Форум » Библиотека-7 » Плохая примета, СС/ГГ, Romance, R, макси. 27 глава от 11 июня » Ответить

Плохая примета, СС/ГГ, Romance, R, макси. 27 глава от 11 июня

Талина: Название: Плохая примета Автор: Талина Бета: Мирадора Рейтинг: R Пейринг: СС/ГГ Жанр: Romance Дисклаймер: Герои принадлежат Джоан Роулинг. Саммари: Считается, что разбить зеркало – это плохая примета. А уж если разбитое зеркало было не простым, а волшебным, тогда в вашей жизни могут произойти самые невероятные перемены. Все персонажи, вовлеченные в действия сексуального характера, являются совершеннолетними. Комментарии: 1. AU. Канон, соответственно, не учитывается. 2. Большое спасибо Loy Yver за оказанную помощь. :) Статус: в работе

Ответов - 115, стр: 1 2 3 4 All

Талина: Germ, Мне только сока. Я на диете.))

Талина: Глава 25 Уголок рта Аличе нервно дернулся. - Девочка, ты уверена в том, что говоришь? – нахмурившись, напряженно осведомилась она. Гермиона с трудом перевела дыхание - ее душили слезы – и прошелестела: - Да. - Проклятье! – выругалась Аличе и закусила губу, впервые позволяя себе в присутствии Гермионы столь явное проявление чувств. – Если Северус станет сквибом… Он потеряет связь с охранными чарами рода и не сможет даже войти в собственный дом. Я уже не говорю про то, чтобы жить здесь! - Сможет, если я буду с ним, - не глядя на волшебницу, едва слышно прошептала Гермиона. - Ну, конечно… Как же я сразу об этом не подумала! Конечно же! - Аличе перевела сбившееся дыхание и нервно облизала губы. – Ты, кажется, говорила, что любишь моего правнука? – женщина внимательно посмотрела на покрасневшую от смущения гриффиндорку. - Д-да, - наконец выдавила она. - Но он даже слышать об этом не хочет. Наверное, думает, что если потеряет магические способности, то станет никому не нужным. И он не верит, что для меня это не имеет значения. Видите? Замкнутый круг. - Никакого замкнутого круга, - нетерпеливо возразила Аличе. - Да как вы не понимаете! – Гермиона вскочила и нервно пробежалась по комнате туда-сюда. - Даже если удастся убедить профессора в том, что я люблю его вне зависимости оттого, маг он, маггл или сквиб, то он все равно никогда не согласится на мое присутствие в его жизни, даже если я ему нравлюсь. Тем более, если я ему нравлюсь! Потому что он окажется в полной зависимости от меня. Войти в дом, когда меня в нем нет, он не сможет, аппарировать и пользоваться каминной связью тоже. Это унизительно, понимаете? Унизительно. Такой человек, как профессор не захочет так жить. И я не могу его за это осуждать, – совсем тихо добавила Гермиона и запустила руку в растрепанные волосы, взлохмачивая их еще больше. – А как же зельеварение? Это же вся его жизнь. Профессор - выдающийся Мастер зелий. Потеряв магические способности, он не сможет варить эффективные зелья. В лучшем случае они будут оказывать очень слабое воздействие, а скорее всего, станут просто бесполезными. Что ему останется? Заниматься теорией, в то время как ассистент-маг будет проверять на практике его разработки? Если вы так думаете, то вы совсем не знаете вашего правнука. Он не потерпит в своей лаборатории какого-нибудь напыщенного недоучку! – девушка остановилась перед портретом и, сердито сдув упавшую на глаза прядь, принялась заплетать всклокоченные волосы в косу. Аличе, с трудом сдерживая улыбку, замахала рукой, призывая Гермиону к молчанию. - Подожди, девочка, не так быстро. Давай решать проблемы по мере их поступления. Во-первых, нам надо, чтобы Северус смог жить в своем доме и при этом не быть в полной зависимости от тебя. Так? Девушка кивнула. - Ну так я знаю, как это сделать! – Аличе торжествующе посмотрела на округлившую глаза гриффиндорку. - Вы действительно, знаете? Женщина скривила губы в подобии улыбки. - Разумеется. Я никогда не говорю о том, чего не знаю, - она пренебрежительно повела плечом, ясно показывая свое презрительное отношение к тем, кто поступает иначе. - Но как? – Гермиона едва не подпрыгивала на месте от возбуждения. – Приведи сюда Северуса. Девушка кивнула и бросилась к двери, но уже почти на пороге резко затормозила и повернулась к вопросительно приподнявшей бровь Аличе. - Но он спит, наверное, - замявшись, неуверенно предположила Гермиона. – Может, вы сначала расскажете мне, как это можно сделать, а утром тогда… - Ну так разбуди его, подумаешь, какая важная птица! – отмахнулась волшебница. – Я не собираюсь повторять все по нескольку раз. Тоже, нашли попугая! – возмущенно проворчала она и нетерпеливо взмахнула рукой, отсылая неуверенно мнущуюся на пороге девушку. - И вообще, я не намерена слушать ваши возмущенные вопли по отдельности. Лучше пережить один большой скандал, чем два маленьких, - задумчиво пробормотала Аличе, глядя на закрывшуюся за Гермионой дверь, и со знанием дела кивнула. – Определенно. К тому же, если Северус разозлится больше, чем я думаю, мне лучше остаться в гостях у Беаты. В конце концов, ее портрет можно и восстановить, а мой, как никак, антиквариат. Жалко портить дорогую вещь. Нет, Аличе, конечно же, не считала своего правнука вандалом, но в ярости он был вполне способен запустить в портрет чем-нибудь тяжелым. Женщина расправила складки на подоле платья и, поудобнее устроившись в кресле, принялась ждать.

Талина: * * * Гермиона осторожно постучала в дверь Снейпа и замерла, чутко прислушиваясь к тишине. Тишина через несколько минут сменилась едва слышным шорохом, и когда девушка уже собиралась постучать еще раз, дверь резко распахнулась, и в нос не успевшей отойти в сторону гриффиндорки нацелилась волшебная палочка Мастера зелий. - Доброе утро, - Гермиона инстинктивно отпрянула, не сводя глаз с кончика подрагивающей в руках Мастера зелий палочки. Мужчина секунду помедлил, прежде чем убрать ее в рукав застегнутого на все пуговицы сюртука. «Спит он в нем, что ли?» - Гермиона недоуменно моргнула. - Вы разбудили меня, чтобы пожелать доброго утра? – язвительно осведомился Снейп и выразительно покосился на маленькое окошко, расположенное под потолком в самом конце коридора. Небо едва-едва начинало светлеть. Девушка замотала головой: - Нет. С вами хочет поговорить ваша прабабушка, - набрав в грудь побольше воздуха, сообщила она. Снейп бросил на Гермиону мрачный взгляд исподлобья и, оглянувшись через правое плечо, сварливо спросил: - В половине четвертого утра? Очевидно, где-то в комнате находились часы. Гермиона пожала плечами и развела руки в стороны, всем своим видом демонстрируя, что она тут совершенно ни при чем. Снейп пробормотал себе под нос что-то явно нелестное о своей родственнице и нехотя отправился за Гермионой. Мастер зелий с удивлением посмотрел на пустующий портрет Аличе и, взглянув на гриффиндорку, вопросительно приподнял бровь. - Она в бывшей спальне Гарри. Снейп снова хмыкнул нечто неразборчивое и недовольно скривился. Правнука Аличе встретила величественным кивком и нетерпеливым: - Наконец-то! - Ну и что у тебя стряслось такого, что не могло подождать до утра? – хмуро осведомился Снейп и, прищурившись, скрестил руки на груди. - Это не у меня стряслось, а у тебя, - безапелляционно отрезала волшебница и строго посмотрела на правнука, всем своим видом показывая, что не намерена выслушивать никаких возражений. - И что же у меня стряслось? - тихо поинтересовался Снейп, прилагая огромные усилия, чтобы не сорваться: все-таки миссис Снейп, урожденная сеньорита Ферретти, могла довести до белого каления и куда более терпеливых людей, чем профессор зельеварения. - Ты серьезно влип с этим зельем, - без обиняков заявила Аличе и вернула мужчине хмурый взгляд. - С каким зельем? - Не придуривайся. Ты прекрасно знаешь, о чем я. Об этом мерзком пойле, превращающем магов в сквибов. - Откуда?.. – Снейп прервал себя на полуслове и резко обернулся к притихшей гриффиндорке. Под его яростным взглядом Гермиона придушенно пискнула и вжалась в стену. «Хуже просто не может быть», - промелькнуло в ее мозгу, и девушка зажмурилась, ожидая неминуемой, как ей казалось, вспышки гнева. - И не смей орать на девочку, - повысила голос Аличе, предвосхищая уже готовые сорваться с языка Мастера зелий язвительные фразы. Гермиона услышала грохот и, вжав голову в плечи, для верности еще несколько секунд не шевелилась. Когда гриффиндорка наконец решилась приоткрыть один глаз, она увидела валяющийся у стены опрокинутый стул и прожигающих друг друга яростными взглядами родственников. Снейп, как ни странно, отвел глаза первым. - Успокоился? Вот и хорошо, - констатировала Аличе и немного расслабилась. – Как я понимаю, этот твой Лорд, - слово прозвучало как ругательство, - перед употреблением тестирует зелья на тебе? Снейп молча кивнул и презрительно взглянул на Гермиону. - Северус, не надо так на нее смотреть, - устало попросила Аличе. – Я, хоть и не совсем живая, но все же могу узнать все, что мне требуется, не задавая вопросов. Гермиона ничего мне не говорила, если тебя беспокоит именно это.

Талина: Девушка бросила удивленный взгляд на портрет, но сочла за благо промолчать: если уж Аличе решила солгать, значит, ей зачем-то нужно, чтобы Снейп не держал на нее, Гермиону, зла. Что ж, уж кто-кто, а она возражать не будет. - Ты подумал о том, что, потеряв силу, просто-напросто не сможешь жить в своем доме? – деловым тоном осведомилась волшебница, хмуро глядя на своего правнука. - Подумал. Альбус Дамблдор предоставит мне возможность жить в Хогвартсе, - буркнул Снейп. – Если, конечно, я выживу в этой войне, что маловероятно. - Ну, будем исходить из того, что выживешь, - Аличе поджала губы. – Так вот, тебе совершенно не за чем покидать родной дом и ютиться в школе. Тебе просто нужно жениться. На Гермионе. - Что?! - Что?! Мастер зелий и девушка переглянулись, после чего изумленно уставились на довольно ухмыляющуюся волшебницу. Гермиона неловко переступила босыми ногами и шумно сглотнула, глядя на портрет широко раскрытыми глазами. - Что ты себе позволяешь? – задыхаясь от ярости процедил Снейп. - Пытаюсь хоть чем-то помочь тебе, - рявкнула Аличе. – Если дашь себе труд пораскинуть мозгами, поймешь, что я предлагаю тебе хоть как-то улучшить твое положение. Я провела обряд Родства на крови, так что Гермиона теперь почти член нашей семьи. Но поскольку я уже умерла, Обряд не имеет полной силы. Девочка может жить в этом доме, ничего не опасаясь, но не более. Если ты женишься на ней до того, как станешь сквибом (правая щека Снейпа едва заметно дернулась), то сможешь завершить Обряд и дать Гермионе права полноценного представителя рода Снейпов. Тогда можешь не опасаться оказаться на улице – ах, извини, в Хогвартсе – дом тебя, конечно, не признает, но Гермиона как полноправный член семьи сможет провести Обряд на крови, снова сделав тебя частью рода. И неважно, будешь ли ты магом или сквибом, но ты опять сможешь здесь жить. Тебя будет слушаться эльф, ты сможешь пользоваться каминной связью и портключом для того, чтобы попасть в дом. Согласись, это уже немало, - сурово закончила Аличе и твердо посмотрела Снейпу в глаза. - Ты, видимо, все продумала, - саркастически заметил он. – Только вот ты забыла спросить мисс Грейнджер, согласна ли она принять участие в этом фарсе, поэтому я считаю данный разговор не имеющим… - Я согласна. - Что? – Снейп посмотрел на девушку так, словно та была внезапно заговорившей диковинной зверушкой: со смесью любопытства и раздражения. - Я согласна, - немного хрипло повторила Гермиона и упрямо вздернула подбородок, дерзко посмотрев на зельевара. Снейп закатил глаза и застонал: - Мисс Грейнджер, вы глупая девчонка и не понимаете, что Аличе просто пытается использоваться вас в своих целях. - Знаете, может, я и девчонка, может быть, я и глупая, но у меня хватает ума понять, что ваша прабабушка просто хочет вам помочь. И, с вашего позволения, я считаю эту цель благородной и буду рада помочь!.. - Ну, конечно, как только гриффиндорец слышит слово «благородный», он тут же теряет остатки разума и бросается геройствовать, - презрительно процедил Снейп, прожигая Гермиону уничижительным взглядом. - Я не собираюсь геройствовать! Геройствовать собираетесь вы. Разумеется, вы жертвуете всем ради того, чтобы помочь Мальчику-который-выжил победить Темного Лорда, а потом, опять же геройски, погибаете в Финальной битве, - Гермиона не отдавала себе отчета в том, что кричит прямо в лицо опешившего от такой наглости Снейпа. - Мисс Грейнджер, я не собираюсь геройски погибать, - он наконец смог вставить реплику в монолог впавшей в ярость девушки. - Отлично! – тяжело дыша, продолжила она, тыча пальцем в грудь Мастера зелий. – Вы не погибаете в Финальной битве, получаете от благодарного магического общества Британии (еще не факт, что оно будет вам благодарно) в честь Победы над Темным Лордом орден Мерлина мантикора знает какой степени – не суть важно - и, пользуясь добротой директора Дамблдора, проводите, лишенный магии, остаток своих дней в Хогвартсе среди новых поколений подрастающих волшебников. А в качестве кого? Вы думаете, там одного Филча мало?! - Замолчите! – губы Снейпа побелели и сжались в тонкую нить, рука взметнулась вверх но, дрогнув, безвольно опустилась. - Ну, ударьте меня! Давайте, что же вы?! – зло выкрикнула Гермиона и, обхватив себя за плечи, осела на пол. Подтянула колени к животу и, глядя куда-то в угол, прошептала: - Простите, - она сжалась в комочек, словно из нее выпустили весь воздух. - Это вы простите, - хрипло и как-то безжизненно. – Кажется, на этот раз вы оказались правы. Девушка подняла голову и удивленно посмотрела на зельевара. Он скрестил руки на груди и ответил ей хмурым взглядом. - Вот и славно, - подала голос Аличе, подводя итог. Профессор и Гермиона вздрогнули и обернулись на звук: они уже успели позабыть о том, что, кроме них, в комнате есть кто-то еще. - Раз уж Дамблдор заварил эту кашу, значит, ему и расхлебывать. Кажется, он один из Великих и имеет право на проведение брачных обрядов? – деловито осведомилась Аличе и изящным движением стряхнула с рукава несуществующие пылинки. На щеках Снейпа проступили алые пятна. - Развод. Сразу же… Как только… Если я выживу, - прошипел он и, резко развернувшись на каблуках, вылетел из комнаты.

Талина: - Он передумает, - голос Аличе, против обыкновения, прозвучал несколько неуверенно. Гермиона всхлипнула и надолго замолчала, угрюмо разглядывая ковер под ногами и время от времени зябко поджимая пальцы босых ног. - Ладно, одну проблему решили, - Аличе подперла щеку рукой и задумчиво посмотрела на свернувшуюся клубочком девушку. – Встань с пола, - проворчала волшебница и поморщилась. Гермиона с тяжелым вздохом перебралась в кресло и снова затихла. После вспышки гнева на нее обрушилась апатия: не хотелось ни говорить, ни двигаться, ни думать. Не хотелось вообще ничего. Тем не менее, спустя какое-то время, девушка заставила себя спросить: - А вот что делать со второй проблемой? Может быть, можно сделать эффект зелья обратимым? Аличе покачала головой: - Нет. Тем более, у вас, насколько я понимаю, осталось слишком мало времени. - Понятно. Ну что ж, даже если профессор и лишится магии, он, по крайней мере, не потеряет свой дом. Это гораздо лучше, чем ничего, - глухо проговорила Гермиона, с трудом сдерживая слезы. Аличе, закусив губу, о чем-то напряженно размышляла. - Не устраивай истерику, - наконец сказала она, недовольно покосившись на девушку, с несчастным видом разглядывающую противоположную стену. – Возможно, еще не все потеряно. - Что вы хотите этим сказать? – встрепенулась Гермиона и обратила на портрет вопросительный взгляд. В ее голосе слышалась плохо скрытая надежда. - Пока ничего, - неохотно призналась Аличе. – Мне нужно подумать. Оставь меня. Гриффиндорка не решилась спорить. Бросив на поджавшую губы волшебницу умоляющий взгляд, она выскользнула из комнаты. * * * - Думаю, Лорд вызовет меня со дня на день, - Снейп сорвал травинку и рассеянно покрутил ее между пальцами. – Неделя, данная на то, чтобы я выяснил имя Хранителя Тайны, подходит к концу. - А как зелье? – Альбус Дамблдор бросил на молодого коллегу обеспокоенный взгляд и поправил свой постоянно сползающий на глаза островерхий головной убор. - Почти готово. Надеюсь, что завтра мы с ним закончим, - Снейп помрачнел и, запрокинув голову, тоскливо посмотрел в летнее голубое небо. На его плечо опустилась сухая старческая ладонь: - Северус, мальчик мой, если бы был какой-нибудь другой способ, я бы никогда не стал просить тебя… Снейп кивнул: - Если бы был. Но его нет. Я понимаю. Немного помолчав, он спросил: - Вы уничтожили хоркруксы? Директор кивнул: - Да. Остался только один, но его должен уничтожить Гарри. И в течение суток после этого убить Тома. Мастер зелий вопросительно приподнял бровь. - Том неизбежно почувствует, что его последний хоркрукс уничтожен и, скорее всего, попытается сделать новый. На его изготовление потребуется двадцать четыре часа. Снейп задумчиво кивнул: - Но ведь хоркрукс можно уничтожить уже после того, как Лорд выпьет…ммм… модифицированное зелье, - на лице профессора появилась горькая усмешка. – Тогда он не узнает об уничтожении хоркрукса. Не почувствует. - Северус, я… - Альбус, вы же можете провести Брачный Обряд? – Мастер зелий резко сменил тему, не желая продолжать бессмысленный и тягостный для них обоих разговор. - Могу. Но почему ты спрашиваешь? – голубые глаза директора действительно лукаво блеснули, или это солнечный луч отразился от стекол очков-половинок, съехавших на самый кончик носа? - Потому что мисс Грейнджер решила выйти за меня замуж. - Мисс Грейнджер решила? – Дамблдор удивленно посмотрел на хмурое лицо зельевара. - Ну, конечно же, мы с мисс Грейнджер, - с тяжелым вздохом поправился Снейп. - Это замечательно! Северус, мальчик мой, как же я за вас рад! – расцвел счастливой улыбкой директор Хогвартса. Мастер зелий мрачно посмотрел на Дамблдора: он явно не разделял этой убежденности старого волшебника, но от комментариев по вполне понятным причинам воздержался. - Было бы, конечно, хорошо позвать друзей мисс Грейнджер, чтобы они разделили с вами эту радость (Снейп внутренне содрогнулся), но, к сожалению, все мы сейчас живем в ожидании войны. Надеюсь, ты понимаешь, что вам придется обойтись без пышных торжеств и огласки? - Разумеется, Альбус. - Ну, будем уповать на то, что мисс Грейнджер тоже с пониманием к этому отнесется. - Несомненно.

Талина: * * * Девушка, подперев щеку кулаком, хмуро смотрела из окна библиотеки на прогуливающихся по тополиной аллее Снейпа и директора Дамблдора. Гермиона потратила довольно много времени, пытаясь снять запирающие чары с этого окна, но ее попытки успехом не увенчались. Жаль, потому что тогда она могла бы подслушать (да, подслушать, и плевать ей на то, что это непорядочно!), о чем говорят Мастер зелий и старый волшебник. Но поскольку ничего не вышло, сейчас ей оставалось только лишь нервно барабанить пальцами по подоконнику да размышлять о том, что в ее жизни все складывается далеко не так, как бы ей хотелось. После их последнего разговора (хотя вряд ли можно назвать разговором истерику, которую она закатила) Снейп, казалось, окончательно замкнулся в себе. В течение нескольких следующих дней зельевар практически все время проводил в лаборатории, за исключением тех жалких часов, что он отводил на сон. Гермиона сначала как-то пыталась его разговорить, но профессор на контакт не шел, в лучшем случае отмалчиваясь, а в худшем просто выставлял девушку из лаборатории, закрывая дверь прямо перед ее, как он говорил, слишком длинным любопытным носом. В конце концов, Гермионе пришлось смириться с таким положением вещей, и она, так же, как и профессор, пыталась делать вид, что ничего такого особенного не произошло. Ну, в самом-то деле, не ожидала же она, что Снейп, услышав ее откровения, умилится, зальется слезами радости и прижмет ее к своей груди, предварительно поклявшись в любви до гроба. Так что Гермиона ходила мрачнее тучи, но исправно помогала Снейпу в лаборатории и на рожон больше не лезла. Она не была дурой, и понимала, что сейчас не время пытаться переубедить Мастера зелий и начать доказывать ему, что он был неправ, считая, что Гермиона лезет не в свое дело. Скучать, однако, не приходилось: так интенсивно, как в эти дни, они еще не работали никогда. Сведения, содержащиеся в лабораторных журналах Аличе, были просто кладезем полезной информации, что помогло значительно ускорить работу над восстановлением рецепта, так что их труды, пусть и не слишком быстро, но все же приближалась к завершению. Кто бы сомневался, что неугомонная родственница профессора проводила очень интересные и весьма опасные исследования! Работа занимала почти все время Гермионы, и по вечерам сил у нее хватало только на то, чтобы принять душ и замертво рухнуть в постель, так что она так и не нашла времени по-человечески поговорить с портретом Аличе еще раз. Не по-человечески тоже не получалось: прабабка профессора наотрез отказалась разговаривать, мотивировав свой отказ тем, что она не расположена отвечать на вопросы едва соображающей и с трудом держащейся от усталости на ногах девчонки. Вот отдохнет Гермиона как следует, тогда, пожалуйста, милости просим, а сейчас – марш в кровать, и никаких разговоров. Гермионе оставалось только скрипеть зубами от бессильной злости и возвращаться в свою комнату несолоно хлебавши. Девушке почему-то казалось, что Аличе просто не хочет с ней разговаривать, поэтому и придумывает всякие отговорки. А ведь она ясно дала понять, что будет искать способ помочь профессору. Так почему же сейчас Аличе отказывается что-либо говорить? Гермиона сходила с ума от волнения и неизвестности, но переупрямить прабабку профессора и вызвать ее разговор не могла. Гермиона бросила последний взгляд на Снейпа и Дамблдора, неспешно идущих по аллее к дому, поняла, что ей все равно не удастся услышать ни слова: это проклятое заколдованное окно не пропускало магию за пределы дома, и, что-то прикинув в уме, поспешно вышла из библиотеки. Интересно, что придумает Аличе на это раз, чтобы отвертеться от разговора? Сейчас на дворе был день, а Гермиона выглядела вполне бодрой. Так что причин отсылать ее в постель у Аличе не было. К удивлению девушки, волшебница встретила ее появление в меру дружелюбным искривлением губ, что явно означало улыбку. Воодушевленная этим, Гермиона подошла к портрету и, остановившись от него в нескольких шагах, с изрядной долей настороженности взглянула на удобно устроившуюся в кресле аристократку. - Вы что-то выяснили? Можно что-нибудь сделать? – без предисловий спросила гриффиндорка, пристально глядя в черные глаза Аличе. - Теоретически можно, - задумчиво кивнула она и закинула ногу на ногу. - Почему теоретически? - Потому что это магия рода Медичи, а не Ферретти. Вернее, это магия Хаоса, - вздохнула Аличе. - Моя подруга Екатерина Медичи была сквибом. Ты знаешь об этом? Гермиона кивнула. - Так вот, ее родители всю свою жизнь искали способ сделать свою дочь волшебницей. В какой-то тайной библиотеке Ватикана они нашли упоминание о том, что в древности существовал обряд, дающий сквибу магическую силу, и что он был проведен дважды. Но, несмотря на то, что после почти пятидесяти лет поиска они нашли описание обряда и магические формулы, необходимые для его проведения, они ничего не смогли сделать. - Но почему? – Гермиона непроизвольно понизила голос, и ее шепот прозвучал напряженно и едва слышно. - Потому что это вовсе не факт, что обряд действительно когда-либо проводили. Это может быть просто легендой, - Аличе снова вздохнула и нахмурилась. – В Книге Хаоса было сказано, что для его проведения нужен маг-некромант. - Зачем?! - А кто еще может поднять мертвеца? – туманно пояснила Аличе и задумчиво закусила губу. - Поднять мертвеца?! Но ведь некромантия – это фикция… - начала было Гермиона, но ее перебил радостный голос Альбуса Дамблдора: - Гермиона, это правда? Вы с Северусом решили пожениться? Гриффиндорка вздрогнула и, широко раскрыв глаза, испуганно посмотрела на Аличе, с лица которой исчезли все следы озабоченности. Теперь волшебница безмятежно улыбалась и смотрела куда-то поверх плеча Гермионы. - Мерлин мой! – едва слышно выдохнула девушка и, несколько раз глубоко вздохнув, медленно обернулась. Под хмурым взглядом Мастера зелий она окончательно стушевалась, но ее самообладания все же хватило на то, чтобы поздороваться с директором и достаточно твердо ответить: - Да. - Как я за вас рад! – довольно улыбнулся Дамблдор и, радостно потерев руки, провозгласил: – Что ж, думаю, откладывать церемонию не имеет смысла. - Как? Что, прямо сейчас? Но я же не готова, и вообще…- растерялась Гермиона. - Мисс Грейнджер, вы передумали? - оживился Снейп. - Нет, как вы могли подумать, - кисло улыбнулась она и с мстительным удовлетворением отметив, как снова помрачнел Мастер зелий, добавила про себя: «Не дождешься». - Ну, Гермиона, это все пустяки, - Дамблдор направил на нервно дернувшуюся девушку палочку и нараспев произнес какое-то заклинание. – Теперь готова, - старый волшебник отступил на шаг, любуясь результатами своей работы. Гермиона опустила глаза и обомлела: на ней красовалось совершенно кошмарное пышное белое платье, расшитое жемчугом и серебряными нитями. Заметив ужас Гермионы, Снейп язвительно ухмыльнулся и, подхватив девушку под локоть, потащил ее к лестнице. - Куда вы меня тащите? – возмутилась она и попыталась вырваться. - В гостиную, конечно, вы же не собираетесь выходить замуж посреди коридора, дорогая? – последнее слово он произнес с такой издевкой, что на глаза Гермионы навернулись слезы. Какая неблагодарность! Хотя было бы странно, если бы зельевар вдруг ни с того ни с сего стал обходительным и галантным. К удивлению Гермионы, церемония заняла всего десять, от силы пятнадцать минут. Сначала Альбус Дамблдор произнес какие-то незнакомые девушке заклинания, потом в его руках появился пергамент, в котором они с профессором поставили свои подписи, после чего обменялись неизвестно откуда-то взявшимися кольцами (впрочем, Гермиона предположила, что они принадлежали кому-то из предков Снейпа и поэтому хранились где-то в доме). Сразу после этого Дамблдор лучезарно улыбнулся, пожелал им с профессором счастья и заспешил в Хогвартс, сославшись на множество срочных и совершенно нетерпящих отлагательства дел. Лукаво подмигнув новоиспеченным супругам, старый маг покинул поместье. - Как вы себя чувствуете, миссис Снейп? – из задумчивости девушку вывел насмешливый голос зельевара. - В этом дурацком платье ужасно, - честно призналась Гермиона, с отвращением глядя на шедевр, сотворенный Дамблдором в творческом порыве. Снейп довольно хмыкнул: - Вы же сами этого хотели. - Знаете, я несколько иначе представляла себе свою свадьбу, - огрызнулась Гермиона и, направив на платье волшебную палочку, сосредоточилась на заклинании трансфигурации одежды. - Вот так гораздо лучше, - она засунула палочку в карман магговских джинсов и вернула зельевару неприязненный взгляд. - Ну что ж, миссис Снейп, давайте наконец займемся тем, ради чего весь этот фарс и был затеян. - ??? - Я должен провести Обряд Родства на крови, чтобы вы стали полноправным членом семьи, после этого вы добавите в защиту дома какое-нибудь охранное заклинание, и, собственно, это все. Дайте мне руку. Левую, - скомандовал Снейп. Его лицо стало серьезным. Гермиона, невольно вздрогнув, подчинилась. Мастер зелий извлек из кармана сюртука крохотный серебряный кинжал и сделал маленький надрез сначала на ладони девушки, а потом на своей, и соединил их руки так, чтобы кровь смешалась. Гермиона снова услышала слова на незнакомом языке, что когда-то говорила Аличе, давая ей защиту от охранной магии дома, а потом почувствовала жжение в пораненной ладони и тихонько вскрикнула. Горячие, слегка обветренные губы быстро прикоснулись к губам девушки, ловя ее вскрик, и Гермиона закрыла глаза, невольно подавшись вперед и прижимаясь к мужчине, все еще держащему ее за руку. Снейп отстранился и с улыбкой посмотрел на изумленно моргающую Гермиону. - Это тоже часть Обряда Родства на крови? – понимающе спросила она, пытаясь унять бешено колотящееся сердце. - Нет, - Снейп с ухмылкой покосился на отчаянно покрасневшую девушку и, хмыкнув, отвернулся. - Тогда зачем?.. – сердито нахмурилась Гермиона. – Хотите надо мной посмеяться? Мастер зелий покачал головой: - Нет, не хочу. Не думайте обо мне хуже, чем я есть. Ну же, поднимите палочку и произнесите любое защитное заклинание, какое придет вам в голову. Гермиона сосредоточенно кивнула: - Protego! Снейп фыркнул: - Оригинально. Еще никто не накладывал Protego на архитектурные сооружения. - Вы же сами сказали, что можно использовать любое заклинание, - огрызнулась Гермиона. - Да ради Мерлина, - Снейп равнодушно пожал плечами и вдруг, зашипев от боли, схватился за левое предплечье.

Талина: Тапочки и отзывы приветствуются и принимаются с благодарностью.

Pixie: Талина Какие тапочки??? Только благодарные отзывы!! Твоя глава рассеяла мою грусть. Очень нежно, чувственно, много интересных событий. Ням Наконец-то свершилось, и Снейп с Гермионой поженились! Ура! Я подозревала, что все к этому идет, но чтобы так быстро. Теперь буду переживать за Северуса еще больше. Но ты же сделаешь их счастливыми, правда же? :)

Талина: Pixie, Спасибо. За эту главу волнуюсь очень сильно. Pixie пишет: Наконец-то свершилось, и Снейп с Гермионой поженились! Да, это они как-то совершенно неожиданно для автора учудили)). Автор как-то даже до сих пор пребывает в легком шоке. Не переживай. В шапке же не сказано, что это аngst значит, все в порядке.

Pixie: Талина Талина пишет: Да, это они как-то совершенно неожиданно для автора учудили)) А они очень даже правильно мыслят Автор, учись! *шепотом* хотя уж кто бы говорил. У меня в Тенях и до этого не дойдет. А первая брачная ночь будет? Не НЦ-шная, конечно, а так, намеками-намеками...

Талина: Pixie, Pixie пишет: А первая брачная ночь будет? А как же. Снейп у Лорда, а Гермиона у портрета Аличе. *Мрачно.* А дальше видно будет.

Pixie: Талина Талина пишет: А как же. Снейп у Лорда, а Гермиона у портрета Аличе. *Мрачно.* Это что же получается, скоро финал??? Аж не верится... Бедная Гермиона. Чувствую, они с Аличе перенервничают (и мы с ними) :))

Талина: Pixie,

Ginger: Талина Pixie пишет: Какие тапочки??? Только благодарные отзывы!! PPKS! Zame4atel'naya glava! Podsajivaete-taki Vy nas na snagery

Талина: Ginger, Думаю, снейджеры - это не самое плохое, что может быть.

leeRA: Талина, Талина пишет: снейджеры - это не самое плохое, что может быть. Это самое лучшее, что может быть!

Талина: leeRA, ППКС!

MMM: Талина, я тебя обожаю! Одним махом прочитала последние главы и пребываю в полном восторге Надеюсь, скоро найду время написать нормальный отзыв, но не отметится здесь хотя бы с невнятными восторгами, я не могла

Талина: MMM, Большое спасибо! Мне очень приятно.

Карла: Талина они таки женаты) ураа!! какая умничка Аличе! я тоже более содержательный комент. попозже гыы *а то уже и на клаву не попадаю*! пааасиб бальшое!!

Талина: Карла, И вам спасибо. :)

Рамира: Талина великолепно-чудесно-прекрасно! *эт я не так просто, это я так продолжение выпрашиваю!* Еще один фик, за которым я буду зорко следить :)

Талина: Рамира, Спасибо. После таких комментариев надо срочно садиться за продолжение.))

Талина: Глава не вычитана, поэтому тапки принимаются с благодарностью. Глава 26 На этот раз Метка привела Северуса Снейпа в довольно небольшую комнату, освещенную лишь несколькими факелами. В колеблющихся отсветах пламени были видны потеки на каменных стенах, остро пахло сыростью и плесенью. Затхлый воздух наводил на мысль о том, что помещение, в котором он оказался, находится глубоко под землей. Когда глаза мужчины привыкли к полумраку, он разглядел высокую тощую фигуру Волдеморта, поспешно опустился на одно колено и склонился перед ним в почтительном поклоне: - Мой Лорд. Снейп краем глаза уловил движение слева от себя и с трудом сдержал стон: Беллатрикс. Опять эта психопатка. Сердце противно заныло от какого-то нехорошего предчувствия. От этой женщины всегда следует ожидать какой-нибудь пакости. Зельевар судорожно пытался угадать, что она задумала на этот раз: ведь ясно же, что она здесь по его душу. В том, что Беллатрикс что-то задумала, Снейп ни секунды не сомневался: он слишком хорошо знал, как пламенно миссис Лестрандж его «любит» и какими именно способами предпочитает это демонстрировать. - Встань, - Волдеморт небрежно взмахнул бледной рукой. – Можешь снять маску. Зельевар, поднявшись с колен, отошел на несколько шагов от Темного Лорда и, спрятав в карман длинного черного плаща серебряную маску, украдкой огляделся по сторонам. Скорее всего, они находились в подвалах Малфой-Мэнор. Снейп поморщился: неприятное место. Интересно, сколько темномагических обрядов с человеческими жертвоприношениями провели здесь бесчисленные поколения Малфоев, если атмосфера подземелий была настолько пропитана флюидами боли и страданий, что находиться тут было практически невозможно: казалось, что стены вот-вот сомкнутся и раздавят глупца, посмевшего потревожить покой этого зловещего места. Беллатрикс остановилась за спиной своего неподвижно застывшего господина и, склонив голову набок, задумчиво уставилась на Снейпа тяжелым немигающим взглядом. Мужчина заставил себя твердо взглянуть ей в лицо. На губах Беллы появилась хищная улыбка, и надежда Мастера зелий на то, что ему удастся свести общение с Беллатрикс к минимуму, растаяла, как предрассветный туман под жарким полуденным солнцем. Что-то уж слишком явно Темный Лорд к ней благоволит. Не к добру это. - Ты узнал имя Хранителя Тайны? – Волдеморт нарушил затянувшееся молчание. - Да, мой Лорд, - Снейп коротко кивнул. - И? - Это Дамблдор. Красные глаза недобро полыхнули: - Stupefy! Зельевар отлетел к стене и больно приложился затылком о камень, воздух выбило из груди, перед глазами заплясали разноцветные точки. «Могло быть и хуже. Раньше гонцов, приносивших плохие вести, лишали жизни», - отстраненно подумал Снейп, восстанавливая сбившееся дыхание. Беллатрикс, все так же не отводившая от него взгляда, быстро облизала пересохшие губы. Темный Лорд пару раз прошелся из угла в угол, остановился перед Снейпом, все еще сжимая в трясущихся от гнева руках волшебную палочку, и глухо выплюнул: - Ты узнаешь у старого дурака, где он прячет Поттера, а потом прикончишь этого магглолюбивого идиота и сообщишь мне, где находится убежище Избранного, - последнее слово было произнесено презрительно-высокомерным тоном, не допускающим ни тени сомнения в том, что Темный Лорд считает мальчишку скорее занозой в заднице, чем реальной угрозой. Снейп сделал несколько глубоких вдохов, после чего осторожно сказал: - Если я убью Дамблдора, на меня объявят охоту, и я больше не смогу быть вам полезен. Тонкая рука Беллатирикс легко прикоснулась к плечу Волдеморта, и волшебник вытолкнул ее вперед. - Говори, - приказал он. - А если ты его не убьешь, Северус, значит, моя уверенность в том, что ты предатель, подтвердится фактами. Ты в любом случае сдохнешь, - улыбнулась женщина, почти нежно проводя по щеке Снейпа длинными остро подпиленными ногтями, оставляя на коже тонкие глубокие царапины. Из порезов выступили рубиновые капли и медленно потекли к подбородку, сливаясь в одну струйку. Беллатрикс с интересом наблюдала за процессом, ее зрачки расширились, а ноздри затрепетали, втягивая в себя запах крови. Ведьма прикоснулась к пораненной щеке мужчины и задумчиво слизнула испачкавшую пальцы кровь. Зельевар с трудом сдержал приступ тошноты и даже смог сохранить бесстрастное выражение лица. Темный Лорд никак не комментировал происходящее, из чего Снейп сделал вывод, что ничего неожиданного для него не происходит. Очевидно, он опять дал Беллатрикс разрешение поиграть с зельеваром. Мужчина стиснул зубы и заставил себя не смотреть на тяжело дышащую ведьму, слизывающую с пальцев его собственную кровь. Шипящий шепот Волдеморта отвлек его от тошнотворной картины: – Если ты выполнишь мой приказ, я дарую тебе прощение, и ты снова займешь свое место во Внутреннем круге. - Я исполню вашу волю, мой Лорд, - Мастер зелий склонил голову и на мгновение прикрыл глаза: он больше не мог смотреть на прерывисто дышащую от возбуждения Беллатрикс. Волдеморт искривил в усмешке безгубый рот: Белла была чудо как хороша. Ее откровенно боялись молодые Пожиратели; да что там говорить, многие сторонники Лорда, примкнувшие к нему много лет назад, также относились к ней с опаской. И не без оснований. Только Снейп при каждом удобном случае демонстрировал свою неприязнь к ней. Возможно, именно поэтому ведьма так откровенно его ненавидела? Что ж, пусть девочка немного поиграет: она этого заслуживает. - А теперь иди, - Волдеморт ленивым жестом отпустил своего слугу и снова усмехнулся, заметив, как разочарованно вытянулось лицо Беллакрикс. Ничего, ей надо успокоиться, иначе заавадит всех новичков на сегодняшнем посвящении. Хорошего понемножку. Снейп пока что нужен ему живым. – Аппарировать сможешь из коридора. Зельевар вернул на лицо маску Пожирателя и, снова поклонившись Темному Лорду, сделал шаг к двери. - Мой господин! – Белла бросилась на колени перед Волдемортом. - Ну что тебе еще? – он недовольно посмотрел на перепачканные кровью губы женщины и нахмурился. - Я хочу попросить вас об одной маленькой услуге, - Беллатрикс преданно заглянула ему в глаза: только она могла позволить себе такую дерзость. - Что еще? – Темный Лорд даже не пытался скрыть раздражение: что придумала эта взбалмошная особа на этот раз? - Прикажите Снейпу убить Дамблдора без магии, - горячо прошептала она, нервным жестом сплетая пальцы рук в замок. Мастер зелий вздрогнул и замер на полпути к спасительному выходу: он так и знал! С того самого момента, как только Снейп увидел Беллу, он уже знал, что она устроит какую-нибудь пакость. Но то, что она придумала на этот раз, переходило все границы! - Пусть он убьет его, как маггл, как грязный мерзкий маггл, - Беллатрикс хихикнула. – Руками. Волдеморт с сомнением посмотрел на возбужденно дрожащую ведьму: пожалуй, не стоило позволять ей слишком многого: она становится неуправляемой от вида и вкуса крови. Это единственное, что Темному Лорду не нравилось в своей самой преданной последовательнице: она слишком увлекалась и теряла над собой контроль. А впрочем - маг ухмыльнулся: ему понравилась идея Беллатрикс – в этом что-то есть. Пусть Дамблдор, так кичащийся своей магической силой, умрет, как обыкновенный маггл. - Сделай так, как хочет Белла, - негромко бросил Волдеморт и выразительно посмотрел на Снейпа. - Пусть смерть этого старого дурака будет унизительной. Мастер зелий обреченно кивнул: - Как скажете, мой Лорд. - Я хочу увидеть этого маразматика лежащим в луже крови, слышишь? – прошипела сквозь зубы Беллатрикс и обратила безумные глаза на зельевара. - Ты собираешься со мной в Хогвартс? – Снейп криво усмехнулся и вопросительно приподнял бровь. - Нет, я собираюсь вывернуть тебе мозги, - Белла запрокинула голову и хрипло засмеялась. Снейпа пробил холодный пот: неужели он действительно рассчитывал на то, что ему поверят на слово и не потребуют доказательств смерти Альбуса? - Ты все понял? – поинтересовался Темный Лорд и одобрительно потрепал Беллатрикс по щеке, словно собаку: все-таки иногда она бывает совершенно неподражаема. - У тебя есть несколько дней, но не тяни с этим: мое терпение не безгранично. Мастер зелий до боли стиснул зубы, склонил голову и наконец-то покинул комнату. В коридоре он на мгновение привалился к стене и, выругавшись сквозь зубы, аппарировал.

Талина: * * * Гермиона сидела в бывшей комнате Гарри, с ногами забравшись на кровать, и не сводила внимательного взгляда с пустующего портрета кузины Мастера зелий. Аличе безапелляционно заявила, что решать важные вопросы в коридоре - дурной тон и, не церемонясь, снова выпроводила Беату из ее собственного портрета. В общем и целом, Гермиона была с ней согласна: сидеть на кровати было не в пример удобнее, чем торчать на сквозняке в коридоре. Тем более что Аличе слишком долго отсутствовала, и ожидание начинало сводить девушку с ума. Она хмурилась и задумчиво крутила на безымянном пальце тонкое колечко из светлого металла. На душе было тоскливо и муторно, в голову лезли всякие тревожные мысли, не давая сосредоточиться на главном. А главным сейчас было то, что Аличе искала способ помочь Северусу, и Гермиона очень хотела верить, что волшебница сможет найти выход из ситуации, казавшейся Мастеру зелий и ей самой безвыходной. Аличе ничего толком не объяснила: ей требовалась дополнительная консультация с подругой детства Екатериной Медичи, и прабабушка профессора оставила Гермиону в одиночестве, приказав ждать ее возвращения в этой комнате и никуда не уходить. Девушка невесело хмыкнула: а интересно, как ей теперь называть своего мужа? Профессором – смешно, а по имени – страшно. Гермиона примерно представляла, как отреагирует зельевар на такую фамильярность с ее стороны, и поежилась: наверняка она узнает о себе много нового и интересного, и все это будет сказано с неподражаемой чисто снейповской язвительностью. Девушка поймала себя на том, что ей совсем не хочется узнавать о себе какие бы то ни было неизвестные ранее подробности, и решила не проявлять инициативу, тем более что Снейп собирается развестись с ней сразу же, как только все это закончится. Мысль об этом окончательно испортила Гермионе настроение: неприятно ощущать, что тебя просто используют, даже если ты сама даешь на это согласие. Девушка перестала теребить кольцо, рассеянно потерла лоб и снова выжидательно уставилась на портрет, отгоняя от себя мысли о том, что зельевар до сих пор не вернулся от Темного Лорда. И только когда вернулась Аличе, Гермиона облегченно вздохнула: она надеялась, что с приходом волшебницы хоть что-то прояснится. - Ну что? Вы узнали что-нибудь? – девушка бросилась к портрету, но застыла в двух шагах от него, неловко переминаясь с ноги на ногу. Аличе выглядела мрачной и сосредоточенной. Она, прищурившись, оценивающе посмотрела на Гермиону и, неторопливо опустившись в кресло, тихо сказала: - Нет никакой необходимости стоять у меня над душой. Сядь, - она кивком указала девушке на кровать, и Гермиона послушно уселась, поджав под себя ноги. – Разговор будет долгим. Гриффиндорка нахмурилась: она просто не находила себе места от волнения, но раз Аличе настроена на обстоятельную беседу, значит, ничего из нее не вытянешь, пока она сама не решит все рассказать. Некоторое время женщина молча поглаживала резные подлокотники своего кресла, потом подняла глаза и, впившись в лицо девушки цепким взглядом, негромко проговорила: - Способ помочь моему правнуку существует, - Гермиона встрепенулась и собралась было что-то сказать, но под тяжелым взглядом Аличе закрыла рот, так и не проронив ни звука. – Но мне потребуется твоя помощь, - нехотя закончила волшебница. – Сама я, увы, не смогу ничего сделать. - Я помогу, - Гермиона решительно тряхнула головой. - Сначала выслушай, а потом уже решишь, согласна ты участвовать в этом или нет, - Аличе покусала нижнюю губу и продолжила: - Как я тебе уже говорила, в одной из тайных библиотек Ватикана родители моей подруги нашли упоминание о том, что в древности существовал обряд, дающий сквибу магическую силу, и что он был проведен дважды. Я еще раз поговорила с Екатериной и выяснила, что это не совсем так. Сам обряд, основанный на использовании магии древнейшей первостихии Хаоса, не может дать сквибу магическую силу. Так что найденные после почти пятидесятилетнего поиска описание обряда и магические формулы, необходимые для его проведения, не смогли сделать Екатерину Медичи ведьмой. Обряд не создает магическую силу из ничего, с его помощью можно лишь передать силу одного волшебника другому человеку. Мать Екатерины была готова пойти на такую жертву и отдать дочери свою силу, но тут возникло еще одно «но», - Аличе снова вздохнула и нахмурилась. – В Книге Хаоса было сказано, что для проведения обряда нужен маг-некромант для того, чтобы поднять мертвеца. Некромантия не фикция, как ты думаешь, - Аличе предостерегающе подняла руку, не давая Гермионе возможности перебить ее, - это забытое искусство, давно утерянные знания. Настолько давно, что память о них стерлась почти полностью, лишь в нескольких легендах остались упоминания о великих магах, способных оживить мертвых, пусть и ненадолго, - Аличе наконец замолчала и угрюмо уставилась в камин. Гермиона поерзала на кровати и осторожно поинтересовалась: - То есть вы хотите, чтобы я отдала свою силу вашему правнуку? Ну, потом, после того, как он потеряет свои магические способности? - Что?– Аличе очнулась от своих мыслей и непонимающе воззрилась на Гермиону. – Да ты что, девочка? Как только такое могло прийти тебе в голову?! – возмущенно прошипела она, как только до нее дошел смысл сказанного. - А что мне должно было прийти в голову? – Гермиона передернула плечами. - На основе сказанного вами я пришла именно к такому выводу. - Ой, прости Мерлин, но я начинаю думать, что мой правнук прав, утверждая, что все гриффиндорцы… Ладно, не будем об этом. Щеки Гермионы порозовели от негодования, и Аличе сочла за благо замолчать: ссориться с девушкой она не хотела: это могло разрушить весь ее прекрасный план. Гермиона несколько раз глубоко вздохнула и, более-менее успокоившись, спросила: - Тогда, может быть, вы скажете, что именно вы имели в виду? - Скажу-скажу, - Аличе к чему-то прислушалась и удовлетворенно улыбнулась: - Северус вернулся. Иди сюда, - она понизила голос и поманила Гермиону ближе, и только когда девушка подошла вплотную к портрету, она что-то быстро зашептала ей в самое ухо. - А зачем нужен некромант? – через некоторое время поинтересовалась гриффиндорка. - Для проведения обряда нужен мертвый, обладающий магическими способностями. - Оу, а как же мы... - А мы обойдемся без него. Своими силами, - Аличе заговорила чуть громче. В ее голосе слышалось торжество. - Но как? - Скоро узнаешь. Очень скоро. Как только мы убедим Северуса дать согласие на проведение обряда. - Но почему вы думаете, что его придется уговаривать? Аличе вздохнула: - Девочка, а ты сама, после всего, что я тебе рассказала, хотела бы, чтобы Северус оказался на твоем месте? Гермиона отчаянно замотала головой: - Нет, это слишком опасно. - Вот именно. Ты думаешь, он согласится подвергнуть опасности тебя? Гермиона несколько секунд молчала, обдумывая что-то, потом подняла голову и, глядя в черные глаза Аличе, решительно сказала: - А мы ему об этом не скажем.

Талина: * * * Мастер зелий, едва оказавшись дома, сбросил тяжелый плащ Пожирателя прямо на пол и, быстро подойдя к бару, извлек оттуда бутылку Огневиски. Бесшумно появившийся Тинли подхватил одежду и так же тихо исчез, не решившись предложить ужин вернувшемуся в мрачном расположении духа хозяину. Снейп устало опустился в кресло, взмахом палочки разжег камин и вытянул ноги поближе к весело потрескивающему пламени: в подземельях Малфой-мэнор было более чем нежарко, и он успел продрогнуть до костей, несмотря на довольно теплый плащ. Мужчина сделал первый глоток Огневиски и с удовольствием почувствовал, как тепло медленно разливается по всему телу. Снейп прикрыл глаза и несколько минут прислушивался к треску сгорающих в камине сосновых поленьев. Со стороны двери послышался легкий шорох. На мгновение наступила тишина, потом шорох повторился снова. Негромко хмыкнув, Снейп, не открывая глаз, поинтересовался: - И долго вы собираетесь там стоять? - А откуда вы узнали, что это я? – Гермиона осторожно вошла в гостиную, робко приблизилась к креслу и окинула зельевара внимательным взглядом. Заметив глубокие царапины на его щеке, она встревоженно нахмурилась. - Тинли так не топает и не сопит, - охотно пояснил Снейп и сделал еще один глоток обжигающего напитка. Гермиона обиженно поджала губы. - Я не топала и не сопела. Мастер зелий лениво приоткрыл один глаз и проворчал: - И сопели и топали. Не спорьте: со стороны лучше видно. И прекратите пялиться на меня, мисс Грейнд… - он прикусил язык. - Эээ… Гермиона. На мне узоров нет. Девушка ухмыльнулась, заметив его оговорку, но тут же снова стала серьезной: - Зато есть царапины. - Угу. Продолжения не последовало, и, немного помолчав, она все же спросила: - Кто это вас так? - Бешеная кошка, - Снейп поморщился при воспоминании о Беллатрикс. – Злобная, драная бешеная кошка, - мстительно проговорил он, прикоснувшись к ранам. Гермиона нерешительно потопталась возле кресла, потом уселась прямо на ковер и, вытащив волшебную палочку, направила ее на Снейпа. Молниеносным движением он перехватил тонкое запястье, заставив девушку обиженно пискнуть. - Я всего лишь хотела залечить эти царапины, - через секунду она уже растирала красные пятна на коже и обреченно думала о том, в какие умопомрачительные синяки они превратятся через несколько часов. - Я не хотел причинить вам вред. Просто рефлекс, - Снейп стиснул зубы: откуда она только взялась на его голову такая заботливая. Гермиона хмуро покосилась на мужчину: - Так что с вами все-таки случилось? - Я же вам сказал… - Сказку про кошку я уже слышала. Я не об этом. Вы какой-то… Как будто что-то произошло. - А чего вы вообще взяли, что со мной что-то случилось? – Снейп вопросительно приподнял бровь, с интересом глядя на примостившуюся возле его кресла девушку. - На вас лица нет. - Ну, предположим, рожа у меня всегда была далека от совершенства, так что это не показатель, - фыркнул профессор и снова приложился к стакану. Гермиона зло прищурила глаза: - Не пытайтесь уйти от ответа. - А почему я должен вам отвечать? Что вам за дело до меня?! Вы что, возомнили себя моей женой? - А я и есть ваша жена, - огрызнулась Гермиона. - Фиктивная, - не преминул ехидно вставить Снейп. - В ваших силах это изменить! Мужчина поперхнулся Огневиски. Девушка, вызывающе задрав подбородок, смотрела ему в глаза. - Девчонка! – просипел он и закашлялся. Гермиона встала и невозмутимо похлопала его по спине. - Так лучше? – деловито поинтересовалась она. - Да как вы… - Видимо, лучше, - решила она и снова уселась на ковер, поджав под себя ноги. – Ну так как? – Гермиона чувствовала, что ее заносит, но остановиться не могла. Ее охватило какое-то бесшабашное веселье: двум смертям все равно не бывать. - Что как? – не понял Снейп. - Я, знаете ли, совсем не против перестать быть фиктивной женой. Все зависит от вас. Зельевар смотрел на нее круглыми глазами. Воспользовавшись его замешательством, она выхватила из его руки бокал и успела отхлебнуть изрядный глоток, прежде чем он опомнился. - Во-первых, вы пьяны. - Я не пьяная! – возмутилась Гермиона. Снейп с сомнением посмотрел на остатки Огневиски в стакане. - Минут через десять будете, - заверил он насупившуюся гиффиндорку. – Во-вторых, я не настолько ублюдок, чтобы испортить вам жизнь. Гермиона вздохнула и, по примеру зельевара, вытянув ноги к огню, тоскливо изрекла: - И почему все всегда решают за меня, что для меня лучше, а? Меня уже затюкали осчастливливать все, кому не лень, - пожаловалась она, как-то по-свойски пристраивая голову на коленях Снейпа. Он нервно сглотнул и посмотрел на закрывшую глаза девушку. Только этого ему и не хватало для полного счастья! - Ну почему я? – тихо простонал он, закатывая глаза. - Потому что я вас люблю, - так же тихо пробормотала Гермиона и тяжело вздохнула. - Вам так кажется. Поверьте, вам не нужен не слишком молодой сквиб с мерзким характером. - Мне ничего не кажется, - возразила она и, охая, с трудом встала с пола. – Я не пьяная. Просто ноги затекли, - зачем-то начала оправдываться девушка, виновато глядя на зельевара. – И вы молодой, - упрямо возразила она. - Для волшебника - да, - спокойно согласился Снейп. – Но как только я потеряю магическую силу, начну стареть так же быстро, как магглы. Уголки губ Гермионы как-то странно дрогнули. Снейп, не глядя больше на девушку, серьезно кивнул и неожиданно для самого себя добавил: - Мне приказали убить Дамблдора. Не заклинанием, а по-маггловски, руками, - Снейп невесело усмехнулся. – Знали бы они, насколько это символично. - И? – Гермиона широко раскрытыми глазами посмотрела на него, снова неосознанно начиная теребить обручальное кольцо. - Не знаю, что делать, - Снейп устало потер переносицу и сам удивился своей откровенности. Не иначе сказался выпитый на голодный желудок крепкий напиток. – Миссис Лестрандж жаждет заглянуть в мои воспоминания, чтобы своими…ммм… моими глазами увидеть труп директора. Желательно окровавленный, и чем больше крови, тем лучше, - Снейп невесело ухмыльнулся, откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Гермиона секунду помолчала: - Это все? - А этого мало? - Ну, это вполне решаемо, - Гермиона пожала плечами. - То есть? – Снейп от удивления даже протрезвел: навеянную легким опьянением сонливость как рукой сняло. - То есть я хочу сказать… Только не перебивайте, ладно? На первый взгляд, это может показать глупым, знаю, но… На каникулы я возвращалась домой, и, ну, от нечего делать магглы смотрят телевизор. Отдыхают. Мои родители часто смотрят детективные сериалы. Я обычно не смотрю, потому что уже через пять минут становится понятно, кто убийца, стоит только немного подумать, - Гермиона перебила саму себя, - то есть я не об этом хотела сказать. В общем, там иногда бывают интересные серии. И я в нескольких фильмах видела, как полицейские инсценировали убийство. Допустим, преступник нанимал киллера, чтобы избавиться от своего врага, а киллера ловили, или он сам сдавался. И тогда полицейские несостоявшуюся жертву укладывали в позу поживописнее, ну там пачкали кровью его одежду, рисовали входное пулевое отверстие в голову, фотографировали и потом заказчику предъявляли эти фотографии в качестве доказательства того, что заказ выполнен. И когда заказчик отдавал деньги за убийство, его арестовывали. - Мисс Гр… Гермиона, все это, конечно, ужасно интересно, но какое отношение… - Да как вы не понимаете! - девушка всплеснула руками и укоризненно посмотрела на Снейпа. – Беллатрикс Лестрандж хочет увидеть директора Дамблдлора с пробитой головой, лежащего в луже крови? Ну так поговорите с директором. Он вам с удовольствием подыграет: у него отличное чувство юмора. - Вот это точно. Отличное. От других, - пробормотал Снейп, начиная понимать, к чему клонит Гермиона. - Знаете, это действительно глупо, но вполне может сработать, - он слегка улыбнулся уголками губ. Гермиона заулыбалась ему в ответ: - А мадам Помфри вполне может дать профессиональную консультацию как сделать так, чтобы все выглядело достоверно. Надеюсь, в Больничном крыле есть запасы крови для переливания? - Разумеется, есть. Гермиона возбужденно подпрыгнула и хлопнула в ладоши: - Вот и запечатлеете в памяти этот незабываемый образ. Только не смотрите на подготовительный этап, чтобы меньше воспоминаний пришлось прятать от тех, кому так хочется заглянуть в вашу голову. Вы же сможете смоделировать нападение на Дамблдора и выдать ложные воспоминания за истинные? - вдруг забеспокоилась она. - Да, - Снейп уверенно кивнул. - Замечательно! – девушка счастливо улыбнулась и посмотрела на Снейпа сияющими глазами. - Спасибо. Завтра я свяжусь с Альбусом, и мы с ним все это обсудим, - он с признательностью кивнул и посмотрел на часы. – Уже поздно, отправляйтесь спать, Гермиона, - мягко сказал он. – Вам нужен отдых. Улыбка на лице гриффиндорки увяла. Зельевар сделал вид, что полностью поглощен остатками Огневиски и проигнорировал ее жалобный взгляд. Девушка сделала несколько шагов к выходу из гостиной, но уже на пороге остановилась и нерешительно с надеждой спросила: - А может?.. - Вам этого не надо. Гермиона отвернулась и медленно сказала: - Может быть, для вас этот брак и фиктивный, но я воспринимаю его иначе, - она выскользнула за дверь и исчезла в темноте коридора. Еще несколько минут он слышал ее нетвердые шаги на лестнице (сказался выпитый Огневиски), а потом наступила тишина. Зельевар еще долго задумчиво крутил в руках наполовину опустошенный стакан и, кажется, только сейчас начал понимать, что по какой-то непостижимой иронии судьбы он действительно нужен этой взбалмошной девчонке. Должно быть, именно это принято называть привязанностью, симпатией или даже чем-то большим. Снейп поставил уже ненужный стакан на стол и помассировал запульсировавшие болью виски, морщась оттого, что искалеченные руки, хоть и стали доставлять ему меньше неудобств, но все еще временами плохо слушались. Неожиданно у него появилась мысль зайти к Гермионе и извиниться: она не заслуживала такого пренебрежительного отношения с его стороны, ведь она всего лишь искренне хотела ему помочь. Но стоило ему только вспомнить о ее огромных глазах, смотревших на него сегодня с такой тревогой и заботой, о рассыпавшихся по ее хрупким плечам каштановых локонах, как он понял, что одними извинениями дело не ограничится. Он не мог поручиться за то, что сможет устоять, если она опять скажет, что считает его своим мужем. Снейп крепко зажмурился и резко тряхнул головой, выбрасывая из головы все неподобающие мысли. Уже поднимаясь по лестнице в свою спальню, он рассеянно подумал о том, что фиктивный этот брак или нет, они разберутся потом. Если он останется в живых. А пока ему нужно как следует обдумать то, что сказала ему Гермиона насчет инсценировки убийства директора. Возможно, это еще один маленький шаг к тому, чтобы выжить в этой затянувшейся на десятилетия войне.

Мышь Белая: Талина пишет: Возможно, это еще один маленький шаг к тому, чтобы выжить в этой затянувшейся на десятилетия войне. Я рада, что у Снейпа появилась надежда . Лучше умереть надеясь, чем жить вбезнадёге

Pixie: Талина Писала в дайри и еще раз повторю: очень эмоционально насыщенная глава, и эмоции эти переданы великолепно! Аудиенция у Лорда - страшное зрелище. Северуса очень жаль, но я верю, что Аличе и Гермиона не дадут ему сгинуть

Gwenevere: Прошу прощения, а не могли бы мне дать ссылочку на начало?..

Талина: Gwenevere, Главы с 1 по 25 можно найти здесь: http://snapearchive.narod.ru/fic/r/plohaja_primeta/plohaja_primeta.htm



полная версия страницы