Форум » Библиотека-7 » Плохая примета, СС/ГГ, Romance, R, макси. 27 глава от 11 июня » Ответить

Плохая примета, СС/ГГ, Romance, R, макси. 27 глава от 11 июня

Талина: Название: Плохая примета Автор: Талина Бета: Мирадора Рейтинг: R Пейринг: СС/ГГ Жанр: Romance Дисклаймер: Герои принадлежат Джоан Роулинг. Саммари: Считается, что разбить зеркало – это плохая примета. А уж если разбитое зеркало было не простым, а волшебным, тогда в вашей жизни могут произойти самые невероятные перемены. Все персонажи, вовлеченные в действия сексуального характера, являются совершеннолетними. Комментарии: 1. AU. Канон, соответственно, не учитывается. 2. Большое спасибо Loy Yver за оказанную помощь. :) Статус: в работе

Ответов - 115, стр: 1 2 3 4 All

Талина: Предыдущая тема закрылась посреди главы, так что наачинаем все заново.))

Талина: Глава 23 - Ну так что скажете, мисс Грейнджер? - Не понимаю, что вы имеете в виду, профессор, - откашлявшись, не очень убедительно соврала Гермиона. - Мисс Грейнджер… Она даже не заметила, как мужчина пересек комнату. Миг - и он оказался рядом. Снейп присел на корточки напротив ее кресла. Тонкие длинные пальцы осторожно взяли Гермиону за подбородок и слегка приподняли голову. – Вы же понимаете, что я и без вашей помощи могу узнать все, что мне нужно, но предпочитаю, чтобы вы рассказали обо всем без принуждения: не хочу причинять вам боль. Вы же умная девушка, подумайте об этом. Гермиона молча обливалась потом. На что она надеется? Ей же прекрасно известно, что Снейп один из лучших легилиментов в мире. - Ну же, мисс Грейнджер, - в ровном голосе Мастера зелий появились нетерпеливые нотки, и Гермиона наконец решилась: - Хорошо, - она потеребила застежку мантии. – Только я не знаю, с чего начать. Снейп вернулся в свое кресло и, наполнив чашку девушки новой порцией горячего напитка, протянул ее Гермионе. - Лучше всего с начала, - посоветовал он. - Что именно вы хотите узнать? – гриффиндорка поерзала в кресле и робко подняла глаза на профессора зельеварения. - Все, - мужчина выразительно приподнял бровь и выжидательно посмотрел на Гермиону. Девушка немного помолчала, собираясь с мыслями. Обхватив чашку холодными пальцами, она тихо начала рассказывать. - Наверное, придется вернуться к тому времени, когда вы привезли нас с Гарри к себе, - Гермиона бестолково повертела в руках чашку и, тихонько вздохнув, осторожно поставила ее на стол. – Сначала мне было очень неуютно здесь, - призналась она и, зябко поежившись, спрятала ладони под мышки. - Каждый вечер, как только моя голова касалась подушки, я мгновенно засыпала, но спала очень беспокойно: мне постоянно снились кошмары, сквозь сон слышались какие-то скрипы и шорохи, а проснуться почему-то не получалось. Кстати, с Гарри происходило то же самое. Ну, я заметила еще много всяких мелочей, не заслуживающих внимания, но заставляющих постоянно держаться в напряжении, - девушка бросила на Снейпа быстрый взгляд исподлобья, и Мастер зелий кивнул, давая понять, что внимательно ее слушает. Судя по расслабленной позе и чуть скучающему выражению лица, для Снейпа все вышесказанное новостью не являлось. – Не знаю почему, но поначалу мне было в вашем доме немного жутко, - призналась Гермиона. - Только поначалу? - мужчина задумчиво взглянул на свернувшуюся в кресле девушку. Она кивнула. - Через некоторое время такое аномально быстрое засыпание прекратилось, и кошмары тоже перестали меня беспокоить, хотя Гарри продолжал жаловаться на то, что ему постоянно снится, как он выражался, «какая-то гадость». А мне стало спокойно и хорошо. Потом выяснилось, что магия вашего дома не действует на меня, - Гермиона помолчала. - Помните, я сказала, что не являюсь вашей родственницей? Именно поэтому я и была в этом уверена. - Почему «поэтому»? – профессор сплел пальцы в замок и впился в лицо девушки внимательным взглядом. - Да потому, что если бы я была кровной родственницей Снейпов, ваша фамильная магия не подействовала бы на меня с самого начала! А ведь изначально она на меня очень даже действовала, а потом вдруг перестала. Последние недели я была так огорошена стремительно развивающимися событиями, что просто не подумала об этом. То несчастье с Гарри, то нападение Упивающихся на район, в котором живут мои родители, то вас ранили… - голос Гермионы предательски дрогнул. - Сами понимаете, не до размышлений было. Да, кстати, совсем недавно я выяснила, что меня слышит Тинли. А раньше не слышал! Он сам сказал. К тому же эльф меня не слушается. Конечно, я понимаю, что Тинли…кхм… уникальный эльф, второго такого нет, но он был бы просто обязан слушаться меня, будь я кровной родственницей его хозяина. - Ну, поведение Тинли трактовать можно как угодно, – хмыкнул Мастер зелий. – Это не может считаться доказательством, да, собственно, ничего и не доказывает. Вы должны понимать, что проклятье, наложенное на Эмили Снейп, необратимо и слишком серьезно, чтобы можно было полагаться на ваши домыслы. Конечно, вы еще слишком молоды и считаете, что с вами никогда не случится ничего по-настоящему ужасного… - Вы это серьезно?! – не поверила Гермиона. – Вы что же, совсем за идиотку меня держите? - оскорбилась она. - Нет, - сквозь зубы выдавил Мастер зелий: только скандала ему сейчас и не хватало для полного счастья, поэтому он быстро вернул разговор в интересующее его русло. - Все это, конечно, очень интересно, мисс Грейнджер, но какое, позвольте спросить, отношение ваш рассказ имеет к Аличе? - Самое прямое, - хмуро буркнула девушка и мрачно посмотрела на своего бывшего учителя. – Она мне приснилась. А после этого начались настоящие странности. Вот поэтому Аличе меня и заинтересовала. Кстати сказать, я никогда не видела ее портрета и вообще не представляла, кто это. Ее постоянно не было на месте. Холст всегда пустовал. Мастер зелий несколько раз озадаченно моргнул, переваривая полученную информацию. - Она вам что? - наконец спросил он. - Приснилась она мне, - сердито повторила Гермиона. - И какого рода странности начались после этого? - Как раз после этого сна, как я понимаю, ваш дом меня и принял. - То есть просто так взяла и приснилась? И после этого защитная магия дома стала вас оберегать как члена семьи? – казалось, Снейп ожидал чего угодно, только не этого: мало ли что там кому снится. - Ну, может, и не просто так, - со вздохом призналась Гермиона и задумчиво поводила пальцем по поверхности стола. – Сначала я разбила зеркало. - Так, а теперь еще раз и по-человечески. Какое зеркало вы разбили и когда? - То самое, которое висит в рабочем кабинете вашей прабабушки. - То есть, то самое целое и невредимое зеркало? – уточнил зельевар. Голова профессора медленно, но верно начинала болеть. - Да, - Гермиона подняла на Снейпа блестящие карие глаза и для убедительности пару раз кивнула. - Да вы что, сами не понимаете, что несете бред?! – не выдержал профессор, сжимая пальцами виски и страдальчески морщась. - И не бред! Можете Гарри спросить! – огрызнулась девушка. - А Поттер-то тут при чем? – Снейп недоуменно приподнял бровь. Кажется, Гермионе удалось его удивить. Она поняла, что сболтнула лишнее, но отступать было уже поздно: раз сказала «А», придется говорить и «B». - Нам с Гарри скучно было, вот мы и решили немного по дому побродить. Вы же все время в лаборатории были, - это прозвучало как обвинение, и Гермиона разозлилась на себя за это. - Ну разумеется! Я же не знал, что с вами надо нянчиться. Я ошибочно предполагал, что два совершеннолетних волшебника вполне способны понимать английский язык. Я же сказал, чтобы вы не шлялись до дому!!! - Не орите на меня! Секунду Снейп яростно смотрел на покрасневшую от гнева Гермиону, потом глубоко вздохнул и, досчитав про себя до десяти, уже гораздо спокойнее приказал: - Продолжайте. Он сердито ткнул палочкой в свою чашку, подогревая остывший чай. Гермиона неодобрительно покачала головой, но воздержалась от комментариев по поводу кулинарных экспериментов профессора. - Мы поднялись на чердак. Гарри думал, что там можно найти что-нибудь интересное, - пояснила она. Поймав на себе удивленный взгляд зельевара, девушка сделала паузу и вопросительно приподняла бровь, неосознанно копируя его мимику. - Гарри думал, - передразнил ее Снейп. – Когда это он научился? - Вы всегда были несправедливы к нему! – обиделась за друга Гермиона. - Ну конечно, во всем виноват Снейп, - неожиданно беззлобно ухмыльнулся зельевар. - Не утрируйте, - девушка улыбнулась ему в ответ самыми уголками губ. – Я никогда так не думала. - Утешили, - мужчина фыркнул в свою чашку. - Ну так вот, - продолжила Гермиона, - мы увидели на чердаке маленькую дымчатую кошку. Она юркнула в какую-то приоткрытую дверь, и мы решили посмотреть, что там. Снейп промычал что-то нечленораздельное, но явно неодобрительное. Девушка вздохнула и задумчиво продолжила: - Естественно, ничего, кроме старого хлама, там не обнаружилось, но, знаете, Гарри легче убить, чем переубедить. Ой! – она испуганно зажала рот ладошкой. Снейп откровенно развлекался, глядя на смущенное лицо и стремительно наливающиеся краской щеки Гермионы. - Простите, вырвалось, - пролепетала она, опуская глаза. – В общем, пока Гарри не убедится в своей неправоте на собственном опыте… - девушка безнадежно махнула рукой. – Ну, вы понимаете. - Даже лучше, чем вы думаете, - заверил ее Снейп. – Значит, вас занесло в рабочий кабинет Аличе. Ясно. Что вы там говорили насчет зеркала? – напомнил Мастер зелий. - Я его разбила, - угрюмо призналась Гермиона. - Вы в этом уверены? - Абсолютно. Я нечаянно наступила на хвост спрятавшейся за ширмой кошки, она заорала, я испугалась, споткнулась и… В общем, зеркало упало и разбилось. Вдребезги, - Гермиона тоскливо посмотрела на незажженный камин и покаянно вздохнула. Снейп скептически хмыкнул и побарабанил пальцами по подлокотнику своего кресла. - Ладно, что было дальше? – наконец спросил он, выводя из задумчивости загрустившую гриффиндорку. - А дальше мы с Гарри испугались, что Тинли услышит грохот, застукает нас в комнате и доложит вам, что зеркало разбито. Знаете, не хотелось лишний раз вас злить. А потом, ночью, я разбила это зеркало еще раз. Только теперь уже во сне. - Ничего не понимаю, - едва слышно пробормотал Снейп. - Расскажите подробнее о том, что вам приснилось, - потребовал он. - Очень странный сон: как будто я снова поднимаюсь на чердак, но уже одна, без Гарри, и иду в ту самую комнату, где мы были днем. Я не хотела туда идти, мне было страшно, но я ничего не могла с собой поделать. В общем, я дошла до кабинета вашей прабабушки и вошла. Вот тогда-то я и увидела Аличе: она сидела напротив совершенно целого зеркала и, как мне показалось, ждала меня. - Вас? - Да, меня, - убежденно кивнула Гермиона. – Она подошла ко мне, сказала, чтобы я не боялась и заглянула в мои мысли. Она тоже была лигилиментом, как и вы? - Да, - Снейп рассеянно потер подбородок. – Продолжайте, пожалуйста. - Потом она подвела меня к зеркалу, зачем-то толкнула в спину, я потеряла равновесие, оперлась о раму зеркала и снова его разбила. И опять порезалась! Тот же палец, что и наяву! – пожаловалась девушка. Снейп вздрогнул и впился в Гермиону тяжелым неподвижным взглядом. - Дальше, - прошелестел он. Девушка поежилась. - А потом Аличе схватила меня за руку, прижала пальцами порез и остановила кровь. Она быстро-быстро прочитала какое-то заклинание, я почувствовала сильную боль, как будто что-то жгло мою руку, закричала и проснулась. - Это все? – резко спросил зельевар. Гермиона подняла на него испуганные глаза и медленно покачала головой: - Когда я проснулась, я увидела шрам на пальце. Знаете, он был такой странной формы… - девушка потерла лоб, вспоминая. - Похоже на звезду с семью лучами. А через несколько минут он бесследно исчез. Вот. Секунду стояла тишина. - Почему вы не рассказали мне об этом раньше? – Снейп со стуком поставил чашку на блюдце и с плохо скрываемым раздражением посмотрел на сжавшуюся в кресле Гермиону. - Я не думала, что… - А стоило бы. Для разнообразия, - Мастер зелий не удержался от язвительного комментария и, заметив, как поникли плечи девушки, уже мягче добавил: - Продолжайте. - Я не думала, что это важно. Сначала я попросту забыла и об Аличе и об этом сне. А вспомнила я о ней совсем недавно: тогда, когда вы рассказали о проклятии Эмили. Мне, знаете ли, никак не хотелось, чтобы вы считали меня своей родственницей. Я-то в это никогда не верила, а вам были нужны доказательства. Я решила разобраться во всем самостоятельно, а потом уже рассказать обо всем вам. Вы, между прочим, тоже не страдаете излишней откровенностью. - Ну и зачем вы затеяли это расследование? – Снейп пропустил ее колкость мимо ушей. - Неужели непонятно? Вы же вышвырнули меня из своей комнаты, когда я там случайно заснула. Подумали Мерлин знает что и потащили к портретам. О проклятии рассказывать, - несмотря на язвительный тон, девушка мучительно покраснела и затеребила застежку мантии. Снейп недоверчиво на нее посмотрел. Она что, серьезно? Он настолько ей нравится, что она затеяла это безумное расследование? - Я терялась в догадках, что может значить этот сон. Начала думать, что Аличе ваша родственница и зачем-то провела обряд Родства. Понадобилась же ей зачем-то моя кровь! Но… Во-первых, я не видела ее портрета и не была уверена в том, что она действительно член вашей семьи. Мало ли что я думаю. Ее цели вполне могли отличаться от тех, что я себе вообразила. И знаете, меня еще один момент смущает. Насколько я помню, обряд Родства на крови может провести только ныне здравствующий представитель рода? Профессор кивнул. - А ведь вы неоднократно говорили, что являетесь единственным оставшимся в живых потомком рода Снейпов, и вы ничего такого не делали. Так ведь? – тихо спросила Гермиона. Зельевар снова ограничился кивком. – Вот поэтому я ничего вам и не сказала. Я совсем запуталась и не хотела забивать вам голову всем этим, - после секундной паузы призналась она. – У вас и так забот полно с тем зельем, что мы пытаемся сварить. - Очень жаль, что вы не рассказали мне об этом раньше. Удалось бы избежать… - он неловко замолчал. Да ничего бы не удалось! Тогда все только еще больше осложнилось бы: он не смог бы объяснить этой настырной девчонке, почему ей стоит держаться от него подальше. А все этот перестраховщик Дамблдор со своей Нерушимой клятвой. «Северус, мальчик мой, надеюсь, ты меня поймешь правильно, я доверяю тебе, но если об этом зелье и его свойствах кто-нибудь узнает… Не мне объяснять, к чему это может привести». И Снейп, стиснув зубы, согласился. Вынужден был согласиться и связать себя Нерушимой клятвой. Он никому не сможет рассказать об этом зелье и остаться после этого в живых. Он умрет сразу же, как только заикнется об этом. Старый интриган не оставил ему выбора. - Есть способ проверить ваши догадки, мисс Грейнджер, - Снейп встал и хмуро посмотрел на Гермиону. Он был растерян и за показной грубостью хотел спрятать свои истинные чувства: неверие и радость оттого, что Гермиона не отступилась, даже когда узнала о том, чем ей может грозить связь с предполагаемым родственником. Нет, Снейп понимал, что между ними все равно ничего не может быть, но его глупое сердце радовалось, несмотря на все разумные доводы и бешено билось где-то у самого горла. Проклятый Дамблдор, проклятое зелье, проклятая война…

Талина: - Я сейчас вернусь, - Снейп прервал затянувшееся молчание и стремительно исчез за дверью. Гермиона даже не успела удивиться по-настоящему, как он уже вернулся с тем самым кубком, из которого поил полумертвого Гарри Зельем родства. В кубке плескалась какая-то слабо флуоресцирующая жидкость, и мужчина осторожно, чтобы не расплескать, установил серебряный сосуд посреди стола. В его руках откуда-то взялся совсем крохотный кинжал, и Снейп молниеносным движением полоснул остро заточенным лезвием по запястью. Гермиона вскрикнула: ярко-алая кровь тонкой струйкой полилась в кубок, заставляя зелье в нем засветиться еще ярче. - Успокойтесь, мисс Грейнджер, - через мгновение Снейп ловко зажал рану и остановил кровь при помощи заклинания. – Дайте палец. Тот, который вы поранили о зеркало Аличе, - потребовал он. Гермиона сидела, не в силах пошевелиться и, как завороженная, смотрела на окровавленный рукав рубашки Мастера зелий. Не дождавшись реакции со стороны гриффиндорки, Снейп поднял голову и недоуменно посмотрел на застывшую, как изваяние, девушку. Проследив за ее взглядом, он произнес очищающее заклинание, убирая с ткани ставшие бурыми пятна крови, и мягко сказал, обращаясь к перепуганной девушке: - Вам не будет больно. Обещаю. Она вздрогнула и нерешительно протянула ему руку. - Указательный палец, - нервно сглотнув, хрипло подсказала Гермиона. Снейп осторожно поднес ее руку к кубку: - Прикоснитесь пальцем к поверхности, - прошептал он прямо ей в ухо, отчего по коже побежали мурашки. Девушка снова вздрогнула и, словно загипнотизированная, опустила палец в кубок. Зелье вдруг вспыхнуло всеми цветами радуги, через мгновение сменившимися ровным голубоватым свечением. Гермиона охнула от неожиданности и резко отдернула руку. Контакт с зельем прервался, и сияние медленно, словно нехотя, угасло. Снейп взял маленькую ладошку в свою руку и осторожно повернул так, чтобы были видны подушечки пальцев. Через секунду он резко выдохнул и, отпустив руку Гермионы, прошипел сквозь зубы неприличное слово: на ее правом указательном пальце проступил маленький, едва заметный шрам в виде семилучевой звезды. - И что это значит? – хмуро поинтересовалась девушка. - Подрастете – узнаете, - отрезал Снейп. - Я не о ваших предположениях относительно патологической анатомии Мерлина, а об этой отметке на моем пальце, - она помахала рукой перед лицом Мастера зелий. - У меня есть одно предположение и на этот счет, и оно, надо сказать, мне очень не нравится, - Снейп нахмурившись, задумчиво поправил упавшую на глаза прядь волос и рассеянно потер подбородок. Несколько минут он о чем-то сосредоточенно размышлял, потом бросил взгляд на напрягшуюся Гермиону и, тихо сказав: - Ждите меня здесь, - вышел из гостиной.

Талина: * * * В то время как Гермиона, напряженно размышляя о том, что все это может означать, ходила по гостиной из угла в угол, на втором этаже дома Мастера зелий происходил самый обычный семейный скандал. Ну, может, не совсем обычный, потому что посуду, к примеру, никто не бил, да и вообще один из его участников был всего лишь изображением на волшебном потрете, но если не обращать внимания на эти мелочи, скандалище был самым что ни на есть обыкновенным, а в некоторых отношениях даже образцово-показательным. Родственники прожигали друг друга гневными взглядами, раздраженно шипели, как заправские змееусты, и брызгали слюной, пытаясь убедить оппонента в своей правоте. В общем, все было так, как и принято во всех уважающих себя семьях с крепкими родственными связями. - Зачем ты это сделала?! - Не ори, если не хочешь, чтобы девочка тебя услышала. - Зачем ты это сделала? – сбавив тон, злобно повторил зельевар. - Уже лучше, - констатировала Аличе и принялась аккуратно разглаживать подол своего роскошного платья. Снейп так не считал. Его дыхание стало тяжелым, на щеках появились красные пятна нездорового румянца, а в глазах загорелся недобрый огонек. Любой, кто когда-либо имел несчастье быть студентом профессора Снейпа, знал: надо уносить ноги, пока цел. Но Аличе в Хогвартсе не училась и никуда не собиралась уходить, не осознавая серьезности своего положения. Однако изменения, произошедшие с лицом ее дорогого правнука, не смогли оставить заботливую родственницу равнодушной. – Северус, что с тобой? – обеспокоенно поинтересовалась Аличе, не спуская черных глаз с дрожащего от ярости Мастера зелий. Снейп так сильно вцепился в раму ее портрета, что у него побелели костяшки пальцев, но он был так разъярен, что даже не чувствовал боли. - Ну ладно-ладно, - не дождавшись ответа, примирительно проговорила Аличе. – Ты раму-то отпусти, не надо ее ломать. Я к ней привыкла, знаешь ли, да и изумрудов сейчас таких уже не найдешь, так что не надо портить хорошие вещи. - Аличе, если бы ты не умерла, я бы тебя убил, - наконец проникновенно выдохнул Мастер зелий, титаническим усилием заставляя себя успокоиться. - Я о тебе, между прочим, заботилась, - женщина все-таки соблаговолила ответить на вопрос и строго посмотрела на правнука, укоризненно качая головой. - Ты заботилась о том, чтобы у меня инфаркт случился раньше времени, да? Я ведь думал, что она наша родственница. Чуть с ума не сошел, а ты… Как тебе в голову пришло вытворить такое? - А что я сделала? Я дала девочке защиту и иммунитет к некоторым опасным для нее чарам, наложенным на дом. Всего-то! – Аличе раздраженно передернула плечами. – А чего это ты с ума сходил? – через мгновение хитро поинтересовалась она. – Девочка ведь тебе нравится, да? - Аличе, - угрожающе прорычал Снейп, но та только отмахнулась. - Я так рада за тебя! Знаешь, мне кажется, что она к тебе тоже неровно дышит. - Ты, грязная сводня! - Я не сводня, - до глубины души оскорбилась прабабушка, заподозренная в совершении неблаговидных поступков. – Я всего лишь хотела, чтобы в трудную минуту рядом с тобой кто-нибудь был. Кто-то, кто сможет тебе помочь. Я ведь оказалась права. Этот твой Лорд, - она выплюнула последнее слово со всем возможным презрением, - явно спит и видит уморить тебя. Не уверена, что с тобой было бы все в порядке, если бы не Гермиона. Так что скажи спасибо за то, что я провела обряд Родства на крови. - Я не нуждаюсь в твоем вмешательстве в мою жизнь, - упрямо возразил Снейп. - Ты мой единственный потомок, оставшийся в живых, так что потерпишь, - отрезала Аличе. – Я не хочу, чтобы мой род прервался только потому, что ты такой упертый идиот. Была бы в живых хотя бы Беата, ни за что не стала бы тебе помогать, зная твою неблагодарность, но у твоей кузины не хватило ума не лезть в воду, будучи вдрызг пьяной. Как она ухитрилась утонуть, ума не приложу! Волшебница недоделанная! Так что, Северус, хочешь ты этого или нет, я буду стараться спасти тебя. Чего бы мне это ни стоило. - Не понимаю, - горестно простонал Мастер зелий, схватившись за голову. - Это не новость, - с готовностью подхватила Аличе, но, заметив яростный взгляд Снейпа, замолчала. - Не понимаю, зачем ты полезла не в свое дело! Почему мой прадед, дед, отец не вмешались? Почему, раз это так важно? - Да потому что все мужики из вашей семейки тупоголовые упертые идиоты. Мой муж, внук и сын, к сожалению, тоже не исключение. Они считают, что ты должен выпутываться сам. - Правильно! – обрадовался Снейп, но Аличе его даже не услышала. - Ага, как же, выпутаешься ты! – зло выплюнула она. От волнения и ярости у нее появился ярко выраженный итальянский акцент. – Вот гордо сдохнуть - это да! Это ты сумеешь. В этом я даже не сомневаюсь. Но вот в мои планы это не входит. Я хочу, чтобы ты выжил в этой долбаной войне. Слышишь? А если ты еще и любовь свою найдешь, то я буду рада еще больше. Надеюсь, ты не посмеешь причинить боль девочке, которая так о тебе забоится? Я не предполагала, что ты станешь ей так дорог, но я рада, что это так. Снейп прожег Аличе яростным взглядом, но та уже выпустила весь пар и теперь лишь устало посмотрела на своего правнука: - Я всего лишь люблю тебя, Северус. Разве можно меня за это ненавидеть? Я женщина, так что вполне естественно то, что я хочу, чтобы мои дети жили и были счастливы. - Я не ненавижу тебя. И тебе это прекрасно известно, - так же устало отозвался Мастер зелий: перебранка с прабабкой вымотала его так же сильно, как и Аличе. Он немного помолчал. - Значит, тебе все-таки удалось? Аличе триумфально улыбнулась. - И ты молчала?! - А меня никто и не спрашивал, - ухмыльнулась она. – Кроме того, я не пользовалась своими возможностями до того момента, пока была уверена в том, что ты в безопасности. Снейп лишь покачал головой и поспешил к оставленной в гостиной Гермионе.

Талина: * * * Несколько мгновений мужчина стоял в дверях, наблюдая за мечущейся из угла в угол девушкой. Когда она в очередной раз пробегала мимо, он просто поймал ее за рукав и легонько встряхнул, приводя чувство. Взгляд Гермионы наконец приобрел осмысленное выражение и сфокусировался на лице Снейпа. - Надеюсь, вы узнали, что хотели? – вскинулась она. - Узнал. - И что все это значит? – настороженно поинтересовалась Гермиона. - То, что вы теперь почти Снейп, - с ухмылкой произнес Мастер зелий и скрестил руки на груди, окидывая девушку насмешливым взглядом. - Как это? – глупо спросила она, округлив от изумления глаза. - А вот так это. Бабуля все ж таки влезла не в свое дело, - хмуро проворчал Снейп и поморщился. - И что она со мной сделала? – осторожно поинтересовалась Гермиона, исподлобья глядя на раздраженного зельевара. - Провела обряд Родства на крови, правда, не совсем полный, но этого оказалось вполне достаточно для того, чтобы вы стали… В общем, если опустить технические подробности, она просто породнилась с вами. Собственно, поэтому дом и принял вас за свою, да и Тинли стал слышать вас тоже поэтому. Так что теперь вы с Аличе … - О нет! – простонала Гермиона, закатывая глаза. – Только не говорите, что я теперь ваша прабабушка! - Нет, конечно! Как вам только в голову такое пришло? - удивился зельевар. – Я же сказал, что вы «почти Снейп», а не Снейп. Мужчина подошел к все еще стоящему на столе серебряному кубку. - Evanesco! Слабо светящееся зелье исчезло. - Значит, вы теперь точно знаете, что мы с вами родственниками не являемся? – напряженно уточнила Гермиона, осторожно прикасаясь к его плечу. Снейп вздрогнул и поспешно отодвинулся от девушки. - Да, мисс Грейнджер. Гермиона немного помолчала. - Вы сказали, что Аличе провела надо мной обряд? Снейп, не глядя на нее, коротко кивнул. - А разве она еще жива? Простите за бестактный вопрос, но... - Нет, конечно. Она прожила двести один год и давно скончалась. В своей постели в окружении толпы любящих родственников. Все, как положено, - зло ответил Мастер зелий. Гермиона с недоумением покосилась на раздраженного зельевара. Она не поняла, что именно так его разозлило. - Но ведь обряд может провести только ныне живущий представитель рода Снейпов… - Или Аличе, будь она неладна, - фыркнул Снейп. – Но поскольку она не совсем живая, обряд не имеет полной силы. К примеру, Тинли вас хоть и слышит, но не слушается. Ну и так далее… - Мастер зелий неопределенно помахал рукой в воздухе и поморщился, как от зубной боли. - Я ничего не понимаю, - призналась Гермиона и с надеждой посмотрела на него. - Не обольщайтесь, мисс Грейнджер, я понимаю немногим больше вашего. Если хотите узнать больше, спросите у Аличе. Если она будет в настроении, может, и поговорит с вами. Судя по всему, вы ей очень нравитесь. - А вам? – тихо спросила девушка и подняла на него потемневшие глаза. Снейп вздрогнул и, судорожно вздохнув, поспешно отстранился от стоящей непозволительно близко Гермионы. - Почему? - Мисс Грейнджер, вы не знаете… - Да, вы правы, - нахмурилась она. – И я хочу знать! – девушка сцепила пальцы в замок и вопросительно посмотрела на профессора. – Я некрасивая? Глупая? Это из-за того, что я гриффиндорка? – она облизала пересохшие губы и вновь шагнула к нему. Мерлин, она вообще понимает, что делает?! Судя по всему, нет. Снейп нервно сглотнул. Больше всего ему сейчас хотелось сгрести девушку в охапку и прижать к себе ее хрупкую фигурку изо всех сил, а потом… Он резко тряхнул головой, избавляясь от наваждения. - Дело не в вас, - как можно мягче ответил Снейп, избегая смотреть ей в глаза. - Просто вам это не нужно. - И кто это за меня решил? – мрачно осведомилась Гермиона, раздраженно поджимая губы. – Вы? Откуда вы знаете, что для меня лучше?! Вы же говорили, что я вам нравлюсь! Тогда почему сейчас?.. – по ее щекам потекли злые слезы. - Дело не в вас, - еще раз повторил Снейп. Он чувствовал себя последней сволочью, но ничего не мог изменить. - А в чем тогда? - В зелье, которое мы с вами варим, - наконец признался он. - Все равно я не совсем понимаю… - Я не могу вам рассказать. Нерушимая клятва, - он отвел глаза. Гермиона почувствовала неприятный холод в животе. - Директор Дамблдор потребовал от вас Нерушимую клятву?! – ахнула она. - Да… Но, позвольте, откуда вы… - Мне не надо ничего говорить. Я знаю, что это за зелье, - едва слышно прошептала Гермиона. - Откуда? – повторил Снейп. Гермиона закусила губу: - Помните, когда вас вызвал… ОН… тогда, прямо из лаборатории, вы попросили меня прибраться в лаборатории, погасить везде свечи, закрыть дверь?.. Снейп кивнул. - Я нашла лабораторный журнал. Я не собиралась его читать, я просто хотела его убрать в стол, но… - она запнулась и виновато посмотрела на Снейпа. - Но любопытство оказалось сильнее, - хмыкнул профессор. Ей кажется, или он действительно не злится? Гермиона потерла покрасневшие от смущения щеки и кивнула. - И конечно (опять надо сказать спасибо моей дорогой прабабушке), вы смогли прочитать все, что там было написано, - Снейп не спрашивал, он утверждал. - Да. - Что ж, тем лучше, - голос Снейпа звучал сухо и безжизненно. – Тогда к чему вопросы? Вам все должно быть понятно и так. - Но я…- начала Гермиона. - Очень жаль, - прервал ее Снейп. - Я был о вас лучшего мнения. - Подождите, вы же не хотите сказать… - Мне нужно напоить им Лорда. - То есть… Но если вы добавите зелье в то снадобье, которое варите для Волдеморта, то… Мерлин! – ладошка Гермионы взметнулась ко рту, а глаза испуганно впились в лицо Снейпа, на котором застыло знакомое непроницаемое выражение, от которого девушка уже успела отвыкнуть. - Он же заставляет вас пробовать все, что вы для него варите!.. - Именно, - на лице Снейпа появилась кривая усмешка, больше напоминающая гримасу. - Вы же понимаете, что это зелье со мной сделает. Гермиона отчаянно затрясла головой. - Но если вы из-за этого…. Мне все равно, - она умоляюще посмотрела на мужчину. - А мне нет, - отрезал Снейп и, схватив со стола серебряный кубок, вышел из гостиной. Гермиона обессилено опустилась в кресло и закрыла лицо руками.

Талина: Глава не вычитана, так как автор еще не совсем здоров, так что тапки принимаются с благодарностью.

precissely: Талина ПОПРАВЛЯЙСЯ)) Здорово, вот видишь, ты зря волновалась, очень интересно и логично получилось))) Ты знаешь, что я СС/ГГ не люблю, поэтому их взаимоотношений комментировать не буду, но вот зарисовка с зельем родства - бесподобно! Даже дух захватило, а перед глазами картинки появилась)))

Pixie: Талина Интересно, я первая, или пока меня выбивало, уже не первая? Талиночка, ты просто чудо! Так быстро написать такую большую и вкусную главу! Глава, как и всегда, отличная! Наконец-то кое-что прояснилось! А какие у Герми со Снейпо отношения классически-снейджеровские %))) Талина пишет: , Снейп понимал, что между ними все равно ничего не может быть, но его глупое сердце радовалось, несмотря на все разумные доводы и бешено билось где-то у самого горла. Да! *таю от восторга* Талина пишет: Вы же понимаете, что это зелье со мной сделает. Так-так. Профессор собой жертвовать собрался? Знакомая ситуация

Pixie: precissely precissely пишет: ПОПРАВЛЯЙСЯ)) Присоединяюсь! Талина вдвойне талант, ибо сумела такую главу написать во время болезни!

precissely: Pixie Интересно, я первая, или пока меня выбивало, уже не первая? я оказалась раньше, видимо потому, что читала не так внимательно как ты)))

Талина: precissely, Я рада, что тебе понравилось хоть что-то! Pixie, Спасибо! Pixie пишет: Профессор собой жертвовать собрался? Его жизни как таковой это не угрожает. Почти.))

Germ: Талина пишет: цитата: Профессор собой жертвовать собрался? Его жизни как таковой это не угрожает. Почти.)) ой, а чтож такое??? магию чтоли потеряет или монстром каким-нибудь станет??? Ну может Гермиона чтонибудь придумает? Талиночка, спасибо за такую большую и содержательную главу. Наконец, одна тайна раскрыта. Надеюсь следующее открытиее запавеса не за горами ))))

precissely: Талина Талина пишет: Я рада, что тебе понравилось хоть что-то! зато я тебя люблю))) и честно нахожу то, что мне нравится

Карла: Тали поправляйся!!!! гыы действительно не вычитана, меленькие просто микроскопические очепятки ! все хорошие слова завтра! но глава оочень классная!! спаать!!!

DashAngel: Талина, Очень понравилось! Гермиона такая... уже твоя, авторская, что ли! Вот у вас с Pixie я точно вижу её особенный литературный образ. Я вас лю)) Выздоравливай скорее!

Ginger: Талина Какая длинная и - как всегда - интересная глава Талина пишет: - Я не могу вас рассказать. Нерушимая клятва, - он отвел глаза. - вам... больше вроде ничего не было. Хотя, когда читаешь увлекательный фик, ошибок-опечаток вообще не замечаешь. Выздоравливайте *нас прямо эпидемия охватила*

Талина: Germ, Germ пишет: Ну может Гермиона чтонибудь придумает? Спойлеров не будет! Знаешь, как говорят: безвыходных положений нет. Обычно выход там же, где и вход. Germ пишет: Надеюсь следующее открытиее запавеса не за горами )))) Думаю, что в следующей главе.)) precissely, precissely пишет: зато я тебя люблю))) и честно нахожу то, что мне нравится И я тебя люблю! Рада, что ты честно говоришь о тех моментах, что действительно пришлись тебе по душе. Карла Спасибо. Опечатки выскиваю и устраняю.)) DashAngel, Постараюсь поскорее.)) Рада, что тебе нравится Гермиона. Ginger, Мне очень приятно, что глава понравилась. И большущее спасибо за тапочек.

Pixie: Талина Талина пишет: Его жизни как таковой это не угрожает. Почти.)) Знаем мы эти экспериментальные зелья! Тебе, как автору, я верю, ты не дпустишь того, чтобы Северусу или Гермионе было плохо. Талина пишет: Обычно выход там же, где и вход. Вот и понимай, как хочешь *чешу в затылке, но понимаю, что ничего не понимаю :))*

Талина: Pixie, Да это я всего лишь интригую.)) Там все ну очень просто. Почти.

Germ: Талина пишет: Спойлеров не будет! плёхо ... Талина пишет: Знаешь, как говорят: безвыходных положений нет. Обычно выход там же, где и вход. угу , вспомнить бы только где этот вход ))).. Вот если бы Аличе могла немного "материализоваться" выпить оборное зелье, пойти вместо Снейпа, напоить Лорда... все равно ей ничего не будет )))) Талина пишет: Думаю, что в следующей главе.)) надеюсь на скорейшее ее появление))) .. потому что чем дальше, тем интереснее. Вот сегодн перечитала все с самого начала, получив от этого массу положительных эмоций, и конечно нашлись вопросы, но надеюсь получить ответы в следующих главах))). Талина пишет: Да это я всего лишь интригую.)) Там все ну очень просто. Почти. угу, оглушить Лорда, влить ему зелье и слинять))). Талиночка, а мого еще глав до счастливой развязки? А то у меня любопытсва не меньше чем у Гермионы, а гасить его нечем ))))

Талина: Germ, Нет, ну с тобой неинтересно. Ты и почти все разгадала. Не точно, конечно, но ты частично права и про зелье, и про Аличе. Добилась таки спойлеров! Сколько глав, точно не знаю. Но не меньше двух. Скорее, больше.

leeRA: Талина, *радостно визжит и пританцовывает* До чего же великолепная глава! Спасибище! Стало меньше на одну тайну и на одну отмазку для Снейпа. Талина пишет: Снейп нервно сглотнул. Больше всего ему сейчас хотелось сгрести девушку в охапку и прижать к себе ее хрупкую фигурку изо всех сил, а потом… Дааа! Снейп хочет это сделать, а я хочу об этом прочитать! Талина пишет: Родственники прожигали друг друга гневными взглядами, раздраженно шипели, как заправские змееусты, и брызгали слюной, пытаясь убедить оппонента в своей правоте. В общем, все было так, как и принято во всех уважающих себя семьях с крепкими родственными связями. Шикарнейшее описание ссоры!

Germ: Талина пишет: Добилась таки спойлеров! не только для себя старалась )))). Но если бы не понимающий нас добрый автор, то у меня бы ничего не получилась )))) Талина пишет: Нет, ну с тобой неинтересно. Ты и почти все разгадала. Не точно, конечно, но ты частично права и про зелье, и про Аличе. ну с Аличе вообще получается интесно - она чуть-чуть не живая, а Лорд чуть-чуть не мертвый... ))))) leeRA пишет: Дааа! Снейп хочет это сделать, а я хочу об этом прочитать! давай хотеть вместе)))))

Germ: Талина пишет: Сколько глав, точно не знаю. Но не меньше двух. Скорее, больше. ой скорей бы! уж больно хочется у них на свадьбе погулять, да посмотреть на шелкового Тинли, когда ему Герми приказывать будет )))), ну а потом наведаться к сыщикам

Мышь Белая: Потрясающая глава! Я уже заранее представляю, как Гермиона вся в слезах придет жаловаться Аличе,что профессор опять рвется жертвовать собой ,а у той уже рояль в кустах :т.е. план готовый, давно дожидается подходящего момента.

precissely: Талина Поздравляю с новым рангом)))

Pixie: Талина Присоединяюсь к precissely Отличный ранг!

Gloria Griffindor: Талина Оооо... Я наконец добралась до этого фика. Ну что я могу сказать - убила пол-воскресенья. Оторваться невозможно. Прекрасный снейджер, классика жанра. Надеюсь, ночью приснится Снейп

Талина: leeRA, Я так рада, что тебе понравилось! Да, без ссоры там не обойдешься: оба с характером. И правнук и прабабка! Germ, Germ пишет: ну с Аличе вообще получается интесно - она чуть-чуть не живая, а Лорд чуть-чуть не мертвый... ))))) Нет, мочить Волдика почтенная дама не пойдет! Мышь Белая, С вами тоже неинтересно! Вы почти угадали! Только плана никакого нет. Аличе же не ясновидящая. И вообще она не всесильна. precissely, Pixie, Рада, что ранг пришелся вам по душе. Между прочим, сменила я его из-за precissely. Gloria Griffindor, Спасибо. Надеюсь, что Снейп вам все-таки приснился.

Мышь Белая: Талина пишет: С вами тоже неинтересно! Вы почти угадали! Ну почему неинтерестно, важно ведь нестолько что, а как написано.

Талина: Мышь Белая, Вы меня успокоили.))

precissely: Талина

precissely: Талина поднимаю темку, чтобы ты ее не потеряла и не забывала об обещанном продолжении

Pixie: precissely Правильно! Не дадим Талине потерять свою тему! :) Теперь можно спокойно ждать продолжения :)

Карла: Талина Таали, ну кууда ты пропала!!! мы так жде, очень очень:)))))

Талина: precissely, Pixie, Карла, Спасибо за то, что не забываете и ждете.

Illerina: Конечно же мы ждем продолжения замечательного фика)))

Toory: Очень ждем! Я читаю сейчас всего-то 2 фика, надо ли говорить, что это 100%-ые снэйджеры...

Талина: Illerina, Toory, Глава в работе. Правда, работа продвигается медленно...

leeRA: Талина, Главное, что работа таки продвигается, а для "медленно" у нас всегда есть баночка варенья или парочка пинков, смотря, что тебе нравится больше.

Талина: leeRA, Мне сначала варенья, а потом пинков. И побольше. Пинков, в смысле. *Мрачно.* Иначе я еще до-олго писать буду. С такими-то объемами глав.

Germ: Талиночка, вот тебе варенье а вот и заказанный первый пинок

Маленький мук: Талина пишет: leeRA, Мне сначала варенья, а потом пинков. И побольше. Пинков, в смысле. *Мрачно.* Иначе я еще до-олго писать буду. С такими-то объемами глав. И какого варенья??? *открыла погреб и осмотрела стоящие в нем банки* очень хочется продолжения

Талина: Germ, Спасибо. И за малину, и за апельсины.)) Маленький мук, А у вас, случаем, тыквенного сока нет? Вареньем меня, кажется, уже обеспечили. (Убежала писать главу.)

Карла: Тали вот тебе тыквенный сок, целая банка!!! а еще ананасовый, облепиховый и апесиновый!!!!!

Талина: Карла, Ой, спасибо! Сок очень помог. (Только я не Тали, а Талина. ) Вот новая глава. Не очень большая, но, надеюсь, интересная.))

Талина: Глава 24 Девушка тенью проскользнула в лабораторию. Снейп стоял возле маленького котла и неторопливо помешивал кипящее зелье. На появление Гермионы он никак не отреагировал, и она облегченно вздохнула: что ж, он хотя бы не гонит ее отсюда, значит, решил не отказываться от ее помощи. Спасибо и на этом. Девушка, все так же не говоря ни слова, устроилась с кипой пергаментов за письменным столом. Если бы не заплаканные глаза Гермионы, то можно было бы предположить, что ничего не случилось. Зельевар украдкой бросил на нее хмурый взгляд и снова сосредоточил внимание на кипящем котле. Через несколько минут он взмахом палочки погасил огонь и, наложив на зелье чары консервации, отошел к своему столу. Мастер зелий отчаянно пытался убедить себя в том, что кроме него в лаборатории никого нет, но все равно ловил себя на том, что постоянно отвлекается от расчетов и бросает быстрые взгляды на упрямо кусающую губы девчонку. Ведь наверняка ей что-то непонятно, а спросить она не решается из-за недавнего разговора. Хотя это его не касается. Хочет строить из себя напрасно обиженного ребенка, пусть строит. Его это абсолютно не волнует. Несколько часов прошли в абсолютной тишине, нарушаемой только скрипом перьев и шорохом пергаментных свитков. Когда Снейп встал из-за стола и подошел к Гермионе, она молча передала ему свои расчеты и снова уткнулась в лабораторные записи Аличе Ферретти. Сейчас девушка уже успокоилась, и ей не терпелось побыстрее закончить работу, чтобы поговорить наконец с таинственной и неуловимой родственницей профессора. У нее как раз скопилось достаточное количество вопросов к прабабушке Мастера зелий. В конце концов, Гермиона оказалась втянута в эту историю не по своей воле, так что получить кое-какие объяснения она вполне вправе. Зельевар пробежал глазами по исписанным аккуратным почерком пергаментам и устало потер переносицу. - Мисс Грейнджер, пожалуй, на сегодня достаточно, продолжим работу над зельем завтра. Я проверю ваши расчеты. Надеюсь, вы нигде не ошиблись. - Я тоже, надеюсь, профессор, - Гермиона кротко кивнула и поднялась из-за стола. – Если я вам больше не нужна, то, пожалуй, пойду к себе. Я устала. - Да, конечно, идите, - рассеянно отозвался Снейп, собирая разложенные на столе лабораторные журналы. Девушка еще раз кивнула, и, когда она уже стояла на пороге, зельевар тихо добавил: - Я верю в ваше здравомыслие, мисс Грейнджер, так что не забивайте себе голову всякими глупостями о том, чего не может быть. * * * Гермиона проснулась в полной темноте (до рассвета оставалось еще довольно много времени), бросила взгляд на часы, стоящие на прикроватной тумбе, и несколько раз озадаченно моргнула, пытаясь сообразить, зачем она завела свой будильник на два часа ночи. Аличе! Ну, конечно же! Она собиралась поговорить с Аличе. Лучшего времени для разговора с прабабушкой Снейпа не найти: девушке почему-то не хотелось, чтобы зельевар застал ее у портрета своей родственницы. В конце концов, у женщин свои секреты, знать о которых мужчинам вовсе не обязательно. Гермиона выбралась из-под одеяла и набросила мантию прямо на пижаму. Она очень надеялась, что Мастер зелий уже спит, потому что внятно объяснять, что ей понадобилось среди ночи в коридоре, девушка бы не смогла. - Lumos! Тусклый огонек на кончике волшебной палочки помог без происшествий добраться до места назначения. К счастью, опасения Гермионы не оправдались: Аличе никуда не исчезла. Женщина сидела в кресле и задумчиво смотрела на танцующие в камине языки огня. - Я тебя ждала, - не поворачивая головы, проинформировала она настороженно замершую у портрета гриффиндорку. – Спрашивай. Так и не дождавшись ответа, Аличе хмыкнула: - Девочка, я не собираюсь не спать всю ночь только потому, что ты решила поиграть в молчанку. Не разочаровывай меня. Если ты пришла, значит, у тебя есть, что спросить, не так ли? Гермиона облизала пересохшие губы: - Почему фамильная магия Снейпов на меня не действует, я уже знаю. Теперь я хочу знать, почему вы дали мне защиту от этих чар. Думаю, у меня есть на это право. Аличе наконец оторвалась от созерцания пламени и, изогнув бровь, оценивающе посмотрела на девушку. - Что ж, это хороший вопрос, - после небольшой паузы произнесла она. – Изволь. Мой правнук, к сожалению, ведет не тот образ жизни, чтобы я могла не беспокоиться за него. Он довольно часто попадает в опасные для жизни ситуации. Слишком часто. Даже на мой непритязательный в этом плане вкус. Мне нужно было, чтобы рядом с Северусом кто-то был. Кто-то, достаточно сострадательный для того, чтобы помочь, и достаточно сообразительный для того, чтобы понять, как именно это сделать. - А как же у вас получилось провести обряд? Профессор сказал, что вас нет в живых, но вы, тем не менее, это сделали. Губы Аличе слегка дрогнули в чуть заметной ухмылке: - Ну, я не совсем умерла, Гермиона, - казалось, женщина откровенно забавляется. – Часть моей сущности заключена в том самом зеркале, что ты, не без моей помощи, разбила. - Зеркало… - Гермиона наморщила лоб. - Вы сделали из зеркала хоркрукс?! – через мгновение пораженно выдохнула она. - Ты знаешь о хоркруксах?! - в свою очередь, изумилась Аличе. Ее лицо почти тотчас же приняло обычное отстраненное выражение, но девушка успела заметить удивление, промелькнувшее в черных внимательных глазах. - Знаю, - кивнула Гермиона. - Этому теперь учат в школе? – хмыкнула Аличе, старательно разглаживая складки на платье. - Этому учит война, - жестко ответила девушка и, поймав на себе тяжелый взгляд собеседницы, уже мягче добавила: – Но, к счастью, не всех. Аличе на мгновение плотно сжала губы и коротко кивнула: - Действительно, к счастью, - не смогла не согласиться она. – Нет, зеркало не хоркрукс, хотя в основе моих исследований, действительно, лежала та же магия, что используется при создании хоркруксов. Я немного усовершенствовала процесс. В частности, я не рвала свою душу на куски: часть моей сущности осталась жить в этом зеркале уже после того, как я умерла. Вернее, в момент смерти какая-то часть меня отказалась последовать в потусторонний мир и смогла продолжить свое земное существование в зеркале, над которым я в свое время хорошенько поработала. К тому же, принципиальное отличие технологии создания хоркруксов и так называемого «вместилища сущности», который я создала, состоит в том, что для его создания мне не пришлось никого убивать. Так что, разница, как видишь, существенна. И, - Аличе помедлила, внимательно глядя Гермионе в глаза, - я могу выходить из зеркала. На короткое время, но все же могу. Именно поэтому я, не будучи живой в привычном смысле этого слова, смогла провести над тобой обряд Родства на крови, - торжествующе закончила она. - Невероятно, - прошептала Гермиона, ошеломленно тряхнув головой. – Не думала, что это возможно. - Никто не думал, кроме меня, - кивнула Аличе и самодовольно ухмыльнулась. - Теперь, полагаю, моя очередь задавать вопросы. Что тебя беспокоит, девочка? - С чего вы взяли, что меня что-то беспокоит? – Гермиона нахмурилась и удивленно воззрилась на собеседницу. - С того, что ты еще не доросла до того, чтобы мне врать, - хмыкнула та. – Мой тебе совет: когда пытаешься кого-то обмануть, не надо смотреть такими честными глазами и делать такое наивное лицо. Девушка безразлично пожала плечами, прищурилась и едва заметно ухмыльнулась. Заметив, что Гермиона продолжает ее разглядывать, Аличе склонила голову набок: - Ты хотела узнать что-то еще? Гермиона улыбнулась уголками губ: - Пожалуй, да. - Ну же? – нетерпеливо нахмурилась Аличе. - А почему у вас платье красное, а не зеленое? – вдруг выпалила девушка. У Аличе вытянулось лицо: - Мне нравится красный цвет, - женщина озадаченно моргнула. – Но почему, во имя Мерлина, ты решила, что оно должно быть зеленым?! Гермиона пожала плечами: - Ну… зеленый – цвет Слизерина, вот я и подумала… Неожиданно для девушки Аличе расхохоталась: - Я ценю твою попытку сменить тему разговора. Гермиона покраснела. - И даже отвечу на твой вопрос, девочка. Моя милая, я итальянка. И никогда не училась в этой вашей глупой английской школе. Вот мои дети и иже с ними, те, действительно, учились в этом ужасном замке, как и их предки по мужской линии. Только вот я до сих пор не пойму, каким ветром Северуса и его неугомонного папочку занесло в Слизерин. Испокон веков Снейпы учились в Рэйвенкло! Хотя куда уж им: у моих дражайших внука и правнука всегда упрямства было больше, чем ума, - заметив изумленное выражение на лице Гермионы, Аличе хмыкнула: - Вот так вот. Не всегда и не все обстоит так, как нам кажется. Я ответила на твои вопросы. Теперь твоя очередь ответить мне: так что же все-таки тебя беспокоит? Гермиона сжалась под внимательным взглядом собеседницы и опасливо покосилась в ту сторону, где находилась комната Мастера зелий. - Боишься, что нам помешают? - понимающе поинтересовалась Аличе. Девушка кивнула и нервно облизала губы. - Видимо, дело действительно серьезное, раз ты так нервничаешь. Ну, хорошо. Иди в комнату, где жил твой друг. Думаю, Беата на время уступит мне свой портрет и согласится погулять, а с тобой сможем спокойно поговорить, не опасаясь, что нас прервут в самый неподходящий момент. - Хорошо, - Гермиона облегченно вздохнула и поспешила в бывшую спальню Гарри. Когда девушка переступила порог комнаты, Аличе уже была в портрете своей правнучки. - Вы так быстро смогли выпроводить Беату? – с уважением поинтересовалась Гермиона, удобно устраиваясь в глубоком кресле. - Мне не пришлось никого выпроваживать. Судя по всему, она опять у кого-нибудь в гостях. Но это к лучшему, не так ли? Мне почему-то кажется, что в обществе Беаты ты не стала бы говорить о серьезных вещах, - Аличе позволила себе слегка растянуть губы в улыбке, но глаза ее остались серьезными, и Гермиона почувствовала себя очень неуютно под этим внимательным изучающим взглядом. Ей показалось, что женщина пытается заглянуть в ее душу. Еще чуть-чуть, и у нее это, определенно, получится. - Не надо, - прошептала Гермиона и заставила себя отвести взгляд от лица Аличе. Зрительный контакт прервался, и девушка почувствовала себя спокойнее и увереннее. - Ну, не надо, значит, не надо, - миролюбиво согласилась Аличе. - Тогда рассказывай сама. Что там у вас с Северусом? Гермиона мучительно покраснела. - Понятно, - констатировала Аличе. – Судя по тому, как ты помрачнела, мой правнук играет в благородство. «Ты достойна лучшего, девочка», - она настолько похоже воспроизвела интонации Мастера зелий, что Гермиона даже улыбнулась. Правда, улыбка вышла невеселой. - Увы, не совсем так. В последний раз это было: «Не забивайте себе голову всякими глупостями о том, чего не может быть», - голос девушки предательски дрогнул. - Однако, - Аличе нахмурилась. – Нет, мой правнук, конечно, идиот, но чтобы настолько… - она изумленно покачала головой. - Он не идиот, - запальчиво вскинулась Гермиона и хлюпнула носом, сводя на нет весь пафос момента. - Ты считаешь, что у него есть причины на то, чтобы так глупо себя вести? – саркастично поинтересовалась Аличе. Гермиона замотала головой и снова шмыгнула носом: - Я так не считаю, а он считает. - Помоги мне, Мерлин, - пробормотала женщина, закатывая глаза. – Да ты можешь мне толком объяснить, почему?! - Это из-за зелья. - Из-за зелья? – бровь Аличе удивленно поползла вверх. – А что, изобрели зелье, повышающее уровень природного идиотизма? – пробормотала она себе под нос. Гермиона, к счастью, не услышала последней реплики своей собеседницы. - Ну да, из-за зелья, которое мы варим. Оно должно помочь Гарри справиться с… Волдемортом, - девушка немного запнулась, но все же назвала Темного Лорда по имени. Аличе внимательно смотрела на Гермиону. - И? – она нетерпеливо передернула плечами, не понимая, отчего гриффиндорка дрожит как осиновый лист. - Волдеморт параноик. Он заставляет профессора пить все зелья, которые он варит для него. - Все зелья? Включая яды? Позволь не поверить, - Аличе скептически поджала губы. - Ну, не все, конечно. Я просто не так выразилась, - поправилась Гермиона. – Я имела в виду, что профессор варит для Волдеморта зелье, помогающее ему выжить. У Лорда слишком много хоркруксов, и в его теле почти не осталось души, а только ее крохотная частица. Этой искры может не хватить для поддержания его жизни. Зелье дает Волдеморту возможность существовать сколь угодно долго. Оно как бы привязывает к телу оставшуюся в нем частицу души и не позволяет ей это тело оставить. То зелье, что мы варим сейчас, оно… Когда мы полностью восстановим рецепт, профессор должен будет напоить зельем Лорда. Он добавит его в тот состав, который Волдеморт пьет постоянно: так это не вызовет подозрений. Но ему самому тоже придется его выпить, - Гермиона больше не могла сдерживаться: по ее лицу потекли слезы. - Северус что, умрет от этого? – осторожно спросила Аличе. Ее голос заставил задумавшуюся девушку вздрогнуть. Она удивленно посмотрела на нахмурившуюся волшебницу. - Что? Нет, не умрет, конечно, но… - Тогда при чем тут это непонятное зелье? – Аличе начала терять терпение. - Вот и я говорю, что ни при чем, - горестно вздохнула Гермиона. – А профессор говорит, что даже если мне все равно, то ему не все равно, и он не хочет, чтобы я… Он думает, что я из жалости, а я его люблю, - Гермиона глотала слезы. – Если бы его не было рядом со мной в ту ночь, когда я узнала о нападении Пожирателей на моих родителей, я бы, наверное, сошла с ума, а он… Он мне помог. Он был со мной, когда мне было плохо, а теперь он думает, что я от него отвернусь, когда он… - новый всхлип. – Как он может так обо мне думать?! – девушка тыльной стороной ладони смахнула со щек слезы и с обидой и возмущением воззрилась на Аличе. - Девочка, я все равно ничего не понимаю и по-прежнему не имею понятия, почему ты ревешь и почему Северус ведет себя, как мальчишка, - волшебница раздраженно передернула точеными плечами. - Так я же говорю: из-за зелья! – угрюмо повторила Гермиона и сгорбилась в кресле, зябко обхватив себя за плечи. - Или ты сейчас наконец скажешь, что это за зелье, или я это из тебя вытрясу! – прошипела Аличе. – Как можно столько говорить и при этом умудриться ничего не сказать?! - Я сейчас лучше покажу, - девушка подхватилась с места и исчезла за дверью, ведущей в коридор. Аличе только успела неодобрительно покачать головой, как запыхавшаяся Гермиона вновь появилась перед ней, размахивая куском пергамента. - Вот. Я переписала рецепт. То, что мы уже восстановили. Аличе выразительно приподняла бровь. - Ну, так, на всякий случай. Мало ли что, - смутилась девушка и покраснела. - Поднеси пергамент поближе и разверни его так, чтобы я видела, что там написано, - потребовала Аличе. Несколько минут женщина напряженно вчитывалась в аккуратно выведенные Гермионой строки, потом с недоумением посмотрела на застывшую, как изваяние, гриффиндорку. - И из-за этого такой переполох? Это же обычный блокиратор магии. - Обычный?! – задохнулась Гермиона, широко раскрывая глаза. - Ладно, я согласна, что рецепт не валяется на дороге, но не такая уж это великая тайна: при желании узнать можно. Знаешь, девочка, иногда это очень полезно: иметь возможность заблокировать магические способности своего врага. Особенно, если он сильнее, - Аличе полуприкрыла глаза и мечтательно улыбнулась своим воспоминаниям. - Так что в одном ты была права: это зелье действительно поможет твоему другу справиться с Волдемортом. Жаль только, что такие средства действуют очень недолго. Только как вы собираетесь его сварить, если в состав входит кровь морского дракона? Зверь давно вымер. Его уже и в мое время невозможно было найти. Правда, у моего деда оставался небольшой запас его крови, так что… - Аличе выразительно замолчала. - Значит, блокиратор магии сварить нельзя? – глаза Гермионы, загоревшиеся, было, надеждой, снова потухли. - Увы, - Аличе беспомощно всплеснула руками. - Жаль. Значит, действительно, выхода нет, и придется варить это зелье. - Но я же только что сказала… - начала женщина, но замолчала под взглядом Гермионы. Девушка горько усмехнулась и жалобно посмотрела на Аличе: - Нет, это совсем другое зелье. Оно не блокирует магию. - То есть? – недоуменно приподнятая бровь. По щекам Гермионы снова потекли слезы: - Оно лишает магии, - судорожный вздох и шепот: - Навсегда.

Талина: За отзывы и тапочки буду крайне признательна.

Pixie: Талина Глава чудесная! Вначале Аличе мне не нравилась (ты только не обижайся, ладно?), но после этой главы я на нее посмотрела по-другому. Очень эмоциональная глава, но грустная. Северуса жалко. Он все время расхлебывает по полной. Но, зная тебя, верю, что все будет хорошо!

DashAngel: Я уже в дайри отписала, но и тут скажу, что глава очень интересная и атмосферная!

precissely: Талина я тоже уже в дайри написала))) Единственное, добавлю, что я надеюсь на счастливый конец =))

Талина: Pixie, Спасибо. Обижаться не буду: Аличе, действительно, была темной лошадкой: кто ее знает, чего ей надо. Так что любить ее было особо не за что. А Северусу, да, всегда достается больше всех. DashAngel, Я очень рада, что тебе понравилось! precissely, Надежда умирает последней! *Показываю язык.* А вообще, обещаю, что очень сильно мучить героев не буду.

precissely: Талина пишет: А вообще, обещаю, что очень сильно мучить героев не буду. гы-гы))) меня, в принципе, только севочка волнует=))) его и так все, включая Роулинг, намучили =)))

leeRA: Талина, Выражаю свои восторги по второму кругу)) Талина пишет: А вообще, обещаю, что очень сильно мучить героев не буду. Вот и славненько! Пора их уже порадовать романсом))

Illerina: Очень понравилась глава))) Позабавило как Гермиона про платье спрашивала Талина пишет: А что, изобрели зелье, повышающее уровень природного идиотизма? – пробормотала она себе под нос. Бесподобно))) Северуса правда жалко,но я думаю,что автор вознаградит его все же за страдания)))

Талина: precissely, Ага, а Гермионочку тебе, значит, не жалко, да? leeRA, leeRA пишет: Пора их уже порадовать романсом)) Я постарюсь, но с романтикой у них как-то туго.)) Война идет. Illerina, Спасибо. Очень рада, что понравилось. Illerina пишет: Северуса правда жалко,но я думаю,что автор вознаградит его все же за страдания))) Я работаю над этим.

precissely: Талина

Germ: Прочитала и теперь рыдаю .... глава маленькая )))... теперь жди хитрого плана спасения Северуса до следующией главы )))

Талина: precissely, Germ, Вот это я понимаю - оптимизм!!!

Germ: Талина пишет: Germ, Вот это я понимаю - оптимизм!!! оптимизм мой оптимизмом , но Талин, ты на него не отвлекайся... если там тебе мороженого-пироженого ...ты только свистни, а от написания новой главы не отвлекайся ... может Аличе кровь морского дракона раздобудет....

Талина: Germ, Мне только сока. Я на диете.))

Талина: Глава 25 Уголок рта Аличе нервно дернулся. - Девочка, ты уверена в том, что говоришь? – нахмурившись, напряженно осведомилась она. Гермиона с трудом перевела дыхание - ее душили слезы – и прошелестела: - Да. - Проклятье! – выругалась Аличе и закусила губу, впервые позволяя себе в присутствии Гермионы столь явное проявление чувств. – Если Северус станет сквибом… Он потеряет связь с охранными чарами рода и не сможет даже войти в собственный дом. Я уже не говорю про то, чтобы жить здесь! - Сможет, если я буду с ним, - не глядя на волшебницу, едва слышно прошептала Гермиона. - Ну, конечно… Как же я сразу об этом не подумала! Конечно же! - Аличе перевела сбившееся дыхание и нервно облизала губы. – Ты, кажется, говорила, что любишь моего правнука? – женщина внимательно посмотрела на покрасневшую от смущения гриффиндорку. - Д-да, - наконец выдавила она. - Но он даже слышать об этом не хочет. Наверное, думает, что если потеряет магические способности, то станет никому не нужным. И он не верит, что для меня это не имеет значения. Видите? Замкнутый круг. - Никакого замкнутого круга, - нетерпеливо возразила Аличе. - Да как вы не понимаете! – Гермиона вскочила и нервно пробежалась по комнате туда-сюда. - Даже если удастся убедить профессора в том, что я люблю его вне зависимости оттого, маг он, маггл или сквиб, то он все равно никогда не согласится на мое присутствие в его жизни, даже если я ему нравлюсь. Тем более, если я ему нравлюсь! Потому что он окажется в полной зависимости от меня. Войти в дом, когда меня в нем нет, он не сможет, аппарировать и пользоваться каминной связью тоже. Это унизительно, понимаете? Унизительно. Такой человек, как профессор не захочет так жить. И я не могу его за это осуждать, – совсем тихо добавила Гермиона и запустила руку в растрепанные волосы, взлохмачивая их еще больше. – А как же зельеварение? Это же вся его жизнь. Профессор - выдающийся Мастер зелий. Потеряв магические способности, он не сможет варить эффективные зелья. В лучшем случае они будут оказывать очень слабое воздействие, а скорее всего, станут просто бесполезными. Что ему останется? Заниматься теорией, в то время как ассистент-маг будет проверять на практике его разработки? Если вы так думаете, то вы совсем не знаете вашего правнука. Он не потерпит в своей лаборатории какого-нибудь напыщенного недоучку! – девушка остановилась перед портретом и, сердито сдув упавшую на глаза прядь, принялась заплетать всклокоченные волосы в косу. Аличе, с трудом сдерживая улыбку, замахала рукой, призывая Гермиону к молчанию. - Подожди, девочка, не так быстро. Давай решать проблемы по мере их поступления. Во-первых, нам надо, чтобы Северус смог жить в своем доме и при этом не быть в полной зависимости от тебя. Так? Девушка кивнула. - Ну так я знаю, как это сделать! – Аличе торжествующе посмотрела на округлившую глаза гриффиндорку. - Вы действительно, знаете? Женщина скривила губы в подобии улыбки. - Разумеется. Я никогда не говорю о том, чего не знаю, - она пренебрежительно повела плечом, ясно показывая свое презрительное отношение к тем, кто поступает иначе. - Но как? – Гермиона едва не подпрыгивала на месте от возбуждения. – Приведи сюда Северуса. Девушка кивнула и бросилась к двери, но уже почти на пороге резко затормозила и повернулась к вопросительно приподнявшей бровь Аличе. - Но он спит, наверное, - замявшись, неуверенно предположила Гермиона. – Может, вы сначала расскажете мне, как это можно сделать, а утром тогда… - Ну так разбуди его, подумаешь, какая важная птица! – отмахнулась волшебница. – Я не собираюсь повторять все по нескольку раз. Тоже, нашли попугая! – возмущенно проворчала она и нетерпеливо взмахнула рукой, отсылая неуверенно мнущуюся на пороге девушку. - И вообще, я не намерена слушать ваши возмущенные вопли по отдельности. Лучше пережить один большой скандал, чем два маленьких, - задумчиво пробормотала Аличе, глядя на закрывшуюся за Гермионой дверь, и со знанием дела кивнула. – Определенно. К тому же, если Северус разозлится больше, чем я думаю, мне лучше остаться в гостях у Беаты. В конце концов, ее портрет можно и восстановить, а мой, как никак, антиквариат. Жалко портить дорогую вещь. Нет, Аличе, конечно же, не считала своего правнука вандалом, но в ярости он был вполне способен запустить в портрет чем-нибудь тяжелым. Женщина расправила складки на подоле платья и, поудобнее устроившись в кресле, принялась ждать.

Талина: * * * Гермиона осторожно постучала в дверь Снейпа и замерла, чутко прислушиваясь к тишине. Тишина через несколько минут сменилась едва слышным шорохом, и когда девушка уже собиралась постучать еще раз, дверь резко распахнулась, и в нос не успевшей отойти в сторону гриффиндорки нацелилась волшебная палочка Мастера зелий. - Доброе утро, - Гермиона инстинктивно отпрянула, не сводя глаз с кончика подрагивающей в руках Мастера зелий палочки. Мужчина секунду помедлил, прежде чем убрать ее в рукав застегнутого на все пуговицы сюртука. «Спит он в нем, что ли?» - Гермиона недоуменно моргнула. - Вы разбудили меня, чтобы пожелать доброго утра? – язвительно осведомился Снейп и выразительно покосился на маленькое окошко, расположенное под потолком в самом конце коридора. Небо едва-едва начинало светлеть. Девушка замотала головой: - Нет. С вами хочет поговорить ваша прабабушка, - набрав в грудь побольше воздуха, сообщила она. Снейп бросил на Гермиону мрачный взгляд исподлобья и, оглянувшись через правое плечо, сварливо спросил: - В половине четвертого утра? Очевидно, где-то в комнате находились часы. Гермиона пожала плечами и развела руки в стороны, всем своим видом демонстрируя, что она тут совершенно ни при чем. Снейп пробормотал себе под нос что-то явно нелестное о своей родственнице и нехотя отправился за Гермионой. Мастер зелий с удивлением посмотрел на пустующий портрет Аличе и, взглянув на гриффиндорку, вопросительно приподнял бровь. - Она в бывшей спальне Гарри. Снейп снова хмыкнул нечто неразборчивое и недовольно скривился. Правнука Аличе встретила величественным кивком и нетерпеливым: - Наконец-то! - Ну и что у тебя стряслось такого, что не могло подождать до утра? – хмуро осведомился Снейп и, прищурившись, скрестил руки на груди. - Это не у меня стряслось, а у тебя, - безапелляционно отрезала волшебница и строго посмотрела на правнука, всем своим видом показывая, что не намерена выслушивать никаких возражений. - И что же у меня стряслось? - тихо поинтересовался Снейп, прилагая огромные усилия, чтобы не сорваться: все-таки миссис Снейп, урожденная сеньорита Ферретти, могла довести до белого каления и куда более терпеливых людей, чем профессор зельеварения. - Ты серьезно влип с этим зельем, - без обиняков заявила Аличе и вернула мужчине хмурый взгляд. - С каким зельем? - Не придуривайся. Ты прекрасно знаешь, о чем я. Об этом мерзком пойле, превращающем магов в сквибов. - Откуда?.. – Снейп прервал себя на полуслове и резко обернулся к притихшей гриффиндорке. Под его яростным взглядом Гермиона придушенно пискнула и вжалась в стену. «Хуже просто не может быть», - промелькнуло в ее мозгу, и девушка зажмурилась, ожидая неминуемой, как ей казалось, вспышки гнева. - И не смей орать на девочку, - повысила голос Аличе, предвосхищая уже готовые сорваться с языка Мастера зелий язвительные фразы. Гермиона услышала грохот и, вжав голову в плечи, для верности еще несколько секунд не шевелилась. Когда гриффиндорка наконец решилась приоткрыть один глаз, она увидела валяющийся у стены опрокинутый стул и прожигающих друг друга яростными взглядами родственников. Снейп, как ни странно, отвел глаза первым. - Успокоился? Вот и хорошо, - констатировала Аличе и немного расслабилась. – Как я понимаю, этот твой Лорд, - слово прозвучало как ругательство, - перед употреблением тестирует зелья на тебе? Снейп молча кивнул и презрительно взглянул на Гермиону. - Северус, не надо так на нее смотреть, - устало попросила Аличе. – Я, хоть и не совсем живая, но все же могу узнать все, что мне требуется, не задавая вопросов. Гермиона ничего мне не говорила, если тебя беспокоит именно это.

Талина: Девушка бросила удивленный взгляд на портрет, но сочла за благо промолчать: если уж Аличе решила солгать, значит, ей зачем-то нужно, чтобы Снейп не держал на нее, Гермиону, зла. Что ж, уж кто-кто, а она возражать не будет. - Ты подумал о том, что, потеряв силу, просто-напросто не сможешь жить в своем доме? – деловым тоном осведомилась волшебница, хмуро глядя на своего правнука. - Подумал. Альбус Дамблдор предоставит мне возможность жить в Хогвартсе, - буркнул Снейп. – Если, конечно, я выживу в этой войне, что маловероятно. - Ну, будем исходить из того, что выживешь, - Аличе поджала губы. – Так вот, тебе совершенно не за чем покидать родной дом и ютиться в школе. Тебе просто нужно жениться. На Гермионе. - Что?! - Что?! Мастер зелий и девушка переглянулись, после чего изумленно уставились на довольно ухмыляющуюся волшебницу. Гермиона неловко переступила босыми ногами и шумно сглотнула, глядя на портрет широко раскрытыми глазами. - Что ты себе позволяешь? – задыхаясь от ярости процедил Снейп. - Пытаюсь хоть чем-то помочь тебе, - рявкнула Аличе. – Если дашь себе труд пораскинуть мозгами, поймешь, что я предлагаю тебе хоть как-то улучшить твое положение. Я провела обряд Родства на крови, так что Гермиона теперь почти член нашей семьи. Но поскольку я уже умерла, Обряд не имеет полной силы. Девочка может жить в этом доме, ничего не опасаясь, но не более. Если ты женишься на ней до того, как станешь сквибом (правая щека Снейпа едва заметно дернулась), то сможешь завершить Обряд и дать Гермионе права полноценного представителя рода Снейпов. Тогда можешь не опасаться оказаться на улице – ах, извини, в Хогвартсе – дом тебя, конечно, не признает, но Гермиона как полноправный член семьи сможет провести Обряд на крови, снова сделав тебя частью рода. И неважно, будешь ли ты магом или сквибом, но ты опять сможешь здесь жить. Тебя будет слушаться эльф, ты сможешь пользоваться каминной связью и портключом для того, чтобы попасть в дом. Согласись, это уже немало, - сурово закончила Аличе и твердо посмотрела Снейпу в глаза. - Ты, видимо, все продумала, - саркастически заметил он. – Только вот ты забыла спросить мисс Грейнджер, согласна ли она принять участие в этом фарсе, поэтому я считаю данный разговор не имеющим… - Я согласна. - Что? – Снейп посмотрел на девушку так, словно та была внезапно заговорившей диковинной зверушкой: со смесью любопытства и раздражения. - Я согласна, - немного хрипло повторила Гермиона и упрямо вздернула подбородок, дерзко посмотрев на зельевара. Снейп закатил глаза и застонал: - Мисс Грейнджер, вы глупая девчонка и не понимаете, что Аличе просто пытается использоваться вас в своих целях. - Знаете, может, я и девчонка, может быть, я и глупая, но у меня хватает ума понять, что ваша прабабушка просто хочет вам помочь. И, с вашего позволения, я считаю эту цель благородной и буду рада помочь!.. - Ну, конечно, как только гриффиндорец слышит слово «благородный», он тут же теряет остатки разума и бросается геройствовать, - презрительно процедил Снейп, прожигая Гермиону уничижительным взглядом. - Я не собираюсь геройствовать! Геройствовать собираетесь вы. Разумеется, вы жертвуете всем ради того, чтобы помочь Мальчику-который-выжил победить Темного Лорда, а потом, опять же геройски, погибаете в Финальной битве, - Гермиона не отдавала себе отчета в том, что кричит прямо в лицо опешившего от такой наглости Снейпа. - Мисс Грейнджер, я не собираюсь геройски погибать, - он наконец смог вставить реплику в монолог впавшей в ярость девушки. - Отлично! – тяжело дыша, продолжила она, тыча пальцем в грудь Мастера зелий. – Вы не погибаете в Финальной битве, получаете от благодарного магического общества Британии (еще не факт, что оно будет вам благодарно) в честь Победы над Темным Лордом орден Мерлина мантикора знает какой степени – не суть важно - и, пользуясь добротой директора Дамблдора, проводите, лишенный магии, остаток своих дней в Хогвартсе среди новых поколений подрастающих волшебников. А в качестве кого? Вы думаете, там одного Филча мало?! - Замолчите! – губы Снейпа побелели и сжались в тонкую нить, рука взметнулась вверх но, дрогнув, безвольно опустилась. - Ну, ударьте меня! Давайте, что же вы?! – зло выкрикнула Гермиона и, обхватив себя за плечи, осела на пол. Подтянула колени к животу и, глядя куда-то в угол, прошептала: - Простите, - она сжалась в комочек, словно из нее выпустили весь воздух. - Это вы простите, - хрипло и как-то безжизненно. – Кажется, на этот раз вы оказались правы. Девушка подняла голову и удивленно посмотрела на зельевара. Он скрестил руки на груди и ответил ей хмурым взглядом. - Вот и славно, - подала голос Аличе, подводя итог. Профессор и Гермиона вздрогнули и обернулись на звук: они уже успели позабыть о том, что, кроме них, в комнате есть кто-то еще. - Раз уж Дамблдор заварил эту кашу, значит, ему и расхлебывать. Кажется, он один из Великих и имеет право на проведение брачных обрядов? – деловито осведомилась Аличе и изящным движением стряхнула с рукава несуществующие пылинки. На щеках Снейпа проступили алые пятна. - Развод. Сразу же… Как только… Если я выживу, - прошипел он и, резко развернувшись на каблуках, вылетел из комнаты.

Талина: - Он передумает, - голос Аличе, против обыкновения, прозвучал несколько неуверенно. Гермиона всхлипнула и надолго замолчала, угрюмо разглядывая ковер под ногами и время от времени зябко поджимая пальцы босых ног. - Ладно, одну проблему решили, - Аличе подперла щеку рукой и задумчиво посмотрела на свернувшуюся клубочком девушку. – Встань с пола, - проворчала волшебница и поморщилась. Гермиона с тяжелым вздохом перебралась в кресло и снова затихла. После вспышки гнева на нее обрушилась апатия: не хотелось ни говорить, ни двигаться, ни думать. Не хотелось вообще ничего. Тем не менее, спустя какое-то время, девушка заставила себя спросить: - А вот что делать со второй проблемой? Может быть, можно сделать эффект зелья обратимым? Аличе покачала головой: - Нет. Тем более, у вас, насколько я понимаю, осталось слишком мало времени. - Понятно. Ну что ж, даже если профессор и лишится магии, он, по крайней мере, не потеряет свой дом. Это гораздо лучше, чем ничего, - глухо проговорила Гермиона, с трудом сдерживая слезы. Аличе, закусив губу, о чем-то напряженно размышляла. - Не устраивай истерику, - наконец сказала она, недовольно покосившись на девушку, с несчастным видом разглядывающую противоположную стену. – Возможно, еще не все потеряно. - Что вы хотите этим сказать? – встрепенулась Гермиона и обратила на портрет вопросительный взгляд. В ее голосе слышалась плохо скрытая надежда. - Пока ничего, - неохотно призналась Аличе. – Мне нужно подумать. Оставь меня. Гриффиндорка не решилась спорить. Бросив на поджавшую губы волшебницу умоляющий взгляд, она выскользнула из комнаты. * * * - Думаю, Лорд вызовет меня со дня на день, - Снейп сорвал травинку и рассеянно покрутил ее между пальцами. – Неделя, данная на то, чтобы я выяснил имя Хранителя Тайны, подходит к концу. - А как зелье? – Альбус Дамблдор бросил на молодого коллегу обеспокоенный взгляд и поправил свой постоянно сползающий на глаза островерхий головной убор. - Почти готово. Надеюсь, что завтра мы с ним закончим, - Снейп помрачнел и, запрокинув голову, тоскливо посмотрел в летнее голубое небо. На его плечо опустилась сухая старческая ладонь: - Северус, мальчик мой, если бы был какой-нибудь другой способ, я бы никогда не стал просить тебя… Снейп кивнул: - Если бы был. Но его нет. Я понимаю. Немного помолчав, он спросил: - Вы уничтожили хоркруксы? Директор кивнул: - Да. Остался только один, но его должен уничтожить Гарри. И в течение суток после этого убить Тома. Мастер зелий вопросительно приподнял бровь. - Том неизбежно почувствует, что его последний хоркрукс уничтожен и, скорее всего, попытается сделать новый. На его изготовление потребуется двадцать четыре часа. Снейп задумчиво кивнул: - Но ведь хоркрукс можно уничтожить уже после того, как Лорд выпьет…ммм… модифицированное зелье, - на лице профессора появилась горькая усмешка. – Тогда он не узнает об уничтожении хоркрукса. Не почувствует. - Северус, я… - Альбус, вы же можете провести Брачный Обряд? – Мастер зелий резко сменил тему, не желая продолжать бессмысленный и тягостный для них обоих разговор. - Могу. Но почему ты спрашиваешь? – голубые глаза директора действительно лукаво блеснули, или это солнечный луч отразился от стекол очков-половинок, съехавших на самый кончик носа? - Потому что мисс Грейнджер решила выйти за меня замуж. - Мисс Грейнджер решила? – Дамблдор удивленно посмотрел на хмурое лицо зельевара. - Ну, конечно же, мы с мисс Грейнджер, - с тяжелым вздохом поправился Снейп. - Это замечательно! Северус, мальчик мой, как же я за вас рад! – расцвел счастливой улыбкой директор Хогвартса. Мастер зелий мрачно посмотрел на Дамблдора: он явно не разделял этой убежденности старого волшебника, но от комментариев по вполне понятным причинам воздержался. - Было бы, конечно, хорошо позвать друзей мисс Грейнджер, чтобы они разделили с вами эту радость (Снейп внутренне содрогнулся), но, к сожалению, все мы сейчас живем в ожидании войны. Надеюсь, ты понимаешь, что вам придется обойтись без пышных торжеств и огласки? - Разумеется, Альбус. - Ну, будем уповать на то, что мисс Грейнджер тоже с пониманием к этому отнесется. - Несомненно.

Талина: * * * Девушка, подперев щеку кулаком, хмуро смотрела из окна библиотеки на прогуливающихся по тополиной аллее Снейпа и директора Дамблдора. Гермиона потратила довольно много времени, пытаясь снять запирающие чары с этого окна, но ее попытки успехом не увенчались. Жаль, потому что тогда она могла бы подслушать (да, подслушать, и плевать ей на то, что это непорядочно!), о чем говорят Мастер зелий и старый волшебник. Но поскольку ничего не вышло, сейчас ей оставалось только лишь нервно барабанить пальцами по подоконнику да размышлять о том, что в ее жизни все складывается далеко не так, как бы ей хотелось. После их последнего разговора (хотя вряд ли можно назвать разговором истерику, которую она закатила) Снейп, казалось, окончательно замкнулся в себе. В течение нескольких следующих дней зельевар практически все время проводил в лаборатории, за исключением тех жалких часов, что он отводил на сон. Гермиона сначала как-то пыталась его разговорить, но профессор на контакт не шел, в лучшем случае отмалчиваясь, а в худшем просто выставлял девушку из лаборатории, закрывая дверь прямо перед ее, как он говорил, слишком длинным любопытным носом. В конце концов, Гермионе пришлось смириться с таким положением вещей, и она, так же, как и профессор, пыталась делать вид, что ничего такого особенного не произошло. Ну, в самом-то деле, не ожидала же она, что Снейп, услышав ее откровения, умилится, зальется слезами радости и прижмет ее к своей груди, предварительно поклявшись в любви до гроба. Так что Гермиона ходила мрачнее тучи, но исправно помогала Снейпу в лаборатории и на рожон больше не лезла. Она не была дурой, и понимала, что сейчас не время пытаться переубедить Мастера зелий и начать доказывать ему, что он был неправ, считая, что Гермиона лезет не в свое дело. Скучать, однако, не приходилось: так интенсивно, как в эти дни, они еще не работали никогда. Сведения, содержащиеся в лабораторных журналах Аличе, были просто кладезем полезной информации, что помогло значительно ускорить работу над восстановлением рецепта, так что их труды, пусть и не слишком быстро, но все же приближалась к завершению. Кто бы сомневался, что неугомонная родственница профессора проводила очень интересные и весьма опасные исследования! Работа занимала почти все время Гермионы, и по вечерам сил у нее хватало только на то, чтобы принять душ и замертво рухнуть в постель, так что она так и не нашла времени по-человечески поговорить с портретом Аличе еще раз. Не по-человечески тоже не получалось: прабабка профессора наотрез отказалась разговаривать, мотивировав свой отказ тем, что она не расположена отвечать на вопросы едва соображающей и с трудом держащейся от усталости на ногах девчонки. Вот отдохнет Гермиона как следует, тогда, пожалуйста, милости просим, а сейчас – марш в кровать, и никаких разговоров. Гермионе оставалось только скрипеть зубами от бессильной злости и возвращаться в свою комнату несолоно хлебавши. Девушке почему-то казалось, что Аличе просто не хочет с ней разговаривать, поэтому и придумывает всякие отговорки. А ведь она ясно дала понять, что будет искать способ помочь профессору. Так почему же сейчас Аличе отказывается что-либо говорить? Гермиона сходила с ума от волнения и неизвестности, но переупрямить прабабку профессора и вызвать ее разговор не могла. Гермиона бросила последний взгляд на Снейпа и Дамблдора, неспешно идущих по аллее к дому, поняла, что ей все равно не удастся услышать ни слова: это проклятое заколдованное окно не пропускало магию за пределы дома, и, что-то прикинув в уме, поспешно вышла из библиотеки. Интересно, что придумает Аличе на это раз, чтобы отвертеться от разговора? Сейчас на дворе был день, а Гермиона выглядела вполне бодрой. Так что причин отсылать ее в постель у Аличе не было. К удивлению девушки, волшебница встретила ее появление в меру дружелюбным искривлением губ, что явно означало улыбку. Воодушевленная этим, Гермиона подошла к портрету и, остановившись от него в нескольких шагах, с изрядной долей настороженности взглянула на удобно устроившуюся в кресле аристократку. - Вы что-то выяснили? Можно что-нибудь сделать? – без предисловий спросила гриффиндорка, пристально глядя в черные глаза Аличе. - Теоретически можно, - задумчиво кивнула она и закинула ногу на ногу. - Почему теоретически? - Потому что это магия рода Медичи, а не Ферретти. Вернее, это магия Хаоса, - вздохнула Аличе. - Моя подруга Екатерина Медичи была сквибом. Ты знаешь об этом? Гермиона кивнула. - Так вот, ее родители всю свою жизнь искали способ сделать свою дочь волшебницей. В какой-то тайной библиотеке Ватикана они нашли упоминание о том, что в древности существовал обряд, дающий сквибу магическую силу, и что он был проведен дважды. Но, несмотря на то, что после почти пятидесяти лет поиска они нашли описание обряда и магические формулы, необходимые для его проведения, они ничего не смогли сделать. - Но почему? – Гермиона непроизвольно понизила голос, и ее шепот прозвучал напряженно и едва слышно. - Потому что это вовсе не факт, что обряд действительно когда-либо проводили. Это может быть просто легендой, - Аличе снова вздохнула и нахмурилась. – В Книге Хаоса было сказано, что для его проведения нужен маг-некромант. - Зачем?! - А кто еще может поднять мертвеца? – туманно пояснила Аличе и задумчиво закусила губу. - Поднять мертвеца?! Но ведь некромантия – это фикция… - начала было Гермиона, но ее перебил радостный голос Альбуса Дамблдора: - Гермиона, это правда? Вы с Северусом решили пожениться? Гриффиндорка вздрогнула и, широко раскрыв глаза, испуганно посмотрела на Аличе, с лица которой исчезли все следы озабоченности. Теперь волшебница безмятежно улыбалась и смотрела куда-то поверх плеча Гермионы. - Мерлин мой! – едва слышно выдохнула девушка и, несколько раз глубоко вздохнув, медленно обернулась. Под хмурым взглядом Мастера зелий она окончательно стушевалась, но ее самообладания все же хватило на то, чтобы поздороваться с директором и достаточно твердо ответить: - Да. - Как я за вас рад! – довольно улыбнулся Дамблдор и, радостно потерев руки, провозгласил: – Что ж, думаю, откладывать церемонию не имеет смысла. - Как? Что, прямо сейчас? Но я же не готова, и вообще…- растерялась Гермиона. - Мисс Грейнджер, вы передумали? - оживился Снейп. - Нет, как вы могли подумать, - кисло улыбнулась она и с мстительным удовлетворением отметив, как снова помрачнел Мастер зелий, добавила про себя: «Не дождешься». - Ну, Гермиона, это все пустяки, - Дамблдор направил на нервно дернувшуюся девушку палочку и нараспев произнес какое-то заклинание. – Теперь готова, - старый волшебник отступил на шаг, любуясь результатами своей работы. Гермиона опустила глаза и обомлела: на ней красовалось совершенно кошмарное пышное белое платье, расшитое жемчугом и серебряными нитями. Заметив ужас Гермионы, Снейп язвительно ухмыльнулся и, подхватив девушку под локоть, потащил ее к лестнице. - Куда вы меня тащите? – возмутилась она и попыталась вырваться. - В гостиную, конечно, вы же не собираетесь выходить замуж посреди коридора, дорогая? – последнее слово он произнес с такой издевкой, что на глаза Гермионы навернулись слезы. Какая неблагодарность! Хотя было бы странно, если бы зельевар вдруг ни с того ни с сего стал обходительным и галантным. К удивлению Гермионы, церемония заняла всего десять, от силы пятнадцать минут. Сначала Альбус Дамблдор произнес какие-то незнакомые девушке заклинания, потом в его руках появился пергамент, в котором они с профессором поставили свои подписи, после чего обменялись неизвестно откуда-то взявшимися кольцами (впрочем, Гермиона предположила, что они принадлежали кому-то из предков Снейпа и поэтому хранились где-то в доме). Сразу после этого Дамблдор лучезарно улыбнулся, пожелал им с профессором счастья и заспешил в Хогвартс, сославшись на множество срочных и совершенно нетерпящих отлагательства дел. Лукаво подмигнув новоиспеченным супругам, старый маг покинул поместье. - Как вы себя чувствуете, миссис Снейп? – из задумчивости девушку вывел насмешливый голос зельевара. - В этом дурацком платье ужасно, - честно призналась Гермиона, с отвращением глядя на шедевр, сотворенный Дамблдором в творческом порыве. Снейп довольно хмыкнул: - Вы же сами этого хотели. - Знаете, я несколько иначе представляла себе свою свадьбу, - огрызнулась Гермиона и, направив на платье волшебную палочку, сосредоточилась на заклинании трансфигурации одежды. - Вот так гораздо лучше, - она засунула палочку в карман магговских джинсов и вернула зельевару неприязненный взгляд. - Ну что ж, миссис Снейп, давайте наконец займемся тем, ради чего весь этот фарс и был затеян. - ??? - Я должен провести Обряд Родства на крови, чтобы вы стали полноправным членом семьи, после этого вы добавите в защиту дома какое-нибудь охранное заклинание, и, собственно, это все. Дайте мне руку. Левую, - скомандовал Снейп. Его лицо стало серьезным. Гермиона, невольно вздрогнув, подчинилась. Мастер зелий извлек из кармана сюртука крохотный серебряный кинжал и сделал маленький надрез сначала на ладони девушки, а потом на своей, и соединил их руки так, чтобы кровь смешалась. Гермиона снова услышала слова на незнакомом языке, что когда-то говорила Аличе, давая ей защиту от охранной магии дома, а потом почувствовала жжение в пораненной ладони и тихонько вскрикнула. Горячие, слегка обветренные губы быстро прикоснулись к губам девушки, ловя ее вскрик, и Гермиона закрыла глаза, невольно подавшись вперед и прижимаясь к мужчине, все еще держащему ее за руку. Снейп отстранился и с улыбкой посмотрел на изумленно моргающую Гермиону. - Это тоже часть Обряда Родства на крови? – понимающе спросила она, пытаясь унять бешено колотящееся сердце. - Нет, - Снейп с ухмылкой покосился на отчаянно покрасневшую девушку и, хмыкнув, отвернулся. - Тогда зачем?.. – сердито нахмурилась Гермиона. – Хотите надо мной посмеяться? Мастер зелий покачал головой: - Нет, не хочу. Не думайте обо мне хуже, чем я есть. Ну же, поднимите палочку и произнесите любое защитное заклинание, какое придет вам в голову. Гермиона сосредоточенно кивнула: - Protego! Снейп фыркнул: - Оригинально. Еще никто не накладывал Protego на архитектурные сооружения. - Вы же сами сказали, что можно использовать любое заклинание, - огрызнулась Гермиона. - Да ради Мерлина, - Снейп равнодушно пожал плечами и вдруг, зашипев от боли, схватился за левое предплечье.

Талина: Тапочки и отзывы приветствуются и принимаются с благодарностью.

Pixie: Талина Какие тапочки??? Только благодарные отзывы!! Твоя глава рассеяла мою грусть. Очень нежно, чувственно, много интересных событий. Ням Наконец-то свершилось, и Снейп с Гермионой поженились! Ура! Я подозревала, что все к этому идет, но чтобы так быстро. Теперь буду переживать за Северуса еще больше. Но ты же сделаешь их счастливыми, правда же? :)

Талина: Pixie, Спасибо. За эту главу волнуюсь очень сильно. Pixie пишет: Наконец-то свершилось, и Снейп с Гермионой поженились! Да, это они как-то совершенно неожиданно для автора учудили)). Автор как-то даже до сих пор пребывает в легком шоке. Не переживай. В шапке же не сказано, что это аngst значит, все в порядке.

Pixie: Талина Талина пишет: Да, это они как-то совершенно неожиданно для автора учудили)) А они очень даже правильно мыслят Автор, учись! *шепотом* хотя уж кто бы говорил. У меня в Тенях и до этого не дойдет. А первая брачная ночь будет? Не НЦ-шная, конечно, а так, намеками-намеками...

Талина: Pixie, Pixie пишет: А первая брачная ночь будет? А как же. Снейп у Лорда, а Гермиона у портрета Аличе. *Мрачно.* А дальше видно будет.

Pixie: Талина Талина пишет: А как же. Снейп у Лорда, а Гермиона у портрета Аличе. *Мрачно.* Это что же получается, скоро финал??? Аж не верится... Бедная Гермиона. Чувствую, они с Аличе перенервничают (и мы с ними) :))

Талина: Pixie,

Ginger: Талина Pixie пишет: Какие тапочки??? Только благодарные отзывы!! PPKS! Zame4atel'naya glava! Podsajivaete-taki Vy nas na snagery

Талина: Ginger, Думаю, снейджеры - это не самое плохое, что может быть.

leeRA: Талина, Талина пишет: снейджеры - это не самое плохое, что может быть. Это самое лучшее, что может быть!

Талина: leeRA, ППКС!

MMM: Талина, я тебя обожаю! Одним махом прочитала последние главы и пребываю в полном восторге Надеюсь, скоро найду время написать нормальный отзыв, но не отметится здесь хотя бы с невнятными восторгами, я не могла

Талина: MMM, Большое спасибо! Мне очень приятно.

Карла: Талина они таки женаты) ураа!! какая умничка Аличе! я тоже более содержательный комент. попозже гыы *а то уже и на клаву не попадаю*! пааасиб бальшое!!

Талина: Карла, И вам спасибо. :)

Рамира: Талина великолепно-чудесно-прекрасно! *эт я не так просто, это я так продолжение выпрашиваю!* Еще один фик, за которым я буду зорко следить :)

Талина: Рамира, Спасибо. После таких комментариев надо срочно садиться за продолжение.))

Талина: Глава не вычитана, поэтому тапки принимаются с благодарностью. Глава 26 На этот раз Метка привела Северуса Снейпа в довольно небольшую комнату, освещенную лишь несколькими факелами. В колеблющихся отсветах пламени были видны потеки на каменных стенах, остро пахло сыростью и плесенью. Затхлый воздух наводил на мысль о том, что помещение, в котором он оказался, находится глубоко под землей. Когда глаза мужчины привыкли к полумраку, он разглядел высокую тощую фигуру Волдеморта, поспешно опустился на одно колено и склонился перед ним в почтительном поклоне: - Мой Лорд. Снейп краем глаза уловил движение слева от себя и с трудом сдержал стон: Беллатрикс. Опять эта психопатка. Сердце противно заныло от какого-то нехорошего предчувствия. От этой женщины всегда следует ожидать какой-нибудь пакости. Зельевар судорожно пытался угадать, что она задумала на этот раз: ведь ясно же, что она здесь по его душу. В том, что Беллатрикс что-то задумала, Снейп ни секунды не сомневался: он слишком хорошо знал, как пламенно миссис Лестрандж его «любит» и какими именно способами предпочитает это демонстрировать. - Встань, - Волдеморт небрежно взмахнул бледной рукой. – Можешь снять маску. Зельевар, поднявшись с колен, отошел на несколько шагов от Темного Лорда и, спрятав в карман длинного черного плаща серебряную маску, украдкой огляделся по сторонам. Скорее всего, они находились в подвалах Малфой-Мэнор. Снейп поморщился: неприятное место. Интересно, сколько темномагических обрядов с человеческими жертвоприношениями провели здесь бесчисленные поколения Малфоев, если атмосфера подземелий была настолько пропитана флюидами боли и страданий, что находиться тут было практически невозможно: казалось, что стены вот-вот сомкнутся и раздавят глупца, посмевшего потревожить покой этого зловещего места. Беллатрикс остановилась за спиной своего неподвижно застывшего господина и, склонив голову набок, задумчиво уставилась на Снейпа тяжелым немигающим взглядом. Мужчина заставил себя твердо взглянуть ей в лицо. На губах Беллы появилась хищная улыбка, и надежда Мастера зелий на то, что ему удастся свести общение с Беллатрикс к минимуму, растаяла, как предрассветный туман под жарким полуденным солнцем. Что-то уж слишком явно Темный Лорд к ней благоволит. Не к добру это. - Ты узнал имя Хранителя Тайны? – Волдеморт нарушил затянувшееся молчание. - Да, мой Лорд, - Снейп коротко кивнул. - И? - Это Дамблдор. Красные глаза недобро полыхнули: - Stupefy! Зельевар отлетел к стене и больно приложился затылком о камень, воздух выбило из груди, перед глазами заплясали разноцветные точки. «Могло быть и хуже. Раньше гонцов, приносивших плохие вести, лишали жизни», - отстраненно подумал Снейп, восстанавливая сбившееся дыхание. Беллатрикс, все так же не отводившая от него взгляда, быстро облизала пересохшие губы. Темный Лорд пару раз прошелся из угла в угол, остановился перед Снейпом, все еще сжимая в трясущихся от гнева руках волшебную палочку, и глухо выплюнул: - Ты узнаешь у старого дурака, где он прячет Поттера, а потом прикончишь этого магглолюбивого идиота и сообщишь мне, где находится убежище Избранного, - последнее слово было произнесено презрительно-высокомерным тоном, не допускающим ни тени сомнения в том, что Темный Лорд считает мальчишку скорее занозой в заднице, чем реальной угрозой. Снейп сделал несколько глубоких вдохов, после чего осторожно сказал: - Если я убью Дамблдора, на меня объявят охоту, и я больше не смогу быть вам полезен. Тонкая рука Беллатирикс легко прикоснулась к плечу Волдеморта, и волшебник вытолкнул ее вперед. - Говори, - приказал он. - А если ты его не убьешь, Северус, значит, моя уверенность в том, что ты предатель, подтвердится фактами. Ты в любом случае сдохнешь, - улыбнулась женщина, почти нежно проводя по щеке Снейпа длинными остро подпиленными ногтями, оставляя на коже тонкие глубокие царапины. Из порезов выступили рубиновые капли и медленно потекли к подбородку, сливаясь в одну струйку. Беллатрикс с интересом наблюдала за процессом, ее зрачки расширились, а ноздри затрепетали, втягивая в себя запах крови. Ведьма прикоснулась к пораненной щеке мужчины и задумчиво слизнула испачкавшую пальцы кровь. Зельевар с трудом сдержал приступ тошноты и даже смог сохранить бесстрастное выражение лица. Темный Лорд никак не комментировал происходящее, из чего Снейп сделал вывод, что ничего неожиданного для него не происходит. Очевидно, он опять дал Беллатрикс разрешение поиграть с зельеваром. Мужчина стиснул зубы и заставил себя не смотреть на тяжело дышащую ведьму, слизывающую с пальцев его собственную кровь. Шипящий шепот Волдеморта отвлек его от тошнотворной картины: – Если ты выполнишь мой приказ, я дарую тебе прощение, и ты снова займешь свое место во Внутреннем круге. - Я исполню вашу волю, мой Лорд, - Мастер зелий склонил голову и на мгновение прикрыл глаза: он больше не мог смотреть на прерывисто дышащую от возбуждения Беллатрикс. Волдеморт искривил в усмешке безгубый рот: Белла была чудо как хороша. Ее откровенно боялись молодые Пожиратели; да что там говорить, многие сторонники Лорда, примкнувшие к нему много лет назад, также относились к ней с опаской. И не без оснований. Только Снейп при каждом удобном случае демонстрировал свою неприязнь к ней. Возможно, именно поэтому ведьма так откровенно его ненавидела? Что ж, пусть девочка немного поиграет: она этого заслуживает. - А теперь иди, - Волдеморт ленивым жестом отпустил своего слугу и снова усмехнулся, заметив, как разочарованно вытянулось лицо Беллакрикс. Ничего, ей надо успокоиться, иначе заавадит всех новичков на сегодняшнем посвящении. Хорошего понемножку. Снейп пока что нужен ему живым. – Аппарировать сможешь из коридора. Зельевар вернул на лицо маску Пожирателя и, снова поклонившись Темному Лорду, сделал шаг к двери. - Мой господин! – Белла бросилась на колени перед Волдемортом. - Ну что тебе еще? – он недовольно посмотрел на перепачканные кровью губы женщины и нахмурился. - Я хочу попросить вас об одной маленькой услуге, - Беллатрикс преданно заглянула ему в глаза: только она могла позволить себе такую дерзость. - Что еще? – Темный Лорд даже не пытался скрыть раздражение: что придумала эта взбалмошная особа на этот раз? - Прикажите Снейпу убить Дамблдора без магии, - горячо прошептала она, нервным жестом сплетая пальцы рук в замок. Мастер зелий вздрогнул и замер на полпути к спасительному выходу: он так и знал! С того самого момента, как только Снейп увидел Беллу, он уже знал, что она устроит какую-нибудь пакость. Но то, что она придумала на этот раз, переходило все границы! - Пусть он убьет его, как маггл, как грязный мерзкий маггл, - Беллатрикс хихикнула. – Руками. Волдеморт с сомнением посмотрел на возбужденно дрожащую ведьму: пожалуй, не стоило позволять ей слишком многого: она становится неуправляемой от вида и вкуса крови. Это единственное, что Темному Лорду не нравилось в своей самой преданной последовательнице: она слишком увлекалась и теряла над собой контроль. А впрочем - маг ухмыльнулся: ему понравилась идея Беллатрикс – в этом что-то есть. Пусть Дамблдор, так кичащийся своей магической силой, умрет, как обыкновенный маггл. - Сделай так, как хочет Белла, - негромко бросил Волдеморт и выразительно посмотрел на Снейпа. - Пусть смерть этого старого дурака будет унизительной. Мастер зелий обреченно кивнул: - Как скажете, мой Лорд. - Я хочу увидеть этого маразматика лежащим в луже крови, слышишь? – прошипела сквозь зубы Беллатрикс и обратила безумные глаза на зельевара. - Ты собираешься со мной в Хогвартс? – Снейп криво усмехнулся и вопросительно приподнял бровь. - Нет, я собираюсь вывернуть тебе мозги, - Белла запрокинула голову и хрипло засмеялась. Снейпа пробил холодный пот: неужели он действительно рассчитывал на то, что ему поверят на слово и не потребуют доказательств смерти Альбуса? - Ты все понял? – поинтересовался Темный Лорд и одобрительно потрепал Беллатрикс по щеке, словно собаку: все-таки иногда она бывает совершенно неподражаема. - У тебя есть несколько дней, но не тяни с этим: мое терпение не безгранично. Мастер зелий до боли стиснул зубы, склонил голову и наконец-то покинул комнату. В коридоре он на мгновение привалился к стене и, выругавшись сквозь зубы, аппарировал.

Талина: * * * Гермиона сидела в бывшей комнате Гарри, с ногами забравшись на кровать, и не сводила внимательного взгляда с пустующего портрета кузины Мастера зелий. Аличе безапелляционно заявила, что решать важные вопросы в коридоре - дурной тон и, не церемонясь, снова выпроводила Беату из ее собственного портрета. В общем и целом, Гермиона была с ней согласна: сидеть на кровати было не в пример удобнее, чем торчать на сквозняке в коридоре. Тем более что Аличе слишком долго отсутствовала, и ожидание начинало сводить девушку с ума. Она хмурилась и задумчиво крутила на безымянном пальце тонкое колечко из светлого металла. На душе было тоскливо и муторно, в голову лезли всякие тревожные мысли, не давая сосредоточиться на главном. А главным сейчас было то, что Аличе искала способ помочь Северусу, и Гермиона очень хотела верить, что волшебница сможет найти выход из ситуации, казавшейся Мастеру зелий и ей самой безвыходной. Аличе ничего толком не объяснила: ей требовалась дополнительная консультация с подругой детства Екатериной Медичи, и прабабушка профессора оставила Гермиону в одиночестве, приказав ждать ее возвращения в этой комнате и никуда не уходить. Девушка невесело хмыкнула: а интересно, как ей теперь называть своего мужа? Профессором – смешно, а по имени – страшно. Гермиона примерно представляла, как отреагирует зельевар на такую фамильярность с ее стороны, и поежилась: наверняка она узнает о себе много нового и интересного, и все это будет сказано с неподражаемой чисто снейповской язвительностью. Девушка поймала себя на том, что ей совсем не хочется узнавать о себе какие бы то ни было неизвестные ранее подробности, и решила не проявлять инициативу, тем более что Снейп собирается развестись с ней сразу же, как только все это закончится. Мысль об этом окончательно испортила Гермионе настроение: неприятно ощущать, что тебя просто используют, даже если ты сама даешь на это согласие. Девушка перестала теребить кольцо, рассеянно потерла лоб и снова выжидательно уставилась на портрет, отгоняя от себя мысли о том, что зельевар до сих пор не вернулся от Темного Лорда. И только когда вернулась Аличе, Гермиона облегченно вздохнула: она надеялась, что с приходом волшебницы хоть что-то прояснится. - Ну что? Вы узнали что-нибудь? – девушка бросилась к портрету, но застыла в двух шагах от него, неловко переминаясь с ноги на ногу. Аличе выглядела мрачной и сосредоточенной. Она, прищурившись, оценивающе посмотрела на Гермиону и, неторопливо опустившись в кресло, тихо сказала: - Нет никакой необходимости стоять у меня над душой. Сядь, - она кивком указала девушке на кровать, и Гермиона послушно уселась, поджав под себя ноги. – Разговор будет долгим. Гриффиндорка нахмурилась: она просто не находила себе места от волнения, но раз Аличе настроена на обстоятельную беседу, значит, ничего из нее не вытянешь, пока она сама не решит все рассказать. Некоторое время женщина молча поглаживала резные подлокотники своего кресла, потом подняла глаза и, впившись в лицо девушки цепким взглядом, негромко проговорила: - Способ помочь моему правнуку существует, - Гермиона встрепенулась и собралась было что-то сказать, но под тяжелым взглядом Аличе закрыла рот, так и не проронив ни звука. – Но мне потребуется твоя помощь, - нехотя закончила волшебница. – Сама я, увы, не смогу ничего сделать. - Я помогу, - Гермиона решительно тряхнула головой. - Сначала выслушай, а потом уже решишь, согласна ты участвовать в этом или нет, - Аличе покусала нижнюю губу и продолжила: - Как я тебе уже говорила, в одной из тайных библиотек Ватикана родители моей подруги нашли упоминание о том, что в древности существовал обряд, дающий сквибу магическую силу, и что он был проведен дважды. Я еще раз поговорила с Екатериной и выяснила, что это не совсем так. Сам обряд, основанный на использовании магии древнейшей первостихии Хаоса, не может дать сквибу магическую силу. Так что найденные после почти пятидесятилетнего поиска описание обряда и магические формулы, необходимые для его проведения, не смогли сделать Екатерину Медичи ведьмой. Обряд не создает магическую силу из ничего, с его помощью можно лишь передать силу одного волшебника другому человеку. Мать Екатерины была готова пойти на такую жертву и отдать дочери свою силу, но тут возникло еще одно «но», - Аличе снова вздохнула и нахмурилась. – В Книге Хаоса было сказано, что для проведения обряда нужен маг-некромант для того, чтобы поднять мертвеца. Некромантия не фикция, как ты думаешь, - Аличе предостерегающе подняла руку, не давая Гермионе возможности перебить ее, - это забытое искусство, давно утерянные знания. Настолько давно, что память о них стерлась почти полностью, лишь в нескольких легендах остались упоминания о великих магах, способных оживить мертвых, пусть и ненадолго, - Аличе наконец замолчала и угрюмо уставилась в камин. Гермиона поерзала на кровати и осторожно поинтересовалась: - То есть вы хотите, чтобы я отдала свою силу вашему правнуку? Ну, потом, после того, как он потеряет свои магические способности? - Что?– Аличе очнулась от своих мыслей и непонимающе воззрилась на Гермиону. – Да ты что, девочка? Как только такое могло прийти тебе в голову?! – возмущенно прошипела она, как только до нее дошел смысл сказанного. - А что мне должно было прийти в голову? – Гермиона передернула плечами. - На основе сказанного вами я пришла именно к такому выводу. - Ой, прости Мерлин, но я начинаю думать, что мой правнук прав, утверждая, что все гриффиндорцы… Ладно, не будем об этом. Щеки Гермионы порозовели от негодования, и Аличе сочла за благо замолчать: ссориться с девушкой она не хотела: это могло разрушить весь ее прекрасный план. Гермиона несколько раз глубоко вздохнула и, более-менее успокоившись, спросила: - Тогда, может быть, вы скажете, что именно вы имели в виду? - Скажу-скажу, - Аличе к чему-то прислушалась и удовлетворенно улыбнулась: - Северус вернулся. Иди сюда, - она понизила голос и поманила Гермиону ближе, и только когда девушка подошла вплотную к портрету, она что-то быстро зашептала ей в самое ухо. - А зачем нужен некромант? – через некоторое время поинтересовалась гриффиндорка. - Для проведения обряда нужен мертвый, обладающий магическими способностями. - Оу, а как же мы... - А мы обойдемся без него. Своими силами, - Аличе заговорила чуть громче. В ее голосе слышалось торжество. - Но как? - Скоро узнаешь. Очень скоро. Как только мы убедим Северуса дать согласие на проведение обряда. - Но почему вы думаете, что его придется уговаривать? Аличе вздохнула: - Девочка, а ты сама, после всего, что я тебе рассказала, хотела бы, чтобы Северус оказался на твоем месте? Гермиона отчаянно замотала головой: - Нет, это слишком опасно. - Вот именно. Ты думаешь, он согласится подвергнуть опасности тебя? Гермиона несколько секунд молчала, обдумывая что-то, потом подняла голову и, глядя в черные глаза Аличе, решительно сказала: - А мы ему об этом не скажем.

Талина: * * * Мастер зелий, едва оказавшись дома, сбросил тяжелый плащ Пожирателя прямо на пол и, быстро подойдя к бару, извлек оттуда бутылку Огневиски. Бесшумно появившийся Тинли подхватил одежду и так же тихо исчез, не решившись предложить ужин вернувшемуся в мрачном расположении духа хозяину. Снейп устало опустился в кресло, взмахом палочки разжег камин и вытянул ноги поближе к весело потрескивающему пламени: в подземельях Малфой-мэнор было более чем нежарко, и он успел продрогнуть до костей, несмотря на довольно теплый плащ. Мужчина сделал первый глоток Огневиски и с удовольствием почувствовал, как тепло медленно разливается по всему телу. Снейп прикрыл глаза и несколько минут прислушивался к треску сгорающих в камине сосновых поленьев. Со стороны двери послышался легкий шорох. На мгновение наступила тишина, потом шорох повторился снова. Негромко хмыкнув, Снейп, не открывая глаз, поинтересовался: - И долго вы собираетесь там стоять? - А откуда вы узнали, что это я? – Гермиона осторожно вошла в гостиную, робко приблизилась к креслу и окинула зельевара внимательным взглядом. Заметив глубокие царапины на его щеке, она встревоженно нахмурилась. - Тинли так не топает и не сопит, - охотно пояснил Снейп и сделал еще один глоток обжигающего напитка. Гермиона обиженно поджала губы. - Я не топала и не сопела. Мастер зелий лениво приоткрыл один глаз и проворчал: - И сопели и топали. Не спорьте: со стороны лучше видно. И прекратите пялиться на меня, мисс Грейнд… - он прикусил язык. - Эээ… Гермиона. На мне узоров нет. Девушка ухмыльнулась, заметив его оговорку, но тут же снова стала серьезной: - Зато есть царапины. - Угу. Продолжения не последовало, и, немного помолчав, она все же спросила: - Кто это вас так? - Бешеная кошка, - Снейп поморщился при воспоминании о Беллатрикс. – Злобная, драная бешеная кошка, - мстительно проговорил он, прикоснувшись к ранам. Гермиона нерешительно потопталась возле кресла, потом уселась прямо на ковер и, вытащив волшебную палочку, направила ее на Снейпа. Молниеносным движением он перехватил тонкое запястье, заставив девушку обиженно пискнуть. - Я всего лишь хотела залечить эти царапины, - через секунду она уже растирала красные пятна на коже и обреченно думала о том, в какие умопомрачительные синяки они превратятся через несколько часов. - Я не хотел причинить вам вред. Просто рефлекс, - Снейп стиснул зубы: откуда она только взялась на его голову такая заботливая. Гермиона хмуро покосилась на мужчину: - Так что с вами все-таки случилось? - Я же вам сказал… - Сказку про кошку я уже слышала. Я не об этом. Вы какой-то… Как будто что-то произошло. - А чего вы вообще взяли, что со мной что-то случилось? – Снейп вопросительно приподнял бровь, с интересом глядя на примостившуюся возле его кресла девушку. - На вас лица нет. - Ну, предположим, рожа у меня всегда была далека от совершенства, так что это не показатель, - фыркнул профессор и снова приложился к стакану. Гермиона зло прищурила глаза: - Не пытайтесь уйти от ответа. - А почему я должен вам отвечать? Что вам за дело до меня?! Вы что, возомнили себя моей женой? - А я и есть ваша жена, - огрызнулась Гермиона. - Фиктивная, - не преминул ехидно вставить Снейп. - В ваших силах это изменить! Мужчина поперхнулся Огневиски. Девушка, вызывающе задрав подбородок, смотрела ему в глаза. - Девчонка! – просипел он и закашлялся. Гермиона встала и невозмутимо похлопала его по спине. - Так лучше? – деловито поинтересовалась она. - Да как вы… - Видимо, лучше, - решила она и снова уселась на ковер, поджав под себя ноги. – Ну так как? – Гермиона чувствовала, что ее заносит, но остановиться не могла. Ее охватило какое-то бесшабашное веселье: двум смертям все равно не бывать. - Что как? – не понял Снейп. - Я, знаете ли, совсем не против перестать быть фиктивной женой. Все зависит от вас. Зельевар смотрел на нее круглыми глазами. Воспользовавшись его замешательством, она выхватила из его руки бокал и успела отхлебнуть изрядный глоток, прежде чем он опомнился. - Во-первых, вы пьяны. - Я не пьяная! – возмутилась Гермиона. Снейп с сомнением посмотрел на остатки Огневиски в стакане. - Минут через десять будете, - заверил он насупившуюся гиффиндорку. – Во-вторых, я не настолько ублюдок, чтобы испортить вам жизнь. Гермиона вздохнула и, по примеру зельевара, вытянув ноги к огню, тоскливо изрекла: - И почему все всегда решают за меня, что для меня лучше, а? Меня уже затюкали осчастливливать все, кому не лень, - пожаловалась она, как-то по-свойски пристраивая голову на коленях Снейпа. Он нервно сглотнул и посмотрел на закрывшую глаза девушку. Только этого ему и не хватало для полного счастья! - Ну почему я? – тихо простонал он, закатывая глаза. - Потому что я вас люблю, - так же тихо пробормотала Гермиона и тяжело вздохнула. - Вам так кажется. Поверьте, вам не нужен не слишком молодой сквиб с мерзким характером. - Мне ничего не кажется, - возразила она и, охая, с трудом встала с пола. – Я не пьяная. Просто ноги затекли, - зачем-то начала оправдываться девушка, виновато глядя на зельевара. – И вы молодой, - упрямо возразила она. - Для волшебника - да, - спокойно согласился Снейп. – Но как только я потеряю магическую силу, начну стареть так же быстро, как магглы. Уголки губ Гермионы как-то странно дрогнули. Снейп, не глядя больше на девушку, серьезно кивнул и неожиданно для самого себя добавил: - Мне приказали убить Дамблдора. Не заклинанием, а по-маггловски, руками, - Снейп невесело усмехнулся. – Знали бы они, насколько это символично. - И? – Гермиона широко раскрытыми глазами посмотрела на него, снова неосознанно начиная теребить обручальное кольцо. - Не знаю, что делать, - Снейп устало потер переносицу и сам удивился своей откровенности. Не иначе сказался выпитый на голодный желудок крепкий напиток. – Миссис Лестрандж жаждет заглянуть в мои воспоминания, чтобы своими…ммм… моими глазами увидеть труп директора. Желательно окровавленный, и чем больше крови, тем лучше, - Снейп невесело ухмыльнулся, откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Гермиона секунду помолчала: - Это все? - А этого мало? - Ну, это вполне решаемо, - Гермиона пожала плечами. - То есть? – Снейп от удивления даже протрезвел: навеянную легким опьянением сонливость как рукой сняло. - То есть я хочу сказать… Только не перебивайте, ладно? На первый взгляд, это может показать глупым, знаю, но… На каникулы я возвращалась домой, и, ну, от нечего делать магглы смотрят телевизор. Отдыхают. Мои родители часто смотрят детективные сериалы. Я обычно не смотрю, потому что уже через пять минут становится понятно, кто убийца, стоит только немного подумать, - Гермиона перебила саму себя, - то есть я не об этом хотела сказать. В общем, там иногда бывают интересные серии. И я в нескольких фильмах видела, как полицейские инсценировали убийство. Допустим, преступник нанимал киллера, чтобы избавиться от своего врага, а киллера ловили, или он сам сдавался. И тогда полицейские несостоявшуюся жертву укладывали в позу поживописнее, ну там пачкали кровью его одежду, рисовали входное пулевое отверстие в голову, фотографировали и потом заказчику предъявляли эти фотографии в качестве доказательства того, что заказ выполнен. И когда заказчик отдавал деньги за убийство, его арестовывали. - Мисс Гр… Гермиона, все это, конечно, ужасно интересно, но какое отношение… - Да как вы не понимаете! - девушка всплеснула руками и укоризненно посмотрела на Снейпа. – Беллатрикс Лестрандж хочет увидеть директора Дамблдлора с пробитой головой, лежащего в луже крови? Ну так поговорите с директором. Он вам с удовольствием подыграет: у него отличное чувство юмора. - Вот это точно. Отличное. От других, - пробормотал Снейп, начиная понимать, к чему клонит Гермиона. - Знаете, это действительно глупо, но вполне может сработать, - он слегка улыбнулся уголками губ. Гермиона заулыбалась ему в ответ: - А мадам Помфри вполне может дать профессиональную консультацию как сделать так, чтобы все выглядело достоверно. Надеюсь, в Больничном крыле есть запасы крови для переливания? - Разумеется, есть. Гермиона возбужденно подпрыгнула и хлопнула в ладоши: - Вот и запечатлеете в памяти этот незабываемый образ. Только не смотрите на подготовительный этап, чтобы меньше воспоминаний пришлось прятать от тех, кому так хочется заглянуть в вашу голову. Вы же сможете смоделировать нападение на Дамблдора и выдать ложные воспоминания за истинные? - вдруг забеспокоилась она. - Да, - Снейп уверенно кивнул. - Замечательно! – девушка счастливо улыбнулась и посмотрела на Снейпа сияющими глазами. - Спасибо. Завтра я свяжусь с Альбусом, и мы с ним все это обсудим, - он с признательностью кивнул и посмотрел на часы. – Уже поздно, отправляйтесь спать, Гермиона, - мягко сказал он. – Вам нужен отдых. Улыбка на лице гриффиндорки увяла. Зельевар сделал вид, что полностью поглощен остатками Огневиски и проигнорировал ее жалобный взгляд. Девушка сделала несколько шагов к выходу из гостиной, но уже на пороге остановилась и нерешительно с надеждой спросила: - А может?.. - Вам этого не надо. Гермиона отвернулась и медленно сказала: - Может быть, для вас этот брак и фиктивный, но я воспринимаю его иначе, - она выскользнула за дверь и исчезла в темноте коридора. Еще несколько минут он слышал ее нетвердые шаги на лестнице (сказался выпитый Огневиски), а потом наступила тишина. Зельевар еще долго задумчиво крутил в руках наполовину опустошенный стакан и, кажется, только сейчас начал понимать, что по какой-то непостижимой иронии судьбы он действительно нужен этой взбалмошной девчонке. Должно быть, именно это принято называть привязанностью, симпатией или даже чем-то большим. Снейп поставил уже ненужный стакан на стол и помассировал запульсировавшие болью виски, морщась оттого, что искалеченные руки, хоть и стали доставлять ему меньше неудобств, но все еще временами плохо слушались. Неожиданно у него появилась мысль зайти к Гермионе и извиниться: она не заслуживала такого пренебрежительного отношения с его стороны, ведь она всего лишь искренне хотела ему помочь. Но стоило ему только вспомнить о ее огромных глазах, смотревших на него сегодня с такой тревогой и заботой, о рассыпавшихся по ее хрупким плечам каштановых локонах, как он понял, что одними извинениями дело не ограничится. Он не мог поручиться за то, что сможет устоять, если она опять скажет, что считает его своим мужем. Снейп крепко зажмурился и резко тряхнул головой, выбрасывая из головы все неподобающие мысли. Уже поднимаясь по лестнице в свою спальню, он рассеянно подумал о том, что фиктивный этот брак или нет, они разберутся потом. Если он останется в живых. А пока ему нужно как следует обдумать то, что сказала ему Гермиона насчет инсценировки убийства директора. Возможно, это еще один маленький шаг к тому, чтобы выжить в этой затянувшейся на десятилетия войне.

Мышь Белая: Талина пишет: Возможно, это еще один маленький шаг к тому, чтобы выжить в этой затянувшейся на десятилетия войне. Я рада, что у Снейпа появилась надежда . Лучше умереть надеясь, чем жить вбезнадёге

Pixie: Талина Писала в дайри и еще раз повторю: очень эмоционально насыщенная глава, и эмоции эти переданы великолепно! Аудиенция у Лорда - страшное зрелище. Северуса очень жаль, но я верю, что Аличе и Гермиона не дадут ему сгинуть

Gwenevere: Прошу прощения, а не могли бы мне дать ссылочку на начало?..

Талина: Gwenevere, Главы с 1 по 25 можно найти здесь: http://snapearchive.narod.ru/fic/r/plohaja_primeta/plohaja_primeta.htm

Gwenevere: Талина Прочитала! Безумно понравилось! С нетерпением жду продолжения И, простите за наглость, можно еще ссылочек на ваши произведения? Привлекает стиль повествования и то, что герои каноничны. Я надеюсь вы много-много фиков написали, и мне будет что почитать в ожидании продолжения "Приметы"

Талина: Gwenevere, Не много, но написала: http://snapearchive.narod.ru/fic/g/lapochka/lapochka.htm http://snapearchive.narod.ru/fic/g/zakolebali/zakolebali.htm http://snapearchive.narod.ru/fic/pg13/vstrecha_na_perekrjostke/vstrecha_na_perekrjostke.htm http://www.snapetales.com/index.php?fic_id=4298 Этот фик надо вычитывать, но если не боитесь большого количества опечаток, то: http://www.snapetales.com/index.php?fic_id=2173 И это проба пера, так что начало там не особо сильное. :)

Gwenevere: Гыыы Пасиба! [ушла читать]

Germ: Решила поднять тему, чтобы аффтор про нее не забыл А то мы тут уже весь ковер протоптали...

Pixie: Germ Талина сейчас в командировке :) Когда приедет, думаю, порадует нас продолжением :)

Germ: Pixie пишет: Талина сейчас в командировке :) Когда приедет, думаю, порадует нас продолжением :) но темку поднять не помешает ))))

Талина: Germ, Спасибо, что помните. Надеюсь, что скоро допишу главу.)) Pixie,

Pixie: Germ Germ пишет: но темку поднять не помешает )))) Само собой! Как раз и хозяйка появилась :)) Талина Талина пишет: Надеюсь, что скоро допишу главу.)) Я тоже надеюсь (что ты напишешь свою, а я свою )

leeRA: *тоскливо осматривается и ждет продолжение*

Талина: Pixie, leeRA, Не тоскуй, пожалуйста, вот и продолжение. :)

Талина: Глава 27 Северус Снейп быстро шел по казавшейся бесконечной анфиладе комнат, чувствуя, как невидимый некто (или нечто, он не был уверен), преследующий его, неумолимо приближается. Из темноты на него наползали волны холода и почти осязаемого ужаса. Зельевар оглянулся, но, как и прежде, никого не увидел. Он ускорил шаг, затылком чувствуя чей-то тяжелый взгляд. Нервы сдали, и мужчина, снова резко повернувшись, в панике огляделся по сторонам. В чернильной тьме, не разбавленной даже тусклым светом луны, ничего было не разобрать. - Кто здесь? – не выдержав, громко крикнул зельевар, больше не в силах выносить эту сдавливающую виски тишину. В ответ – ни звука. Даже эхо не отразилось от стен, потонувших в непроглядной темноте, умерев, так и не родившись. Отчего-то это стало последней каплей, прорвавшей плотину, которую Снейп много лет назад создал в своем разуме, запирая все свои страхи в самом потаенном уголке сознания, не давая им ни одного шанса вырваться наружу. Но сейчас все, чего он когда-либо боялся, вдруг лавиной обрушилось на него, стремясь раздавить, уничтожив то, что еще оставалось от его самообладания и воли, превращая человека в обезумевшее от страха существо, почти не способное мыслить. Появились звуки. Теперь Снейп слышал бешеный стук собственного сердца и тяжелое прерывистое дыхание. По виску скатилась капелька пота, оставляя на щеке влажную дорожку; прикосновение к ней холодного воздуха заставило профессора вздрогнуть. Шорох, словно чья-то длинная, не по росту, мантия волочится по каменному полу, и снова холод, сковывающий тело, и леденящий душу страх навалились на дрожащего Мастера зелий. Он побежал, чувствуя, что невидимый преследователь с каждой секундой все ближе и ближе. Ему нужно выбраться отсюда, из этого каменного мешка, наполненного лишь вязкой темнотой и ужасом, на открытое место. Ему нужен свет. Хоть маленькая искорка, чтобы разогнать тьму и разорвать липкие сети панического ужаса, с ног до головы опутавшие его, как паук опутывает паутиной неосторожных мух, попавших в его паутину. Но сейчас этой неосторожной невезучей мухой был он сам. Свет! Ну хоть искорка света. Мужчина затравленно оглянулся и бросился дальше. Мозг понемногу приспосабливался к ситуации и начинал работать. Искорка. Искорка? Искорка?! Только сейчас он вспомнил о волшебной палочке. Воспоминание, словно ледяная вода, обожгло его, заставив сделать судорожный вздох. Сжав во вспотевшей ладони теплое, отполированное тысячами прикосновений дерево, он выкрикнул: - Lumos! Ничего не произошло. Не может быть! Почему у него не получилось? - Lumos! – помертвевшими губами. Бесполезно. «Нет. Нет. Нет! Мерлин, только не со мной, пожалуйста, только не я! Я не хочу. Пожалуйста!» Безысходность неимоверной тяжестью легла на плечи, сдавила грудь, заставив сердце на миг замереть, а потом забиться в бешеном ритме. Отбросив ставший ненужным кусок дерева, Снейп прищурился, напряженно вглядываясь в темноту, силясь разглядеть хоть что-то в этой казавшейся живой мгле, и… проснулся, обливаясь холодным потом. Мерлин, это был сон. Всего лишь сон. Снейп дрожащей рукой провел по лицу, словно стряхивая остатки кошмара. До чего же он дошел!.. Зельевар брезгливо скривился: он был отвратителен самому себе. Окклюмент называется, даже не смог справится с простеньким кошмаром. Стоп. А с чего это, собственно, ему вообще что-то приснилось? Он уже много лет не видел никаких снов. Снейп автоматически перед тем, как лечь спать, очищал свой разум, защищаясь от нежелательного воздействия чужой ментальной магии. Что же помешало ему сделать это прошлым вечером? Неужели разговор с упрямой и своевольной девчонкой выбил его из колеи до такой степени? Снейп стиснул зубы. Если бы он не был обречен стать сквибом, у них с Гермионой был бы шанс. Он долго не хотел признаваться в этом самому себе, но сейчас вдруг понял, что это правда. Мужчина крепко зажмурился и застонал от бессилия, уткнувшись лицом в подушку. Тонкие пальцы комкали влажную от пота простыню, а профессор даже не чувствовал боли в искалеченных руках. Хотя, даже если не брать в расчет это проклятое зелье, о каком шансе он вообще думает?! Для того чтобы у них был шанс, он должен, как минимум, выжить. А кто ему сказал, что это удастся? Единственное, чем он мог бы себя утешить - это тем, что если он погибнет, то Гермиона, по крайней мере, будет обеспечена до конца жизни. Снейп хмыкнул: эта мысль совсем не утешала. Он хотел вернуться. Именно сейчас он хотел жить так страстно, как никогда раньше. Мужчина перевернулся на спину и, закинув руки за голову, уставился в потолок. Пусть это поскорее закончится. Так или иначе, лишь бы скорее. Через несколько минут Снейп понял, что уснуть вряд ли получится. Он поморщился и, на ощупь открыв прикроватную тумбочку, извлек оттуда маленький флакон, зубами выдернул пробку и одним глотком, чтобы не почувствовать вкуса, опрокинул в себя зелье сна без сновидений. Ему нужно хоть немного поспать. Спокойно. Кошмары сейчас были роскошью, которую он не мог себе позволить.

Талина: * * * Снейп с каменным выражением лица аккуратно наполнил последний флакон только что сваренным зельем, над восстановлением рецепта которого он бился столько времени, с мрачной удовлетворенностью закупорил маленькую емкость и инстинктивно отставил подальше от себя. Он поймал на себе встревоженный взгляд Гермионы и зло бросил: - Не надо смотреть на меня, как на убогого. Мне не нужны ни ваша жалость, ни ваше сочувствие, так что избавьте меня от них. Девушка лишь молча пожала плечами и принесла из шкафчика в углу лаборатории несколько флаконов с тем многокомпонентным зельем, которое они с профессором сварили для Темного Лорда несколько дней назад. Снейп недоуменно воззрился на притихшую и явно нервничающую гриффиндорку. Одно из двух: или она действительно слишком сильно переживает из-за того, что должно произойти в ближайшие дни, или что-то замышляет. Слишком уж задумчивой и рассеянной она была все утро. Почувствовав, что Снейп ее разглядывает, Гермиона, все также не говоря ни слова, повернулась к нему и набрала в грудь побольше воздуха. Она решила, что откладывать разговор и дальше не имеет никакого смысла. Буря, конечно, разразится, но этого все равно не избежать, а поскольку зелье, лишающее магии, было сварено, следовало рассказать мужу (при этой мысли Гермиона слегка покраснела) о том, что придумала Аличе, пока еще не случилось непоправимого. Девушка откашлялась и, передавая Снейпу флакон, нарочито небрежным тоном сообщила: - С вами хочет поговорить ваша прабабушка. Мастер зелий скривился: - И почему это меня одолевают дурные предчувствия? – философски вопросил он потолок лаборатории. Гермиона старательно отводила взгляд и не менее старательно протирала свободную от флаконов часть рабочего стола наколдованной тряпкой. Снейп фыркнул и, добавив в каждую бутылочку с зельем для Темного Лорда по нескольку капель свежесваренного состава, лишающего магии, встряхнул полученную смесь, принюхался и, придирчиво осмотрев полученный «коктейль» со всех сторон, пришел к выводу, что модифицированное зелье ни по цвету, ни по запаху не отличается от того, что он обычно варил для Волдеморта. В рецепте говорилось также о том, что лишающее магии зелье не меняет вкуса основы, в которую его добавляют. Что ж, очень кстати: жертва не почувствует ничего, пока не будет слишком поздно. Снейп спрятал все семь флаконов в ящик своего рабочего стола и запер его при помощи какого-то неизвестного Гермионе заклинания. - Что ж, теперь можно побеседовать с Аличе, раз уж ей так не терпится. Пойдемте, - кивнул он замешкавшейся девушке и нетерпеливо постучал мыском ботинка по полу. Гермиона тут же прекратила полировать поверхность стола и подозрительно послушно вышла в коридор. Зельевар недоверчиво хмыкнул, но промолчал, хотя необычно покладистое поведение гриффиндорки вызвало в нем вполне обоснованные опасения: она явно что-то от него скрывала. Снейп ожидал подвоха. Если не от Гермионы, так от Аличе. А если учесть, что дамы в последнее время прекрасно спелись, то… В общем, при таком раскладе могло произойти все, что угодно. И чем раньше он узнает, что задумали эти две ведьмы, тем лучше. Поднявшись на второй этаж, Снейп остановился и, подождав запыхавшуюся девушку, вопросительно приподнял бровь. - Аличе опять в портрете Беаты? Гермиона кивнула, тяжело переводя дыхание: всю дорогу она почти бежала, стараясь не отставать слишком сильно от широко шагавшего Мастера зелий. Снейп обреченно закатил глаза: надежда на то, что Аличе приготовила какую-нибудь мелкую пакость, и он отделается от прабабки пятиминутной беседой в коридоре, растаяла, как дым. Если дражайшая родственница настроилась на долгое и обстоятельное общение, значит, пакость была крупной. В том, что ему не понравится сообщение Аличе, Мастер зелий был уверен. Слишком уж хорошо он ее знал: миссис Ферретти-Снейп никогда не разменивалась по мелочам. Шагнув в бывшую спальню Гарри Поттера, Снейп прищурился от яркого солнечного света, заливавшего комнату. Глаза, привыкшие к полумраку коридора, тут же заслезились, и зельевар взмахом палочки задернул шторы. За те несколько секунд, что мужчина проделывал все эти манипуляции, тревожное выражение исчезло с лица Аличе, и оно успело стать таким же невозмутимым, как и всегда. Волнение волшебницы выдавало только учащенное дыхание, но поскольку Снейпа мало интересовала бурно вздымающаяся грудь прабабки, взвинченное состояние Аличе оказалось незамеченным. - Я тебя слушаю, - Снейп встал напротив портрета и хмуро посмотрел на родственницу. - Мог бы и поздороваться для начала, - вяло огрызнулась женщина, прожигая профессора пронзительным взглядом черных глаз. - Аличе, давай обойдемся без этих театральных эффектов. У меня сегодня слишком много дел, - проникновенно сообщил Снейп и, скрестив руки на груди, повторил: - Я тебя слушаю. Внимательно. - Ну что ж, тогда начнем. Я знаю, как избавить тебя от участи сквиба. - Что ты сказала?! – осторожно переспросил Снейп, не веря своим ушам. - Я нашла способ сохранить твою магию, - проявляя несвойственное ей терпение, повторила Аличе и величественно взмахнула рукой: - Можешь не благодарить, - великодушно разрешила она, с удовольствием созерцая потрясенное лицо правнука. Снейп обессилено опустился в кресло и, услышав шорох за спиной, вздрогнул от неожиданности: он успел совершенно забыть о Гермионе. Эта нахальная девчонка стояла у стены и радостно улыбалась. Снейп ощутил что-то, похожее на раздражение: - Хватит скалиться, - фыркнул он и недовольно скривился. Улыбка девушки погасла, заставив зельевара почувствовать себя еще более мерзко, однако он ничего не мог с собой поделать: чем неувереннее профессор себя чувствовал, тем больше гадостей говорил окружающим. То, что этими окружающими могли оказаться близкие люди, увы, ничего не меняло. Снейп вздохнул и мрачно посмотрел на неодобрительно нахмурившуюся Аличе. Впрочем, женщина хорошо знала характер своего правнука, поэтому от комментариев воздержалась. - Ты знаешь способ нейтрализовать действие зелья? – хрипло спросил он и, поморщившись, откашлялся. Аличе чуть помедлила с ответом. - Нет, - наконец призналась она, слегка качнув головой. - Тогда это конец, - он закрыл лицо ладонями и ссутулился в кресле. Почти невесомое прикосновение к плечу вызвало волну дрожи вдоль позвоночника, и Снейп в который раз удивился реакции своего тела на близость взбалмошной девчонки, по иронии судьбы ставшей его, пусть и фиктивной, но все же женой. - Все будет хорошо, - ободряюще шепнула она в самое ухо мужчины, и он ощутил на щеке ее легкое дыхание. Маленькая ладошка несмело погладила его плечо, заставив Мастера зелий судорожно сжать зубы, сдерживая стон. Это просто невозможно: он ей нахамил, а девчонка его еще и успокаивает? Снейп ощутил что-то, очень сильно похожее на досаду, смешанную со стыдом. Или Гермиона действительно думает, что любит его, или гриффиндорствует. Хотелось бы ему знать, что именно ею руководило. Словно почувствовав его состояние, девушка отодвинулась и снова прислонилась к стене за спиной зельевара. Аличе терпеливо подождала, пока ее правнук успокоится и, как ни в чем не бывало, продолжила: - Существует обряд, позволяющий волшебнику отдать на время или навсегда свою магическую силу другому человеку, магглу, магу или сквибу, а спустя какое-то время вернуть ее обратно или не возвращать. Если мы проведем этот обряд до того, как ты примешь зелье, лишающее магии, то потом, когда все закончится, ты сможешь снова стать собой. Гермиона согласилась помочь. Она на время примет твою силу, а потом возвратит ее тебе. До Снейпа начало медленно доходить, что именно задумала Аличе, но зельевар все еще отказывался поверить в ее вероломство. А он-то, дурак, подумал, что его прабабка и вправду привязалась к Гермионе. Но, похоже, эта женщина вообще не знает, что такое любовь. Как она могла подумать, что он на это пойдет? Ярость горячей волной захлестнула его, руки сжались в кулаки, и он с презрением посмотрел в расширившиеся глаза Аличе. - Можешь больше ничего не говорить. Я знаю, что ты имеешь в виду, - медленно сказал зельевар. Его губы сложились в подобие улыбки: – К чему ты все это мне говоришь? – обманчиво спокойно спросил он. - Знаешь? – изумилась Аличе. – А…эээ? – она несколько раз озадаченно моргнула и замолчала, лихорадочно думая о том, что это очень и очень плохая новость: значит, ей не удастся утаить от правнука некоторые детали, которые, как считала Аличе, ему знать было совершенно необязательно. Пожалуй, он еще никогда не удивлял ее до такой степени. – Но, Мерлин, откуда?! – пробормотала колдунья, отчаянно пытаясь придумать способ выкрутиться без скандала из ставшей весьма щекотливой ситуации: ей слабо верилось в то, что Северус согласится на проведение обряда, зная, какую опасность это представляет для Гермионы. Судя по бешенству в глазах, он как раз об этом уже подумал. Согласие самой Гермионы значения, увы, не имело: эти Снейпы такие упертые! Как вобьют себе что-то в голову, так их потом никакими логическими доводами с места не сдвинешь. А, впрочем, кажется, у нее есть идея. Она все равно получит его согласие. – Так откуда ты знаешь об этом обряде? – требовательно повторила Аличе. - У Темного Лорда очень обширная библиотека, знаешь ли. Хорошо, что он не слишком утруждает себя чтением, довольствуясь тем, что все самые редкие книги рано или поздно становятся его собственностью. А вот я никогда не упускал случая ознакомиться с особо интересными экземплярами из его коллекции, - не замечая блеска в глазах Аличе, мрачно отозвался Снейп, и, сложив руки на груди, вопросительно изогнул бровь. – Только вот почему ты заговорила о Темной магии? Да еще и в присутствии посторонних? - он выразительно посмотрел на притихшую Гермиону. Гриффиндорка открыла было рот, чтобы что-то возразить, но под ледяным взглядом Мастера зелий потупилась и замолчала, предоставив Аличе возможность разбираться со всем этим без ее участия. - Во-первых, это не темная магия, а магия первостихии Хаоса, - высокомерно возразила Аличе, - а во-вторых, с каких это пор твоя жена стала тут посторонней? Тем более, ее это тоже касается: она согласилась тебе помочь. - Ты правда не понимаешь или просто придуриваешься? – Снейп несколько секунд пристально смотрел в лицо волшебницы. - О нет! Ты все прекрасно понимаешь, - его глаза сузились. – Гермиона, оставьте нас, - не отводя взгляда от портрета, прошелестел он. Голос профессора звучал обманчиво спокойно. Было заметно, что ему стоило больших усилий держать себя в руках. Девушка исподлобья взглянула на взбешенного зельевара и угрюмо сказала: - Нет.

Талина: Снейп повернулся к готовой продолжить спор Гермионе и, не говоря ни слова, аккуратно поднял ее на руки, вынес в коридор, также аккуратно поставил на пол и закрыл дверь перед носом остолбеневшей девушки. И все это в абсолютной тишине: и у Гермионы и у Аличе от его действий пропал дар речи. Снейп понимал, что это ненадолго, поэтому быстро наложил на дверь запирающие и звукоизолирующие чары: в данный момент он был не склонен ругаться с разъяренной женой, пусть и фиктивной. Тем более что фиктивным этот брак, судя по всему, в этом доме считал только он сам, и больше никто, как бы это ни было прискорбно, не разделял его мнения на этот счет. Успев неплохо изучить характер Гермионы, Снейп ничуть не сомневался в том, что реакция девушки на то, что он сделал, будет более чем бурной. Профессор, поколебавшись, наложил на дверь еще одно заклятие. Нечего ей тут делать: предстоящий разговор с Аличе не предназначался для ушей упрямой и все еще глупой и наивной девчонки, что бы она там ни воображала о себе. Снейп почти с ненавистью посмотрел на гневно сжимающую губы Аличе. Она так сильно вцепилась в подлокотники кресла, что он заметил, как побелели от напряжения ее тонкие пальцы. Взяв себя в руки, женщина едва сдержала улыбку: теперь у нее не осталось никаких сомнений в том, что ее правнук любит Гермиону. Снейп несколько раз глубоко вздохнул и немного помолчал, прежде чем прошипеть: - Гермиона многого не может понять просто в силу своего возраста. Некоторые вещи можно узнать только на собственном опыте: в книгах пишут далеко не обо всем. И я не позволю тебе использовать в своих целях ее наивность и чисто гриффиндорское стремление спасти весь мир. Лицо Аличе исказилось от возмущения, но Снейп не обратил на это внимания. Он не сомневался, что она не сказала девушке об опасности, которую представлял для нее обряд передачи магии. В этот момент профессор, как никогда, был рад тому, что в свое время ему попалась на глаза книга, посвященная давно забытой магии Великой Первостихии Хаоса. - Я не разрешаю тебе втравливать Гермиону в эту смертельно опасную авантюру. Если я выживу, то как-нибудь проживу и без волшебства, а если мне суждено сдохнуть, то абсолютно неважно, магом я умру или сквибом, - выплюнул он в побелевшее от ярости лицо Аличе. - Нет, я не позволю тебе умереть, - совсем как Снейп, прошипела она, вскакивая с кресла. – И не хочу, чтобы ты проживал остаток жизни «как-нибудь», вместо того, чтобы жить по-человечески. Я думаю… - Хватит думать за меня! – рявкнул зельевар. – На этот раз решать не тебе. Если ты не выбросишь эту идиотскую мысль из головы, я просто не вернусь от Лорда, когда он в следующий раз вызовет меня. А произойдет это очень и очень скоро. Уверен, мне не составит особого труда разозлить Беллатрикс до состояния полного умопомрачения. Это не так уж и трудно. Уверяю тебя, она спит и видит меня мертвым. Я всего лишь дам ей повод исполнить свою заветную мечту. Например, оскорблю Темного Лорда в ее присутствии. Аличе, пойми, я не хочу жить без магии, но лучше уж я стану сквибом, чем позволю Гермионе умереть, чтобы спасти меня оттого, что я, если уж на то пошло, заслужил. - Этого никто не заслуживает! – отбросив свою обычную невозмутимость, выкрикнула Аличе. - Чем ты мог заслужить такое?! - Тем, что когда-то встал на сторону тьмы. - Ты уже тысячу раз искупил это, - волшебница прижала пальцы к вискам и зажмурилась от отчаяния. – Ты столько лет рискуешь своей жизнью, выполняя задания Дамблдора и Ордена Феникса, ты сделал для магического мира больше, чем кто-либо еще. Ты давно все искупил. Северус, ты тогда был всего лишь глупым самонадеянным мальчишкой, не знал, что делаешь, а когда узнал, чего на самом деле хотят те, среди кого ты оказался, то сразу пришел к Дамблдору и стал помогать бороться с темными магами, стремящимися развязать войну и перевернуть весь магический мир с ног на голову. - Это меня не оправдывает! - Но смерти ты в любом случае не заслуживаешь! И я не хочу, чтобы ты приносил в жертву свою магию, когда есть возможность этого избежать. Гермиона знает, что обряд небезопасен, но считает, что ты стоишь того, чтобы пойти ради тебя на риск, - поджав губы, почти спокойно сообщила Аличе. - Знает? – недоверчиво выдохнул Снейп. – Знает, и все равно согласна подвергнуть себя такой опасности? Но почему? - Потому что она тебя любит, - Аличе устало прикрыла глаза и раздраженно повела плечами. – Дурак ты все-таки. Неужели не видишь, как она на тебя смотрит? - Это не аргумент. Она говорила тебе, что любит меня, или тебе что-то почудилось в ее взгляде? – Снейп с явным усилием выдавил из себя последнюю фразу. - Можно подумать, она не говорила этого тебе, - фыркнула Аличе, разглаживая подол шелкового платья. - И все равно это не повод умирать ради меня, - угрюмо заявил он, складывая руки на груди. - Да с чего ты взял, что она умрет?! – с ярко выраженным итальянским акцентом возмутилась Аличе. Она больше не походила на холодную высокомерную аристократку. Маска напускного безразличия слетела с нее, и сейчас с волшебного портрета на Снейпа кричала женщина, отчаянно желающая не допустить смерти единственного правнука. - У Гермионы будет отторжение чужой магии, и это ее убьет. Ты и сама это знаешь. Поэтому в книге Хаоса и говорится о том, что обряд слишком опасен для тех, кто принимает в себя чужую силу. Его проводили всего дважды, и только один раз те, кто осмелился потревожить Хаос, остались в живых. Во второй раз, насколько я помню, муж, пытавшейся спасти жену от обвинения в колдовстве, умер, так и не сумев стать даже на короткое время вместилищем ее силы. Мужская магия отличается от женской сильнее, чем принято думать. Женское начало созидающее, а мужское - разрушающее по своей природе. Я не позволю тебе рисковать жизнью глупой самонадеянной девчонки, даже если она и согласна пойти на почти верную смерть. - Северус, я убила бы любого, чтобы спасти тебя. Это правда. Но Гермионе ничего не угрожает, - тихо сказала Аличе и сердито нахмурилась, злясь на себя за то, что позволила чувствам выйти из-под контроля в присутствии правнука. – Никакого отторжения не будет. Ты совершенно правильно заметил, что мужчина умер, не сумев принять силу жены, несмотря на то, что он ее, судя по всему, очень любил. Но то мужчина. А женщина, знаешь ли, так устроена, что не отторгает того, кого любит, иначе магический мир давно бы перестал существовать. Ведьмы просто не смогли бы рожать детей, если бы были не в состоянии принять в себя семя волшебника и выносить ребенка. Даже еще не родившееся дитя обладает магической силой, но мать не отторгает ни семя своего мужа, ни магию своего ребенка. Гермиона любит тебя, а потому примет твою магию как часть тебя. Так что можешь не беспокоиться на этот счет, - жестко сказала Аличе и криво усмехнулась, внимательно глядя на мрачное лицо правнука. - А если это не любовь, а блажь, которой подростки вечно забивают себе голову? Не хочу, чтобы она рисковала из-за призрачного шанса сохранить мою магию, - снова упрямо повторил Мастер зелий. - Гермиона встретит кого-нибудь более подходящего ей, и все, что, как ей кажется, она сейчас чувствует по отношению ко мне, пройдет, как и положено всякой блажи, - возразил он. - Гермиона не подросток, - отрезала Аличе, вздернув подбородок. – А что касается блажи, то да, ты большой специалист в этом вопросе! Пройдет, говоришь? Конечно. У тебя же прошло. Сколько ты там убивался по этой рыжей…как же ее звали-то?.. – женщина задумчиво нахмурилась, размышляя. – Нет, не вспомню. Прошло всего каких-то десять лет, как у тебя все прошло. Значит, и у Гермионы все как рукой снимет, - саркастически проговорила Аличе и смерила правнука презрительным взглядом. - Не смей!.. – с присвистом выдохнул Снейп и наградил родственницу бешеным взглядом. - Остынь. Если дашь себе труд подумать, поймешь, что я права, - осадила его Аличе. – Ну как, убедила я тебя? – через несколько минут, как ни в чем не бывало, будничным тоном поинтересовалась она. - Ладно, - Снейп откинул со лба непослушную прядь волос и посмотрел на довольное лицо прабабки. – Только все равно у тебя ничего не выйдет. - Это еще почему? – Аличе удивленно изогнула бровь. - Этот обряд в наше время, увы, невозможно провести. Некромантия - магия настолько темная, что все источники, содержащие хоть малейший намек на нее, давным-давно уничтожены как слишком опасные. Многие даже считают это забытое искусство фикцией. Так что некроманта мы не найдем при всем желании. Значит, нам нужен вампир. Предлагаешь отправиться в Трансильванию и поискать там? Нет времени. Темный Лорд жаждет захватить Хогвартс и Министерство. Ему уже практически невтерпеж. Орден Феникса больше не может его сдерживать. Да и вряд ли кто-то еще выжил из племени вампиров. А если и выжил, то парламентера либо загрызут, не дав сказать ни слова, либо выслушают, что сомнительно, и пошлют очень далеко и очень надолго. Аличе несколько минут ошеломленно смотрела на Снейпа, возбужденно мечущегося из угла в угол. - Какой вампир?! – обретя дар речи, наконец воскликнула она, мученически закатывая глаза. – Ни про каких вампиров в книге Хаоса не было сказано ни слова! - Там написано, что обряд должен провести мертвый! – зельевар остановился перед портретом Аличе и раздраженно поинтересовался: – У тебя есть предложение получше поиска вампиров? - Нам не нужен вампир! Нам всего лишь нужен мертвый маг. - Всего лишь? – издевательски переспросил Снейп, складывая руки на груди и раскачиваясь с пятки на носок. – И где же мы найдем мертвого мага, способного провести обряд?! Повторяю, некромантов, способных воскрешать покойников, давно не существует! - Не надо никого воскрешать! – повысила голос Аличе и, снова забыв об аристократичности, яростно замахала руками. - Тогда откуда… - О, Madonna mia! – простонала она. – Да дашь ты мне наконец слово сказать, несносный мальчишка?! Зачем нам кого-то воскрешать? А я на что?! Ты забыл, что я умерла? Снейп замолчал на полуслове и ошеломленно уставился на родственницу. Аличе оценивающе посмотрела на него и обреченно констатировала: - Мой правнук идиот. Надеюсь, у тебя хватит ума хотя бы не упустить Гермиону, а? Не могу понять, за что она тебя любит, но я искренне надеюсь, что эта девочка родит тебе умных детей. Я буду молиться, чтобы они пошли в нее, а не в тебя. Чтобы мне не было стыдно за своих потомков, - издевательским тоном закончила Аличе и вызывающе посмотрела на Снейпа. Он несколько секунд хватал ртом воздух, но, так и не найдя достойного ответа, резким взмахом волшебной палочки снял с дверей запирающее и звукоизолирующее заклинания. На пороге он едва не столкнулся с переминающейся с ноги на ногу Гермионой и собрался было пронестись мимо, но девушка неожиданно для самой себя схватила его за рукав мантии и решительно шагнула вперед, заступая дорогу. – Вы согласны на проведение обряда? – звенящим от напряжения голосом выпалила она, тревожно вглядываясь в его лицо. Мастер зелий уже хотел отпустить в адрес распоясавшейся гриффиндорки какую-нибудь дежурную колкость, но что-то в глазах девушки не позволило ему этого сделать. - Да, - наконец ответил он и пошатнулся, когда радостно взвизгнувшая Гермиона повисла у него на шее. Снейп секунду помедлил, прежде чем осторожно обнять ее в ответ. Он изо всех сил старался убедить себя в том, что ему нет никакого дела до ехидного хихиканья вредной Аличе, но все же почувствовал себя гораздо свободнее, когда она, отсмеявшись, величественно удалилась из портрета своей правнучки.

Germ: Бедный.... даже поспать нормально не дают..... зато радует стремление к выживанию

Талина: Germ, У каждого есть инстинкт самосохранения. Ну, в большей или меньшей степени.))

Germ: Талина пишет: Germ, У каждого есть инстинкт самосохранения. Ну, в большей или меньшей степени.)) так я и не отрицаю ))). ТОлько раньше у него это степень была менее, а теперь более )))) Талин, а много еще глав планируется?

Талина: Germ, Germ пишет: а много еще глав планируется? Немного. Честное слово. Хотя я уже давно это говорю.

Pixie: Талина Я очень-очень рада новой главе! Тем более такой интересной и трогающей за душу. Талина пишет: Немного. Честное слово. Хотя я уже давно это говорю. Судя по разворачивающимся событиям финал не за горами? :))

Талина: Pixie, Финал уже близок.)) В следующей главе уже подготовка к решающим событиям планируется.

Pixie: Талина Талина пишет: В следующей главе уже подготовка к решающим событиям планируется. Предвкушаю :) А развитие романтических чувств?

snilek: Талина пишет: Немного. Честное слово. Хотя я уже давно это говорю. Не надо! Не старайтесь сделать меньше глав, пожалуйста. Каждый следующий кусочек для меня лично очень интересный и вкусный, и чем больше этих кусочков, тем лучше! Талина пишет: Финал уже близок.)) В следующей главе уже подготовка к решающим событиям планируется. Хочеться, конечно, узнать, как там все разрешится... Но, честное слово, меня больше захватывают их повседневные отношения и их развитие, медленное зарождение чего-то большего каждый раз, как они учатся вести себя друг с другом. Словом, хочу подробностееев!!!

Талина: Pixie, Pixie пишет: А развитие романтических чувств? А они разве не развиваются? По-моему, Снейп уже понял, что ему не отвертеться, а Гермиона и так влюблена дальше некуда. snilek, Я не стараюсь искуственно уменьшать или увеличивать количество глав. Пишу обычно по принципу "сколько получится". :) Спасибо.

Pixie: Талина Талина пишет: По-моему, Снейп уже понял, что ему не отвертеться, а Гермиона итак влюблена дальше некуда. Да, это заметно. А когда будут более активные действия, вроде поцелуев? Ты не слушай на самом деле, меня просто глючит: романтики хочется :))) Талина пишет: Я не стараюсь искуственно уменьшать или увеличивать количество глав. Пишу обычно по принципу "сколько получится Ага. Все равно никогда не получается то количество глав, которое задумал

Талина: Pixie, Вот с романтикой в этом фике как-то не густо. Слишком уж романтическое развитие событий, мне кажется, здесь будет не к месту. Главное, что они друг друга полюбили, разве не так?

Pixie: Талина Дык я ж ничего У тебя их отношения и так замечательно показаны! Талина пишет: Главное, что они друг друга полюбили, разве не так? И еще главное, чтобы они в этом друг другу признались и перестали друг от друга бегать (точнее, там только один бегает).



полная версия страницы