в коридор, Невилл постоял несколько секунд в раздумьях, а потом проверил все шкафы и ящики в спальне и кухне. Одежды, еды, ингредиентов для зелий нигде не было. Снейп исчез. Невилл сел на аккуратно застеленную кровать и отложил в сторону пакет, из которого пахло свежими пончиками. Наверное, не стоило быть наглым. Не стоило настаивать, не стоило игнорировать требование убраться подальше и не возвращаться. С другой стороны, Невилл не был уверен, что не поступил бы точно так же, будь у него второй шанс. За эти весенние дни Снейп успел занять в его жизни достаточно много места, чтобы его отсутствие вызывало теперь ощущение пустоты, и это слегка пугало. Наверное, можно было бы найти Снейпа снова. И он, скорее всего, снова бы исчез. Выходя из опустевшего дома, Невилл прикрыл за собой дверь, бросил взгляд на табличку «Продается» – как он умудрился не заметить её, подходя к дому? – и зашагал по умытым дождём улицам по направлению к Кью-Гарденз. Пончики он отдал Генри – в качестве награды за успешно проданную большую партию растений. * * * – Дети по весне совсем взбесились, – покачала головой Джинни, размешивая сахар в чае. – Альбус вдруг захотел научиться играть на гитаре, и теперь целый день торчит над ней и нотами; Лили отказывается от всего, капризничает, ревет так, что в ушах звон стоит. У Джеймса, по его словам, сумасшедшая любовь с одной девочкой из Рейвенкло, – первый курс, а уже любовь, Мерлин мой. – Почему бы и нет? – Гарри улыбнулся. – Это мы думали о войне и Вольдеморте, а наши дети могут себе позволить влюбляться, сколько хотят. Невилл молча слушал разговор четы Поттеров и превращал своё мороженое, многоярусное чудо от Флориана Фортескью, в бесформенную разноцветную кашу. – А мы можем себе позволить? – спросил он. Джинни взглянула на Невилла и прищурила глаза. – Ты кого-то встретил? Первый роман после развода? Расскажи нам! Невилл открыл было рот, но, подумав, закрыл – рассказывать что-либо о том, кто сейчас занимал большую часть мыслей Невилла, было по меньшей мере неразумно. – Нет, я просто так… просто весна ведь, вот я и подумал. – Что-то ты темнишь, – сурово постановила Джинни. – Но так и быть, я подожду, пока ты дозреешь до того, чтобы познакомить её с нами. Мы будем ей только рады, имей в виду. Невилл торопливо кивнул, чтобы избежать дальнейших расспросов, и Гарри – явно из чувства мужской солидарности – сменил тему. Когда Джинни отлучилась, Гарри посоветовал Невиллу вполголоса: – Не попадайся ей на глаза ближайшие несколько недель, если не хочешь, чтобы тебя и твою девушку вытащили на всеобщее обозрение. Джин не отступит, пока не убедится, что ты счастлив и доволен жизнью. Когда Луна выходила замуж, никого не предупредив, мне всё казалось, что Джинни сейчас прожжёт глазами дыру в несчастном Скамандере. Невилл принял совет к сведению. Хотя чтобы обезопасить себя от расспросов Джинни, ему следовало бы уехать из Лондона на несколько лет, пока она не забыла бы – предъявлять ей было решительно некого. Улицы стремительно сохли под весенним солнцем, и трава лезла из разломов булыжной мостовой на Диагон-аллее. * * * «Здравствуйте, госпожа директор. Место преподавателя Гербологии ещё свободно? Если да, то я согласен занять его с этой весны. Н.Л.» * * * – Я уже устала, Невилл, – доверительно призналась профессор Спраут. – Учить детей тяжело в моём возрасте. Хорошо, что ты согласился сейчас: поприсутствуешь со мной на экзаменах, прочитаешь программу, что непонятно – всё спрашивай, не стесняйся. А потом я уеду домой, в Шропшир, выращивать розы всех цветов радуги, – она мечтательно улыбнулась. Она вообще много говорила – и вообще, и на учебные темы; Невилл слушал её, вспоминал школу и поражался, как же всё это просто. Когда-то казалось невозможным вызубрить классификацию растений, маггловских и магических; теперь всё всплывало в памяти услужливо и быстро. Возможно, дело было в том, что за годы после Хогвартса Невилл, занимаясь экспериментами в Кью-Гарденз, ушёл от школьной программы так далеко, что она стала видна ему вся в перспективе, вся как на ладони. Впрочем, преподавание – это не только и не столько знания. * * * На экзаменах у младших курсов – старшие сдавали позже, в июне – Невилл скучал: профессор Спраут сама принимала у учеников практические задания, и Невиллу оставалось надзирать за тем, чтобы они не списывали. Это было легко – с учительского места все ухищрения детей оказались очень заметны. Поэтому, призвав Accio очередную порцию опасливо вытащенных под партой шпаргалок и зачарованных перьев, Невилл строчил письма для Генри с инструктажем по поливке, высадке, окучиванию и много ещё чему. Уйти из Кью-Гарденз оказалось проще, чем Невилл думал; впрочем, этой весной всё, что касалось той или иной работы, получалось у него на удивление гладко. Разве что Генри панически побледнел, когда Невилл сказал ему, что оставляет все теплицы на него; но после обещания помогать письменно немного успокоился. Зарплата преподавателя была меньше зарплаты исследователя в главном ботаническом саду Британии, а хлопот возникало не в пример больше – особенно учитывая, что с уходом профессора Спраут Невилл должен был замещать её на посту декана Хаффлпаффа. По-хорошему, деканом того или иного факультета всегда становился его выпускник, но сейчас в штате никого подходящего не было. Невилл не сомневался, что справится, несмотря на принадлежность к Гриффиндору. * * * Май успел перевалить за середину, когда Невилл впервые после окончания учебы в Хогвартсе отправился в Хогсмид. В магической деревушке с тех пор почти ничего не изменилось – всё те же «Три метлы», всё то же кафе мадам Паддифут, та же «Кабанья голова», бурлящий покупателями магазин «Волшебных вредилок Уизли» и сонный «Зонко», «Сладкое королевство», узкие улочки и крохотные дворы, Визжащая хижина в отдалении от жилых домов. Невилл посидел у барной стойки в «Трёх метлах», выпил бутылку сливочного пива и кое-как отбился от расспросов словоохотливой мадам Розмерты о личной жизни, сославшись на необходимость зайти в аптеку и купить зелья от головной боли. Зайти в аптеку действительно было нужно, и Невилл искал нужный дом минут двадцать – школьником он никогда туда не заходил, предпочитая, если что, идти к мадам Помфри, а не заниматься самолечением; аптека нужна была жителям Хогсмида, не Хогвартса. Дверь тихонько зазвенела, когда Невилл толкнул её, – оповещала продавца о покупателе. Послышались шаги, и продавец появился у прилавка. «Подумать только, – промелькнуло в голове у Невилла, – я ведь мог бы не заходить сюда никогда, если бы мне не было стыдно признаться Поппи, что я плохо сплю, и что у меня постоянно болит голова». Подумать только. – Вы знаете, – сказал Невилл наконец, – если рак дал метастазы, его уже не удалишь хирургическим путём. Вероятнее всего, он останется с вами до самой смерти. Вы, наверно, забыли об этом. Снейп кивнул. – Непростительно с моей стороны. Могу я вас спросить, что вы вообще делаете в Хогсмиде? – Я теперь преподаю в Хогвартсе Гербологию, – разулыбался Невилл. – Честное слово, я не нарочно. Я не знал, что вы будете здесь. Снейп поджал губы и покачал головой. – Ладно. Чего вы хотели, Лонгботтом? Какое-то зелье? – От головной боли, – вспомнил Невилл, не прекращая улыбаться. – И снотворное. Я плохо сплю в последнее время. Снейп смерил Невилла недоверчивым взглядом, но воздержался от комментариев; просто выставил на прилавок два флакона с соответствующими этикетками. – Сколько с меня? – Невилл зашарил по карманам в поисках мелочи. – Бесплатно, Лонгботтом, за счёт заведения, – Снейп оперся ладонями о прилавок, следя за озадаченным Невиллом. – В конце концов, это моя собственная аптека. Думаю, я не прогорю, если отдам вам флакон-другой за так. – Спасибо, – пробормотал Невилл. Он потянулся за флаконами. Снейп сжал его плечо и поцеловал Невилла прямо в губы. На вкус поцелуй был терпким, как зелье от головной боли, и сладким, как свежий сок, струящийся по весне под корой деревьев; теплым, как нагревшийся на солнце металлический лист, и чуть влажным, как пальто после дождя. Весна за окном аптеки клубилась дорожной пылью и мельтешила ярко-зеленой листвой, переходя в лето. Конец.

kasmunaut: В целом очень понравилось. Невилл, Снейп, прекрасные сквозные темы, разговоры Невилла с растениями, куча вкусных подробностей, но почему так быстро? Поцелуй оказался неожиданным, а потом всё вообще кончилось. Но браво за романс с ХЭ! 10/10

stu: Понравилось Хочется отдельно сказать автору спасибо, за очень удавшийся образ Невилла.

Команда сневилла: kasmunaut Автор благодарит за оценки и за похвалу но почему так быстро? Профессор Снейп, отвечая на этот вопрос, заявил, что не привык терять время зря. И Невиллу не позволил бы этого сделать :) stu Спасибо! Невилл польщен тем, что его образ произвел на читателя впечатление

Веточка_Сирени: Мне очень понравилось, спасибо большое! Снейп и Невилл замечательные!

kasmunaut: Команда сневилла По традиции возвращаюсь Хотела сказать отдельное спасибо за Невилла в роли Хамфри Богарта!!! При том, какую роль играл боггарт в развитии отношений в сневилле. Ваш мягкий юмор приводит в восторг!!! Но, автор, миленький, напишите ещё хотя бы одну главу после Стартов, пожалуйста!!!

kasmunaut: И ещё: я утром очень спешила, а сейчас перечитала последние два абзаца. Они волшебны!!! Как там весь фик сконцентрирован в описании поцелуя! Я всё-таки пойду исправлю вам оценку на две десятки, но это авансом! С вас прода или сиквел!!! В уме маленький минус за слишком поспешный конец.

Команда сневилла: Веточка_Сирени Спасибо за похвалу! Автор очень-очень рад kasmunaut Мы всегда вам рады, сколько вы ни возвращаетесь Ваш мягкий юмор приводит в восторг!!! Как там весь фик сконцентрирован в описании поцелуя! Спасибо Снейп и Невилл дарят вам по самому большому и благоуханному цветочку за замечательные комплименты: они обещали, что это не ядовитая орхидея Автор не может твердо обещать, что напишет сиквел после Стартов, но он постарается

кыся: ой, мне очень понравился Невилл. такой взрослый, какой то весь положительный. да и Снейп тоже - не псих, не язва. как надо в общем. только я все время ждала какого то подвоха от Генри, как то по тексту прослеживалось (или казалось) от него напряжение какое то. 10\10

Команда сневилла: кыся Спасибо за похвалу и за оценки! Генри стало не до подвохов, когда на него свалились заботы обо всех разведенных Невиллом растениях и вся документация :) к тому же он на самом деле хороший мальчик, только плохо сходится с людьми

Карта: Обычно я ставлю оценки после того, как прочту все фики в выкладке, но сейчас не удержалась. 1. 10 2. 10 Очень "мой" фик. Поцелуй действительно был внезапным (я прям ахнула !), но вам, автор, я искренне за него благодарна! Герои, думаю, тоже .

Svanilda: Спасибо большое. Еще начиная с первого задания влюбилась в вашу команду, в саму идею пейринга сневилла. И теперь с огромным удовольствием прочитала этот текст. Невилл здесь получился... ну прямо настоящий Невилл, по другому и не скажешь. И Снейп очень колоритный. Спасибо! 10 10

kos: История хороша. Но слэш там больно уж внезапный. Ничто не предвещало и вдррруг… Хотя красиво. 9/9

Команда сневилла: Карта Спасибо за высокие оценки! Автор рад, что фик пришёлся по душе Профессор Снейп всячески отрицает благодарность автору, но Невилл честно рад поцелую Svanilda Спасибо! Автор отчаянно хотел не подвести свою команду, ужасно приятно слышать, что у него это получилось Невилл и профессор дарят вам по цветочку за похвалу в их адрес: kos Спасибо за оценки и похвалу! Что поделать, такой вышел слэш Автор надеется, что внезапность не очень испортила впечатления от текста

Веточка_Сирени: 10/10

Команда сневилла: Веточка_Сирени Благодарим за оценки!

Lesta-X: понравилось, но несколько все поспешно, на мой взгляд. 9/9

Команда сневилла: Lesta-X Спасибо за мнение и оценки Автор попробует после окончания Стартов улучшить текст

Toma: Понравилось, но слэш, как тут уже сказали, в самом деле внезапный. Без финального поцелуя было бы лучше, честно 10/8

kasmunaut: Toma ыыы я не согласна!!! было бы лучше, если б до и после была бы ещё парочка!!! ну или просто подводка к этому. сам поцелуй-то написан великолепно!!!

Puding: Какая жутковатая раковая метафора! Очень понравилась, как Невилл общается с растениями. Он выглядит среди так них естественно и на своём месте!))) Подводка к поцелую могла бы быть и подлиннее, но в целом — это хороший фик! вот только рак пугает 10/9

Команда сневилла: Toma Спасибо за оценки и мнение, и то, и другое очень ценно автору Puding *шепотом* автор на самом деле ангстер и просто не мог обойтись без чего-то жутковатого Спасибо за похвалу и оценки!

CaniSapiens: Да, финал подкрался неожиданно. И, все равно - 10/10 !

Команда сневилла: CaniSapiens Спасибо! Автор рад, что фик понравился, несмотря на финал

xenya : 9/8

yana: 9 9

amallie: Великолепно! Отличный образ Невилла, веришь, что, повзрослев, он мог бы стать именно таким, каноничный Снейп. С удовольствием следила за развитием событий, мне кажется, концовка довольно завершенная, никаких дополнений не нужно. Данный объем текста можно сказать идеальный: не успеваешь ни устать от него, ни, наоборот, только войти во вкус, как оно уже заканчивается. В целом, очень даже гармоничный фик. Да и тема раскрыта отлично. Автору 10/10 Для этого надо было каждый день возвращаться и снова уходить, закрывая за собой облезлую зелёную магическую дверь. Только мне здесь видится отсылка к Герберту Уэллсу?

aska: Невилл очень понравился, милый и естественный. Но Снейп совершенно неестетственный. Причем буквально все. Начиная от того, что у бывшего шпиона на дверях нет сложных запирающих заклятий - вообще никаких нет. Не верю ни разу. Далее, что он якобы скрывается - и при этом живет в Лондоне с неизмененной внешностью. Все маги, учившиеся в Хогвартсе на протяжении 20 лет, учились у него - да неужто никто бы его не узнал? Или он всем стирал память - кроме Невилла? Вот так прямо ходил и непрерывно всем стирал память. И на этом фоне повального стирания памяти именно Невиллу сделал исключение. Далее. Снейп утверждает, что хочет жить в Лондоне в тишине и покое, не хочет ничего менять. При этом после пары встреч с одним из бывших учеников он продает свой дом. Не просто так дом со скарбом, к которому он привык за много лет, но и в котором обустроенная лаборатория, кучи ингредиентов, оборудование. И все это он сворачивает за один вечер и куда-то увозит, потому что к нему пару раз заглянул бывший ученик. Далее менее вопиющая неестетственность (которую можно было бы подмазать обоснуем), однако все равно бросается в глаза: если человек необщительный, не любит людей, то он не будет приводить их к себе в дом, чтобы дать лекарство, не будет приносить кофе, не будет втаскивать на себе по лестнице, когда есть мобиликорпус. Нормальный взрослый человек, а Снейп был относительно нормальным, хоть и со скверным характером, не будет столько хамить без повода - но он также не будет услуживать. Последнее неестественно даже для обычного хорошего человека, а уж для человека с плохим характером тем более. И особенно для Англии, где люди еще более закрытые и отчужденные, чем русские обитатели мегаполисов. Никто не стал бы приглашать в дом полузнакомого человека, не стал бы делать для него что-то лишнее. Далее. Скрывающийся и конспирирующийся Снейп имеет аптеку в Хогсмиде! Офигеть! Там, конечно, его никто никогда не узнает, он, конечно же, за годы работы в школе не примелькался жителям деревни. Ну и последнее. Поцелуй описан великолепно. Но он появляется, как ландыш посреди асфальта. Его там не должно быть. Так что ощущение от фика двоякое: чудесный Невилл и совершенно неестественный, ненатуральный Снейп. 4 6 регистрация на diary.ru 26.09.2009

Команда сневилла: xenya yana Благодарим за оценки! amallie Спасибо! Автор безмерно рад всем комплиментам и тому, что фик Вам понравился Автор вставлял отсылку сознательно aska Спасибо за развернутое мнение! Оно означает, что, на неприятие второго центрального персонажа, фик всё же зацепил, и это ободряет после целого большого абзаца критики :) Автор учтёт Ваши замечания после Стартов

aska: Команда сневилла пишет: фик всё же зацепил Ну так Невилл же милый. К Невиллу никаких претензий.

Команда сневилла: aska Невилл очень рад и дарит Вам цветочек

Mileanna: Команда сневилла пишет: – Я развелся, – уточнил Невилл, послушно вставая на ноги. Мышцы мелко дрожали и походили на вареные макаронины. – Женитесь ещё раз, дурное дело нехитрое Команда сневилла пишет: – Убирайтесь прочь из моего дома, Лонгботтом. Идите отсюда. Вон. Катитесь прочь. – Я, наверное, завтра зайду, – сказал Невилл, вставая. – Принесу вам пончиков, – добавил он, подумав. Чудный Невилл и Снейп под стать ему. И ещё другие, очерченные парой штрихов - Гарри, Джинни, их дети, Андромеда, Тедди - очень живые, очень настоящие, очень...светлые) Атмосферный фик и язык - очень простой, но в то же время образный. Мне всё понравилось, но да, поцелуй был внезапен и не совсем в копилку) Однако же всё равно 10/10

Команда сневилла: Mileanna Спасибо! Автор очень-очень рад всем комплиментам и высоким оценкам и буквально плавится от удовольствия Невилл и профессор также довольны произведенным впечатлением и дарят Вам каждый по цветочку: Автор покаянно признает, что поторопился завершить фик, но рад, что это не испортило впечатления от текста

Эя: Понравился целиком и полностью и сама история и стиль изложения - неспешный, с легким юмором и явной симпатией к героям. Понравился настолько, что не захотелось ни анализировать характеры героев, ни искать обоснуй их поступкам. И даже жутковатая метафора не оставила мрачного осадка. Очень понравился Невилл. Автор нарисовал много чудесных мелких штришков к портрету, так хорошо характеризующих героя. Мне кажется, что взрослый Невилл мог стать именно таким - мягким, добрым, немного растерянным в обычной жизни человеком, что впрочем, не отменяет ни ума, ни талантов, ни смелости, проявляющихся в сложных ситуациях. Здесь мне понравился и Снейп - в меру ироничный в меру раздражительный, такой, каким он вполне мог стать, пережив третью Хижину и отдав все долги. Очень живым получился и третий персонаж - Генри. А еще мне понравилось чудесное ощущение весны и надежды, проходящее через весь тест. 10/10

Команда сневилла: Эя Спасибо! Автор очень-очень счастлив получить такой длинный и замечательный отзыв это замечательно, когда все персонажи приходятся по душе, и сама атмосфера фика нравится. Спасибо за чудесную похвалу и высокие оценки Невилл, профессор и Генри от всей души дарят Вам по цветочку:

drop: 10 8

reader: Идеальный старый добрый romans Я думала, они уже вымерли, но нет! Поцелуй внезапный, ну и что:-) Спасибо, автор

Мерри: Теплый, весенний, смешной и нежный текст. Настоящий старый добрый романс. Спасибо большое 10/10 Вы, Лонгботтом, не просто разрослись в рак, но и даёте метастазы во все возможные стороны. – Убирайтесь прочь из моего дома, Лонгботтом. Идите отсюда. Вон. Катитесь прочь. – Я, наверное, завтра зайду, – сказал Невилл, вставая. – Принесу вам пончиков, – добавил он, подумав. Оба хороши :)

Команда сневилла: drop Спасибо за оценки! reader Добрый романс не может вымереть, автор свято в это верит Спасибо за похвалу! Мерри Спасибо! Автору очень приятно, что фик Вас порадовал, и что персонажи пришлись по душе И автор, и Невилл, и профессор благодарят Вас за высокие оценки и дарят по цветочку из Кью-Гарденз

Rendomski: Невилл очень понравился, неуклюжий, в прямом и переносном смысле, горьковато-искренний и серьёзный; а за теплицы Невилла спасибо особое . Линия со Снейпом достаточно предсказуема, сам колючий и отбивающийся Снейп на фоне Невилла несколько меркнет, но впечатления это особо не испортило. Они хорошо дополняют друг друга. 10/8

Ural Lynx: Замечательный, тёплый, по-доброму смешной, трогательный текст! И финальный поцелуй такой...внезапно правильный!))) Но все же ужасно сквикает настойчивое сравнение любви с раковой опухолью(( 10/9

Моряна: Команда сневилла 10/9

Команда сневилла: Rendomski Спасибо за оценки и отзыв! Автор очень рад, что персонажи пришлись Вам по душе Ural Lynx Любовь ведь бывает разная, иногда такая, что кажется - лучше бы была опухоль Спасибо за высокие, несмотря на сквик, оценки Моряна Спасибо за оценки

Eva999: 8 8

Snensa: Автор, спасибо Вам! Все бы неожиданности были бы такими приятными, как этот поцелуй! 10/10

vlad: 9-7

donna_Isadora: 8/8 Некоторая внезапность слэша и раковых аллегорий помешала до конца проникнуться этим действительно хорошим текстом.

Xvost: Поцелуй вышел неожиданным Спасибо за орхидеи, увлеченного и такого милого Невилла и характерного Снейпа 10/10

Ксантипа: 9/8

Ludowig: Странно, но мило 10 8 п.с. все эти, как сказали выше "раковые аллегории", постоянно заставляли ждать, что вот-вот окажется, что Снейп смертельно болен.

Nuttsy: Поцелуй, лично мне, помешал поставить вам высокую оценку… 10/9

Chessi: Очень понравилось! Такие все живые, настоящие и хорошие. Совершенно очаровательный Невилл, снейпистый Снейп. Поцелуй внезапен и жаль, что он только один) 10/10

Анька: Да, от такого родимого пятна фиг избавишься 10/10 На Хогварстнете с начала 2010

Fidelia: Фик добрый, Невилл славный, упоминание о раке неприятно, а поцелуй совсем лишний. 8/8

reader: 10/10

Ksandria Bianka: 10 10 Теплицы Невилла прекрасны. Баобаб в роли домашнего животного

MarInk: Спасибо за оценки и мнения! всю игру они мне были очень интересны и важны С закрытием Стартов нас

Lady Nym: Я дочитываю то, что планировала, но не успела прочесть до окончания голосования Очень понравился Невилл, обстановка в теплицах, второстепенные персонажи, чувство весны. А Снейп вот действительно на фоне весны, Невилла и всех вкусных деталей несколько меркнет и выглядит противоречивым - открыть аптеку в Хогсмиде, это прямо-таки нарываться на то, чтобы кто-то его узнал. Как неслэшеру, поцелуй мне кажется совершнено лишним и чрезмерно поспешным, а вот пончики были в самый раз И просветите, причём тут Хэмфри Богарт?



полная версия страницы