Форум » Библиотека-7 » Плохая примета, СС/ГГ, Romance, R, макси. 27 глава от 11 июня » Ответить

Плохая примета, СС/ГГ, Romance, R, макси. 27 глава от 11 июня

Талина: Название: Плохая примета Автор: Талина Бета: Мирадора Рейтинг: R Пейринг: СС/ГГ Жанр: Romance Дисклаймер: Герои принадлежат Джоан Роулинг. Саммари: Считается, что разбить зеркало – это плохая примета. А уж если разбитое зеркало было не простым, а волшебным, тогда в вашей жизни могут произойти самые невероятные перемены. Все персонажи, вовлеченные в действия сексуального характера, являются совершеннолетними. Комментарии: 1. AU. Канон, соответственно, не учитывается. 2. Большое спасибо Loy Yver за оказанную помощь. :) Статус: в работе

Ответов - 115, стр: 1 2 3 4 All

Gwenevere: Талина Прочитала! Безумно понравилось! С нетерпением жду продолжения И, простите за наглость, можно еще ссылочек на ваши произведения? Привлекает стиль повествования и то, что герои каноничны. Я надеюсь вы много-много фиков написали, и мне будет что почитать в ожидании продолжения "Приметы"

Талина: Gwenevere, Не много, но написала: http://snapearchive.narod.ru/fic/g/lapochka/lapochka.htm http://snapearchive.narod.ru/fic/g/zakolebali/zakolebali.htm http://snapearchive.narod.ru/fic/pg13/vstrecha_na_perekrjostke/vstrecha_na_perekrjostke.htm http://www.snapetales.com/index.php?fic_id=4298 Этот фик надо вычитывать, но если не боитесь большого количества опечаток, то: http://www.snapetales.com/index.php?fic_id=2173 И это проба пера, так что начало там не особо сильное. :)

Gwenevere: Гыыы Пасиба! [ушла читать]

Germ: Решила поднять тему, чтобы аффтор про нее не забыл А то мы тут уже весь ковер протоптали...

Pixie: Germ Талина сейчас в командировке :) Когда приедет, думаю, порадует нас продолжением :)

Germ: Pixie пишет: Талина сейчас в командировке :) Когда приедет, думаю, порадует нас продолжением :) но темку поднять не помешает ))))

Талина: Germ, Спасибо, что помните. Надеюсь, что скоро допишу главу.)) Pixie,

Pixie: Germ Germ пишет: но темку поднять не помешает )))) Само собой! Как раз и хозяйка появилась :)) Талина Талина пишет: Надеюсь, что скоро допишу главу.)) Я тоже надеюсь (что ты напишешь свою, а я свою )

leeRA: *тоскливо осматривается и ждет продолжение*

Талина: Pixie, leeRA, Не тоскуй, пожалуйста, вот и продолжение. :)

Талина: Глава 27 Северус Снейп быстро шел по казавшейся бесконечной анфиладе комнат, чувствуя, как невидимый некто (или нечто, он не был уверен), преследующий его, неумолимо приближается. Из темноты на него наползали волны холода и почти осязаемого ужаса. Зельевар оглянулся, но, как и прежде, никого не увидел. Он ускорил шаг, затылком чувствуя чей-то тяжелый взгляд. Нервы сдали, и мужчина, снова резко повернувшись, в панике огляделся по сторонам. В чернильной тьме, не разбавленной даже тусклым светом луны, ничего было не разобрать. - Кто здесь? – не выдержав, громко крикнул зельевар, больше не в силах выносить эту сдавливающую виски тишину. В ответ – ни звука. Даже эхо не отразилось от стен, потонувших в непроглядной темноте, умерев, так и не родившись. Отчего-то это стало последней каплей, прорвавшей плотину, которую Снейп много лет назад создал в своем разуме, запирая все свои страхи в самом потаенном уголке сознания, не давая им ни одного шанса вырваться наружу. Но сейчас все, чего он когда-либо боялся, вдруг лавиной обрушилось на него, стремясь раздавить, уничтожив то, что еще оставалось от его самообладания и воли, превращая человека в обезумевшее от страха существо, почти не способное мыслить. Появились звуки. Теперь Снейп слышал бешеный стук собственного сердца и тяжелое прерывистое дыхание. По виску скатилась капелька пота, оставляя на щеке влажную дорожку; прикосновение к ней холодного воздуха заставило профессора вздрогнуть. Шорох, словно чья-то длинная, не по росту, мантия волочится по каменному полу, и снова холод, сковывающий тело, и леденящий душу страх навалились на дрожащего Мастера зелий. Он побежал, чувствуя, что невидимый преследователь с каждой секундой все ближе и ближе. Ему нужно выбраться отсюда, из этого каменного мешка, наполненного лишь вязкой темнотой и ужасом, на открытое место. Ему нужен свет. Хоть маленькая искорка, чтобы разогнать тьму и разорвать липкие сети панического ужаса, с ног до головы опутавшие его, как паук опутывает паутиной неосторожных мух, попавших в его паутину. Но сейчас этой неосторожной невезучей мухой был он сам. Свет! Ну хоть искорка света. Мужчина затравленно оглянулся и бросился дальше. Мозг понемногу приспосабливался к ситуации и начинал работать. Искорка. Искорка? Искорка?! Только сейчас он вспомнил о волшебной палочке. Воспоминание, словно ледяная вода, обожгло его, заставив сделать судорожный вздох. Сжав во вспотевшей ладони теплое, отполированное тысячами прикосновений дерево, он выкрикнул: - Lumos! Ничего не произошло. Не может быть! Почему у него не получилось? - Lumos! – помертвевшими губами. Бесполезно. «Нет. Нет. Нет! Мерлин, только не со мной, пожалуйста, только не я! Я не хочу. Пожалуйста!» Безысходность неимоверной тяжестью легла на плечи, сдавила грудь, заставив сердце на миг замереть, а потом забиться в бешеном ритме. Отбросив ставший ненужным кусок дерева, Снейп прищурился, напряженно вглядываясь в темноту, силясь разглядеть хоть что-то в этой казавшейся живой мгле, и… проснулся, обливаясь холодным потом. Мерлин, это был сон. Всего лишь сон. Снейп дрожащей рукой провел по лицу, словно стряхивая остатки кошмара. До чего же он дошел!.. Зельевар брезгливо скривился: он был отвратителен самому себе. Окклюмент называется, даже не смог справится с простеньким кошмаром. Стоп. А с чего это, собственно, ему вообще что-то приснилось? Он уже много лет не видел никаких снов. Снейп автоматически перед тем, как лечь спать, очищал свой разум, защищаясь от нежелательного воздействия чужой ментальной магии. Что же помешало ему сделать это прошлым вечером? Неужели разговор с упрямой и своевольной девчонкой выбил его из колеи до такой степени? Снейп стиснул зубы. Если бы он не был обречен стать сквибом, у них с Гермионой был бы шанс. Он долго не хотел признаваться в этом самому себе, но сейчас вдруг понял, что это правда. Мужчина крепко зажмурился и застонал от бессилия, уткнувшись лицом в подушку. Тонкие пальцы комкали влажную от пота простыню, а профессор даже не чувствовал боли в искалеченных руках. Хотя, даже если не брать в расчет это проклятое зелье, о каком шансе он вообще думает?! Для того чтобы у них был шанс, он должен, как минимум, выжить. А кто ему сказал, что это удастся? Единственное, чем он мог бы себя утешить - это тем, что если он погибнет, то Гермиона, по крайней мере, будет обеспечена до конца жизни. Снейп хмыкнул: эта мысль совсем не утешала. Он хотел вернуться. Именно сейчас он хотел жить так страстно, как никогда раньше. Мужчина перевернулся на спину и, закинув руки за голову, уставился в потолок. Пусть это поскорее закончится. Так или иначе, лишь бы скорее. Через несколько минут Снейп понял, что уснуть вряд ли получится. Он поморщился и, на ощупь открыв прикроватную тумбочку, извлек оттуда маленький флакон, зубами выдернул пробку и одним глотком, чтобы не почувствовать вкуса, опрокинул в себя зелье сна без сновидений. Ему нужно хоть немного поспать. Спокойно. Кошмары сейчас были роскошью, которую он не мог себе позволить.

Талина: * * * Снейп с каменным выражением лица аккуратно наполнил последний флакон только что сваренным зельем, над восстановлением рецепта которого он бился столько времени, с мрачной удовлетворенностью закупорил маленькую емкость и инстинктивно отставил подальше от себя. Он поймал на себе встревоженный взгляд Гермионы и зло бросил: - Не надо смотреть на меня, как на убогого. Мне не нужны ни ваша жалость, ни ваше сочувствие, так что избавьте меня от них. Девушка лишь молча пожала плечами и принесла из шкафчика в углу лаборатории несколько флаконов с тем многокомпонентным зельем, которое они с профессором сварили для Темного Лорда несколько дней назад. Снейп недоуменно воззрился на притихшую и явно нервничающую гриффиндорку. Одно из двух: или она действительно слишком сильно переживает из-за того, что должно произойти в ближайшие дни, или что-то замышляет. Слишком уж задумчивой и рассеянной она была все утро. Почувствовав, что Снейп ее разглядывает, Гермиона, все также не говоря ни слова, повернулась к нему и набрала в грудь побольше воздуха. Она решила, что откладывать разговор и дальше не имеет никакого смысла. Буря, конечно, разразится, но этого все равно не избежать, а поскольку зелье, лишающее магии, было сварено, следовало рассказать мужу (при этой мысли Гермиона слегка покраснела) о том, что придумала Аличе, пока еще не случилось непоправимого. Девушка откашлялась и, передавая Снейпу флакон, нарочито небрежным тоном сообщила: - С вами хочет поговорить ваша прабабушка. Мастер зелий скривился: - И почему это меня одолевают дурные предчувствия? – философски вопросил он потолок лаборатории. Гермиона старательно отводила взгляд и не менее старательно протирала свободную от флаконов часть рабочего стола наколдованной тряпкой. Снейп фыркнул и, добавив в каждую бутылочку с зельем для Темного Лорда по нескольку капель свежесваренного состава, лишающего магии, встряхнул полученную смесь, принюхался и, придирчиво осмотрев полученный «коктейль» со всех сторон, пришел к выводу, что модифицированное зелье ни по цвету, ни по запаху не отличается от того, что он обычно варил для Волдеморта. В рецепте говорилось также о том, что лишающее магии зелье не меняет вкуса основы, в которую его добавляют. Что ж, очень кстати: жертва не почувствует ничего, пока не будет слишком поздно. Снейп спрятал все семь флаконов в ящик своего рабочего стола и запер его при помощи какого-то неизвестного Гермионе заклинания. - Что ж, теперь можно побеседовать с Аличе, раз уж ей так не терпится. Пойдемте, - кивнул он замешкавшейся девушке и нетерпеливо постучал мыском ботинка по полу. Гермиона тут же прекратила полировать поверхность стола и подозрительно послушно вышла в коридор. Зельевар недоверчиво хмыкнул, но промолчал, хотя необычно покладистое поведение гриффиндорки вызвало в нем вполне обоснованные опасения: она явно что-то от него скрывала. Снейп ожидал подвоха. Если не от Гермионы, так от Аличе. А если учесть, что дамы в последнее время прекрасно спелись, то… В общем, при таком раскладе могло произойти все, что угодно. И чем раньше он узнает, что задумали эти две ведьмы, тем лучше. Поднявшись на второй этаж, Снейп остановился и, подождав запыхавшуюся девушку, вопросительно приподнял бровь. - Аличе опять в портрете Беаты? Гермиона кивнула, тяжело переводя дыхание: всю дорогу она почти бежала, стараясь не отставать слишком сильно от широко шагавшего Мастера зелий. Снейп обреченно закатил глаза: надежда на то, что Аличе приготовила какую-нибудь мелкую пакость, и он отделается от прабабки пятиминутной беседой в коридоре, растаяла, как дым. Если дражайшая родственница настроилась на долгое и обстоятельное общение, значит, пакость была крупной. В том, что ему не понравится сообщение Аличе, Мастер зелий был уверен. Слишком уж хорошо он ее знал: миссис Ферретти-Снейп никогда не разменивалась по мелочам. Шагнув в бывшую спальню Гарри Поттера, Снейп прищурился от яркого солнечного света, заливавшего комнату. Глаза, привыкшие к полумраку коридора, тут же заслезились, и зельевар взмахом палочки задернул шторы. За те несколько секунд, что мужчина проделывал все эти манипуляции, тревожное выражение исчезло с лица Аличе, и оно успело стать таким же невозмутимым, как и всегда. Волнение волшебницы выдавало только учащенное дыхание, но поскольку Снейпа мало интересовала бурно вздымающаяся грудь прабабки, взвинченное состояние Аличе оказалось незамеченным. - Я тебя слушаю, - Снейп встал напротив портрета и хмуро посмотрел на родственницу. - Мог бы и поздороваться для начала, - вяло огрызнулась женщина, прожигая профессора пронзительным взглядом черных глаз. - Аличе, давай обойдемся без этих театральных эффектов. У меня сегодня слишком много дел, - проникновенно сообщил Снейп и, скрестив руки на груди, повторил: - Я тебя слушаю. Внимательно. - Ну что ж, тогда начнем. Я знаю, как избавить тебя от участи сквиба. - Что ты сказала?! – осторожно переспросил Снейп, не веря своим ушам. - Я нашла способ сохранить твою магию, - проявляя несвойственное ей терпение, повторила Аличе и величественно взмахнула рукой: - Можешь не благодарить, - великодушно разрешила она, с удовольствием созерцая потрясенное лицо правнука. Снейп обессилено опустился в кресло и, услышав шорох за спиной, вздрогнул от неожиданности: он успел совершенно забыть о Гермионе. Эта нахальная девчонка стояла у стены и радостно улыбалась. Снейп ощутил что-то, похожее на раздражение: - Хватит скалиться, - фыркнул он и недовольно скривился. Улыбка девушки погасла, заставив зельевара почувствовать себя еще более мерзко, однако он ничего не мог с собой поделать: чем неувереннее профессор себя чувствовал, тем больше гадостей говорил окружающим. То, что этими окружающими могли оказаться близкие люди, увы, ничего не меняло. Снейп вздохнул и мрачно посмотрел на неодобрительно нахмурившуюся Аличе. Впрочем, женщина хорошо знала характер своего правнука, поэтому от комментариев воздержалась. - Ты знаешь способ нейтрализовать действие зелья? – хрипло спросил он и, поморщившись, откашлялся. Аличе чуть помедлила с ответом. - Нет, - наконец призналась она, слегка качнув головой. - Тогда это конец, - он закрыл лицо ладонями и ссутулился в кресле. Почти невесомое прикосновение к плечу вызвало волну дрожи вдоль позвоночника, и Снейп в который раз удивился реакции своего тела на близость взбалмошной девчонки, по иронии судьбы ставшей его, пусть и фиктивной, но все же женой. - Все будет хорошо, - ободряюще шепнула она в самое ухо мужчины, и он ощутил на щеке ее легкое дыхание. Маленькая ладошка несмело погладила его плечо, заставив Мастера зелий судорожно сжать зубы, сдерживая стон. Это просто невозможно: он ей нахамил, а девчонка его еще и успокаивает? Снейп ощутил что-то, очень сильно похожее на досаду, смешанную со стыдом. Или Гермиона действительно думает, что любит его, или гриффиндорствует. Хотелось бы ему знать, что именно ею руководило. Словно почувствовав его состояние, девушка отодвинулась и снова прислонилась к стене за спиной зельевара. Аличе терпеливо подождала, пока ее правнук успокоится и, как ни в чем не бывало, продолжила: - Существует обряд, позволяющий волшебнику отдать на время или навсегда свою магическую силу другому человеку, магглу, магу или сквибу, а спустя какое-то время вернуть ее обратно или не возвращать. Если мы проведем этот обряд до того, как ты примешь зелье, лишающее магии, то потом, когда все закончится, ты сможешь снова стать собой. Гермиона согласилась помочь. Она на время примет твою силу, а потом возвратит ее тебе. До Снейпа начало медленно доходить, что именно задумала Аличе, но зельевар все еще отказывался поверить в ее вероломство. А он-то, дурак, подумал, что его прабабка и вправду привязалась к Гермионе. Но, похоже, эта женщина вообще не знает, что такое любовь. Как она могла подумать, что он на это пойдет? Ярость горячей волной захлестнула его, руки сжались в кулаки, и он с презрением посмотрел в расширившиеся глаза Аличе. - Можешь больше ничего не говорить. Я знаю, что ты имеешь в виду, - медленно сказал зельевар. Его губы сложились в подобие улыбки: – К чему ты все это мне говоришь? – обманчиво спокойно спросил он. - Знаешь? – изумилась Аличе. – А…эээ? – она несколько раз озадаченно моргнула и замолчала, лихорадочно думая о том, что это очень и очень плохая новость: значит, ей не удастся утаить от правнука некоторые детали, которые, как считала Аличе, ему знать было совершенно необязательно. Пожалуй, он еще никогда не удивлял ее до такой степени. – Но, Мерлин, откуда?! – пробормотала колдунья, отчаянно пытаясь придумать способ выкрутиться без скандала из ставшей весьма щекотливой ситуации: ей слабо верилось в то, что Северус согласится на проведение обряда, зная, какую опасность это представляет для Гермионы. Судя по бешенству в глазах, он как раз об этом уже подумал. Согласие самой Гермионы значения, увы, не имело: эти Снейпы такие упертые! Как вобьют себе что-то в голову, так их потом никакими логическими доводами с места не сдвинешь. А, впрочем, кажется, у нее есть идея. Она все равно получит его согласие. – Так откуда ты знаешь об этом обряде? – требовательно повторила Аличе. - У Темного Лорда очень обширная библиотека, знаешь ли. Хорошо, что он не слишком утруждает себя чтением, довольствуясь тем, что все самые редкие книги рано или поздно становятся его собственностью. А вот я никогда не упускал случая ознакомиться с особо интересными экземплярами из его коллекции, - не замечая блеска в глазах Аличе, мрачно отозвался Снейп, и, сложив руки на груди, вопросительно изогнул бровь. – Только вот почему ты заговорила о Темной магии? Да еще и в присутствии посторонних? - он выразительно посмотрел на притихшую Гермиону. Гриффиндорка открыла было рот, чтобы что-то возразить, но под ледяным взглядом Мастера зелий потупилась и замолчала, предоставив Аличе возможность разбираться со всем этим без ее участия. - Во-первых, это не темная магия, а магия первостихии Хаоса, - высокомерно возразила Аличе, - а во-вторых, с каких это пор твоя жена стала тут посторонней? Тем более, ее это тоже касается: она согласилась тебе помочь. - Ты правда не понимаешь или просто придуриваешься? – Снейп несколько секунд пристально смотрел в лицо волшебницы. - О нет! Ты все прекрасно понимаешь, - его глаза сузились. – Гермиона, оставьте нас, - не отводя взгляда от портрета, прошелестел он. Голос профессора звучал обманчиво спокойно. Было заметно, что ему стоило больших усилий держать себя в руках. Девушка исподлобья взглянула на взбешенного зельевара и угрюмо сказала: - Нет.

Талина: Снейп повернулся к готовой продолжить спор Гермионе и, не говоря ни слова, аккуратно поднял ее на руки, вынес в коридор, также аккуратно поставил на пол и закрыл дверь перед носом остолбеневшей девушки. И все это в абсолютной тишине: и у Гермионы и у Аличе от его действий пропал дар речи. Снейп понимал, что это ненадолго, поэтому быстро наложил на дверь запирающие и звукоизолирующие чары: в данный момент он был не склонен ругаться с разъяренной женой, пусть и фиктивной. Тем более что фиктивным этот брак, судя по всему, в этом доме считал только он сам, и больше никто, как бы это ни было прискорбно, не разделял его мнения на этот счет. Успев неплохо изучить характер Гермионы, Снейп ничуть не сомневался в том, что реакция девушки на то, что он сделал, будет более чем бурной. Профессор, поколебавшись, наложил на дверь еще одно заклятие. Нечего ей тут делать: предстоящий разговор с Аличе не предназначался для ушей упрямой и все еще глупой и наивной девчонки, что бы она там ни воображала о себе. Снейп почти с ненавистью посмотрел на гневно сжимающую губы Аличе. Она так сильно вцепилась в подлокотники кресла, что он заметил, как побелели от напряжения ее тонкие пальцы. Взяв себя в руки, женщина едва сдержала улыбку: теперь у нее не осталось никаких сомнений в том, что ее правнук любит Гермиону. Снейп несколько раз глубоко вздохнул и немного помолчал, прежде чем прошипеть: - Гермиона многого не может понять просто в силу своего возраста. Некоторые вещи можно узнать только на собственном опыте: в книгах пишут далеко не обо всем. И я не позволю тебе использовать в своих целях ее наивность и чисто гриффиндорское стремление спасти весь мир. Лицо Аличе исказилось от возмущения, но Снейп не обратил на это внимания. Он не сомневался, что она не сказала девушке об опасности, которую представлял для нее обряд передачи магии. В этот момент профессор, как никогда, был рад тому, что в свое время ему попалась на глаза книга, посвященная давно забытой магии Великой Первостихии Хаоса. - Я не разрешаю тебе втравливать Гермиону в эту смертельно опасную авантюру. Если я выживу, то как-нибудь проживу и без волшебства, а если мне суждено сдохнуть, то абсолютно неважно, магом я умру или сквибом, - выплюнул он в побелевшее от ярости лицо Аличе. - Нет, я не позволю тебе умереть, - совсем как Снейп, прошипела она, вскакивая с кресла. – И не хочу, чтобы ты проживал остаток жизни «как-нибудь», вместо того, чтобы жить по-человечески. Я думаю… - Хватит думать за меня! – рявкнул зельевар. – На этот раз решать не тебе. Если ты не выбросишь эту идиотскую мысль из головы, я просто не вернусь от Лорда, когда он в следующий раз вызовет меня. А произойдет это очень и очень скоро. Уверен, мне не составит особого труда разозлить Беллатрикс до состояния полного умопомрачения. Это не так уж и трудно. Уверяю тебя, она спит и видит меня мертвым. Я всего лишь дам ей повод исполнить свою заветную мечту. Например, оскорблю Темного Лорда в ее присутствии. Аличе, пойми, я не хочу жить без магии, но лучше уж я стану сквибом, чем позволю Гермионе умереть, чтобы спасти меня оттого, что я, если уж на то пошло, заслужил. - Этого никто не заслуживает! – отбросив свою обычную невозмутимость, выкрикнула Аличе. - Чем ты мог заслужить такое?! - Тем, что когда-то встал на сторону тьмы. - Ты уже тысячу раз искупил это, - волшебница прижала пальцы к вискам и зажмурилась от отчаяния. – Ты столько лет рискуешь своей жизнью, выполняя задания Дамблдора и Ордена Феникса, ты сделал для магического мира больше, чем кто-либо еще. Ты давно все искупил. Северус, ты тогда был всего лишь глупым самонадеянным мальчишкой, не знал, что делаешь, а когда узнал, чего на самом деле хотят те, среди кого ты оказался, то сразу пришел к Дамблдору и стал помогать бороться с темными магами, стремящимися развязать войну и перевернуть весь магический мир с ног на голову. - Это меня не оправдывает! - Но смерти ты в любом случае не заслуживаешь! И я не хочу, чтобы ты приносил в жертву свою магию, когда есть возможность этого избежать. Гермиона знает, что обряд небезопасен, но считает, что ты стоишь того, чтобы пойти ради тебя на риск, - поджав губы, почти спокойно сообщила Аличе. - Знает? – недоверчиво выдохнул Снейп. – Знает, и все равно согласна подвергнуть себя такой опасности? Но почему? - Потому что она тебя любит, - Аличе устало прикрыла глаза и раздраженно повела плечами. – Дурак ты все-таки. Неужели не видишь, как она на тебя смотрит? - Это не аргумент. Она говорила тебе, что любит меня, или тебе что-то почудилось в ее взгляде? – Снейп с явным усилием выдавил из себя последнюю фразу. - Можно подумать, она не говорила этого тебе, - фыркнула Аличе, разглаживая подол шелкового платья. - И все равно это не повод умирать ради меня, - угрюмо заявил он, складывая руки на груди. - Да с чего ты взял, что она умрет?! – с ярко выраженным итальянским акцентом возмутилась Аличе. Она больше не походила на холодную высокомерную аристократку. Маска напускного безразличия слетела с нее, и сейчас с волшебного портрета на Снейпа кричала женщина, отчаянно желающая не допустить смерти единственного правнука. - У Гермионы будет отторжение чужой магии, и это ее убьет. Ты и сама это знаешь. Поэтому в книге Хаоса и говорится о том, что обряд слишком опасен для тех, кто принимает в себя чужую силу. Его проводили всего дважды, и только один раз те, кто осмелился потревожить Хаос, остались в живых. Во второй раз, насколько я помню, муж, пытавшейся спасти жену от обвинения в колдовстве, умер, так и не сумев стать даже на короткое время вместилищем ее силы. Мужская магия отличается от женской сильнее, чем принято думать. Женское начало созидающее, а мужское - разрушающее по своей природе. Я не позволю тебе рисковать жизнью глупой самонадеянной девчонки, даже если она и согласна пойти на почти верную смерть. - Северус, я убила бы любого, чтобы спасти тебя. Это правда. Но Гермионе ничего не угрожает, - тихо сказала Аличе и сердито нахмурилась, злясь на себя за то, что позволила чувствам выйти из-под контроля в присутствии правнука. – Никакого отторжения не будет. Ты совершенно правильно заметил, что мужчина умер, не сумев принять силу жены, несмотря на то, что он ее, судя по всему, очень любил. Но то мужчина. А женщина, знаешь ли, так устроена, что не отторгает того, кого любит, иначе магический мир давно бы перестал существовать. Ведьмы просто не смогли бы рожать детей, если бы были не в состоянии принять в себя семя волшебника и выносить ребенка. Даже еще не родившееся дитя обладает магической силой, но мать не отторгает ни семя своего мужа, ни магию своего ребенка. Гермиона любит тебя, а потому примет твою магию как часть тебя. Так что можешь не беспокоиться на этот счет, - жестко сказала Аличе и криво усмехнулась, внимательно глядя на мрачное лицо правнука. - А если это не любовь, а блажь, которой подростки вечно забивают себе голову? Не хочу, чтобы она рисковала из-за призрачного шанса сохранить мою магию, - снова упрямо повторил Мастер зелий. - Гермиона встретит кого-нибудь более подходящего ей, и все, что, как ей кажется, она сейчас чувствует по отношению ко мне, пройдет, как и положено всякой блажи, - возразил он. - Гермиона не подросток, - отрезала Аличе, вздернув подбородок. – А что касается блажи, то да, ты большой специалист в этом вопросе! Пройдет, говоришь? Конечно. У тебя же прошло. Сколько ты там убивался по этой рыжей…как же ее звали-то?.. – женщина задумчиво нахмурилась, размышляя. – Нет, не вспомню. Прошло всего каких-то десять лет, как у тебя все прошло. Значит, и у Гермионы все как рукой снимет, - саркастически проговорила Аличе и смерила правнука презрительным взглядом. - Не смей!.. – с присвистом выдохнул Снейп и наградил родственницу бешеным взглядом. - Остынь. Если дашь себе труд подумать, поймешь, что я права, - осадила его Аличе. – Ну как, убедила я тебя? – через несколько минут, как ни в чем не бывало, будничным тоном поинтересовалась она. - Ладно, - Снейп откинул со лба непослушную прядь волос и посмотрел на довольное лицо прабабки. – Только все равно у тебя ничего не выйдет. - Это еще почему? – Аличе удивленно изогнула бровь. - Этот обряд в наше время, увы, невозможно провести. Некромантия - магия настолько темная, что все источники, содержащие хоть малейший намек на нее, давным-давно уничтожены как слишком опасные. Многие даже считают это забытое искусство фикцией. Так что некроманта мы не найдем при всем желании. Значит, нам нужен вампир. Предлагаешь отправиться в Трансильванию и поискать там? Нет времени. Темный Лорд жаждет захватить Хогвартс и Министерство. Ему уже практически невтерпеж. Орден Феникса больше не может его сдерживать. Да и вряд ли кто-то еще выжил из племени вампиров. А если и выжил, то парламентера либо загрызут, не дав сказать ни слова, либо выслушают, что сомнительно, и пошлют очень далеко и очень надолго. Аличе несколько минут ошеломленно смотрела на Снейпа, возбужденно мечущегося из угла в угол. - Какой вампир?! – обретя дар речи, наконец воскликнула она, мученически закатывая глаза. – Ни про каких вампиров в книге Хаоса не было сказано ни слова! - Там написано, что обряд должен провести мертвый! – зельевар остановился перед портретом Аличе и раздраженно поинтересовался: – У тебя есть предложение получше поиска вампиров? - Нам не нужен вампир! Нам всего лишь нужен мертвый маг. - Всего лишь? – издевательски переспросил Снейп, складывая руки на груди и раскачиваясь с пятки на носок. – И где же мы найдем мертвого мага, способного провести обряд?! Повторяю, некромантов, способных воскрешать покойников, давно не существует! - Не надо никого воскрешать! – повысила голос Аличе и, снова забыв об аристократичности, яростно замахала руками. - Тогда откуда… - О, Madonna mia! – простонала она. – Да дашь ты мне наконец слово сказать, несносный мальчишка?! Зачем нам кого-то воскрешать? А я на что?! Ты забыл, что я умерла? Снейп замолчал на полуслове и ошеломленно уставился на родственницу. Аличе оценивающе посмотрела на него и обреченно констатировала: - Мой правнук идиот. Надеюсь, у тебя хватит ума хотя бы не упустить Гермиону, а? Не могу понять, за что она тебя любит, но я искренне надеюсь, что эта девочка родит тебе умных детей. Я буду молиться, чтобы они пошли в нее, а не в тебя. Чтобы мне не было стыдно за своих потомков, - издевательским тоном закончила Аличе и вызывающе посмотрела на Снейпа. Он несколько секунд хватал ртом воздух, но, так и не найдя достойного ответа, резким взмахом волшебной палочки снял с дверей запирающее и звукоизолирующее заклинания. На пороге он едва не столкнулся с переминающейся с ноги на ногу Гермионой и собрался было пронестись мимо, но девушка неожиданно для самой себя схватила его за рукав мантии и решительно шагнула вперед, заступая дорогу. – Вы согласны на проведение обряда? – звенящим от напряжения голосом выпалила она, тревожно вглядываясь в его лицо. Мастер зелий уже хотел отпустить в адрес распоясавшейся гриффиндорки какую-нибудь дежурную колкость, но что-то в глазах девушки не позволило ему этого сделать. - Да, - наконец ответил он и пошатнулся, когда радостно взвизгнувшая Гермиона повисла у него на шее. Снейп секунду помедлил, прежде чем осторожно обнять ее в ответ. Он изо всех сил старался убедить себя в том, что ему нет никакого дела до ехидного хихиканья вредной Аличе, но все же почувствовал себя гораздо свободнее, когда она, отсмеявшись, величественно удалилась из портрета своей правнучки.

Germ: Бедный.... даже поспать нормально не дают..... зато радует стремление к выживанию

Талина: Germ, У каждого есть инстинкт самосохранения. Ну, в большей или меньшей степени.))

Germ: Талина пишет: Germ, У каждого есть инстинкт самосохранения. Ну, в большей или меньшей степени.)) так я и не отрицаю ))). ТОлько раньше у него это степень была менее, а теперь более )))) Талин, а много еще глав планируется?

Талина: Germ, Germ пишет: а много еще глав планируется? Немного. Честное слово. Хотя я уже давно это говорю.

Pixie: Талина Я очень-очень рада новой главе! Тем более такой интересной и трогающей за душу. Талина пишет: Немного. Честное слово. Хотя я уже давно это говорю. Судя по разворачивающимся событиям финал не за горами? :))

Талина: Pixie, Финал уже близок.)) В следующей главе уже подготовка к решающим событиям планируется.

Pixie: Талина Талина пишет: В следующей главе уже подготовка к решающим событиям планируется. Предвкушаю :) А развитие романтических чувств?

snilek: Талина пишет: Немного. Честное слово. Хотя я уже давно это говорю. Не надо! Не старайтесь сделать меньше глав, пожалуйста. Каждый следующий кусочек для меня лично очень интересный и вкусный, и чем больше этих кусочков, тем лучше! Талина пишет: Финал уже близок.)) В следующей главе уже подготовка к решающим событиям планируется. Хочеться, конечно, узнать, как там все разрешится... Но, честное слово, меня больше захватывают их повседневные отношения и их развитие, медленное зарождение чего-то большего каждый раз, как они учатся вести себя друг с другом. Словом, хочу подробностееев!!!

Талина: Pixie, Pixie пишет: А развитие романтических чувств? А они разве не развиваются? По-моему, Снейп уже понял, что ему не отвертеться, а Гермиона и так влюблена дальше некуда. snilek, Я не стараюсь искуственно уменьшать или увеличивать количество глав. Пишу обычно по принципу "сколько получится". :) Спасибо.

Pixie: Талина Талина пишет: По-моему, Снейп уже понял, что ему не отвертеться, а Гермиона итак влюблена дальше некуда. Да, это заметно. А когда будут более активные действия, вроде поцелуев? Ты не слушай на самом деле, меня просто глючит: романтики хочется :))) Талина пишет: Я не стараюсь искуственно уменьшать или увеличивать количество глав. Пишу обычно по принципу "сколько получится Ага. Все равно никогда не получается то количество глав, которое задумал

Талина: Pixie, Вот с романтикой в этом фике как-то не густо. Слишком уж романтическое развитие событий, мне кажется, здесь будет не к месту. Главное, что они друг друга полюбили, разве не так?

Pixie: Талина Дык я ж ничего У тебя их отношения и так замечательно показаны! Талина пишет: Главное, что они друг друга полюбили, разве не так? И еще главное, чтобы они в этом друг другу признались и перестали друг от друга бегать (точнее, там только один бегает).



полная версия страницы