Форум » Библиотека-7 » Плохая примета, СС/ГГ, Romance, R, макси. 22 глава от 05 февраля » Ответить

Плохая примета, СС/ГГ, Romance, R, макси. 22 глава от 05 февраля

Талина: Название: Плохая примета Автор: Талина Бета: Мирадора Рейтинг: R Пейринг: СС/ГГ Жанр: Romance Дисклаймер: Герои принадлежат Джоан Роулинг. Саммари: Считается, что разбить зеркало – это плохая примета. А уж если разбитое зеркало было не простым, а волшебным, тогда в вашей жизни могут произойти самые невероятные перемены. Все персонажи, вовлеченные в действия сексуального характера, являются совершеннолетними. Комментарии: 1. AU. Канон, соответственно, не учитывается. 2. Большое спасибо Loy Yver за оказанную помощь. :) Статус: в работе

Ответов - 188, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Талина: Надеюсь, что продолжение еще хоть кому-нибудь нужно.))

Талина: Глава 19 - Мой Лорд, я не верю ему, не верю! – Беллатрикс заламывала руки и, как загипнотизированная, не отрываясь, смотрела на белые тонкие пальцы Волдеморта, лениво поглаживающие голову огромной змеи. Нагини покосилась на женщину с фанатично горящими глазами и всклокоченными черными волосами. Тут и змее понятно, что эта дамочка несколько не в себе. Нагини раздраженно зашипела, но, повинуясь безмолвному приказу темного мага, снова положила голову ему на колени и затихла. - Вот видишь, Белла, ты уже и Нагини начала раздражать, а моя девочка куда более терпелива, чем я, - насмешливо протянул Волдеморт, впившись немигающим взглядом в стоящую на коленях женщину. Беллатрикс задохнулась от переполнявших ее чувств: - Господин, он может причинить вам зло. Снейп предатель, - упрямо выдохнула она. Ее подбородок задрожал. Казалось, что еще немного, и эта ведьма расплачется, словно маленькая девочка, у которой отобрали любимую игрушку. Волдеморт вздохнул. Нет, Беллатрикс, определенно, создает слишком много проблем. Конечно, она предана ему и, не задумываясь, отдаст за него собственную жизнь, да и в постели она более чем хороша, но ее бесконечные истерики и непонятная зацикленность на Снейпе успели ему порядком надоесть. Если так и дальше пойдет… - Встань, Белла, и посмотри на меня. Женщина послушно поднялась с колен и преданно уставилась на своего господина. Волдеморт взял ее за подбородок и, слегка наклонившись, впился взглядом в широко раскрытые темные глаза. - Белла, откройся мне, - его голос заставил ее затрепетать. - Да, мой Лорд, - прошептала она, подчиняясь его воле. Преданность, преданность и еще раз преданность. Безграничная преданность своему хозяину. И никакой личной выгоды. Волдеморт откинулся на спинку своего массивного кресла и удовлетворенно прикрыл красные, словно налитые кровью глаза. С минуту помолчав, он кивнул Беллатрикс: - Можешь немного поиграть с ним, если тебе уж так неймется. Но! Он нужен мне живым и, желательно, трудоспособным. Когда я еще найду ему замену, если ты его искалечишь. Хороших зельеваров не так много, как хотелось бы. - Как прикажете, мой Лорд, - с благоговением прошептала она, опуская голову. Волдеморт лениво перевел взгляд на Нагини, снова потрепал змею по голове, как любимую собачонку, и пробормотал заклинание, активизирующее Темную Метку Северуса Снейпа и превращающее ее в некое подобие портала. Зельевар появился через несколько минут. Заметив, как дернулась Беллатрикс, Волдеморт лениво протянул: - Ты снова опоздал, Северус. Думаю, Белла с удовольствием поучит тебя хорошим манерам. - О да, мой Лорд, спасибо. Я, действительно, сделаю это с большим удовольствием. Crucio! Глядя на корчащееся у ее ног тело, ведьма задумчиво пробормотала: - Мой господин, мне кажется, у меня есть несомненный педагогический талант. Как вы думаете, может быть, после войны мне следует устроиться на работу в Хогвартс? Там слишком много грязнокровок, которым тоже стоит поучиться этикету: вряд ли они с достаточным почтением относятся к чистокровным волшебникам. - Может быть, Белла, может быть, - кивнул Темный Лорд. Склонив голову набок, он некоторое время смотрел на катающегося по полу мага. – Достаточно, - он взмахнул своей палочкой, прекращая мучения Снейпа. Беллатрикс с сожалением вздохнула, но возразить не посмела. - Итак, Северус, ты узнал, где спрятался Поттер? В какую нору забился этот смелый гриффиндорец, «будущий спаситель волшебного мира»? Снейп с трудом перевел сбившееся дыхание. - Местонахождение мальчишки так просто узнать не удастся. Оно известно только Хранителю Тайны. Волдеморт недовольно скривился, что сделало его нечеловеческое лицо еще более отталкивающим. - Кто он? - зашипел Темный Лорд, стискивая неестественно белыми руками подлокотники своего массивного кресла. - Мне пока не удалось этого узнать, - склонил голову Мастер зелий. – Дамблдор может что-нибудь заподозрить, если я начну слишком настойчиво этим интересоваться. Мне нужно еще немного времени, чтобы узнать это, не вызывая подозрений со стороны старого маразматика, мой господин. Волдеморт снова скривился, но все же был вынужден признать, что Снейп прав. - Хорошо Северус, но помни, что времени у тебя очень мало, так что не испытывай мое терпение. Ты принес? – сменил тему темный маг. Лорд немного переменил позу, словно был больше не в силах усидеть на месте. - Да, мой господин, - Снейп снова склонил голову и извлек из кармана плаща Пожирателя флаконы с зельем, благодаря Мерлина за то, что догадался наложить на них защитные чары: хрупкая тара не выдержала бы «радушного» приема, оказанного ему Беллой. Волдеморт небрежным взмахом палочки наколдовал низкий маленький столик и кивнул Мастеру зелий: - Поставь туда. - Как скажете, мой Лорд. Семь маленьких флакончиков перекочевало из рук Снейпа на стол. Волдеморт внимательно следил на его движениями и, как только Мастер зелий отошел в сторону, призвал к себе один из флаконов. Осмотрев его со всех сторон, Темный Лорд кивнул Снейпу: - Подойди ко мне. Зельевар приблизился к подножию стоящего на возвышении импровизированного трона. Мертвенно белая рука вложила в услужливо приоткрытую пасть Нагини емкость с зельем, и змея, свивая свое тело огромными кольцами, медленно подползла к Снейпу. - Пей, - спокойно сказал Волдеморт, не сводя пристального взгляда с профессора. - Будет ли дозволено ли мне открыть перед вами свое лицо? – ровно спросил Мастер зелий. - Не паясничай, Северус, тебе же придется это пить, так что в любом случае маску ты снимешь, - безгубый рот Волдеморта растянулся в жутком подобии улыбки. Снейп только кивнул и, сняв маску Пожирателя, осторожно вытащил из змеиной пасти крохотный пузырек. «Параноик», - профессор поскорее загнал непрошеную мысль в самый дальний и труднодоступный уголок сознания и залпом опрокинул в себя мерзкое зелье. Из носа тотчас хлынула кровь, в глазах потемнело, он обессилено опустился на пол, и его тело несколько раз конвульсивно дернулось. - Отлично, - Волдеморт довольно кивнул. Он прекрасно знал, какой эффект это снадобье оказывает на человека с неразделенной душой и теперь не сомневался, что Снейп принес ему именно то, что нужно. – Ты хорошо выполнил свою работу, - растягивая слова, снисходительно произнес Темный Лорд. – Если ты узнаешь имя Хранителя Тайны в течение недели и скажешь мне, где спрятался дрянной мальчишка Поттер, я прощу тебя и снова разрешу присутствовать на собраниях наших братьев и сестер. А теперь можешь убираться, - Волдеморт небрежно взмахнул рукой, отпуская зельевара восвояси, и величественно проследовал к выходу из зала. Он толкнул тяжелые створки дверей, и Снейп услышал приглушенный гул голосов, мгновенно стихший, едва в помещение вошел Темный Лорд. Двери за ним закрылись, и Снейп остался в комнате вдвоем с Беллатрикс. Она не обращала на мужчину никакого внимания и, казалось, о чем-то напряженно размышляла. Мастер зелий пожал плечами, бросил быстрый взгляд на о чем-то задумавшуюся ведьму и, отвернувшись от нее, достал из рукава волшебную палочку. Беллатрикс что-то для себя решила и, меланхолично повторив его жест, направила свою палочку в спину зельевара. Их голоса прозвучали одновременно: - Apparate! - Sectumsempra! Белла удовлетворенно улыбнулась и, закрыв лицо серебряной маской, поспешила в залу, где проходило собрание Пожирателей. Темный Лорд велел ей не убивать Снейпа. Ну, так она его и не убила.

Талина: * * * Несколько минут Гермиона, не двигаясь с места, смотрела вслед Мастеру зелий. Ужас, поднявшийся из самой глубины ее существа в тот момент, когда она увидела застывшее лицо Снейпа, схватившегося за левое предплечье, не отпускал. Девушка прикрыла глаза, сделала несколько глубоких вдохов и заставила себя успокоиться. Ничего с ним не случится. Если уж Снейп смог выжить, прослужив столько лет Темному Лорду, значит, он умеет выживать. А раз так, то он обязательно вернется и в этот раз. Он просто не может не вернуться! Гермиона почувствовала, как с таким трудом обретенное спокойствие снова покидает ее, ускользая, словно песок сквозь пальцы. Девушка судорожно перевела дыхание и сдавленно всхлипнула: она ничего не может сделать. Абсолютно ничего. Разыгравшееся воображение рисовало картины одну ужаснее другой. Платиновое кольцо Мастера зелий недовольно шевельнулась в ее руке, царапнув ладонь вдруг заострившимися гранями, и Гермиона, вздрогнув, пришла в себя. Только сейчас она вспомнила о кольце и, разжав кулак, посмотрела на стремительно изменяющий форму магический артефакт. Металлические ветви и листья расплелись, и через секунду на ладони уже лежала маленькая юркая змейка с глазами-изумрудами. Она подняла изящную клиновидную голову и рассерженно зашипела. Гермиона на мгновение прикрыла глаза и с трудом заставила себя улыбнуться. Улыбка получилась довольно жалкой и совершенно неубедительной. - С ним ведь ничего не случится? – жалобно спросила девушка, понимая, что ведет себя крайне глупо. Однако змейка так не считала: она подмигнула, легонько шевельнула хвостом и несколько раз обвилась вокруг тонкого пальца Гермионы. - Наверное, ты права, - слабо улыбнувшись, пробормотала девушка. – Мне просто надо взять себя в руки и перестать вести себя, словно экзальтированная барышня. Она прижала ладони к пылающим щекам и рассеянно огляделась по сторонам. Так, надо погасить свечи и запереть дверь. В конце концов, пока Снейп отсутствует, дом в полном ее распоряжении. И домовый эльф тоже. На губах Гермионы появилась злорадная ухмылка. Чтобы не сходить с ума от беспокойства, следует заняться делом. А что самое важное для нее в данный момент? Правильно. Нужно отловить вредного Тинли и поговорить с ним по душам, заставив ответить на один интересующий ее вопрос. Гермиона уже, было, направилась к выходу, когда ее внимание привлекла лежащая на рабочем столе Снейпа толстая тетрадь в черном кожаном переплете. Лабораторный журнал? Неужели педантичный Мастер зелий забыл его убрать? Гермиона ощутила острый укол любопытства: Снейп так и не сказал ей, что за зелье варится в маленьком котле, к которому он не позволял ей приблизиться целый день. Умом девушка понимала, что лучше бы ей не лезть в бумаги профессора, но… Если она одним глазком посмотрит в журнал, ничего ведь не случится. Да Снейп вообще никогда об этом не узнает! Гермиона осторожно взяла тетрадь в руки и скользнула пальцами по чуть шероховатому кожаному переплету, легонько его поглаживая. Она только посмотрит и все! Девушка решительно посоветовала своей совести помолчать и раскрыла тетрадь. Разочарованный вздох вырвался из ее груди: даже если это и был лабораторный журнал, она все равно не могла ничего в нем прочитать: все записи были зашифрованы. Гермиона выдвинула ящик рабочего стола Мастера зелий: что ж, она хотя бы уберет его с глаз долой. Указательный палец вдруг прострелила резкая боль, и Гермиона почувствовала легкое жжение. Она бросила взгляд на свою руку и обомлела: маленький шрам в виде семилучевой звезды отчетливо проступил на ее коже и покраснел. Что бы это значило? С каждой секундой жжение усиливалось, и Гермиона, поморщившись, покосилась на непонятные закорючки, покрывавшие чуть желтоватые пергаментные листы толстой тетради. А что если?.. Любопытство боролось в ней со здравым смыслом и, как всегда, одержало над ним безоговорочную победу. Гермиона быстро огляделась по сторонам, словно опасаясь, что кто-нибудь ее здесь застанет и, повинуясь какому-то шестому чувству, прижала указательный палец с уже нестерпимо горящим шрамом к пергаменту. Закорючки тут же пришли в движение и под растерянно-восхищенным взглядом Гермионы преобразовались во вполне понятные и родные буквы английского алфавита. Она только одним глазком заглянет в журнал и сразу же уберет его в стол Мастера зелий, туда, где ему самое место, и забудет о том, что вообще когда-либо видела этот журнал. Интересно же, над чем профессор вот уже несколько недель колдовал, почти не выходя из лаборатории. Гермиона пробежала глазами записи и, охнув, почти рухнула в кресло Мастера зелий. Этого не может быть просто потому, что так не бывает! Она постаралась взять себя в руки и снова начала перечитывать записи, страницу за страницей, не веря собственным глазам. Когда было прочитано последнее слово, ошеломленная девушка обессилено закрыла глаза и откинулась на спинку кресла. Неужели… Да, все сходится! Память услужливо подбросила Гермионе воспоминания о том вечере, когда Снейп не смог открыть свой собственный бар и высушить насквозь промокшую одежду, а потом ей вспомнился еще один эпизод, которому она раньше не могла найти правдоподобное объяснение. После того, как ей приснился этот странный сон про женщину в красном платье, Гермиона проснулась в холодном поту и так захотела пить, что не смогла дождаться утра. Она пошла на кухню, несмотря на то, что Мастер зелий запретил им с Гарри покидать комнаты в ночное время. Теперь девушка знала об охранных чарах дома и понимала, что профессор просто опасался за их с Гарри жизнь: вдруг дом решил бы, что они представляют какую-то опасность для его хозяина. И правильно: приличным гостям нечего шляться по ночам! Именно в ту ночь Гермиона и налетела на Мастера зелий, возвращающегося из лаборатории к себе в спальню. Что показательно, шел профессор в абсолютной темноте. Это было странно, даже если учесть тот факт, что он прекрасно ориентировался в собственном доме. А ведь она видела волшебную палочку в него в рукаве. Оказывается, он просто испытывал действие зелья на себе! Гермиона возбужденно принялась перелистывать лабораторный журнал и, закусив нижнюю губу, думала о том, как такое зелье сможет помочь Ордену Феникса и Гарри победить Темного Лорда. Как ни крути, но Мальчик-который-выжил был объективно слабее одного из самых сильных темных магов в истории человечества. Вскоре по губам Гермионы скользнула легкая улыбка: ну конечно, все предельно просто. Теоретически. Практически же осуществить это было намного сложнее, хотя… Профессор ведь доверенный зельевар Волдеморта, значит, наверняка найдет возможность опоить того этим зельем. В конце концов, только профессор имеет доступ «к телу». Гермиона хмыкнула. Пьет же Темный Лорд сваренное Снейпом зелье для того, чтобы привязать к своему нечеловеческому телу нечеловечески изуродованную душу, вернее, жалкий ее осколок. Гермиона снова уткнулась в лабораторный журнал. Потрясающе! Это же просто чудо какое-то! Неведомый гений предусмотрел, наверное, все: зелье начинало действовать не сразу, а примерно через полчаса после того, как попадало в организм. Этого времени как раз должно хватить для того, чтобы унести ноги подальше от разъяренного Волдемотра, когда тот поймет, что не способен сотворить даже простейшее заклятие. Нужно только восстановить рецепт до конца и избавиться от побочных эффектов. Впрочем, есть предположение, что готовое зелье побочных эффектов иметь не будет. Это, вероятно, как раз и служит показателем его готовности. Вот зачем профессору понадобилось решать алхимические уравнения. Девушка перевернула очередную страницу и уставилась на сложенный в несколько раз тонкий листок пергамента, исписанный неразборчивым почерком. Гермиона нахмурилась. «Вообще-то похоже на почерк Дамблдора», - рассеянно подумала она. Гарри с первого курса и до сих пор хранил сопроводительную записку директора, которую тот вложил в сверток с мантией-невидимкой. Гермиона несколько раз видела ее, в последний раз совсем недавно, когда перед отъездом из Хогвартса Гарри в ужасе носился по спальне мальчиков и сваливал все свои вещи в кучу. Это называлось «собирать сундук». Девушка осторожно провела рукой по сложенному листку. Ее внимание привлекла одна фраза, но Гермиона поспешно отвела взгляд: она никогда бы не позволила себе читать чужие письма. Но случайно увиденное не давало ей покоя. Там было что-то о зелье, над восстановлением рецепта которого работает профессор. Это ведь не считается письмом, правда? Снейп не стал бы хранить личные письма в лабораторном журнале. Или стал бы? Гермиона очень в этом сомневалась, поэтому, поколебавшись и мысленно попросив прощения у профессора, развернула злополучный пергамент. Через несколько мгновений она в ужасе прижала ладонь ко рту и, с отчаяньем зажмурившись, несколько раз тряхнула головой в попытке упорядочить бешено скачущие мысли. Оказывается, это зелье не блокирует магию, как она подумала сначала! Руки Гермионы опустились и безвольно свесились с подлокотников кресла. Девушка не помнила, сколько времени она просидела с лабораторным журналом на коленях, уставившись широко раскрытыми глазами в одну точку. Пришла в себя она только после того, как ближайшая к ней свеча, догорев, погасла. Гермиона вздрогнула и испуганно огляделась по сторонам. Не хватало еще, чтобы Снейп вернулся и застал ее здесь! Она непослушными руками свернула послание Дамблдора, аккуратно вложила его между страниц лабораторного журнала в том месте, где оно до этого и лежало, взмахом палочки заменила почти полностью сгоревшие свечи на новые и вышла в коридор. Платиновая змейка как-то неуверенно зашипела, словно говоря «до свидания», и приняла вид добропорядочного кольца, позволяя Гермионе запереть дверь лаборатории. Замок негромко щелкнул, и девушка побрела к лестнице, ведущей на первый этаж дома. Она больше не могла оставаться в подвале: ей казалось, что толстые каменные стены давят на плечи. Лишь в гостиной она поняла, что ей стало немного легче, воздух снова исправно поступал в легкие, и она перестала задыхаться. Гермиона свернулась в своем любимом кресле, стоящем у камина и сжала ледяными пальцами пульсирующие болью виски. Ее мысли без конца возвращались к тому, что было написано в послании Дамблдора. Это… Это же просто ужасно! Если кто-нибудь из Пожирателей узнает о существовании такого зелья, то… Не будет никакой войны. Гермиона поежилась. Никто не будет убивать маглорожденных ведьм и волшебников, никто не станет преследовать полукровок, да и недовольных чистокровных волшебников тоже не будет. Страх за себя и своих близких – великая сила, способная заставить замолчать даже самых ярых сторонников борьбы за равноправие чистокровных и магглорожденных колдунов. А то, к каким последствием приводит попадание в организм этого зелья… Это способно разбудить в душах волшебников не страх даже, а самый настоящий неконтролируемый животный ужас. Никто не посмеет пойти против воли Темного Лорда, если он завладеет этим рецептом. Достаточно нескольких капель проклятого зелья и… Гермиона почувствовала, как по подбородку потекла теплая, чуть солоноватая на вкус тягучая капля, и поняла, что прокусила губу до крови. Она, даже не вспомнив про заживляющее мелкие ранки заклинание, машинально провела ладонью по лицу, вытирая кровь. Часы пробили половину первого ночи, и девушка всерьез забеспокоилась: Мастер зелий до сих пор не вернулся. Ей даже не пришло в голову пойти и лечь спать, она продолжала сидеть в кресле у камина, глядя на колеблющиеся языки пламени. Еще через полчаса она поняла, что не в состоянии больше сидеть на месте, и пошла в библиотеку, надеясь, что интересная книга поможет ей отвлечься, но этого не произошло. А еще через какое-то время Гермиона обнаружила, что сидит на неудобном стуле в холле и, не моргая, смотрит на входную дверь. Причем, умом она понимала, что Снейп, вероятнее всего, аппарирует или в гостиную, или сразу в свою комнату, но не могла заставить себя уйти отсюда и продолжала с надеждой смотреть на дверь, ожидая его возвращения.

Талина: * * * Громкий звук заставил Гермиону подпрыгнуть на стуле. Она вскочила и бросилась в комнату, на бегу пытаясь определить, откуда доносится шум. На пороге гостиной она на секунду замерла, глядя на опрокинутый журнальный столик, и лишь потом заметила скорчившуюся у камина темную фигуру. Маска Пожирателя и тяжелый черный плащ, небрежно отброшенные в сторону, валялись рядом, а сам Снейп, шипя от боли, сосредоточенно стягивал с себя сюртук. Через мгновение он остался в одной рубашке и обессиленно привалился спиной к креслу. Гермиона сделала несколько неуверенных шагов по направлению к тяжело дышащему мужчине. Он сидел на полу, закрывая ладонью искаженное болезненной гримасой лицо, на рукав его когда-то белой рубашки капала кровь, пропитывая ткань и растекаясь огромным ярко-красным пятном. С запоздалым сожалением Снейп подумал, что не стоило поворачиваться к Беллатрикс спиной. - Сссука, - прошипел он сквозь зубы. - П-профессор?.. Снейп вздрогнул и, отняв от лица руку, посмотрел на переминающуюся с ноги на ногу Гермиону. Он тяжело вздохнул: опять эти перепуганные глазищи. И что его дернуло тут рассесться? Надо было попытаться дойти до лаборатории, а не торчать тут, изображая смертельно раненого и пугая своим диким видом и без того испуганную девчонку. - Это я не вам, - он с досадой поморщился. – И вообще, мисс Грейнджер, почему вы не спите? – как он ни старался, но голос прозвучал, скорее, устало, чем рассерженно. - Я вас ждала… Ну и что вы прикажете с ней делать? Его она ждала, видите ли! - Дождались. Так что теперь с чувством выполненного долга можете идти спать, - Снейп хмуро посмотрел на бледное личико. Бледное-то оно бледное, но вон как упрямо сжаты губы и задран подбородок. Мерлин, да она упрямая, как гиппогриф! И судя по гневному блеску в карих глазах, такая же гордая. Фу-у… Ну и сравнения у него. Бред что ли начинается? Снейп облизал пересохшие губы. - Вы не уйдете? – он покосился на не сдвинувшуюся с места гриффиндорку. Она помотала головой и сделала еще несколько осторожных шажков в его сторону. - Раз уж вы все равно не оставите меня в покое, пусть хоть от вас будет какая-то польза. Принесите из лаборатории кровоостанавливающее и ранозаживляющее зелья, - Снейп зажимал ладонью резаную рану на плече. - А не проще ли использовать заклинание? - После Sectumsempra? – хмыкнул он. - Ясно. Гермиона исчезла за дверью. Умная девочка. Снейп вздохнул, задумчиво посмотрел на сочащуюся сквозь пальцы кровь и, выругавшись, принялся стягивать вконец испорченную рубашку. Вообще-то, конечно, зрелище будет не из приятных, но она сама не пожелала идти спать. Так что пусть теперь посмотрит. Может быть, хоть это заставит ее убраться восвояси. Гермиона вернулась с двумя маленькими флакончиками и большой прозрачной бутылью. Снейп заметил, как она мгновение помедлила на пороге, испуганно стрельнув глазами в его сторону, но все же не сказала ни слова. Ни один мускул не дрогнул на ее лице. Мастер зелий хмыкнул про себя, флегматично стирая скомканной рубашкой кровь с плеча. Он ждал, когда наконец уйдет эта не в меру любопытная и, надо признать, умная девочка. Как, она еще здесь? Снейп хмуро смотрел, как она усаживается на полу рядом с ним и чуть в стороне расставляет принесенные из лаборатории сосуды с зельями. Он забыл ей сказать, чтобы она принесла дистиллированную воду, чтобы смыть кровь, но девчонка, похоже, сама додумалась. Ну и чего она тут расселась? - Позвольте?.. – Гермиона потянула из его рук окровавленную рубашку. – Думаю, вы больше не будете ее носить? - И как вы догадались? – ехидно поинтересовался он. Девушка пропустила его реплику мимо ушей и сосредоточенно принялась рвать рубашку на длинные полосы. Откупорила бутыль с водой и, осторожно смочив тонкую ткань, робко прикоснулась к ладони, зажимающей рану. - Пожалуйста, - тихо попросила она, и Снейп убрал руку, позволяя Гермионе смыть размазанную по коже и кое-где уже засохшую кровь. Она бросила быстрый взгляд на уродливый рубец старого шрама, спускавшегося от плеча к лопатке, и Мастер зелий попытался вырвать из рук Гермионы кусок смоченной водой ткани. - Насмотрелись? – прошипел он. - Не надо, - попросила девушка. Ее голос дрожал. - Убирайтесь, - Снейп попробовал встать, но пошатнулся, и Гермиона, подхватив его под руку, помогла добраться до кресла. - Не прогоняйте меня, ладно? - Я не нуждаюсь в вашей жалости, - выплюнул он. - Я знаю, - серьезно кивнула Гермиона. – Но в помощи вы нуждаетесь. По крайней мере, сейчас, - она посмотрела ему в лицо и ободряюще улыбнулась. Почти незаметно, самыми уголками губ. Снейп стиснул зубы, но промолчал. «Что ж, маленькая, но победа», - решила Гермиона. Она отложила в сторону мокрый окровавленный лоскут и, взяв следующую длинную полоску, пропитала эту импровизированную салфетку кровоостанавливающим зельем. Кровь, сочившаяся из раны, послушно свернулась, и девушка еще раз обтерла раненое плечо профессора смоченной водой чистой тканью. Боль, вероятно, немного притупилась, и Снейп потянулся к флакону с ранозаживляющим зельем. Глубокий разрез, конечно, затянется в течение нескольких часов, но шрам все равно останется на всю оставшуюся жизнь. Гермиона, похоже, подумала о том же. Секунду она колебалась, потом шепнула: «Подождите», - подхватилась с места и исчезла. Дробный перестук ее каблуков подсказал Снейпу, что она поднимается по лестнице. Интересно, зачем ей понадобилось идти на второй этаж? Через несколько минут она вернулась и, вдруг мучительно покраснев, вытащила из кармана какую-то прозрачную баночку со светло-зеленым гелем. - Вот, - почти прошептала она, переводя сбившееся от быстрого бега дыхание. - Что это, мисс Грейнджер? – Снейп недоуменно посмотрел сначала на баночку, потом на смущенную девушку, потом снова на баночку, и наконец выжидательно уставился на еще больше покрасневшую Гермиону. - Это… Ну… Это что-то типа косметического средства, - она поежилась под его уничижительным взглядом, но мужественно продолжила: - Я часто его использовала, оно очень хорошо помогает. Ну, вы же знаете, Гарри и Рон, они всегда что-то придумывали, и я, мы… В общем, после встречи с Дракучей ивой у меня не осталось ни одного шрама, - Гермиона потянула рукав маггловской кофты вверх: - Вот, видите? - Только не вздумайте раздеваться! – испугался Снейп, с трудом отводя взгляд от окончательно смутившейся девушки. Мерлин, ну неужели же она не понимает, что это ее косметическое средство не поможет: после Sectumsempra всегда остаются шрамы. Он не слышал о каких-либо исключениях из этого правила. Снейп не знал, плакать ему или смяться, глядя на отчаянное выражение, застывшее на ее смущенной мордашке. В конце концов, он просто закрыл глаза и кивнул. Почти тотчас мужчина ощутил осторожные прикосновения маленьких пальчиков Гермионы, втирающих прохладный гель в поврежденную кожу. Да пусть она хоть с ног до головы обмажет его этой дрянью, если это способно сделать ее счастливой. Внезапно Снейп почувствовал жар, обжигающей волной окативший его тело с ног до головы, и мгновенно покрылся испариной. Дыхание сбилось, пульс участился, и он, конвульсивно дернувшись в кресле, широко раскрыл глаза. Теплые ладони мягко легли ему на плечи, удерживая на месте. Мастер зелий нахмурился: какая-то незнакомая женщина с короткими светлыми волосами склонилась над ним и что-то тихо говорила, продолжая держать его за плечи. Он оттолкнул ее руки и попытался сфокусировать взгляд и разглядеть наконец черты лица женщины, чем-то похожей на мисс Грейнджер. Впрочем, он не мог с уверенностью сказать, насколько они похожи, но кроме нее в доме никого не должно быть. Странно. - Мисс Грейнджер, это вы? – предположил Снейп. - Да, профессор. А что? – настороженно откликнулась девушка. – И почему вы на меня так странно смотрите? Ее лицо все еще расплывалось у него перед глазами, но голос, определенно, принадлежал Гермионе. - Когда вы успели поменять прическу? - Эээ… - Гермиона озадаченно скосила глаза на выбившиеся из пучка каштановые локоны и осторожно поинтересовалась: - С вами все в порядке, сэр? - Тинли, забери отсюда свою кошку, я же сказал, чтобы ты не позволял ей разгуливать по дому! – Снейп недовольно поморщился и раздраженно уставился куда-то в угол. Гермиона быстро обернулась. - Профессор, там никого нет, - через мгновение тихо сказала она. - У меня что, по-вашему, галлюцинации? – голос Мастера зелий прозвучал так хрипло, словно что-то сдавило его горло. Девушка растерянно пожала плечами и внимательно посмотрела ему в лицо. Снейп помотал головой: кажется, ему и впрямь начала мерещиться всякая чепуха: волосы мисс Грейнджер выглядели как же, как и всегда, только вот глаза были раза в два больше, чем обычно. Впрочем, это, вероятно, от удивления. И тут его словно ударили, даже дыхание перехватило от осознания того, что с ним происходит: Поппи ведь говорила ему, что он отравлен ядом, для нейтрализации действия которого, возможно, потребуется повторное введение антидота. Как там она сказала? Внутримышечно. Комната раскачивалась перед глазами, и Снейп понял, что до лаборатории он дойти не сможет. - Мисс Грейнджер, - он прерывисто вздохнул и схватил охнувшую от неожиданности Гермиону за руку, заставляя ее склонится почти к самому его лицу, - слушайте и запоминайте: меня отравили, антидот есть в лаборатории. Маленький шкафчик возле дальней стены. На третьей полке справа зеленый флакон. В нижнем ящике найдете шприц. Нужно ввести три кубика антидота внутримышечно. Сможете это сделать? Она кивнула: - Разумеется. Я часто помогала мадам Помфри в Больничном крыле. - Замечательно. Она бесшумно выскользнула в коридор. Снейп закрыл уставшие от буйства красок заслезившиеся глаза: ему казалось, что в воздухе, перед самым его лицом, вихрем кружились в фантасмагорическом калейдоскопе разноцветные пятна, словно какой-то безумный художник выплеснул в воздух радугу и заставил ее непостижимым образом хаотично перемещаться в пространстве и то и дело менять очертания и размеры, то сжимаясь до крохотной точки, то разрастаясь до немыслимых величин. Мастер зелий попытался точно вспомнить то, что говорила ему Поппи Помфри. «У тебя могут начаться бред, галлюцинации, приступы немотивированной агрессии» - кажется, так. Мерлиновы штаны, только этого ему не хватало для полного счастья! Еще неизвестно, что он способен натворить в таком состоянии… Если бы еще мисс Грейнджер не было рядом! Все этот Альбус со своими «гениальными» идеями. «Твой дом самое безопасное место для девочки, Северус». Хотелось бы верить в это. Ой, как хотелось. Но еще больше хотелось, чтобы мисс Грейнджер оказалась от него как можно дальше в тот момент, когда он окончательно перестанет воспринимать окружающую действительность. Кто знает, что еще ему может примерещиться. Гермиона возникла на пороге и, бросив встревоженный взгляд на бледное лицо Снейпа, бесшумно приблизилась. Взмахом палочки поставила на место опрокинутый журнальный столик (давно было пора сделать это!) и, поставив на него флакон с антидотом, быстро набрала в шприц нужное количество зелья. - Что я должна сделать? – голос напряжен, брови сосредоточенно нахмурены. - Просто укол. Гермиона заколебалась: магглы использовали спирт для дезинфекции кожи перед инъекцией, но, в конце концов, она отбросила сомнения и использовала очищающее заклинание, надеясь, что поступает правильно. Снейп почувствовал, как тонкая игла проколола кожу на правом плече, и закрыл глаза. - Благодарю вас, мисс Грейнджер. - Теперь все? – с надеждой спросила она. – С вами все будет в порядке? - Теперь, пожалуйста, наложите на меня Petrificus Totalus и отправляйтесь спать, - он проигнорировал ее вопрос. - Вам давно пора быть в постели. - Petrificus Totalus? Зачем? – она удивленно посмотрела не Мастера зелий, прижимая к месту укола кусочек бинта, предусмотрительно захваченного с собой. Снейп тяжело вздохнул: проще ответить, чем терпеть ее бесконечные «почему» да «зачем». - Затем, что я могу быть опасен, и не только для вас, но и для себя тоже: действие яда будет нейтрализовано только через несколько часов, а до этого времени у меня могут быть приступы агрессии, галлюцинации и Мерлин знает, что еще. Потому что Темный Лорд - никому не доверяющий параноик и заставляет меня пить все зелья, что я для него варю. И я не знаю, как оно будет сочетаться с тем ядом, которым меня отравили несколько дней назад. - А как же Темный Лорд узнал, что вы сварили именно то, что ему нужно? – озадаченно спросила Гермиона, заправляя за ухо непослушную каштановую прядь. - На человека с нормальной, неразделенной душой, зелье оказывает весьма характерное действие, - хмыкнул профессор, прикрывая глаза: голова кружилась немилосердно. - Какое? - громким испуганным шепотом спросила девушка, чувствуя, как ее сердце бешено заколотилось о ребра. Мастер зелий равнодушно пожал плечами: - Ерунда. Всего лишь судороги и носовое кровотечение. - И это вы называете ерундой?! – Гермиона со свистом вытолкнула застрявший в легких воздух. Снейп промолчал. Не дождавшись ответа, девушка бросила на него хмурый взгляд. - Значит так: я вас тут не брошу. Давайте поднимайтесь, я помогу вам дойти до ваших комнат. - Мисс Грейнджер, вы вообще понимаете, что вам говорят?! Или на каждый разумный довод у вас всегда в запасе десять возражений? – взорвался Снейп. – Я сам не знаю, что на меня может найти в следующую минуту. Если мне придет в голову вас убить, у вас нет ни одного шанса справиться со мной! Но она и не думала уходить. - Я доведу вас до ваших комнат, - упрямо повторила Гермиона, – и только потом уйду, а не наоборот. - Мерлин с вами, пойдемте, пока я еще хоть что-то соображаю. Снейп с трудом встал с кресла и, покачнувшись, вынужден был опереться на руку Гермионы. Однако как только Мастер зелий смог выпрямиться и восстановить равновесие, он тут же отпустил ее и медленно пошел впереди, время от времени держась за стену и мебель, если таковая находилась в пределах досягаемости. Гермиона следовала за ним по пятам, готовая, если понадобится, сразу же прийти на помощь. Она не могла оторвать взгляда от его иссеченной многочисленными шрамами спины, и в ее глазах закипали слезы, которые девушка всеми силами старалась сдержать. Если она разревется, Снейп точно прогонит ее, да еще и наговорит кучу обидных слов, в этом Гермиона нисколько не сомневалась. Профессор не простит, если она начнет его жалеть.

Талина: По лестнице пришлось подниматься, держась за перила и без конца останавливаясь для отдыха. До второго этажа они добирались почти час. Путь до комнат Снейпа занял еще двадцать минут, и, уже на пороге, он не выдержал и обессиленно опустился на пол, прислонившись спиной к холодной стене. - Дальше я сам, - пробормотал Мастер зелий, закрывая глаза и с трудом переводя дыхание. - Ну разумеется, - Гермиона скептически на него посмотрела и, не говоря ни слова, приложила к двери магический ключ - кольцо. – Профессор, - тихо позвала девушка, легонько прикасаясь к его руке. Снейп никак не отреагировал: он был без сознания. - Мерлин, - простонала Гермиона. – Я же не дотащу его до кровати! Бросить зельевара в коридоре даже не пришло ей в голову. Немного поколебавшись, девушка решила использовать заклинание. В конце концов, использовали же они Mobilicorpus в конце третьего курса, когда им с Гарри и Роном пришлось оглушить Снейпа в Визжащей хижине, чтобы дать Сириусу Блэку возможность сбежать от министерских палачей. На пороге спальни Мастера зелий Гермиона немного помедлила: ей казалось неприличным вторгаться на его личную территорию без разрешения, но потом она одернула себя и решила, что только уложит мужчину в постель (ну не валяться же ему на полу!) и сразу же уйдет. Она шагнула в комнату, взмахом палочки опустила все еще не пришедшего в себя Снейпа на край кровати и, с облегчением вздохнув, накрыла его тонким одеялом. Гермиона уже совсем, было, собралась уйти, но замешкалась и бросила на бледное лицо профессора встревоженный взгляд: может быть, позвать Тинли? Ага, как же, позовешь его: паршивец и не подумает явиться на ее зов. Гермиона с удивившей ее саму злостью подумала о том, что хорошенько наподдаст этому ушастому мерзавцу, как только он ей попадется: у этого эльфа была удивительная способность исчезать неизвестно куда именно тогда, когда он был больше всего нужен. Подавив тяжелый вздох, девушка повернулась к выходу, но в этот момент горячие сильные пальцы сомкнулись на ее запястье. От неожиданности и боли она пискнула и попыталась освободиться из цепкой хватки Мастера зелий. Но это было так же бесполезно, как пытаться разжать стальные тиски. Все-таки надо было наложить на него парализующее заклятие, с запоздалой досадой подумала Гермиона, пытаясь дотянуться до своей палочки свободной рукой. В конце концов, разве он сам не просил ее об этом? Но рука Гермионы застыла на полпути, потому что в этот момент Снейп широко раскрыл глаза и, глядя на девушку невидящим взглядом, потянул ее к себе и хрипло выдохнул: - Мама? Мамочка, не уходи! Пожалуйста… Колени Гермионы подогнулись, и она, не в силах больше сдерживаться, всхлипнула и опустилась рядом с ним на край кровати. Глаза Мастера зелий снова закрылись, и железная хватка на запястье Гермионы ослабела, хотя девушка видела, что профессор был в сознании. - Мама, - не открывая глаз, снова позвал он. Гермиона вздрогнула, увидев, как исказилось от боли лицо Снейпа и, освободив свою руку, легонько погладила его по щеке и, сглотнув застрявший в горле горький ком, тихо ответила: - Я здесь… Северус, - Гермиона взяла его за руку и осторожно сжала тонкие пальцы в своей ладони. Снейп с облегчением вздохнул и затих. На этот раз девушка была уверена в том, что он не потерял сознание, а просто заснул. Она, наверное, и сама не смогла бы ответить, почему так решила, но чувствовала, что не ошибается. Гермиона несколько минут смотрела на умиротворенное лицо зельевара, потом осторожно встала и отпустила его руку. Мгновенно сбившееся дыхание и покрывшийся испариной лоб Мастера зелий заставили ее обеспокоенно нахмуриться и снова опуститься рядом с ним на край кровати. Его дыхание постепенно выровнялось и вновь стало размеренным и глубоким. Он выглядел, как человек, чей кошмарный сон сменился каким-то более приятным видением, и Гермиона поняла, что ее присутствие каким-то образом успокаивает Мастера зелий. Еще несколько раз девушка пыталась уйти, но все повторялось снова: как только она отпускала его руку, мужчина начинал беспокойно метаться на подушках, и Гермиона наконец сдалась. Она поправила наполовину сползшее на пол одеяло и осторожно убрала с лица Мастера зелий спутавшиеся волосы. Кажется, она не сможет уйти… Гермиона зевнула. Ну, раз она не может отсюда уйти, то почему бы ей не попытаться отдохнуть прямо здесь? Она еще раз зевнула и осторожно положила голову на подушку, потом завозилась, устраиваясь поудобнее и вдруг обнаружила, что чувствует чье-то размеренное сердцебиение прямо под своей щекой. Ой, кажется, это уже не совсем подушка. Хотя какая, собственно, разница? В конце концов, профессор был совершенно прав: ей давно пора быть в постели. Правда, не в этой, но это уже детали. Она просто на минутку закроет глаза, и все, а потом встанет, левитирует из гостиной Мастера зелий кресло и переберется в него. Это была последняя мысль Гермионы перед тем, как она провалилась в сон. На ее губах блуждала умиротворенная улыбка. Впервые за эти суматошные сутки она была абсолютно спокойна.

Lasselante: Талина Отмечусь и здесь. Еще раз большое спасибо за такое интересное продолжение. Талина пишет: Но рука Гермионы застыла на полпути, потому что в этот момент Снейп широко раскрыл глаза и, глядя на девушку невидящим взглядом, потянул ее к себе и хрипло выдохнул: , а затем следует: Талина пишет: - Мама? Мамочка, не уходи! Пожалуйста… я не этого ожидала, признаюсь....И за это отдельная благодарность!!!! Вы потихоньку открываете тайные стороны личности Снейпа....И все выглядит очень изящно (нукромесамизнаетекакойглавы, сейчас вспоминаю, будто из другого рассказа). P.S. Гермиона ведь не проснется раньше Северуса? Уж очень хочется взглянуть на его реакцию...

Талина: Lasselante, Спасибо! Мне очень приятно, что глава вам понравилась.)) Lasselante пишет: Уж очень хочется взглянуть на его реакцию... Увидите. По полной программе!

leeRA: Талина, Как же я рада этой долгожданной главе! Спасибо огромное! Можешь и не сомневаться, продолжение фика нам все еще надо. Талина пишет: Lasselante пишет: цитата: Уж очень хочется взглянуть на его реакцию... Увидите. По полной программе! Как многообещающе!

Талина: leeRA, leeRA пишет: Как многообещающе! Угу. Он ей все выложит про проклятие чернокнижника.

Pixie: Талина Чудесно! Просто чудесно! Какой же у тебя замечательный снейджер получается! С каждой главой все замечательнее! Спасибо! Надеюсь, Снейп на Гермиону не очень ругаться будет :) Только вопрос - как можно внутримышечный укол пониже локтя делать? :) Это уже почти внутрикожный укол. Обычно колят в плечо, насколько я помню (мне так кололи). Но это мелочь. Не обращай внимания, это Пикси в свое время медицину переучила :)

Талина: Pixie, Спасибо. Эх, были у меня сомнения насчет этого укола! Исправлю "место вкалывания". Придется дальше терзать его истерзанное плечо.

Pixie: Талина Талина пишет: Придется дальше терзать его истерзанное плечо. Бедный Северус! Но зато все по науке

leeRA: Талина, Талина пишет: Он ей все выложит про проклятие чернокнижника. А Гермиона поделится своими "зеркальными" похождениями и их результатами?

Germ: Талиночка, глава просто клас! на последнем абзаце я почти влезла в монитор - гадкий экран помешал Предсталяю шок Северуса, когда он утром увидет рядышком Гермиону. Хорошо что он раскажет про свою семейную тайну.. но.., Талин, мы можем надеяться, что и Герми раскажет о своей встрече с Аличе? Надо же облегчить жизнь Снейпу... ему же Волдика с сумасшедшей Беллой хватает, да и "добренького" Дамба... Я что-то не понила про свойства зелья... О его свойствах будет написано в следующих главах?

Мышь Белая: Ох,какая же вы молодец!

Мышь Белая: Pixie пишет: Только вопрос - как можно внутримышечный укол пониже локтя делать? Внутримышечный укол надо делать в предлечье, бедро или ягодицу.( Я медик по основной профессии.)

Germ: Мышь Белая пишет: Внутримышечный укол надо делать в предлечье, бедро или ягодицу.( Я медик по основной профессии.) кхм... тогда можно повторить процедуру с третим вариантом ну или вторым? А, Талин? Всем понравится...

Талина: leeRA, leeRA пишет: А Гермиона поделится своими "зеркальными" похождениями и их результатами? Обязательно, но, скорее всего, в другой главе: нельзя же все тайны сразу раскрыть. Кроме того, я так давно не писала про Тинли! Germ, Germ пишет: Я что-то не понила про свойства зелья... О его свойствах будет написано в следующих главах? Так и было задумано. Разгадка будет позже. Мышь Белая, Спасибо. Теперь постарась запомнить, куда следует делать внутримышечные уколы. Germ, Germ пишет: тогда можно повторить процедуру с третим вариантом ну или вторым? А, Талин? Всем понравится... Всем. Кроме Северуса.

Germ: Талина пишет: Всем. Кроме Северуса. а его и не спрашивают

MMM: Талина пишет: Увидите. По полной программе! Жалко мне бедную девочку... Попробуй теперь объяснить профессору, что она пыталась уйти...Кто ж ей поверит?! Талина, спасибо за новую (да еще и такую большую!) главу! Она мне очень понравилась, что, в общем, неудивительно - я вообще люблю, когда профессор и Гермиона находятся в пределах одного помещения

Талина: MMM, Спасибо. MMM пишет: Жалко мне бедную девочку... А мне почему-то жалко бедного профессора. К чему бы это?..

MMM: Талина пишет: А мне почему-то жалко бедного профессора. К чему бы это?.. Безоговорочно верю интуиции автора, а посему жалко мне теперь обоих

Талина: MMM, MMM пишет: а посему жалко мне теперь обоих Ну я ж не зверь какой! (Задумалась: что-то мне кажется, что осталось еще главы три. Надо раскрыть все тайны, устроить последнее сражение с Темным Лордом, да и пора честь знать. Хотя с количеством глав я очень часто ошибаюсь.)

DashAngel: Три?? Маааало)) Ты так вкусно пишешь!

leeRA: Талина, Талина пишет: осталось еще главы три. Так мало?? Ну, надеюсь, главы будут ооочень большие! Талина пишет: Надо раскрыть все тайны, устроить последнее сражение с Темным Лордом, да и пора честь знать. Хм, а любофф где в твоем списке?

Germ: leeRA пишет: Хм, а любофф где в твоем списке? а это наверно в четвертой главе

Талина: DashAngel, DashAngel пишет: Три?? Маааало)) Знаешь, я действительно думаю, что осталось три главы, но могу и ошибиться: иногда решаешь какие-либо события описать и думаешь: "Это глава", - а на деле понимаешь, что в одну главу все это не помещается. leeRA, leeRA пишет: Хм, а любофф где в твоем списке? А любовь подразумевается как нечто само собой разумеющееся, потому и не упоминается. Они же уже испытывают симпатию друг к другу. Germ, Germ пишет: а это наверно в четвертой главе

DashAngel: Ладно, ладно, не бурчу Ты Мастер, от тебя всё зависит! Вдохновения тебе!

Germ: Талинка, ты хулиганка :)))

Талина: DashAngel, Спасибо! Germ, Конечно.



полная версия страницы