Форум » Библиотека-7 » Плохая примета, СС/ГГ, Romance, R, макси. 22 глава от 05 февраля » Ответить

Плохая примета, СС/ГГ, Romance, R, макси. 22 глава от 05 февраля

Талина: Название: Плохая примета Автор: Талина Бета: Мирадора Рейтинг: R Пейринг: СС/ГГ Жанр: Romance Дисклаймер: Герои принадлежат Джоан Роулинг. Саммари: Считается, что разбить зеркало – это плохая примета. А уж если разбитое зеркало было не простым, а волшебным, тогда в вашей жизни могут произойти самые невероятные перемены. Все персонажи, вовлеченные в действия сексуального характера, являются совершеннолетними. Комментарии: 1. AU. Канон, соответственно, не учитывается. 2. Большое спасибо Loy Yver за оказанную помощь. :) Статус: в работе

Ответов - 188, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

precissely: Прщу прощения, что прочитала так поздно, но реал затянул)) Глава получилась замечательная! Сердце стучало как сумасшедшее, когда я читала про Сева и Беллу. Вам хорошо удалось передать напряжение в этой главе, просто даже дух не успеваешь перевести, как одно событие сменяется другим. Нужно ввести три кубика антидота внутримышечно простите, но туту я ржала=))) так как почему-то про плечо я и не подумала, а сразу представила как Гермиона будет делать Снейпу укол в то самое место, а он же уже и так без рубашки=))) сорри)) Спасибо большое, глава просто отличная

Талина: precissely, Спасибо! precissely пишет: почему-то про плечо я и не подумала Ну вот! А я старалась, чтобы все было прилично!

Pixie: Талина Талина пишет: что-то мне кажется, что осталось еще главы три. Надо раскрыть все тайны, устроить последнее сражение с Темным Лордом, да и пора честь знать Мне тоже кажется, что три главы - маловато. Но тебе, конечно, виднее. Хотя по себе знаю, что загадывать количество глав бесполезно. Значит у Северуса с Гермионой начнут быстро развиваться отношения? Главное, чтобы не слишком быстро, а то у них пока только симпатия... Или я придираюсь? :) Вдохновения тебе! Мышь Белая Мышь Белая пишет: Внутримышечный укол надо делать в предлечье, бедро или ягодицу Хм... Меня вот в предплечье некуда колоть - одни кости :) Мне кололи в плечо (в смысле выше локтя).

Талина: Pixie, Pixie пишет: Мне тоже кажется, что три главы - маловато. Ты знаешь, мне уже тоже. Pixie пишет: Хотя по себе знаю, что загадывать количество глав бесполезно. Это точно...

Germ: Талина пишет: Pixie, Pixie пишет: цитата: Мне тоже кажется, что три главы - маловато. Ты знаешь, мне уже тоже. даже уже не знаю - радоваться иль нет

Pixie: Талина Талина пишет: Ты знаешь, мне уже тоже Я очень рада. Хорошего фика - чем больше, тем лучше (в разумных пределах, конечно ) Germ Germ пишет: уже не знаю - радоваться иль нет А чего огорчаться? Ведь еще столько всего произойдет *предвкушаю*

Germ: Pixie пишет: А чего огорчаться? Ведь еще столько всего произойдет *предвкушаю* так долже же ждать всего этого благо хоть главы большие. Спасибо автору

MMM: Germ пишет: благо хоть главы большие Да, главы и правда большие, даже совесть не позволяет просить продолжения поскорее

Талина: Germ, Pixie, MMM, MMM пишет: совесть не позволяет просить продолжения поскорее Спасибо за понимание.

Талина: Дорогие, любимые читатели! Всех поздравляю с наступившим Новым годом!!! А теперь, собственно, новая глава.

Талина: Глава 20 Снейп проснулся, как обычно, рано, но на это раз вставать не спешил: отчего-то было так хорошо и спокойно, что ему захотелось продлить это непривычное чувство защищенности и безмятежности. Мастер зелий прислушался к своим ощущениям: плечо не болело. Совсем. Это было странно, особенно если учесть, что он схлопотал Sectumsempra не далее, как несколько часов назад. И было еще что-то. Что-то необычное. Профессор открыл глаза, пытаясь определить, что именно было не так. - Мерлинова борода!!! – со свистом выдохнул он, широко раскрытыми глазами глядя на… Голова мисс Грейнджер покоилась на его подушке, а тонкая рука нежно обнимала Снейпа за шею. Как здесь оказалась эта несносная девчонка? Он несколько раз озадаченно моргнул, восстанавливая в памяти события минувшей ночи. О нет! Ну почему именно вчера этот гнусный яд снова дал о себе знать?! И почему неугомонная мисс Грейнджер как неприкаянная бродила по дому, а не спала в своей постели, как положено всем нормальным людям посреди ночи?! Снейп вздрогнул и резко дернулся в попытке отстраниться. Девушка недовольно нахмурилась во сне и, крепче прижимаясь к нему, невнятно пробормотала: - Северус… - ЧТО?! Как она его назвала? Он не мог поверить своим ушам. Это просто возмутительно, немыслимо… Нет, признался он себе, это просто страшно. Что он успел вчера натворить? - Что вы себе позволяете?! – Снейп наконец вывернулся из ее объятий и резко сел в постели. Гермиона вздрогнула, открыла глаза и с испуганным: «Ой!» - отпрянула, соскочив с кровати так быстро, как только могла. - Что вы здесь делаете? – вопрос был задан самым свирепым тоном, но отсутствие рубашки и растрепанные волосы сводили на нет весь эффект от грозного выражения лица. Черная бровь профессора вопросительно изогнулась, и девушка, почувствовав, что краснеет, прикусила губу. «Влипла», - констатировала Гермиона и, мысленно застонав, принялась неуверенно теребить манжеты помятой блузки. Ну почему она не принесла кресло из гостиной, как собиралась?! Как она теперь будет объясняться с разъяренным профессором, девушка не представляла. Она несколько секунд растерянно потопталась на месте, потом все же взяла себя в руки и под хмурым взглядом Снейпа опустилась на краешек стула с неудобной резной спинкой. - Как вы себя чувствуете? – робко спросила Гермиона, ерзая на жестком сиденье. Больше всего ей сейчас хотелось провалиться сквозь землю, но девушка, бросив быстрый взгляд на зельевара, заставила себя расправить плечи и гордо выпрямиться. Снейп наклонился вперед и, грубо схватив ее за руку, грозно прошипел: - Я вас спрашиваю: что. вы. здесь. делаете? Гермиона снова сникла и сразу стала похожа на несправедливо обиженного ребенка. - Вас вчера ранили… - тихо пробормотала она, рассматривая пушистый ковер у себя под ногами. - И что с того? – язвительно осведомился Снейп. - А я не могла заснуть и решила подождать вас… - Это я помню. Я вас спрашиваю, что вы делали в моей постели? – поцедил он сквозь зубы. - Спала, - Гермиона потерянно посмотрела на зельевара и робко добавила: - Извините. Он на мгновение прикрыл глаза и мысленно досчитал до десяти: ему надо успокоиться, иначе мисс Грейнджер рискует узнать много нового и интересного об умственных способностях гриффиндорцев вообще и о своих в частности. - И как вы тут оказались? – нарочито спокойным тоном поинтересовался Снейп. Девушка покраснела еще сильнее и обиженно засопела: - Я собиралась помочь вам дойти до вашей комнаты, а потом хотела вернуться к себе… - И что же вам помешало? – не удержался Мастер зелий. - … но вы потеряли сознание прямо на пороге, - продолжила Гермиона, не реагируя на его язвительный тон. - Не могла же я бросить вас на полу посреди коридора, - она пожала плечами и, насупившись, сердито уставилась куда-то в угол. - Хорошо, мисс Грейнджер, вы помогли мне добраться до комнаты и даже уложили спать. Но почему вы не ушли, как собирались?! – Снейп заметил, что все еще удерживает девушку за руку и, нахмурившись, разжал пальцы, освобождая от захвата тонкое запястье. - Потому что вы меня не отпустили, - Гермиона потерла руку, восстанавливая кровообращение, исподлобья посмотрела на зельевара и заморгала, сдерживая слезы. Снейп заметно побледнел. - Мисс Грейнджер, я не пытался… С вами все в порядке? - Да ничего вы не пытались, - она раздраженно дернула головой. – Вы просто держали меня за руку, вот и все. Правда, не так сильно, как сейчас, - в уголках ее губ промелькнула тень робкой улыбки. – Но уйти я все равно не могла: стоило мне только отпустить вашу руку, как вы начинали метаться на подушках, будто вам снились кошмары. Я не смогла вас оставить. - Опять это ваше неуемное гриффиндорское благородство, - фыркнул Снейп. – Мне не нужна ваша жалость. Слезы все-таки потекли по ее щекам, но Гермиона сердито смахнула их и зло бросила: - Почему вам везде мерещится жалость, даже там, где ее нет? Вам никогда не приходило в голову… - она на мгновение замолчала, а потом вдруг решилась: - Вы мне нравитесь, - и, зажмурившись, шепотом добавила: - Очень. Секунду стояла оглушающая тишина. - Выбросьте из головы эти глупости, - резко сказал Снейп и устало опустил голову, уткнувшись лбом в подтянутые к животу колени. – Чтобы я больше никогда этого не слышал, глупая девчонка! Гермиона еще мгновение смотрела на его ссутулившуюся фигуру, потом встала и, не глядя на него, тихо сказала: - Мне казалось, что я тоже нравлюсь вам. - Вам не казалось, - едва слышно пробормотал он, и отбросив в сторону одеяло, наконец встал с постели, мысленно проклиная себя за несдержанность. - Ну так в чем же дело? Почему вы меня все время отталкиваете? – Гермиона вскинула голову и недоуменно уставилась на него широко раскрытыми медово-карими глазами. Снейп уже набросил на плечи найденную в комоде чистую рубашку и ничего не выражающим тоном ответил: - Я уже говорил вам, что вы, скорее всего, являетесь моей кровной родственницей, потому что на вас не действует защитная магия этого дома, да и мое кольцо слушается вас, - он пожал плечами и принялся методично застегивать пуговицы. – Если бы над вами был проведен обряд на крови одним из представителей нашего рода… В этом случае эффект был бы точно таким же, даже если вы совершенно чужой Снейпам человек. Загвоздка в том, мисс Грейнджер, что я – единственный оставшийся в живых потомок некогда процветавшего рода, и я не проводил никаких обрядов. - Вы говорите таким тоном, как будто это решает все, - вспыхнула Гермиона, продолжая хмуриться. - Вы абсолютно правы, мисс Грейнджер, это действительно все решает. - Но я не понимаю почему, - она упрямо посмотрела ему в лицо. - Вы ведь так просто не отвяжитесь? - на всякий случай уточнил Мастер зелий, заранее зная ответ. - Ни за что, - подтвердила его опасения Гермиона. – Я хочу знать, почему вы меня отталкиваете, хотя сами сказали… - Вы слишком много болтаете, мисс, - прошипел Снейп и, схватив ее за руку, потащил за собой к дверям. – Мне придется удовлетворить ваше любопытство, но потом вы от меня отстанете. «Это мы еще посмотрим», - мысленно огрызнулась Гермиона, но вслух благоразумно этого не сказала, хотя позволила себе саркастично бросить: - Ну и что с того, если даже пятиюродный племянник вашего троюродного прапрадедушки был двоюродным дядей моей прапрабабушки?! - Сейчас узнаете, - рявкнул Снейп, останавливаясь посреди коридора. – Идите сюда, - он подтолкнул Гермиону к портрету женщины со стянутыми в тугую прическу темными волосами. Единственным ярким пятном на бледном лице являлись большие карие глаза. – Знакомьтесь, дамы, - хмыкнул Мастер зелий. – Эмили Снейп, - кивок на портрет, - родоначальница нашего милого семейного проклятия.

Талина: Женщина на картине побледнела еще больше, хотя казалось, что это вряд ли возможно. Не обращая на это ни малейшего внимания, Снейп продолжил: - Эмили, это мисс Грейнджер. На нее не действуют фамильные защитные чары, наложенные на дом. Понимаешь, что это может значить? Эмили настороженно кивнула и испуганно воззрилась на Гермиону. Та, в отличие от Эмили, не понимала решительно ничего. - А еще мисс Грейнджер, вместо того, чтобы, как и положено, влюбиться в какого-нибудь глупого гриффиндорца, вбила себе в голову, что ей нравится ни кто иной, как Северус Снейп. Гермиона, задохнувшись от унижения, почувствовала, как глаза снова предательски защипало, и закусила губу: она больше не позволит себе заплакать перед этим бесчувственным человеком. Да как он смеет выставлять ее чувства на всеобщее обозрение! Он же не может над ней смеяться? Девушка попробовала вырваться, но Снейп только сильнее сжал ее руку, заставляя остаться на месте. Ладошка Эмили взметнулась вверх, прикрывая рот, глаза округлились и налились слезами. Она скорбно посмотрела на гриффиндорку и беззвучно всхлипнула. - Ну и при чем тут ваша пра…эээ.. родственница? – Гермиона хмуро посмотрела на плачущую женщину и перевела мрачный взгляд на Снейпа. - Очень даже при чем. Если бы Эмили могла говорить, она бы рассказала вам свою историю, но поскольку в те времена, когда этот портрет была написан, способ делать изображение не только слышащим, но и говорящим, еще не был изобретен, это придется сделать мне. Мастер зелий посмотрел на Эмили, закрывшую ладонями лицо, и на ее вздрагивающие плечи, тяжело вздохнул и потянул Гермиону в сторону: - Давайте немного отойдем. Не хочу, чтобы Эмили нас слышала: она и так теперь будет плакать до вечера. Она несколько не в себе. Портрет был написан незадолго до ее смерти, так что полагаю, в это время ее рассудок уже помутился. Глядя на этот портрет, мисс Грейнджер, трудно поверить в то, что Эмили в свое время была одной из самых красивых девушек колдовской Британии, но, тем не менее, это так. Должен заметить, что красота не принесла ей ничего, кроме горя. Да и не только ей. Многие наши родственники спустя поколения… Впрочем, не будем забегать вперед. В те времена неподалеку от дома нашей семьи на протяжении многих лет стоял старый полуразрушенный замок. Когда-то там жили могущественные темные маги, но так случилось, что род их угас. Такое иногда случается с теми, кто слишком далеко заходит во тьму. Слишком далеко, чтобы вернуться, - Снейп ненадолго замолчал, прежде чем продолжить. – И вот как-то, когда соседи уже всерьез подумывали о том, чтобы прибрать к рукам этот замок, появился немолодой волшебник, назвавшийся Эдвином Кеннистоном. Одет он был скромно, но держал себя с подобающим аристократам достоинством. Кроме того, у него были все необходимые бумаги, подтверждающие права на замок Мэддор. Соседям ничего не оставалось, кроме как с досадой скрипеть зубами, а новый владелец, не обращая на них ни малейшего внимания, обустраивал много лет пустовавшее жилище сообразно своим вкусам и потребностям. Через полтора года (рекордно короткий по тем временам срок) замок был полностью восстановлен. Эдвин Кеннистон зажил себе тихо, в гости к соседям не ездил, к себе никого не звал, но и хлопот никому не доставлял, и постепенно о нелюдимом чужаке начали забывать. Минуло еще несколько лет, и в тот год, когда Эмили исполнилось шестнадцать, на пороге дома Брайана Снейпа появился мрачного вида волшебник. Брайан даже не сразу узнал в нем своего соседа, узнав же, удивился преизрядно: Эдвин Кеннистон не зря прослыл отшельником: за те годы, что он прожил в этой местности, за пределами замка его видели всего несколько раз, к нему же изредка приезжал только фермер из расположенной неподалеку волшебной деревни. И лишь стаи воронов день и ночь кружили над многочисленными башнями угрюмого замка. Под мрачным взглядом черных глаз соседа Брайан почувствовал себя неуютно, но, как и требовали законы гостеприимства, принял у себя неожиданного визитера. За обедом гость не сводил глаз с юной Эмили, а вечером, прощаясь с хозяином, гость заявил Брайану, что намерен жениться на его дочери. Брайан Снейп не был трусом, но он так же не был и дураком: ссориться с опасным соседом он не желал. Но еще больше он не желал к чему-либо принуждать свою единственную горячо любимую дочь, так сильно напоминавшую ему умершую много лет назад жену. Он осторожно намекнул Эдвину Кеннистону, что Эмили, хоть еще и не помолвлена, но влюблена в своего кузена. Темный маг заверил Брайана, что сможет уговорить Эмили, он сделает ей такое предложение, от которого не сможет отказаться ни одна женщина. Брайан, скрепя сердце, был вынужден дать согласие, однако честно предупредил соседа, что последнее слово останется за Эмили: он не станет приказывать дочери выйти замуж за нелюбимого человека. Эдвин Кеннистон ничего не ответил, лишь усмехнулся и скрылся во тьме раннего осеннего вечера. Через неделю он снова появился в доме Снейпов, и Брайану ничего не оставалось, кроме как выполнить свое обещание: он проводил соседа в гостиную и велел домовому эльфу позвать Эмили. Когда девушка спустилась к ним из своей комнаты, Эдвин попросил Брайана оставить их на несколько минут наедине. Старик бросил опасливый взгляд на дочь, но та лишь едва заметно кивнула и устремила вопросительный взгляд на гостя. Брайан Снейп нервно метался перед закрытыми дверями гостиной и последними словами ругал себя за то, что не выпроводил этого человека вон еще неделю назад, когда тот впервые постучал в двери его дома. Размышления волшебника прервал громкий звук, словно что-то с силой было брошено на пол, а гневный вскрик Эмили заставил отцовское сердце пропустить несколько ударов. В ту же секунду Брайан распахнул дверь и застыл на пороге, изумленно глядя на представшую перед его глазами картину: кроткая Эмили, бледная как полотно, стояла напротив Эдвина Кеннистона, сжимая в дрожащей руке волшебную палочку. Пол у ее ног был усеян россыпью драгоценных камней. Тут же валялся украшенный богатой резьбой деревянный ларец с отскочившей далеко в сторону крышкой. - Хорошенько подумай над тем, что я тебе сказал. Сроку тебе до завтрашнего вечера. За ответом я пришлю своего ворона, - прошипел в лицо дрожащей девушки чернокнижник и, оттолкнув с дороги оцепеневшего хозяина дома, вылетел прочь, пнув по пути услужливого домового эльфа и громко хлопнув входной дверью. - Эмили…- Брайан изумленным взглядом проводил разъяренного гостя. - Он хотел меня купить, - она брезгливо перешагнула через рассыпанные по полу драгоценности и, всхлипнув, крепко обняла ошарашенного отца. Следующим вечером, как и было обещано, в окно ее спальни постучал огромный ворон, прилетевший за ответом. К хозяину птица возвратилась с прикрепленным к лапе увесистым кошелем, куда были собраны драгоценные камни, принесенные Эдвином Кеннистоном днем раньше. Ночью разразилась страшная гроза. Казалось, какой-то сумасшедший бог во что бы то ни стало решил расколоть небеса на мириады осколков и обрушить их на землю смертоносным градом. Над замком Мэддор клубились угольно-черные тучи. Изредка тьму прорезали белые всполохи молний. От оглушительных ударов грома в близлежащих домах волшебников содрогалась мебель и дрожали стекла. За несколько минут до полуночи окно в гостиной Снейпов вдребезги разлетелось, засыпав пол хрустким стеклянным крошевом. Эмили и Брайан, коротавшие беспокойную ночь за игрой в шахматы, выхватили из рукавов волшебные палочки, направив их на возникший в оконном проеме призрачный силуэт. Лицо «туманного» гостя постоянно менялось, но все же в нем можно было, приглядевшись, узнать Эдвина Кеннистона. Он протянул непомерно удлинившуюся левую руку к Эмили и, тихим голосом пропев какое-то заклинание на неизвестном языке, бросил в живот девушки сгусток тьмы. Эмили закричала и потеряла сознание. Обезумевший от ужаса Брайан нацелил палочку на призрачную фигуру: - Avada Kedavra! Зеленый луч прошел сквозь призрачный силуэт, не причинив чернокнижнику никакого вреда. - Глупец, - рассмеялся Эдвин Кеннистон в лицо Брайану. – Смерть не страшна тому, кто уже умер. - Что ты сделал с моей дочерью? – пытаясь перекричать грохот грома и завывания ураганного ветра, прокричал старый волшебник, склонившийся над распростертой на полу девушкой. - Не беспокойся, старик, она будет жить. Но ты еще не раз услышишь ее мольбы о смерти и убедишься, что я сказал правду: она будет жить, ибо смерть станет обходить ее стороной. Она даже сможет выйти замуж за своего кузена, но знай, старик, на твоей дочери твой род прервется. Призрачная фигура, подхваченная яростным порывом ветра, растаяла во мгле. Из ступора Брайана вывел стон пришедшей в сознание Эмили. Волшебник рассеянно взмахнул палочкой и валявшиеся на ковре осколки медленно поднялись над полом, устремившись к своему месту. Через секунду в раме сияло совершенно невредимое стекло, а Брайан помог Эмили подняться. Через полчаса в дом Снейпов аппарировал самый искусный знахарь того времени и обследовал девушку. Единственное, чем он смог ей помочь – это напоить зельем сна без сновидений. Испуганному отцу знахарь сообщил лишь, что не может определить наложенное на девушку проклятье, но, на всякий случай, провел над ней три разных обряда очищения, что гарантированно снимает с Эмили все известные ему обратимые проклятья. Следов необратимых проклятий он не обнаружил. Ранним утром, едва лишь занялся рассвет, Брайан Снейп связался по каминной сети с тремя своими братьями, и, рассказав о случившемся, попросил их помочь ему расквитаться с зарвавшимся чернокнижником. Однако жаждущих мести родственников ждало разочарование: замок Мэддор казался покинутым много лет назад: огромные нетопленые залы были завалены кучами мусора и кусками кое-где обвалившихся деревянных перекрытий. Волшебники обследовали все закоулки старого замка и обнаружили лишь две небольшие комнатки на самом верху одной из башен, имевшие вполне обжитой вид. Одна комната представляла собой нечто среднее между кабинетом и лабораторией, а вторая, судя по всему, служила хозяину спальней и одновременно столовой. И никаких следов Эдвина Кеннистона. Снейпам ничего не оставалось, кроме как несолоно хлебавши покинуть опустевший замок. Ближе к полудню Эмили проснулась совершенно здоровой, и Брайан облегченно вздохнул. А еще через несколько недель, когда Эмили полностью оправилась от шока, он заговорил о свадьбе с кузеном Адамусом. Перед свадьбой Брайан рассказал племяннику о странном проклятье чернокнижника, но молодой человек легкомысленно отмахнулся, заявив, что всецело доверяет авторитетному мнению знахаря Айреннса: раз он говорит, что на Эмили не осталось ни одного известного медицине проклятья, значит, так оно и есть, - Снейп отбросил с лица упавшую на глаза прядь волос и перевел дыхание, чем тут же воспользовалась Гермиона. - И все же я не совсем понимаю, - начала девушка, но зельевар, раздраженно поморщившись, жестом велел ей замолчать. - Через год после свадьбы Эмили родила мертвого ребенка. Тогда-то Брайан и вспомнил о словах, сказанных Эдвином Кеннистоном той ночью, когда он проклял его дочь: «Она даже сможет выйти замуж за своего кузена, но знай, старик, на твоей дочери твой род прервется». Он пытался убедить себя в том, что это всего лишь совпадение: в те времена дети довольно часто умирали не только в маггловских семьях, но и в семьях волшебников, но когда Эмили в четвертый раз произвела на свет ребенка, очень слабую девочку, умершую через час после рождения, Брайан Снейп понял, в чем заключалась суть проклятья: Эмили отказалась выйти за Кеннистона, потому что любила своего кузена, значит, скорее всего, все родственные браки в их роду будут бесплодными, что и приведет, в конечном счете, к тому, что род будет прерван. Брайан обратился в совет высших магов с просьбой разрешить развод Эмили и Адамусу Снейпам: он надеялся, что, если его дочь во второй раз выйдет замуж не за родственника, то сможет наконец стать матерью. Однако до развода дело не дошло: Адамус, в очередной раз напившись до невменяемого состояния, снова стал обвинять жену во всех смертных грехах, и… - С ума сойти, - прошептала Гермиона, прижимая ладони к пылающим щекам. - Она и сошла, - Снейп пожал плечами и покосился на портрет дальней родственницы. – После очередной ссоры с мужем Эмили пошла в замок Мэддор и спрыгнула с Западной башни. Утром ее тело нашли на камнях во внутреннем дворе замка. Брайан не смог перенести самоубийства Эмили и через три дня умер. Адамус снова женился, но и во втором браке его дети рождались мертвыми или умирали через несколько часов после рождения, так что теория Брайана была неверна: проклятье активизирует сам факт любовной связи между кровными родственниками, пусть даже самыми дальними, как выяснилось впоследствии. Им вовсе необязательно было жениться.

Талина: - Мерлин… - Гермиона прикрыла ладошкой рот и беспомощно посмотрела на Мастера зелий. - Вы сами хотели это знать, мисс Грейнджер. Так, пойдем дальше, - Снейп потащил растерянную Гермиону дальше по коридору. – Вот. Он остановился перед очередным портретом: - Элизабет Снейп-Эдвардс. Была убита собственным мужем в возрасте двадцати четырех лет за то, что не смогла родить ему ни одного жизнеспособного наследника. Как вы понимаете, мисс Грейнджер, в те далекие времена развод можно было получить только таким способом, - Гермиона вздрогнула, но Снейп, казалось, даже не заметил этого. - Совет высших магов, в принципе, мог дать разрешение на развод, но большинство свадебных обрядов того времени навсегда привязывали супругов друг к другу, так что дело было, в общем-то, не в разрешении. Лиззи, с кем из наших родственников ты успела спутаться до свадьбы? Женщина фыркнула, покрутила пальцем у виска и, скрестив руки на груди, демонстративно отвернулась, не желая разговаривать. - Кто тут у нас еще? – Снейп задумчиво потер переносицу. – О, вот! – он двинулся к портрету, изображающему милую семейную пару. – Позвольте представить вам Розмари и Роберта Снейпов. Роберт отпустил руку жены и, слегка наклонив голову, криво ухмыльнулся: - И мы рады тебя видеть, Северус. Твоя подруга? – он заинтересованно воззрился на обескураженную Гермиону. - Не болтай чепухи! – зашипел зельевар. - Здравствуйте, - девушка робко кивнула. Розмари встала с кресла и, подойдя к мужу, приветливо ответила: - Добрый день. Роберт наконец оторвался от созерцания лица Гермионы и, последовав примеру своей жены, поздоровался с настороженно глазевшей на них девушкой. - Вот, знакомлю эту мисс со своими родственниками и нашими милыми семейными проклятиями. - С чего бы это? Если не подруга… Значит, наша родственница? – Роберт и Розмари снова взялись за руки и уже гораздо внимательнее уставились на окончательно смутившуюся на девушку. - Скорее всего, да, - ответил за нее зельевар. - Ага-а, ясно, - глубокомысленно протянула Розмари. – Все-таки, я не ошиблась. Возможная родственница, которую тебе хотелось назвать подругой, - она внимательно посмотрела на побелевшего от бешенства Снейпа, потом покосилась на мужа, хихикнула и вдруг задорно подмигнула Гермионе. - Не слушай его, - посоветовала она, снова бросая взгляд на насупившегося зельевара. – Ничего такого ужасного с нами не случилось. Вот бедняжке Эмили, да, досталось, а мы были очень даже счастливы вместе, - она с любовью улыбнулась своему немногословному супругу и положила голову ему на плечо. Он осторожно обнял жену за талию и притянул себе, целуя ее темноволосую макушку. - Какая идиллия, меня сейчас стошнит, - скривился Снейп. – Не обращайте на них внимания, мисс Грейнджер, это не показатель, - он досадливо поморщился и сдул упавшую на глаза прядь волос. – Эти двое всегда были не от мира сего, и их не интересовало ничего и никто, кроме друг друга. Даже рождение мертвого ребенка и смерть второго отпрыска еще в младенчестве не уменьшила их идиотической радости от общества друг друга. Мастер зелий, не попрощавшись с родственниками, стремительно зашагал дальше по коридору. Гермиона наконец высвободила руку из его захвата и сморщила нос: - Достаточно. Я все поняла. Все это, конечно, очень печально, но неужели нет ни одного способа нейтрализовать это проклятье? Снейп криво усмехнулся: - За столько лет перепробовали все. И нашли только один способ. - Какой? – Гермиона непроизвольно понизила голос, глядя на мужчину широко раскрытыми глазами. - Не связываться с кровными родственниками! – рявкнул он так, что девушка подпрыгнула от неожиданности. - Мисс Грейнджер, я не хочу, чтобы ваша жизнь оказалась сломана только из-за того, что вам показалось, будто я вам нравлюсь, - сухо добавил Снейп, хмуро глядя на Гермиону. - Мне ничего не показалось, - огрызнулась она. - Полагаю, эта тема закрыта, - отрезал Снейп. - А сейчас вам необходимо отдохнуть и привести себя в порядок, - он кивнул ей и, резко повернувшись на каблуках, через несколько мгновений скрылся в своей комнате.

Талина: - Ничего еще не закрыто, - Гермиона упрямо тряхнула головой. Хотя в одном Мастер зелий был, бесспорно, прав: ей действительно нужно принять душ и хорошенько обдумать все, что удалось узнать. Гермиона задумчиво пригладила растрепанные волосы и, закусив губу, побрела к себе в спальню. Девушка была практически уверена, что они со Снейпом родственниками не являются. Она считала, в том, что с ней происходит, каким-то образом замешана Аличе. Но тут есть одно большое «но»: по словам Мастера зелий, обряд мог провести только он сам, потому что, кроме него, ни одного потомка рода Снейпов в живых не осталось. Он последний. Тогда как этой женщине удалось дать Гермионе защиту?.. Девушка поняла, что зашла в своих размышлениях в тупик и расстроенно покачала головой. Нет, что-то все равно не сходится. Даже если Аличе родственница Снейпа, то она уже умерла, если верить заявлению зельевара о том, что он единственный из ныне живущих представителей семьи. Однако в этом случае в доме должен быть портрет Аличе, но портрета в галерее нет, так же, как и в комнатах Мастера зелий. Теперь Гермиона могла сказать это с полной уверенностью. Воспоминание о том, где она провела ночь, окрасило ее щеки смущенным румянцем. Девушка вошла в ванную, включила теплую воду и, сбросив измятую одежду, с наслаждением встала под душ. Так, на чем она там остановилась?.. Если Аличе не из семьи Снейпов, то как она смогла дать Гермионе защиту? Гриффиндорка поняла, что ее размышления пошли уже по второму кругу и, решительно тряхнув головой, она пообещала себе обдумать все это позже. Через некоторое время настроение Гермионы значительно улучшилось: теплая вода всегда оказывала на ее умиротворяющее воздействие. Нежась под упругими струями воды, она обнаружила, что последние несколько минут упорно пытается восстановить в памяти свой утренний разговор с Мастером зелий. И его слова, сказанные еле слышным шепотом, словно он разговаривал сам с собой: «Вам не казалось»… заставили ее сердце затрепетать от предвкушения чего-то еще неизведанного и от этого еще более волнующего. Значит, она действительно небезразлична профессору: он ведь отталкивает ее только из опасений, что может сломать ей жизнь. Гермионе хотелось верить в то, что эта причина действительно является единственной. Девушка глубоко вздохнула. Если все обстоит именно так, она докажет, что не имеет к роду Снейпов никакого отношения. Не будь она Гермионой Грейнджер! На ее губах снова появилась улыбка, на этот раз торжествующая: в конце концов, она не впервые ставит перед собой трудную задачу. За годы обучения в школе Чародейства и Волшебства магглорожденная Гермиона поняла, что неразрешимых задач практически не существует. Нужно только по-настоящему захотеть найти решение. И именно этого ей сейчас хочется больше всего на свете. Это значит, что надо разговорить Тинли, а также во что бы то ни стало выяснить, кто такая Аличе. Девушка завернулась в полотенце и вышла из ванной. Ее настроение еще больше улучшило то, что в сумке совершенно неожиданно обнаружилась шоколадка из «Сладкого королевства». Впрочем, в свете последних событий было неудивительно, что Гермиона про нее забыла. И теперь девушка, с ногами забравшись на кровать, с наслаждением вонзила зубы в пахнущую корицей находку. Косолапсус лениво приоткрыл один глаз и, широко зевнув, вразвалочку подошел к увлеченно жующей хозяйке, обнюхал содержимое яркой упаковки, но восторга Гермионы не разделил. Он раздраженно пряднул ухом (было бы из-за чего просыпаться!), брезгливо поддел лапой фантик, отодвигая его в сторону, и вальяжно развалился на подушке, не обращая ни малейшего внимания на неодобрительный взгляд Гермионы. Девушка вздохнула: ни у кого не было столь избалованного кота, в этом она была уверена на сто процентов. Неужели Тинли так хорошо о нем заботится? Кажется, вчера профессор сказал, что у вредного эльфа есть кошка. Значит, маленькая серая кошка, из-за которой Гермиона разбила злополучное зеркало, принадлежит домовому эльфу Мастера зелий? Девушка хмыкнула: она никогда не слышала о том, чтобы эльфы держали у себя домашних животных. Профессор тысячу раз прав: этот эльф очень сильно отличается от своих сородичей. Кстати, о Тинли. Надо найти его прямо сейчас и поговорить, таки, по душам. Гермиона плотоядно ухмыльнулась: на этот раз маленькому паршивцу не удастся от нее отделаться. Девушка с наслаждением потянулась и легко соскочила с кровати: пора было выполнить свою угрозу. К тому же, ей все равно нужно на кухню: профессор еще не выздоровел после ранения, а ему просто необходимо окрепнуть и как можно быстрее: мало ли что еще случится. Гермиона зябко передернула плечами: на ее вкус и так слишком много всего случилось. И без доброй половины случившегося вполне можно было обойтись. Девушка еще не забыла, что миссис Грейнджер очень переживала, когда ее маленькая дочь болела, и всегда старалась приготовить для Гермионы что-нибудь вкусное своими руками. Джейн была убеждена, что это поможет ее девочке выздороветь. Гермиона тоже была уверена в том, что именно забота близкого человека, а не способность к магии помогала ей выздоравливать намного быстрее, чем ее друзьям. Ну, в таком случае, ей просто необходимо прямо сейчас что-нибудь приготовить для профессора, например, испечь печенье к чаю, ведь Тинли совершенно не умеет готовить! Гермиона нахмурилась и с неодобрением покачала головой. То, что она сама не умела готовить, ее совершенно не смущало, а может, она просто об этом и не вспомнила. Как и все гриффиндорцы, Гермиона была убеждена, что проблемы следует решать по мере их возникновения. Девушка задумчиво почесала за ухом задремавшего Косолапсуса и, переодевшись в чистую одежду, вышла из комнаты.

precissely: а я - первая правда еще прочитать не успела, а только отметиться

Талина: precissely, precissely пишет: правда еще прочитать не успела, а только отметиться Ну теперь буду отзыв ждать!

precissely: Талина пишет: - Да ничего вы не пытались, - она раздраженно дернула головой а жаль=)) так и хочется это добавить=) - Вы мне нравитесь, Уряяяя! Наконец-то признание=) Новая глава просто настоящий подарок, долгожданное объяснение семейной тайны, признания, грядущие решительные действия=) Спасибо!

leeRA: Какая прелесть! Глава удалась на славу! Талина, спасибо огромное за такое удовольствие. Теперь страхи профессора становятся понятней, и тем больше хочется узнать, что же дальше будет (а будет, похоже, суп с котом или с упрямым эльфом)), судя по кулинарным замашкам мисс Грейнджер )

Germ: И как всегда на самом интересном месте...((((. Бедный Тинли , но не завидую я и Снейпу с кулинарными шедеврами Гермионы ... нет, вот ведь тихушница! Расказала бы Снейпу про Аличе да и была бы им уже любофф-марковь

Талина: precissely, Я так рада, что тебе понравилось продолжение! Я сегодня целый день дописывала эту главу, а начала еще до Нового года. leeRA, leeRA пишет: а будет, похоже, суп с котом или с упрямым эльфом)), судя по кулинарным замашкам мисс Грейнджер ) Нет, ни кот, ни эльф в результате кулинарных подвигов Гермионы не пострадают. Если, конечно, успеют убежать. Germ, Germ пишет: Расказала бы Снейпу про Аличе да и была бы им уже любофф-марковь Немножко поспойлерю: а у Снейпа еще одна причина найдется для отказа от любви во имя любви, дабы Гермиона потом не страдала. А про Аличе, наверное, она ему в следующей главе расскажет.

Germ: Талина пишет: Снейпа еще одна причина найдется для отказа от любви во имя любви, дабы Гермиона потом не страдала. надеюсь Герми будет стоять на своем и проявит свое упрямство, и так легко Снейп от нее не отделается ... Интересно что это за причина.... надеюсь это ни его возраст, ни рыжее недорузумение ( и это я имею ввиду не Косолапуса ), ни его темное прошлое... Может он уже что-то новенькое придумает незаежженое , но все равно это ему не поможет (и это все знают акромя него...) Талина пишет: А про Аличе, наверное, она ему в следующей главе расскажет многообещаюе

Lasselante: Талина пишет: а у Снейпа еще одна причина найдется для отказа от любви во имя любви, дабы Гермиона потом не страдала. Ну дядя Сева, все у него одни отмазки. А Гермиона окрыленная признанием Снейпа будит стараться все разузнать, теперь у нее стимул есть Талина пишет: брезгливо поддел лапой фантик, отодвигая его в сторону, и вальяжно развалился на подушке Почему то именно этот эпизод с котом, особенно ярко представился А про чародея на которого, по техническим причинам, Авада не действует, будет что нибудь?

Germ: Lasselante пишет: А про чародея на которого, по техническим причинам, Авада не действует, будет что нибудь? надеюсь в другой песне , пусть наши голуби сизокрылые сначала разберуться , а то опять "герой" всю малину перебьет

Ginger: Талина Ммм...как интересно))) тайны начинают раскрываться...интрига закручивается Доберусь до своего компа и отправлю "Операцию.." самой странно чего не показал текст

MMM: Надо же, какой из Снейпа чудесный разсказчик получился! Если его попрут из Хогвартса, вполне может устраиваться в "Три метлы" штатным баюном Талина, спасибо за продолжение! Наконец-то тайны начинают открываться. А то что Снейп упрямится - ничего, ему по должности характеру положено. Но Гермиона - девочка умная и упрямая, разберется

DashAngel: Ооооо!!! Есть! Только в дайри сегодня погрустила, что душа снейджера требует - и вот он! Талина, не можешь себе представить, как понравилось)))

Pixie: Талина Ура! Ура! Новая глава, и как всегда отличная! Я даже согрелась пока читала (дома очень холодно). Конечно, очень рада тому, что Снейп с Гермионой наконец-то друг другу признались! Пускай и сумбурно немного И очень интересный рассказ о семейном проклятии. Талина пишет: Немножко поспойлерю: а у Снейпа еще одна причина найдется для отказа от любви во имя любви, дабы Гермиона потом не страдала. в это м весь Снейп! И за это мы (ну я во всяком случае :)) его любим! Талина пишет: А про Аличе, наверное, она ему в следующей главе расскажет. Наконец-то! А то Гермиона почему-то не ищет легких путей! Нет бы Снейпу сразу все рассказать!

Aloc: ЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫ!!!!!!!!!!!!!!

Aloc: *прочитала* Ух, здорово))))Талина пишет: - Выбросьте из головы эти глупости, - резко сказал Снейп и устало опустил голову, уткнувшись лбом в подтянутые к животу колени. – Чтобы я больше никогда этого не слышал, глупая девчонка! Гермиона еще мгновение смотрела на его ссутулившуюся фигуру, потом встала и, не глядя на него, тихо сказала: - Мне казалось, что я тоже нравлюсь вам. - Вам не казалось, - едва слышно пробормотал он, и отбросив в сторону одеяло, наконец встал с постели, мысленно проклиная себя за несдержанность. Кокой милый Сев..

Germ: Pixie пишет: А то Гермиона почему-то не ищет легких путей! "Мы не ищем легких путей! Сначала мы создадим проблему, а потом с героизмом ее преодалеваем"



полная версия страницы