Форум » Библиотека-7 » "Самба", ГП/ДУ, СС/ДУ, роман/приключения, PG, макси. Продолжение от 26.10 » Ответить

"Самба", ГП/ДУ, СС/ДУ, роман/приключения, PG, макси. Продолжение от 26.10

Сара Хагерзак: Автор: Сара Хагерзак Бета: Jane Рейтинг: PG Персонажи: Северус Снейп, Джинни Уизли, Гарри Поттер, Минерва МакГонагалл и др. Жанр: приключения, роман Тип: гет Размер: макси Описание: Профессор зельеварения Северус Снейп вытащил из рукава палочку и заблокировал камин, чтобы никакие незваные гости не помешали ему наслаждаться теплом огня и дорогим коньяком, налитым в широкий бокал. Пожалуй, этот вечер мог бы претендовать на звание идеального — если бы не письмо. Предупреждение 1: AU относительно эпилога 7 книги, возможно, ООС. Предупреждение 2: нелинейность во времени. Отказ: все права принадлежат JKR.

Ответов - 27

Сара Хагерзак: Самба — самый легкомысленный, самый расслабляющий танец в мире. Самба — это апелляция к спинному мозгу, чистый ритм. Самба заводит каждого, нельзя не приплясывать, не притопывать, не прихлопывать. Чистый, неподдельный рефлекс, отдача на волю волн... Самбу не надо учиться танцевать, достаточно уметь ходить, остальное приложится. Самба — ритмико-мелодический наркотик, не столько входящий в тебя, сколько едва ли не тобой самим производящийся. Самба — это способ существования. П. Вайль, «Гений места»

Сара Хагерзак: Пролог В слизеринских подвалах всегда одинаково прохладно. Даже сейчас, в летнюю жару, когда на улице невыносимая духота. Зато зимой по скрытым в толще земли коридорам не гуляют сквозняки, как во всем остальном замке. Поэтому здесь в любое время года чувствуешь себя комфортно в одной и той же мантии. А если хочется чуть больше тепла, то можно устроиться в кресле у камина, вытянув ноги к огню. Профессор зельеварения Северус Снейп вытащил из рукава палочку и заблокировал камин, чтобы никакие незваные гости не помешали ему наслаждаться теплом огня и дорогим коньяком, налитым в широкий бокал. Пожалуй, этот вечер мог бы претендовать на звание идеального — если бы не письмо. Снейп с привычно недовольным выражением лица покосился на пергамент, лежавший на низком столике. В письме не было ничего криминального: очередная, уже ставшая привычной, просьба начальника Аврората Кингсли Шекболта провести исследования «ряда потенциально опасных веществ», то есть новой партии ядов, обнаруженных доблестными аврорами. Снейп криво усмехнулся. «Просьба»... В сущности, это был приказ, проигнорировать который он не мог. Несмотря на то, что формально профессор уже давно был оправдан, вступать в конфронтацию с Авроратом и лично Шекболтом, отказываясь выполнять его «просьбы», было бы очень неразумно... Впрочем, на этот раз его недовольство не было связано с необходимостью подчиняться приказам министерства. Подобные задания обычно предвещали довольно интересные исследования, и профессор закрывал глаза на их приказной характер. Но сейчас речь шла о препаратах из дома Лестрейнджей, и интуиция подсказывала Снейпу, что в найденных склянках могут оказаться не просто яды, — а своей интуиции он привык доверять. Мадам Лестрейндж никогда не верила Снейпу, а когда он занял место ближайшего помощника Лорда, это недоверие переросло в открытую вражду, подстёгиваемую завистью. При этом Беллатриса и сама неплохо разбиралась в зельеварении — конечно, не лучше, чем Снейп, но всё-таки она была потомственной тёмной волшебницей из древнего рода, а он — всего лишь полукровкой. Кто знает, какими секретами родовой магии она владела и какие неприятные сюрпризы, предназначенные лично ему, могла оставить в своих тайниках... Впрочем, долго раздумывать на этот счет не имело смысла: исследование всё равно придется провести; плохие предчувствия не могли послужить достаточным аргументом для отказа Министерству. Но мирное настроение уже улетучилось. Профессор допил коньяк и поднялся из кресла, подумав, что было бы неплохо прогуляться к озеру... Прошедший день выдался жарким, и прогревшаяся на солнце вода хранила тепло всю ночь. На черной глади озера блестели розоватые закатные отблески. Хотя сейчас в школе учеников не было, да и преподавателей почти не осталось, Снейп всё же предпочел набросить на себя маскирующие чары, прежде чем войти в воду; так он чувствовал себя гораздо спокойнее. И почему он в этом году ещё ни разу не приходил сюда?.. Непривычная легкость в преодолевающем упругость воды теле, холодящий кожу вечерний воздух, мокрые пряди, отброшенные с лица... Он успел забыть, как это приятно: расправить плечи, выпрямить постоянно сгорбленную над пробирками спину и ненадолго почувствовать себя частью природы, частью озера, полностью растворенной в тёмной воде. Иллюзия благополучия, мимолетное чувство гармонии с миром и с самим собой... Снейп перевернулся на спину и какое-то время вглядывался в темнеющее небо, на котором только-только начали зажигаться первые звезды. Шелест волн успокаивал, мысли лениво ворочались в голове. Он просто устал за прошедший учебный год, вот и всё... Откуда это нелепое волнение перед стандартным исследованием? Всего лишь обычная работа, на которую уйдет не больше пары недель. Закончив её, он уедет на очередной конгресс алхимиков в Лозанне, забыв на время про школу и связанные с ней обязанности. А потом можно будет немного задержаться на материке и насладиться радостями мирной жизни. Несмотря на то, что после войны прошло уже пять лет, он лишь недавно перестал каждый раз напрягаться, открывая утреннюю газету («Кто сегодня?..»), судорожно хвататься за палочку, просыпаясь по ночам от малейшего шороха, и регулярно — просто на всякий случай — принимать противоядие от веритасерума. Наконец, почувствовав, что становится прохладно, Снейп поплыл к берегу. Уже почти стемнело, и всё же он смог уловить легкое движение в камышах. Серая кошка с квадратными отметинами вокруг глаз подняла голову от только что пойманной рыбы и внимательно смотрела на расходящиеся от движения невидимого тела круги на воде. «Надо же... Не я один позволил себе сегодня немного расслабиться, — подумал профессор, и его губы изогнулись в подобие улыбки. — Директор вот тоже охотится...» Но когда он, выйдя на берег и натянув мантию прямо на мокрое тело, оглянулся, кошка уже пропала из виду. Видимо, она, как и сам Снейп, не нуждалась в свидетелях своих ночных прогулок.

Сара Хагерзак: Глава 1 Рождественские каникулы были в разгаре. Для профессора зельеварения это означало, что можно спокойно почитать, закончить увлекательный процесс выискивания ошибок и неточностей в серии экспериментов с кожей василиска, описанных в последнем номере журнала «Алхимик», и выполнить наконец заказ на зелье невидимости, полученный от хозяина одной лавочки в Лютном переулке. Приготовление зелья затянулось до поздней ночи, и Снейп оставил готовый эликсир остывать в котле, решив, что разольет его по склянкам утром. Он уже собирался ложиться спать, когда из камина раздался голос мадам Помфри: – Северус, вы здесь? – Здесь, где же мне ещё быть, — недовольно отозвался Снейп, подходя к камину. — Надеюсь, у вас достаточно серьезный повод, чтобы беспокоить меня в два часа ночи? – Я хотела позвать Минерву, но она в это время, конечно, давно уже в постели, — объяснила медсестра. — А вы, я знаю, всегда ложитесь поздно. К тому же мне кажется, что эта проблема по вашей части. Снейп бросил на кресло полотенце, которым вытирал с трудом отмытые от желчи ехидны руки. – Ну и что там у вас? – Я думаю, вам лучше пройти ко мне через камин и посмотреть самому. – Хорошо, — буркнул профессор, всем своим видом давая понять, что не видит в происходящем ничего хорошего. Он взял из стоявшего на каминной полке горшочка горсть пороха, собираясь бросить его в камин и отправиться в больничное крыло. – Я в комнате Джинни Уизли, — уточнила мадам Помфри. Снейп замер с протянутой к камину рукой, в которой был зажат порох. – Поппи, о чём вы говорите? Вы предлагаете мне прогуляться посреди ночи в спальню Джинни Уизли? Извините, но у нас с вашей помощницей не настолько близкие отношения. – Северус, мне кажется, это не тот случай, когда следует думать о приличиях. Считайте, что я приглашаю вас на консилиум в качестве колдомедика. Голова медсестры исчезла, и камин стал свободен для перемещения. Снейпу ничего не оставалось, как только, поджав губы и проклиная про себя Поппи, швырнуть порох в камин и назвать место назначения. ¬– Слава Мерлину, вы всё-таки пришли, — облегченно вздохнула мадам Помфри, едва он шагнул из камина. — Видите ли, я проходила мимо её комнаты и услышала стоны. Решила зайти проверить, а тут такое... — скороговоркой принялась объяснять она, пока Снейп привыкал к полумраку спальни. В комнате горела всего одна свеча, но и при таком скудном освещении было понятно, что с Джинни не всё в порядке. Она лежала в постели, глухо стонала во сне и что-то бессвязно бормотала, словно в бреду. Профессор наклонился к девушке и положил руку ей на лоб. Жара не чувствовалось, но выглядела она ужасно: даже в полумраке было видно, что лицо её неестественно бледно; на лбу блестели бисеринки пота, а из-под закрытых век катились слезы. – Вы пробовали её разбудить? — Снейп недовольно смотрел на медсестру, хотя уже понимал, что происходящее с Джинни не похоже на обыкновенный ночной кошмар. Поппи наверняка уже попыталась сделать всё, что в её силах. После того как мисс Уизли вернулась в Хогвартс и заняла должность второй медиковедьмы, пожилая медсестра прилагала все усилия к тому, чтобы стать для неё если не второй матерью, то хотя бы внимательной и заботливой наставницей. – Естественно, я пыталась её разбудить! — возмущенно ответила мадам Помфри. — Она не просыпается... Сейчас ещё ничего, а когда я решила позвать вас, она металась по постели, словно её кто-то пытал. Медсестра немного помедлила и огорченно вздохнула: – Признаться, несколько дней назад кто-то из домовых эльфов сказал мне, что мисс Уизли иногда стонет во сне, но тогда я не придала этому особого значения, — мадам Помфри сокрушенно покачала головой. — Она выглядит, как одержимая, Северус. Может быть, её кто-то сглазил? Вы бы проверили, ведь вы же специалист по тёмной магии, кто бы там ни преподавал у нас Защиту... Медсестра выглядела растерянной, да и самому Снейпу тоже стало не по себе... Словно кто-то невидимый встал у него за спиной и дышал в затылок. На тёмную магию это было не похоже — как, впрочем, и на обычный кошмар. – Вы же легилимент, Северус. Вы можете посмотреть, что с ней происходит? Снейп раздраженно скривился. Что за идиотская привычка рассуждать о вещах, в которых ничего не понимаешь! К спящему человеку применить легилименцию в классическом варианте невозможно... Но можно попытаться почувствовать её эмоции и попробовать немного успокоить. Он взял Джинни за руку, ощутив под пальцами нежную кожу и неровное биение пульса на запястье, и, сжав в другой руке палочку, мысленно произнес заклинание эмоционального контакта. ...Это был даже не страх, а паника в чистом виде. Снейпу пришлось сделать над собой усилие, чтобы не разорвать контакт. Ему безумно захотелось бежать отсюда, оказаться совсем в другом месте, но самое ужасное заключалось в том, что он был не в состоянии пошевельнуться, и от этого его с головой захлестнула волна отчаяния. Однако он быстро взял себя в руки, полностью отделив свои собственные ощущения от тех, что испытывала Джинни. Теперь можно было брать ситуацию под контроль. Снейп постепенно передавал девушке свои эмоции, словно вливая в неё спокойствие и уверенность в том, что ей ничего не грозит. «Хотел бы я знать наверняка, что так оно и есть», — промелькнуло у него в голове. Довольно скоро девушка перестала стонать, её дыхание выровнялось, и профессор почувствовал, что страх отступил, как и ощущение холодящего затылок дыхания. Он убрал руку и обернулся к мадам Помфри. – Думаю, теперь с ней всё в порядке. Но на всякий случай зайдите сюда через пару часов. – Что это было? Какое-то проклятье? — встревожено спросила она. Снейп не спешил с ответом, и медсестра слегка повысила голос: – Северус, может быть, вы всё-таки объясните мне, в чём дело? В конце концов, она моя помощница, и мне нужно знать, что с ней. – Я действительно пока не понимаю, в чём дело, — пожал плечами Снейп. — На проклятие это не слишком похоже... Хотя что-то определенно есть — но вряд ли постороннее влияние. В любом случае, я почти уверен, что до утра она проспит спокойно, — сказал он, глядя на расстроенную мадам Помфри, — а там посмотрим. В конце концов, чтобы искать лекарство, нужно как минимум знать диагноз. Оказавшись в своих комнатах, он уселся в кресло и сжал виски руками. О том, чтобы ложиться спать, теперь не было и речи. Значит, Джинни уже не в первый раз видит кошмары какого-то странного происхождения... И почему она никому не сказала об этом? Не хочет жаловаться? Вполне в духе мисс Уизли... Или не помнит? Тогда совсем скверно. Снейп с ходу мог назвать десяток проклятий, обладающих подобным эффектом. Они медленно разрушали подсознание и незаметно сталкивали человека в бездну безумия, и отследить их действие было крайне трудно. Правда, профессор не замечал, чтобы что-то похожее происходило с Джинни, но это могло говорить только о силе и опыте наславшего проклятье волшебника. Внезапно Снейп вспомнил вскользь брошенные кем-то слова о том, что в последней битве Джинни сражалась с Беллатрисой. По спине его пробежал противный холодок: неужели ведьма использовала против девочки какое-то из проклятий такого рода, да ещё и отсроченное во времени? «Да нет, глупости! — одернул себя зельевар. — Это не боевая магия, от неё мало толку в сражении». Но ведь с ним самим Беллатриса поступила именно так, отсрочив месть на несколько лет... Снейп знал, что теперь ему не будет покоя до тех пор, пока он не опровергнет это предположение или не избавит Джинни от кошмаров. В конце концов, он был слишком многим обязан этой девушке, чтобы пренебречь возможностью оказать ей ответную услугу. Проблема заключалась в том, что профессор не имел никакого представления о том, как помочь мисс Уизли. Это Поппи наивно полагала, что он мог распознать наложенное на человека проклятье с первого взгляда. На самом же деле всё было гораздо труднее, а в данном случае он и вовсе не знал, с какой стороны подступиться к этой проблеме, опасаясь, что использованная против Джинни магия была слишком сложна для него. В конце концов, он ведь не Дамблдор... Вспомнив о старом директоре, Снейп встал из кресла и нервно заходил по комнате, потом подошел к столу и принялся автоматически разливать уже остывшее зелье по флаконам. Он не будет думать об этом, нет... Нужно сосредоточится на тонкой струйке зелья, текущей в узкое горлышко сосуда, и все мысли уйдут, оставив после себя только холодную пустоту. Снейп дал себе слово не жалеть о сделанном тогда, и уже шесть лет более или менее успешно сдерживал его. Но всё равно, каждый раз, когда его знаний и опыта не хватало для того, чтобы справиться с какой-то проблемой, он невольно вспоминал Дамблдора, пытаясь представить, что посоветовал или предпринял бы тот в подобной ситуации. Пару раз, когда становилось совсем паршиво, мастер зелий разговаривал с портретом Дамблдора, висевшем в директорском кабинете. Однако каждый раз просить разрешение на это у Минервы было невыносимо унизительно, словно он признавался в своем бессилии. Лучше уж так... В конце концов, он привык сам решать собственные проблемы. Снейп тряхнул головой, отгоняя назойливые воспоминания. Но память иногда похожа на реакцию в перегретом котле: стоит на секунду потерять контроль, и процесс уже не остановить... Перед глазами замелькали картины последних лет, и в памяти снова всплыло то злополучное письмо из Аврората, которое так сильно изменило его жизнь... Хотя теперь профессор и сам не знал, считать его карой небесной или подарком судьбы.

Сара Хагерзак: Глава 2 Поначалу Снейпу показалось, что все его опасения были напрасными. Исследования проходили нормально; он определил почти все яды, найденные в доме Лестрейнджей, тем более что половина из них была приготовлена по его собственным рецептам и, возможно, его собственными руками. Оставалось всего три вещества. Взяв в руки высокий узкий флакон из тёмного матового стекла, профессор невольно залюбовался его гармоничной формой, сглаженными гранями с небольшим прогибом к центру и изящной пробкой в форме стилизованной головы единорога. Стекло казалось очень приятным на ощупь и даже немного теплым. Осторожно налив в котел вязкую золотистую жидкость, он зажег огонь и начал медленно нагревать вещество, похожее на расплавленный металл или ртуть; потом поднес палочку к тускло блестевшей поверхности зелья, чтобы начать анализ. И тут содержимое котла словно ожило, став ещё больше похожим на живое серебро; на поверхности лопнуло несколько пузырьков, и Снейп едва успел удивиться, что жидкость так быстро закипела, как тонкая струйка, словно щупальце, взметнулась из котла и, побежав по палочке, стремительно перебралась ему на руку. Острая боль обожгла кончики пальцев; профессор бросил палочку и попытался стряхнуть вязкую жидкость с руки, но она обволакивала кисть, как тонкая раскаленная перчатка, сплавляясь с кожей, проникая до костей и выжигая нервы. Жидкость кипела всё сильнее, разбрызгивая вокруг капли живого огня; они разлетались во все стороны, прожигая мантию и попадая на лицо. Котел раскалился и затрясся, как будто его лихорадило. Снейп, от невыносимой боли уже плохо соображая, что делает, левой рукой подхватил со стола брошенную палочку и успел накрыть куполом щита котел с жидкой смертью за секунду до того, как тот разлетелся на куски. Но обе его руки теперь безжалостно разъедало колдовское снадобье, которое не удавалось ни стереть, ни стряхнуть. Теряя сознание, профессор сделал пару шагов от стола и рухнул на пол, опрокинув подставку для котлов. Потом колдомедики говорили, что ему повезло. Впрочем, удача всегда благоволила профессору весьма странным образом, сначала позволяя попадать в самые неприятные и опасные ситуации, а потом помогая выбраться из них, порой даже вопреки всем ожиданиям. Шум в лаборатории привлек внимание Кровавого Барона, который проводил этот вечер в подземельях, а не звенел цепями на Астрономической башне. Привидение позвало мадам Помфри, и та, с порога увидев, что дело плохо, не теряя времени, отправила Снейпа в больницу св. Мунго прямо через камин. Сам он всё это помнил очень смутно, а оказавшись в больнице, отключился полностью. Это было ужасно: очнувшись, снова увидеть отвратительные больничные стены! Снейп и раньше ненавидел больницу, но на этот раз всё было гораздо хуже. Пять лет назад он провёл здесь много времени: после финальной битвы его, едва живого, нашли в Визжащей хижине и тоже притащили сюда. В тот раз профессор долгое время пролежал в беспамятстве и, придя в себя, был настолько истощен физически, а главное — душевно, что ему было абсолютно безразлично, что ждет его впереди: выживет он или умрет, попадет ли в тюрьму или останется на свободе. Теперь всё было иначе, и боль в руках была пустяками по сравнению с грызущим его отчаянием. Всё только начало налаживаться! Война закончилась, Снейп немного привык к мирной жизни и уже не просто существовал, подчиняя все свои действия необходимости, а ощущал себя действительно живым и даже получал от этого некоторое удовольствие. Он наконец-то, впервые за много лет, принадлежал только себе и мог без оглядки на кого-либо распоряжаться своим временем, строить собственные планы, спокойно работать... Он даже стал меньше огрызаться на учеников: сказывалось отсутствие постоянного нервного перенапряжения. И вот теперь это шаткое равновесие снова нарушено; его жизнь снова полетела под откос. Кому нужен зельевар без рук? Даже если колдомедики смогут восстановить поврежденные ткани и нервы, ему никогда не вернуть наработанную многолетней практикой ювелирную точность движений. Пальцы, раньше сами знавшие, что делать, никогда не обретут былую чувствительность. Руки — это всё, что у него было, основа его мастерства, и теперь он лишился своей главной драгоценности! Проклятая ведьма Беллатриса! Она знала, куда ударить, чтобы причинить самую сильную боль, чтобы разрушить всю его жизнь, и смогла достать его даже с того света. Снейп не сомневался, что зелье было зачаровано именно на него и, скорее всего, именно на его руки. В лучшем случае он сможет преподавать. Возможно, он всё-таки не потеряет способность держать палочку... С её помощью можно писать на доске рецепты и проверять образцы. Были ещё кое-какие неопубликованные разработки, все необходимые эксперименты для которых он уже провел. Но всё это казалось сейчас профессору таким слабым утешением... Серая стена больничной палаты перед глазами, серая стена безысходности в его дальнейшем существовании... Раньше он был уверен в своей несгибаемости, в готовности бороться в любых обстоятельствах. Но, видимо, всему есть предел. И его способности сопротивляться ударам судьбы — тоже... В коридоре раздался стук каблуков, и в открывшуюся дверь палаты вошла молодая медиковедьма — высокая красавица: точеное лицо, длинные ресницы, стройные ноги. Он наверняка учил её, но тогда она, видимо, выглядела совершенно иначе, как какая-нибудь растрепанная девчонка... Снейпа всегда раздражали красивые женщины: из-за их абсолютной недоступности, из-за болезненного напоминания о его собственной непривлекательности. А у этой к тому же было надменное и самодовольное лицо. Да ещё этот стук каблуков, эхом отдающийся в голове... «Как таких вообще берут работать в больницу?» — раздраженно подумал он. В общем, девушка была идеальной кандидатурой для того, чтобы сорвать на ней свою злость и выплеснуть накопившуюся боль и отчаяние. Барышня, делавшая ему перевязку вчера, убежала из палаты в слезах. Нельзя сказать, что профессору от этого стало намного легче, но всё же... Сегодняшнюю красотку до слёз довести не удалось, зато своими язвительными замечаниями он разозлил её до такой степени, что она ушла, так и не приступив к выполнению своих обязанностей и пообещав, что добьется от заведующего отделением разрешения на применение против невыносимого пациента парализующего или оглушающего проклятья. Злой на весь мир, профессор закрыл глаза. Он неподвижно лежал на постели и гадал, когда закончится действие обезболивающих чар и обожженные руки снова напомнят о себе. Помимо всех душевных мук, его терзал ещё и банальный голод. Медиковедьмы исправно приносили ему нехитрую, но вполне добротную больничную еду, однако удержать ложку в негнущихся перебинтованных пальцах было почти неразрешимой задачей. А о том, чтобы попросить кого-то покормить его, Снейп даже не думал. Через некоторое время дверь скрипнула, и в палату кто-то вошел. Снейп не двигался, надеясь на то, что его сочтут спящим. Вошедшая – судя по легким шагам, это была женщина — осторожно подвинула стул к его кровати и села. «Эта, по крайней мере, не гремит каблуками», — подумал профессор, по-прежнему никак не реагируя на постороннее присутствие. – Можете не открывать глаз, смотреть здесь не на что, — произнес смутно знакомый голос, и Снейп, естественно, тут же посмотрел на его обладательницу. Рядом с ним сидела Джинни Уизли. Она осторожно взяла его руку и принялась разматывать пропитанные сукровицей бинты. – Рот уж точно держите закрытым, — посоветовала она. — У меня есть разрешение применить к вам Silencio или обездвижить. Впрочем, если вы помните, на меня ваши словоизлияния не действуют. Да, это он помнил. Доводить младшую Уизли ещё в школе было решительно неинтересно. То ли дело Поттер, которого всегда трясло от выпадов зельевара, или его рыжий дружок, немедленно начинавший покрываться багровыми пятнами от гнева. Из мисс Грейнджер при желании можно было даже выжать слезу, а близнецов Уизли стоило лишний раз задеть хотя бы для того, чтобы посмотреть, какой фокус они выкинут в ответ. Но Джинни всегда была равнодушна к высказываниям слизеринского декана, принимая их как неизбежное зло. Видимо, такую манеру поведения она позаимствовала у своей подружки мисс Лавгуд, девушки со странностями. В ответ на его замечания всегда следовало абсолютно равнодушное «Простите, профессор», без тени раскаяния или раздражения. Так что практиковаться на мисс Уизли в острословии было бессмысленно. Или она уже миссис Поттер?.. Снейп взглянул на руки, делающие ему перевязку, но кольца не обнаружил. Потом перевел взгляд на собственные кисти, которые Джинни очень осторожно мазала заживляющим составом, добавляя к этому заклинания. Удручающее зрелище... Правда, работавший с ним колдомедик сделал практически невозможное: из-под вытравленных тканей уже не просвечивали голые кости — мышцы были практически воссозданы заново. Правда, кожа ещё не наросла, и Снейп слегка вздрогнул, представив, что бы он чувствовал, если бы не исключительной силы обезболивающие заклинания. – Вы ведете себя просто отвратительно, — заметила Джинни. — Марта вчера после общения с вами проплакала почти час. А ведь она чудесная девушка и хороший специалист: это именно она делала вам анестезию. И совершенно не важно, что она несколько полновата. Но вы наверняка поняли, что это её больное место, и не замедлили по нему пройтись. Про Викторию я вообще молчу. Просто не могу понять, чем она вам не угодила. Так что теперь вам, видимо, придется общаться только со мной. – А у вас что, нет больных мест? — наконец подал голос Снейп. Джинни пожала плечами. – Они есть у всех, но вам до них не добраться. – Да? Тогда просветите меня, почему Поттер на вас до сих пор так и не женился? Кажется, в школе вы были парой... Или вы оказались недостаточно хороши для героя магического мира и звезды квиддича? Снейп решил, что именно такой вопрос может быть неприятен для этой вызывающе спокойной особы. К тому же, ему и в самом деле это было любопытно. – Это не ваше дело, сэр, — ответила Джинни. — Но если, ввиду отсутствия собственной личной жизни, вас так интересует чужая, то могу ответить: мы с Гарри не придаем большого значения формальностям. Джинни перешла к другой руке, а Снейп, взглянув на неё, вдруг заметил, что её лицо осветилось каким-то внутренним светом при одном только упоминании имени Поттера. Профессору сразу же вспомнилась её готовность рискнуть всем, лишь бы достать для Гарри гриффиндорский меч. Он был уверен, что, залезая тогда в директорский кабинет, Джинни думала не о благе всего магического мира, а об одном конкретном юном волшебнике, мерзнущем где-то в холодном лесу. Похоже, с годами эта любовь не померкла. «Этому мальчишке вечно везет!» — неприязненно подумал Снейп, невольно завидуя Поттеру. – Ну вот и всё! — Джинни закончила перевязку, произнесла заклинание анестезии и вышла, причем профессору показалось, что перед уходом она бросила взгляд на нетронутую тарелку овсянки, стоявшую на тумбочке рядом с кроватью. Снейп уже предполагал, что до врачебного обхода его оставят в покое, но минут через десять Джинни вернулась. – Держите, — сказала она и поставила ему на колени блюдце с пирожками явно домашней выпечки. — Мама прислала, а я не ем мучного. Гарри в Испании, тренируется перед чемпионатом, так что придется раздать коллегам. Ну и вам заодно. Не дожидаясь благодарности, она вышла. Мягкий пирог — это не вертлявая ложка, Снейпу без особых усилий удалось взять его даже своими негнущимися пальцами. С наслаждением впиваясь зубами в ароматное тесто, профессор мысленно благодарил хозяйственную Молли и её догадливую дочку, благодаря которым он избежал если не голодной смерти, то как минимум унизительного кормления с ложечки. А дальше потянулись тоскливые дни выздоровления. Кожа заживала довольно быстро, и хотя его руки по-прежнему были в неровных рубцах, открытых ран на них почти не осталось. Но чувствительность возвращалась крайне медленно. Вскоре Снейп уже снова ел самостоятельно и начал заново учиться обращаться с волшебной палочкой, но о более сложных вещах, таких как письмо или приготовление зелий, говорить не приходилось. Он понял, что если и сможет вернуться к более или менее нормальной жизни, то зелья, скорее всего, навсегда станут для него лишь теорией. Больничные будни были предсказуемо однообразны. Раз в день приходил с обходом лечащий колдомедик и преувеличенно бодро сообщал, что всё не так плохо, как могло бы быть. Перевязки Снейпу делала Джинни. Она действительно взяла на себя всё общение с профессором, избавив своих коллег от его язвительных замечаний. Мисс Уизли появлялась в его палате гораздо чаще, чем того требовали её прямые обязанности, иногда просто для того, чтобы перекинуться с ним парой слов. Девушка даже пыталась приносить ему книги, но её выбор оставлял желать много лучшего. В конце концов профессор доверил Джинни пароль от своих комнат в Хогвартсе, попросив принести несколько томов из его личной библиотеки и кое-какие необходимые мелочи и взяв клятвенное обещание, что она не прикоснется там ни к чему, кроме названных предметов. Сперва Снейпа очень удивляла такая забота со стороны бывшей ученицы, однако вскоре он понял, что Джинни не делает для него исключения, относясь ко всем своим пациентам с одинаковым вниманием. Её постоянно волновало, как бы устроить какой-нибудь миссис Ларкинс свидание с любимой кошкой, по которой «бедная старушка так скучает», или дать возможность мистеру Добсону придерживаться своей совершенно безумной диеты. – Я понимаю, что это глупость, но ему так будет спокойнее, — говорила Джинни, пересказывая Снейпу больничные новости. Временами профессора бесило её стремление потакать капризам пациентов, временами раздражала привычка постоянно улыбаться и произносить много ничего не значащих фраз. Однако постепенно отношения между ними стали более человеческими. Снейп уже не считал своим долгом при каждой встрече говорить Джинни какую-то колкость и даже стал радоваться её появлению с очередной порцией бинтов и лекарств, как тоскливыми осенними днями радует пробившийся сквозь тучи солнечный лучик. Когда через три недели профессор покидал больницу, от его ран остались только неровные шрамы, покрывающие кожу, а от прежних рук, живших, казалось, собственной жизнью, обладавших собственной памятью и разумом, — одни воспоминания.

Сара Хагерзак: Глава 3 Раздраженный и не выспавшийся, Снейп сидел за преподавательским столом и мрачно взирал на пустовавший во время каникул обеденный зал. Пожалуй, сейчас присутствие учеников его бы даже порадовало: с них можно было снять баллы и немного компенсировать собственное плохое настроение... Есть профессору не хотелось, желудок с утра, как обычно, ныл, и Снейп больше смотрел по сторонам, чем в свою тарелку. По большей части, его взгляды были обращены в сторону мисс Уизли. Нельзя было сказать, что она выглядела особенно удрученной или уставшей. По крайней мере, не больше, чем обычно в последнее время. После случившегося в конце октября скандального разрыва с Поттером Джинни оставила работу в больнице и вернулась в Хогвартс, чтобы помогать мадам Помфри. Снейп, хоть и не слишком разбирался в подобных вопросах, полагал, что для женщины, потерпевшей такую сокрушительную неудачу в личной жизни, Джинни держалась молодцом. Однако, вглядевшись повнимательнее в её лицо, профессор заметил то, на что не обращал внимания раньше. Тёмные круги под глазами, складки у рта, морщинки на лбу... Кажется, когда он столкнулся с ней в больнице св. Мунго, всего этого не было. Что это, результат проклятья или просто след, оставленный горестными событиями, произошедшими в её жизни? Джинни закончила завтрак и ушла из обеденного зала, и профессору показалось, что улыбка, с которой она откланялась, выглядела не слишком весело. «Возможно, мне просто кажется? — подумал Снейп. — Я, в общем-то, не большой специалист по части женских улыбок...» Он вновь вернулся мыслями к событиям прошедшей ночи. Заклинание эмоционального контакта, которое он применял к Джинни, обостряло и обнажало сознание, делая его необычайно чувствительным к восприятию магических воздействий. Если человек находился под проклятием, обычно ощущалась посторонняя, чужеродная магия... Её можно было сравнить с фальшивой нотой, вмешавшейся в звучание стройного аккорда потока собственной магии пострадавшего человека. Однако в момент эмоционального контакта с Джинни он не ощутил никакого диссонанса, хотя и почувствовал огромное внутреннее напряжение, так что это не было похоже на обычное спокойное магическое поле. И он терялся в догадках, что же могло вызвать такую картину... Погруженный в раздумья, Снейп не заметил, что остался за преподавательским столом вдвоём с директором — если не считать Хагрида, фигура которого возвышалась на противоположном конце стола. Лесничий сосредоточенно обгладывал копченый свиной хребет, который эльфы добавили к его завтраку, так как яичницы и овсянки ему было явно недостаточно. – Северус, Поппи очень переживает за мисс Уизли, — вполголоса начала Минерва. — Она заходила ко мне сегодня утром. Cказала, ты считаешь, что с девочкой что-то серьезное... Снейп удивлённо вскинул брови: – Я не говорил ей ничего подобного. – Но Поппи видела, что ты был очень обеспокоен, а тебе не свойственно беспокоиться без причины... Директор аккуратно помешивала кофе в маленькой чашечке и искоса посматривала на коллегу поверх очков. Но Снейп не спешил отвечать, ещё не решив, стоит ли делиться с Минервой своими опасениями. У него всё ещё оставалась слабая надежда, что мисс Уизли просто приснился кошмарный сон, вызванный тем, что она переживает сейчас не лучший период в своей жизни. – Пойдемте к вам в кабинет, — сказал наконец он. — А то мы здесь зря тянем время, не даём эльфам убрать со стола... МакГонагалл фыркнула совершенно по-кошачьи: – С каких это пор ты стал задумываться об удобстве домашних эльфов? — однако встала и направилась к выходу из зала. – Поппи не говорила вам, помнит ли мисс Уизли то, что видит во сне? — спросил Снейп, поднимаясь вслед за Минервой по парадной лестнице, всё ещё украшенной рождественскими шариками и венками. – Она говорит, что Джинни ничего не помнит; более того, Джинни уверяет её, что спит крепко и чувствует себя не хуже обычного, — сказала Минерва, останавливаясь перед горгульей, охраняющей вход в директорский кабинет. — Корень валерианы! — скомандовала она горгулье, и вместе со Снейпом поднялась по движущейся лестнице в директорскую башню. Профессор множество раз бывал в кабинете директора, в том числе и в качестве его хозяина, и почти все разговоры, которые здесь происходили, нельзя было назвать приятными. Сегодняшняя беседа, похоже, не станет исключением из этого досадного правила... Зайдя в кабинет, МакГонагалл уселась в стоявшее у стола кресло, а другое трансфигурировала — специально для него, так как вышло именно такое, как он любил, не слишком мягкое, с высокой спинкой. В отличие от Дамблдора, Минерва хорошо помнила, что нравится каждому из её коллег, и не пренебрегала этими мелочами. Впрочем, Снейп подозревал, что у старого директора просто было слишком много других, более важных забот, чтобы помнить о том, какое кресло предпочитает его зельевар или какой чай он обычно пьёт. Что ж, в мирное время можно позволить себе такую роскошь, как внимание к деталям... Снейп коротко рассказал МакГонагалл и Дамблдору о событиях минувшей ночи, добавив в конце: – Если мисс Уизли действительно попала под проклятие, то мы имеем дело с серьёзной магией: вероятно — тёмной, и без сомнения — очень профессиональной. Признаться, я надеялся, что она что-то помнит и что это всё-таки был всего лишь дурной сон. Увы, мои надежды редко сбываются. Снейп потёр подбородок и взглянул на Дамблдора. Старик задумчиво смотрел из рамы, и его взгляд, казалось, был устремлён не столько на собеседников, сколько внутрь себя. «Как всё-таки смерть меняет людей», — подумал профессор, однако его мысли сразу же вернулись к теме их разговора. – Поппи считает, что пока лучше ничего не говорить девочке, чтобы не травмировать её лишний раз, — заговорила тем временем МакГонагалл. — Возможно, к этому имеет отношение та ведьма, которая увела у неё Поттера, и что там не обошлось без приворота и проклятья для Джинни. Снейп скептически хмыкнул. – Поппи читает слишком много сентиментальных романов. Я пока не могу точно сказать, что именно случилось с мисс Уизли, но уверен: это работа очень опытного волшебника. Найти такого — задача сложная уже сама по себе; для этого нужно иметь знакомства в определённых кругах и немало денег. А уж уговорить его пойти на риск быть уличенным — и ради чего?.. Думаю, соперница мисс Уизли скорее полагалась на собственное обаяние и неизживаемую тягу Поттера к поискам приключений на собственную... голову, — заключил Снейп, вопросительно взглянув на портрет, и ему показалось, что Дамблдор едва заметно кивнул. — Так что, полагаю, мы не должны скрывать происходящее от мисс Уизли. Тем более что без её ведома будет практически невозможно с определённостью выяснить, что с ней такое, не говоря уж о том, чтобы оказать какую-либо помощь... — добавил он. – Вы имеете в виду легилименцию? — понимающе кивнула МакГонагалл. — Да, Поппи упоминала, что вы не смогли использовать её из-за того, то Джинни спала. Но если она будет в сознании, вы, вероятно, могли бы узнать, какого рода кошмары беспокоят мисс Уизли?.. Снейп нахмурился: – Как раз о легилименции я думал в последнюю очередь. Это не единственный и уж точно не лучший способ определить, что за проклятье было применено к человеку. Мне не хотелось бы без крайней нужды копаться в её сознании. Конечно, если это будет действительно необходимо... — Снейп с сомнением покачал головой. — Миссис Дервент, что вы думаете по этому поводу? Он вопросительно посмотрел на портрет пожилой волшебницы с длинными серебряными локонами. Дайлис Дервент при жизни была не только директором Хогвартса, но и колдомедиком, и к её мнению стоило прислушаться. Пожилая ведьма откашлялась. – К сожалению, я мало чем могу помочь вам... Мы не можем составить полноценную картину ситуации, так как больше не чувствуем магии живых. Но исходя из опыта, можно сказать: обычно содержание снов никак не связано с характером проклятья. Что бы ни снилось человеку, главное — что эти сны подрывают его психическое здоровье. Однако если пытаться извлечь воспоминания о кошмарах, пациенту придется как бы заново пережить их, причем уже не во сне, а будучи в сознании, и это может привести только к ухудшению состояния... МакГонагалл сокрушенно покачала головой, а потом с надеждой спросила: – Я знаю, бывали случаи, когда при сильных эмоциональных потрясениях собственная магия волшебника выходила из-под контроля и начинала творить с человеком странные вещи. Возможно, у мисс Уизли как раз такой случай, и всё пройдёт, когда она перестанет так переживать?.. – Нет, — категорически возразил Снейп. — С её собственной магией всё в порядке. Он вдруг отчётливо понял, что именно его смущало во время эмоционального контакта с Джинни. Её собственная магия словно боролась с чем-то, пытаясь противостоять тёмной силе, вызывающей кошмарные сны. Активная, живая и сильная магия, такая же, как и сама Джинни... Значит, это было всё же проклятье, чье-то постороннее губительное влияние, но настолько тонко настроенное именно на неё, что он не смог различить его, не уловил этой фальшивой ноты. Так чисто мог работать только очень опытный волшебник, к тому же применявший проклятья к большому числу жертв и владеющий ментальной магией: это наверняка было необходимо, чтобы так точно подобрать проклятье для конкретного человека. А Беллатриса довольно хорошо умела защищать собственное сознание и проникать в чужое и, несомненно, имела обширную практику в разного рода вредоносной магии. И он наконец решился озвучить своё предположение: – Мне кажется наиболее вероятным, что этим проклятьем её наградила Беллатриса Лестрейндж во время последней битвы с Лордом. Джинни ведь сражалась с ней? Конечно, в бою от этого проклятия пользы мало, но такой поступок вполне в духе Беллатрисы... — внезапная догадка мелькнула в его голове, и после короткого молчания он добавил: — Думаю, нам также не следует забывать о том, что мисс Уизли ещё в детстве попадала под влияние Тёмного Лорда... – О, нет!.. — простонала МакГонагалл. На некоторое время в директорском кабинете повисла напряженная тишина, которую нарушил Дамблдор. Он откашлялся и тихо сказал: – То, о чём говорила Минерва, действительно случается. Но не думаю, что справиться с вышедшей из-под контроля собственной магией Джинни вам будет проще, чем с проклятьем, пусть даже и очень изощрённым. Полагаю, нам следует доверять опыту Северуса. Он хорошо разбирается в таких вещах, и его предположение кажется мне более близким к истине, — Дамблдор вздохнул и уже совсем тихо добавил: — По крайней мере, хочется на это надеяться... Снейпа слегка удивили последние слова Дамблдора, но он не стал перебивать старого директора, и тот задумчиво продолжал: – С другой стороны, Лорд завладел сознанием мисс Уизли не для того, чтобы навредить непосредственно ей... Кроме того, тот Том Риддл, с которым она имела дело, ещё не был Волдемортом в полной своей силе. – Может быть, для начала имеет смысл просто поговорить с ней? — предложила МакГонагалл. — Возможно, с Северусом она будет более откровенна, чем с Поппи, и расскажет о каких-то фактах, которые помогут нам разобраться в причинах происходящего: о каких-то странных происшествиях, случившихся с ней в последнее время, о людях, которые могли желать ей зла... Снейп едва слышно скрипнул зубами. – С чего вы взяли, что мисс Уизли будет рассказывать мне то, что не сочла нужным говорить мадам Помфри? — ледяным тоном произнес он. МакГонагалл слегка замялась, но потом всё же сказала, слегка покосившись на портреты: – Северус, ни для кого не секрет, что Джинни довольно часто заходит к тебе по вечерам. Вероятно, у вас довольно близкие отношения... Снейп прикрыл глаза и едва слышно застонал. Ему совершенно не хотелось, чтобы подробности их вечерних чаепитий с мисс Уизли обсуждались «советом директоров» Хогвартса, но было необходимо внести ясность в ситуацию. – Как вы думаете, Минерва, почему мисс Уизли иногда проводит вечера у меня в подземелье? — как можно более бесстрастно спросил он. МакГонагалл поджала губы, укоризненно глядя на коллегу, потом сухо сказала: – Полагаю, потому, что она нуждается в мужском обществе? – Если бы она нуждалась в мужском обществе, — вкрадчиво произнес Снейп, — она, без сомнения, предпочла бы общество нашего преподавателя по ЗОТИ мистера Таггера. Молодой аврор ¬— гораздо более подходящая для неё компания, чем зельевар не первой свежести. Нет, Минерва, она приходит ко мне потому, что я — единственный в этом замке человек, который не навязывает ей своё сочувствие и не пытается лезть в душу. И я не собираюсь менять свою манеру поведения, так что избавьте меня от «откровенных разговоров» с мисс Уизли. Тем более, что она к ним вовсе не стремится, и я не думаю, что они дадут какие-то результаты. Что мне действительно нужно — так это разрешение на работу в изъятых у Лестрейнджей архивах. Есть вероятность, что в дневниках Беллатрисы найдётся упоминание о подобном проклятье. И я, конечно, проверю мисс Уизли на предмет известных мне заклинаний подобного типа. – Это разумно, — кивнул головой Дамблдор. — Думаю, лучше тебя с этим не справится никто. Таким образом, как-то само собой разумелось, что ответственность за здоровье и, вероятно, рассудок мисс Уизли ложилась на его плечи. Он был практически уверен, что с помощью МакГонагалл получит доступ к изъятым документам Лестрейнджей, хранящимся в министерстве, — как и в том, что толку от этого будет мало. Профессор знал, что большая часть их архива избежала рук авроров и находилась совсем в другом месте. К счастью, у Снейпа тоже были кое-какие знакомства, и на другой же день он отправился к человеку, который мог помочь ему с данной проблемой. Этим человеком был Люциус Малфой. Снейп был уверен, что встреча с Люциусом станет для него очередным ударом по самолюбию, и сам до некоторой степени удивлялся своему решению обратиться к нему за помощью. Но он слишком хорошо знал, что помимо частных дневников Беллатрисы, Малфои обладали уникальным собранием книг по тёмной магии, которое могло быть полезным даже после основательных чисток, проведённых аврорами после войны. И всё же, проходя через парк к особняку, он не мог не вспоминать свой последний разговор с Малфоем, состоявшийся полгода назад, спустя пару недель после его выписки из Мунго. Это время осталось в памяти профессора как чёрная полоса апатии и отчаяния, но, как ни странно, именно Малфой смог разбудить в нем злость, которая в конечном итоге помогла ему справиться с собой и вернуться к нормальной жизни.

Сара Хагерзак: Глава 4 Когда Снейп вернулся в Хогвартс из больницы, замок был таким же, как всегда. Неприступные стены по-прежнему хранили древнюю магию; в подземельях, освещённых мерцающим светом факелов, стояла гулкая тишина; неслышно скользили привидения, приветствовавшие профессора церемонными поклонами... Но ощущения того, что он снова дома, не было. Снейп понимал, что Минерва даст ему достаточно времени для того, чтобы он мог уехать отсюда спокойно и с достоинством, но тянуть с отъездом не стоило. Занимать прежнее место преподавателя он больше не мог, и каждый лишний день в Хогвартсе служил только совершенно ненужным напоминанием о той части его жизни, которая теперь осталась в прошлом. Перспектива переселиться в старый дом в Паучьем тупике не радовала, но другого выбора у профессора не было. Однако оказалось, что у директора на этот счет иное мнение. Стоило Снейпу появиться в замке, как МакГонагалл сразу же нанесла ему визит. Приветливая улыбка, по всей видимости, перешедшая к ней от Дамблдора вместе с должностью, не шла её строгому лицу, и всё же было видно, что Минерва искренне рада возвращению коллеги. – Ты очень вовремя, Северус! — сообщила она после необходимых приветствий и вопросов о его самочувствии. — Надеюсь, ты не откажешься мне помочь... – Едва ли от меня теперь может быть какая-то польза, — неохотно отозвался зельевар. — Теперь я могу разве что ругаться на Пивза и пугать учеников. – О, я уверена, что ты справишься, — заверила его МакГонагалл. — В сущности, тебе не придется ничего делать. Всего-навсего быть в школе. Ты же знаешь, летом здесь обязательно должен находиться кто-то из преподавателей, нельзя оставлять всё на Филча и эльфов. А в этом году так неудачно вышло... У всех оказались какие-то планы на лето, и если ты откажешься, мне придется оставаться самой. Откровенно говоря, мне бы этого не хотелось... Я обещала сестре, что проведу у неё хотя бы месяц. Мы с ней так редко видимся... Стараясь не смотреть директору в глаза, Снейп быстро кивнул. – Если это так необходимо, я останусь. Но свое прошение об отставке я не забираю. – Конечно, Северус. Я буду искать тебе замену. Хотя в наше время найти хорошего зельевара так сложно... Минерва, тоже отводя взгляд, выразила свою явно несколько преувеличенную благодарность. Они оба понимали, что эта просьба по сути была своего рода проявлением заботы о его будущем и приглашением пробыть в замке ещё хотя бы до конца лета. Снейпу и самому было ясно, что он вряд ли был сейчас в состоянии самостоятельно справиться с ведением хозяйства в своем старом доме. Здесь, в замке, эльфы снимали с него все бытовые обязанности, и ему не пришлось бы так остро чувствовать свою беспомощность. Такое проявление внимания со стороны Минервы, отдающее жалостью, раздражало его, но в то же время не могло не вызывать благодарности. И директору, и самому Снейпу было очевидно, что предложение просто пожить в Хогвартсе профессор бы категорически отверг, и хитрая кошка обставила всё таким образом, как будто это не она делает ему одолжение, а он оказывает школе неоценимую услугу, согласившись остаться в качестве дежурного профессора. «Интересно, сколько усилий пришлось приложить Минерве, чтобы уговорить Помону бросить на лето свои теплицы?» — отстраненно думал Снейп, пока профессор гербологии перед отъездом из школы посвящала его в тонкости ухода за самыми ценными и капризными из своих растений. – Эльфы, конечно, делают всю тяжелую работу, — говорила она, — и пропалывают, и поливают, и следят за температурой в теплице, но всё равно мне будет гораздо спокойнее, если я буду знать, что в замке есть человек, разбирающийся в магических растениях. Помнится, я как-то уезжала в тропики за новыми экземплярами... вы, Северус, тогда вы ещё здесь не работали... и попросила Хагрида присмотреть за плотоядными горечавками. А он дал им несвежего мяса, представляете! У бедняжек посинели все листочки, я едва спасла их, когда вернулась! Заверив профессора Спраут, что он не допустит ничего подобного, Снейп с тоской думал о том, что раньше его бы порадовала возможность такого свободного доступа к теплицам: некоторые растения для зелий у Помоны приходилось выпрашивать с огромным трудом. Но теперь всё это не имело никакого значения. И всё же, оказавшись снова в своих комнатах, он первым делом зашел в лабораторию. Котлы и пробирки стояли на своих местах, но всё вокруг покрывал тонкий слой пыли, создавая впечатление заброшенности и ненужности. Профессор медленно провел пальцем по столу, следуя за изгибами старых царапин и контурами подпалин. Глаза скользили по гладким поверхностям хрустальных флаконов, замирая на мгновение на знакомых этикетках. Здесь была вся его жизнь, всё его прошлое... Сюда он возвращался после заданий Лорда и Дамблдора, оставляя за дверью кровь, боль и неуверенность в будущем. Здесь он мог быть собой, не играя никаких ролей, не думая об одиночестве и ощущая себя на своем месте... И теперь всё здесь было обречено медленно умирать вместе с ним. Снейп вышел, резко захлопнув за собой дверь, и дал себе слово больше не заходить сюда без крайней нужды. «Если продать содержимое этой лаборатории, — с горькой иронией подумал он, — можно купить достаточное количество виски, чтобы все мои проблемы потеряли актуальность». Но он знал, что пока жив, ни за что не отдаст в чужие руки свое оборудование, тщательно и с любовью собиравшееся в течение многих лет. Вскоре замок совсем опустел. Это было привычно и правильно — вечерами обходить пустые коридоры, замечая только неслышно скользящие в темноте тщедушные фигурки домовых эльфов или вышедшую на ночную охоту миссис Норрис. Профессор и раньше всегда проводил часть лета в Хогвартсе, и теперь, оставшись на время единственным преподавателем, он не замечал особой разницы, поскольку редко искал чьей-либо компании. Зато его часто навещала Джинни. Поначалу она заходила к нему во время своих дежурств в больнице по просьбе лечившего Снейпа колдомедика, а затем просто так — проверить, как идет выздоровление. Это были короткие и очень деловые визиты: Джинни профессиональным взглядом осматривала его шрамы, ловкими уверенными движениями втирала в рубцы мазь, не слушая его заверений в том, что он и сам справляется с этой процедурой, и пыталась развлекать Снейпа больничными историями и рассказами о квиддичных победах Поттера. Профессор привычно язвил и огрызался, но не слишком усердно. Он с удивлением обнаружил, что общество мисс Уизли ему приятно, а её ненавязчивая профессиональная забота не вызывает обычного раздражения. Джинни, как солнце, светила всем вокруг; её помощь было легко принять, настолько она была лишена сентиментальной жалости. И главное, она искренне и без тени сомнения верила в то, что рано или поздно профессор вернется к своей прежней работе, говоря о его выздоровлении как о чём-то само собой разумеющемся. И, слушая её, Снейп был готов поверить в это. Но когда она уходила, голос разума подсказывал ему, что все эти надежды беспочвенны. Ему вполне хватало эпизодического общения с мисс Уизли, чтобы не ощущать себя полностью изолированным от мира людей. Покидать замок Снейпу совсем не хотелось; он не только не выбирался в Косую Аллею, но даже не ходил в Хогсмит. Профессор остро переживал свою беспомощность, и не хотел никому показываться на глаза в таком состоянии. Поэтому он оказался совершенно не готов к тому, что его одиночество нарушил Люциус Малфой. Их с Люциусом связывало общее прошлое и слишком много страшных тайн, и даже после победы они продолжали иногда видеться. Но Снейп никогда не мог забыть о разнице в их происхождении и положении, и показаться на глаза старому знакомому сейчас, практически калекой, ему было очень тяжело. После войны Люциус на удивление быстро восстановил свою репутацию. Возможно, он уже не пользовался былым уважением в волшебной Британии, но сумел сохранить свою свободу и возможность вести прежний образ жизни, а по судам его таскали едва ли не меньше, чем самого Снейпа. Полученный профессором орден Мерлина не избавил его от необходимости объясняться в Аврорате по поводу убийства Дамблдора, снова и снова предъявлять свои воспоминания и подвергаться унизительным допросам. А Люциус даже в самые тяжелые периоды своей жизни старался сохранять лицо и при любой возможности восстанавливал своё положение в обществе. Конечно, этому немало способствовали фамильные богатства, но без умения заводить нужные знакомства и выгодно использовать полезных людей они не спасли бы Малфоев от краха. Малфой, в своей безупречной мантии и с безукоризненными манерами, выглядел очень странно и неуместно в комнатах Снейпа, являя собой разительный контраст с выглядевшим ещё более запущенно, чем обычно, зельеваром. – Как дела, Северус? — первым делом поинтересовался он, по-хозяйски садясь в кресло у камина. – Отлично, — буркнул в ответ Снейп. – Я вижу, — протянул Люциус, окидывая его оценивающим взглядом. — Я к тебе по делу... Снейп ждал, молча разглядывая гостя и гадая, что за дело могло привести сюда этого аристократа. – Ты планируешь и дальше оставаться в школе? — поинтересовался Малфой. – Нет, — неохотно ответил Снейп. Ему не хотелось делиться с Люциусом своими планами, тем более что никаких конкретных планов у него и не было. — Минерва попросила меня остаться в школе до конца лета, но дольше я здесь, вероятно, не пробуду. Малфой довольно кивнул: очевидно, его устраивал такой ход событий. – Я могу предложить тебе работу, — сказал он. — Мне нужен человек, который привёл бы в порядок мою библиотеку. Она может когда-нибудь понадобиться Драко, и я хотел бы, чтобы кто-то занялся систематизацией, каталогами и прочим. Думаю, с подобной работой ты справишься даже в своём нынешнем состоянии, — снисходительно улыбнулся Люциус. — Естественно, я буду платить тебе жалование. С библиотекой в Малфой-Мэнор Снейп, наверное, был знаком даже лучше её хозяина, который никогда особо не интересовался теоретической магией. Мастер интриги и дуэли, Люциус не любил глотать книжную пыль. Но библиотека всегда была в распоряжении Лорда и его соратников, и профессор часто пользовался ею: помимо богатейшего собрания книг по тёмной магии, там были очень интересные древние труды по зельям, нумерологии, истории магии и другим наукам. В данный момент Снейп, лишенный возможности зарабатывать себе на жизнь любимым делом, не мог особо привередничать в выборе работы и, возможно, принял бы подобное предложение, если бы оно исходило от кого-нибудь другого. Но наняться к Малфою было слишком унизительно для него. Лучше уж кое-как продолжать учить малолетних бестолочей, чем принимать подачки от своего бывшего «коллеги». Профессор скрипнул зубами и качнул головой: – Спасибо за предложение, Люциус, но я вынужден его отклонить. Малфой удивлённо взглянул на него: – Вероятно, я был плохо информирован о твоих... перспективах, Северус, раз ты пренебрегаешь возможностью заработать, которую я тебе предлагаю... Жаль, мне не хотелось бы пускать в поместье чужого человека. Сухо попрощавшись, Люциус ушёл, а Снейп остался, кипя от гнева и обиды. Он понимал, что теперь ему придется или переступить через свою гордость и искать какую-нибудь работу, подобную этой, либо влачить нищенское существование на пособие, положенное вышедшим в отставку преподавателям. Либо... Либо он должен будет заставить себя поверить в то, что пыталась внушить ему мисс Уизли, и попытаться восстановить свои навыки зельевара хотя бы в той мере, чтобы иметь возможность нормально преподавать. Снейп сжал зубы и пошёл в лабораторию. Для начала нужно хотя бы убрать заклинанием пыль и проверить запасы ингредиентов...

Сара Хагерзак: Глава 5 Сомнительное удовольствие рассказать мисс Уизли о том, что она, по всей видимости, находится под действием проклятья, выпало именно Снейпу. Через пару дней, когда Джинни после ужина зашла к нему, профессор поинтересовался её самочувствием. – Что происходит, профессор Снейп? — довольно резко спросила она в ответ. — Мадам Помфри тоже каждый день меня спрашивает, как я сплю и как себя чувствую. С чего вдруг такая забота? – С того, что у нас есть основания предполагать, что вас прокляли... — сдержано ответил Снейп. Он вкратце рассказал Джинни о событиях недавней ночи и о разговоре, который последовал за этим. – Значит, никто пока не знает, что со мной? — на удивление спокойно спросила она, поднявшись из кресла и подходя к протянувшимся вдоль стен профессорской гостиной книжным полкам. – По всей вероятности, это какое-то проклятье, воздействующее на подсознание, — принялся объяснять Снейп, глядя, как Джинни одну за другой перебирает книги из его собрания маггловских детективов. Он не слишком афишировал свое пристрастие к этому жанру, но когда выяснилось, что Джинни, как и он, большая любительница Честертона и Агаты Кристи, позволил ей пользоваться этой частью своей библиотеки. – И что со мной будет? — всё так же безучастно спросила она, вынимая сборник «Неведение отца Брауна» и проглядывая оглавление. – Надеюсь, что ничего, — ответил Снейп. — Такие проклятья обычно действуют очень медленно, и я приложу все усилия к тому, чтобы нейтрализовать его, прежде чем вам будет причинен серьёзный вред. О том, что результатом проклятья такого рода в конечном итоге может стать полная потеря рассудка, он предпочел лишний раз не упоминать. – Поисками контрзаклятья будете заниматься вы? — спросила Джинни, вернувшись на место и положив книгу на столик рядом с креслом. – Если пожелаете, можете обратиться в больницу святого Мунго... — пожал плечами Снейп. – Нет, — Джинни поспешно замотала головой. — Мне бы не хотелось, чтобы это получило огласку... Знаете, если моё имя снова всплывет в газетах... Представляю себе заголовок: «Бывшая подружка знаменитого Гарри Поттера сошла с ума, не выдержав расставания с героем магического мира»... Джинни, слегка усмехнувшись, кивнула на книгу: – Я возьму вот эту? – Да, конечно, — машинально ответил Снейп. — Джинни, мы постараемся сделать всё, что в наших силах. Вы ведь помните, что всякий, кто нуждается в помощи, всегда найдёт её в стенах Хогвартса... – Я помню, — кивнула она и добавила: — И знаю, что на вас можно положиться. Снейп удивлённо взглянул на неё. Доверие было не тем чувством, которое он обычно вызывал у людей. Но Джинни говорила совершенно серьёзно. – Наверное, мне должно быть страшно, — сказала вдруг она, — но я не боюсь. Мне всё равно... Может быть, это тоже часть проклятья? – Не исключено, — осторожно согласился Снейп. Он подумал, что, скорее всего, её безразличие вызвано совсем другими причинами, но предпочел не затрагивать эту болезненную для Джинни тему. – Так значит, кроме директора и вас с мадам Помфри больше никто не знает об этом? — Джинни задумчиво разглядывала обложку книги, лежащую перед ней. – Больше никто, — кивнул Снейп. – Слава Мерлину! — устало вздохнула она. — Мне так надоела суета вокруг моей персоны... Знаете, когда я была с Гарри, мне пришлось всё время сталкиваться с этим. Он-то всегда был предметом постоянного внимания окружающих; его даже радовало, что теперь его имя упоминается в газетах в связи с победами в квиддиче... Гарри больше нравится быть Парнем-Который-Классно-Ловит-Снитч, чем Мальчиком-Который-Выжил, — Джинни грустно улыбнулась. — А я так и не привыкла к тому, что на нас постоянно оглядывались. Пока всё было хорошо, это не имело особого значения. Но потом... потом всё стало меняться — как-то незаметно... Джинни сидела, отвернувшись к огню и подперев голову рукой; её лица не было видно, и это радовало Снейпа: он чувствовал себя неловко, так как разговор приобрел совершенно неожиданное для него направление. – Просто у меня была работа, больница, пациенты, — продолжала она, — а у него — тренировки, поклонники, друзья — старые и новые. Я понимала, нельзя всё время сидеть и любоваться друг на друга, у каждого — своя жизнь. В конце концов, мне бы тоже не понравилось, если бы Гарри запретил мне встречаться с моими друзьями... Но иногда, даже когда мы были рядом, мне казалось, что со мной находится только его тело, а сам он где-то совершенно в другом месте... Профессор удивлённо слушал её и вспоминал просьбу МакГонагалл об «откровенном разговоре» с Джинни. Раньше мисс Уизли никогда не говорила с ним о своих чувствах. Что бы ни думала Минерва по поводу их встреч, на деле всё сводилось к тому, что они просто сидели в гостиной профессора, пили чай и обсуждали школьные новости: сколько котлов взорвалось на прошлой неделе в кабинете зельеварения, какие новинки из Зонко отобрал Филч после последнего похода студентов в Хогсмит, что за странная инфекция напала на Хаффлпаффцев, и тому подобное. Иногда, когда у Снейпа было много непроверенных контрольных, Джинни просто брала книгу и читала её, сидя в кресле, пока он исправлял ошибки в студенческих пергаментах; иногда она помогала профессору варить лечебные зелья для больничного крыла... Во всём этом не было ровным счётом ничего романтического, и по негласной договорённости они никогда не заводили разговоров ни об отношениях Джинни и Поттера, ни, тем более, о прошлом самого Снейпа. Неужели директор уже тогда каким-то волшебным образом предвидела возможность такого разговора? Что это, какая-то особая магия директорского кабинета, или просто она лучше разбиралась в людях и предполагала, что рано или поздно Джинни захочет с кем-то поговорить о своих проблемах, и этим «кем-то» станет именно он? Снейп внимательно слушал, и не в последнюю очередь — потому, что в её словах могла промелькнуть информация, связанная с проклятьем. – А потом случилась эта ужасная история... — продолжала между тем Джинни. — Самое противное, что я узнала обо всём чуть ли не из газет... Хотя я чувствовала, что что-то пошло не так, но ведь когда люди долго вместе, время от времени случаются кризисы... Никогда не думала, что мне будет так трудно смириться с тем, что произошло... Джинни смотрела в огонь, горевший в камине, и обращалась скорее к самой себе, чем к Снейпу. Ему даже в какой-то момент показалось, что она забыла о его присутствии и просто думает вслух. Она не слишком заботилась о связности своей речи, но профессор очень хорошо помнил газетные статьи, о которых говорила Джинни. Фотографии Поттера с той самой красавицей Викторией, которую Снейп видел в больнице, громкий скандал и публичные обсуждения личной жизни знаменитого героя магического мира. Потом всплыли ещё более «пикантные» подробности: оказалось, что Виктория — не первая девушка, с которой Гарри встречался втайне от своей официальной подруги. Именно тогда Джинни спешно оставила работу в больнице, не в силах выносить постоянные разговоры за спиной и внимание репортёров. В Хогвартсе она была избавлена от всего этого, но от обиды и горького разочарования в жизни стены замка защитить её не могли. Профессор помнил, какой поблекшей выглядела она, когда начала работать в больничном крыле, словно на месте ярко горевшего в её душе огня остался лишь отсыревший пепел. – Джинни... — тихо сказал он, когда она замолчала и замерла в кресле, отрешенно глядя в пространство. — Мы с мадам Помфри постараемся помочь вам. И никто не станет привлекать к вам ненужного внимания. Профессору были понятны чувства Джинни. Он хорошо помнил унизительную процедуру проверки воспоминаний, когда ему пришлось перетряхивать перед посторонними людьми своё прошлое... А ведь для Джинни это было не прошлым, а настоящим — только что нанесённой раной, совершенно неожиданным ударом от того, кому она доверяла. Она и без того оказалась в тяжелом положении, а теперь на девушку свалилось ещё и проклятье, вытягивавшее из неё остатки сил... – Мне кажется, я больше никогда не смогу относиться к жизни, как прежде... — сказала она и вопросительно взглянула на Снейпа. — Вы ведь должны знать, как это бывает, профессор, с вами тоже когда-то случилось нечто похожее... Снейп мысленно выругался. Он уже начал жалеть, что позволил Джинни навязать себе этот разговор. Если ей необходимо выговориться — он готов слушать её; но она, похоже, решила этим не ограничиваться. «Откровенность за откровенность», так это называется?.. Почему она считает, что вправе задавать ему подобные вопросы, заставляя ворошить давно похороненные чувства?.. В конце концов, в Хогвартсе полно сердобольных женщин, готовых её утешать, гладить по голове и говорить, что на Поттере свет клином не сошелся и что время всё лечит. Взять хотя бы Поппи... Может быть, и ему тоже ограничиться дежурной фразой типа «Всё будет хорошо»?.. Сказать и забыть. В конце концов, ему не в первый раз приходится врать людям. Но Джинни явно ждала совсем не этого... – Вероятно, я не тот человек, к которому стоит обращаться с такими вопросами, — наконец сказал он, с трудом подбирая слова, — и скорее всего, я смогу принести вам больше пользы, разобравшись с проклятьем. Оно наверняка влияет на ваше восприятие, и когда вы от него избавитесь, то всё вокруг не будет казаться вам столь мрачным... Однако скептическая гримаса на лице Джинни свидетельствовала о том, что его слова её не убедили. – Да, вы правы, — усмехнулся он, отвечая на её невысказанное возражение. — Как прежде уже не будет. Некоторые события меняют нас необратимо. Но мне кажется, что у вас достаточно сил, чтобы сделать правильные выводы и вернуться к нормальной жизни. Если вас это как-то утешит, могу сказать, что всегда считал и до сих пор считаю Поттера самоуверенным, самовлюбленным и не слишком умным типом... — услышав этот пассаж, хорошо знакомый ей ещё со школьных времен, Джинни утомленно закатила глаза, и Снейп понял, что она пока не готова согласиться с ним. — В любом случае, вам нужно время, чтобы снова начать жить в полном смысле этого слова. Надеюсь, вам его понадобится меньше, чем мне... И всё же, нельзя сбрасывать со счетов проклятье. Когда мы избавим вас от него, вы наверняка станете чувствовать себя лучше. Джинни с благодарностью взглянула на Снейпа и согласно кивнула, и профессор почувствовал, что ей действительно стало немного легче. Тоненькая ниточка взаимопонимания, протянувшаяся между ними уже довольно давно, наконец оформилась в слова. Но профессор очень хорошо понимал, что одних слов для того, чтобы помочь Джинни, будет недостаточно. Первым делом он проверил её на все известные ему проклятья, выяснив, что ни одно из них не было применено к Джинни. Затем Снейп перерыл все доступные ему дневники Беллатрисы Лестрейндж и даже добился разрешения на дополнительный осмотр её дома. При этом ему пришлось напомнить Шекболту и об их совместной работе на Орден Феникса, и о многочисленных заданиях, которые он выполнял для Аврората. Чтобы не упоминать имени Джинни, он объяснял свой интерес к этим материалам тем, что хочет как можно больше узнать о составе зелья, доставшего ему столько проблем минувшим летом. Естественно, одного его в дом Лестрейнджей не пустили, приставив двух авроров и оформив всё мероприятие в министерских бумагах как «дополнительный обыск с привлечением сторонних специалистов». Как раз в качестве стороннего специалиста и выступал Снейп. Но это ничего не дало: ни в доме Беллатрисы, ни в изъятых архивах, хранящихся в Министерстве, не было никаких упоминаний о том, что она интересовалась отсроченными проклятьями. В самом начале своих поисков, обратившись первым делом к библиотеке Хогвартса, профессор нашел там один старинный фолиант, в котором упоминалась книга, содержащая описание множества «тёмных ритуалов, воздействующих на разум и другие невещественные сущности человека». Автор ссылался на эту книгу как на «источник древнего тёмного знания», и упоминал, что немногие её сохранившиеся копии тщательно защищены. Именно об этой защите и шла речь в хранившемся во владениях мадам Пинс труде. И Снейп имел некоторые основания полагать, что сможет найти эту книгу в библиотеке у Малфоя. Однако Люциус вовсе не горел желанием пускать Снейпа в свой дом после того, как тот отверг его предложение заняться библиотекой; впрочем, отказать он всё же не решился: Снейп сразу же заверил его, что если не получит разрешения на работу в библиотеке от него самого, то добьётся официальной бумаги за подписью начальника Аврората или даже министра магии. — А поскольку я не вполне благонадёжен, мне в затылок будет дышать пара юнцов с аврорскими нашивками на мантиях, и кто знает, что их может здесь заинтересовать? — заявил он Люциусу. Так что Малфою волей-неволей пришлось позволить Снейпу работать в поместье. Однако когда профессор попал, наконец, в библиотеку, ему пришлось приложить множество усилий для преодоления защитной магии, препятствующей доступу посторонних к книгам. – Мне очень жаль, Северус, — с плохо скрываемым злорадством качал головой Малфой. — Дом чувствует, что мне неприятно твое присутствие, — и тут я ничего не могу поделать. Библиотека в твоём распоряжении, а уж что и как ты сможешь там найти — это вопрос твоего профессионализма. Профессионализма Снейпу было не занимать, но необходимость постоянно продираться через защитные барьеры сильно затрудняла дело, так что работа шла крайне медленно, и что хуже всего, положительных результатов не приносила. Пока профессор не нашел кардинального решения проблемы, он продолжал варить для Джинни зелье снов без сновидений, хотя нельзя было сказать, что оно хорошо помогало. Домовые эльфы регулярно докладывали ему, что «с мисс Уизли опять нехорошо, сэр», и он уже привык к тому, что пару раз в неделю, а то и чаще, ему приходилось отправляться через камин в комнату Джинни и успокаивать её с помощью заклинания эмоционального контакта. Как бы там ни было, к пониманию причин проблемы они пока не приблизились ни на шаг, и профессор всё чаще задумывался о том, что ищет он, скорее всего, не то и не там.

Сара Хагерзак: Глава 6 После предложения сменить работу, сделанного ему Малфоем, мысли профессора всё чаще обращались к лаборатории, и он наконец решился попробовать снова работать с зельями. Начал он с приготовления самых простейших составов, но даже эти попытки назвать иначе, чем жалкими, было нельзя. У него всё в буквальном смысле слова валилось из рук. Снейп ничего не говорил о своих провалах регулярно интересовавшейся его делами мисс Уизли, предпочитая переживать их одному, но каждая следующая неудача рождала в душе только новый страх и неуверенность в своих силах. Он постоянно думал об этом и несколько раз ловил себя на том, что за обедом старается разрезать мясо на своей тарелке как можно ровнее, словно это был ингредиент, от качества нарезки которого зависел исход важного эксперимента. Джинни по-прежнему навещала профессора в замке и вскоре начала советоваться с ним по поводу применения некоторых лечебных зелий. Снейп возмущался, что больничным алхимикам зря платят зарплату, но, тем не менее, всегда старался помочь ей: хотя поиски ответов на её вопросы и были чисто теоретическими, они немного скрашивали невыразимо скучное и до отвращения размеренное течение его жизни и заставляли хотя бы ненадолго забыть о своих неудачах в лаборатории. Особенно хотелось ему усовершенствовать те мази, которые он применял для заживления оставшихся на руках рубцов. Он уже догадывался, что нужно изменить в рецепте, но окончательный результат можно было получить, только проверив свои предположения на практике и проведя все необходимые реакции. В голове у профессора уже сложился чёткий план эксперимента, и тем обиднее было доверять свои идеи чужим рукам. Он был почти уверен, что на этот раз всё получится... Огонь под котлом запылал словно сам собой — такая магия уже легко давалась Снейпу, — и профессор полностью сконцентрировался на том, чтобы удержать неловкими пальцами нож. Мир сузился до размеров луковицы амариллиса, которую было необходимо добавить в основу. Ведь это всегда было так просто: легко нажать на ручку, позволяя отточенному лезвию войти в хрустящую мякоть. Он точно знал, что и как надо делать, но дрожавшие от напряжения руки не слушались, и из-под лезвия безупречного инструмента появлялись безобразные неровные куски. «Хуже, чем у безрукого первокурсника!» — со злостью подумал Снейп. Сжав зубы, он изо всех сил пытался сделать свои движения более точными, но чем больше он старался, тем сильнее дрожали руки, тем труднее становилось их контролировать. Нож сорвался, полоснув по пальцу, и на плотной белой мякоти луковицы расцвела красная клякса, безнадежно испортив материал для зелья. Профессор выругался и бросил нож. Резко повернувшись спиной к лабораторному столу, он решительно пересек комнату, достал из шкафа бутылку скотча и дрожащими пальцами потянул за пробку. Только это ему и остается... Но после первого же глотка стекло выскользнуло из непослушных рук; бутылка, ударившись о каменный пол, разлетелась вдребезги, и запах спиртного смешался с резким горьковатым запахом нарезанных луковиц. Снейп обреченно застонал и осел на пол, тяжело привалившись к стене и неподвижно застыв среди осколков стекла и разлитого виски. Его с головой накрыло ощущение безысходности и собственного бессилия, и он тонул в этом чувстве, физически ощущая, что задыхается. Он уже потерял счет времени, которое провел, скорчившись у холодной стены подземелья, когда раздался настойчивый стук в дверь. Снейп даже не думал открывать, но через пару минут по полу потянуло сквозняком, и он понял, что кто-то всё же вошел. – Профессор?.. — раздался от двери неуверенный голос мисс Уизли, и он вспомнил, что сам, ещё будучи в больнице, дал ей пароль и с тех пор не удосужился поменять его. Джинни подошла к нему и одним движением палочки убрала разлитое по полу виски. Восстановленная при помощи Reparo бутылка оказалась на столе, и непрошеная гостья, не говоря ни слова, села на пол около него. Какое-то время они просто молча сидели рядом. Потом, заметив у Снейпа на пальце порез, Джинни произнесла заживляющее заклинание. Профессор ждал, что она начнет выговаривать ему за бардак в лаборатории и злоупотребление алкоголем, но вместо этого Джинни ловкими пальцами пробежалась по его руке от кисти до плеча, а потом мягкими движениями начала растирать затекшие мышцы. – Вы слишком напрягаетесь, — сказала наконец она. — Чем больше усилий вы будете прилагать, пытаясь бороться с собой, тем хуже будет получаться. Не бойтесь ошибок, профессор; научитесь расслабляться. Только так вы сможете вернуть себе своё мастерство. – Благодарю за совет, — холодно сказал Снейп — но, по-видимому, это искусство мне недоступно... Джинни пожала плечами. – Как знаете... Это ваша жизнь, и только вы можете ей распоряжаться. Хотя профессор МакГонагалл, например, надеется, что к сентябрю вы приведете себя в порядок хотя бы до такой степени, чтобы продолжить преподавать. Но, конечно, если вам больше нравится жалеть себя в обнимку с бутылкой, надежды директора вряд ли сбудутся... Профессор предпочел проигнорировать её слова. – А как вы вообще сюда попали? — запоздало поинтересовался он, надеясь, что сарказм в его голосе не будет воспринят мисс Уизли как попытка реабилитироваться в её глазах. – Эльфы сказали, что вы у себя, и я рискнула применить известный мне пароль, — беспечно ответила Джинни, словно подобная бесцеремонность её совершенно не смущала. – И что же вам здесь понадобилось? – Мадам Помфри просила присмотреть за вами, пока её не будет. Надеюсь, вы не возражаете? – Думаю, мои возражения значат не слишком много, — усмехнулся Снейп, поднялся наконец с пола и протянул руку Джинни, помогая ей встать, — если уж вам не помешала закрытая дверь чужой лаборатории... Джинни рассмеялась, и её смех наполнил мрачное помещение живыми, яркими звуками, которые было странно слышать здесь. Джинни распространяла вокруг себя чистую энергию жизни, и Снейп подозревал, что это было частью её профессионального мастерства: умение делиться своим огнём с теми, кто в этом нуждается. Он снова неприязненно подумал про Поттера, по счастливому стечению обстоятельств получившего этот живительный родник в своё полное распоряжение. – На самом деле, от меня очень сложно спрятаться, — с улыбкой заметила Джинни, сев на стул, стоявший рядом с лабораторным столом. — Колдомедикам известны некоторые универсальные отпирающие заклинания, которым очень трудно противостоять. Ну, понимаете, чтобы они могли попасть в закрытое помещение, если пострадавшие, находящиеся внутри, будут не в состоянии открыть им... Как вы справляетесь? — мгновенно став серьёзной, спросила она. – У вас что, нет других тем для разговора? — огрызнулся Снейп. Он уже отряхнул с мантии пыль и теперь, прислонившись к стене и скрестив руки на груди, хмуро смотрел на Джинни. – Отчего же, как раз есть, — пожала плечами она. — В общем-то, я зашла, чтобы сказать вам, что на некоторое время избавлю вас от своего общества. Мы с Гарри едем отдыхать в Болгарию — нас пригласил Виктор Крам. Помните, он был чемпионом от Дурмштанга на Турнире Трех Волшебников? – Угрюмый молодой человек, который постоянно загребал ногами и предпринял неудачную попытку трансфигурировать себя в акулу? — наморщив лоб, припомнил Снейп. – Ну, по сравнению с вами он просто весельчак и душа компании, — заметила Джинни. – Я не навязывал вам своё общество, мисс Уизли, — язвительно заметил Снейп. — Так что вы — жертва собственного альтруизма. Джинни, в своей обычной манере, пропустила обидное замечание мимо ушей и заинтересованно спросила: – Профессор, вы случайно не помните, как называются те черные блестящие ягоды, которые растут на опушке Запретного Леса? Снейп недоуменно посмотрел на неё. – Вы имеете в виду Змеиный Глаз? Зачем они вам? Насколько мне известно, в лекарственных зельях они не используются. – Хагрид делает из них замечательный чай, — пояснила Джинни. — Он вообще мастер готовить всякие отвары из лесных ягод и трав, в этом деле с ним никто не может сравниться. Но этим летом он уехал навестить мадам Максим, вот я и подумала, что могла бы попросить вас собрать и высушить для меня немного этих ягод. Она вопросительно смотрела на Снейпа. Тот поднял бровь и хотел было возразить, что он не собирается становиться для неё мальчиком на посылках, но передумал. В конце концов, ему всё равно совершенно нечего делать, так почему бы не прогуляться в лес? – Пожалуй, это не слишком большая плата за отсутствие вашей опеки, — ответил он, решив, что это сойдет за выражение согласия. – Мы вернемся к концу августа. Я уже давно не была на море, так хочется уехать... Остаться наконец вдвоём с Гарри, — Джинни мечтательно вздохнула. — А то у него всё время тренировки, журналисты, поклонники... – Думаю, мистер Поттер в восторге от такой популярности, — процедил Снейп. — Он всегда обожал быть в центре внимания. – Зря вы так, — укоризненно покачала головой Джинни. — Гарри не слишком любит всё это, просто так уж сложилась его жизнь... Вы же знаете, он хотел быть аврором, но потом понял, что его настоящее призвание всё же квиддич и полёты. И он правильно сделал, что не пошел работать в Министерство. Хотя там ему сулили головокружительную карьеру, — доверительно сказала она. — Всё-таки его стихия — воздух; он гениальный ловец! А какой бы из него вышел аврор — ещё неизвестно... – Избавьте меня от лишних подробностей жизни мистера Поттера, — раздраженно произнес Снейп. — Мне достаточно и тех, что лезут в глаза со страниц «Ежедневного пророка». – Простите, профессор, — невозмутимо ответила Джинни. — Обещаю, что о Гарри речь больше не пойдет. Но я всё же задержу вас ещё на некоторое время. После этого она заставила Снейпа пообещать, что он будет строго следовать всем рекомендациям, данным ему лечащим колдомедиком при выписке из больницы, и убедилась, что у него осталось достаточное количество лечебных мазей, которыми он всё ещё продолжал пользоваться. Слушая её увещевания и расспросы, Снейп кивал с утомлённым видом, понимая, что в данном случае легче смириться, чем затевать спор. После отъезда Джинни прошло два дня. За это время Снейп несколько раз ловил себя на том, что вспоминает их последний разговор — особенно ту его часть, которая касалась Хагрида и его якобы мастерства по части приготовления травяных сборов: профессору казалось весьма маловероятным, что такой простой и не обладающий утонченным восприятием человек действительно мог пленить мисс Уизли своим умением подбирать составы для чая. Сам профессор, как любой профессиональный зельевар, тоже отлично разбирался в ароматических травах, и считал, что уж он-то наверняка способен приготовить нечто гораздо более выдающееся. В конце концов Снейп отправился в Запретный лес, решив прервать на время свои неудачные занятия зельеварением, и первым делом разыскал ягоды Змеиного Глаза, про которые ему говорила Джинни. Он прекрасно знал, в какой стадии спелости их нужно собирать, чтобы они сохранили максимум аромата: хотя в лекарственных зельях эти ягоды и не использовались, их применяли для приготовления основы для некоторых других составов, и профессор прекрасно помнил их свойства. Потом ему пришло в голову, что с терпким вкусом ягод будет хорошо сочетаться перечная мята, а принесённая эльфами по его просьбе ваниль немного смягчит это сочетание и добавит ему теплоты. Отложив достаточное количество ягод и высушив их, — в конце концов, мисс Уизли просила его именно об этом, — Снейп принялся экспериментировать со смесями для заваривания, добавляя те или другие компоненты, меняя их соотношения, пытаясь опытным путём определить, какие листья лучше нарезать, а какие — растирать руками. Очень быстро процесс захватил его: это было очень похоже на приготовление зелий, но здесь не требовалось такой ювелирной точности движений. В конце концов, всё, чем он рисковал — это сделать невкусный чай. Сущие пустяки! Ошибки, в отличие от процесса варки зелий, не могли привести ни к каким серьёзным последствиям, и огрубевшие руки Снейпа вполне справлялись с этой работой. Теперь профессор много времени проводил в лесу. Он выискивал разные душистые травы и плоды, иногда его внимание привлекали даже лепестки лесных цветов или какие-то корешки, содержащие в себе эфирные масла или обладающие необычным вкусом и ароматом. Одни компоненты он нарезал, другие разминал, что-то было нужно для получения вытяжек, что-то сушилось в тени, а что-то на солнце... Он использовал и магические, и простые растения, и благодаря своим познаниям в зельях точно знал, какой эффект произведёт то или иное сочетание компонентов и какими свойствами, помимо вкуса, будет обладать приготовленный им чай. Время от времени он наведывался в теплицы. Кроме растений, входящих в программу школьного курса, профессор Спраут держала множество собственных редких и ценных экземпляров, и Снейп с радостью обнаружил там восемь сортов тимьяна, два из которых обладали не только приятным пряным запахом, но и волшебным свойством поднимать настроение, и шикарный куст вьющегося японского жасмина, покрытый сияющими в сумерках белыми звездочками ароматных цветков. Раньше Снейпу ни разу не приходило в голову просто так гулять по Запретному лесу: времени на это никогда не оставалось, а если он иногда и наведывался туда за травами или листьями магических растений, то это всегда были очень краткие вылазки, к тому же, зачастую сопровождавшиеся некоторым риском. Теперь же ему не нужно было далеко углубляться под мрачные своды: душистые травы предпочитали светлые поляны и опушки, согретые августовским солнцем. Эта часть леса казалась гораздо приветливее и выглядела даже нарядно: медленно приближающаяся осень уже разбросала везде свои украшения — тяжелые кисти спеющей рябины и мохнатые метёлки золотарника. Дни профессор проводил на лесных опушках, а вечера — в лаборатории, преобразованной в некое подобие кухни. К середине августа он мог смело утверждать, что в процессе своих опытов ему удалось получить несколько вполне достойных смесей, обладавших тонким и изысканным ароматом и способных удовлетворить самый требовательный вкус. И однажды вечером, мелко нарезая лепестки последних диких роз, он вдруг обнаружил, что его пальцы двигаются почти так же ловко, как и прежде, лишь чуть медленнее. Нож замер в его руке, потом Снейп отложил его в сторону и усмехнулся. Хитрая рыжая бестия! Она наверняка нарочно подкинула ему эту идею с ягодами Змеиного Глаза, в надежде, что он попытается превзойти Хагрида. И он повелся на эту уловку, от нечего делать втянувшись в придуманное им самим соревнование. Чай — не зелье; ошибок он не боялся и смог сделать то, что никак не получалось в лаборатории: расслабиться и отдаться процессу. И руки, больше не сдерживаемые страхом, смогли вспомнить выученные движения. Он медленно, но верно возвращал себе былые навыки. В тот же вечер профессор аппарировал в Косую Аллею и купил несколько красивых стеклянных банок с металлическими зажимами на крышках. Пересыпав в них несколько смесей, которые он считал наиболее удачными, Снейп решил, что подарит их мисс Уизли, как только снова встретится с ней. Она вполне заслуживала благодарности за всё, что сделала для профессора. И когда в конце августа в Хогвартс вернулась профессор МакГонагалл, Снейп сообщил ей, что если она всё ещё нуждается в его услугах, он готов остаться преподавать.

Сара Хагерзак: Глава 7 Работа в библиотеке Малфой-Мэнор продвигалась, хотя и очень медленно. Снейп узнал и немного преобразовал специальное поисковое заклинание, указывающее на книги, содержащие нужные ему слова, и этим смог в значительной мере сузить круг своих поисков. Но библиотека была огромной, а свободного времени у профессора оставалось очень мало. Определенное затруднение состояло ещё и в том, что он всё время отвлекался от основной темы своих поисков. Снейпу постоянно встречались книги, вызывавшие у него такой живой интерес, что он и сам не замечал, как погружался в очередной завладевший его вниманием фолиант. Даже учитывая то, что он был довольно хорошо знаком с содержимым этого хранилища, всех книг он, безусловно, знать не мог, а потому то и дело совершенно неожиданно находил для себя что-то новое. И всё же наконец ему повезло. Профессор обнаружил тайник, о существовании которого раньше даже не подозревал. Он и на этот раз не обратил бы внимания на женский портрет, висевший в дальнем углу библиотеки, если бы тот сам не заговорил с ним. — Ищете что-то конкретное, молодой человек? — раздался из угла грудной женский голос. Снейп хмыкнул себе под нос: видимо, говорившая дама была очень стара, раз сочла определение «молодой человек» подходящим для него, и определённо невыносимо скучала в пустовавшей большую часть времени библиотеке, раз решила заговорить с ним. Однако эта женщина, вероятно, могла помочь ему, и он оторвался от очередного труда по отсроченным проклятьям и подошел к картине. Свет на конце волшебной палочки разогнал мрак в углу, где висел портрет, и Снейп увидел изображение неожиданно молодой и довольно привлекательной женщины, заключенное в простую легкую раму. Женщина недовольно сощурилась от яркого света, прикрыв лицо тонкой белой рукой. Когда же она наконец отвела руку, Снейп увидел тёплые, золотисто-зелёные глаза, с интересом рассматривавшие его. — Профессор зельеварения Северус Снейп, — представился он, слегка поклонившись и думая о том, что вряд ли стоит говорить этой даме об истинной цели своих поисков. — У мистера Малфоя очень богатая библиотека... Здесь всегда можно найти что-нибудь полезное. — Мистер Малфой никакого понятия не имеет об истинной ценности большинства из этих книг, — презрительно отозвалась собеседница Снейпа, но быстро сменила тон и заинтересованно спросила: — А вы хорошо разбираетесь в зельях? — Полагаю, достаточно хорошо, — сдержанно, но с достоинством кивнул он и взглянул на подпись к картине. Дама, похоже, не собиралась представляться, но ему хотелось знать, с кем он имеет дело. Буквы на позолоченной пластине под картиной потускнели, и Снейп с трудом разобрал имя. А прочитав его, снова поднял глаза на женщину и снова поклонился, уже намного более почтительно. — Не предполагал, что смогу увидеть здесь ваш портрет, миссис Принц, — произнес он. — Буржуа, — поправила его дама. — Анна Лукреция Буржуа. Я носила фамилию Принц всего два дня, и мой супруг повел себя по отношению ко мне совсем не по-джентльменски, так что я предпочитаю не вспоминать о своем замужестве. Профессор понимающе кивнул. Немногочисленные оставшиеся в живых Принцы порвали отношения с его матерью из-за её брака с магглом, однако Снейп интересовался своими корнями в волшебном мире и знал, что Анна Лукреция, сделавшая несколько интересных открытий в области косметической магии и получившая известность благодаря своим переводам тёмномагических книг с древних и исчезнувших языков, вышла замуж за своего коллегу сэра Николаса Принца, приходившегося Снейпу троюродным прадедушкой. Однако их брак был недолгим: по прошествии всего лишь двух дней молодожены были найдены в собственной гостиной отравленными токсинами неизвестного состава. Следствие пришло к выводу, что во время семейной ссоры супруги подсыпали друг другу яды, что и стало причиной их гибели. — Это не меняет сути дела, — пожал плечами Снейп. — И не умаляет значения ваших трудов в области зельеварения. Хотя вам, возможно, будет интересно, что девичья фамилия моей матери — Принц. — Вот как? Тогда ваша тяга к зельям понятна. Все Принцы отличались своей склонностью к этому утонченному искусству. — Я знаком с выдержками из вашего перевода «Серой кожи», — почтительно произнес Снейп. — К сожалению, найти полное издание мне не удалось. Если я не ошибаюсь, его признали тёмномагическим и запретили ещё при вашей жизни. — Вы не ошибаетесь, — подтвердила Анна Лукреция. — Но, к счастью, часть тиража была раскуплена до того, как его арестовали. Именно благодаря этому данная книга есть в здешней библиотеке. Снейп с сомнением поднял бровь. — Я много раз имел дело с книгами Малфоев. Сомневаюсь, что мог бы не заметить среди них ваш перевод этого древнеисландского трактата. Женщина на портрете слегка вздернула подбородок, и в свете факелов блеснули оправленные в серебро камни на её колье. — Я не люблю внука своего кузена, — произнесла она. — Паршивец задвинул мой портрет в этот тёмный угол, где я лишена всякого общества. Но в уме ему не откажешь. И если вы думаете, что знаете все тайники в его доме, или хотя бы в этой библиотеке, то это заблуждение. Лукреция оценивающе посмотрела на Снейпа, а потом сказала: — Несмотря на твое родство с моим супругом, ты кажешься мне умным мальчиком... Профессор слегка скривился. «Мальчиком» его за последние тридцать лет звал только Дамблдор, и обычно это ни к чему хорошему не приводило. Однако желание своими глазами увидеть знаменитую «Серую кожу» заставило его сдержаться и промолчать. — Поэтому я открою тебе один секрет, — кокетливо продолжила его собеседница. — Это будет моя маленькая месть Малфою, который повесил мой портрет здесь и обрек меня на полное одиночество. В стене за холстом скрыт тайник, в котором хранятся несколько довольно ценных и очень опасных книг, в том числе и «Серая кожа». Чтобы увидеть и открыть его, нужна жертва. Представителям семейства Малфоев довольно было бы отрезать прядь волос, но поскольку ты не родственник, от тебя потребуется кровь. Только не говори Люциусу, что это я рассказала тебе о тайнике, а то он отправит мой портрет на чердак, а то и вовсе уничтожит, — предупредила Лукреция, увидев, что Снейп решительно достает из внутреннего кармана маленький складной нож. Крови потребовалось совсем немного, но едва капли бесследно впитались в холст, профессор почувствовал некоторую слабость. Видимо, чтобы открыть тайник, нужно было отдать не только кровь, но и часть своей силы. Однако когда рама неслышно скользнула в сторону и в стене перед ним открылся небольшой проем, Снейп быстро забыл про слабость, моментально залечив порез, чтобы ненароком не запачкать бесценные фолианты кровью, и подрагивающими от возбуждения руками достал стопку книг, лежавшую в некоем подобии вмурованного в стену сейфа. Там была и обещанная Лукрецией «Серая кожа», и «Высшие тайны некромантии» — хотя считалось, что в Британии копий этого древнего арабского труда больше не осталось, — и «Нумерология погибели»... Но когда профессор разложил на столе все находившиеся в тайнике книги, он обнаружил среди них то, что уже отчаялся найти: «Воздействие на невещественные сущности». Именно эта книга, описывающая проклятья, поражающие разум и душу, упоминалась в библиотеке Хогвартса, и именно на неё Снейп возлагал большие надежды, рассчитывая, что сможет отыскать там какие-то способы помочь мисс Уизли или хотя бы понять природу наложенных на неё чар. — Благодарю за помощь, — произнес он, доставая книгу и осторожно проводя палочкой вдоль корешка. — К сожалению, с «Серой кожей» пока придется немного подождать: это издание в данный момент гораздо актуальнее. Лукреция пристально посмотрела на Снейпа, внимательно изучавшего защищающие книгу чары. — Так ты разбираешься не только в зельях... — с оттенком уважения произнесла она. — Постой, а я же видела тебя здесь раньше! Только теперь вспомнила. Ты ведь из тех, в масках, которые одно время частенько сюда наведывались? — В какой-то мере, — неохотно согласился Снейп. — Но сейчас у меня другие цели. Я не собираюсь использовать эту информацию во вред кому бы то ни было... Лукреция безразлично пожала плечами: — Даже если и будешь... Мне нет больше дела до возни живых. Но ты отдал мне свою кровь. Ты даже не представляешь, каково это — снова, хотя бы ненадолго, почувствовать, как через тебя проходит живая сила. Надеюсь, ты не в обиде, что я взяла немного больше, чем требовалось для открытия тайника? Знаешь, было трудно удержаться... Вместо ответа Снейп заметил: — Вынести книгу из поместья, конечно, нельзя? — Конечно, — подтвердила Лукреция. — Но ты же наверняка знаешь заклинание точной памяти? Заклинание это Снейп знал, хотя и пользовался им очень редко. Эти чары имели весьма неприятные последствия в виде следовавших после его применения сильных и продолжительных головных болей, а профессор и без него обладал хорошей памятью. Так что на первый раз он решил ограничиться снятием с книги защитных чар — благо, он читал о них ещё в Хогвартсе — и беглым знакомством с содержанием трактата. Однако, сняв защиту, профессор обнаружил, что не может прочитать ни слова: буквы разбегались под его взглядом, смешиваясь в абсолютно бессмысленную кашу. Увидев его замешательство, Лукреция посоветовала: — Не спеши. Дай книге привыкнуть к тебе. Если она сочтет тебя достаточно подготовленным, то позволит читать себя. Хотя полагаю, что за это тоже придется заплатить: магия такого рода нуждается в поддержке внешней энергией. Через некоторое время Снейп действительно обнаружил, что буквы успокоились и стали складываться в слова. Он начал читать, параллельно с этим ощущая, как книга воздействует на него, потихоньку забирая силы. Но оторваться было решительно невозможно. Глазам Снейпа открывались тайные магические процедуры воздействия на разум и душу человека, о возможности которых раньше он только предполагал. Целая часть книги была посвящена изготовлению хоркурсов, и профессор содрогался, читая описания жутких и опасных магических процедур, доступных только очень сильному волшебнику, готовому ко всему для достижения своей цели. Теперь он понимал, почему почти никто не решался на проведение подобных обрядов, хотя Лорд, безусловно, не был единственным, кто знал о них. Нужно было иметь совершенно маниакальное стремление к бессмертию, чтобы идти этим путем: помимо того, что человек безвозвратно разрушал свою душу, малейшая ошибка в сложной последовательности заклинаний грозила ужасной гибелью тому, кто проводил обряд. Описывала книга и противоположные случаи: заключение двух душ в одном теле, приводившее к беспощадной борьбе между ними и в конечном итоге к гибели обеих... Контроль над разумом, видения и галлюцинации, нарушение связи между телом и сознанием и множество других экспериментов над человеческими сущностями, вызывавших содрогание, были описаны на страницах этой пропитанной темнейшей магией книги. Но это знание было по-своему притягательно; оно манило своими перспективами обретения почти безграничной тайной власти. Снейп оторвался от чтения, лишь когда понял, что и так уже отдал книге слишком много сил: голова у него кружилась и он чувствовал противную дрожь в ногах. С трудом запечатав тайник и неприязненно подумав о том, что в следующий раз придется снова проходить через выматывающую процедуру его открытия и вновь отдавать книге свои жизненные силы, он вернулся в Хогвартс и не раздеваясь рухнул на кровать. Конкретных идей относительно оказанного на мисс Уизли воздействия у него пока не было, но материала для размышлений уже набралось достаточно. Это, безусловно, радовало. Но ещё больше в данный момент Снейпа радовало то, что следующий день был выходным, уроков не было и он мог спокойно отлежаться в своих подземельях и привести себя в относительный порядок после общения со столь тёмной магией.

Sevo4ka: Сара Хагерзак пишет: Поэтому здесь в любое время года чувствуешь себя комфортно в одной и той же мантии. /А менять мантии уже не актуально???/ Сара Хагерзак пишет: Северус Снейп вытащил из рукава палочку и заблокировал камин, /Палочкой???/ Сара Хагерзак пишет: При этом Беллатриса и сама неплохо разбиралась в зельеварении — конечно, не лучше, чем Снейп, но всё-таки она была потомственной тёмной волшебницей из древнего рода, а он — всего лишь полукровкой. /Поттер, Уизли, Малфои, Блеки и т.д не так хорошо разбирались в зельеварении... Думаю, всеже не родословная влияет на умения зельевара/ Сара Хагерзак пишет: Лютном переулке /там лютни продают?/

Sevo4ka: Сара Хагерзак пишет: Он взял из стоявшего на каминной полке горшочка горсть пороха, собираясь бросить его в камин и отправиться в больничное крыло. /Порох в огонь??? Такими темпами он точно попадет в больничное крыло... если не в морг./ Сара Хагерзак пишет: Северус. Может быть, её кто-то сглазил? /Сглазил??? Видимо проклятия тоже уже не актуальны.../

Sevo4ka: Сара Хагерзак пишет: Хотя полагаю, что за это тоже придется заплатить: магия такого рода нуждается в поддержке внешней энергией. /Да, да, да, Северус... батарейки Энерджайзер.../

Sevo4ka: Сара Хагерзак пишет: Осторожно налив в котел вязкую золотистую жидкость, он зажег огонь и начал медленно нагревать вещество, похожее на расплавленный металл или ртуть /Ээээ... Аффтор, определитесь... жидкость золотистая, или цвета метала (ртути)/

Сара Хагерзак: Спасибо за такое пристальное внимание к моей скромной персоне))) Sevo4ka пишет:/А менять мантии уже не актуально??? Мне почему-то думается, что Снейпу просто было влом это делать)) Sevo4ka пишет: Палочкой??? Полагаю, камины блокируются с помощью магии, а для этого нужна палочка. Sevo4ka пишет: /Поттер, Уизли, Малфои, Блеки и т.д не так хорошо разбирались в зельеварении... Думаю, всеже не родословная влияет на умения зельевара Безусловно. Но именно принадлежность к древней волшебной семье могла позволить ей знать какие-то редкие или особо неприятные проклятья... Sevo4ka пишет: там лютни продают? В РОСМЭНовском переводе именно так названа Дрянн-аллея. Я знаю, что этот перевод многим не нравится, но тем не менее... Sevo4ka пишет: Порох в огонь??? Такими темпами он точно попадет в больничное крыло... если не в морг. Вас смутило, что я опустила слово "летучий"? Насколько я помню, его бросали именно в горящий камин. Sevo4ka пишет: Сглазил??? Видимо проклятия тоже уже не актуальны.. Я сочла это довольно адекватной заменой слову "проклятье". Возможно, я не очень хорошо разбираюсь в тонкостях отличия этих терминов )) Sevo4ka пишет: Да, да, да, Северус... батарейки Энерджайзер.. Без комментариев. Sevo4ka пишет: Ээээ... Аффтор, определитесь... жидкость золотистая, или цвета метала (ртути) Жидкость золотистая по цвету и похожая на жидкий металл по консистенции. В дополнение могу заметить, что мне непонятно упорное стремление читать дальше текст, который вызывает столько нареканий Бросьте Вы это дело! Дальше у Вас наверняка появятся концептуальные возражения, и боюсь, что я могу не найти времени отвечать на них в таком количестве))

кошка: Как хорошо, что такой замечательный фик можно прочитать теперь и на ЗФ!

Sevo4ka: Сара Хагерзак пишет: Полагаю, камины блокируются с помощью магии, а для этого нужна палочка. Но Вы пишите, что именно палочкой он его (камин) блокирует... Магией в предложении и не пахнет))) Сара Хагерзак пишет: Безусловно. Но именно принадлежность к древней волшебной семье могла позволить ей знать какие-то редкие или особо неприятные проклятья... Определитесь... проклятья она могла знать, или быть искусным зельеваром??? Сара Хагерзак пишет: В РОСМЭНовском переводе именно так названа Дрянн-аллея. Я знаю, что этот перевод многим не нравится, но тем не менее... И что дальше? ИМХО, если пишите по канону, то в него надо иногда заглядывать. У Ро нет ЛЮТНОГО переулка. Давайте теперь после каждого просмотра пиратского ГП будем писать Элвис Домлдор, или прочитав книгу неумелого переводчика писать Злеус Злей... Сара Хагерзак пишет: Вас смутило, что я опустила слово "летучий"? Насколько я помню, его бросали именно в горящий камин. "Летучий" бросали... Но Вы пишите голимым текстом, что это просто порох. Или я не прав??? Сара Хагерзак пишет: Я сочла это довольно адекватной заменой слову "проклятье". Возможно, я не очень хорошо разбираюсь в тонкостях отличия этих терминов )) Не буду спрашивать... зачем тогда Вы взялись за написание фика по ГП, а не простого женского романа? Сара Хагерзак пишет: Жидкость золотистая по цвету и похожая на жидкий металл по консистенции. Вот теперь вполне понятно...) Сара Хагерзак пишет: В дополнение могу заметить, что мне непонятно упорное стремление читать дальше текст, который вызывает столько нареканий Бросьте Вы это дело! Дальше у Вас наверняка появятся концептуальные возражения, и боюсь, что я могу не найти времени отвечать на них в таком количестве)) Девушка, Вы возражаете против критики? Если так, то отметте это в шапке фика. А вот читать мне дальше или нет... это уже моё дело.

Сара Хагерзак: Sevo4ka пишет: Но Вы пишите, что именно палочкой он его (камин) блокирует... Магией в предложении и не пахнет))) Ну, некоторые вещи обычно подразумеваются сами собой... Например, прочитав предложение: "Он пододвинул к себе тарелку и начал есть", Вы ведь, наверное, не будете считать, что человек начал есть тарелкой? Так и тут: понятно, что волшебную палочку достают для того, чтобы использовать магию, а не чтобы поставить ее поперек камина. Sevo4ka пишет: Определитесь... проклятья она могла знать, или быть искусным зельеваром??? Ну, если это так принципиально, то Сара Хагерзак пишет: При этом Беллатриса и сама неплохо разбиралась в зельеварении (то есть могла сварить сложное зелье) — конечно, не лучше, чем Снейп, но всё-таки она была потомственной тёмной волшебницей из древнего рода (то есть могла при этом использовать какую-то малораспространенную родовую магию, о чем и говорится в следующем предложении), а он — всего лишь полукровкой. Кто знает, какими секретами родовой магии она владела и какие неприятные сюрпризы, предназначенные лично ему, могла оставить в своих тайниках... Мне такое построение предложения кажется предельно ясным. Sevo4ka пишет: ИМХО, если пишите по канону, то в него надо иногда заглядывать Я заглядывала в официально изданный печатный перевод. Разве то, что я не владею английским, является непреодолимым препятствием для написания фанфика? Sevo4ka пишет: Но Вы пишите голимым текстом, что это просто порох. Тут та же ситуация, что и с ложкой и тарелкой, с палочкой и камином. Хотя в данном случае, вероятно, все же стоило использовать прилагательное. Sevo4ka пишет: Не буду спрашивать... зачем тогда Вы взялись за написание фика по ГП, а не простого женского романа? Очень хорошо, это дает мне возможность не отвечать)) Sevo4ka пишет: Девушка, Вы возражаете против критики? Нет, что Вы... Я просто не вижу здесь повода для препирательств. Sevo4ka пишет: А вот читать мне дальше или нет... это уже моё дело. Безусловно. Вы имеете полное право читать все, что угодно, иметь на любой счет собственное мнение и высказывать его в любой удобной для Вас форме. Я просто пребываю в глубоком и непоколебимом убеждении, что и чтение, и написание фанфиков - процесс сугубо добровольный и направленный в первую очередь на то, чтобы обе стороны получали от него удовольствие. И кроме того, я, честно говоря, считаю, что автор никому ничего не должен, ибо материальной выгоды не извлекает и никого к прочтению не принуждает. "Не любо - не слушай", как говорится))

злая гостья: Гм. Не плохо, мне нравится.

Сара Хагерзак: Злая гостья, спасибо)) А то я уж испугалась, что кто-то злой попросит меня прокомментировать остальные предложения)))

Сара Хагерзак: Глава 8 Возвращение к преподаванию и повседневной школьной жизни прошло для Снейпа на удивление легко и незаметно. В начале учебного года он не брался ни за какие серьезные опыты, но страх перед лабораторией уже отступил, и он сам готовил все нужные для уроков препараты и даже сохранил за собой обязанность варить зелья для больничного крыла. Пока это выходило у него медленнее, чем раньше, и требовало больших усилий, но привычная рутинная работа доставляла сейчас профессору необычайное удовольствие просто из-за того, что он чувствовал себя способным её выполнять. Первое время ученики на уроках косились на его руки, покрытые пятнами свежей кожи и шрамами, но очень быстро у них не осталось времени на разглядывание своего преподавателя, так как Снейп завалил их заданиями и контрольными работами. Словом, всё вернулось на круги своя. В помощи и поддержке мисс Уизли Снейп больше не нуждался. Впрочем, она практически и не появлялась. Лишь один раз, вскоре после своего возвращения из путешествия к морю, она зашла к профессору — и искренне порадовалась произошедшей в нём перемене. Профессор, в свою очередь, был благодарен ей и даже выразил свою признательность на словах. Но было бы преувеличением сказать, что он скучал по ней, когда она перестала его навещать. Он был слишком занят собственными делами, тем более что выполнение обязанностей профессора и школьного зельевара всё ещё требовало от него предельной концентрации. Осень, которая для Снейпа всегда была любимым временем года, выдалась теплой и сухой. Лишь в середине октября наконец похолодало и зарядили дожди. Снейп снова чувствовал себя полным сил и с удивлением обнаружил, что случившееся с ним несчастье научило его ценить простые и, на первый взгляд, будничные вещи, на которые он раньше попросту не обращал внимания. Сидя у себя в подземельях за проверкой контрольных или просто читая, он ощущал себя непривычно спокойным и довольным жизнью, искренне надеясь, что больше ничто не будет нарушать её размеренного течения. Октябрь подходил к концу, когда Снейп, просматривая за завтраком утреннюю газету, наткнулся на статью, подробно освещавшую причины разрыва мистера Поттера с мисс Джинни Уизли. Содержание этой статьи не вызвало у Снейпа никаких чувств, кроме брезгливого отвращения. Однако другие преподаватели, сидевшие вместе с ним за столом, явно придали этой информации большее значение. Минерва, судя по её реакции, была расстроена случившимся: она недовольно жевала губами, глядя на страницу «Пророка», и качала головой в ответ на какие-то замечания мадам Помфри. Снейп слышал, как они долго обсуждали эту новость и тяжело вздыхали, и до него время от времени доносились фразы «кто бы мог подумать» и «отвратительные сплетни». Сам Снейп, естественно, не принимал участия в подобных разговорах: во-первых, он никогда не был любителем сплетен, а во-вторых, понимал, что наверняка услышит от коллег какие-то предположения, оправдывающие поведение всеми обожаемого Поттера, чего ему совершенно не хотелось. Кроме того, ему было до некоторой степени обидно за Джинни: он успел проникнуться к молодой медиковедьме уважением и благодарностью. Вскоре после этого прискорбного события мисс Уизли появилась в замке: МакГонагалл предложила ей работу помощницы медсестры. Накануне приезда мисс Уизли профессор МакГонагалл зашла к Снейпу в подземелья, что обычно делала крайне редко. – Северус, у меня к тебе большая личная просьба, — сказала она, пробежавшись взглядом по каменным стенам и недовольно покосившись на лежащий на столе толстый том с изображенным на обложке черепом. — Вам с мисс Уизли наверняка придется так или иначе сталкиваться по работе: ты ведь постоянно готовишь что-то для больничного крыла. И я уверена: что бы она ни делала, ты всегда будешь рад в присущей тебе деликатной манере... — Минерва нарочито откашлялась, — высказать ей свои замечания. Так вот, я очень прошу тебя: оставь свои претензии при себе. По крайней мере, первое время. Думаю, ты понимаешь, что я взяла Джинни на работу вовсе не потому, что Поппи не справляется со своими обязанностями... Будь с девочкой посдержаннее. МакГонагалл многозначительно посмотрела на мастера зелий, и Снейп решил, что директор, видимо, всерьез беспокоится за мисс Уизли, раз уж решилась попросить его так кардинально изменить своим привычкам. Впрочем, когда Снейп увидел Джинни, у него не возникло желания делать ей замечания по какому бы то ни было поводу, слишком уж несчастной она выглядела. Было понятно, что у неё имелись для этого серьезные причины, и всё же профессор полагал, что её бойкий, жизнерадостный нрав поможет ей лучше пережить разрыв с любимым человеком. Но всё в ней говорило об обратном: опущенные плечи, потухший взгляд, горькие складки в уголках губ и даже голос, ставший слишком тихим. Это было так не похоже на ту Джинни, которую профессор привык видеть в больнице, а потом, летом, — в своих комнатах, что он невольно испытывал к ней сочувствие. Несмотря на это, Джинни успешно справлялась со своими обязанностями, хотя и выполняла их без прежнего энтузиазма. Когда она в первый раз пришла за лекарствами, профессор следил, как самопишущее перо надписывает этикетки для перечного зелья, которые потом сами собой наклеивались на флаконы. Он немного не рассчитал время, так как отвлекся на проверку волшебно-инертных чернил: на прошлой неделе какие-то продолжатели дела Умников Уизли переколдовали надписи на этикетках, и вместо костероста один незадачливый гриффиндорец получил порцию слабительного. Это было не смертельно, но профессор предпочел зачаровать чернила таким образом, чтобы они больше не изменялись ни при каких обстоятельствах, во избежание более неприятных инцидентов. Увидев, что лекарство ещё не готово, Джинни поставила на лабораторный стол коробку, в которую собиралась складывать флаконы, и замерла, остановившимся взглядом глядя на порхавшее над этикетками перо. Снейп снова удивился произошедшей в ней перемене. Ему захотелось как следует встряхнуть Джинни, чтобы она скинула с себя эту подавленность и апатию, которая ей так не шла. Но он понимал, что это не поможет. А что в таких случаях помогает — он не знал: раньше у него как-то не возникало необходимости утешать расстроенных девушек... Чтобы хоть чем-то разбавить повисшее в лаборатории тяжелое молчание, он сказал первое, что пришло ему в голову: — Мисс Уизли, вам придется немного подождать, пока перо закончит свою работу. Хотите чаю? Джинни удивленно подняла глаза. — Чаю?.. — недоуменно переспросила она, и вдруг улыбнулась: — Я помню те смеси, которые вы мне подарили в конце августа... Мне они очень понравились, а я, кажется, так и не поблагодарила вас. Снейп кивнул в знак того, что её благодарность принята, и подумал, что, пожалуй, ему удалось несколько отвлечь Джинни от её горестных раздумий. — Кое-что из тех смесей у меня ещё осталось. Думаю, я смогу подобрать для вас что-нибудь подходящее. Он выбрал смесь с удачно позаимствованным из теплиц Спраут колдовским тимьяном, решив, что мисс Уизли как раз не помешает немного поднять настроение. После некоторого размышления профессор отверг имевшиеся в его распоряжении вместительные, но разномастные кружки как не соответствующие случаю и трансфигурировал две пары пробирок в очень приличные чайные чашки с блюдцами, а старый котел — в большой фарфоровый чайник. Джинни внимательно следила за его действиями, пока он накрывал на стол, грел воду и заваривал чай, и Снейп чувствовал себя довольно неловко под её пристальным взглядом. Однако отступать было поздно, и профессор пошел до конца, достав из своих запасов коробку дорогих шоколадных конфет, присланную ему в знак уважения и признательности родителями одного из выпускников-слизеринцев. Правда, когда коробку открыли, конфеты принялись голосить какой-то торжественный гимн, вразнобой подпрыгивая в коробке в такт пению, но профессор быстро успокоил их при помощи Finite Incantatem. Поющий шоколад заставил мисс Уизли ещё раз улыбнуться, а когда по комнате разлился аромат тимьяна, земляники и мелиссы, она довольно прикрыла глаза и втянула носом воздух. — У вас хорошо получается подбирать эти смеси, — немного печально сказала она, глядя, как Снейп разливает чай по чашкам. — Вы как будто законсервировали лето, а теперь сняли чары, и оно снова оказалось здесь. Настроение Джинни определенно улучшилось, и профессору хотелось закрепить полученный эффект. К сожалению, он не был приспособлен для легкомысленных разговоров, которые, по его мнению, могли развлечь молодую девушку. Да и большая часть тех воспоминаний и историй, которые хранила его память, не слишком подходили для непринужденной беседы. Не то чтобы в жизни Снейпа никогда не случалось ничего хорошего — нет, были и удачные эксперименты, и способные ученики; были хорошие книги, которые зачастую успешно заменяли ему собеседников; были и интересные встречи, запомнившиеся надолго... Но этих спокойных, мирных часов, приносивших ему настоящую радость, за годы войны накопилось не так уж много, а главное — Снейп был убежден, что ни одна из его историй просто не сможет заинтересовать его неожиданную собеседницу. Пока он раздумывал над темой для разговора, Джинни вдруг сказала: — Доктор Пампкин — тот, который вас лечил — не верил, что вы сможете снова заниматься зельями. А у вас всё так ловко выходит... как будто с вашими руками ничего и не случалось. Снейп с подозрением взглянул на неё. — Даже так? А вы меня уверяли, что я обязательно поправлюсь, стоит мне только захотеть. Выходит, всё было не так просто? — Ну, я действительно верила в то, что говорила, — пожала плечами Джинни, отправляя в рот очередную шоколадку. — В конечном итоге ведь оказалась права я, а не он... Так, совершенно неожиданно для Снейпа, Джинни снова вошла в его жизнь. Она стала время от времени заходить к нему по вечерам, и он привык всё время держать у себя запас шоколада и даже приобрел в Косой аллее небольшой чайный сервиз, чтобы каждый раз не утруждать себя трансфигурацией пробирок: чары длительного действия у него получались не очень хорошо, и к следующему визиту мисс Уизли пробирки успевали приобрести свой первоначальный вид. Как оказалось в дальнейшем, поиск тем для разговора с Джинни вовсе не представлял особой проблемы. Общаться с ней оказалось очень легко, и профессор быстро перестал испытывать неловкость от её присутствия на своей, обычно закрытой для посторонних, территории. Кроме того, в силу своей профессии Джинни живо интересовалась лекарственными зельями, и Снейп старался максимально подробно отвечать на её вопросы. Некое подобие дружбы, возникшее между ними, стало неожиданностью даже для самого профессора и наверняка служило поводом для разговоров в учительской. Но к Джинни все относились очень тепло, и никто из преподавателей не позволил бы себе по отношению к ней бестактных вопросов, а обсуждать эту тему с самим Снейпом никому даже и в голову не приходило.

Сара Хагерзак: Глава 9 Незаметно полетела половина февраля, и в положенный день учеников охватило очередное сумасшествие дня святого Валентина. За завтраком Снейп брезгливо смотрел на розовые открыточки в форме сердечек, порхающие по Большому залу. Студенты, а особенно студентки, глупо хихикали, и уровень шума, стоявшего в зале, намного превышал обычный. Одно сердечко, помахивая алыми с золотом крылышками, опустилось на стол перед Джинни. Краем глаза профессор наблюдал, как она пробежалась глазами по строчкам, и не без удовлетворения отметил, что особой радости прочитанное у неё не вызвало. Тем не менее Джинни подняла глаза и с улыбкой, скорее вежливой, чем искренней, кивнула сидевшему недалеко от неё профессору Таггеру. Аврор заулыбался в ответ и сказал ей что-то поверх головы Флитвика, вдохновенно посыпающего овсянку сахаром. После завтрака студенты потянулись к воротам, готовясь к очередному походу в Хогсмит. Проследив, чтобы никто из младших слизеринцев не улизнул в деревню, Снейп вернулся в подземелья и какое-то время посвятил проверке последних контрольных третьего курса. Но очень быстро ему стало понятно, что увлекательный процесс выставления «троллей» очередным безмозглым тупицам не в состоянии отвлечь его от мыслей о содержании послания, полученного Джинни за завтраком. Авторство поздравления сомнений не вызывало: слишком уж довольным выглядел за завтраком мистер Таггер. Не вызывало сомнений и то, что Джинни была ему симпатична. Правда, ответной симпатии Снейп до сих пор не замечал — ну так ведь он и не особо присматривался... В конце концов, почему бы и нет? Мистер Таггер действительно подходил молодой девушке. Не считая стойкой нелюбви Снейпа к аврорам, оставшейся ещё со времен первой войны, других претензий к молодому человеку у него не было. Таггер был в меру умен, в меру красив — может быть, даже сверх меры — и вполне обходителен. Кроме того, он был гриффиндорцем, то есть представления о правильности, чести и справедливости у него и мисс Уизли должны были совпадать... «Хотя Поттер, например, тоже гриффиндорец, — напомнил себе Снейп, — и что с того?» В общем, мысль о возможном романе между Леоном и Джинни, несмотря на все разумные доводы, отчего-то вызывала у Снейпа неприязнь... Резко оттолкнув от себя стопку пергаментов, профессор встал и накинул зимнюю мантию. Чем думать о всякой ерунде, лучше пойти в Хогсмит — купить новых перьев и пузырек красных чернил, а заодно присмотреть за отпущенными в деревню слизеринцами. День был солнечным и слегка морозным, словно специально созданным для прогулок. Выпавший за ночь снежок поскрипывал под ногами, когда Снейп шел по дороге, ведущей в деревню. Спешить ему было некуда, но привычка к быстрой ходьбе взяла свое, и незаметно для себя он прибавил шагу, на полпути догнав МакГонагалл и Спраут. ¬Услышав за спиной его шаги, директор обернулась. – Северус, неужели ты тоже решил покинуть свои подземелья? — удивилась она. — Ну, раз уж ты здесь, позволь пожилой женщине воспользоваться твоей помощью. Минерва оперлась на его руку и поплотнее закуталась в теплую клетчатую мантию. – Поппи говорит, что к ней в лазарет вчера попали два гриффиндорца и слизеринец, застигнутые тобой за дракой в коридоре. И ты снова снял баллы только с гриффиндорцев... — укоризненно сказала она. – Своих студентов я наказываю внутри дома, я уже говорил вам об этом, — отозвался Снейп. — Кроме того, обратите внимание: гриффиндорцев было двое, а слизеринец — только один. – Второй просто успел вовремя убежать, — подала голос профессор Спраут. Снейп кивнул: – Возможно... Или он знал достаточно действенные защитные заклинания и не попал в лазарет. В таком случае, он заслуживает дополнительных баллов по ЗОТИ. – Кстати, о ЗОТИ, — оживилась МакГонагалл. — Джиневра утром получила от мистера Таггера валентинку с приглашением в Хогсмит. Я очень рада за неё: девочке не помешает немного развлечься. – Бедняжка! — вздохнула профессор Спраут. — Она всё время выглядит такой подавленной... Будем надеяться, что молодому человеку удастся её развеселить. – Бедняжка! — преувеличенно жалостливым тоном подхватил Снейп. — Пока она работает в замке, у неё не остается ни одного шанса на конфиденциальность личной жизни. Каждый её шаг обязательно будет обсуждаться. – Мы все просто беспокоимся за неё, — обиженно поджала губы Минерва. – Северус, конечно, тоже переживает за мисс Уизли, — примирительно сказала профессор Спраут. — Но ведь он никогда не признается в этом. Снейп скривился и уже пожалел, что не остался в замке. «В конце концов, чернила можно было заказать и по почте, — подумал он. — Это, конечно, немного дороже и гораздо дольше, зато можно обойтись без лишних разговоров...» – Лучше послушайте, что я вам расскажу! — продолжала между тем Помона. — Я получила письмо от Невилла Лонгботтома. Он закончил Королевскую Академию Гербологии в Копенгагене и теперь хочет приехать сюда, пообщаться со мной и поделиться своими соображениями по поводу адаптации древесных орхидей к нашему климату. – Когда вы договоритесь о дате его приезда, Помона, предупредите меня заранее, — попросил Снейп. — Я постараюсь лишний раз не покидать своего кабинета. Думаю, мистер Лонгботтом тоже будет рад избежать встречи со мной. За разговором они вышли на главную улицу Хогсмита, заполненную гомонящими учениками. Дамы поспешили в магазинчик, торгующий мантиями и бельём, а Снейп, облегченно вздохнув, отправился покупать себе комплект перьев и чернила, после чего подумал, что вполне заслужил небольшой бонус в виде бутылки вина из погребов Розмерты. На выбор вина, которое он счел бы достойным своей коллекции, было потрачено ещё больше времени, чем на выбор перьев. Он не часто доставлял себе такое удовольствие, но когда делал это, то не жалел ни денег, ни времени. Рассчитавшись с Розмертой, Снейп уже собрался возвращаться в замок, как вдруг в «Три метлы» вошла Джинни и сопровождавший её мистер Таггер. Увидев Снейпа, Джинни просияла. – Профессор, как хорошо, что я вас встретила! Мне нужно срочно поговорить с вами! – Что-то случилось? — обеспокоено спросил Снейп, опасаясь, что загадочное проклятье Джинни дало знать о себе чем-то, кроме кошмаров. – Давайте сядем. Розмерта, дайте нам, пожалуйста, три сливочных пива, — сказала Джинни и решительно направилась к одному из свободных столиков. Снейп хотел было возразить, что не пьёт сливочного пива, но Джинни уже уселась за столик, явно ожидая, что мужчины последуют за ней. – Профессор, я хотела поговорить с вами о жабьих червях, — начала Джинни. – О чём? — Снейп изумленно уставился на девушку. – Ну, помните, мы с вами как-то обсуждали влияние червей на свойства внутренностей рогатых жаб? Разумеется, он помнил этот разговор. Профессор тогда сказал Джинни, что в лечебных зельях ни в коем случае не должны использоваться зараженные этими паразитами жабы, а вот в различных снадобьях, влияющих на память, это, наоборот, весьма желательно. Вот только почему мисс Уизли взбрело в голову вспоминать об этом именно сейчас? – Может быть, нам перенести обсуждение этой темы на другое время? — слегка смешавшись, произнес Снейп. — Вряд ли этот разговор будет интересен мистеру Таггеру... – Профессор, это очень важно, — прервала его Джинни, сделав большие глаза. — Леон тоже немного разбирается в лекарственных зельях, и ему наверняка будет интересно. Ты ведь знаешь, что такое жабьи черви? — с милой улыбкой Джинни повернулась к своему кавалеру. Тот промычал в ответ что-то нечленораздельное, из чего Снейп заключил, что Леону не интересны ни черви, ни какие-либо другие разговоры с зельеваром, и он мечтает поскорее убраться отсюда и снова остаться наедине с Джинни. Но девушка не унималась. Она принялась рассказывать мистеру Таггеру про паразитирующих на коже рогатых жаб червях, сопровождая свой рассказ такими анатомическими подробностями, что даже у Снейпа, привыкшего работать с разного рода внутренностями и прочими малоприятными компонентами для зелий, они вызвали гримасу отвращения. У аврора же от этого вдохновенного монолога сливочное пиво явно запросилось наружу, о чём недвусмысленно свидетельствовал появившийся на лице зеленоватый оттенок. Когда же мисс Уизли дошла до описания того, как личинка червя, вылупившаяся из яичка, отложенного под кожу жабы, начинает прогрызать в её теле ходы, мистер Таггер вдруг вспомнил, что ему совершенно необходимо забежать в лавочку за пергаментами, и заторопился к выходу, добавив, что будет очень рад, если Джинни присоединится к нему, закончив разговор с профессором. Как только молодой человек скрылся за дверью кабачка, всё воодушевление Джинни тут же пропало, и она, облегченно выдохнув, откинулась на спинку стула. – Слава Мерлину, он ушел! – Вы хотите сказать, что весь этот балаган был устроен для того, чтобы отделаться от мистера Таггера? — усмехнулся Снейп. – Простите, профессор, — виновато улыбнулась Джинни. — Он совершенно не понимает намеков, и я от него так устала! Он хотел потащить меня в Лондон: предлагал прогуляться по магазинам в Косой аллее. Как он не понимает, что там все снова будут на меня пялиться! Все мужчины — просто тупые, бесчувственные идиоты! – Спасибо, мисс Уизли, — осклабился Снейп в ответ на её последнее замечание. – Я не имела в виду вас, — отмахнулась Джинни. — Вернее, к вам я уже привыкла, и кроме того, вы не пытаетесь строить из себя галантного кавалера. «К тому же, я не воспринимаю вас как мужчину», — добавил про себя Снейп. Пожалуй, на этом месте ему следовало бы удалиться: он уже сыграл свою роль, избавив Джинни от надоевшего ей кавалера. Но уходить отчего-то не хотелось, и профессор продолжал сидеть за столиком, наблюдая, как Джинни маленькими глотками пьет свое сливочное пиво, и отпуская едкие комментарии по поводу заходящих в «Три метлы» студентов. Ему нравилось слушать, как Джинни смеётся его ядовитым шуточкам, нравилось смотреть, как в её глазах зажигаются озорные огоньки, почти совсем пропавшие после её расставания с Гарри. Казалось, что девушка тоже не тяготится его присутствием. – Давайте пообедаем здесь, — через некоторое время предложила она. — Раз уж я выбралась из замка, не хочется возвращаться так быстро. А если я останусь одна, Леон точно снова прицепится ко мне. – Розмерта совершенно не умеет готовить, — скептически заметил Снейп. — А Лондон, как я понял, вас не устраивает... Какое-то время он оценивающе смотрел на Джинни, а потом сказал: – Я могу отвести вас в одно малоизвестное место... Ничего особо изысканного не обещаю, но могу гарантировать теплый прием, вкусный обед и то, что на вас никто не будет, как вы изволили выразиться, пялиться. Когда они вышли на улицу, профессор протянул Джинни руку. – Нужно будет аппарировать, я задам направление... Место, в котором они оказались, произвело на Джинни именно то впечатление, на которое рассчитывал Снейп. Ему было приятно видеть, как она восхищенно озирается по сторонам, стоя на тропинке, окруженной засыпанными снегом деревьями. В Хогсмите снега было мало, и на дороге он был наполовину перемешан с грязью. Здесь же, в лесу, всё было укрыто нетронутым белым покрывалом, и царившая вокруг тишина нарушалась лишь легким шелестом падавших с еловых веток снежных шапок. Окруженная сугробами тропинка заканчивалась небольшой поляной, на которой стоял самый настоящий пряничный домик. По крайней мере, именно такие ассоциации вызывали покрашенные в розоватый цвет резные наличники на окнах и деревянные узоры под крышей. На лай выскочившей из конуры собаки из дома вышла крошечная старушка. Судя по её росту, можно было смело утверждать, что среди её предков были гномы. Заметив гостей, старушка приветливо заулыбалась и засеменила им навстречу. – Северус! Какая приятная неожиданность! Микки будет рад снова увидеть тебя. Ты давно не появлялся, особенно с этой стороны... Снейп приветливо кивнул старушке: – Мэлори, это Джинни Уизли. Она, как и я, работает в Хогвартсе. Джинни, это Мэлори Нокс, хозяйка этого дома, настоящий мастер готовить разные вкусные вещи. Старушка, немного суетясь, пригласила их в дом. – Придется немного подождать, — вздыхала она, усаживая гостей за низкий деревянный стол в теплой, светлой комнате. — Обед в печке, но ещё не поспел... Если бы ты предупредил нас заранее, я бы приготовила что-нибудь особенное, а так придется разделить с нами нашу скромную трапезу... Снейп усмехнулся. Хотя он действительно давно не был у Ноксов, но «скромные трапезы» Мэлори он ещё не забыл. – Микки! — крикнула хозяйка, возясь у печки. — Спускайся, у нас гости! Узкая лесенка, ведущая на второй этаж, скрипнула, и на ней появился старичок — такой же маленький, как и его жена, лысый как коленка, но зато обросший длинной белоснежной бородой. Он довольно потирал руки и посмеивался сухим старческим смехом. – Я уж думал, что ты нас совсем позабыл... Но всё равно откладывал для тебя кое-какие книжки. Сейчас редко попадается что-то интересное, — вздохнул старичок. — А тех, кто понимает в нашем деле, и того меньше. Твоя невеста? — лукаво спросил он, с интересом взглянув на Джинни. Снейп помотал головой. – Это моя коллега, Джинни Уизли. Нокс учтиво поклонился и поцеловал девушке руку. Это выглядело так забавно и неожиданно, что Джинни слегка хихикнула. – И что мисс преподает? — поинтересовался Нокс. – Я не преподаю, — улыбнулась Джинни. — Я медиковедьма, помогаю мадам Помфри. Мэлори тут же всплеснула руками и начала жаловаться ей на свои старческие хвори. Девушка внимательно слушала и понимающе качала головой, и через несколько минут женщины уже что-то увлеченно обсуждали, а потом вместе принялись крошить какие-то салаты к обеду. Было видно, что Джинни нравится этот дом и его хозяйка. Выросшая в сельском доме среди простого, но основательного хозяйства, она наслаждалась привычной обстановкой и с видимым удовольствием хлопотала около стола. Поняв, что мисс Уизли пока не нуждается в его обществе, профессор быстро поддался на уговоры хозяина и вместе с ним направился на второй этаж. Собственно, это был даже не этаж, а широкая галерея, опоясывающая нижнюю комнату. Здесь были явно использованы чары расширения пространства: снаружи домик выглядел совсем крохотным, да и нижняя комната не производила впечатления слишком большой. Профессор остановился и с удовольствием втянул знакомый запах. Книжная пыль, старинные чернила, кожа и пергамент... Сколько бы книг он ни собрал в своих подземельях, там всё равно не было этого запаха, этой неповторимой атмосферы, присущей лишь библиотекам и букинистическим магазинчикам, таким как этот. Микки Нокс был букинистом. Снейп перетаскал отсюда к себе в слизеринские подземелья немало редких изданий. Старый гном хорошо знал его предпочтения и всегда оставлял то, что, по его мнению, могло заинтересовать Северуса. Профессор улыбнулся, слушая его рассуждения о нравах и характерах магических фолиантов, хранящихся здесь. Он знал эту лавочку и её хозяина уже давно. Ещё в юности, зная наперечет все книжные магазины Косой аллеи, он всегда особенно любил теплую и какую-то домашнюю атмосферу магазинчика Микки Нокса. Постепенно он был включен хозяином в узкий круг посвященных и узнал, что из открытого всем желающим помещения в Лондоне есть волшебный ход, перемещающий в пространстве и дающий возможность попасть в тайное убежище гномов — маленький домик в лесу, где Нокс держал свою личную библиотеку. Часть этих книг он иногда продавал «избранным» клиентам, часть хранил только для себя. Здесь же миссис Нокс в огромной белоснежной печке пекла вкуснейшие булочки, которые тоже служили источником небольшого дохода для этой пожилой пары. Потом, уже во время Второй войны, ему случилось оказать Ноксам небольшую услугу. Гномы и полугномы тогда находились под перекрестным огнем Министерства, резко ограничившего права всех нелюдей, и Лорда, отчаявшегося дождаться от гномьего народца поддержки. Ноксы укрылись от преследования в никому не известном лесном домике, а Снейп помог им закрыть проход в их убежище целым набором отводящих и запечатывающих заклинаний. Однако в тот раз не всё прошло гладко: Снейп попал под проклятье. C тех пор пожилая пара, и раньше относившаяся к нему почти как к сыну, почитала его чуть ли не героем, пролившим за них свою кровь. К счастью, Ноксы были достаточно деликатны, чтобы не слишком заострять на этом внимание, и профессор иногда пользовался их радушием и гостеприимством, чтобы отдохнуть от нервных школьных будней. В обществе Ноксов они провели удивительно уютный и приятный вечер. Под конец Мэлори принесла гостям по маленькой булочке из тех, которыми торговала в Косой аллее. – Там внутри предсказание, — улыбаясь сказала она. — Люди говорят, что они всегда сбываются! Микки замахал рукой: – Не позорилась бы, старуха! Уж Северус-то знает, что ты свои предсказания сама пишешь на бумажках и засовываешь в тесто! А ты в прорицаниях не смыслишь ровным счетом ничего! – Но люди-то берут, — возмутилась Мэлори. — Каждый хочет знать, что в будущем с ним случится что-то приятное. – Во всяком случае, булочка выглядит очень аппетитно, — сказала Джинни, откусывая кусочек и вынимая сложенную бумажку. — «Вам предстоит встреча со старым знакомым», — торжественно прочла она. – Ну а ты, Северус? — требовательно спросила Мэлори. Профессор попытался отмахнуться, но женщины наперебой принялись настаивать. Наконец он сдался и, надкусив булочку, вынул свое «пророчество». – «Вам сегодня ночью не придется спать», — нехотя прочитал он. — Боюсь, что это действительно правда, — сказал он, поймав на себе удивленный взгляд Джинни. Мэлори всплеснула руками: – Не иначе как ты проведешь ночь с какой-то красавицей! – Боюсь, что всё гораздо прозаичнее, — вздохнул Снейп. — Мне придется патрулировать коридоры, иначе наши студенты продолжат отмечать Валентинов день до завтрашнего утра. Ещё немного посмеявшись над «пророчествами» Мэлори, профессор и Джинни наконец покинули этот гостеприимный дом. Уже темнело, но они не стали сразу же возвращаться в замок, а ещё какое-то время прошлись по еле различимой в сумерках лесной тропинке. Разговаривать им не хотелось: тихое очарование этого места, хорошо знакомое профессору, по всей видимости, затронуло и его спутницу, и они просто шли рядом, наслаждаясь царящей в вечернем лесу тишиной. Наконец Джинни прервала молчание, сказав вполголоса: — Спасибо за чудесный вечер, профессор... Мне давно не было так хорошо и спокойно. — Мне тоже, — едва слышно ответил Снейп, слегка обнял Джинни за плечи, и они аппарировали к воротам Хогвартса.

Сара Хагерзак: Глава 10 Первую половину ночи Снейп, как и предполагал, отлавливал по коридорам тех учеников, которые никак не могли расстаться после празднования Дня всех влюблённых. Когда часы пробили половину третьего, он, завершая последний обход замка, решил напоследок заглянуть в Астрономическую башню: это место пользовалось у ищущих уединения парочек неизменной популярностью, и Снейп подумал, что было бы не лишним проверить его ещё раз. Свернув с площадки второго этажа на парадную лестницу, профессор оглядел холл с верхней ступеньки и удовлетворенно хмыкнул: в сторону коридора, ведущего к Астрономической башне, действительно двигалась фигура в какой-то светлой одежде. Силуэт определенно не принадлежал никому из привидений: за годы, проведенные в замке, он научился безошибочно отличать призраков от живых людей. Судя по всему, это была какая-то студентка: профессору показалось, что в лунном свете он видит гриву длинных волос. «Что за безмозглые ученики нынче пошли! — скептически подумал Снейп, стремительно спускаясь вниз и догоняя нарушительницу дисциплины. — Никакой конспирации — словно им нравится быть пойманными. Неужели не догадаться, что черную мантию в темноте заметить гораздо труднее?..» Наконец профессор приблизился к любительнице ночных прогулок настолько, что можно было окликнуть её, не слишком напрягая связки. – Стоять! — отчетливо произнес он. Голос эхом разнесся по пустынному коридору. Однако призрачная фигура никак не отреагировала на оклик, продолжая целеустремленно и неслышно двигаться вперед. — Я сказал, стоять! — повторил Снейп, приближаясь к наглой девице, не реагирующей на его приказы. Теперь, оказавшись рядом, он смог разглядеть, что на девушке была не светлая мантия, а белая ночная сорочка, и что шла она босиком по ледяному каменному полу. Профессор подумал, что нужно было либо совсем обезуметь от любви, чтобы отправиться на свидание в таком виде, либо... Неприятный холодок пробежал у него по спине — совсем как в ту ночь, когда он вместе с мадам Помфри стоял у постели Джинни Уизли. Снейп схватил странную путешественницу за плечо и рывком развернул к себе. Его опасения подтвердились: это была Джинни. Девушка смотрела мимо него невидящими глазами и явно не осознавала, что происходит. Сквозь тонкую ткань ночной рубашки Снейп почувствовал, что она совершенно закоченела. «Пожалуй, ещё немного, и её можно было бы принять за инфернала», — подумал он, вглядываясь в бледное лицо с посиневшими от холода губами. На лице Джинни больше не отражалось страдание, как во время тех кошмарных снов, свидетелем которых был профессор. Напротив, теперь она выглядела сосредоточенной и уверенной, как будто наконец приблизилась к давно желанной цели. И хотя у Снейпа не было ни малейшего представления о том, что это за цель, он ни секунды не сомневался, что она отнюдь не безобидна. Снейп резко встряхнул девушку за плечи и окликнул, практически не надеясь на ответ: – Джинни, очнитесь! К его огромному удивлению, взгляд девушки неожиданно обрёл осмысленность. Она недовольно застонала и тут же смолкла, увидев Снейпа. От её прежней сосредоточенности не осталось и следа. Девушка ошарашено уставилась на него и растерянно произнесла: – Профессор?.. Снейп почувствовал невероятное облегчение от того, что Джинни пришла в себя, но радоваться пока было рано. Нахмурившись, он спросил: – Мисс Уизли, что вы делаете среди ночи в коридоре, да ещё в таком виде? – Я?.. — Джинни наконец оторвала взгляд от его лица и оглядела себя. — О Мерлин!.. — испуганно прошептала она, поняв, что стоит перед профессором в ночной сорочке, и обхватила себя руками, словно пытаясь закрыться. Плечи девушки зябко передернулись. Джинни наконец почувствовала, как она замерзла, и её начала бить крупная дрожь. – Вам надо срочно согреться, — быстро сказал Снейп, решив оставить выяснение всех обстоятельств этого странного происшествия до более подходящего времени. — До ваших комнат слишком далеко, мои подземелья гораздо ближе. И у меня есть огневиски, а вам это сейчас жизненно необходимо. Он потащил стучащую зубами Джинни за собой через холл. Потом, поняв, что окоченевшие ноги плохо слушаются её, подхватил на руки и почти бегом понес в свои комнаты. «Определенно, я плохо подхожу на роль романтического героя, — думал Снейп, сгружая наконец свою ношу на диван перед камином в гостиной. — Настоящим рыцарям, наверное, не приходится восстанавливать дыхание после того, как они носят дам на руках». Всё ещё не отдышавшись до конца, он налил полстакана огневиски и протянул Джинни. – Разбавить? Та помотала головой и залпом выпила, стуча зубами о край стакана. – Вы что-нибудь помните? — спросил Снейп. – Нет, — растерянно помотала головой Джинни. — Совершено не представляю, как я оказалась в коридоре. Вечером я легла спать, как обычно, а очнулась в холле, где вы меня встретили. – Может быть, вам что-то снилось? — Снейп забрал у Джинни пустой стакан и, поставив его на стол, пристально посмотрел на неё. – Я не помню, профессор. Джинни подняла глаза и с надеждой взглянула на Снейпа, словно ждала, что сейчас он ей всё объяснит. Но профессор пока не был готов рассказывать ей что-либо. Вместо этого он сходил в спальню и вернулся оттуда с большим пледом в черно-зеленую клетку и парой шерстяных носков. – Наденьте, — велел он Джинни, накрыв её пледом и бросив носки ей на колени. — Когда будете уходить, можете трансфигурировать их в туфли. – У меня же нет палочки... — тихо сказала она. — Профессор, что со мной происходит? Снейп тяжело вздохнул и присел на диван рядом с Джинни. – Мисс Уизли, боюсь, что примененное к вам магическое воздействие теперь не только влияет на ваш разум, порождая кошмарные сны, но и побуждает ваше тело к определенным действиям... Очевидно, это какая-то неизвестная мне разновидность заклятия подвластья. И мы должны знать, кто и чего хочет от вас добиться. Просто потому, что это наверняка представляет опасность и для вас, и для окружающих. Так что мне всё-таки придется проникнуть в ваше сознание... Мне очень не хотелось этого делать, но другого выхода нет. Нам необходимо узнать, кто и какие команды отдает вам во сне. Утром я посоветуюсь с директором и с Поппи, и мы проведем сеанс легилименции. Но Джинни решительно замотала головой: — Давайте не будем ждать утра, профессор, — умоляющим голосом попросила она. — Всё равно я не смогу больше уснуть. Я... я знаю, что это такое — быть одержимой, и если это повторится, то лучше совсем не жить... В золотисто-карих глазах Джинни явственно читался такой ужас, что Снейп не стал возражать. Он быстро кивнул, достал палочку и направил её на Джинни. В конце концов, там, где речь шла о ментальной магии, его голос всё равно был решающим, и вряд ли Поппи или даже директор станут оспаривать его решение. – Legilimens! На то, чтобы сориентироваться в чужом сознании, как обычно, ушло несколько секунд. Память Джинни была наполнена яркими образами близких ей людей и тех, с кем она встречалась в последнее время: многочисленные Уизли, преподаватели Хогвартса, колдомедики и пациенты. Но чаще всего ему, конечно, попадался образ Поттера; воспоминания о нём были связаны с очень сильными, но крайне противоречивыми эмоциями. Профессор довольно быстро сориентировался во всей этой мешанине лиц и чувств и отыскал следы, оставленные в памяти снами. Эти картины, в отличие от воспоминаний бодрствующего разума, были вырваны из общей ткани пространственно-временных связей и всегда стояли сами по себе — словно острова, отделившиеся от материка. Снейп быстро нашёл те сновидения, которые вынуждали Джинни кричать и метаться во сне, хотя они и были искусно скрыты туманной завесой забвения. Как сторонний наблюдатель, он без труда обнаружил и снял этот покров, но было очевидно, что самостоятельно Джинни не могла ни вспомнить содержание этих снов, ни даже обнаружить их наличие. ...Просторное сводчатое помещение Тайной комнаты профессор узнал сразу. Они с Дамблдором, Флитвиком и МакГонагалл спускались туда после того, как Поттер убил василиска: комнату нужно было проверить, да и ценная шкура змея употреблялась во многих редких зельях, так что у профессора были все основания взглянуть на неё. В сновидении длинный зал с колоннами вдоль стен был освещён масляными лампами. Около одной из колонн он увидел молодого человека. Он был строен и очень красив, с правильными чертами лица и волнистыми тёмными волосами, но взгляд юноши был слишком тяжелым, а его решительный и слегка надменный вид настораживал. Тем не менее, голос юноши звучал довольно мягко и даже ласково. — Ну же, Джинни, пойдём со мной! Мне нужна твоя помощь! Пойдём, ты не пожалеешь... Снейп взглянул в ту сторону, куда смотрел юноша, и увидел Джинни. Она стояла, вжавшись в стену, и мертвенно-бледными губами шептала: – Нет... отпусти меня... Но сил сопротивляться манящему за собой голосу у неё становилось всё меньше. Наконец она через силу сделала шаг вперед. Потом ещё шаг... Чем ближе Джинни подходила к зовущему её молодому человеку, тем увереннее становились её шаги. В этот момент Снейп увидел, как из сумрака выступил ещё один силуэт, и с удивлением узнал самого себя. – Куда направляемся, мисс Уизли? — услышал он собственный насмешливый голос. – Я должна, сэр... — пролепетала Джинни. – Вы никуда не пойдете, — резко заявил его двойник и, грубо схватив девушку за руки, прижал её спиной к своей груди. Но Джинни уже находилась под гипнотической властью того, кто её звал. Она отчаянно вырывалась из крепких жилистых рук Снейпа, и он узнал появившееся на её лице выражение: именно так она выглядела во время своих кошмарных снов. Его же собственное лицо в сновидении Джинни являло собой жуткую, перекошенную от злобной решимости маску, и профессора неприятно поразил тот факт, что мисс Уизли до сих пор подсознательно воспринимает его как ненавидимого ещё со школьных времен безжалостного негодяя. Впрочем, раздумывать на эту тему было некогда. Профессор поспешно просматривал остальные сновидения и всё время видел одну и ту же картину. Он почувствовал, как настоящая, живая Джинни судорожно вцепилась в его руку, словно прося у него поддержки. — Потерпите ещё чуть-чуть, — попытался он подбодрить её, но получилось не слишком убедительно: его собственный голос дрожал от напряжения. Наконец Снейп добрался до последнего, сегодняшнего сна. Он отличался от предыдущих лишь тем, что в нём Джинни ещё более яростно вырывалась из рук профессора, хотя выражение лица удерживавшего её Снейпа было не таким жестоким. В какой-то момент его хватка чуть ослабела, и Джинни удалось вывернуться. Державшая её фигура растворилась в сумраке, словно её и не было, и Джинни смиренно произнесла: – Я готова, — и пошла за темноволосым юношей. Профессор узнал путь к Астрономической башне, но так и не смог догадаться, что было целью этого путешествия: всю дорогу Джинни просто молча шла за своим проводником, не задавая вопросов и уже не сопротивляясь. Смотреть дальше было бессмысленно... Когда Снейп наконец разорвал мысленный контакт, первым, что он увидел, было застывшее от ужаса белое лицо Джинни. — Это он... — сдавленно сказала она, продолжая держаться за руку профессора, как за спасительную соломинку. — Это Том Риддл... — Я догадался, — кивнул Снейп. Случившееся не укладывалось в его голове. Предположения, одно страшнее другого, вспыхивали в мозгу. — Я — хоркурс, да? — обречённо спросила Джинни. — Наверное, ещё с того времени, когда... когда он завладел мной? — Нет... думаю, нет, — неуверенно ответил профессор, но Джинни решительно перебила его: — Теперь он хочет вернуться, значит, мне нельзя жить дальше. Вы ведь сделаете это для меня, да? Наверняка у вас есть подходящий яд... Чтобы быстро и не больно... – Джинни, успокойтесь, — слегка повысил голос Снейп. Он уже взял себя в руки и теперь должен был помочь ей оправиться от вызванного увиденным потрясения. – Дамблдор был уверен, что в теле самого Лорда оставалась последняя частица его души, так что вы не хоркурс. Но Лорд чего-то хочет от вас. Возможно, есть другие пути, чтобы он смог вернуться... некромантия... ещё что-то. Как бы то ни было, сейчас вы в безопасности: Лорд не может контролировать ваше тело, когда вы бодрствуете. – Вы же понимаете, что я боюсь не за себя, — перебила его Джинни, и Снейп поразился её мужеству. Она уже справилась со страхом и готова была на всё, что угодно, лишь бы не допустить возвращения Волдеморта. Профессор, не отпуская её руки, положил сверху другую ладонь и наклонился к Джинни. – Сейчас я уйду, мне нужно кое-что проверить, — как можно спокойнее сказал он. — Вы останетесь здесь; я запру дверь и попрошу кого-нибудь из эльфов побыть с вами, а потом пришлю мадам Помфри, — пока Снейп говорил, его пальцы слегка скользили по руке Джинни, успокаивая и ободряя девушку. — Скорее всего, в ближайшее время ничего подобного не повторится. Но на всякий случай постарайтесь не засыпать, пока я не вернусь. — Снейп посмотрел Джинни в глаза и тихо, но твердо сказал: — К сожалению, мы потеряли слишком много времени из-за того, что я ошибся и пошел по неверному пути. Но теперь, если это потребуется, я брошу всё, чтобы помочь вам... Эта война слишком дорого обошлась всем, чтобы позволить ему снова вернуться. Профессор отпустил руку Джинни и, позвав эльфов, вышел из своих комнат, закрыв за собой дверь самым надежным из известных ему заклятий.

кошка: Какя замечательная у вас Джинни! Умная, деликатная, мужественная. Повезло же Гарри.

Сара Хагерзак: Спасибо)) Гарри повезло, но не в этом фике А кому повезло в этом, я еще и сама не знаю

Сара Хагерзак: Глава 11 Оказавшись в коридоре, профессор на минуту прислонился к стене и перевел дыхание. Теперь, когда на него не смотрела испуганная и сбитая с толку Джинни, он мог позволить себе расслабиться, и на его лице отразились растерянность и тревога. Он столкнулся с неожиданным и очень сильным противником, и был совершенно не готов к этому. Какое-то время он колебался, не зная, что предпринять в первую очередь: сообщить о случившемся директору школы, посоветоваться с Дамблдором, который много лет изучал цели и мотивы поступков Лорда, или же сначала проверить, для чего Риддлу понадобилось вести Джинни на Астрономическую башню. В конце концов он решил, что хотя Дамблдор наверняка может помочь ему советом, это вполне может подождать; Минерва в таких вопросах вообще разбирается не очень хорошо, и будить её среди ночи вряд ли стоит. А вот на башню имеет смысл пойти без промедления. Если допустить мысль о том, что Лорд надеялся каким-то образом использовать мисс Уизли для своего возрождения, то вполне могло статься, что именно в данное время в данном месте были для этого оптимальные условия. Или что Лорд соорудил нечто вроде временного портала, открывающегося именно там и именно сейчас... Снейп плохо разбирался в некромантии, но всё же знал, что при проведении подобных ритуалов важную роль играет положение планет, а значит конкретные временные отрезки. Однако прежде чем отправиться на Астрономическую башню, он зашел в больничное крыло, разбудил Поппи и, не вдаваясь в разъяснения, попросил её забрать Джинни из его комнат и побыть с ней до утра. К чести медсестры, она не стала задавать вопросов или требовать разъяснений, а просто накинула мантию, плеснула на лицо холодной воды, чтобы прогнать сладкий предутренний сон, и спустилась в подземелья. Сам же Снейп, сказав мадам Помфри, что дело не терпит отлагательств, поднялся на Астрономическую башню. Он исследовал длинную винтовую лестницу и верхнюю площадку башни так тщательно, как только мог, сосредоточившись на магических полях, хранимых древними камнями. Как тайную летопись, открытую только опытному и чуткому наблюдателю, профессор изучал слабые следы, оставленные творимым здесь когда-то колдовством: почти стершиеся отголоски битвы с Упивающимися; клочья барьера, пропускающего лишь слуг Темного Лорда; мутное облако рассеявшейся с годами злобы, оставленное непростительным заклятьем... Фоном для всего этого служили многочисленные остатки маскирующих и приворотных чар, которые студенты использовали здесь на протяжении веков. Но самым тёмным пятном на магическом фоне был след от вызывающего Тёмную метку заклинания Mortmorde, изрядно выцветший за прошедшее время. Однако Снейп решительно не понимал, что могло привлечь сюда тень Лорда, заключенную в теле Джинни. Насколько он мог судить, здесь не было укрыто никаких активных артефактов и не готовилось никаких тёмномагических обрядов. Это немного успокоило профессора. Однако его по-прежнему грызли сомнения и предчувствия самого дурного толка. Он и сам не заметил, как оказался напротив охраняемого горгульей входа в директорскую башню. Оглядевшись, Снейп усмехнулся: ноги сами принесли его к тому, кто мог помочь. Было не слишком этично заходить в кабинет без его хозяйки, но профессору очень хотелось обсудить эту проблему один на один с Дамблдором. Он кивнул горгулье и внятно сказал: – Кошачья мята. – Сожалею, профессор, но директор сменила пароль, — ответила горгулья, и из её пасти раздалось нечто, похожее на огорченный вздох. – Тем не менее, мне очень нужно войти, — произнес Снейп. — Может быть, ты пропустишь меня? Ты же помнишь, я тоже какое-то время был хозяином этого кабинета... – Да, сэр, — медленно кивнула горгулья. — Но без пароля никак нельзя... Однако вы можете поменять пароль. Снейп поднял брови: – Это сработает? — с сомнением спросил он. – Это не противоречит правилам. И я хорошо помню, как вы были директором и что вы сделали для школы. Попробуйте, — предложила горгулья. Снейп протянул руку и положил её на лоб волшебного существа, так что его пальцы оказались между ушей каменного сторожа. – Я, Северус Тобиас Снейп, профессор зельеварения школы Хогвартс, её бывший директор, меняю пароль для входа в директорскую башню, — торжественно произнес он. — Новый пароль — «Лунный камень». Горгулья кивнула и низким, как раскат далекого грома, голосом ответила: – Пароль принят, — и добавила уже менее официальным тоном: — Не забудьте утром сообщить его профессору МакГонагалл. Снейп кивнул. Минерва, в отличие от Дамблдора, не стала жить в директорской башне, а предпочла оставить себе свои прежние апартаменты. Профессор полагал, что причиной этому была их близость к выходу во двор, что было так удобно для ночных кошачьих прогулок. Назвав новый пароль и получив, наконец, доступ в директорскую башню, Снейп шагнул на движущуюся лестницу и, подгоняемый волнением и опасениями, нетерпеливо зашагал наверх. Дамблдор на портрете дремал, свесив длинный нос и распустив по мантии белоснежную бороду. Снейп встал напротив него и откашлялся. По кабинету пробежал легкий шорох: обитатели картин начали просыпаться. Альбус тоже поднял голову и лучезарно улыбнулся. — Северус, приветствую. Ты один? Дело настолько срочное или настолько тайное, что ты даже не позвал Минерву? — в голосе старика сквозило любопытство, смешанное с легкой тревогой. – Дело и срочное, и тайное, — хмуро кивнул Снейп. — Хотя от Минервы, конечно, секрета не будет. Но я спешил и, кроме того, хотел сперва переговорить с вами наедине. На лице старика отразилось предельное внимание. – Я не ошибусь, если предположу, что дело касается Джинни Уизли? — спросил он. Снейп сдержанно кивнул и кратко, но не упуская важных деталей, рассказал ему суть произошедшего. Нельзя сказать, что профессор почувствовал облегчение, переложив на плечи бывшего директора терзавшую его проблему, но надежды у него прибавилось: ему показалось, что Дамблдор ожидал подобного развития событий и, возможно, уже обдумывал, как выйти из сложившейся ситуации. – Мисс Уизли высказала опасение, что она может быть хоркурсом, — добавил Снейп в конце. — Но вы ведь уверяли меня, что все хоркурсы уничтожены?.. — в голосе зельевара сквозило некоторое сомнение. – Полагаю, да... — задумчиво произнес Дамблдор. — Я много думал о связи, которая могла образоваться между Джинни Уизли и Томом. Видимо, что-то — тень, след, отпечаток, мельчайшая частица души, принадлежащая Тому, — осталась в ней. Эта частица способна не только воздействовать на её сны, но и управлять её телом, подпитываясь её магической силой... Но эта частица не способна вернуть Тома Риддла в наш мир, ведь ритуал создания хоркурса над ней не был произведен. – Тогда что ему нужно от Джинни? — с нетерпением спросил Снейп. – Это сложный вопрос, Северус... Можно было бы допустить, что он просто мучает бедную девочку ради собственного удовольствия, но мне такое предположение представляется очень сомнительным. Том никогда ничего не делал просто так; к тому же, Джинни не помнит ни своих снов, ни своего путешествия по замку. Более вероятным мне кажется другая причина. Оставшаяся в Джинни часть Тома слишком мала, чтобы вернуть его обратно, но она могла оказаться достаточно большой, чтобы не позволить ему умереть до конца. Тебе ведь известны рассказы о несчастных душах, которые привязаны к миру живых сильными чувствами, невыполненными обетами или невозвращенными долгами... Не все они становятся привидениями; некоторые влачат ещё более жалкое существование, не обладая даже ущербной полужизнью призраков и, скитаясь между мирами, нигде не находят покоя. Снейп слушал директора, и ему становилось нехорошо от вырисовывавшейся в его мыслях догадки. – Значит, он всего лишь хочет наконец умереть? — севшим голосом спросил он. Дамблдор печально кивнул. – И для этого ему нужно... Профессор замолчал, и старый директор продолжил за него: – Боюсь, что необходимым условием для этого является смерть мисс Уизли. Снейп тяжело сглотнул и опустил глаза. Теперь он понимал, почему не обнаружил на Астрономической башне никаких следов готовящегося магического ритуала. Их там попросту не было, да и не могло быть: при всем своем могуществе даже Лорд был не в состоянии предвидеть всего и заранее подготовить свое возвращение таким образом. Это была просто башня — высокая башня с довольно низкой оградой на верхней площадке... Снейп вздрогнул, представив на миг летящий вниз силуэт в нелепой ночной сорочке, и удрученно спросил: – Но почему именно сейчас? Зачем он ждал пять лет? Профессор вопросительно взглянул на портрет, ожидая ответа на свои вопросы. Дамблдор пригладил бороду и задумчиво произнёс: – Этого нельзя сказать наверняка... Кто знает, какими соображениями руководствуется душа, расщепленная на куски и пребывающая на границе между бытием и небытием? Но можно предположить, что вначале он всё ещё надеялся, что сможет вернуться... или, напротив, был слишком слаб, чтобы пробиться к её сознанию. Возможно, Джинни в какой-то мере ограждало присутствие рядом Гарри... Но каковы бы ни были причины затянувшегося бездействия этой спрятанной частицы Тома, его нынешние намерения, как это ни печально, представляются мне вполне определенными. – Что можно сделать, чтобы предотвратить это? — сдавленно спросил Снейп. Дамблдор погладил бороду и сочувственно посмотрел на коллегу. – Ты привязался к ней, Северус? — мягко спросил он. – Она очень милая девушка, — уклончиво ответил Снейп, — но дело же не в этом. Она в любом случае ничем не заслужила такой участи... – Сложнее всего защитить человека от того, что скрыто в нём самом, — философски заметил Дамблдор. — Можно попробовать запирать её на ночь в защищенном помещении... Следящие чары... Обычные меры предосторожности. Но боюсь, что если Том не сможет вынудить Джинни покончить с собой, он будет просто медленно подтачивать её силы и в конце концов добьётся своего. – А если она вернется к Поттеру? — спросил Снейп. Как ни была ему противна эта мысль, но если это могло спасти девушке жизнь... – Боюсь, что это лишь отсрочит конец, — покачал головой Дамблдор. — Я не вижу кардинального решения проблемы, Северус. – Но ведь сам Поттер смог выжить, когда Лорд убил в нём свою частицу! — горячо возразил профессор. — Значит, и с Джинни может произойти что-то подобное... – Гарри был тесно связан с Лордом, и не нужно забывать о том, что у него тоже был своего рода хоркурс — его кровь, магическим образом сохраненная в теле Волдеморта, — пояснил директор. — Я не представляю, как можно устроить подобное. Но это не значит, что тебе не стоит даже пытаться помочь мисс Уизли, Северус, — быстро добавил он, глядя в помрачневшее лицо Снейпа. — Возможно, тебе всё же удастся уничтожить оставленный Томом след... – Для этого может потребоваться тёмная магия... — нахмурился зельевар. – Наверняка, — Дамблдор пристально посмотрел ему в глаза. — Так что будь предельно осторожен: возможно, если ты найдешь решение этой задачи, оно будет для Джинни ещё хуже, чем смерть... Разговор с Дамблдором не принес Снейпу никаких добрых известий, тем не менее, он немного успокоился. Теперь он знал, с кем имеет дело и что поставлено на карту. Кроме того, Дамблдор допускал, что решение может существовать, а значит имеет смысл его искать. Профессор снова почувствовал себя как на войне. От расслабленности, вызванной безмятежной мирной жизнью, не осталось и следа. Он опять был готов к борьбе, опасной и почти безнадежной, — но для него это было предпочтительнее, чем бездействие и блуждание в потёмках. Понимая, что спать ему сегодня уже не придётся, Снейп решил зайти в больничное крыло, чтобы проверить состояние Джинни, а после этого поговорить с Минервой и рассказать ей все эти дурные новости. Дверь в небольшую комнатку, расположенную рядом с лазаретом, открылась при помощи несложного заклинания, и глазам Снейпа предстала картина, которая могла бы показаться забавной, если бы не сопровождавшие её обстоятельства. Джинни спала, свернувшись калачиком на кровати. К кресле, слегка приоткрыв рот, похрапывала мадам Помфри. Посреди комнаты, как забытый всеми часовой, понуро стоял сонный домовик: он так и не решился нарушить приказ профессора и покинуть Джинни. Снейп отпустил домового эльфа и наклонился к девушке, пристально вглядываясь в её черты. Тусклый свет, излучаемый кончиком его волшебной палочки, освещал мягкие контуры расслабленных во сне губ, небольшой, чуть вздернутый носик, не слишком длинные, но очень густые ресницы… Волосы тёмной волной обрамляли лицо, а кожа в голубоватом магическом свете казалась почти прозрачной. Прочерченные печалью и горечью складки на лбу и возле рта разгладились, она безмятежно спала и выглядела совсем ещё юной девушкой. Можно было с уверенностью сказать, что сейчас её сон не тревожат никакие призраки прошлого, но Снейп всё же решил запереть дверь заклинанием и поставить сигнальные чары. С сегодняшнего дня это будет необходимо проделывать каждую ночь... «Бедная девочка...» — подумал Снейп, запечатывая дверь и ограничивая действие чар временем до подъема школьников. Уголок его губ скривился в усмешке: такие мысли были свойственны скорее сердобольной Помоне, чем ему, но он действительно искренне сочувствовал Джинни. Ей было ещё так мало лет, а на её долю уже выпало столько испытаний… Бедность… Не самое страшное, что может быть в жизни, но всё же не слишком удачное её начало. Война, и с нею — смерть, которая так рано перестала быть для Джинни чем-то абстрактным, материализовавшись во вполне конкретную угрозу отцу, братьям, любимому человеку… И сам любимый, в одно мгновение превратившийся из сказочного принца, героя и защитника в чужого и недоброго человека, заставившего её бросить дом, работу, друзей, поменять весь уклад жизни, чтобы вернуться в школу и… спрятаться. Хотя профессор никогда раньше особенно не задумывался об этом, он полагал само собой разумеющимся, что мисс Уизли имела всё, чтобы её жизнь была проста и безоблачна: достаточно ума и внешних данных, крепкая семья, верные друзья... Что ещё нужно молодой девушке для счастья? Бросил любимый — так это не смертельно, будет другой… А теперь выходило, что Джинни чувствовала себя такой же одинокой и никому не нужной, как и сам профессор, а потому была уверена, что он поймет её, и предпочла его компанию обществу мудрой Минервы и дружелюбной, заботливой мадам Помфри. Чем больше профессор думал о Джинни, тем больше понимал, как много у них общего. Это было странное и неожиданное для него открытие, но Джинни, видимо, сделала его ещё раньше. Конечно, она ведь наверняка знала о грозном профессоре и его далеко не солнечной биографии больше, чем он знал о ней — одной из сотен своих учениц. Представив, что, потеряв Поттера, она могла испытывать такую же боль, как и он сам, потеряв свою Лили, он снова восхитился её мужеством и самообладанием. Чем больше он узнавал Джинни, тем большее уважение она в нём вызывала. А теперь её жизни, такой короткой и, по-видимому, не слишком-то счастливой, угрожала опасность. И профессор считал именно себя ответственным за то, чтобы не позволить Тому добиться своей цели. Наверное, сказывалась здесь и сложившаяся ещё во времена Дамблдора привычка профессора брать на себя наиболее сложную и ответственную работу, и то, что он был лучшим в замке специалистом по защите, и личные счеты с Лордом... И всё же Снейп отдавал себе отчёт в том, что, окажись на месте Джинни любая другая девушка, вряд ли он переживал бы за неё так сильно.

Сара Хагерзак: Глава 12 В течение следующей недели профессор провел в директорском кабинете, наверное, больше времени, чем за последние пять лет. Он снова и снова обсуждал сложившуюся ситуацию с МакГонагалл и Дамблдором, а иногда и с мадам Помфри. Постоянно звучавшее имя Волдеморта делало их совещания похожими на собрания Ордена Феникса. И хотя возникшая из небытия страшная тень угрожала только одной жизни, Снейп явственно чувствовал холодное дыхание войны. Минерва, как лицо официальное и вообще человек, любящий во всем порядок, первым делом предложила поставить в известность о случившемся министерство. Но Снейпу эта идея очень не нравилась. Он слишком хорошо знал, как быстро разлетается в волшебном сообществе любая информация и как быстро плодятся слухи и домыслы. Поэтому он легко мог себе представить, что через пару недель после того, как они предоставят эти сведения Министерству, он прочтет в «Пророке», что Джинни Уизли одержима Волдемортом и готовит нападение на Министерство магии, или какую-нибудь подобную чушь. И кто может поручиться, что дело не дойдет до ареста по требованию общественности... Сам Снейп считал, что поскольку дело это никак не касалось безопасности магического сообщества и было вопросом только личной безопасности мисс Уизли, то и решать его могло частное лицо, подразумевая под этим в первую очередь себя. Однако после некоторых раздумий они все же решили рассказать Кингсли Шекболту о том, что Волдеморт снова проявил себя. Хотя Кингсли и занимал высокий пост в Министерстве магии, всё же он был членом Ордена Феникса и надежным человеком, а помощь начальника Аврората могла пригодиться. Но прежде всего нужно было позаботиться о безопасности Джинни. Поэтому Снейп тщательнейшим образом проверил её комнату на предмет того, что могло представлять хоть какую-то опасность, чтобы она могла остаться жить на прежнем месте. К счастью, в этой небольшой комнатушке видимых причин для беспокойства не нашлось: окно в её спальне и так состояло из небольших стеклышек в массивном переплете, а ножниц и ножей она у себя не держала. Но на всякий случай Снейп забрал даже длинные и довольно острые шпильки, с помощью которых мисс Уизли иногда, по особым случаям, сооружала из своих длинных волос замысловатую прическу, и даже швейные иголки. – Лучше не рисковать, — сказал он в ответ на возмущенные протесты Джинни. — Кто знает, что придет ему в голову... Мы же не можем каждую ночь постоянно следить за вами. Волшебную палочку вам придется перед сном отдавать мадам Помфри, и она будет запирать дверь, чтобы вы не могли выйти. И на всякий случай я поставлю следящие чары. Джинни обреченно кивнула. – Противно чувствовать себя пленницей в собственной комнате, — вздохнула она и с тревогой спросила: — Как вы думаете, он может завладеть мной настолько, чтобы я подчинилась ему не во сне? Снейп присел на стоявший у стола стул и пристально посмотрел на хозяйку комнаты. Она производила впечатление стойкой и мужественной женщины, однако кто знает, сколько ещё она сможет сопротивляться чуждому воздействию? А в том, что Джинни сопротивлялась, профессор не сомневался: именно этим объяснялось ощущавшееся им во время эмоционального контакта напряжение. — Думаю, нет, — наконец ответил Снейп. — Подчинить своей воле взрослую сильную ведьму — это совсем не то же самое, что контролировать одиннадцатилетнюю девочку. Вряд ли у тех жалких остатков души Лорда, которые вы имеете несчастье носить в себе, хватит на это сил. Ему понадобилось довольно долгое время, чтобы заставить вас выполнять его приказы, и вы сопротивлялись даже во сне. – Во сне меня удерживали вы, — сказала Джинни, взглянув на профессора. — Это было так странно: видеть свой сон со стороны. И видеть в нем вас… – Этот образ — всего лишь порождение вашего подсознания, — усмехнулся Снейп: — Символ непреклонной удерживающей силы. Видимо, я появился там как самый жесткий и неумолимый из всех ваших знакомых. – Как самый надежный, — вдруг сказала Джинни. — Я думаю, именно поэтому я проснулась почти сразу же, как встретила вас в коридоре, — предположила она. — Наверное, Том просто понял, что вы найдете способ не позволить мне выполнять его приказы, и сразу отпустил меня. – Возможно… — согласился Снейп, пожав плечами. — Тогда будем надеяться, что он понял и то, что я намерен препятствовать ему и в дальнейшем. Снейп видел, что, несмотря на внешнее спокойствие, Джинни напугана, и пытался как-то обнадежить её. Но у него самого вовсе не было твердой уверенности, что эти надежды имеют под собой основания. Всё, что он имел, — лишь желание помочь, без каких-либо конкретных идей. Единственной зацепкой, от которой профессор мог отталкиваться в поисках решения, была найденная в Малфой-Мэнор книга, в которой упоминалась возможность заключения двух душ в одной материальной оболочке. А значит, был шанс найти способ осуществить обратный процесс и как-то разделить их. Вскоре Снейп выучил «Воздействие на невещественные сущности» наизусть. Понимая, что он не может являться к Малфою каждый раз, когда ему нужно что-то посмотреть в этой книге, профессор воспользовался-таки заклинанием точной памяти. Это стоило ему отвратительного вечера, особенно учитывая тот факт, что и книга, и Лукреция каждый раз с наслаждением впитывали его магическую силу. Но зато теперь он держал в голове текст, содержавший нужную ему информацию. Правда, чтобы полученные им сведения сложились в более или менее цельную картину, одних «Воздействий» было мало, и Снейп с помощью Шекболта добился разрешения поработать в библиотеке Отдела Тайн. Изучение хранящихся в министерстве древних манускриптов по темной магии, конфискованных Авроратом в разное время у разных людей, дало профессору много информации к размышлению, в частности, некоторые сведения о зелье, использовавшемся когда-то индусами в случае, если в одном теле оказывалось заключено два разума. Насколько Снейп мог судить по путаному описанию свойств этого зелья, в прошлом оно применялось при шизофрении, но потом было отвергнуто колдомедициной, как имеющее множество побочных эффектов и требующее для приготовления использования приемов темной магии. К тому же, оно не всегда было эффективно. И тем не менее, это можно было считать за отправную точку в поисках решения. Когда Снейп начинал задумываться о том, над чем он работает, его порой пробирала дрожь: по сути, он пытался почти самостоятельно создать ритуал, позволяющий разделить связанные магическим образом и помещённые в одно тело души и уничтожить одну из них. В том, что ритуал этот наверняка будет опасным для всех его участников, профессор не сомневался ни минуты, и много раз в процессе своей работы радовался, что Министерство не было в курсе его планов — чиновники определенно не одобрили бы подобного рода самостоятельности, тем более от человека, до сих пор носящего на руке знак Волдеморта. Однако Министерство пока не проявляло к исследованиям Снейпа никакого интереса, а это значило, что Шекболт действительно сдержал свое обещание, и о том, что хогвартский зельевар побывал в Отделе Тайн, никто не узнал. К концу марта профессор уже представлял себе в общих чертах порядок проведения ритуала, который мог бы освободить Джинни, хотя успех подобного предприятия и казался ему практически невероятным. Однако прежде чем рассказывать кому-либо о результатах своей работы, Снейп предпочёл изучить все детали, и теперь по большей части проводил вечера за книгами по высшим зельям, пытаясь составить рецепт оптимального зелья, разделяющего сущности. В один из таких вечеров его работу прервал стук в дверь. Профессор с недовольным видом оторвался от бумаг и произнес отпирающее заклинание. Но выражение его лица сразу же смягчилось, когда он увидел, кто нарушил его уединение. – Добрый вечер, профессор... Я не помешаю? — Джинни как-то чересчур поспешно проскользнула в комнату и сразу же прикрыла за собой дверь. Профессор поднялся ей навстречу. – Думаю, я могу позволить себе перерыв на чашку кофе. Что-то случилось? – Нет, — покачала головой Джинни, — и кофе тоже не надо. Честно говоря, я просто надеялась отсидеться у вас некоторое время. Моя мама... она в замке, и мне совершенно не хочется с ней встречаться. Снейп заинтересованно взглянул на Джинни. Такая просьба показалась ему несколько странной. Он всегда был уверен, что в семье Уизли царит атмосфера любви и доверия, и нежелание девушки видеться с матерью было ему не совсем понятно. – Я могу пока пойти в лабораторию, чтобы не мешать вам, — немного виновато предложила Джинни. — Нам как раз нужна новая порция костероста. Думаю, мне будет вполне под силу сварить его самой. Джинни кинула взгляд на лежащие на столе книги. – Вы ведь занимаетесь моей… проблемой? — спросила она. Снейп кивнул, и Джинни печально добавила: – Должно быть, эта работа отнимает всё ваше свободное время... – Я сам взял её на себя, так что давайте обойдемся без ненужных сожалений по этому поводу, — довольно резко ответил он. — Лучше сварите мне кофе и идите готовить костерост, только, Мерлина ради, не прикасайтесь в лаборатории ни к чему, что не требуется непосредственно для его приготовления. Так Джинни и сделала. Когда из лаборатории потянуло характерным запахом разогретого тыквенного масла, употребляемого при варке костероста, в дверь снова постучали. Уже догадываясь, кто это может быть, и обреченно сознавая, что спокойно поработать ему сегодня вряд ли удастся, профессор открыл дверь. Как он и ожидал, снаружи стояла Молли. – Добрый вечер, Молли, чем обязан? — учтиво поинтересовался он, но от двери не отошел и продолжал стоять на пороге, загораживая собой вход в комнату. – Здравствуй, Северус, — Молли пыталась заглянуть внутрь, но, к её досаде, Снейп заслонял ей весь обзор. — Джинни у тебя? – Нет, с чего бы ей здесь быть? — недоуменно ответил он. – Странно... Поппи говорит, что Джинни пошла к тебе, — недоверчиво сказала Молли, явно не собираясь так быстро сдаваться. – Она заходила, но сразу же ушла, — пожал плечами профессор. — И не сказала мне, куда, — быстро добавил он, упреждая готовый сорваться с губ Молли вопрос. — Так что если это всё, что ты хотела узнать — то не смею задерживать. — Северус, позволь мне войти, — устало сказала Молли, внезапно растеряв весь свой боевой пыл. Снейп неохотно посторонился, пропуская её, но остался стоять недалеко от двери, сложив руки на груди и всем своим видом давая понять, что не намерен тратить свое время на долгие разговоры. Молли внимательным взглядом окинула комнату, и профессор порадовался, что Джинни отказалась от кофе: ему было бы гораздо труднее уверять её мать, что у него в гостях никого нет, если бы та заметила на столе две чашки. Не дожидаясь приглашения, миссис Уизли присела на стоявший в углу диванчик, и Снейп, показав на стол с бумагами, ещё раз уточнил для верности: — У меня много дел, так что, будь добра, побыстрее... Молли кивнула, но было видно, что её собственные проблемы казались ей гораздо более важными, чем предполагаемые дела Снейпа. — Поппи говорит, что Джинни очень уважает тебя и прислушивается к твоему мнению... — начала наконец она. — Тебя это беспокоит? — поднял брови Снейп. Молли отмахнулась, давая понять, что ей не до иронии. Было заметно, что ей этот разговор неприятен так же, как и Снейпу, и тем не менее она спросила: — Северус, если тебе небезразлична судьба девочки, может быть, ты попробуешь поговорить с ней? — и, тяжело вздохнув, удрученно добавила: — Меня она совершенно не желает слушать. – А в чём дело? — осторожно поинтересовался профессор, прикидывая, как много известно Молли о том, в каком положении сейчас находится её дочь. Как только выяснилось, что Джинни находится под влиянием Волдеморта, было оговорено, что никакие посторонние люди не должны узнать о случившемся с ней. Для Снейпа само собой разумелось, что в данном случае посторонними являются абсолютно все люди. Но Поппи вполне могла счесть, что родная мать имеет право знать о том, что происходит с её дочерью, и рассказать Молли всю правду или же часть её. Но оказалось, что речь пойдет совсем о другом. – Джинни говорила тебе, что Гарри хочет помириться с ней? — спросила Молли. – Нет, — категорично отрезал Снейп. К его радости, разговор о Поттере был у них с Джинни всего один раз, и больше они к этой теме не возвращались. – Тем не менее, это так, — вздохнула Молли. — Гарри очень сожалеет о случившемся; он совершил ошибку и теперь мечтает вернуть Джинни. Но эта глупая девчонка категорически отказывается с ним разговаривать! – Ошибку? — возмущенно прошипел Снейп. — По ошибке можно положить в зелье не тот ингредиент — что Поттер и проделывал на моих уроках множество раз. Но по ошибке переспать с женщиной, да ещё и не с одной... — профессор злобно ухмыльнулся. — Прости, Молли, но это недоступно моему пониманию. – Ты прекрасно понимаешь, о чем я! — возмутилась она. — Ты сам был молодым и должен помнить, что в юности мы иногда совершаем необдуманные поступки, подчиняясь минутной страсти... — Молли с некоторым сомнением окинула своего собеседника взглядом, словно не была уверена в том, что сказанное может быть применимо к Снейпу, и раскрыла было рот, чтобы продолжить, но профессор перебил её. – Если ты так хорошо осведомлена о моей личной жизни, — с холодной яростью сказал он, — то, без сомнения, должна знать, что я не связывал себя какими бы то ни было обязательствами или длительными отношениями ни с одной женщиной. Так что все мои, как ты изволила выразиться, необдуманные поступки касались только меня и не затрагивали больше ничьих чувств... Тут он запнулся, вспомнив Поттеров и пророчество, и нехотя добавил: – По крайней мере в том, что касалось женщин... Видя, что Снейп немного сбавил тон своей гневной речи, Молли снова перешла в наступление. – Джинни должна дать ему шанс начать всё сначала! Он готов жениться на ней хоть завтра! — с жаром сказала она. — Северус, если ты убедишь её хотя бы поговорить с ним, то никому от этого не будет хуже! А так она даже перестала заходить в Нору. Боится, что встретит там Гарри. – Я не собираюсь её ни в чем убеждать, — упрямо сказал Снейп. — С чего ты вообще взяла, что твоя дочь видит смысл жизни в том, чтобы как можно скорее выскочить замуж, нарожать кучу рыжих очкастых детишек и провести остаток своих дней за готовкой обедов и войной с садовыми гномами? – Да как ты смеешь! — зашипела Молли так агрессивно, что превзошла бы любую змею. — У тебя никогда не было ни семьи, ни детей, ты даже представить себе не можешь, каково это!.. — она с досадой махнула рукой, уверенная в том, что Снейп никогда не сможет понять её материнских чувств. Впрочем, вскоре ей удалось взять себя в руки. Скорбно вздохнув, она продолжила: — А Гарри всегда мечтал о семье... Когда у него из головы выветрится вся эта юношеская блажь, он станет хорошим мужем и отцом. Иногда стоит простить кому-то обиды, трезво посмотреть на вещи и задуматься о будущем. Снейп угрюмо глядел на раскрасневшуюся от избытка эмоций Молли. Ему самому всегда было очень сложно усмирять собственную гордость и идти на компромиссы, поэтому он не имел ни малейшего желания призывать к этому кого-либо ещё. – Я не собираюсь вмешиваться ни в ваши споры с Джинни, ни уж тем более в её отношения с Поттером, — категорично заявил он. — Но если бы она была моей дочерью, я бы никогда не стал уговаривать её поддерживать отношения с человеком, который обманул её и втянул в публичный скандал. – Ну что ж... В таком случае, хотя бы подскажи мне, где она может быть сейчас? — сдалась наконец Молли, поняв, что они никогда не достигнут взаимопонимания в этом вопросе. Снейп пожал плечами: – Возможно, у мистера Таггера... – А это ещё кто такой? — снова вскинулась Молли. – Наш преподаватель ЗОТИ, выпускник школы авроров, — пояснил Снейп, наслаждаясь произведенным впечатлением. Молли было явно неприятно слышать, что у столь горячо любимого ею Поттера может появиться соперник. – Они что, встречаются? — подозрительно спросила она. – Молли, мы здесь все постоянно встречаемся, — как нечто само собой разумеющееся изрек Снейп. — В Хогвартсе не так много взрослых волшебников, и общаться приходится со всеми. Тебя же не смущает мысль о том, что твоя дочь может быть у меня? Так почему бы ей не быть у мистера Таггера? Но для Молли, видимо, разница была очевидна, потому что она весьма поспешно попрощалась со Снейпом и покинула его комнаты. Профессор наконец перевел дух после этого неприятного разговора. Удивительно, насколько быстро Молли удалось вывести его из себя... Необыкновенно назойливая и утомительная женщина! Особенно по сравнению с тем, какой милой и ненавязчивой могла быть её дочь. Его давно удивлял тот факт, что мисс Уизли совершенно не мешала ему, когда находилась рядом, в то время как прочих людей он с трудом мог выносить подолгу. Возможно, это происходило потому, что Джинни умела создавать вокруг себя неповторимую домашнюю атмосферу. Как ни странно, этот дар она получила в наследство именно от своей матери. Снейп хорошо помнил, как быстро миссис Уизли превратила отданную в её распоряжение кухню дома на площади Гриммолд в своеобразный филиал Норы. Именно поэтому профессор никогда не оставался там на общие ужины, устраиваемые после собраний Ордена Феникса. Это был дом — но не для него, и ему вовсе не хотелось видеть эту обстановку тепла и доверия и понимать, что он для собравшихся там людей посторонний, приглашенный на семейный ужин лишь ради соблюдения приличий. Однако с Джинни всё было иначе. Она приходила только к нему, предпочтя его довольно унылое общество компании любого из обитателей замка. Уже за одно это профессор чувствовал по отношению к ней странную смесь нежности и благодарности. Его размышления очень быстро прервала сама мисс Уизли, появившаяся из лаборатории. И прежде, чем Снейп успел задуматься над тем, сколько Джинни могла услышать из их разговора с Молли, она спросила: – Как вы думаете, мама может применить ко мне Imperio!, чтобы я вернулась к Гарри? – Нет, что вы... — сама мысль об этом показалась Снейпу абсолютно дикой. — Ваша мать, конечно, весьма решительная женщина, но она же не сумасшедшая. Всё-таки это непростительное проклятье... Джинни дернула плечом, как будто говоря: «С неё станется!», а потом спросила: – Не знаете, куда она пошла? – Я подал ей идею, что вы можете быть у мистера Таггера, — ехидно улыбнулся Снейп. Услышав это, Джинни охнула, прикрыв рот ладонью: – О нет! – В чём дело? — подозрительно спросил Снейп. Джинни замялась, а потом немного смущенно хихикнула: – У Леона лежит одна из моих мантий... В ответ на недоуменный взгляд Снейпа она пояснила: – Гарри привёз её мне из Парижа. На ней сильные защитные чары, причем довольно редкие, вот Леон и заинтересовался. А мне эта мантия сейчас не нужна — слишком нарядная, вот я ему и отдала. Только она, по-моему, осталась у него в гостиной, на самом виду, так что если мама туда зайдет, то непременно наткнется на неё... Джинни рассмеялась, и Снейп тоже широко ухмыльнулся. Он представил себе Молли, мечущую громы и молнии в комнате мистера Таггера, и эта картина доставила ему двойное удовольствие. – Основа для костероста готова… — рассеяно заметила Джинни, явно думая о чем-то другом. Она села на то же место, где недавно сидела её мать, и, откинув назад голову, тряхнула волосами. По выражению её лица Снейп предположил, что ему предстоит ещё один «откровенный разговор», обреченно вздохнул и приготовился слушать. Он не ошибся: Джинни взглянула на него и раздраженно спросила: – Почему она никак не может оставить меня в покое? Я уже сказала ей всё, что думаю по этому поводу… – Она переживает за вас, хотя это, конечно, не дает ей права… — начал было Снейп, но, по-видимому, вопрос был риторическим — Джинни тут же прервала его. – О, им всем так хотелось наконец породниться с Гарри Поттером! — с неожиданной злобой сказала она. — Мама любит его едва ли не больше, чем родных сыновей… Так было всегда, с того самого дня, как Гарри впервые появился в Норе, и раньше я наивно полагала, что это просто замечательно. Рон и Гермиона — его друзья, они всегда за Гарри, а Рон, к тому же, я думаю, и сам бы был не прочь погулять на стороне, да только где ему! Гермиона держит его в ежовых рукавицах, так же, как и мама всегда держала папу. Джорджу теперь всё равно… Его и собственная-то жизнь не слишком заботит, а уж моя — тем более. Да и старшие братья считают, что Гарри не сделал ничего такого. Мужская солидарность… — Джинни фыркнула, демонстрируя презрение и к своей семье, и к мужской половине человечества. — Может, мама и права, может, было бы разумно дать Гарри ещё один шанс, только я уже никогда не буду смотреть на него прежними глазами. И он уже не будет относиться ко мне так, как раньше. Да и к себе тоже… Все изменилось, и вы были правы: по-старому уже никогда не будет. И я чувствую себя так, будто из мира разом пропали все краски, и впереди — одна пустота… Закончив говорить, Джинни опустила плечи и склонила голову, будто этот гневный монолог отнял у неё все силы. Можно было подумать, что она вот-вот заплачет, но она лишь неподвижно сидела, уставившись в пол, как каменное изваяние, символизирующее собой обреченность. Снейп медленно подошел к ней, присел рядом и осторожно положил руку на плечо девушки. Он не очень представлял себе, что можно сказать ей в утешение. Сам он давно привык никогда не рассчитывать ни на чью помощь, но полагал, что это должно быть очень тяжело — лишиться поддержки семьи именно в тот момент, когда она так нужна… Словно услышав его мысли, Джинни прижалась лбом к его костлявой ключице и глухо сказала, практически уткнувшись носом в профессорскую мантию: – Почему так бывает: те, кому ты всегда доверял, оказываются вдруг совершенно чужими, а посторонние люди переживают за тебя и готовы помочь? Вы, мадам Помфри, профессор МакГонагалл… Вы все, кажется, понимаете меня лучше, чем моя семья… – Я не знаю, Джинни, — честно ответил ей Снейп, неловко проводя рукой по жестким чуть вьющимся рыжим волосам. — Возможно, оттого, что вы теперь часть Хогвартса, и теперь ваш дом и ваша семья здесь. Профессор вдруг вспомнил, как сам впервые оказался в роли преподавателя и вошел в эту семью. Он не хотел тогда ни с кем иметь близких или дружеских отношений, да никто к этому и не стремился. И лишь гораздо позже, проведя в Хогвартсе не один год, он понял и оценил помощь и поддержку, оказанную здесь, в стенах школы, вчерашнему студенту с выжженной на руке меткой и пеплом в душе. Он вспомнил, как Флитвик забавно кланялся ему в коридорах и почтительно называл своего недавнего ученика «профессор Снейп»; как Помона спрашивала его мнение об уходе и способах сбора тех или иных магических трав; как МакГонагалл, в тот день, когда он узнал о смерти матери, ни с того ни с сего пригласила его в свой кабинет на чай со сладостями. Минерва, в отличие от Дамблдора с его неизменными лимонными дольками, знала в этом толк и, придвинув к нему блюдо с каким-то невероятно вкусным печеньем, вдруг рассказала ему о своем женихе, который глупо и нелепо погиб незадолго до свадьбы — не справился с метлой и разбился насмерть, врезавшись в дерево. «Он почти ничего не успел в жизни, Северус, — со вздохом сказала она. — Твоей матери повезло больше: у неё остался сын...» Тогда Снейп в ответ процедил сквозь зубы что-то невнятное, но, вернувшись к себе в подземелья, понял, что ему стало немного легче. По крайней мере, он больше не чувствовал себя настолько одиноким... Теперь и Джинни становилась частью этой семьи, которая со временем, быть может, станет ей гораздо ближе, чем родная. «Главное, чтобы у неё было это время, — подумал он, прижав девушку к себе, как будто мог этим защитить хоть от чего-то. — И тогда всё остальное ещё может сбыться».

Sevo4ka: Сара Хагерзак На меня намекаете??? Я вообще-то добрый и пушистый... На ролевых Волдика играю))) Насчет фика... как я вижу мы останемся каждый при своем мнении. Но если админы не вмешиваются, значит претензии обоснованы) Это мое глубочайшее ИМХО (в хорошем смысле слова) Насчет Лютного... правильный перевод "Сумеречная аллея", или "Лютый переулок", но никак не Лютный) Удачи) Вас как автора я не знаю... а вот про Вашу бету наслышен. Еще раз желаю удачи. Не сердитесь за предирки.



полная версия страницы