Форум » Библиотека-7 » Плохая примета, СС/ГГ, Romance, R, макси. 22 глава от 05 февраля » Ответить

Плохая примета, СС/ГГ, Romance, R, макси. 22 глава от 05 февраля

Талина: Название: Плохая примета Автор: Талина Бета: Мирадора Рейтинг: R Пейринг: СС/ГГ Жанр: Romance Дисклаймер: Герои принадлежат Джоан Роулинг. Саммари: Считается, что разбить зеркало – это плохая примета. А уж если разбитое зеркало было не простым, а волшебным, тогда в вашей жизни могут произойти самые невероятные перемены. Все персонажи, вовлеченные в действия сексуального характера, являются совершеннолетними. Комментарии: 1. AU. Канон, соответственно, не учитывается. 2. Большое спасибо Loy Yver за оказанную помощь. :) Статус: в работе

Ответов - 188, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Талина: Глава 17 Гермионе уже несколько дней не давала покоя странная реакция Мастера зелий на ее вполне невинный вопрос. Может быть, он просто вспомнил, кто перед ним, и пожалел о том, что разоткровенничался пусть хоть и с бывшей, но студенткой? «Да еще и гриффиндоркой», - Гермиона мрачно усмехнулась и, закрыв толстый фолиант, побарабанила пальцами по поверхности стола. Она рассеянным взглядом оглядела книжные шкафы и вздохнула. На следующий день после того памятного разговора Снейп с непроницаемым выражением лица заявил, что поскольку ему некогда развлекать ее (при этих словах он брезгливо поморщился), то мисс Всезнайка, дабы не сходить с ума от безделья, может пользоваться библиотекой. Получив разрешение Мастера зелий приходить в библиотеку в любое время и читать все, что покажется ей интересным, Гермиона, позабыв о высшей трансфигурации, стала искать книги, посвященные истории рода Снейпов. Значит, профессор не хочет ничего ей объяснять, потому что это не ее дело? Отлично. Она сама найдет ответ на интересующий ее вопрос. В общем-то, в глубине души Гермиона понимала, что Снейп абсолютно прав: ну не касаются ее тайны его семьи. Никоим образом не касаются, но, тем не менее, гриффиндорское любопытство еще никто не отменял, да и личностные качества мисс Грейнджер не давали ей спокойно забыть о разговоре с Мастером зелий. Ее пытливый ум требовал ответа на поставленный вопрос: почему Снейпам ни в коем случае нельзя вступать в браки с кровными родственниками? Гермиона нашла пять толстенных томов хроник семьи и несколько дней самозабвенно штудировала их. Просмотрев от корки до корки третью по счету книгу, она захлопнула тяжелый, украшенный серебром и сапфирами переплет и, тяжело вздохнув, потерла переносицу. Глаза девушки покраснели от усталости и немилосердно слезились: ей пришлось разбирать рукописные записи на староанглийском языке. То еще удовольствие! Девушка скривилась при одном воспоминании об этом. Гермиона подперла щеку кулаком и задумалась: что именно ей удалось узнать? С сожалением она вынуждена была признать, что впервые не смогла найти в книгах интересующей ее информации. Разве что теперь она знала родословную Мастера зелий с V века (первая запись была датирована 458 годом) и до конца XIV века включительно. Дальше читать уже не было смысла: девушка прекрасно помнила слова Мастера зелий: «Снейпам родственные браки противопоказаны чуть ли не с незапамятных времен». Гермиона вернула на место тяжелую книгу и, подойдя к окну, с тоской уставилась на залитые солнечным светом окрестности. Тополиная аллея так и притягивала взгляд, и девушка поймала себя на мысли, что ей очень хочется побродить между вековыми деревьями, потрогать нагретую солнцем шершавую кору, услышать шепот ветра в раскидистых кронах и вдохнуть полной грудью воздух, напоенный ароматами погожего летнего дня. Но, к сожалению, мечтам Гермионы не суждено сбыться: ей предстоит сидеть взаперти еще неизвестно сколько времени! Девушка вздохнула и отошла от окна, силясь побороть искушение распахнуть тяжелые створки и хотя бы просто подышать свежим воздухом, потому что знала, что ничего у нее не выйдет. После того, как она попыталась сбежать в ту ночь, когда Дамблдор забрал Гарри, Снейп так заколдовал входную дверь и все окна, что открыть их мог только он сам или Тинли. Эльф периодически проветривал комнаты, но стоило только Гермионе появиться на пороге, как окно немедленно захлопывалось, заставляя гриффиндорку тихо звереть от бессильной ярости. Девушка снова уставилась на высоченные шкафы, заставленные множеством настоящих раритетов. Странно, но это впервые оставило ее почти равнодушной. Она не ожидала, что Снейп разрешит ей беспрепятственно пользоваться библиотекой, но, тем не менее, это чудо произошло. Конечно, это было приятной неожиданностью, но Гермиона никак не могла понять ПОЧЕМУ? Почему раньше он запрещал ей даже приближаться к библиотеке, а теперь вот так просто разрешил ей приходить сюда в любое время (и дверь перестал запирать!) и читать все, что ей заблагорассудится? Может, надеялся избавиться от нее таким образом? Дал ей возможность заняться любимым делом, чтобы она не мозолила ему глаза? Девушка вздохнула. Нет, она, конечно, любила книги, но…

Талина: Если бы несколько месяцев назад Гермионе Грейнджер сказали, что ей станет скучно в библиотеке, где находятся редчайшие книги, что ей будет не хватать простого человеческого общения, она первая рассмеялась бы в лицо этому человеку. Где это видано, чтобы гриффиндорская всезнайка скучала в библиотеке?! Однако, как выяснилось, все не так-то просто. В Хогвартсе девушка, действительно, большую часть времени проводила среди пыльных книг, но, тем не менее, она каждый день общалась с друзьями и однокурсниками и практически ни на минуту не оставалась одна. Долгие часы в читальном зале пролетали незаметно, и девушка не чувствовала себя одиноко благодаря незримому присутствию мадам Пинс, никогда не оставлявшей святая святых - хогвартскую библиотеку – без присмотра. Рядом с Гермионой всегда находился кто-то, с кем можно было просто обмолвиться словом или поделиться впечатлением о прочитанной недавно книге, да на худой конец, элементарно поговорить ни о чем! То, что Гарри и Рону было не очень понятно, что хорошего в книгах и как можно столько времени торчать в библиотеке, значения не имело: они все равно вежливо ее выслушивали и даже иногда вставляли реплики в ее монологи. А теперь оказалось, что Гермиона лишена и этого! Девушка нервно провела рукой по растрепанным волосам, тщетно пытаясь хоть немного пригладить непослушные локоны, и несколько раз раздраженно прошлась из угла в угол. Через несколько минут подобного метания она вдруг резко остановилась, словно налетев с разбегу на стену, и, закусив губу, опустилась в глубокое кресло. - Мерлин, как ты мог так со мной поступить? Здесь же совершенно никого нет! Только глухой эльф и профессор зельеварения, который упорно делает вид, что меня не существует! – простонала она. Поняв, что больше ничего не сможет прочитать, Гермиона в который раз вздохнула и, выскользнув из библиотеки, плотно прикрыла за собой тяжелую дверь. Если сюда каким-то образом забредет Косолапсус, им точно не жить. Ни ей, ни ее питомцу. Мысли о коте немного подняли Гермионе настроение, и она решила вернуться в свою комнату. До ужина оставалось еще достаточно времени, так почему бы не посвятить его заботам о единственном существе в этом доме, нуждавшемся в ее обществе? Едва переступив порог, она сразу же чуть не наступила на бросившийся к ней под ноги рыжий шар. Кололапсус обиженно мяукнул: как хозяйка могла про него забыть?! Гермиона присела корточки и, потрепав кота по пушистому загривку, печально вздохнула: - Как же мне скучно. Если бы ты только знал, как мне скучно! На приплюснутой кошачьей морде появилось какое-то странное выражение, и Косолапсус, вывернувшись из ласковых рук хозяйки, отошел от нее на несколько шагов и уселся к ней спиной, демонстрируя полную независимость. Гермиона снова вздохнула: - Я знаю, что виновата, милый, и очень рада, что ты снова со мной, но ты не умеешь разговаривать. Прости, но я устала слышать только свой голос. Кажется, я просто схожу с ума. О профессоре Снейпе можно было вовсе не вспоминать: его присутствие в доме никак не облегчало страданий Гермионы. После того памятного разговора, Снейп, хоть и появлялся в столовой, но ничего, кроме «доброе утро» и «спокойной ночи» девушка от него не слышала. В конце концов, читать, читать, еще раз читать и не делать больше ничего несколько дней напролет не могла даже она, Гермиона Грейнджер! Ей нужно было хоть чем-то занять себя. Больше она этого не выдержит. Ее деятельная натура изнывала из-за вынужденного безделья, но попадаться на глаза Снейпу лишний раз почему-то не хотелось: она еще помнила его гневный взгляд и раздраженное шипение: «Я буду в лаборатории, но если вам придет в голову беспокоить меня по пустякам, за вашу жизнь я не дам и ломаного сикля! Подумайте об этом на досуге». Именно об этом Гермиона и думала на протяжении последнего часа, и именно это останавливало ее: она придумала, как можно развеять скуку, но попасться профессору под горячую руку не хотелось совершенно. Девушка сгребла в охапку разобиженного ее невниманием кота и, не обращая внимания на его недовольное шипение, забралась с ногами на кровать. - Как думаешь, Косолапсус, что сделает профессор: сначала выслушает меня, а потом убьет, или убьет сразу, не утруждая себя выслушиванием «очередной гриффиндорской глупости»? – рассеянно спросила Гермиона, поглаживая пушистую рыжую шерсть. Кот фыркнул и закрыл глаза. - Вот и я так думаю, - печально кивнула Гермиона. – Зачем ему в лаборатории гриффиндорская заучка? Мешаться под ногами? Он и без помощников прекрасно справляется. Оставшееся до ужина время Гермиона провела в раздумьях: попытаться ли напроситься к Снейпу в помощницы или забыть об этом раз и навсегда. Инстинкт самосохранения отчаянно призывал девушку помалкивать и не лезть на рожон, а гриффиндорские храбрость и безрассудство толкали ее на авантюру. Когда до ужина осталось минут пять, Гермиона поняла, что в ней победили, как всегда, истинно гриффиндорские качества. «Была не была!» - решилась девушка и, глубоко вздохнув, направилась в столовую. По лестнице она спускалась медленно и осторожно, так, словно ступени были покрыты толстым слоем льда. Гермиона неосознанно пыталась оттянуть момент неизбежной встречи со Снейпом. Ее, откровенно говоря, не очень страшила неминуемая вспышка гнева со стороны профессора: она привыкла к этому за семь лет обучения в Хогвартсе, но поскольку Мастер зелий волею случая оказался единственным человеком, с которым девушка на данный момент могла общаться, ей не очень-то хотелось осложнять свои и без того непростые отношения с ним. Но и сходить с ума от безделья она больше не могла. На пороге столовой гриффиндорка немного задержалась, выравнивая дыхание и вытирая о джинсы внезапно вспотевшие ладони. Сделав несколько глубоких вдохов, Гермиона взяла себя в руки и, гордо подняв голову, шагнула в комнату. От волнения сердце девушки пропустило несколько ударов, и…

Талина: Гермиона чуть не застонала от разочарования: профессора в столовой не было. И, судя по тому, что на столе стоял только один прибор, ужинать ей придется в одиночестве. Гермиона уже привычно вздохнула и, с ненавистью посмотрев на овсянку, принялась вяло ковыряться ложкой в тарелке. Девушка бросила хмурый взгляд на стоящего в уголке ехидно ощерившегося Тинли и, сердито нахмурившись, отвернулась. Жаль, что эльф не слышит никого, кроме Снейпа: Гермиона боролась с желанием высказать этому маленькому пакостнику все, что думает о холодной овсянке в качестве ужина и о нем самом. Через несколько минут она все же не выдержала и, с досадой отбросив ложку, гневно обернулась к Тинли. Пусть он ее и не услышит, но она хоть отведет душу! - Знаешь что, - как заправская змея, прошипела Гермиона, - я всегда хорошо относилась к домовым эльфам, но ты… Ты исключение из этого правила. Профессор был абсолютно прав, когда сказал, что ты совершенно неадекватное создание! Вот! - Сама такая! – рявкнул Тинли и, выпучив глаза, уставился на открывшую рот девушку. - Что-о? – просипела Гермиона и, прочистив горло, уже нормальным голосом осторожно поинтересовалась: - Ты меня слышишь? Эльф недоверчиво шевельнул ухом и, прищурившись, подозрительно посмотрел на девушку. - Ты же не Снейп, - наконец хмуро изрек он. - Какая проницательность! – язвительно откликнулась Гермиона и от избытка чувств даже всплеснула руками. – Однако раз уж ты меня слышишь, изволь принести мне что-нибудь съедобное, - воспользовавшись ситуацией, потребовала девушка. Надо отдать ей должное: гриффиндорка довольно быстро пришла в себя. - И не подумаю, - скривился эльф и, щелкнув пальцами, исчез, оставив Гермиону в еще большей растерянности. - Интере-есно-о, - протянула она, решительно отодвигая от себя тарелку с холодной и совершенно несъедобной кашей. Насколько Гермиона знала домовых эльфов (а знала она их очень хорошо), эти обычно милые от природы существа относились к волшебникам с уважением. Конечно, справедливости ради следует признать, что они были безгранично преданы только своим хозяевам, но и ко всем остальным относились более или менее дружелюбно и НИКОГДА открыто не хамили. По крайней мере, так прямо и непосредственно, как Тинли, который, кажется, еще и получал от процесса немалое удовольствие. «Так, и что бы все это могло значить?» - задумалась Гермиона. Девушка потерла переносицу и нахмурилась: на Тинли было наложено заклятье, из-за которого он лишился возможности слышать кого бы то ни было, кроме хозяина и членов его семьи. Для того чтобы эльф услышал человека, тот должен быть или Снейпом от рождения, или хотя бы супругом одного из Снейпов. Мерлин, глупость-то какая! Гермиона наотрез отказывалась верить в то, что может оказаться родственницей Мастера зелий. Должно же быть какое-то другое объяснение! Тем более что эльф, хоть и слышит ее, но совершенно не собирается слушаться. Плевать он хотел на то, что она ему говорит, что только что и продемонстрировал, исчезнув из столовой самым бесцеремонным образом. Гермиона некоторое время бездумно смотрела в окно, накручивая на палец прядь волос, но мозг ее, не привыкший бездействовать, продолжал обдумывать то, что произошло. Как следствие через несколько минут девушке в голову пришел один очень интересный вопрос: а слышал ли ее Тинли тогда, когда они вместе с Гарри только-только оказались в доме Мастера зелий? Судя по тому, что он совершенно не реагировал на ее реплики до сегодняшнего дня, вряд ли. Но почему тогда теперь?.. Стоп. А если… Аличе. Женщина из сна. Как же Гермиона могла про нее забыть?! Девушка возбужденно подпрыгнула на стуле. Аличе зачем-то понадобилась кровь Гермионы. Интересно зачем? И еще: она пообещала дать ей защиту и совершенно очевидно колдовала, пусть даже гриффиндорка и не смогла узнать заклинание. Что же она такое наколдовала? Что сделала с ней? И что за защиту она так жаждала дать гриффиндорке и самое главное: зачем?! Гермиона закусила губу и машинально потерла подушечку указательного пальца: шрам бесследно исчез и совершенно ее не беспокоил, но девушка приобрела привычку время от времени тереть палец. Ну и что ей теперь делать со всеми этими догадками? Где найти эту таинственную Аличе и как узнать, что вообще происходит? Гермиона уже ощутила волнение, которое всегда появлялось у нее тогда, когда на ее пути вставала очередная требующая разрешения загадка. И тут… Тут все ее блестящие умозаключения разбились об одно совершенно непреодолимое препятствие: Гермионе абсолютно некстати вспомнилось, что профессор неоднократно упоминал о том, что он единственный оставшийся в живых потомок древнего рода. Значит… Да ничего это не значит! Гермиона почувствовала, что запуталась и окончательно расстроилась. Поверить в то, что декан Слизерина ее кровный родственник она не могла, равно как не могла поверить в то, что Аличе, к примеру, родная сестра зельевара, потерянная в детстве растяпами-родителями. К тому же Гермиона вынуждена была признать, что не видела ее портрета в галерее на втором этаже. Однако теперь девушка вспомнила об очевидном внешнем сходстве между зельеваром и странной женщиной, приснившейся ей несколько недель назад: такие же черные волосы (только у Аличе они были ухоженными и блестящими), выразительные темные глаза под надменно изломанными бровями и совершенно чарующий бархатный тембр голоса. Гриффиндорка почувствовала, как кровь прилила к щекам, и нервно хихикнула. Нет, это уже не лезет ни в какие рамки. Это уже индийское кино получается! Конец первой серии. Девушка решительно отодвинула стул и встала: если она не может найти Аличе и выяснить, что та с ней сотворила, то в ее силах хотя бы отыскать этого странного эльфа и задать ему все интересующие ее вопросы. Благо, теперь он не сможет притвориться, что ничего не слышит. Однако надеждам Гермионы не суждено было оправдаться: Тинли не было ни в гостиной, ни на кухне, ни в кладовой. Да-да, она не поленилась и заглянула даже туда! Все напрасно: гадкий эльф, словно почувствовав желание Гермионы пообщаться, как в воду канул. Девушка вернулась к себе и, провалявшись без сна битый час (пожалуй, она впервые пожалела об утраченной способности засыпать сразу после того, как ее голова соприкасалась с подушкой!), решительно выбралась из-под одеяла и, набросив мантию прямо на пижаму, отправилась в подвал, где находилась лаборатория Мастера зелий, искренне надеясь, что Снейп еще там: вломиться к нему в комнату она бы ни за что не решилась. Пусть профессор и не желает обсуждать с ней семейные тайны, но, быть может, он не откажется от ее помощи в лаборатории. Гермиона дошла то такой степени отчаяния, что готова была согласиться даже драить котлы без помощи магии. Девушка спустилась в подвал и в нерешительности замерла перед дверью лаборатории. Немного поколебавшись и несколько раз напомнив себе о том, что она гриффиндорка, Гермиона, чувствуя непонятную робость, подняла руку и тихонько постучала. «Может быть, его там и нет», - закралась в ее голову малодушная мыслишка, и девушка постаралась отогнать ее от себя, однако мыслишка упорно отказывалась покидать голову Гермионы. Постояв перед закрытой дверью несколько минут, девушка пришла к выводу, что Мастера зелий в лаборатории нет и уже собралась, было, вернуться к себе, но именно в этот момент послышался щелчок, и дверь лаборатории медленно открылась.

Талина: * * * Несколько дней, почти безвылазно проведенных в лаборатории, принесли результат: Снейп снова дошел до того этапа, на котором в прошлый раз он и ухитрился испортить зелье из-за случившегося не вовремя вызова Темного Лорда. Теперь основа будущего зелья снова была сварена. Снейп поморщился и, повернувшись к разложенным на столе алхимическим приспособлениям, принялся отвешивать нужное количество толченого копыта гиппогрифа. В принципе, Мастер зелий мог поздравить себя с тем, что за это время ему также удалось вычислить еще два нужных для зелья ингредиента, но настроение его было хуже некуда. И было из-за чего: руки все еще болели (Поппи Помфри не обещала значительного улучшения еще как минимум в течение месяца) и, что гораздо хуже, периодически дрожали. Снейп нахмурился. Тонкие пальцы нервно отбросили с лица прядь, выбившуюся из туго стянутых в хвост волос. Профессор повернулся к котлу с медленно кипящим зельем и, положив на стол хронометр, взмахнул волшебной палочкой, гася огонь: перед добавлением следующего ингредиента основу необходимо было остудить. Снейп разлил дымящееся густое варево по трем маленьким котлам. На два из них он наложил чары консервации: если дальше что-то пойдет не так, у него будет возможность продолжать эксперименты, не теряя несколько дней на восстановление уже приготовленной основы. Мастер зелий бросил взгляд на лист пергамента, исписанный сложными алхимическими уравнениями, и снова нахмурился. Впервые за все время он хотел бы ошибиться, но, увы, все его решения, не единожды проверенные и перепроверенные, были, как всегда, верны. В этом и крылась вторая причина его недовольства. Мерлинова борода, ну почему именно сейчас?! Снейп отбросил пергамент в сторону и зло выругался. Если он добавит порошок из толченых копыт гиппогрифа, а потом листья мандрагоры, основа свернется. Свернется, будь она неладна! А чтобы она не свернулась, нужно добавлять ингредиенты одновременно, при этом интенсивно помешивая зелье, не позволяя ему закипеть. Снейп заложил руки за спину и прошелся по лаборатории из угла в угол. Нет, разумеется, с этой проблемой можно было справиться, но при одном условии: тут нужен второй зельевар. Скрепя сердце, Снейп вынужден был признать, что ему просто-напросто необходим помощник. Всего-то! Мастер зелий с трудом удержался от того, чтобы не рассмеяться: он никому не может рассказать об этом зелье. Дамблдор заставил его принести нерушимую клятву. А ни один уважающий себя Мастер не станет помогать ему варить неизвестно что. Стоп. Снейп вдруг замер, мысленно поздравляя себя с тем, что, кажется, нашел выход из этой ситуации. Всезнайка Грейнджер. Ну конечно! Вот кто никогда не откажется сунуть свой любопытный нос в его лабораторию! Во-первых, она не может покинуть дом без его разрешения, во-вторых, не может писать и получать письма и ее, в конце концов, совершенно не обязательно посвящать в суть эксперимента. Она нужна ему просто для того, чтобы стоять на подхвате. Ну, может быть, он позволит ей сварить одно очень редкое, но простое в приготовлении зелье, пока сам он будет продолжать работу над восстановлением рецепта. Но… Мерлин, он не умеет просить. Гордость просто-напросто не позволит ему обратиться за помощью к этой девчонке, о которой он и так начал непозволительно много думать. Тихий стук в дверь заставил его вздрогнуть и бросить взгляд на часы. Снейп удивленно и недоверчиво хмыкнул: неужели?.. И что же, интересно, могло понадобиться маленькой любопытной гриффиндорке в такой час?

Талина: * * * Послышался щелчок, и дверь лаборатории медленно открылась. Гермиона вздрогнула и, отступив на шаг, во все глаза уставилась на возникшего в дверях Мастера зелий. Под выжидающим пронзительным взглядом темных глаз она вдруг снова почувствовала себя студенткой и нервно сглотнула. - Чем обязан? – Снейп вопросительно приподнял бровь. - Я…это… я хотела… - Да, мисс Грейнджер? Воротник черной шелковой рубашки сколот булавкой-змейкой из темного серебра, волосы перехвачены черной лентой, а выражение лица… Гермиона почувствовала себя ничтожеством. - Я, наверное, пойду, - выдохнула она. – Извините. - И из-за этого вы оторвали меня от работы? Девушка вспыхнула: да он просто смеется! «Конечно, смеется. Чего ж ему не смеяться, если ты ведешь себя на редкость смешно. И глупо», - пробудился внутренний голос Гермионы. А, была не была! Девушка стремительно повернулась к Мастеру зелий и выпалила: - Профессор Снейп, можно я буду помогать вам в лаборатории? Вот это удача! - Мисс Грейнджер, это невозможно, - защитная реакция Мастера зелий сработала автоматически, и он с трудом удержался оттого, чтобы не поморщиться: вот ведь поистине «молчанье - золото». Но сказанного, увы, не воротишь. Но Гермиона, кажется, не собиралась сдаваться. «Ну, давай же!» - мысленно подбодрил девушку Снейп, не сводя с нее хмурого взгляда. - Пожалуйста, - умоляюще попросила Гермиона. – Я буду делать все, что вы скажете, только не прогоняйте меня. Я тут совсем одна. Мне даже поговорить не с кем, - она заглянула в черные глаза и жалобно вздохнула. – Если хотите, я даже буду чистить котлы. Снейп фыркнул: - В этом нет необходимости, мисс Грейнджер… - Ну пожалуйста!.. - … заклинания гораздо лучше очищают котлы. Думаю, что найду более достойное применение вашим талантам. Завтра в девять часов жду вас здесь. Имейте в виду: если опоздаете хоть на секунду, то можете сразу распрощаться с надеждой попасть в мою лабораторию. Вам все ясно? - Да… Дверь захлопнулась перед носом ошеломленной девушки. Гермиона прислонилась лбом к прохладной стене: «Невероятно!» Снейп на мгновение прикрыл глаза и позволил себе довольно улыбнуться: кажется, у него появился шанс сварить это проклятое зелье!

Талина: Уважаемые читатели! Пожалуйста, оставляйте отзывы. Глава дописывалась в состоянии легкой невменяемости, поэтому автору крайне важно знать ваше мнение относительно того, что получилось.

Dginevra: Талина чудесная глава!!! ум и память Гермионы, как всегда, не подвели! Вспомнила все-таки... мне почему-то казалось, когда она вспомнит - сразу ринется искать в библиотеке или расспрашивать портреты, но не домового эльфа... очень рада, что Гермиона и Северус начнут наконец-то общаться помимо столовой! вкусная главка, спасибо!

raichu:

Germ: Талиночка, просто чудесно. Так что не наговаривай на себя :) . Эпизод с эльфом бесподобен.. главное, чтобы Гермиона Снейпу про свой "сон" расказала побыстрее :)

Зелёный чай: Талина пишет: Только глухой эльф и профессор зельеварения, который упорно делает вид, что меня не существует! Я сначала прочитала как "эльф и глухой профессор зельеварения"

Pixie: Талина Спасибо тебе огромное за эту чудесную большую главу! Она просто замечательная! Я так рада, что Гермиона все-таки вспомнила об Аличе! Молодчина! Думаю, она скоро все поймет (а с ней и мы :)). И еще здорово, что они со Снейпом теперь будут вместе работать! :) Такой хороший повод для налаживания отношений! ;) Ну как же хочется узнать, что за зелье варит Северус! Уверена, ты придумала что-то интересное! :)

Хельдис: Хорошая глава, не переживайте. И пишите быстрее:)))

Tesoro: Талина , автор не просто был вменяем - он был в ударе! так что не переживайте Очень захватывает. Гермиона, умничка, включила мозги - и теперь, надеюсь, развязка не за горами))) Да и совместная работа сближает...

Талина: Dginevra, Dginevra пишет: мне почему-то казалось, когда она вспомнит - сразу ринется искать в библиотеке или расспрашивать портреты, но не домового эльфа... Просто эльф показался ей более доступным объектом для расспросов. raichu, Спасибо. Germ, Germ пишет: главное, чтобы Гермиона Снейпу про свой "сон" расказала побыстрее :) Расскажет, расскажет, никуда не денется. А над эльфом я планирую поиздеваться еще! Зелёный чай, Зелёный чай пишет: Я сначала прочитала как "эльф и глухой профессор зельеварения" Ну вот, уже и профессор стал глухим! И как только не издеваются над ним читатели! Pixie, Ох, я даже боюсь разочаровать тебя с этим зельем. Хельдис, Спасибо. Просто я дописывала главу, маясь температурой, потому и переживала. :) А скорость написания, боюсь, зависит от количества работы в реале. Tesoro, Спасибо! Tesoro пишет: надеюсь, развязка не за горами))) А уж как я-то на это надеюсь!

leeRA: Как же я рада новой главе!! Ура!! Талина, Глава, как всегда, замечательная. Скука Гермионы настолько настоящая и оправданная, что невозможно в это не верить. Отличный момент с эльфом. Особо понравилось это: - Сама такая! – рявкнул Тинли и, выпучив глаза, уставился на открывшую рот девушку. Эльф недоверчиво шевельнул ухом и, прищурившись, подозрительно посмотрел на девушку. Гермиона молодчинка, что начала докапываться до семейных скелетов. Не только ей, но и мне, очень уж хочется узнать, что же там намудрили родственнички Снейпа и кем таки приходится Гермиона дорогому профессору. Спасибо за главу! Надеюсь, новая поспеет быстрее.

Lasselante: Очень понравилось! Забавно читать мысли Снейпа! Бедняга, и что ж он там готовит то? Но теперь ему будит не так...одиноко А с эльфом здорово получилось, неожиданно. Главное, чтоб Гермиона не сильно зарывалась в зельеделие и продолжала детективную деятельность. Шерлок Холмс должен жить в душе каждого англичанина Успехов в написании следующей главы, ждем-с

Pixie: Талина Ты опять болеешь? :( Выздоравливай скорее! С зельем ты меня не разочаруешь, я уверена! :) Оно ведь играет важную роль, так ведь? ;)

precissely: Глава замечательная, спасибо! Очень понравилось как Северус ловко Гермиону себе помогать приставил

Талина: leeRA, leeRA пишет: Надеюсь, новая поспеет быстрее. Я буду стараться, честное слово. Lasselante, Lasselante пишет: Шерлок Холмс должен жить в душе каждого англичанина Абсолютно согласна с вами! Pixie, Pixie пишет: Оно ведь играет важную роль, так ведь? ;) Конечно. Стали бы господа волшебники так из-за него мучится, если бы зелье было не нужно. precissely, precissely пишет: Северус ловко Гермиону себе помогать приставил Так он же слизеринец! Хитрость, так сказать, в крови у него.

Ginger: Талина

precissely: Талина пишет: Хитрость, так сказать, в крови у него. угу, вот он с этой своей хитростью самого очевидного-то и не видит, как, впрочем, и Гермиона, даром что гриффиндорка

Талина: Ginger, Спасибо. precissely, precissely пишет: вот он с этой своей хитростью самого очевидного-то и не видит У него просто нет информации для анализа. Он же не ясновидец, в конце концов! precissely пишет: как, впрочем, и Гермиона, даром что гриффиндорка Ну, гриффиндорке сам Годрик велел быть смелой и сообразительной!

precissely: Талина пишет: нет информации для анализа как это НЕТ?! А по-моему вполне предостаточно, ну в крайнем случае, может свои чувства и поступки по отношению к Гермионе препарировать и делать правильные выводы

Бетти: я в предвкушении

Бетти: Даром ясновидения Снейпа наделять не надо, а вот чувства такая материя, что иногда даже мужья влюбляются в собственных жен. А Снейп - мужчина, хоть и с "темными пятнами" - зато об этом известно заранее, а не вылезает потом, как змея из корзинки со свадебными подарками. Но ГГ везёт - у неё ещё "козырь в рукаве" - Аличе на её стороне. Вот такие мысли-размышлизмы вызвала эта глава.

Бетти: Везёт же ГГ! И Снейп под боком - чудо слизеринское, а ему-то как везёт: подумал - и произошло - сама пришла! А Аличе и Тинтли - просто находка для двух супер-героев. Кстати, если смешать зеленое и красное, то получится чёрное. Обоим пойдёт! И читатели останутся под покровом черной мантии, скрывающей тайну... И много других слов, о которых можно мечтать или догадываться.

Талина: Бетти, Спасибо.

Талина: Выкладываю свеженаписанную главу, так что большая просьба: кидайте тапки.

Талина: Глава 18 Гермиона спускалась на завтрак с твердым намерением припереть к стенке наглого эльфа и задать ему парочку интересующих ее вопросов. Но девушку постигло жестокое разочарование: Тинли в столовой так и не появился. На столе снова красовался только один прибор, из чего Гермиона сделала вывод, что профессор уже позавтракал и спустился в лабораторию. Что ж, она предполагала, что завтракать ей придется в одиночестве, но именно сегодня ее это вполне устраивало: разговаривать с домовиком в присутствие его хозяина, уверенного в том, что эльф не слышит никого, кроме него, ей казалось не совсем приличным. Да и вопросы ее касались таких вещей, о которых Снейпу совершенно не обязательно знать. По крайней мере, пока. Каша на этот раз была горячей, так что Гермионе удалось, несмотря на разочарование и волнение, заставить себя поесть: вряд ли из лаборатории она выйдет до обеда, а если принять в расчет увлеченность профессора «тонкой наукой приготовления зелий», то работать придется до ужина. Однако это совершенно не пугало Гермиону: она так устала от безделья, что была готова проторчать в лаборатории хоть целые сутки, лишь бы избавиться от этого мерзкого ощущения собственной ненужности. Наскоро запив завтрак, чаем (в доме, вероятно, не осталось ни одного веника), девушка спустилась в подвал. В принципе, у нее оставалось в запасе несколько минут, но боязнь опоздать заставила ее поспешить. Впрочем, оно и к лучшему: у девушки оказалось немного времени для того, чтобы успокоиться. Она, безусловно, была рада, что Снейп разрешил ей прийти, но твердо решила не показывать свои чувства зельевару: вряд ли он их поймет и оценит. Конечно, ему-то уж точно не приходилось сходить с ума от скуки: он тут делом занимался, не то что она! Ровно в девять часов Гермиона решительно постучала в дверь лаборатории. Дверь распахнулась почти сразу, и девушка с трудом подавила довольную улыбку: ее ждали. Лицо профессора было, как всегда, хмурым и неприветливым, но теперь это не имело никакого значения: он уже дал согласие на присутствие Гермионы в лаборатории, и вряд ли выгонит ее просто так, без всяких на то оснований. Нет, пока она не натворит чего-нибудь, беспокоиться не стоило. - Доброе утро, профессор! - Не думаю, что оно такое уж доброе, но раз вы настаиваете, мисс Грейнджер… - Снейп бросил на нее скептический взгляд и сделал шаг в сторону, позволяя девушке пройти. Гермиона остановилась у самого порога и снова с восхищением принялась осматриваться: когда она приходила сюда за Зельем Родства, у нее не было времени рассмотреть все, как следует, и сейчас она с интересом наверстывала упущенное. - Мисс Грейнджер, - голос Мастера зелий вывел ее из состояния восторженного созерцания, и она повернулась к стоящему за ее спиной мужчине. - Да? Увидев ошарашенное выражение на лице Гермионы, он самодовольно ухмыльнулся: его лаборатория, действительно, была одной из лучших в Британии. - Возьмите, - он протянул ей пузатый флакон, наполненный густой маслянистой жидкостью. - Что это? - девушка осторожно приняла сосуд из рук профессора и с любопытством повертела его в руках. - Защитное средство для волос, - на лице зельевара появилась ехидная ухмылка. - А это обязательно? – Гермиона с тяжелым вздохом посмотрела на зелье. Больше всего по цвету и консистенции оно походило на свежеотжатое оливковое масло. - В общем-то, нет, конечно, но если вы им не воспользуетесь, - безразличное пожатие плечами, - боюсь, вам не понравится то, во что превратятся ваши волосы после пары дней в лаборатории. Гермиона все еще сомневалась. - Решать вам, конечно, но, по-моему, портить такие красивые волосы – глупость, - зельевар тут же прикусил язык и пожалел о вырвавшихся словах. Он повернулся к девушке спиной и принялся доставать из шкафа инструменты для обработки ингредиентов. Гермиона недоверчиво посмотрела на своего бывшего профессора и покосилась на стеклянную дверцу шкафа, где отражалось ее удивленное лицо и по обыкновению растрепанные волосы, каждый раз самопроизвольно укладывающиеся в прическу под гордым названием «воронье гнездо». Снейп обернулся и, проследив за ее взглядом, язвительно хмыкнул в своей обычной манере: - Ну, скажем так, мисс Грейнджер: у вас потенциально красивые волосы, просто нужно уделять им больше внимания. А теперь, если вы уже закончили сеанс самолюбования… - он приглашающе махнул рукой в сторону рабочего стола. – Вы же, кажется, никогда не упускали возможности научиться чему-то новому. Такого зелья вам варить еще не приходилось. Гермиона еще раз вздохнула, осторожно откупорила флакон и с обреченным видом принялась втирать в волосы защитный состав.

Талина: * * * Работать со Снейпом оказалось интересно, несмотря на то, что профессор не ответил практически ни один вопрос, касающийся того, что именно варится в маленьком котле в самом дальнем углу лаборатории. Он время от времени отдавал Гермионе четкие лаконичные указания, и ей оставалось только следовать его инструкциям. Собственно, она всего лишь добавила в котел листья мандрагоры, после чего была отправлена готовить ингредиенты для другого зелья. Краем глаза она, однако, продолжала наблюдать за профессором. Он периодически помешивал ставшее пурпурным варево и делал пометки в лабораторном журнале. Гермиона нарезала тонкой соломкой стебли ревеня и, мучимая любопытством, незаметно (как ей казалось) следила за своим наставником. - Мисс Грейнджер, если вы не боитесь того, что у вас к концу дня, скорее всего, разовьется косоглазие, то обратите внимание на свою разделочную доску хотя бы потому, что вы сейчас порежете себе пальцы вместо стеблей, и мне придется удалить вас из лаборатории как человека, чье присутствие здесь просто опасно. Вы никогда не задумывались о том, что человеческая кровь не очень хорошо сочетается с чешуей василиска? Кроме того, это слишком дорогой и редкий ингредиент, чтобы так бездарно расходовать его запасы, – в голосе Снейпа было столько презрения, что Гермиона не посмела возразить, она только покраснела и, проклиная свое неуемное любопытство, которое дипломатично предпочитала называть любознательностью, с удвоенным рвением занялась сочными мясистыми стеблями. Сосуд с чешуей она, на всякий случай, отодвинула подальше. Снейп фыркнул и легким взмахом волшебной палочки погасил огонь под маленьким котлом, наложил на него чары консервации и приблизился к рабочему месту Гермионы. Он придирчиво изучил уже нарезанные компоненты для нового зелья, удовлетворенно кивнул и, бросив: «Продолжайте, мисс Грейнджер», - устроился за заваленным пергаментными свитками столом. Времени оставалось все меньше и меньше, а рецепт все еще был восстановлен не полностью. Через несколько часов Мастер зелий раздраженно отбросил в сторону перо и устало потер переносицу. Руки снова начали ныть; пока еще не настолько сильно, чтобы доставить ему серьезные неудобства, но Снейп уже по опыту знал, что затягивать с приемом обезболивающего зелья не стоит: чем позже его примешь, чем быстрее оно перестанет действовать. Крепкое выражение уже готово было сорваться с его языка, когда он вспомнил о присутствии в лаборатории «дамы» и, скрипнув зубами, сдержался. Старясь не делать резких движений, он вытащил из нижнего ящика стола порционный флакон с обезболивающим зельем и одним глотком осушил его, позволив себе лишь слегка поморщиться: уж очень мерзким был вкус у этого снадобья. Боль медленно, словно нехотя, отступила, и Снейп бросил взгляд на подозрительно притихшую девушку. Пожалуй, стоит немного ей помочь, иначе варить зелье придется глубокой ночью. Рецепт, в принципе, был довольно прост; единственное неудобство заключалось в том, что подготовительный этап занимал несколько часов. Снейп был вынужден признать, что мисс Грейнджер здорово облегчила ему жизнь, нарезав, растерев и размяв практически половину ингредиентов. После сделанного профессором замечания Гермиона, не поднимая головы и не покладая рук, корпела над компонентами будущего зелья. Конечно, ее так и подмывало спросить, что это за зелье, для приготовления которого нужно шестьдесят два компонента, но она мужественно боролась с собой, не желая снова нарваться на язвительный комментарий. Краем глаза она уловила движение справа от себя. Слегка повернув голову и увидев, что Снейп встал за соседний стол и сосредоточенно принялся отвешивать на сверхточных алхимических весах нужное количество пыльцы лилейника, Гермиона облегченно вздохнула: кажется, она все же начала уставать, а просить помощи ей не позволяли гордость и врожденное упрямство. В течение нескольких последующих часов они почти не разговаривали, слаженно продолжая работать. Пару раз их руки случайно соприкасались, когда они, не сговариваясь, тянулись за одним и тем же ингредиентом, и Гермиона каждый раз вздрагивала, словно от этих мимолетных непреднамеренных касаний ее пронзал электрический разряд, и она никак не могла понять, почему так реагирует на эти ничего не значащие прикосновения. Ехидный комментарий, отпущенный внутренним голосом: «Чем-то ты, деточка, ухитрилась тут надышаться?» - был проигнорирован, а воспоминания о руках, бережно баюкавших ее в ту ночь, когда она узнала о нападении Пожирателей на район, где жили ее родители и знакомые, появлялись в ее сознании все чаще и чаще, и больше всего на свете девушка боялась, что на самом деле ничего этого не было, и все эти образы всего лишь навеяны страхом и выпитым Огневиски.

Талина: * * * Боль пришла неожиданно и раскаленной иглой пронзила руки от кончиков пальцев до плеч. Снейп, сжав зубы, с трудом удержался от стона. Он на несколько мгновений замер, и лишь когда боль стала чуть менее острой, с трудом перевел дыхание и осторожно выпрямился. На лбу и висках выступили мелкие капельки пота, тонкие пальцы заметно дрожали. Мерлинова борода, ну почему так не вовремя?!! Снейп поспешно положил на разделочный столик корень женьшеня и, бросив быстрый взгляд в сторону гриффиндорки (не заметила ли?), направился к стоящему в углу шкафчику с готовыми зельями. Гермиона сосредоточенно растирала в порошок сушеные соцветия цикория и, казалось, не замечала ничего, кроме этих соцветий да кипящего зелья в маленьком, стоящем на треноге возле ее рабочего места котле. Впрочем, так только казалось. Ей нравилось смотреть, как Мастер зелий быстро и ловко режет, толчет и крошит в котел многочисленные ингредиенты для незнакомого ей зелья, поэтому девушка, краем глаза наблюдавшая за его отточенными многолетней практикой движениями, просто не могла не заметить, как Снейп вдруг вздрогнул и замер. Он медленно положил на разделочный стол нож с широким серебряным лезвием и на мгновение прикрыл глаза. Руки Мастера зелий заметно дрожали. Гермиона, закусив губу и подавив удивленный вздох, напряженно уставилась в фарфоровую ступку и принялась с ожесточением перетирать несчастные соцветия уже не просто в порошок, а в мельчайшую пыль. Мысли метались в ее голове с бешеной скоростью: почему вдруг Снейп так побледнел и задрожал? Что случилось? Гермиона озадаченно нахмурилась и, пораженная своей догадкой, замерла: Мерлин, неужели… Какая же она дура! Она так увлеклась своими собственными переживаниями, что совсем разучилась думать и перестала замечать, что творится вокруг. Ведь Снейп всего лишь несколько дней назад был на собрании Пожирателей смерти! Это не может быть простым совпадением. Что же там с ним сделали? Сердце билось где-то в горле, мешая дышать, и Гермиона вдруг почувствовала страх: она только сейчас поняла, что Снейп мог просто не вернуться оттуда, что каждый раз, отправляясь в логово Темного Лорда, он рискует собственной жизнью. Нет, она, наверное, и раньше поняла бы это, если бы потрудилась подумать на эту тему, но… Раньше ей просто не было дела до несправедливого и порой жестокого преподавателя. Девушка, конечно, относилась с уважением к его несомненному таланту зельевара и восхищалась его поистине энциклопедическими знаниями, но и только. А сейчас… Гермиона ожесточенно орудовала фарфоровым пестиком, превращая ни в чем не повинные соцветия в труху. Когда она успела поменять свое отношение к Мастеру зелий? Неужели действительно в ту ночь, когда испугалась за своих не способных защитить себя в этой войне родителей? Если бы не он, Гермиона бы точно или сошла с ума, или наделала кучу глупостей, или и то и другое вместе. Если бы Снейп не удержал ее, она, наверняка, сбежала бы или, по крайней мере, попыталась сбежать. Хотя почему попыталась бы? Она именно это и сделала. Девушка почувствовала, что краска заливает ее щеки. Гермиона не удержалась и, скосив глаза, украдкой бросила взгляд на Снейпа. Тот стоял у открытого шкафа и перебирал многочисленные флаконы, которыми были заставлены все полки. * * * Профессор вытащил откуда-то из недр старого шкафа крошечный пузырек и, мгновение поколебавшись, с мрачным видом вернул его на полку. Это средство помогло бы ему справиться с болью. Кроме того, более сильное, чем обычное обезболивающее зелье, оно могло избавить его руки от дрожи, но… За все в этой жизни надо платить: зелье вызывало онемение пальцев и почти полную потерю чувствительности, что для зельевара было равноценно потери зрения и обоняния. Боль снова прострелила руки, и Снейп, вздрогнув, сжал зубы. Нужно было что-то решать, пока любопытная девчонка не обратила внимания на его маневры возле шкафчика с зельями. И так уже с недоумением косится в его сторону. Или показалось? Зельевар снова извлек на свет маленький флакончик и, выдернув зубами пробку, опрокинул в себя горько-кислое зелье. Жидкость горячей волной окатила язык и обожгла горло, но уже через несколько секунд боль в искалеченных руках отступила, и мужчина, с облегчением переведя дыхание, смог наконец вернуться к брошенному на разделочной доске ингредиенту. С трудом удерживая женьшень негнущимися пальцами, Снейп попытался счистить с него тоненькую кожицу, но нож соскользнул с твердого корня, и глухо ударил по разделочной доске. К счастью именно в этот момент мисс Грейнджер склонилась над кипящим котлом, чтобы высыпать в зелье порошок из сушеных соцветий цикория, и не увидела, как он скривился и, сжав зубы, снова попытался удержать в непослушных пальцах причудливо изогнутый корень. Но проклятый женьшень никак не хотел поддаваться и упрямо норовил вывернуться из онемевших пальцев. - Профессор! Звонкий голос мисс Грейнджер заставил зельевара едва заметно вздрогнуть. Он медленно положил нож и корень женьшеня на стол и с бесстрастным выражением лица повернулся к девушке. - Да? - Профессор, - она замялась и принялась нервно теребить застежку мантии, не решаясь поднять глаза на раздраженного Мастера зелий. - Что еще, мисс Грейнджер? – недовольно рыкнул он и, покосившись на так и не почищенный корень, всеми силами попытался подавить поднимающуюся из глубины души злость. - Профессор, - медово-карие глаза наконец встречаются с его черными, и мисс Грейнджер, мучительно краснея, почти шепчет: - Профессор, разрешите… Я безумно боюсь летучих мышей и… - (он даже не предполагал, что человеческая кожа может так сильно краснеть) и прежде, чем зельевар успел хоть что-то сказать, девушка, набрав в грудь побольше воздуха, выпалила: - Можно я займусь женьшенем, а вы добавите в зелье сухожилия летучей мыши?

Талина: * * * Гермиона три раза помешала почти готовое зелье по часовой стрелке и задумчиво окинула взглядом стол с ингредиентами. В зелье осталось добавить натертый на серебряной терке корень женьшеня, маринованные глаза скарабея и щепотку порошка из сухожилий летучей мыши. Когда Мастер зелий снова вернулся к разделочному столу, девушка не смогла удержаться от того, чтобы не начать исподтишка наблюдать за ним. Хмм… Странно. Ей показалось, или он действительно не может очистить корень женьшеня? Обычно ловкие пальцы Мастера зелий словно одеревенели и ни в какую не желали сгибаться. Гермиона нахмурилась и, в очередной раз перевернув песочные часы, бросила в котел глаза скарабея. Мерлин, да что же с ним происходит?! Песок неумолимо перетекал в нижнюю половину часов, и Гермиона наконец решилась: - Профессор! Она встревоженно нахмурилась, заметив, как напряглась спина Мастера зелий и поспешно опустила глаза, уставившись в пол. - Что еще, мисс Грейнджер? – голос такой, словно его обладатель неожиданно обнаружил, что его сова начала вдруг изъясняться человеческим голосом. Или ей показалось? Она несмело подняла глаза и увидела, что он смотрит на нее вполне по-человечески, так что, если абстрагироваться от тона… - Профессор, - дрожащим голосом, - я безумно боюсь летучих мышей (что правда). Можно я займусь женьшенем, а вы добавите в зелье сухожилия летучей мыши? Секундная пауза, в течение которой он пристально изучает ее залитое краской лицо, после чего коротко кивает: - Извольте. Ей показалось, или они действительно одновременно облегченно вздохнули? - Думаю, пора ужинать, мисс Грейнджер, - Снейп погасил огонь под котлом с готовым зельем и, бросив взгляд на висящие на стене часы, устало потер виски. – Время еще есть, так что… Полагаю, вам не терпится принять душ, - хмыкнул он, заметив, как брезгливо девушка заправляет за ухо смазанную защитным составом прядь. - Определенно, - пробормотала она и, не сдержавшись, зевнула. Снейп, насмешливо фыркнув, открыл дверь и пропустил вперед уставшую, но явно довольную девушку. Они вместе поднялись на второй этаж и разошлись по своим комнатам, условившись встретиться за ужином. * * * Гермиона с остервенением мыла голову. Она уже пятнадцать минут стояла под душем и, яростно отплевываясь, смывала с волос защитное зелье, делавшее волосы маслянистыми и жирными на ощупь. Наконец ее усилия увенчались успехом, и девушка, умиротворенно вздохнув и завернувшись в мягкое толстое полотенце, вышла из ванной. Она обессилено рухнула на постель и с наслаждением потянулась. Косолапсус, спавший на подушке, недовольно пошевелился и лениво приоткрыл круглые нахальные глаза, разглядывая блаженно зажмурившуюся хозяйку. Гермиона, словно почувствовав его взгляд, повернулась к рыжему разбойнику и ласково потрепала пушистый загривок. - Знаешь, я очень даже неплохо провела время, - сообщила она. - Если бы я еще знала, что именно мы сварили… Как ты думаешь, у меня есть шансы уговорить профессора посвятить меня в эту тайну? Кололапсус широко зевнул, показав маленькие, но острые зубы, и, прищурившись, уставился на Гермиону пристальным немигающим взглядом. - Да? – Гермиона почесала кончик носа и решительно села. – Ну это мы еще посмотрим! Волосы почти высохли, и девушка, запустив пятерню в копну спутанных кудряшек, с мученическим стоном побрела к зеркалу. - Красивые волосы, как же, - проворчала она, распутывая очередной узел и угрюмо разглядывая свое отражение. – Хотя…

Талина: После сорокаминутных усилий ее непослушные волосы наконец легли так, как хотелось Гермионе: плавной волной. Девушка посмотрела на себя в зеркало и вместо ожидаемого морального удовлетворения почувствовала, что краснеет. Она прижала ладони к пылающим щекам и вполголоса пробормотала: «Гермиона Грейнджер, ты просто самая настоящая дура», - после чего безжалостно скрутила волосы в жгут и собрала в большой пучок на затылке. Одна красиво изогнутая непослушная прядка все-таки выскользнула из тугой прически и, Гермиона, досадливо сдув ее с лица, принялась одеваться к ужину. Она натянула свои любимые джинсы и футболку, потом, немного поколебавшись, все-таки набросила на плечи мантию и, сердито нахмурившись, наконец вышла из комнаты, напоследок еще раз хорошенько обругав себя, чтобы окончательно прийти в чувство. Она представила себе, КАК посмотрел бы на нее Мастер зелий, вздумай она спуститься к ужину с затейливо уложенными локонами, и ей стало плохо при мысли о том, ЧТО он мог подумать. И это как раз после того, что он ей сказал сегодня утром в лаборатории. Она возомнила себе невесть что! Снейп просто старался быть вежливым. Занятая самоедством, Гермиона даже не подумала о том, что старающийся выглядеть вежливым Снейп – это нонсенс. Она спускалась в столовую и, нервно постукивая пальцами по перилам, мрачно думала о том, что ему совершенно наплевать на то, как она выглядит. * * * Как ни странно, ужин оказался вполне съедобным. То ли Гермиона слишком проголодалась, то ли Тинли постеснялся своего хозяина, но на этот раз предложенные им блюда можно было употреблять в пищу, не опасаясь за свою жизнь. Маленький паршивец, скромно потупившись, стоял в уголке в ожидание указаний от профессора и усиленно делал вид, что Гермионы в принципе не существует. Девушка флегматично жевала какой-то салат и лениво думала о том, что это ее вполне устраивает. Теперь этот эльф никуда от нее не денется. Все равно рано или поздно она его поймает и расспросит обо всем, что ей нужно. Снейп бросил на стол скомканную салфетку и, поморщившись, отодвинул чашку с недопитым чаем. Гермиона злорадно усмехнулась и украдкой показала Тинли язык. Эльф злобно сверкнул глазами и оскалил два ряда мелких зубов, демонстрируя свое отношение ко всяким незваным гостям. Снейп, напряженно о чем-то размышлявший, пантомиму не заметил и не оценил. Он встал из-за стола и удивленно посмотрел на вскочившую вслед за ним девушку. - А мы разве не в лабораторию? – смутилась Гермиона. - Я в лабораторию, а вы, полагаю, к себе в комнату, - он пожал плечами. - Зачем в комнату? Еще совсем рано, я не устала, да и спать совсем не хочу. Ну пожалуйста! Я не буду вам мешать, - проникновенно пообещала она, честно глядя в глаза Мастера зелий. Он усмехнулся, но, тем не менее, кивнул: - Хорошо. Правда, не представляю, чем мы можете мне помочь: вы ведь не умеете решать алхимические уравнения. - Научите? – в голосе Гермионы явно послышались нотки заинтересованности. - Посмотрим, - задумчиво пробормотал Снейп, открывая дверь и снова пропуская девушку вперед. – Пожалуй, работа для вас все же найдется. Разлейте зелье по флаконам. Девушка кивнула и, достав из шкафа с посудой указанные Мастером зелий флаконы, принялась аккуратно расставлять их на столе. - Знаете, я всегда интересовалась зельями и даже прочитала учебник по продвинутым зельям для студентов первого и второго курсов алхимического факультета, - начала она, ловко орудуя маленьким половником, - но там не было ничего, даже отдаленно похожего на этот рецепт. А ведь готовится зелье довольно легко. Если не считать нескольких очень редких ингредиентов, входящих в его состав, все остальное очень даже доступно. Так почему же?.. Снейп с досадой скрипнул зубами: вот ведь заучка. Он так и знал, что от нее будет больше проблем, чем помощи. Хотя тут он явно покривил душой. Если бы не помощь Гермионы, он все еще возился бы с этими шестьюдесятью двумя ингредиентами. - Эти, как вы выразились, очень редкие ингредиенты, не просто очень редкие. Они очень-очень редкие и баснословно дорогие. Не думаю, что кому-то придет в голову варить это зелье, мисс Грейнджер. Уверяю вас, оно обладает, - он помедлил, подбирая подходящее определение, - весьма и весьма специфическими свойствами. - Какими? – оживилась Гермиона, заинтересованно глядя на Мастера зелий. Он нехорошо усмехнулся. - Что ж, мисс Хочу-все-знать, пожалуй, я смогу удовлетворить ваше любопытство. Но почему вам так принципиально это знать? - Должна же я знать, что именно мне пришлось варить, - девушка пожала плечами. - Вообще-то не должны, но раз вы настаиваете… - он проигнорировал ее хмурый взгляд и задумался. Снейп был уверен, что она ничего не поймет из его объяснений, но признаться в этом постесняется, так что он сразу убьет двух зайцев: избавится от бесконечных вопросов и заодно поставит на место возомнившую себя вундеркиндом девчонку. Он был готов поклясться, что она даже дыхание затаила в ожидание его ответа. Снейп позволил себе еще одну ядовитую ухмылку и, заложив руки за спину, принялся расхаживать по лаборатории: - Тело не может существовать без души, мисс Грейнджер. И если в каком-то теле почти, - он подчеркнул это слово, - не осталось души, а только ее крохотная частица, то этой искры может и не хватить для поддержания жизни в таком теле. А это зелье дает подобному телу возможность существовать сколь угодно долго. Оно, фигурально выражаясь, привязывает к телу оставшуюся в нем частицу души и не позволяет ей это тело оставить, - он остановился и наконец взглянул на притихшую Гермиону. – Мисс Грейнджер?! Она стояла, сжав руки в кулаки и, мелко дрожа, широко раскрытыми безумными глазами смотрела на Снейпа. - Что с вами, мисс Грейнджер?! – Мастер зелий в мгновение ока оказался возле нее, но девушка, вскрикнув, отшатнулась от него, как от прокаженного. - Вы… Вы… - она продолжала пятится до тех пор, пока не уперлась спиной в стену. – И вы заставили меня варить ЭТО?! – она почти кричала. – Да как вы посмели?! Чтобы я своими руками… - не договорив, она бросилась к котлу, намереваясь опрокинуть его, но Снейп оказался быстрее. Он схватил ее за руку и резко дернул на себя. - Пустите, - выкрикнула она. – Как вы могли?! Директор Дамблдор вам верил, а вы, а я… - она начала всхлипывать. – Я ничего не понимаю,- пожаловалась она. - Вы варите… Хорошо, мы варим зелье, которое помогает поддерживать жизнь в теле Волдеморта, но… Вы же спасли и меня и Гарри, - она растерянно замолчала и обхватила голову руками. – Я ничего не понимаю. Снейп вздрогнул, словно от пощечины, схватил за плечи переставшую вырываться девушку и, приблизив свое лицо почти вплотную к ее, прошипел: - Вы знаете о хоркруксах?! Она с измученным видом посмотрела на него и молча кивнула, не в силах говорить. Снейп со свистом втянул воздух сквозь крепко сжатые зубы: - Откуда? – потребовал он и с силой встряхнул ее за плечи. Зубы Гермионы клацнули, и она протестующе всхлипнула: - Не трясите меня! Мне Гарри рассказал. Снейп отпустил ее, и Гермиона обессилено опустилась прямо на пол. - Все ясно! А ему, конечно, выболтал Слагхорн или Дамблдлор! Опять этот Мальчик-у-которого-ничего-не-держится-в-одном-месте! – прошипел он. – Кто еще об этом знает? – Снейп повернулся к все еще застывшей на полу фигурке. - Только мы с Гарри и Рон, - прошептала Гермиона, делая попытку встать. - Еще и придурок Уизли! – закатил глаза Мастер зелий и, покачав головой, помог Гермионе подняться на ноги. - Не называйте его так. Он мой друг и он хороший, - насупилась она, однако больше не делая попыток отстраниться. - А я Министр магии, - с готовностью кивнул Снейп, пристально глядя в глаза Гермионы. Она шумно сглотнула и только сейчас осознала, как близко друг к другу они стоят. Снейп, кажется, тоже почувствовал это, потому что вздрогнул и поспешно отстранился. Слишком поспешно. Гермиона опустила глаза и, обхватив себя за плечи, тихо спросила: - Но почему? Зачем вы варите зелье, которое помогает Волдеморту выжить? Я не верю в то, что вы на его стороне. В общем, простите мою истерику, я просто не подумала, когда… Словом, простите. Вы прятали Гарри в своем доме, а потом спасли его, когда он умирал… Я не знаю, что на меня нашло, - она поежилась под его колючим взглядом. – Просто объясните мне зачем? Мы же все хотим, чтобы этот монстр умер. - Мисс Грейнджер, если я не буду варить это зелье, - он криво усмехнулся, - я не буду нужен Темному Лорду. Если я не буду нужен темному Лорду… - он выразительно замолчал, и Гермиона вздрогнула. – Я понятно выражаюсь? Девушка, как загипнотизированная, кивнула. - Кроме того, это зелье сможет сварить любой зельевар моего уровня, имеющий связи в определенных кругах. Как вы понимаете, чешую василиска не купишь в Косом переулке. Гермиона кивнула и вдруг прижала ладошку ко рту, боясь закричать: Снейп вздрогнул и непроизвольно схватился за левое предплечье. - Метка? – прошептала она, глядя на зельевара остановившимся взглядом. - Что-то вы слишком много знаете, - на выдохе прошипел он, сгребая со стола флаконы, наполненные только что сваренным зельем. - А… С вами ничего не случится? – пролепетала Гермиона, делая осторожный шаг по направлению к Снейпу. Не глядя на девушку, он отрывисто бросил: - Если вы ничего не напутали с этим зельем, то, скорее всего, я получу несколько Crucio... - Девушка вздрогнула. - ... чтобы не расслаблялся и помнил, кто хозяин, и меня отпустят на все четыре стороны. Мисс Грейнджер, погасите тут свет и заприте дверь: мне некогда, - Снейп сдернул с пальца платиновое кольцо и, вложив его в маленькую ладошку, стремительно вышел из лаборатории. - Я буду ждать вас, - прошептала Гермиона, сжимая в кулаке кольцо, еще хранившее тепло его руки.

Lasselante: Ха, Снейп раскалолся, и даже дважды! Очень интересно Отношения с Домовиком у Гермионы просто прелесть что то ему будит. Я так долго ждала эту главу прям не терпится прочитать про дальнейшее развитие их отнашений и про тайну...

Lasselante: Про отношение Гермионы и Снейпа, не домовика

DashAngel: Очень большая и вкусная глава, спасибо!

precissely: Талина пишет: Не думаю, что оно такое уж доброе, но раз вы настаиваете, мисс Грейнджер ДА! фраза-классика из уст Снейпа, жду ее уже давно Талина пишет: но, по-моему, портить такие красивые волосы ох, уж эти маленькие оговорки Глава - замечательная, спасибо огромное! а эльф-то каков, все может, оказывается, садюга

Мышь Белая: Я очень боюсь за Снейпа!

leeRA: Долгожданная глава таки появилась! Эпизод со защитным зельем порадовал, а как очаровательно оговорился Снейп о волосах Гермионы! Хотя исправление этой оплошности - у вас потенциально красивые волосы - еще лучше. Советчик-Косолапсус умилил , хорошо, что его прогнозы не оправдались. - Я буду ждать вас, - прошептала Гермиона, сжимая в кулаке кольцо, еще хранившее тепло его руки. А фраза таки зацепила. Буду ждать новую главу с обычным нетерпением!

Illerina: Талина пишет: Одна красиво изогнутая непослушная прядка все-таки выскользнула из тугой прически и, Гермиона, досадливо сдув ее в лица, По-моему надо написать " с лица" Так,так..Снейп ушел и домовик в полном распоряжении Гермионы

Pixie: Талина Уря! Уря! Новая глава! И какая! Просто замечательная! Описание работы в лаборатории Снейпа просто отличное, мне очень понравилось. Ты здорово сумела показать рабочую обстановку. И еще очень радует, что Гермиона заглядывается на Северуса ;) Как, впрочем, и он на нее! :)

Dginevra: Уррра! Такая замечательная глава. Порадовала совместная работа Гермионы и Северуса. А как она великолепно "забрала" корень жень-шеня у него!!! Шедевр! Очень радует, что Гермиона стала задумываться о мрачном профессоре зелий, что пытается увидеть в нем не только ее преподавателя, но и человека. Молодец, девочка! Спасибо за такую замечательную главу!

Germ: Талиночка, глава просто чудесная! . Лед тронулся ... медленно но верно объеты пошли на сближение

Tesoro: Талина, спасибо за продолжение! С каждой главой все интереснее и интереснее!

Талина: Lasselante, Все будет. И домовик предстанет во всей красе перед Гермионой, ну, и, конечно, будем тайны раскрывать. Уже скоро, надеюсь. DashAngel, Мне очень приятно, что тебе понравилось. precissely, precissely пишет: а эльф-то каков, все может, оказывается, садюга Конечно, может. Но ведь, зараза, не хочет!)) precissely пишет: ох, уж эти маленькие оговорки Мышь Белая, Мышь Белая пишет: Я очень боюсь за Снейпа! Вообще-то, это правильно, но нужно держать себя в руках. Гермионе-то еще страшнее! leeRA, Спасибки! Illerina, Благодарю за тапок. Исправила. Illerina пишет: Снейп ушел и домовик в полном распоряжении Гермионы Ну, в ее распоряжении не только Тинли! Pixie, Услышать от тебя, что работа в лаборатории правдоподобно описана, дорогого стоит! Спасибо. Pixie пишет: И еще очень радует, что Гермиона заглядывается на Северуса Уже пора, думаю. Dginevra, Спасибо за такой замечательный отзыв! Germ, Я так рада, что тебе пронравилась глава! Значит, не зря я над ней корпела! Tesoro, Спасибки!

raichu:

Germ: Талина пишет: Germ, Я так рада, что тебе пронравилась глава! Значит, не зря я над ней корпела! ой не зря корпела... работа в лаборатории +100 баллов , а за Гермионены мысли +все 200 а я то как рада, что мне понеравилось

Талина: raichu, Спасибо. Germ, Ой, как прия-ятно!

Pixie: Талина Лаборатория действительно очень хорошо описана! а самом деле не так много фиков, где эта работа описана хорошо. Либо неправильно употребляют названия хим.посуды, либо еще чего-нибудь. А у тебя получилась настоящая зельеваренческая лаборатория :)

Талина: Pixie,

Lasselante: Талина пишет: precissely пишет: цитата: а эльф-то каков, все может, оказывается, садюга Конечно, может. Но ведь, зараза, не хочет!)) Талина пишет: Мышь Белая пишет: цитата: Я очень боюсь за Снейпа! Вообще-то, это правильно, но нужно держать себя в руках. Гермионе-то еще страшнее! Ой, а...а мне тоже застрашнелось неужели бедняге еще достанется?

Ginger: Талина ух, как интересно... скорее б продолжение)))) понравилось про защитное зелье для волос))))

Эльпис: Талина Замечательно! После твоей главы еще раз убеждаюсь, что со Снейпом может ужиться Гермиона, Гермиона и только Гермиона! "Потенциально красивые волосы"! Вот одно слово - Снейп! Только она может проторчать в его лаборатории сутки и остаться вежливой на это его замечание! Даааальше...

Весы: Талина Эх, какое настроение после твоего фика ляпота.

Aloc: Талина ММММфффф! Вроде бы и много.. И интересно очень.. Но ТАК хочется продолжения.. Что я, пожалуй.. Не буду больше читать, пока он не будет закончен.. Хотя.. Не.. Вряд ли я смогу удержаться.. Какой Снейп.. И Гермиона именно твоя).. Хотелось бы только про побег Герми поподробнее... Хм.. А ведь и у Снейпа тоже потенциально красивые волосы))))))

Germ: Aloc пишет: Хотелось бы только про побег Герми поподробнее... а я вот тоже когда читала, на подсознательном уровне заметила эту фразу, но так как хотелось быстрее прочитать до конца, что даже не притормозила и восприняла как факт Но главное - она уже жалеет, что пыталась, так что простим глупую , за такой необдуманный поступок Мне интересно - она извинилась за попытку побега у нашего лапочки? Aloc пишет: Хм.. А ведь и у Снейпа тоже потенциально красивые волосы)))))) что да, то дааааааааааааа

Талина: Lasselante, Lasselante пишет: неужели бедняге еще достанется? Ginger, Ginger пишет: понравилось про защитное зелье для волос)))) Ну не грязнуля же он, в самом-то деле! Эльпис, Эльпис пишет: со Снейпом может ужиться Гермиона, Гермиона и только Гермиона! Абсолютно согласна.

Талина: Весы, Спасибо. Aloc, Aloc пишет: Не буду больше читать, пока он не будет закончен.. Ну вот... А как же отзывы, которые вдохновляют автора творить дальше? Germ,Aloc Germ пишет: Хотелось бы только про побег Герми поподробнее... Так было же подробно. Когда она пыталась уйти, а Снейп ее не пустил, а потом она плакала у него на коленях.

Мышь Белая: Хорошая была глава, но кода ждешь слишком долго, то ощущение яркого восторга от прочитаннного стирается,и ты просто помнишь это. Но знать и чувствовать, это не одно и то же, не так ли?

Талина: Мышь Белая, Мышь Белая пишет: Но знать и чувствовать, это не одно и то же, не так ли? Совершенно верно. Глава в работе. Я писала другой снейджер. Завтра выложу его.

Талина: Надеюсь, что продолжение еще хоть кому-нибудь нужно.))

Талина: Глава 19 - Мой Лорд, я не верю ему, не верю! – Беллатрикс заламывала руки и, как загипнотизированная, не отрываясь, смотрела на белые тонкие пальцы Волдеморта, лениво поглаживающие голову огромной змеи. Нагини покосилась на женщину с фанатично горящими глазами и всклокоченными черными волосами. Тут и змее понятно, что эта дамочка несколько не в себе. Нагини раздраженно зашипела, но, повинуясь безмолвному приказу темного мага, снова положила голову ему на колени и затихла. - Вот видишь, Белла, ты уже и Нагини начала раздражать, а моя девочка куда более терпелива, чем я, - насмешливо протянул Волдеморт, впившись немигающим взглядом в стоящую на коленях женщину. Беллатрикс задохнулась от переполнявших ее чувств: - Господин, он может причинить вам зло. Снейп предатель, - упрямо выдохнула она. Ее подбородок задрожал. Казалось, что еще немного, и эта ведьма расплачется, словно маленькая девочка, у которой отобрали любимую игрушку. Волдеморт вздохнул. Нет, Беллатрикс, определенно, создает слишком много проблем. Конечно, она предана ему и, не задумываясь, отдаст за него собственную жизнь, да и в постели она более чем хороша, но ее бесконечные истерики и непонятная зацикленность на Снейпе успели ему порядком надоесть. Если так и дальше пойдет… - Встань, Белла, и посмотри на меня. Женщина послушно поднялась с колен и преданно уставилась на своего господина. Волдеморт взял ее за подбородок и, слегка наклонившись, впился взглядом в широко раскрытые темные глаза. - Белла, откройся мне, - его голос заставил ее затрепетать. - Да, мой Лорд, - прошептала она, подчиняясь его воле. Преданность, преданность и еще раз преданность. Безграничная преданность своему хозяину. И никакой личной выгоды. Волдеморт откинулся на спинку своего массивного кресла и удовлетворенно прикрыл красные, словно налитые кровью глаза. С минуту помолчав, он кивнул Беллатрикс: - Можешь немного поиграть с ним, если тебе уж так неймется. Но! Он нужен мне живым и, желательно, трудоспособным. Когда я еще найду ему замену, если ты его искалечишь. Хороших зельеваров не так много, как хотелось бы. - Как прикажете, мой Лорд, - с благоговением прошептала она, опуская голову. Волдеморт лениво перевел взгляд на Нагини, снова потрепал змею по голове, как любимую собачонку, и пробормотал заклинание, активизирующее Темную Метку Северуса Снейпа и превращающее ее в некое подобие портала. Зельевар появился через несколько минут. Заметив, как дернулась Беллатрикс, Волдеморт лениво протянул: - Ты снова опоздал, Северус. Думаю, Белла с удовольствием поучит тебя хорошим манерам. - О да, мой Лорд, спасибо. Я, действительно, сделаю это с большим удовольствием. Crucio! Глядя на корчащееся у ее ног тело, ведьма задумчиво пробормотала: - Мой господин, мне кажется, у меня есть несомненный педагогический талант. Как вы думаете, может быть, после войны мне следует устроиться на работу в Хогвартс? Там слишком много грязнокровок, которым тоже стоит поучиться этикету: вряд ли они с достаточным почтением относятся к чистокровным волшебникам. - Может быть, Белла, может быть, - кивнул Темный Лорд. Склонив голову набок, он некоторое время смотрел на катающегося по полу мага. – Достаточно, - он взмахнул своей палочкой, прекращая мучения Снейпа. Беллатрикс с сожалением вздохнула, но возразить не посмела. - Итак, Северус, ты узнал, где спрятался Поттер? В какую нору забился этот смелый гриффиндорец, «будущий спаситель волшебного мира»? Снейп с трудом перевел сбившееся дыхание. - Местонахождение мальчишки так просто узнать не удастся. Оно известно только Хранителю Тайны. Волдеморт недовольно скривился, что сделало его нечеловеческое лицо еще более отталкивающим. - Кто он? - зашипел Темный Лорд, стискивая неестественно белыми руками подлокотники своего массивного кресла. - Мне пока не удалось этого узнать, - склонил голову Мастер зелий. – Дамблдор может что-нибудь заподозрить, если я начну слишком настойчиво этим интересоваться. Мне нужно еще немного времени, чтобы узнать это, не вызывая подозрений со стороны старого маразматика, мой господин. Волдеморт снова скривился, но все же был вынужден признать, что Снейп прав. - Хорошо Северус, но помни, что времени у тебя очень мало, так что не испытывай мое терпение. Ты принес? – сменил тему темный маг. Лорд немного переменил позу, словно был больше не в силах усидеть на месте. - Да, мой господин, - Снейп снова склонил голову и извлек из кармана плаща Пожирателя флаконы с зельем, благодаря Мерлина за то, что догадался наложить на них защитные чары: хрупкая тара не выдержала бы «радушного» приема, оказанного ему Беллой. Волдеморт небрежным взмахом палочки наколдовал низкий маленький столик и кивнул Мастеру зелий: - Поставь туда. - Как скажете, мой Лорд. Семь маленьких флакончиков перекочевало из рук Снейпа на стол. Волдеморт внимательно следил на его движениями и, как только Мастер зелий отошел в сторону, призвал к себе один из флаконов. Осмотрев его со всех сторон, Темный Лорд кивнул Снейпу: - Подойди ко мне. Зельевар приблизился к подножию стоящего на возвышении импровизированного трона. Мертвенно белая рука вложила в услужливо приоткрытую пасть Нагини емкость с зельем, и змея, свивая свое тело огромными кольцами, медленно подползла к Снейпу. - Пей, - спокойно сказал Волдеморт, не сводя пристального взгляда с профессора. - Будет ли дозволено ли мне открыть перед вами свое лицо? – ровно спросил Мастер зелий. - Не паясничай, Северус, тебе же придется это пить, так что в любом случае маску ты снимешь, - безгубый рот Волдеморта растянулся в жутком подобии улыбки. Снейп только кивнул и, сняв маску Пожирателя, осторожно вытащил из змеиной пасти крохотный пузырек. «Параноик», - профессор поскорее загнал непрошеную мысль в самый дальний и труднодоступный уголок сознания и залпом опрокинул в себя мерзкое зелье. Из носа тотчас хлынула кровь, в глазах потемнело, он обессилено опустился на пол, и его тело несколько раз конвульсивно дернулось. - Отлично, - Волдеморт довольно кивнул. Он прекрасно знал, какой эффект это снадобье оказывает на человека с неразделенной душой и теперь не сомневался, что Снейп принес ему именно то, что нужно. – Ты хорошо выполнил свою работу, - растягивая слова, снисходительно произнес Темный Лорд. – Если ты узнаешь имя Хранителя Тайны в течение недели и скажешь мне, где спрятался дрянной мальчишка Поттер, я прощу тебя и снова разрешу присутствовать на собраниях наших братьев и сестер. А теперь можешь убираться, - Волдеморт небрежно взмахнул рукой, отпуская зельевара восвояси, и величественно проследовал к выходу из зала. Он толкнул тяжелые створки дверей, и Снейп услышал приглушенный гул голосов, мгновенно стихший, едва в помещение вошел Темный Лорд. Двери за ним закрылись, и Снейп остался в комнате вдвоем с Беллатрикс. Она не обращала на мужчину никакого внимания и, казалось, о чем-то напряженно размышляла. Мастер зелий пожал плечами, бросил быстрый взгляд на о чем-то задумавшуюся ведьму и, отвернувшись от нее, достал из рукава волшебную палочку. Беллатрикс что-то для себя решила и, меланхолично повторив его жест, направила свою палочку в спину зельевара. Их голоса прозвучали одновременно: - Apparate! - Sectumsempra! Белла удовлетворенно улыбнулась и, закрыв лицо серебряной маской, поспешила в залу, где проходило собрание Пожирателей. Темный Лорд велел ей не убивать Снейпа. Ну, так она его и не убила.

Талина: * * * Несколько минут Гермиона, не двигаясь с места, смотрела вслед Мастеру зелий. Ужас, поднявшийся из самой глубины ее существа в тот момент, когда она увидела застывшее лицо Снейпа, схватившегося за левое предплечье, не отпускал. Девушка прикрыла глаза, сделала несколько глубоких вдохов и заставила себя успокоиться. Ничего с ним не случится. Если уж Снейп смог выжить, прослужив столько лет Темному Лорду, значит, он умеет выживать. А раз так, то он обязательно вернется и в этот раз. Он просто не может не вернуться! Гермиона почувствовала, как с таким трудом обретенное спокойствие снова покидает ее, ускользая, словно песок сквозь пальцы. Девушка судорожно перевела дыхание и сдавленно всхлипнула: она ничего не может сделать. Абсолютно ничего. Разыгравшееся воображение рисовало картины одну ужаснее другой. Платиновое кольцо Мастера зелий недовольно шевельнулась в ее руке, царапнув ладонь вдруг заострившимися гранями, и Гермиона, вздрогнув, пришла в себя. Только сейчас она вспомнила о кольце и, разжав кулак, посмотрела на стремительно изменяющий форму магический артефакт. Металлические ветви и листья расплелись, и через секунду на ладони уже лежала маленькая юркая змейка с глазами-изумрудами. Она подняла изящную клиновидную голову и рассерженно зашипела. Гермиона на мгновение прикрыла глаза и с трудом заставила себя улыбнуться. Улыбка получилась довольно жалкой и совершенно неубедительной. - С ним ведь ничего не случится? – жалобно спросила девушка, понимая, что ведет себя крайне глупо. Однако змейка так не считала: она подмигнула, легонько шевельнула хвостом и несколько раз обвилась вокруг тонкого пальца Гермионы. - Наверное, ты права, - слабо улыбнувшись, пробормотала девушка. – Мне просто надо взять себя в руки и перестать вести себя, словно экзальтированная барышня. Она прижала ладони к пылающим щекам и рассеянно огляделась по сторонам. Так, надо погасить свечи и запереть дверь. В конце концов, пока Снейп отсутствует, дом в полном ее распоряжении. И домовый эльф тоже. На губах Гермионы появилась злорадная ухмылка. Чтобы не сходить с ума от беспокойства, следует заняться делом. А что самое важное для нее в данный момент? Правильно. Нужно отловить вредного Тинли и поговорить с ним по душам, заставив ответить на один интересующий ее вопрос. Гермиона уже, было, направилась к выходу, когда ее внимание привлекла лежащая на рабочем столе Снейпа толстая тетрадь в черном кожаном переплете. Лабораторный журнал? Неужели педантичный Мастер зелий забыл его убрать? Гермиона ощутила острый укол любопытства: Снейп так и не сказал ей, что за зелье варится в маленьком котле, к которому он не позволял ей приблизиться целый день. Умом девушка понимала, что лучше бы ей не лезть в бумаги профессора, но… Если она одним глазком посмотрит в журнал, ничего ведь не случится. Да Снейп вообще никогда об этом не узнает! Гермиона осторожно взяла тетрадь в руки и скользнула пальцами по чуть шероховатому кожаному переплету, легонько его поглаживая. Она только посмотрит и все! Девушка решительно посоветовала своей совести помолчать и раскрыла тетрадь. Разочарованный вздох вырвался из ее груди: даже если это и был лабораторный журнал, она все равно не могла ничего в нем прочитать: все записи были зашифрованы. Гермиона выдвинула ящик рабочего стола Мастера зелий: что ж, она хотя бы уберет его с глаз долой. Указательный палец вдруг прострелила резкая боль, и Гермиона почувствовала легкое жжение. Она бросила взгляд на свою руку и обомлела: маленький шрам в виде семилучевой звезды отчетливо проступил на ее коже и покраснел. Что бы это значило? С каждой секундой жжение усиливалось, и Гермиона, поморщившись, покосилась на непонятные закорючки, покрывавшие чуть желтоватые пергаментные листы толстой тетради. А что если?.. Любопытство боролось в ней со здравым смыслом и, как всегда, одержало над ним безоговорочную победу. Гермиона быстро огляделась по сторонам, словно опасаясь, что кто-нибудь ее здесь застанет и, повинуясь какому-то шестому чувству, прижала указательный палец с уже нестерпимо горящим шрамом к пергаменту. Закорючки тут же пришли в движение и под растерянно-восхищенным взглядом Гермионы преобразовались во вполне понятные и родные буквы английского алфавита. Она только одним глазком заглянет в журнал и сразу же уберет его в стол Мастера зелий, туда, где ему самое место, и забудет о том, что вообще когда-либо видела этот журнал. Интересно же, над чем профессор вот уже несколько недель колдовал, почти не выходя из лаборатории. Гермиона пробежала глазами записи и, охнув, почти рухнула в кресло Мастера зелий. Этого не может быть просто потому, что так не бывает! Она постаралась взять себя в руки и снова начала перечитывать записи, страницу за страницей, не веря собственным глазам. Когда было прочитано последнее слово, ошеломленная девушка обессилено закрыла глаза и откинулась на спинку кресла. Неужели… Да, все сходится! Память услужливо подбросила Гермионе воспоминания о том вечере, когда Снейп не смог открыть свой собственный бар и высушить насквозь промокшую одежду, а потом ей вспомнился еще один эпизод, которому она раньше не могла найти правдоподобное объяснение. После того, как ей приснился этот странный сон про женщину в красном платье, Гермиона проснулась в холодном поту и так захотела пить, что не смогла дождаться утра. Она пошла на кухню, несмотря на то, что Мастер зелий запретил им с Гарри покидать комнаты в ночное время. Теперь девушка знала об охранных чарах дома и понимала, что профессор просто опасался за их с Гарри жизнь: вдруг дом решил бы, что они представляют какую-то опасность для его хозяина. И правильно: приличным гостям нечего шляться по ночам! Именно в ту ночь Гермиона и налетела на Мастера зелий, возвращающегося из лаборатории к себе в спальню. Что показательно, шел профессор в абсолютной темноте. Это было странно, даже если учесть тот факт, что он прекрасно ориентировался в собственном доме. А ведь она видела волшебную палочку в него в рукаве. Оказывается, он просто испытывал действие зелья на себе! Гермиона возбужденно принялась перелистывать лабораторный журнал и, закусив нижнюю губу, думала о том, как такое зелье сможет помочь Ордену Феникса и Гарри победить Темного Лорда. Как ни крути, но Мальчик-который-выжил был объективно слабее одного из самых сильных темных магов в истории человечества. Вскоре по губам Гермионы скользнула легкая улыбка: ну конечно, все предельно просто. Теоретически. Практически же осуществить это было намного сложнее, хотя… Профессор ведь доверенный зельевар Волдеморта, значит, наверняка найдет возможность опоить того этим зельем. В конце концов, только профессор имеет доступ «к телу». Гермиона хмыкнула. Пьет же Темный Лорд сваренное Снейпом зелье для того, чтобы привязать к своему нечеловеческому телу нечеловечески изуродованную душу, вернее, жалкий ее осколок. Гермиона снова уткнулась в лабораторный журнал. Потрясающе! Это же просто чудо какое-то! Неведомый гений предусмотрел, наверное, все: зелье начинало действовать не сразу, а примерно через полчаса после того, как попадало в организм. Этого времени как раз должно хватить для того, чтобы унести ноги подальше от разъяренного Волдемотра, когда тот поймет, что не способен сотворить даже простейшее заклятие. Нужно только восстановить рецепт до конца и избавиться от побочных эффектов. Впрочем, есть предположение, что готовое зелье побочных эффектов иметь не будет. Это, вероятно, как раз и служит показателем его готовности. Вот зачем профессору понадобилось решать алхимические уравнения. Девушка перевернула очередную страницу и уставилась на сложенный в несколько раз тонкий листок пергамента, исписанный неразборчивым почерком. Гермиона нахмурилась. «Вообще-то похоже на почерк Дамблдора», - рассеянно подумала она. Гарри с первого курса и до сих пор хранил сопроводительную записку директора, которую тот вложил в сверток с мантией-невидимкой. Гермиона несколько раз видела ее, в последний раз совсем недавно, когда перед отъездом из Хогвартса Гарри в ужасе носился по спальне мальчиков и сваливал все свои вещи в кучу. Это называлось «собирать сундук». Девушка осторожно провела рукой по сложенному листку. Ее внимание привлекла одна фраза, но Гермиона поспешно отвела взгляд: она никогда бы не позволила себе читать чужие письма. Но случайно увиденное не давало ей покоя. Там было что-то о зелье, над восстановлением рецепта которого работает профессор. Это ведь не считается письмом, правда? Снейп не стал бы хранить личные письма в лабораторном журнале. Или стал бы? Гермиона очень в этом сомневалась, поэтому, поколебавшись и мысленно попросив прощения у профессора, развернула злополучный пергамент. Через несколько мгновений она в ужасе прижала ладонь ко рту и, с отчаяньем зажмурившись, несколько раз тряхнула головой в попытке упорядочить бешено скачущие мысли. Оказывается, это зелье не блокирует магию, как она подумала сначала! Руки Гермионы опустились и безвольно свесились с подлокотников кресла. Девушка не помнила, сколько времени она просидела с лабораторным журналом на коленях, уставившись широко раскрытыми глазами в одну точку. Пришла в себя она только после того, как ближайшая к ней свеча, догорев, погасла. Гермиона вздрогнула и испуганно огляделась по сторонам. Не хватало еще, чтобы Снейп вернулся и застал ее здесь! Она непослушными руками свернула послание Дамблдора, аккуратно вложила его между страниц лабораторного журнала в том месте, где оно до этого и лежало, взмахом палочки заменила почти полностью сгоревшие свечи на новые и вышла в коридор. Платиновая змейка как-то неуверенно зашипела, словно говоря «до свидания», и приняла вид добропорядочного кольца, позволяя Гермионе запереть дверь лаборатории. Замок негромко щелкнул, и девушка побрела к лестнице, ведущей на первый этаж дома. Она больше не могла оставаться в подвале: ей казалось, что толстые каменные стены давят на плечи. Лишь в гостиной она поняла, что ей стало немного легче, воздух снова исправно поступал в легкие, и она перестала задыхаться. Гермиона свернулась в своем любимом кресле, стоящем у камина и сжала ледяными пальцами пульсирующие болью виски. Ее мысли без конца возвращались к тому, что было написано в послании Дамблдора. Это… Это же просто ужасно! Если кто-нибудь из Пожирателей узнает о существовании такого зелья, то… Не будет никакой войны. Гермиона поежилась. Никто не будет убивать маглорожденных ведьм и волшебников, никто не станет преследовать полукровок, да и недовольных чистокровных волшебников тоже не будет. Страх за себя и своих близких – великая сила, способная заставить замолчать даже самых ярых сторонников борьбы за равноправие чистокровных и магглорожденных колдунов. А то, к каким последствием приводит попадание в организм этого зелья… Это способно разбудить в душах волшебников не страх даже, а самый настоящий неконтролируемый животный ужас. Никто не посмеет пойти против воли Темного Лорда, если он завладеет этим рецептом. Достаточно нескольких капель проклятого зелья и… Гермиона почувствовала, как по подбородку потекла теплая, чуть солоноватая на вкус тягучая капля, и поняла, что прокусила губу до крови. Она, даже не вспомнив про заживляющее мелкие ранки заклинание, машинально провела ладонью по лицу, вытирая кровь. Часы пробили половину первого ночи, и девушка всерьез забеспокоилась: Мастер зелий до сих пор не вернулся. Ей даже не пришло в голову пойти и лечь спать, она продолжала сидеть в кресле у камина, глядя на колеблющиеся языки пламени. Еще через полчаса она поняла, что не в состоянии больше сидеть на месте, и пошла в библиотеку, надеясь, что интересная книга поможет ей отвлечься, но этого не произошло. А еще через какое-то время Гермиона обнаружила, что сидит на неудобном стуле в холле и, не моргая, смотрит на входную дверь. Причем, умом она понимала, что Снейп, вероятнее всего, аппарирует или в гостиную, или сразу в свою комнату, но не могла заставить себя уйти отсюда и продолжала с надеждой смотреть на дверь, ожидая его возвращения.

Талина: * * * Громкий звук заставил Гермиону подпрыгнуть на стуле. Она вскочила и бросилась в комнату, на бегу пытаясь определить, откуда доносится шум. На пороге гостиной она на секунду замерла, глядя на опрокинутый журнальный столик, и лишь потом заметила скорчившуюся у камина темную фигуру. Маска Пожирателя и тяжелый черный плащ, небрежно отброшенные в сторону, валялись рядом, а сам Снейп, шипя от боли, сосредоточенно стягивал с себя сюртук. Через мгновение он остался в одной рубашке и обессиленно привалился спиной к креслу. Гермиона сделала несколько неуверенных шагов по направлению к тяжело дышащему мужчине. Он сидел на полу, закрывая ладонью искаженное болезненной гримасой лицо, на рукав его когда-то белой рубашки капала кровь, пропитывая ткань и растекаясь огромным ярко-красным пятном. С запоздалым сожалением Снейп подумал, что не стоило поворачиваться к Беллатрикс спиной. - Сссука, - прошипел он сквозь зубы. - П-профессор?.. Снейп вздрогнул и, отняв от лица руку, посмотрел на переминающуюся с ноги на ногу Гермиону. Он тяжело вздохнул: опять эти перепуганные глазищи. И что его дернуло тут рассесться? Надо было попытаться дойти до лаборатории, а не торчать тут, изображая смертельно раненого и пугая своим диким видом и без того испуганную девчонку. - Это я не вам, - он с досадой поморщился. – И вообще, мисс Грейнджер, почему вы не спите? – как он ни старался, но голос прозвучал, скорее, устало, чем рассерженно. - Я вас ждала… Ну и что вы прикажете с ней делать? Его она ждала, видите ли! - Дождались. Так что теперь с чувством выполненного долга можете идти спать, - Снейп хмуро посмотрел на бледное личико. Бледное-то оно бледное, но вон как упрямо сжаты губы и задран подбородок. Мерлин, да она упрямая, как гиппогриф! И судя по гневному блеску в карих глазах, такая же гордая. Фу-у… Ну и сравнения у него. Бред что ли начинается? Снейп облизал пересохшие губы. - Вы не уйдете? – он покосился на не сдвинувшуюся с места гриффиндорку. Она помотала головой и сделала еще несколько осторожных шажков в его сторону. - Раз уж вы все равно не оставите меня в покое, пусть хоть от вас будет какая-то польза. Принесите из лаборатории кровоостанавливающее и ранозаживляющее зелья, - Снейп зажимал ладонью резаную рану на плече. - А не проще ли использовать заклинание? - После Sectumsempra? – хмыкнул он. - Ясно. Гермиона исчезла за дверью. Умная девочка. Снейп вздохнул, задумчиво посмотрел на сочащуюся сквозь пальцы кровь и, выругавшись, принялся стягивать вконец испорченную рубашку. Вообще-то, конечно, зрелище будет не из приятных, но она сама не пожелала идти спать. Так что пусть теперь посмотрит. Может быть, хоть это заставит ее убраться восвояси. Гермиона вернулась с двумя маленькими флакончиками и большой прозрачной бутылью. Снейп заметил, как она мгновение помедлила на пороге, испуганно стрельнув глазами в его сторону, но все же не сказала ни слова. Ни один мускул не дрогнул на ее лице. Мастер зелий хмыкнул про себя, флегматично стирая скомканной рубашкой кровь с плеча. Он ждал, когда наконец уйдет эта не в меру любопытная и, надо признать, умная девочка. Как, она еще здесь? Снейп хмуро смотрел, как она усаживается на полу рядом с ним и чуть в стороне расставляет принесенные из лаборатории сосуды с зельями. Он забыл ей сказать, чтобы она принесла дистиллированную воду, чтобы смыть кровь, но девчонка, похоже, сама додумалась. Ну и чего она тут расселась? - Позвольте?.. – Гермиона потянула из его рук окровавленную рубашку. – Думаю, вы больше не будете ее носить? - И как вы догадались? – ехидно поинтересовался он. Девушка пропустила его реплику мимо ушей и сосредоточенно принялась рвать рубашку на длинные полосы. Откупорила бутыль с водой и, осторожно смочив тонкую ткань, робко прикоснулась к ладони, зажимающей рану. - Пожалуйста, - тихо попросила она, и Снейп убрал руку, позволяя Гермионе смыть размазанную по коже и кое-где уже засохшую кровь. Она бросила быстрый взгляд на уродливый рубец старого шрама, спускавшегося от плеча к лопатке, и Мастер зелий попытался вырвать из рук Гермионы кусок смоченной водой ткани. - Насмотрелись? – прошипел он. - Не надо, - попросила девушка. Ее голос дрожал. - Убирайтесь, - Снейп попробовал встать, но пошатнулся, и Гермиона, подхватив его под руку, помогла добраться до кресла. - Не прогоняйте меня, ладно? - Я не нуждаюсь в вашей жалости, - выплюнул он. - Я знаю, - серьезно кивнула Гермиона. – Но в помощи вы нуждаетесь. По крайней мере, сейчас, - она посмотрела ему в лицо и ободряюще улыбнулась. Почти незаметно, самыми уголками губ. Снейп стиснул зубы, но промолчал. «Что ж, маленькая, но победа», - решила Гермиона. Она отложила в сторону мокрый окровавленный лоскут и, взяв следующую длинную полоску, пропитала эту импровизированную салфетку кровоостанавливающим зельем. Кровь, сочившаяся из раны, послушно свернулась, и девушка еще раз обтерла раненое плечо профессора смоченной водой чистой тканью. Боль, вероятно, немного притупилась, и Снейп потянулся к флакону с ранозаживляющим зельем. Глубокий разрез, конечно, затянется в течение нескольких часов, но шрам все равно останется на всю оставшуюся жизнь. Гермиона, похоже, подумала о том же. Секунду она колебалась, потом шепнула: «Подождите», - подхватилась с места и исчезла. Дробный перестук ее каблуков подсказал Снейпу, что она поднимается по лестнице. Интересно, зачем ей понадобилось идти на второй этаж? Через несколько минут она вернулась и, вдруг мучительно покраснев, вытащила из кармана какую-то прозрачную баночку со светло-зеленым гелем. - Вот, - почти прошептала она, переводя сбившееся от быстрого бега дыхание. - Что это, мисс Грейнджер? – Снейп недоуменно посмотрел сначала на баночку, потом на смущенную девушку, потом снова на баночку, и наконец выжидательно уставился на еще больше покрасневшую Гермиону. - Это… Ну… Это что-то типа косметического средства, - она поежилась под его уничижительным взглядом, но мужественно продолжила: - Я часто его использовала, оно очень хорошо помогает. Ну, вы же знаете, Гарри и Рон, они всегда что-то придумывали, и я, мы… В общем, после встречи с Дракучей ивой у меня не осталось ни одного шрама, - Гермиона потянула рукав маггловской кофты вверх: - Вот, видите? - Только не вздумайте раздеваться! – испугался Снейп, с трудом отводя взгляд от окончательно смутившейся девушки. Мерлин, ну неужели же она не понимает, что это ее косметическое средство не поможет: после Sectumsempra всегда остаются шрамы. Он не слышал о каких-либо исключениях из этого правила. Снейп не знал, плакать ему или смяться, глядя на отчаянное выражение, застывшее на ее смущенной мордашке. В конце концов, он просто закрыл глаза и кивнул. Почти тотчас мужчина ощутил осторожные прикосновения маленьких пальчиков Гермионы, втирающих прохладный гель в поврежденную кожу. Да пусть она хоть с ног до головы обмажет его этой дрянью, если это способно сделать ее счастливой. Внезапно Снейп почувствовал жар, обжигающей волной окативший его тело с ног до головы, и мгновенно покрылся испариной. Дыхание сбилось, пульс участился, и он, конвульсивно дернувшись в кресле, широко раскрыл глаза. Теплые ладони мягко легли ему на плечи, удерживая на месте. Мастер зелий нахмурился: какая-то незнакомая женщина с короткими светлыми волосами склонилась над ним и что-то тихо говорила, продолжая держать его за плечи. Он оттолкнул ее руки и попытался сфокусировать взгляд и разглядеть наконец черты лица женщины, чем-то похожей на мисс Грейнджер. Впрочем, он не мог с уверенностью сказать, насколько они похожи, но кроме нее в доме никого не должно быть. Странно. - Мисс Грейнджер, это вы? – предположил Снейп. - Да, профессор. А что? – настороженно откликнулась девушка. – И почему вы на меня так странно смотрите? Ее лицо все еще расплывалось у него перед глазами, но голос, определенно, принадлежал Гермионе. - Когда вы успели поменять прическу? - Эээ… - Гермиона озадаченно скосила глаза на выбившиеся из пучка каштановые локоны и осторожно поинтересовалась: - С вами все в порядке, сэр? - Тинли, забери отсюда свою кошку, я же сказал, чтобы ты не позволял ей разгуливать по дому! – Снейп недовольно поморщился и раздраженно уставился куда-то в угол. Гермиона быстро обернулась. - Профессор, там никого нет, - через мгновение тихо сказала она. - У меня что, по-вашему, галлюцинации? – голос Мастера зелий прозвучал так хрипло, словно что-то сдавило его горло. Девушка растерянно пожала плечами и внимательно посмотрела ему в лицо. Снейп помотал головой: кажется, ему и впрямь начала мерещиться всякая чепуха: волосы мисс Грейнджер выглядели как же, как и всегда, только вот глаза были раза в два больше, чем обычно. Впрочем, это, вероятно, от удивления. И тут его словно ударили, даже дыхание перехватило от осознания того, что с ним происходит: Поппи ведь говорила ему, что он отравлен ядом, для нейтрализации действия которого, возможно, потребуется повторное введение антидота. Как там она сказала? Внутримышечно. Комната раскачивалась перед глазами, и Снейп понял, что до лаборатории он дойти не сможет. - Мисс Грейнджер, - он прерывисто вздохнул и схватил охнувшую от неожиданности Гермиону за руку, заставляя ее склонится почти к самому его лицу, - слушайте и запоминайте: меня отравили, антидот есть в лаборатории. Маленький шкафчик возле дальней стены. На третьей полке справа зеленый флакон. В нижнем ящике найдете шприц. Нужно ввести три кубика антидота внутримышечно. Сможете это сделать? Она кивнула: - Разумеется. Я часто помогала мадам Помфри в Больничном крыле. - Замечательно. Она бесшумно выскользнула в коридор. Снейп закрыл уставшие от буйства красок заслезившиеся глаза: ему казалось, что в воздухе, перед самым его лицом, вихрем кружились в фантасмагорическом калейдоскопе разноцветные пятна, словно какой-то безумный художник выплеснул в воздух радугу и заставил ее непостижимым образом хаотично перемещаться в пространстве и то и дело менять очертания и размеры, то сжимаясь до крохотной точки, то разрастаясь до немыслимых величин. Мастер зелий попытался точно вспомнить то, что говорила ему Поппи Помфри. «У тебя могут начаться бред, галлюцинации, приступы немотивированной агрессии» - кажется, так. Мерлиновы штаны, только этого ему не хватало для полного счастья! Еще неизвестно, что он способен натворить в таком состоянии… Если бы еще мисс Грейнджер не было рядом! Все этот Альбус со своими «гениальными» идеями. «Твой дом самое безопасное место для девочки, Северус». Хотелось бы верить в это. Ой, как хотелось. Но еще больше хотелось, чтобы мисс Грейнджер оказалась от него как можно дальше в тот момент, когда он окончательно перестанет воспринимать окружающую действительность. Кто знает, что еще ему может примерещиться. Гермиона возникла на пороге и, бросив встревоженный взгляд на бледное лицо Снейпа, бесшумно приблизилась. Взмахом палочки поставила на место опрокинутый журнальный столик (давно было пора сделать это!) и, поставив на него флакон с антидотом, быстро набрала в шприц нужное количество зелья. - Что я должна сделать? – голос напряжен, брови сосредоточенно нахмурены. - Просто укол. Гермиона заколебалась: магглы использовали спирт для дезинфекции кожи перед инъекцией, но, в конце концов, она отбросила сомнения и использовала очищающее заклинание, надеясь, что поступает правильно. Снейп почувствовал, как тонкая игла проколола кожу на правом плече, и закрыл глаза. - Благодарю вас, мисс Грейнджер. - Теперь все? – с надеждой спросила она. – С вами все будет в порядке? - Теперь, пожалуйста, наложите на меня Petrificus Totalus и отправляйтесь спать, - он проигнорировал ее вопрос. - Вам давно пора быть в постели. - Petrificus Totalus? Зачем? – она удивленно посмотрела не Мастера зелий, прижимая к месту укола кусочек бинта, предусмотрительно захваченного с собой. Снейп тяжело вздохнул: проще ответить, чем терпеть ее бесконечные «почему» да «зачем». - Затем, что я могу быть опасен, и не только для вас, но и для себя тоже: действие яда будет нейтрализовано только через несколько часов, а до этого времени у меня могут быть приступы агрессии, галлюцинации и Мерлин знает, что еще. Потому что Темный Лорд - никому не доверяющий параноик и заставляет меня пить все зелья, что я для него варю. И я не знаю, как оно будет сочетаться с тем ядом, которым меня отравили несколько дней назад. - А как же Темный Лорд узнал, что вы сварили именно то, что ему нужно? – озадаченно спросила Гермиона, заправляя за ухо непослушную каштановую прядь. - На человека с нормальной, неразделенной душой, зелье оказывает весьма характерное действие, - хмыкнул профессор, прикрывая глаза: голова кружилась немилосердно. - Какое? - громким испуганным шепотом спросила девушка, чувствуя, как ее сердце бешено заколотилось о ребра. Мастер зелий равнодушно пожал плечами: - Ерунда. Всего лишь судороги и носовое кровотечение. - И это вы называете ерундой?! – Гермиона со свистом вытолкнула застрявший в легких воздух. Снейп промолчал. Не дождавшись ответа, девушка бросила на него хмурый взгляд. - Значит так: я вас тут не брошу. Давайте поднимайтесь, я помогу вам дойти до ваших комнат. - Мисс Грейнджер, вы вообще понимаете, что вам говорят?! Или на каждый разумный довод у вас всегда в запасе десять возражений? – взорвался Снейп. – Я сам не знаю, что на меня может найти в следующую минуту. Если мне придет в голову вас убить, у вас нет ни одного шанса справиться со мной! Но она и не думала уходить. - Я доведу вас до ваших комнат, - упрямо повторила Гермиона, – и только потом уйду, а не наоборот. - Мерлин с вами, пойдемте, пока я еще хоть что-то соображаю. Снейп с трудом встал с кресла и, покачнувшись, вынужден был опереться на руку Гермионы. Однако как только Мастер зелий смог выпрямиться и восстановить равновесие, он тут же отпустил ее и медленно пошел впереди, время от времени держась за стену и мебель, если таковая находилась в пределах досягаемости. Гермиона следовала за ним по пятам, готовая, если понадобится, сразу же прийти на помощь. Она не могла оторвать взгляда от его иссеченной многочисленными шрамами спины, и в ее глазах закипали слезы, которые девушка всеми силами старалась сдержать. Если она разревется, Снейп точно прогонит ее, да еще и наговорит кучу обидных слов, в этом Гермиона нисколько не сомневалась. Профессор не простит, если она начнет его жалеть.

Талина: По лестнице пришлось подниматься, держась за перила и без конца останавливаясь для отдыха. До второго этажа они добирались почти час. Путь до комнат Снейпа занял еще двадцать минут, и, уже на пороге, он не выдержал и обессиленно опустился на пол, прислонившись спиной к холодной стене. - Дальше я сам, - пробормотал Мастер зелий, закрывая глаза и с трудом переводя дыхание. - Ну разумеется, - Гермиона скептически на него посмотрела и, не говоря ни слова, приложила к двери магический ключ - кольцо. – Профессор, - тихо позвала девушка, легонько прикасаясь к его руке. Снейп никак не отреагировал: он был без сознания. - Мерлин, - простонала Гермиона. – Я же не дотащу его до кровати! Бросить зельевара в коридоре даже не пришло ей в голову. Немного поколебавшись, девушка решила использовать заклинание. В конце концов, использовали же они Mobilicorpus в конце третьего курса, когда им с Гарри и Роном пришлось оглушить Снейпа в Визжащей хижине, чтобы дать Сириусу Блэку возможность сбежать от министерских палачей. На пороге спальни Мастера зелий Гермиона немного помедлила: ей казалось неприличным вторгаться на его личную территорию без разрешения, но потом она одернула себя и решила, что только уложит мужчину в постель (ну не валяться же ему на полу!) и сразу же уйдет. Она шагнула в комнату, взмахом палочки опустила все еще не пришедшего в себя Снейпа на край кровати и, с облегчением вздохнув, накрыла его тонким одеялом. Гермиона уже совсем, было, собралась уйти, но замешкалась и бросила на бледное лицо профессора встревоженный взгляд: может быть, позвать Тинли? Ага, как же, позовешь его: паршивец и не подумает явиться на ее зов. Гермиона с удивившей ее саму злостью подумала о том, что хорошенько наподдаст этому ушастому мерзавцу, как только он ей попадется: у этого эльфа была удивительная способность исчезать неизвестно куда именно тогда, когда он был больше всего нужен. Подавив тяжелый вздох, девушка повернулась к выходу, но в этот момент горячие сильные пальцы сомкнулись на ее запястье. От неожиданности и боли она пискнула и попыталась освободиться из цепкой хватки Мастера зелий. Но это было так же бесполезно, как пытаться разжать стальные тиски. Все-таки надо было наложить на него парализующее заклятие, с запоздалой досадой подумала Гермиона, пытаясь дотянуться до своей палочки свободной рукой. В конце концов, разве он сам не просил ее об этом? Но рука Гермионы застыла на полпути, потому что в этот момент Снейп широко раскрыл глаза и, глядя на девушку невидящим взглядом, потянул ее к себе и хрипло выдохнул: - Мама? Мамочка, не уходи! Пожалуйста… Колени Гермионы подогнулись, и она, не в силах больше сдерживаться, всхлипнула и опустилась рядом с ним на край кровати. Глаза Мастера зелий снова закрылись, и железная хватка на запястье Гермионы ослабела, хотя девушка видела, что профессор был в сознании. - Мама, - не открывая глаз, снова позвал он. Гермиона вздрогнула, увидев, как исказилось от боли лицо Снейпа и, освободив свою руку, легонько погладила его по щеке и, сглотнув застрявший в горле горький ком, тихо ответила: - Я здесь… Северус, - Гермиона взяла его за руку и осторожно сжала тонкие пальцы в своей ладони. Снейп с облегчением вздохнул и затих. На этот раз девушка была уверена в том, что он не потерял сознание, а просто заснул. Она, наверное, и сама не смогла бы ответить, почему так решила, но чувствовала, что не ошибается. Гермиона несколько минут смотрела на умиротворенное лицо зельевара, потом осторожно встала и отпустила его руку. Мгновенно сбившееся дыхание и покрывшийся испариной лоб Мастера зелий заставили ее обеспокоенно нахмуриться и снова опуститься рядом с ним на край кровати. Его дыхание постепенно выровнялось и вновь стало размеренным и глубоким. Он выглядел, как человек, чей кошмарный сон сменился каким-то более приятным видением, и Гермиона поняла, что ее присутствие каким-то образом успокаивает Мастера зелий. Еще несколько раз девушка пыталась уйти, но все повторялось снова: как только она отпускала его руку, мужчина начинал беспокойно метаться на подушках, и Гермиона наконец сдалась. Она поправила наполовину сползшее на пол одеяло и осторожно убрала с лица Мастера зелий спутавшиеся волосы. Кажется, она не сможет уйти… Гермиона зевнула. Ну, раз она не может отсюда уйти, то почему бы ей не попытаться отдохнуть прямо здесь? Она еще раз зевнула и осторожно положила голову на подушку, потом завозилась, устраиваясь поудобнее и вдруг обнаружила, что чувствует чье-то размеренное сердцебиение прямо под своей щекой. Ой, кажется, это уже не совсем подушка. Хотя какая, собственно, разница? В конце концов, профессор был совершенно прав: ей давно пора быть в постели. Правда, не в этой, но это уже детали. Она просто на минутку закроет глаза, и все, а потом встанет, левитирует из гостиной Мастера зелий кресло и переберется в него. Это была последняя мысль Гермионы перед тем, как она провалилась в сон. На ее губах блуждала умиротворенная улыбка. Впервые за эти суматошные сутки она была абсолютно спокойна.

Lasselante: Талина Отмечусь и здесь. Еще раз большое спасибо за такое интересное продолжение. Талина пишет: Но рука Гермионы застыла на полпути, потому что в этот момент Снейп широко раскрыл глаза и, глядя на девушку невидящим взглядом, потянул ее к себе и хрипло выдохнул: , а затем следует: Талина пишет: - Мама? Мамочка, не уходи! Пожалуйста… я не этого ожидала, признаюсь....И за это отдельная благодарность!!!! Вы потихоньку открываете тайные стороны личности Снейпа....И все выглядит очень изящно (нукромесамизнаетекакойглавы, сейчас вспоминаю, будто из другого рассказа). P.S. Гермиона ведь не проснется раньше Северуса? Уж очень хочется взглянуть на его реакцию...

Талина: Lasselante, Спасибо! Мне очень приятно, что глава вам понравилась.)) Lasselante пишет: Уж очень хочется взглянуть на его реакцию... Увидите. По полной программе!

leeRA: Талина, Как же я рада этой долгожданной главе! Спасибо огромное! Можешь и не сомневаться, продолжение фика нам все еще надо. Талина пишет: Lasselante пишет: цитата: Уж очень хочется взглянуть на его реакцию... Увидите. По полной программе! Как многообещающе!

Талина: leeRA, leeRA пишет: Как многообещающе! Угу. Он ей все выложит про проклятие чернокнижника.

Pixie: Талина Чудесно! Просто чудесно! Какой же у тебя замечательный снейджер получается! С каждой главой все замечательнее! Спасибо! Надеюсь, Снейп на Гермиону не очень ругаться будет :) Только вопрос - как можно внутримышечный укол пониже локтя делать? :) Это уже почти внутрикожный укол. Обычно колят в плечо, насколько я помню (мне так кололи). Но это мелочь. Не обращай внимания, это Пикси в свое время медицину переучила :)

Талина: Pixie, Спасибо. Эх, были у меня сомнения насчет этого укола! Исправлю "место вкалывания". Придется дальше терзать его истерзанное плечо.

Pixie: Талина Талина пишет: Придется дальше терзать его истерзанное плечо. Бедный Северус! Но зато все по науке

leeRA: Талина, Талина пишет: Он ей все выложит про проклятие чернокнижника. А Гермиона поделится своими "зеркальными" похождениями и их результатами?

Germ: Талиночка, глава просто клас! на последнем абзаце я почти влезла в монитор - гадкий экран помешал Предсталяю шок Северуса, когда он утром увидет рядышком Гермиону. Хорошо что он раскажет про свою семейную тайну.. но.., Талин, мы можем надеяться, что и Герми раскажет о своей встрече с Аличе? Надо же облегчить жизнь Снейпу... ему же Волдика с сумасшедшей Беллой хватает, да и "добренького" Дамба... Я что-то не понила про свойства зелья... О его свойствах будет написано в следующих главах?

Мышь Белая: Ох,какая же вы молодец!

Мышь Белая: Pixie пишет: Только вопрос - как можно внутримышечный укол пониже локтя делать? Внутримышечный укол надо делать в предлечье, бедро или ягодицу.( Я медик по основной профессии.)

Germ: Мышь Белая пишет: Внутримышечный укол надо делать в предлечье, бедро или ягодицу.( Я медик по основной профессии.) кхм... тогда можно повторить процедуру с третим вариантом ну или вторым? А, Талин? Всем понравится...

Талина: leeRA, leeRA пишет: А Гермиона поделится своими "зеркальными" похождениями и их результатами? Обязательно, но, скорее всего, в другой главе: нельзя же все тайны сразу раскрыть. Кроме того, я так давно не писала про Тинли! Germ, Germ пишет: Я что-то не понила про свойства зелья... О его свойствах будет написано в следующих главах? Так и было задумано. Разгадка будет позже. Мышь Белая, Спасибо. Теперь постарась запомнить, куда следует делать внутримышечные уколы. Germ, Germ пишет: тогда можно повторить процедуру с третим вариантом ну или вторым? А, Талин? Всем понравится... Всем. Кроме Северуса.

Germ: Талина пишет: Всем. Кроме Северуса. а его и не спрашивают

MMM: Талина пишет: Увидите. По полной программе! Жалко мне бедную девочку... Попробуй теперь объяснить профессору, что она пыталась уйти...Кто ж ей поверит?! Талина, спасибо за новую (да еще и такую большую!) главу! Она мне очень понравилась, что, в общем, неудивительно - я вообще люблю, когда профессор и Гермиона находятся в пределах одного помещения

Талина: MMM, Спасибо. MMM пишет: Жалко мне бедную девочку... А мне почему-то жалко бедного профессора. К чему бы это?..

MMM: Талина пишет: А мне почему-то жалко бедного профессора. К чему бы это?.. Безоговорочно верю интуиции автора, а посему жалко мне теперь обоих

Талина: MMM, MMM пишет: а посему жалко мне теперь обоих Ну я ж не зверь какой! (Задумалась: что-то мне кажется, что осталось еще главы три. Надо раскрыть все тайны, устроить последнее сражение с Темным Лордом, да и пора честь знать. Хотя с количеством глав я очень часто ошибаюсь.)

DashAngel: Три?? Маааало)) Ты так вкусно пишешь!

leeRA: Талина, Талина пишет: осталось еще главы три. Так мало?? Ну, надеюсь, главы будут ооочень большие! Талина пишет: Надо раскрыть все тайны, устроить последнее сражение с Темным Лордом, да и пора честь знать. Хм, а любофф где в твоем списке?

Germ: leeRA пишет: Хм, а любофф где в твоем списке? а это наверно в четвертой главе

Талина: DashAngel, DashAngel пишет: Три?? Маааало)) Знаешь, я действительно думаю, что осталось три главы, но могу и ошибиться: иногда решаешь какие-либо события описать и думаешь: "Это глава", - а на деле понимаешь, что в одну главу все это не помещается. leeRA, leeRA пишет: Хм, а любофф где в твоем списке? А любовь подразумевается как нечто само собой разумеющееся, потому и не упоминается. Они же уже испытывают симпатию друг к другу. Germ, Germ пишет: а это наверно в четвертой главе

DashAngel: Ладно, ладно, не бурчу Ты Мастер, от тебя всё зависит! Вдохновения тебе!

Germ: Талинка, ты хулиганка :)))

Талина: DashAngel, Спасибо! Germ, Конечно.

precissely: Прщу прощения, что прочитала так поздно, но реал затянул)) Глава получилась замечательная! Сердце стучало как сумасшедшее, когда я читала про Сева и Беллу. Вам хорошо удалось передать напряжение в этой главе, просто даже дух не успеваешь перевести, как одно событие сменяется другим. Нужно ввести три кубика антидота внутримышечно простите, но туту я ржала=))) так как почему-то про плечо я и не подумала, а сразу представила как Гермиона будет делать Снейпу укол в то самое место, а он же уже и так без рубашки=))) сорри)) Спасибо большое, глава просто отличная

Талина: precissely, Спасибо! precissely пишет: почему-то про плечо я и не подумала Ну вот! А я старалась, чтобы все было прилично!

Pixie: Талина Талина пишет: что-то мне кажется, что осталось еще главы три. Надо раскрыть все тайны, устроить последнее сражение с Темным Лордом, да и пора честь знать Мне тоже кажется, что три главы - маловато. Но тебе, конечно, виднее. Хотя по себе знаю, что загадывать количество глав бесполезно. Значит у Северуса с Гермионой начнут быстро развиваться отношения? Главное, чтобы не слишком быстро, а то у них пока только симпатия... Или я придираюсь? :) Вдохновения тебе! Мышь Белая Мышь Белая пишет: Внутримышечный укол надо делать в предлечье, бедро или ягодицу Хм... Меня вот в предплечье некуда колоть - одни кости :) Мне кололи в плечо (в смысле выше локтя).

Талина: Pixie, Pixie пишет: Мне тоже кажется, что три главы - маловато. Ты знаешь, мне уже тоже. Pixie пишет: Хотя по себе знаю, что загадывать количество глав бесполезно. Это точно...

Germ: Талина пишет: Pixie, Pixie пишет: цитата: Мне тоже кажется, что три главы - маловато. Ты знаешь, мне уже тоже. даже уже не знаю - радоваться иль нет

Pixie: Талина Талина пишет: Ты знаешь, мне уже тоже Я очень рада. Хорошего фика - чем больше, тем лучше (в разумных пределах, конечно ) Germ Germ пишет: уже не знаю - радоваться иль нет А чего огорчаться? Ведь еще столько всего произойдет *предвкушаю*

Germ: Pixie пишет: А чего огорчаться? Ведь еще столько всего произойдет *предвкушаю* так долже же ждать всего этого благо хоть главы большие. Спасибо автору

MMM: Germ пишет: благо хоть главы большие Да, главы и правда большие, даже совесть не позволяет просить продолжения поскорее

Талина: Germ, Pixie, MMM, MMM пишет: совесть не позволяет просить продолжения поскорее Спасибо за понимание.

Талина: Дорогие, любимые читатели! Всех поздравляю с наступившим Новым годом!!! А теперь, собственно, новая глава.

Талина: Глава 20 Снейп проснулся, как обычно, рано, но на это раз вставать не спешил: отчего-то было так хорошо и спокойно, что ему захотелось продлить это непривычное чувство защищенности и безмятежности. Мастер зелий прислушался к своим ощущениям: плечо не болело. Совсем. Это было странно, особенно если учесть, что он схлопотал Sectumsempra не далее, как несколько часов назад. И было еще что-то. Что-то необычное. Профессор открыл глаза, пытаясь определить, что именно было не так. - Мерлинова борода!!! – со свистом выдохнул он, широко раскрытыми глазами глядя на… Голова мисс Грейнджер покоилась на его подушке, а тонкая рука нежно обнимала Снейпа за шею. Как здесь оказалась эта несносная девчонка? Он несколько раз озадаченно моргнул, восстанавливая в памяти события минувшей ночи. О нет! Ну почему именно вчера этот гнусный яд снова дал о себе знать?! И почему неугомонная мисс Грейнджер как неприкаянная бродила по дому, а не спала в своей постели, как положено всем нормальным людям посреди ночи?! Снейп вздрогнул и резко дернулся в попытке отстраниться. Девушка недовольно нахмурилась во сне и, крепче прижимаясь к нему, невнятно пробормотала: - Северус… - ЧТО?! Как она его назвала? Он не мог поверить своим ушам. Это просто возмутительно, немыслимо… Нет, признался он себе, это просто страшно. Что он успел вчера натворить? - Что вы себе позволяете?! – Снейп наконец вывернулся из ее объятий и резко сел в постели. Гермиона вздрогнула, открыла глаза и с испуганным: «Ой!» - отпрянула, соскочив с кровати так быстро, как только могла. - Что вы здесь делаете? – вопрос был задан самым свирепым тоном, но отсутствие рубашки и растрепанные волосы сводили на нет весь эффект от грозного выражения лица. Черная бровь профессора вопросительно изогнулась, и девушка, почувствовав, что краснеет, прикусила губу. «Влипла», - констатировала Гермиона и, мысленно застонав, принялась неуверенно теребить манжеты помятой блузки. Ну почему она не принесла кресло из гостиной, как собиралась?! Как она теперь будет объясняться с разъяренным профессором, девушка не представляла. Она несколько секунд растерянно потопталась на месте, потом все же взяла себя в руки и под хмурым взглядом Снейпа опустилась на краешек стула с неудобной резной спинкой. - Как вы себя чувствуете? – робко спросила Гермиона, ерзая на жестком сиденье. Больше всего ей сейчас хотелось провалиться сквозь землю, но девушка, бросив быстрый взгляд на зельевара, заставила себя расправить плечи и гордо выпрямиться. Снейп наклонился вперед и, грубо схватив ее за руку, грозно прошипел: - Я вас спрашиваю: что. вы. здесь. делаете? Гермиона снова сникла и сразу стала похожа на несправедливо обиженного ребенка. - Вас вчера ранили… - тихо пробормотала она, рассматривая пушистый ковер у себя под ногами. - И что с того? – язвительно осведомился Снейп. - А я не могла заснуть и решила подождать вас… - Это я помню. Я вас спрашиваю, что вы делали в моей постели? – поцедил он сквозь зубы. - Спала, - Гермиона потерянно посмотрела на зельевара и робко добавила: - Извините. Он на мгновение прикрыл глаза и мысленно досчитал до десяти: ему надо успокоиться, иначе мисс Грейнджер рискует узнать много нового и интересного об умственных способностях гриффиндорцев вообще и о своих в частности. - И как вы тут оказались? – нарочито спокойным тоном поинтересовался Снейп. Девушка покраснела еще сильнее и обиженно засопела: - Я собиралась помочь вам дойти до вашей комнаты, а потом хотела вернуться к себе… - И что же вам помешало? – не удержался Мастер зелий. - … но вы потеряли сознание прямо на пороге, - продолжила Гермиона, не реагируя на его язвительный тон. - Не могла же я бросить вас на полу посреди коридора, - она пожала плечами и, насупившись, сердито уставилась куда-то в угол. - Хорошо, мисс Грейнджер, вы помогли мне добраться до комнаты и даже уложили спать. Но почему вы не ушли, как собирались?! – Снейп заметил, что все еще удерживает девушку за руку и, нахмурившись, разжал пальцы, освобождая от захвата тонкое запястье. - Потому что вы меня не отпустили, - Гермиона потерла руку, восстанавливая кровообращение, исподлобья посмотрела на зельевара и заморгала, сдерживая слезы. Снейп заметно побледнел. - Мисс Грейнджер, я не пытался… С вами все в порядке? - Да ничего вы не пытались, - она раздраженно дернула головой. – Вы просто держали меня за руку, вот и все. Правда, не так сильно, как сейчас, - в уголках ее губ промелькнула тень робкой улыбки. – Но уйти я все равно не могла: стоило мне только отпустить вашу руку, как вы начинали метаться на подушках, будто вам снились кошмары. Я не смогла вас оставить. - Опять это ваше неуемное гриффиндорское благородство, - фыркнул Снейп. – Мне не нужна ваша жалость. Слезы все-таки потекли по ее щекам, но Гермиона сердито смахнула их и зло бросила: - Почему вам везде мерещится жалость, даже там, где ее нет? Вам никогда не приходило в голову… - она на мгновение замолчала, а потом вдруг решилась: - Вы мне нравитесь, - и, зажмурившись, шепотом добавила: - Очень. Секунду стояла оглушающая тишина. - Выбросьте из головы эти глупости, - резко сказал Снейп и устало опустил голову, уткнувшись лбом в подтянутые к животу колени. – Чтобы я больше никогда этого не слышал, глупая девчонка! Гермиона еще мгновение смотрела на его ссутулившуюся фигуру, потом встала и, не глядя на него, тихо сказала: - Мне казалось, что я тоже нравлюсь вам. - Вам не казалось, - едва слышно пробормотал он, и отбросив в сторону одеяло, наконец встал с постели, мысленно проклиная себя за несдержанность. - Ну так в чем же дело? Почему вы меня все время отталкиваете? – Гермиона вскинула голову и недоуменно уставилась на него широко раскрытыми медово-карими глазами. Снейп уже набросил на плечи найденную в комоде чистую рубашку и ничего не выражающим тоном ответил: - Я уже говорил вам, что вы, скорее всего, являетесь моей кровной родственницей, потому что на вас не действует защитная магия этого дома, да и мое кольцо слушается вас, - он пожал плечами и принялся методично застегивать пуговицы. – Если бы над вами был проведен обряд на крови одним из представителей нашего рода… В этом случае эффект был бы точно таким же, даже если вы совершенно чужой Снейпам человек. Загвоздка в том, мисс Грейнджер, что я – единственный оставшийся в живых потомок некогда процветавшего рода, и я не проводил никаких обрядов. - Вы говорите таким тоном, как будто это решает все, - вспыхнула Гермиона, продолжая хмуриться. - Вы абсолютно правы, мисс Грейнджер, это действительно все решает. - Но я не понимаю почему, - она упрямо посмотрела ему в лицо. - Вы ведь так просто не отвяжитесь? - на всякий случай уточнил Мастер зелий, заранее зная ответ. - Ни за что, - подтвердила его опасения Гермиона. – Я хочу знать, почему вы меня отталкиваете, хотя сами сказали… - Вы слишком много болтаете, мисс, - прошипел Снейп и, схватив ее за руку, потащил за собой к дверям. – Мне придется удовлетворить ваше любопытство, но потом вы от меня отстанете. «Это мы еще посмотрим», - мысленно огрызнулась Гермиона, но вслух благоразумно этого не сказала, хотя позволила себе саркастично бросить: - Ну и что с того, если даже пятиюродный племянник вашего троюродного прапрадедушки был двоюродным дядей моей прапрабабушки?! - Сейчас узнаете, - рявкнул Снейп, останавливаясь посреди коридора. – Идите сюда, - он подтолкнул Гермиону к портрету женщины со стянутыми в тугую прическу темными волосами. Единственным ярким пятном на бледном лице являлись большие карие глаза. – Знакомьтесь, дамы, - хмыкнул Мастер зелий. – Эмили Снейп, - кивок на портрет, - родоначальница нашего милого семейного проклятия.

Талина: Женщина на картине побледнела еще больше, хотя казалось, что это вряд ли возможно. Не обращая на это ни малейшего внимания, Снейп продолжил: - Эмили, это мисс Грейнджер. На нее не действуют фамильные защитные чары, наложенные на дом. Понимаешь, что это может значить? Эмили настороженно кивнула и испуганно воззрилась на Гермиону. Та, в отличие от Эмили, не понимала решительно ничего. - А еще мисс Грейнджер, вместо того, чтобы, как и положено, влюбиться в какого-нибудь глупого гриффиндорца, вбила себе в голову, что ей нравится ни кто иной, как Северус Снейп. Гермиона, задохнувшись от унижения, почувствовала, как глаза снова предательски защипало, и закусила губу: она больше не позволит себе заплакать перед этим бесчувственным человеком. Да как он смеет выставлять ее чувства на всеобщее обозрение! Он же не может над ней смеяться? Девушка попробовала вырваться, но Снейп только сильнее сжал ее руку, заставляя остаться на месте. Ладошка Эмили взметнулась вверх, прикрывая рот, глаза округлились и налились слезами. Она скорбно посмотрела на гриффиндорку и беззвучно всхлипнула. - Ну и при чем тут ваша пра…эээ.. родственница? – Гермиона хмуро посмотрела на плачущую женщину и перевела мрачный взгляд на Снейпа. - Очень даже при чем. Если бы Эмили могла говорить, она бы рассказала вам свою историю, но поскольку в те времена, когда этот портрет была написан, способ делать изображение не только слышащим, но и говорящим, еще не был изобретен, это придется сделать мне. Мастер зелий посмотрел на Эмили, закрывшую ладонями лицо, и на ее вздрагивающие плечи, тяжело вздохнул и потянул Гермиону в сторону: - Давайте немного отойдем. Не хочу, чтобы Эмили нас слышала: она и так теперь будет плакать до вечера. Она несколько не в себе. Портрет был написан незадолго до ее смерти, так что полагаю, в это время ее рассудок уже помутился. Глядя на этот портрет, мисс Грейнджер, трудно поверить в то, что Эмили в свое время была одной из самых красивых девушек колдовской Британии, но, тем не менее, это так. Должен заметить, что красота не принесла ей ничего, кроме горя. Да и не только ей. Многие наши родственники спустя поколения… Впрочем, не будем забегать вперед. В те времена неподалеку от дома нашей семьи на протяжении многих лет стоял старый полуразрушенный замок. Когда-то там жили могущественные темные маги, но так случилось, что род их угас. Такое иногда случается с теми, кто слишком далеко заходит во тьму. Слишком далеко, чтобы вернуться, - Снейп ненадолго замолчал, прежде чем продолжить. – И вот как-то, когда соседи уже всерьез подумывали о том, чтобы прибрать к рукам этот замок, появился немолодой волшебник, назвавшийся Эдвином Кеннистоном. Одет он был скромно, но держал себя с подобающим аристократам достоинством. Кроме того, у него были все необходимые бумаги, подтверждающие права на замок Мэддор. Соседям ничего не оставалось, кроме как с досадой скрипеть зубами, а новый владелец, не обращая на них ни малейшего внимания, обустраивал много лет пустовавшее жилище сообразно своим вкусам и потребностям. Через полтора года (рекордно короткий по тем временам срок) замок был полностью восстановлен. Эдвин Кеннистон зажил себе тихо, в гости к соседям не ездил, к себе никого не звал, но и хлопот никому не доставлял, и постепенно о нелюдимом чужаке начали забывать. Минуло еще несколько лет, и в тот год, когда Эмили исполнилось шестнадцать, на пороге дома Брайана Снейпа появился мрачного вида волшебник. Брайан даже не сразу узнал в нем своего соседа, узнав же, удивился преизрядно: Эдвин Кеннистон не зря прослыл отшельником: за те годы, что он прожил в этой местности, за пределами замка его видели всего несколько раз, к нему же изредка приезжал только фермер из расположенной неподалеку волшебной деревни. И лишь стаи воронов день и ночь кружили над многочисленными башнями угрюмого замка. Под мрачным взглядом черных глаз соседа Брайан почувствовал себя неуютно, но, как и требовали законы гостеприимства, принял у себя неожиданного визитера. За обедом гость не сводил глаз с юной Эмили, а вечером, прощаясь с хозяином, гость заявил Брайану, что намерен жениться на его дочери. Брайан Снейп не был трусом, но он так же не был и дураком: ссориться с опасным соседом он не желал. Но еще больше он не желал к чему-либо принуждать свою единственную горячо любимую дочь, так сильно напоминавшую ему умершую много лет назад жену. Он осторожно намекнул Эдвину Кеннистону, что Эмили, хоть еще и не помолвлена, но влюблена в своего кузена. Темный маг заверил Брайана, что сможет уговорить Эмили, он сделает ей такое предложение, от которого не сможет отказаться ни одна женщина. Брайан, скрепя сердце, был вынужден дать согласие, однако честно предупредил соседа, что последнее слово останется за Эмили: он не станет приказывать дочери выйти замуж за нелюбимого человека. Эдвин Кеннистон ничего не ответил, лишь усмехнулся и скрылся во тьме раннего осеннего вечера. Через неделю он снова появился в доме Снейпов, и Брайану ничего не оставалось, кроме как выполнить свое обещание: он проводил соседа в гостиную и велел домовому эльфу позвать Эмили. Когда девушка спустилась к ним из своей комнаты, Эдвин попросил Брайана оставить их на несколько минут наедине. Старик бросил опасливый взгляд на дочь, но та лишь едва заметно кивнула и устремила вопросительный взгляд на гостя. Брайан Снейп нервно метался перед закрытыми дверями гостиной и последними словами ругал себя за то, что не выпроводил этого человека вон еще неделю назад, когда тот впервые постучал в двери его дома. Размышления волшебника прервал громкий звук, словно что-то с силой было брошено на пол, а гневный вскрик Эмили заставил отцовское сердце пропустить несколько ударов. В ту же секунду Брайан распахнул дверь и застыл на пороге, изумленно глядя на представшую перед его глазами картину: кроткая Эмили, бледная как полотно, стояла напротив Эдвина Кеннистона, сжимая в дрожащей руке волшебную палочку. Пол у ее ног был усеян россыпью драгоценных камней. Тут же валялся украшенный богатой резьбой деревянный ларец с отскочившей далеко в сторону крышкой. - Хорошенько подумай над тем, что я тебе сказал. Сроку тебе до завтрашнего вечера. За ответом я пришлю своего ворона, - прошипел в лицо дрожащей девушки чернокнижник и, оттолкнув с дороги оцепеневшего хозяина дома, вылетел прочь, пнув по пути услужливого домового эльфа и громко хлопнув входной дверью. - Эмили…- Брайан изумленным взглядом проводил разъяренного гостя. - Он хотел меня купить, - она брезгливо перешагнула через рассыпанные по полу драгоценности и, всхлипнув, крепко обняла ошарашенного отца. Следующим вечером, как и было обещано, в окно ее спальни постучал огромный ворон, прилетевший за ответом. К хозяину птица возвратилась с прикрепленным к лапе увесистым кошелем, куда были собраны драгоценные камни, принесенные Эдвином Кеннистоном днем раньше. Ночью разразилась страшная гроза. Казалось, какой-то сумасшедший бог во что бы то ни стало решил расколоть небеса на мириады осколков и обрушить их на землю смертоносным градом. Над замком Мэддор клубились угольно-черные тучи. Изредка тьму прорезали белые всполохи молний. От оглушительных ударов грома в близлежащих домах волшебников содрогалась мебель и дрожали стекла. За несколько минут до полуночи окно в гостиной Снейпов вдребезги разлетелось, засыпав пол хрустким стеклянным крошевом. Эмили и Брайан, коротавшие беспокойную ночь за игрой в шахматы, выхватили из рукавов волшебные палочки, направив их на возникший в оконном проеме призрачный силуэт. Лицо «туманного» гостя постоянно менялось, но все же в нем можно было, приглядевшись, узнать Эдвина Кеннистона. Он протянул непомерно удлинившуюся левую руку к Эмили и, тихим голосом пропев какое-то заклинание на неизвестном языке, бросил в живот девушки сгусток тьмы. Эмили закричала и потеряла сознание. Обезумевший от ужаса Брайан нацелил палочку на призрачную фигуру: - Avada Kedavra! Зеленый луч прошел сквозь призрачный силуэт, не причинив чернокнижнику никакого вреда. - Глупец, - рассмеялся Эдвин Кеннистон в лицо Брайану. – Смерть не страшна тому, кто уже умер. - Что ты сделал с моей дочерью? – пытаясь перекричать грохот грома и завывания ураганного ветра, прокричал старый волшебник, склонившийся над распростертой на полу девушкой. - Не беспокойся, старик, она будет жить. Но ты еще не раз услышишь ее мольбы о смерти и убедишься, что я сказал правду: она будет жить, ибо смерть станет обходить ее стороной. Она даже сможет выйти замуж за своего кузена, но знай, старик, на твоей дочери твой род прервется. Призрачная фигура, подхваченная яростным порывом ветра, растаяла во мгле. Из ступора Брайана вывел стон пришедшей в сознание Эмили. Волшебник рассеянно взмахнул палочкой и валявшиеся на ковре осколки медленно поднялись над полом, устремившись к своему месту. Через секунду в раме сияло совершенно невредимое стекло, а Брайан помог Эмили подняться. Через полчаса в дом Снейпов аппарировал самый искусный знахарь того времени и обследовал девушку. Единственное, чем он смог ей помочь – это напоить зельем сна без сновидений. Испуганному отцу знахарь сообщил лишь, что не может определить наложенное на девушку проклятье, но, на всякий случай, провел над ней три разных обряда очищения, что гарантированно снимает с Эмили все известные ему обратимые проклятья. Следов необратимых проклятий он не обнаружил. Ранним утром, едва лишь занялся рассвет, Брайан Снейп связался по каминной сети с тремя своими братьями, и, рассказав о случившемся, попросил их помочь ему расквитаться с зарвавшимся чернокнижником. Однако жаждущих мести родственников ждало разочарование: замок Мэддор казался покинутым много лет назад: огромные нетопленые залы были завалены кучами мусора и кусками кое-где обвалившихся деревянных перекрытий. Волшебники обследовали все закоулки старого замка и обнаружили лишь две небольшие комнатки на самом верху одной из башен, имевшие вполне обжитой вид. Одна комната представляла собой нечто среднее между кабинетом и лабораторией, а вторая, судя по всему, служила хозяину спальней и одновременно столовой. И никаких следов Эдвина Кеннистона. Снейпам ничего не оставалось, кроме как несолоно хлебавши покинуть опустевший замок. Ближе к полудню Эмили проснулась совершенно здоровой, и Брайан облегченно вздохнул. А еще через несколько недель, когда Эмили полностью оправилась от шока, он заговорил о свадьбе с кузеном Адамусом. Перед свадьбой Брайан рассказал племяннику о странном проклятье чернокнижника, но молодой человек легкомысленно отмахнулся, заявив, что всецело доверяет авторитетному мнению знахаря Айреннса: раз он говорит, что на Эмили не осталось ни одного известного медицине проклятья, значит, так оно и есть, - Снейп отбросил с лица упавшую на глаза прядь волос и перевел дыхание, чем тут же воспользовалась Гермиона. - И все же я не совсем понимаю, - начала девушка, но зельевар, раздраженно поморщившись, жестом велел ей замолчать. - Через год после свадьбы Эмили родила мертвого ребенка. Тогда-то Брайан и вспомнил о словах, сказанных Эдвином Кеннистоном той ночью, когда он проклял его дочь: «Она даже сможет выйти замуж за своего кузена, но знай, старик, на твоей дочери твой род прервется». Он пытался убедить себя в том, что это всего лишь совпадение: в те времена дети довольно часто умирали не только в маггловских семьях, но и в семьях волшебников, но когда Эмили в четвертый раз произвела на свет ребенка, очень слабую девочку, умершую через час после рождения, Брайан Снейп понял, в чем заключалась суть проклятья: Эмили отказалась выйти за Кеннистона, потому что любила своего кузена, значит, скорее всего, все родственные браки в их роду будут бесплодными, что и приведет, в конечном счете, к тому, что род будет прерван. Брайан обратился в совет высших магов с просьбой разрешить развод Эмили и Адамусу Снейпам: он надеялся, что, если его дочь во второй раз выйдет замуж не за родственника, то сможет наконец стать матерью. Однако до развода дело не дошло: Адамус, в очередной раз напившись до невменяемого состояния, снова стал обвинять жену во всех смертных грехах, и… - С ума сойти, - прошептала Гермиона, прижимая ладони к пылающим щекам. - Она и сошла, - Снейп пожал плечами и покосился на портрет дальней родственницы. – После очередной ссоры с мужем Эмили пошла в замок Мэддор и спрыгнула с Западной башни. Утром ее тело нашли на камнях во внутреннем дворе замка. Брайан не смог перенести самоубийства Эмили и через три дня умер. Адамус снова женился, но и во втором браке его дети рождались мертвыми или умирали через несколько часов после рождения, так что теория Брайана была неверна: проклятье активизирует сам факт любовной связи между кровными родственниками, пусть даже самыми дальними, как выяснилось впоследствии. Им вовсе необязательно было жениться.

Талина: - Мерлин… - Гермиона прикрыла ладошкой рот и беспомощно посмотрела на Мастера зелий. - Вы сами хотели это знать, мисс Грейнджер. Так, пойдем дальше, - Снейп потащил растерянную Гермиону дальше по коридору. – Вот. Он остановился перед очередным портретом: - Элизабет Снейп-Эдвардс. Была убита собственным мужем в возрасте двадцати четырех лет за то, что не смогла родить ему ни одного жизнеспособного наследника. Как вы понимаете, мисс Грейнджер, в те далекие времена развод можно было получить только таким способом, - Гермиона вздрогнула, но Снейп, казалось, даже не заметил этого. - Совет высших магов, в принципе, мог дать разрешение на развод, но большинство свадебных обрядов того времени навсегда привязывали супругов друг к другу, так что дело было, в общем-то, не в разрешении. Лиззи, с кем из наших родственников ты успела спутаться до свадьбы? Женщина фыркнула, покрутила пальцем у виска и, скрестив руки на груди, демонстративно отвернулась, не желая разговаривать. - Кто тут у нас еще? – Снейп задумчиво потер переносицу. – О, вот! – он двинулся к портрету, изображающему милую семейную пару. – Позвольте представить вам Розмари и Роберта Снейпов. Роберт отпустил руку жены и, слегка наклонив голову, криво ухмыльнулся: - И мы рады тебя видеть, Северус. Твоя подруга? – он заинтересованно воззрился на обескураженную Гермиону. - Не болтай чепухи! – зашипел зельевар. - Здравствуйте, - девушка робко кивнула. Розмари встала с кресла и, подойдя к мужу, приветливо ответила: - Добрый день. Роберт наконец оторвался от созерцания лица Гермионы и, последовав примеру своей жены, поздоровался с настороженно глазевшей на них девушкой. - Вот, знакомлю эту мисс со своими родственниками и нашими милыми семейными проклятиями. - С чего бы это? Если не подруга… Значит, наша родственница? – Роберт и Розмари снова взялись за руки и уже гораздо внимательнее уставились на окончательно смутившуюся на девушку. - Скорее всего, да, - ответил за нее зельевар. - Ага-а, ясно, - глубокомысленно протянула Розмари. – Все-таки, я не ошиблась. Возможная родственница, которую тебе хотелось назвать подругой, - она внимательно посмотрела на побелевшего от бешенства Снейпа, потом покосилась на мужа, хихикнула и вдруг задорно подмигнула Гермионе. - Не слушай его, - посоветовала она, снова бросая взгляд на насупившегося зельевара. – Ничего такого ужасного с нами не случилось. Вот бедняжке Эмили, да, досталось, а мы были очень даже счастливы вместе, - она с любовью улыбнулась своему немногословному супругу и положила голову ему на плечо. Он осторожно обнял жену за талию и притянул себе, целуя ее темноволосую макушку. - Какая идиллия, меня сейчас стошнит, - скривился Снейп. – Не обращайте на них внимания, мисс Грейнджер, это не показатель, - он досадливо поморщился и сдул упавшую на глаза прядь волос. – Эти двое всегда были не от мира сего, и их не интересовало ничего и никто, кроме друг друга. Даже рождение мертвого ребенка и смерть второго отпрыска еще в младенчестве не уменьшила их идиотической радости от общества друг друга. Мастер зелий, не попрощавшись с родственниками, стремительно зашагал дальше по коридору. Гермиона наконец высвободила руку из его захвата и сморщила нос: - Достаточно. Я все поняла. Все это, конечно, очень печально, но неужели нет ни одного способа нейтрализовать это проклятье? Снейп криво усмехнулся: - За столько лет перепробовали все. И нашли только один способ. - Какой? – Гермиона непроизвольно понизила голос, глядя на мужчину широко раскрытыми глазами. - Не связываться с кровными родственниками! – рявкнул он так, что девушка подпрыгнула от неожиданности. - Мисс Грейнджер, я не хочу, чтобы ваша жизнь оказалась сломана только из-за того, что вам показалось, будто я вам нравлюсь, - сухо добавил Снейп, хмуро глядя на Гермиону. - Мне ничего не показалось, - огрызнулась она. - Полагаю, эта тема закрыта, - отрезал Снейп. - А сейчас вам необходимо отдохнуть и привести себя в порядок, - он кивнул ей и, резко повернувшись на каблуках, через несколько мгновений скрылся в своей комнате.

Талина: - Ничего еще не закрыто, - Гермиона упрямо тряхнула головой. Хотя в одном Мастер зелий был, бесспорно, прав: ей действительно нужно принять душ и хорошенько обдумать все, что удалось узнать. Гермиона задумчиво пригладила растрепанные волосы и, закусив губу, побрела к себе в спальню. Девушка была практически уверена, что они со Снейпом родственниками не являются. Она считала, в том, что с ней происходит, каким-то образом замешана Аличе. Но тут есть одно большое «но»: по словам Мастера зелий, обряд мог провести только он сам, потому что, кроме него, ни одного потомка рода Снейпов в живых не осталось. Он последний. Тогда как этой женщине удалось дать Гермионе защиту?.. Девушка поняла, что зашла в своих размышлениях в тупик и расстроенно покачала головой. Нет, что-то все равно не сходится. Даже если Аличе родственница Снейпа, то она уже умерла, если верить заявлению зельевара о том, что он единственный из ныне живущих представителей семьи. Однако в этом случае в доме должен быть портрет Аличе, но портрета в галерее нет, так же, как и в комнатах Мастера зелий. Теперь Гермиона могла сказать это с полной уверенностью. Воспоминание о том, где она провела ночь, окрасило ее щеки смущенным румянцем. Девушка вошла в ванную, включила теплую воду и, сбросив измятую одежду, с наслаждением встала под душ. Так, на чем она там остановилась?.. Если Аличе не из семьи Снейпов, то как она смогла дать Гермионе защиту? Гриффиндорка поняла, что ее размышления пошли уже по второму кругу и, решительно тряхнув головой, она пообещала себе обдумать все это позже. Через некоторое время настроение Гермионы значительно улучшилось: теплая вода всегда оказывала на ее умиротворяющее воздействие. Нежась под упругими струями воды, она обнаружила, что последние несколько минут упорно пытается восстановить в памяти свой утренний разговор с Мастером зелий. И его слова, сказанные еле слышным шепотом, словно он разговаривал сам с собой: «Вам не казалось»… заставили ее сердце затрепетать от предвкушения чего-то еще неизведанного и от этого еще более волнующего. Значит, она действительно небезразлична профессору: он ведь отталкивает ее только из опасений, что может сломать ей жизнь. Гермионе хотелось верить в то, что эта причина действительно является единственной. Девушка глубоко вздохнула. Если все обстоит именно так, она докажет, что не имеет к роду Снейпов никакого отношения. Не будь она Гермионой Грейнджер! На ее губах снова появилась улыбка, на этот раз торжествующая: в конце концов, она не впервые ставит перед собой трудную задачу. За годы обучения в школе Чародейства и Волшебства магглорожденная Гермиона поняла, что неразрешимых задач практически не существует. Нужно только по-настоящему захотеть найти решение. И именно этого ей сейчас хочется больше всего на свете. Это значит, что надо разговорить Тинли, а также во что бы то ни стало выяснить, кто такая Аличе. Девушка завернулась в полотенце и вышла из ванной. Ее настроение еще больше улучшило то, что в сумке совершенно неожиданно обнаружилась шоколадка из «Сладкого королевства». Впрочем, в свете последних событий было неудивительно, что Гермиона про нее забыла. И теперь девушка, с ногами забравшись на кровать, с наслаждением вонзила зубы в пахнущую корицей находку. Косолапсус лениво приоткрыл один глаз и, широко зевнув, вразвалочку подошел к увлеченно жующей хозяйке, обнюхал содержимое яркой упаковки, но восторга Гермионы не разделил. Он раздраженно пряднул ухом (было бы из-за чего просыпаться!), брезгливо поддел лапой фантик, отодвигая его в сторону, и вальяжно развалился на подушке, не обращая ни малейшего внимания на неодобрительный взгляд Гермионы. Девушка вздохнула: ни у кого не было столь избалованного кота, в этом она была уверена на сто процентов. Неужели Тинли так хорошо о нем заботится? Кажется, вчера профессор сказал, что у вредного эльфа есть кошка. Значит, маленькая серая кошка, из-за которой Гермиона разбила злополучное зеркало, принадлежит домовому эльфу Мастера зелий? Девушка хмыкнула: она никогда не слышала о том, чтобы эльфы держали у себя домашних животных. Профессор тысячу раз прав: этот эльф очень сильно отличается от своих сородичей. Кстати, о Тинли. Надо найти его прямо сейчас и поговорить, таки, по душам. Гермиона плотоядно ухмыльнулась: на этот раз маленькому паршивцу не удастся от нее отделаться. Девушка с наслаждением потянулась и легко соскочила с кровати: пора было выполнить свою угрозу. К тому же, ей все равно нужно на кухню: профессор еще не выздоровел после ранения, а ему просто необходимо окрепнуть и как можно быстрее: мало ли что еще случится. Гермиона зябко передернула плечами: на ее вкус и так слишком много всего случилось. И без доброй половины случившегося вполне можно было обойтись. Девушка еще не забыла, что миссис Грейнджер очень переживала, когда ее маленькая дочь болела, и всегда старалась приготовить для Гермионы что-нибудь вкусное своими руками. Джейн была убеждена, что это поможет ее девочке выздороветь. Гермиона тоже была уверена в том, что именно забота близкого человека, а не способность к магии помогала ей выздоравливать намного быстрее, чем ее друзьям. Ну, в таком случае, ей просто необходимо прямо сейчас что-нибудь приготовить для профессора, например, испечь печенье к чаю, ведь Тинли совершенно не умеет готовить! Гермиона нахмурилась и с неодобрением покачала головой. То, что она сама не умела готовить, ее совершенно не смущало, а может, она просто об этом и не вспомнила. Как и все гриффиндорцы, Гермиона была убеждена, что проблемы следует решать по мере их возникновения. Девушка задумчиво почесала за ухом задремавшего Косолапсуса и, переодевшись в чистую одежду, вышла из комнаты.

precissely: а я - первая правда еще прочитать не успела, а только отметиться

Талина: precissely, precissely пишет: правда еще прочитать не успела, а только отметиться Ну теперь буду отзыв ждать!

precissely: Талина пишет: - Да ничего вы не пытались, - она раздраженно дернула головой а жаль=)) так и хочется это добавить=) - Вы мне нравитесь, Уряяяя! Наконец-то признание=) Новая глава просто настоящий подарок, долгожданное объяснение семейной тайны, признания, грядущие решительные действия=) Спасибо!

leeRA: Какая прелесть! Глава удалась на славу! Талина, спасибо огромное за такое удовольствие. Теперь страхи профессора становятся понятней, и тем больше хочется узнать, что же дальше будет (а будет, похоже, суп с котом или с упрямым эльфом)), судя по кулинарным замашкам мисс Грейнджер )

Germ: И как всегда на самом интересном месте...((((. Бедный Тинли , но не завидую я и Снейпу с кулинарными шедеврами Гермионы ... нет, вот ведь тихушница! Расказала бы Снейпу про Аличе да и была бы им уже любофф-марковь

Талина: precissely, Я так рада, что тебе понравилось продолжение! Я сегодня целый день дописывала эту главу, а начала еще до Нового года. leeRA, leeRA пишет: а будет, похоже, суп с котом или с упрямым эльфом)), судя по кулинарным замашкам мисс Грейнджер ) Нет, ни кот, ни эльф в результате кулинарных подвигов Гермионы не пострадают. Если, конечно, успеют убежать. Germ, Germ пишет: Расказала бы Снейпу про Аличе да и была бы им уже любофф-марковь Немножко поспойлерю: а у Снейпа еще одна причина найдется для отказа от любви во имя любви, дабы Гермиона потом не страдала. А про Аличе, наверное, она ему в следующей главе расскажет.

Germ: Талина пишет: Снейпа еще одна причина найдется для отказа от любви во имя любви, дабы Гермиона потом не страдала. надеюсь Герми будет стоять на своем и проявит свое упрямство, и так легко Снейп от нее не отделается ... Интересно что это за причина.... надеюсь это ни его возраст, ни рыжее недорузумение ( и это я имею ввиду не Косолапуса ), ни его темное прошлое... Может он уже что-то новенькое придумает незаежженое , но все равно это ему не поможет (и это все знают акромя него...) Талина пишет: А про Аличе, наверное, она ему в следующей главе расскажет многообещаюе

Lasselante: Талина пишет: а у Снейпа еще одна причина найдется для отказа от любви во имя любви, дабы Гермиона потом не страдала. Ну дядя Сева, все у него одни отмазки. А Гермиона окрыленная признанием Снейпа будит стараться все разузнать, теперь у нее стимул есть Талина пишет: брезгливо поддел лапой фантик, отодвигая его в сторону, и вальяжно развалился на подушке Почему то именно этот эпизод с котом, особенно ярко представился А про чародея на которого, по техническим причинам, Авада не действует, будет что нибудь?

Germ: Lasselante пишет: А про чародея на которого, по техническим причинам, Авада не действует, будет что нибудь? надеюсь в другой песне , пусть наши голуби сизокрылые сначала разберуться , а то опять "герой" всю малину перебьет

Ginger: Талина Ммм...как интересно))) тайны начинают раскрываться...интрига закручивается Доберусь до своего компа и отправлю "Операцию.." самой странно чего не показал текст

MMM: Надо же, какой из Снейпа чудесный разсказчик получился! Если его попрут из Хогвартса, вполне может устраиваться в "Три метлы" штатным баюном Талина, спасибо за продолжение! Наконец-то тайны начинают открываться. А то что Снейп упрямится - ничего, ему по должности характеру положено. Но Гермиона - девочка умная и упрямая, разберется

DashAngel: Ооооо!!! Есть! Только в дайри сегодня погрустила, что душа снейджера требует - и вот он! Талина, не можешь себе представить, как понравилось)))

Pixie: Талина Ура! Ура! Новая глава, и как всегда отличная! Я даже согрелась пока читала (дома очень холодно). Конечно, очень рада тому, что Снейп с Гермионой наконец-то друг другу признались! Пускай и сумбурно немного И очень интересный рассказ о семейном проклятии. Талина пишет: Немножко поспойлерю: а у Снейпа еще одна причина найдется для отказа от любви во имя любви, дабы Гермиона потом не страдала. в это м весь Снейп! И за это мы (ну я во всяком случае :)) его любим! Талина пишет: А про Аличе, наверное, она ему в следующей главе расскажет. Наконец-то! А то Гермиона почему-то не ищет легких путей! Нет бы Снейпу сразу все рассказать!

Aloc: ЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫ!!!!!!!!!!!!!!

Aloc: *прочитала* Ух, здорово))))Талина пишет: - Выбросьте из головы эти глупости, - резко сказал Снейп и устало опустил голову, уткнувшись лбом в подтянутые к животу колени. – Чтобы я больше никогда этого не слышал, глупая девчонка! Гермиона еще мгновение смотрела на его ссутулившуюся фигуру, потом встала и, не глядя на него, тихо сказала: - Мне казалось, что я тоже нравлюсь вам. - Вам не казалось, - едва слышно пробормотал он, и отбросив в сторону одеяло, наконец встал с постели, мысленно проклиная себя за несдержанность. Кокой милый Сев..

Germ: Pixie пишет: А то Гермиона почему-то не ищет легких путей! "Мы не ищем легких путей! Сначала мы создадим проблему, а потом с героизмом ее преодалеваем"

Талина: Germ, Germ пишет: Интересно что это за причина.... надеюсь это ни его возраст, ни рыжее недорузумение ( и это я имею ввиду не Косолапуса ), ни его темное прошлое... Да разве ж это причины? Germ пишет: Может он уже что-то новенькое придумает незаежженое Конечно! Lasselante, Lasselante пишет: А про чародея на которого, по техническим причинам, Авада не действует, будет что нибудь? Да он уже сыграл свою роль и более к этой истории отношения не имеет. (А как могла подействовать Авада на фантомное образование? Оно же не живое.) Ginger, Ginger пишет: тайны начинают раскрываться... Да пора уже. Хорошо. А то там такое понаоткрывалось!..В общем, все, кроме "Операции...")) MMM, MMM пишет: вполне может устраиваться в "Три метлы" штатным баюном Думаю, Розмерта возражать не будет. DashAngel, Спасибо!!! Pixie, Pixie пишет: (дома очень холодно) Ну нас тоже. Pixie пишет: А то Гермиона почему-то не ищет легких путей! Нет бы Снейпу сразу все рассказать! Сначала она позабыла, а потом решила сама во всем разобраться. Aloc, Aloc пишет: Кокой милый Сев.. А то! Germ, Germ пишет: Сначала мы создадим проблему, а потом с героизмом ее преодалеваем" Не без этого... Но, как говорится: "Если б знал, где упасть, соломки бы подстелил!"

DashAngel: А мне сегодня продолжение приснилось))) И так явственно, как будто сижу, читаю, и мноооого Талина, такое и на почве "Хрустальных слёз" было

Талина: DashAngel, Ну я пока еще морально не готова к продолжению. Я его продумала, но писать сегодня точно времени не будет. *Мне еще бетить надо и вообще... *

DashAngel: Да нет, я же не заставляю! Просто сказала, что вот так вот влияет

precissely: DashAngel пишет: Просто сказала, что вот так вот влияет эх, про то, как влияет надо говорить мне. Почему я до сих пор читаю СНЕЙДЖЕР, а? Талина, что вы со мной делаете...

Germ: Талина пишет: Я его продумала, но писать сегодня точно времени не будет. главное, что продумано и процес идет... Талина пишет: Germ, Germ пишет: цитата: Интересно что это за причина.... надеюсь это ни его возраст, ни рыжее недорузумение ( и это я имею ввиду не Косолапуса ), ни его темное прошлое... Да разве ж это причины? вот и я говорю- разве это причины Талина пишет: Germ пишет: цитата: Может он уже что-то новенькое придумает незаежженое конечно! опять таки повторюсь - разве это причины? все это отговорки вот припрет его Герми к кровати стенке, посмотрим тады что он запоет...

Germ: precissely пишет: Почему я до сих пор читаю СНЕЙДЖЕР, а? вот и я себя спрашиваю, но мое второе Я упорно молчит и тянет ручонки к очередному десерту

Pixie: Талина Талина пишет: Сначала она позабыла, а потом решила сама во всем разобраться А в этом вся гриффиндорская натура Гермионы! DashAngel DashAngel пишет: А мне сегодня продолжение приснилось))) А меня новая глава на творчество вдохновила! Талин, спасибо тебе ! Вчера и сегодня взялась за ум, начала писать Тени и тот фик кроссоверный. precissely precissely пишет: Почему я до сих пор читаю СНЕЙДЖЕР, а? Ну так это ж фик Талины! В нем все гармонично, логично и красиво, поэтому читать приятно

Germ: Pixie пишет: Ну так это ж фик Талины! В нем все гармонично, логично и красиво и много что приятно вдвойне

precissely: Pixie ППКС! Еще сюжет ну очень интересный, просто локти кусаю в ожидании продлжения=)) *показывает обкусанный локоть*

Талина: DashAngel, Pixie, Pixie пишет: Вчера и сегодня взялась за ум, начала писать Тени и тот фик кроссоверный. Ура-а-а! precissely, Germ, А вы раньше разве не читали снейджеры? precissely, precissely пишет: Почему я до сих пор читаю СНЕЙДЖЕР, а? Может быть, уже пора начать их переводить?

precissely: Талина А вы раньше разве не читали снейджеры? я их, вообще-то, и не люблю Может быть, уже пора начать их переводить? ну вот зачем, зачем ты меня на это подбиваешь, а?! Не чтением, так переводом пытаешься обратить в стан верных поклонников СС/ГГ?!

Талина: precissely, precissely пишет: Не чтением, так переводом пытаешься обратить в стан верных поклонников СС/ГГ?! Пытаюсь. Я бы и побетила снейджер-то!

precissely: Талина намек понят=)) НО! я бы сделала перевод, если бы знал стОящий фик, а так..

Талина: precissely, Могу что-нибудь посоветовать. Может быть, тебе понравится, но я должна знать, какой объем фика тебя не испугает?

Pixie: precissely Талина пишет: Может быть, уже пора начать их переводить? Присоединяюсь!! Переведите нам хороший снейджер! Пожалуйста! Глядишь, вам этот пейринг придется по душе Талина Ничего, что я у тебя оффтоплю?

Талина: Pixie, Оффтопь на здововье!

Талина: Глава 21 У дверей кухни Гермиона резко остановилась. Ей послышалось, или на самом деле из-за закрытой двери доносится негромкий разговор? Девушка прислушалась: так и есть. Тихое ворчливое бормотание, сопровождающееся тяжелыми вздохами. Скрипучий голос принадлежал Тинли. Интересно, с кем это он беседует? Сама не зная зачем, Гермиона на цыпочках подкралась к двери и, бесшумно приоткрыв ее, заглянула внутрь. От увиденного ее глаза увеличились до совершенно несвойственных человеку размеров, а рот непроизвольно приоткрылся: эльф сидел за столом и, попыхивая трубкой, читал толстенную книгу в яркой обложке. Время от времени он вынимал трубку изо рта и горестно бормотал: «Вот это, я понимаю, эльфы. Кому только пришла в голову блажь называть эльфами домовиков?.. Издевательство!» Гермиона поперхнулась, и Тинли, подпрыгнув от неожиданности на стуле, с громким хлопком захлопнул книгу. Девушка бросила взгляд на обложку и вдруг глупо хихикнула. Дж. Р. Р. Толкин «Властелин колец». Гермиона прикрыла ладонью рот и снова хихикнула. Получилось немного истерично, но сдержаться она просто не смогла. - Извини, - примирительно сказала гриффиндорка ощерившемуся Тинли и, наконец войдя в кухню, прикрыла за собой дверь. – Ты умеешь читать? – поинтересовалась она, кивнув на книгу. - Я что, похож на идиота? – не слишком дружелюбно ответил эльф, настороженно шевельнув огромными ушами. - Нисколько, - Гермиона сделала серьезное лицо и для убедительности даже помотала головой. Тинли снова вздохнул и, выпустив изо рта кольцо табачного дыма, презрительно прищурился и посмотрел на пытающуюся сдержать смех волшебницу. - Ну, чего пришла? - недовольно изрек он. – Говори, чего надо и не мешай мне читать. - Да как ты со мной разговариваешь, паршивец! – разозлилась Гермиона. Ее терпение наконец лопнуло, и теперь девушка гневно смотрела на наглого эльфа. - Как хочу, так и разговариваю. Я, в отличие от вас, мисс, у себя дома! – голос Тинли звучал по-прежнему вызывающе, но он все-таки снова перешел на «вы». - Тинли, ты точно домовый эльф? – опасно прищурившись, угрюмо поинтересовалась девушка, скрестив руки на груди и раскачиваясь с пятки на носок. Косолапсус, отлично знавший, что в такие моменты от Гермионы нужно держаться подальше, уже давно спрятался бы где-нибудь в укромном месте и не высовывался бы до тех пор, пока вспышка гнева юной волшебницы не угасла бы, но Тинли этого не знал и потому совершенно напрасно не испытывал никаких опасений. - Чего? - Ты точно домовый эльф? – елейным голосом повторила Гермиона и нехорошо усмехнулась, скосив глаза на маггловскую книгу. Тинли проследил за ее взглядом, подобрался и настороженно ответил: - Точно, – и, не удержавшись, вызывающе спросил: - А что? - А то, что ты напоминаешь мне совсем другое существо, - процедила девушка, не в силах больше сдерживать копившееся неделями раздражение. Идеи о равенстве волшебников и домовиков, конечно, хороши, но они как-то незаметно отходят на второй план, когда нахальный домовый эльф при каждом удобном случае выставляет тебя на посмешище, кормит холодной овсянкой или, того хуже, морит голодом. - Какое такое существо я вам напоминаю? – на мордочке Тинли проступило глумливое выражение, и он, преданно выкатив и без того огромные глаза, умильно сложил лапки на груди и заглянул в лицо Гермионе, все еще задумчиво разглядывающей маггловскую книгу. – Заколдованного светлого эльфа из благословенного Ривендела*? – с надеждой спросил он. - Заколдованного гоблина! – рявкнула Гермиона так, что наглый домовик, ойкнув, подпрыгнул на стуле и рефлекторно прижал уши. – Я собираюсь испечь печенье. Или помогай, или исчезни, - буркнула девушка, окидывая его испепеляющим взглядом. - Знаете что, мисс, - прошипел обиженный до глубины души Тинли, поспешно перекладывая книгу на подоконник, - мне совершенно непонятно, почему это вдруг я начал вас слышать («Ага», - мысленно возликовала Гермиона. Значит, она была права: Тинли не слышал ее тогда, когда она только приехала в этот дом!), но вы мне не хозяйка. Так что идите-ка вы с кухни, а? – окрысился эльф. - Еще чего! – подбоченилась Гермиона. Уверенность в том, что ее забота поможет профессору окрепнуть после всего того, что на него свалилось, придало ей решимости. Она не собиралась уступать зарвавшемуся домовому эльфу. Игнорируя возмущенное верещание Тинли, девушка направилась к шкафчику с посудой и прочими полезными в хозяйстве вещами. Из его недр Гермиона извлекла скалку для раскатывания теста, пару мисок и ложку. Что еще могло ей понадобиться, она представляла себе весьма смутно, но была совершенно уверена, что для приготовления печенья необходима мука. Видимо, Тинли подумал о том же, потому что он подхватился с места и возмущенно завопил: - Я сам буду готовить для хозяина, - он схватил с полки деревянную емкость с мукой, крепко прижал ее к груди и категорично заявил: - Не отдам. - Еще как отдашь, - Гермиона начала медленно обходить стол, не спуская глаз с двинувшегося в противоположную сторону Тинли. - Ты не умеешь готовить, - раздраженно возразила она, пытаясь воззвать к разуму домового эльфа. - Не отдам! Ни за что! – домовик увернулся от сделавшей резкий выпад в его сторону Гермионы и ловко вспрыгнул на стол. Девушка сердито нахмурилась, но в следующую секунду ее взгляд скользнул по ногам Тинли, и она с изумлением воззрилась на настороженно застывшего эльфа. Он еще не понимал, какая опасность над ним нависла. А опасность была очень даже серьезной, потому что на его ногах красовались бежевые, в крупный белый горох… - Мои тапки! – взвизгнула наконец обретшая дар речи Гермиона. – Так вот куда они делись!!! Маленький воришка! Эльф, сразу растерявший всю свою показную уверенность в себе, прижал уши к голове и испуганно присел. Лицо Гермионы от ярости стремительно начало приобретать пунцовый оттенок, а руки инстинктивно нащупывали что-нибудь тяжелое. Деревянная скалка подвернулась как нельзя кстати. Тинли перепрыгнул со стола на подоконник, но в следующую секунду все же верно оценил свои шансы на победу, понял, что ни в жизнь не справится с разъяренной ведьмой, и принял единственно верное в этой ситуации решение: щелкнул пальцами и с негромким хлопком исчез, за мгновение до этого схватив свою драгоценную книгу и запустив в девушку банкой с мукой. Банка (к счастью, небольшая) врезалась в стену прямо над головой успевшей пригнуться гриффиндорки. Деревянная крышка от удара отскочила в сторону, все содержимое банки высыпалось, и белая пыль щедро осыпала волосы и лицо расчихавшейся и совершенно ошалевшей от всего происходящего Гермионы. Если бы профессор Снейп в данный момент услышал свою бывшую ученицу, он был бы весьма удивлен тем, насколько хорошо она владеет несколько…эээ…специфической лексикой: в течение следующих десяти минут Гермиона яростно отплевывалась и призывала на голову «психически больного неправильного эльфа» всяческие кары, совершенно забыв о том, что эти волшебные создания должны быть признаны равноправными членами магического сообщества и наделены равными правами с волшебниками. За все это время она умудрилась ни разу не повториться.

Талина: * * * Отчаявшись вытрясти из волос всю муку, наконец успокоившаяся Гермиона наложила на себя очищающие чары и, тяжело вздохнув, внимательным взглядом окинула сотворенный Тинли погром. Еще один вздох, рассеянный взмах палочкой и рассыпанная по столу мука вернулась в поднятую с пола банку. Ну и что теперь делать? Нет, она, конечно, всерьез и не надеялась на помощь странного домовика, но все же… Ладно, на всякой кухне должна быть поваренная книга. А раз так, значит, все будет в порядке. Простое Accio, и в руках Гермионы оказался толстенный фолиант в потрепанной кожаной обложке. Минут пятнадцать девушка с упоением листала пожелтевшие от времени, а местами заляпанные соусами и облитые чаем страницы, пока наконец не вспомнила о том, зачем, собственно, ей понадобилась эта книга. Пообещав себе, что досмотрит ее в следующий раз, Гермиона взялась за поиски способа приготовления печенья. Почему-то ей казалось, что профессор не откажется от теплой, пахнущей кардамоном выпечки. Почему именно кардамоном, Гермиона затруднилась бы ответить. Возможно, потому, что этот аромат она помнила с детства: миссис Грейнджер предпочитала добавлять в тесто именно эту пряность, а быть может, из-за того, что в только что найденном рецепте фигурировала как раз эта составляющая. Пробежав глазами состав теста и способ его приготовления, Гермиона с уверенностью, которой вовсе не чувствовала, пробормотала: - В принципе, ничего сложного. Да, ничуть не сложнее, чем приготовление оборотного зелья, - и сверившись с рецептом, добавила: - Только гораздо быстрее. * * * Часа через три уставшая и счастливая Гермиона выложила на большое блюдо горку дымящегося, аппетитно пахнущего печенья, водрузила на поднос рядом с ним горячий чайник со свежезаваренным чаем и две чашки. Окинув напоследок гордым взглядом гору перепачканной посуды и мстительно фыркнув, она наконец удалилась, левитируя перед собой тяжелый поднос. Зря что ли в доме ошивается этот Тинли? Вот пусть и наводит порядок, пока волшебники будут пить чай. В конце концов, это его прямая обязанность! Осторожно поднявшись на второй этаж, Гермиона медленно пошла по коридору, искоса бросая взгляды на развешенные по стенам портреты. Разглядывая лица изображенных на них людей, девушка старалась успокоиться и убедить себя в том, что Снейп ее не выгонит и не проклянет, когда она явится к нему со всем этим чайным набором. В конце концов, ей есть что ему сказать. Гермионе очень не хотелось, чтобы Мастер зелий после утреннего инцидента (и как ее угораздило заснуть в его постели!) отказался от ее помощи в лаборатории. Во-первых, тогда она потеряет возможность видеть Снейпа и общаться с ним (Гермиона призналась себе, что это ее расстраивает и пугает), а во-вторых, она просто сойдет с ума от безделья и скуки, что, если разобраться, пугало ее ничуть не меньше. Так что придется прямо сказать профессору, что она поняла его нежелание сближаться с ней, уважает это его решение и признает его правильность. Что, однако, никак не помешает ей в свободное время искать сведения об Аличе, благо, Снейп разрешил Гермионе пользоваться библиотекой тогда, когда ей вздумается, целиком и полностью полагаясь на магическую защиту книг и пребывая в твердой уверенности в том, что ничего по-настоящему опасное попросту не дастся ей в руки. Гермионе очень хотелось, чтобы Снейп ей поверил, хотя придется очень постараться: не шуточное это дело - ввести в заблуждение декана Слизерина, особенно если ты всего лишь недавно окончившая школу гриффиндорка. Гермиона тяжело вздохнула и прибавила шагу. Она надеялась, что Снейп все еще находится у себя: было бы обидно потратить кучу времени и обнаружить, что профессор куда-нибудь ушел. Это было вполне в его духе, но Гермиона наивно верила в его благоразумие и в то, что полученное ранение и слабость после отравления хотя бы на время заставят его более внимательно относиться к себе. Поздоровавшись с приветливо улыбнувшейся Розмари Снейп и ее молчаливым супругом, Гермиона прошла дальше, размышляя над тем, что недовольство Мастера зелий скорее всего говорит о том, что он беспокоится за нее, а это несомненный плюс: теперь она знает, что ему хотя бы элементарно не наплевать на нее, какое бы презрительное лицо он ни делал и каким бы холодным тоном с ней ни разговаривал. Погруженная в размышления, Гермиона машинально отметила, что справа от нее висят несколько пустых холстов (вероятно, их обитатели отправились в гости к родственникам), и улыбнулась: конечно, она проходила тут всего несколько раз, но вот эта картина в богато украшенной изумрудами раме всегда была пуста, разве что она однажды застала здесь отчаянно скучавшую и методично накачивающуюся вином кузину профессора. Наверное, волшебник, чей портрет навестила Беата, был особенно общительным непоседой, потому его никогда и не было «дома». Дойдя наконец до дверей, ведущих в личные комнаты профессора Снейпа, Гермиона на мгновение прикрыла глаза, приказывая себя успокоиться, и, отбросив сомнения, решительно постучала.

Талина: * * * Услышав раздраженное: - Да входите уже! Гермиона осторожно приоткрыла дверь и, левитируя перед собой поднос, протиснулась в комнату, смущенно застыв на пороге. Снейп поднял голову от разложенных на столе пергаментов, бросил на девушку настороженный взгляд и едва заметно напрягся. Если бы Гермиона так внимательно не наблюдала за ним, она вряд ли бы заметила секундное замешательство профессора. - Это еще что? - мрачно осведомился он, неприязненно глядя на поднос, который Гермиона взмахом палочки осторожно опустила на край стола, подальше от гнева Мастера зелий и пергаментов. Гермиона почувствовала, что краснеет: - Я подумала, что вы еще можете плохо себя чувствовать после вчерашнего (лицо Снейпа превратилось в надменную маску), но девушка просительным тоном продолжила: - Пожалуйста, выпейте со мной чаю. Думаю, нужно кое-что прояснить, - она рассеянно потерла переносицу и из-под полуопущенных ресниц бросила быстрый взгляд на угрюмо молчащего профессора. - Хорошо, - наконец кивнул он, убрал пергаменты в верхний ящик и взмахом волшебной палочки пододвинул к столу еще одно кресло. – Присаживайтесь, - он приглашающе махнул рукой, и Гермиона, не смея поднять глаз, осторожно опустилась в массивное глубокое кресло. - Вы подумали о том, что я вам сказал? – сухо спросил зельевар, когда молчание слишком затянулось. Гермиона кивнула. - И?.. Девушка некоторое время разглаживала на коленях юбку, потом разлила по чашкам все еще горячий чай и наконец, откашлявшись, заговорила: - Вы позволите мне продолжать работать с вами в лаборатории? - Мисс Грейнджер… - Профессор, я обещаю, что буду вести себя так, что вы не пожалеете, если разрешите мне остаться вашей помощницей, - она сцепила руки в замок и подняла на Снейпа умоляющий взгляд. - Это значит, что вы выбросили из головы все неподобающие глупости? Гермиона обреченно кивнула: - Да, профессор. Я думаю, вы были правы. - Неужели? - Снейп, приготовившийся дать ей очередную отповедь, недоверчиво взглянул на заметно нервничающую девушку: ему казалось, что она слишком упряма для того, чтобы так быстро отступиться от своих убеждений. Что ж, отчасти он был даже рад, что ее ум взял верх над типично гриффиндорской упертостью. - Я больше не буду докучать вам, - ровно сказала Гермиона и, сделав маленький глоток чая, осторожно опустила чашку на колени, задумчиво проведя пальцем по ее золотистому ободку. Вопреки здравому смыслу, Снейп почувствовал раздражение и что-то еще, подозрительно похожее на разочарование. «Вот и все. А говорила: «Нравитесь. Очень». Он со стуком поставил чашку на блюдце и, подхватив с широкой плоской тарелки печенье, принялся задумчиво вертеть его в пальцах. Гермиона несколько минут искоса следила за ним и наконец не выдержала: - Да съешьте же хоть что-нибудь! – взмолилась она. – Вы думаете, что проблем станет меньше, если вы будете морить себя голодом? - и обиженно добавила: - Я, между прочим, проторчала на кухне почти полдня. Мне стоило большого труда убедить Тинли, что у меня печенье получится лучше, чем у него. «Большого труда и килограмма муки в волосах», - добавила она про себя, с трудом сдержав возмущенное фырканье. - И что, убедили? – Снейп выгнул бровь и с интересом посмотрел на гриффиндорку. - Ну, можно и так сказать, - девушка, насупившись, принялась крошить на блюдце так и непопробованное печенье, безуспешно пытаясь сделать вид, что ей все равно, но потом она все-таки не удержалась и проворчала: - В детстве, когда мне было плохо, мама всегда готовила для меня что-нибудь своими руками, и мне, между прочим, становилось легче. Я даже выздоравливала быстрее, чем другие дети. - Мисс Грейнджер, я не больной ребенок, а вы не моя мать! – раздраженно поморщился Снейп. - Ну конечно. Прошлой ночью вы не были в этом так уверены, - едва слышно пробормотала она, но профессор, к счастью, снова погрузился в свои мысли и не обратил на ее ворчание никакого внимания. - Ладно, только чтобы вы отстали, - зельевару наконец надоело смотреть на обиженную мордашку Гермионы и слушать ее несчастное сопение, и он осторожно откусил кусочек мягкого, легко крошащегося печенья. Резкий кашель Снейпа вывел девушку из раздумья, и она с недоумением воззрилась на профессора. Тот, не переставая кашлять, схватил чашку с почти остывшим чаем и сделал два больших глотка. - Осторожнее, - всплеснула руками Гермиона. – Не нужно никуда торопиться: здесь еще полно печенья, а я не голодна. Мастер зелий старательно избегал встречаться взглядом с Гермионой и торопливо пил чуть теплый крепкий чай. Девушка пододвинула к нему блюдо с печеньем: - Ешьте, я потом еще испеку. - Не надо! Гермиона удивленно вскинула на него растерянный взгляд и нахмурилась. Снейп, видимо, сам не ожидал от себя такого крика и, слегка запнувшись, поспешно добавил: - Пусть этим займется Тинли: это его обязанность. - Мне не трудно, - смущенно зарделась Гермиона, беспечно махнув рукой. – Да у него и не получится так, как у меня. - Так, как у вас, точно не получится, - Снейп подлил чаю в свою опустевшую чашку и сделал еще один судорожный глоток, после чего осторожно подтолкнул блюдо поближе к Гермионе: - Что же вы сами не едите? – нарочито заботливо осведомился он. Гермиона была настолько огорошена свалившейся на нее за последние несколько часов информацией, что подвоха не заметила. Она взяла с блюда ближайшее к ней печеньице и, задумчиво покрутив его в пальцах, робко улыбнулась профессору. Тот обреченно вздохнул: - Ладно, будем считать, что мы обо всем договорились, и вы усвоили нормы надлежащего поведения, - Гермиона с готовностью закивала. – Теперь можете отдохнуть, а вечером, если все еще хотите мне помогать, приходите в лабораторию. В семь часов. – И зачем-то добавил: - Я буду ждать вас. - Да, профессор, - Гермиона лучезарно улыбнулась и, с трудом сдержав порыв броситься зельевару на шею, выпорхнула в коридор.

Талина: * * * Снейп задумчиво посмотрел ей вслед и болезненно поморщился: «Идиот», - печально вздохнув, он дал объективную оценку своим умственным способностям. Да, эта девчонка хорошая помощница, но уж самому-то себе можно признаться в том, что ему просто хочется, чтобы она была рядом. Пусть даже у него не будет права к ней прикоснуться, потому что он не желает ей зла. Что ж, придется довольствоваться ее присутствием. Если мыслить трезво, то это даже неплохо, что она так жаждет ему помочь. Возможно, Гермиона Грейнджер сможет разобраться в алхимических уравнениях, если он все как следует ей объяснит. Тогда есть вероятность, что он сможет ускорить работу над восстановлением рецепта и уложиться в срок. Снейп ни на секунду не забывал, что у него осталась всего неделя. По истечении семи дней Волдеморт потребует от него назвать имя Хранителя Тайны. Зельевар не сомневался в том, что Темный лорд прикажет ему убить Дамблдора и узнать, где находится убежище Поттера. Это значит, что в течение этих же нескольких оставшихся в его распоряжении дней Снейпу просто необходимо встретиться с директором Хогвартса и подумать, как бы подостовернее разыграть «смерть» Дамблдора, чтобы у Волдеморта не осталось сомнений в том, что старый волшебник действительно умер. Лорд ведь обязательно захочет посмотреть воспоминания Снейпа о том, как это было. Как сделать так, чтобы в его мозгу сохранились картины «убийства», которого не было, Снейп не знал. Если он скажет, что использовал яд, вряд ли Волдеморт и Белла ему поверят: слишком уж склонен Темный Лорд к театральным эффектам. Хотя, может, и поверят: Снейп же все-таки зельевар, а не боевой маг. Профессор почувствовал острую боль, буквально ввинчивающуюся ему в висок. Вот только мигрени ему и не хватало для полного счастья! Да, не забыть бы еще предупредить Дамблдора, что у него осталась всего неделя на то, чтобы найти и обезвредить оставшиеся хоркруксы. Сколько их еще? Один? Два? Снейп, поморщившись, встал и, пройдя в спальню, заглянул в прикроватную тумбочку. «Стратегический запас» зелий, которые могли ему потребоваться в любую минуту, включал в себя также зелье от мигрени. Сделав из флакона хороший глоток, профессор лег на кровать прямо поверх покрывала и устало прикрыл глаза. Если он хочет сделать хоть что-то полезное сегодня вечером, ему нужно иметь ясную голову. Он должен отдохнуть. Ко всему прочему, он еще и не хотел пугать и без того испуганную девочку своей мертвенной бледностью. Снейп хмыкнул: он и так не отличается здоровым цветом лица, а тут… Краше в гроб кладут. Зелье наконец подействовало, и профессор успел подумать, что легкий снотворный эффект зелья от мигрени не стоит относить к числу побочных эффектов: иногда это бывает очень кстати. * * * Гермиона выскользнула за дверь и, пройдя несколько шагов по коридору, вдруг остановилась и довольно зажмурилась, словно Кололапсус, объевшийся сливок. Осталось только замурлыкать. Снейп поверил, что она смирилась с обстоятельствами, и разрешил остаться его помощницей. Об этом можно было только мечтать. Сказать по правде, Гермиона боялась, что Снейп заупрямится и выставит ее вон, но этого, слава Мерлину, не случилось. Она торжествующе улыбнулась и тихонько захлопала в ладоши. - Ой! – она с изумлением посмотрела на зажатое в кулаке печенье и, удивляясь собственной рассеянности, сунула его в рот. - Мамочка! – в следующую секунду прохрипела Гермиона и, судорожно переведя дыхание, вытерла выступившие на глазах слезы. Все еще морщась и отплевываясь, девушка рассеянно подумала: «Интересно, Тинли всегда насыпает соль в банку с надписью «Сахар» или только тогда, когда в доме гости? Так, на всякий случай». * Ривендел – владения эльфов в предгорьях Мглистых гор. Ривендел славится радушием и мудростью Владыки Элронда, там нашли приют многие эльфы, а так же воспитывались вожди Следопытов Севера и находили утешение в старости. Сами эльфы называют свой дом Имладрис. Многие приходят в Ривендел в поисках помощи и мудрого совета.

precissely: Талина Спасибо большое! Новая глава замечательная, веселая. Тинли, читающий про древних эльфов просто очаровашка, теперь яно откуда у него такие манеры и самомнение. Но два кусочка понравились мне больше всего: «Вот и все. А говорила: «Нравитесь. Очень». «Идиот», - печально вздохнув, он дал объективную оценку своим умственным способностям. Да, эта девчонка хорошая помощница, но уж самому-то себе можно признаться в том, что ему просто хочется, чтобы она была рядом. Отлично получилось совместить юмор и романтику, равно столько каждого из двух, сколько нужно. Еше раз спасибо! ЗЫ: значит, все-таки экстрим в жизни хорош для вдохновения=)

Талина: precissely, Спасибо! Я рада, что тебе понравилось. P.S. Чем меньше экстрима, тем лучше. Правда-правда.

Pixie: Талина Ура! Ура! Так приятно во время болезни полечиться таким приятным средством, как свежая глава твоего фика! Спасибо! :) Очень-очень интересно, что же задумала Гермиона, и когда она расскажет об Аличе? ;) Тинли просто сразил наповал! Такого чудного эльфа не встречала еще ни в одном фике! :)

Germ: Мдя, Тинти не жить )))))

Талина: Pixie, Рада, что тебе понравились и глава и Тинли. Выздоравливай. Germ, Germ пишет: Мдя, Тинти не жить ))))) Ну, насмерть его не убьют: Гермиона девушка отходчивая.

Lasselante: Талина , спасибо за новую главу Тинли неподражаем, особенно момент с мукой Талина пишет: он схватил с полки деревянную емкость с мукой, крепко прижал ее к груди и категорично заявил: - Не отдам. Как то про Воландеморта уже и забылось, а у Севера проблем то полно оказывается... Да, с печеньями...интересно получилось. P.S. Так хочется узнать о загадочной Аличе

Талина: Lasselante, Lasselante пишет: Так хочется узнать о загадочной Аличе Узнаете. Уже скоро.

Pixie: Талина Талина пишет: Выздоравливай. Спасибо! Я от такого количества хороших снейджеров, и особенно от твоей "Приметы" быстро выздоравливаю. Мне уже намного легче! Талина пишет: Узнаете. Уже скоро. Урря! Будем ждать!

Талина: Pixie,

leeRA: Замечательная глава! Особенно понравилось кухонное сражение и "соль в банке с надписью «Сахар»" Талина, спасибо!

Талина: leeRA, Очень рада, что тебе понравилась эта глава. Судя по тому, как мало отзывов, понравилась она далеко не всем.))

precissely: Талина мне понравилась, мне понравилась, мне понравилась *тянет обе руки* а "если бы я была в брюках, то и обе ноги задрала бы" (с - "Гараж")

Талина: precissely, Верю!

Germ: Талина, я в брюках поэтому тяну фсе свои 4 лапы!

Мышь Белая: Талина пишет: Судя по тому, как мало отзывов, понравилась она далеко не всем.)) Появилось время, и я пишу:Не то что бы не понравилось, это интересный и качественный кусочек. Просто ощущается, что это не глава, а звено связывающее две части одной главы.

Талина: Germ, Мышь Белая, Мышь Белая пишет: это не глава, а звено связывающее две части одной главы. Шепотом: по большому счету так оно и есть. Надо же было обосновать, почему Снейп таки не вытурил Гермиону из лаборатории, после всех ее подвигов по его спасению. Над Тинли, честно говоря, я просто издевалась, но и там была доля смысла: мы наконец выяснили, что слышать Гермиону эльф стал далеко не сразу. *Ну не влез сюда кусок про Аличе, не влез. Это уже отдельная глава будет. *

DashAngel: А что, влюблённые часто кладут слишком много соли в еду Испытано на себе! А глава вкусная и совсем не пересоленная

Талина: DashAngel, Спасибо!

snilek: Талина пишет: Мастер зелий старательно избегал встречаться взглядом с Гермионой и торопливо пил чуть теплый крепкий чай. Вот что больше всего ценю в мужчинах Снейпе, так это заботливость, особенно по отношению к такой нежной субстанции, как чувства. Ай, молодец, даже не выдал себя! Талина Спасибо огромное за _такой_ снейджер! Ждем-с дальше!

Талина: snilek, Большое спасибо за добрый отзыв!

imarina : Эльф тот еще зараза!!!! Ждем проды!!!

Pixie: Талина Талина пишет: Судя по тому, как мало отзывов, понравилась она далеко не всем.)) Ничего подобного! Отличная глава, просто замечательная. Не очень большая, зато веселая и спокойная

Талина: imarina , Спасибо. Новая глава в работе. Pixie, Зато следующая планируется большой. Но у меня планы нередко расходятся с делом.

Pixie: Талина Талина пишет: Зато следующая планируется большой Ура! Жду с нетерпением и желаю вдохновения! Талина пишет: Но у меня планы нередко расходятся с делом Не страшно. Главное, чтобы в новой главе были и интрига, и чувства, а размер значения не имеет! Ничего, что я так нагло пожелания высказываю?

Талина: Pixie, Высказывай. Я все к сведению принимаю. Раскрытие тайны там будет. Может, и интрига туда же влезет, хотя, скорее всего, ее для послеследующей главы сохраню.))

Талина: Глава 22 Впервые за последние три дня Гермиона проснулась сама, а не от действия заклинания-будильника. Девушка со вкусом зевнула и потянулась, разминая немного затекшие за ночь мышцы. Кажется, как она повалилась вечером в кровать, так и заснула, ни разу не пошевелившись до самого утра. Гермиона фыркнула и в следующую секунду резко открыла глаза: сколько же сейчас времени? Сквозь щель в легких шторах пробивался яркий солнечный луч и прочерчивал по полу неширокую огненную полоску, словно делящую комнату пополам. Косолапсус, ловивший танцующие в столбике солнечного света пылинки, недовольно мявкнул, когда Гермиона, поспешно вскочив с постели, ринулась к окну. Она резким движением раздернула шторы и застонала: судя по положению солнца, был почти полдень. Ругаясь сквозь зубы, она бросилась в ванную. Разоспалась! Впрочем, Гермиона не могла не признать, что чувствовала она себя просто превосходно: отдохнувшей и полной сил. Может быть, Снейп был прав, когда вчера вечером выставил ее из лаборатории, заметив, что девушка клюет носом над уравнениями. Когда она попыталась возразить, профессор с несвойственным ему терпением объяснил ей, словно маленькому ребенку (у него просто не было сил ругаться с упрямой гриффиндоркой), что у них нет права на ошибку, потому что нет времени на ее исправление, по этой же причине ему не нужна помощница, перепутавшая все на свете от самой элементарной усталости. Снейп поставил ей ультиматум: или она пойдет прямо сейчас в свою комнату и наконец выспится, или он вообще больше никогда не пустит ее в лабораторию. Гермиона предпочла первое, тем более что толку от нее в тот момент, действительно, было мало. Девушка в рекордно короткие сроки приняла душ и теперь поспешно натягивала на себя маггловскую футболку. Секунду подумав, она влезла в свои старые потертые джинсы, немного покрутилась перед зеркалом и удовлетворенно кивнула, придирчиво рассмотрев свое отражение со всех сторон. Гермиона всегда считала, что маггловская одежда гораздо удобнее и практичнее. К тому же, если все это во время опытов испачкается или даже безнадежно испортится (что вполне вероятно при работе с экспериментальным зельем), она не будет расстраиваться: такого добра у нее полчемодана. Девушка набросила на плечи легкую летнюю мантию и стремительно вышла из комнаты. Снейпа она увидела почти сразу, как только ее глаза привыкли к полумраку: он стоял в противоположном конце коридора и беседовал с каким-то портретом. С такого расстояния Гермионе было не слышно, о чем говорит профессор, и она ощутила легкий укол любопытства: в прошлый раз разговор с портретами был весьма информативным и, что греха таить, интересным. Не каждый же день можно узнать страшные семейные тайны профессора зельеварения. Девушка поспешила к Снейпу, чувствуя смущение оттого, что проспала почти полдня, в то время как профессор, судя по его усталому виду и заметным даже с приличного расстояния темным теням под глазами, провел бессонную ночь в лаборатории. Подойдя ближе, она отметила, что Мастер зелий разговаривает ни с кем иным, как с тем самым неуловимым волшебником, чье изображение Гермиона никогда не могла застать на месте: рама постоянно пустовала. Девушка почти незаметно улыбнулась и слегка прибавила шагу: разговор двух родственников не мог продолжаться бесконечно, а ей ужасно хотелось увидеть собеседника Мастера зелий: жизнь в четырех стенах сделала любознательную от природы гриффиндорку откровенно любопытной. Наконец Гермиона подошла так близко, что смогла услышать ироничный женский голос: - Часть моих лабораторных журналов лежит в нашей с Александром комнате, на третьем этаже, - со смешком сообщила все еще невидимая для девушки собеседница профессора. Снейп фыркнул: - С чего бы это? – ехидно поинтересовался он и, заложив руки за спину, выразительно изогнул бровь. – Им место в рабочем кабинете. - Ну, мой муж наивно полагал, что если он спрячет мои записи в свой комод, то я прекращу опасные с его точки зрения эксперименты. Ха. И еще раз «ха». - Кто бы сомневался, - пробормотал Снейп, закатывая глаза. - Здравствуйте, профессор, - Гермиона нерешительно остановилась в нескольких шагах от зельевара. Снейп повернулся к донельзя смущенной девушке: - Выспались, мисс Грейнджер? - Сэр, простите, я… - на щеках Гермионы выступил румянец, но Мастер зелий лишь раздраженно отмахнулся: - Надеюсь, что вы хорошо отдохнули. Мне понадобится ваша помощь, и желательно, чтобы вы были вменяемой. - Конечно, - облегченно вздохнув, просияла Гермиона, даже не обратив внимания на не слишком вежливую реплику профессора, и наконец взглянула на его собеседника. На собеседницу. – Ой. Сердце Гермионы на мгновение замерло, а потом бешено забилось где-то в горле: с портрета в украшенной изумрудами раме на нее смотрела Аличе – женщина из ее странного, пугающе реалистичного сна. Аличе несколько раз моргнула, и ее губы слегка искривились, будто от досады, но уже в следующую секунду она вновь овладела собой, и ее красивое лицо приняло высокомерное скучающее выражение. - Здравствуйте, - Гермиона сглотнула застрявший в горле ком и только сейчас заметила, что профессор, склонив голову набок, с интересом смотрит на нее. Аличе чуть изогнула бровь и едва заметно кивнула окончательно растерявшейся девушке. - Твоя помощница, Северус? – наконец прервала она затянувшееся молчание. Снейп промычал в ответ что-то неопределенное, после чего хмыкнул: - Насмотрелись? - Что? - Куда? Два удивленных женских голоса прозвучали в унисон. - Друг на друга, - откровенно забавляясь, уточнил Мастер зелий. Аличе поджала губы и отвернулась: - Думаю, что ты уже узнал все, зачем приходил. Можешь быть свободен, Северус, - она подошла к креслу и с величественностью королевы грациозно опустилась на обтянутое шелком мягкое сиденье, всем своим видом демонстрируя, что аудиенция окончена. - Ну ты и стерва, - хмыкнул зельевар и восхищенно покачал головой. - Я знаю, милый, - сарказма в ее голосе хватило бы и на десятерых. На щеках Снейпа проступили красные пятна, он передернул плечами и, бросив на родственницу испепеляющий взгляд, резко отвернулся от портрета: - Идемте, мисс Грейнджер, - он быстрым шагом направился к лестнице. – Да что вы там встали?! У вас случилась любовь с первого взгляда? – недовольно окликнул он застывшую на месте Гермиону. – Или вы передумали мне помогать? Аличе изогнула бровь и бросила на девушку выразительный взгляд. - Потом, - одними губами прошептала она и, раздраженно нахмурившись, отвернулась. Гриффиндорка вздрогнула и, наконец стряхнув с себя оцепенение, поспешила за профессором. По пути она несколько раз беспомощно оглянулась на портрет, но Аличе уже потеряла к ней интерес и, откровенно скучая, принялась разглаживать подол роскошного красного платья.

Талина: Гермиона почти бежала следом за Снейпом, легко перешагивающим через две ступени, но догнать его смогла только на третьем этаже. Несколько минут она молча шла рядом с ним по длинному коридору, но, в конце концов, не выдержав, задала вопрос: - Профессор, а кто эта женщина? – Гермиона старалась не показать, как сильно ее волнует ответ, и надеялась, что голос ее прозвучал ровно и безразлично. Зельевар бросил на девушку быстрый взгляд и, широко ухмыльнувшись, спросил: - Под впечатлением? - Угу, - кивнула погруженная в свои мысли Гермиона. - Что-что, мисс Грейнджер? – Снейп с интересом оглянулся на начавшую отставать гриффиндорку. - Простите, профессор, - буркнула она, - я хотела сказать: «Да». - Это моя прабабка, - Снейп наконец сжалился над обиженно сопящей Гермионой. – Аличе Ферретти-Снейп. Создание редкого ума и редчайшей же стервозности. От проницательного взгляда Мастера зелий не укрылось волнение, с каким девушка спрашивала об Аличе, но он не стал заострять на этом внимание. - О, - только и смогла сказать Гермиона. – Теперь понятно, в кого вы пошли, - задумчиво пробормотала она и глубокомысленно потерла переносицу. - Что? – Снейп даже поперхнулся от такого заявления и изумленно уставился на невинно потупившую глаза девушку. - Это я так, профессор, болтаю сама с собой. Не обращайте внимания, - она смущенно улыбнулась, но хитрое выражение ее мордашки не позволило Снейпу усомниться в том, что Гермиона получает удовольствие оттого, что дерзит ему. «Девчонка», - хмыкнул он про себя, останавливаясь перед дверью в самом конце коридора. - Прошу, - распахнув дверь, усмехнулся Мастер зелий, отходя в сторону и делая приглашающий жест рукой. - Спасибо, - Гермиона прошла в комнату и с интересом принялась оглядываться по сторонам. Она бы никогда не подумала, что комната нежилая: все было в идеальном порядке. Нигде ни пылинки, ни соринки. Казалось, что хозяин апартаментов вышел на мгновение и вот-вот вернется. - Постойте минутку, мисс Грейнджер, - Снейп прошел к стоящему в углу письменному столу и, выдвинув верхний ящик, принялся сосредоточенно просматривать его содержимое. - А что вы ищите? – через пару минут поинтересовалась Гермиона, заглядывая ему через плечо. - Лабораторные журналы Аличе, - не прерывая своего увлекательного занятия, отозвался Снейп. – Она проводила ряд довольно интересных исследований, и их результаты могут существенно помочь нам в восстановлении рецепта того самого зелья, из-за которого вы вчера ночью чуть было не уснули прямо в лаборатории. ( «И это вместо: «Спасибо, мисс Грейнджер», - Гермиона сердито фыркнула.) И сделайте одолжение, не стойте у меня за спиной, - проворчал Снейп, игнорируя ее выразительное фырканье. - Как скажете, - покладисто пробормотала Гермиона и, метнув быстрый взгляд в сторону книжных полок, сделала несколько шажков в их направлении. Убедившись, что Снейп ей не препятствует, девушка уже в открытую подошла к полкам и потянула на себя самую толстую книгу. - Ничего не трогайте, - предостережение Мастера зелий запоздало всего на секунду. Книга оказалась неожиданно тяжелой и горячей. Не успела Гермиона как следует удивиться этой странности, как фолиант раскалился еще сильнее. Девушка зашипела от боли и попыталась отбросить от себя тяжелый том, но не тут-то было: казалось, что обложка намертво приклеилась к ее ладоням. Из глаз Гермионы брызнули слезы. Снейп в два шага преодолел разделяющее их расстояние и буквально вырвал из ее рук опасную книгу. - Вас никто не учил сначала думать, а потом делать? – он с грохотом бухнул книгу на стол и, сверкая глазами, повернулся к вздрагивающей девушке. - Простите, но вы сами сказали, что в библиотеке на каждую книгу наложено охранное заклинание, и ничто по-настоящему опасное я просто не смогу взять, - прошептала она, пряча за спиной пульсирующие острой болью руки. - Это не библиотека, – прошипел Снейп, нависая над сжавшейся в комочек Гермионой. – И если вы не видите разницы между… Боль стала совершенно невыносимой, и Гермиона, жалобно всхлипнув, подняла на Снейпа измученный взгляд. Он осекся на полуслове и, схватив ее за плечи, подвел поближе к окну: - Покажите руки, - потребовал профессор. Гермиона протянула ему обожженные ладони. Поврежденная кожа покраснела, кое-где уже появились пузыри. Снейп вздохнул и, вытащив из рукава волшебную палочку, пробормотал несколько слов на незнакомом девушке языке. Жжение тут же стало стихать. Необратимо поврежденная кожа омертвела и отслоилась, а на ее месте тут же появилась новая, ожоги на глазах затянулись, и через несколько минут потрясенная Гермиона смотрела на свои полностью зажившие ладони. - Что произошло? – прошептала она, все еще нервно вздрагивая. - Ничего особенного. Вы вляпались в защитное заклинание. Мисс Грейнджер, если в следующий раз вам придет в голову покалечиться или свести счеты с жизнью, скажите мне об этом. Я вас сам убью! – прочувстванно выдохнул Снейп и, отбросив с лица прядь волос, гневно воззрился на смущенную девушку. - Вы же говорили, что на меня не действует защитная магия дома, - Гермиона поежилась под колючим взглядом профессора. - Зато, как выяснилось, на вас прекрасно действует защитная магия моего прадедушки, - хмыкнул Снейп и осторожно прикоснулся к зажившей коже на ладонях девушки, придирчиво рассматривая результаты лечения. Он стоял так близко, что Гермиона ощущала исходящий от его одежды и кожи пряный аромат, у нее закружилась голова, и в какой-то момент она потеряла над собой контроль: что-то в этой комнате было такое, что будоражило воображение, рождая смутные воспоминания о том, чего с ней никогда не происходило, и желание, чтобы все это наконец произошло. Атмосфера спокойствия, умиротворения и… Гермиона не знала, как назвать ощущение, возникшее у нее в эту минуту, но она была совершенно уверена в том, что люди, жившие в этой комнате, очень друг друга любили и были счастливы вместе. Ей отчаянно захотелось, чтобы это чувство умиротворения не покидало ее никогда. Не отдавая себе отчета в своих действиях, Гермиона потянулась к профессору и, встав на цыпочки, припала к его губам. - Что вы делаете?! – резкий окрик привел ее в чувство, и Гермиона изумленно моргнула, обнаружив, что практически висит на шее у зельевара. - Ой, - она вздрогнула и, благоразумно сделав несколько шагов назад, потрясла головой, медленно приходя в себя от наваждения. Снейп тяжело дышал и, казалось, с трудом сдерживался, чтобы не встряхнуть гриффиндорку разок-другой за шкирку, как нашкодившего котенка. - Вы в своем уме? – яростно прошипел он. - Кажется, нет, - Гермиона снова ошалело потрясла головой, прислушиваясь к своим ощущениям. - Мне тоже так кажется, - Снейп поджал губы и зло посмотрел на мучительно покрасневшую девушку. - Простите, я не знаю, что на меня нашло, - она нервно облизала губы и умоляюще посмотрела на Мастера зелий. – Я не контролировала себя. Мне кажется, это все та книга. До того, как я к ней прикоснулось, со мной все было в порядке. Гермионе отчаянно хотелось верить собственным доводам: она была готова провалиться сквозь землю от стыда. Профессор недоверчиво хмыкнул и демонстративно медленно провел палочкой над злополучным фолиантом. В следующую секунду его лицо приняло удивленное выражение. Он два раза ударил кончиком волшебной палочки по корешку книги и, тихо шепнув несколько неразборчивых фраз, резко раскрыл книгу прямо посередине. - Что там? – Гермиона, вытянув шею, пыталась рассмотреть, что именно привлекло внимание Снейпа. Подойти ближе она не решилась. - Лабораторные журналы Аличе. Хмм… Умно. Спрятать их в этой книге, наложив заклятие слияния. И еще одно любопытное заклинание… Мисс Грейнджер, приношу вам свои извинения, - нехотя буркнул Снейп и, направив на нее палочку, произнес несколько слов, вернувших девушке способность трезво мыслить и здраво оценивать свои поступки. - Похоже, прадед нашел хороший способ отвлечь жену от опасных экспериментов: сначала заклинание жжет руки, а потом начинает действовать как афродизиак. Гермиона почувствовала, что краснеет.

Талина: - И как вас угораздило вытащить с полки именно эту книгу? – Мастер зелий заинтересованно посмотрел на притихшую девушку. - Не знаю, просто мне захотелось ее посмотреть, - Гермиона пожала плечами и робко взглянула на Снейпа. – Вы не сердитесь на меня? - За то, что мой прадед имел весьма специфическое чувство юмора? Не думаю, что это ваша вина, мисс Грейнджер. Девушка облегченно вздохнула и даже попыталась улыбнуться. - Идемте, у нас еще много дел. Нужно найти остальные журналы. - А где они? – Гермиона вышла следом за Снейпом в коридор, с любопытством поглядывая на тонкие тетради в руках Мастера зелий. - В кабинете Аличе. Это этажом выше. Не все ее исследования прадед считал опасными. - Понятно. Гермиона старалась не отставать от широко шагающего зельевара. Молчание затягивалось, и с каждым мгновением она все сильнее ощущала свою вину. Она все испортила. Это хрупкое перемирие, основанное на… Девушка сама не знала, на чем были основаны странные отношения, чем-то напоминающие дружбу, возникшие между ней и Мастером зелий за последние несколько дней. Наверное, на доверии. Она обещала, что ее поведение будет безупречным, что она выбросит из головы все, как выразился зельевар, «неподобающие глупости», а вместо этого… Гермиона разозлилась. Она ругала себя за то, что не смогла противиться действию заклинания, хотя в глубине души понимала, что в тот момент она, даже если бы и знала, что все это происходит из-за заклятья, все равно не сдержалась бы. Она просто не могла себя контролировать, а Снейп подошел к ней слишком близко. «Ну ты и дура, Гермиона! - зло подумала она. – Так по-глупому вляпаться!» Как все не вовремя. Сначала надо было найти доказательства того, что она не относится к многочисленным членам семьи Снейпов и к их не менее многочисленным родственникам, а потом уже... Что делать потом, Гермиона не знала, ну разве что только вызвать Снейпа на откровенный разговор, выяснить отношения и узнать наконец нравится ли она ему настолько, чтобы он захотел с ней более близких отношений, нежели отношения Мастера и его ассистентки. Угу, хорошо планировать, а вот осуществить это… Интересно, Снейп сменил пароль к своему бару? Потому что сделать все это на трезвую голову она ни за что не решится: провалится сквозь землю от стыда. Она еще никогда никому себя не предлагала. Девушке отчаянно захотелось сказать хоть что-нибудь, только бы отвлечься от смущающих мыслей, а также заодно отвлечь от них профессора и разрушить это напряжение, возникшее между ними. Как назло в голове не осталось ни одной умной мысли, глупые, как ни странно, испарились тоже. Гермиона снова начала злиться: с какой стати она дрожит как осиновый лист и краснеет при одном только взгляде на нахмуренное лицо зельевара. Ясное дело, он тоже чувствовал себя не в своей тарелке. А вообще, если разобраться, у нее нет причин чувствовать себя виноватой, она не сделала ничего предосудительного. Вот и Снейп сказал ей то же самое. Девушка подняла глаза и посмотрела по сторонам. Кажется, она нашла тему для разговора. - Профессор, скажите, почему в вашем доме висит портрет Екатерины Медичи? Насколько я могу судить…. Ну, на всех портретах, что я здесь видела, изображены ваши предки. Или?.. Снейп, казалось, был рад, что Гермиона задала вопрос. Он остановился возле портрета французской королевы. - Мисс Грейнджер, я и не предполагал, что вы так страстно интересуетесь живописью, - хмыкнул он. - Нет, она не из нашей семьи. Екатерина была ближайшей подругой моей прабабки. - Аличе тоже итальянка? – словно невзначай поинтересовалась Гермиона. Снейп встал за спиной девушки и задумчиво склонил голову набок, рассматривая портрет монаршей особы: - Да. Из Флоренции, как и Екатерина. Они дружили с самого детства и до самой смерти. Екатерины, естественно. - О, так значит, королева тоже была волшебницей? – Гермиона оглянулась на Снейпа и теперь широко раскрытыми глазами смотрела на него, жадно впитывая новую информацию. - Нет, Екатерина, к несчастью, оказалась сквибом. - Почему к несчастью? – Гермиона слегка нахмурилась и затаила дыхание, ожидая ответа. - Если бы она не была сквибом, не было бы и Варфоломеевской ночи, - пожал плечами Мастер зелий. - А что, между этим есть какая-то связь? – девушка наконец отвернулась от профессора и снова впилась в изображенную на портрете женщину внимательным изучающим взглядом. - Она купалась в крови, мисс Грейнджер, - прошелестел за ее спиной тихий голос Мастера зелий, его дыхание коснулось затылка Гермионы, и девушка, вздрогнув, обернулась. – И это отнюдь не метафора. Он стоял так близко, что она чувствовала тепло, исходящее от его тела, и, повернувшись к мужчине, Гермиона, как зачарованная, пристально посмотрела в его черные глаза. Девушка сглотнула и непроизвольно облизала вдруг пересохшие губы. Интересно, это прадедушкино заклинание точно нейтрализовано? Снейп сделал шаг назад, досадуя на себя за то, что, позабыв обо всем, снова подошел к ней непозволительно близко. Гриффиндорка медленно приходила в себя: зрительный контакт с профессором, чарующие интонации его голоса оказывали на нее почти гипнотическое действие. - И зачем королева это делала? – Гермиона заставила себя вернуться к прерванной беседе и с любопытством посмотрела на зельевара, надеясь, что ее лицо ничего не выражает, кроме интереса к предмету разговора. Снейп расслабился и даже позволил себе легкую улыбку: мисс Грейнджер буквально смотрела ему в рот, ожидая продолжения истории. Что ж, она ее получит. - Екатерина очень быстро старела. Для магов, я имею в виду. Сквибы живут приблизительно столько же, сколько и магглы, и стареть начинают рано. Уж не знаю, где она набралась такой чуши, но королева свято верила, что кровавые ванны помогут ей омолодиться. Снейп отвел глаза от побледневшего лица Гермионы и бросил долгий взгляд на портрет. Снова услышав его голос, девушка вздрогнула. Однако теперь Мастер зелий заговорил по-деловому сухо: - Пойдемте, мисс Грейнджер, нас ждут дела. Кроме того, вам нужно поесть, иначе много вы не наработаете, так терять время – это непозволительная роскошь, когда на счету буквально каждый час. - К чему такая спешка? Почему вы так торопитесь сварить это зелье? – поинтересовалась Гермиона, двигаясь за стремительно шагающим по коридору профессором. - Меньше знаете, мисс Грейнджер – крепче спите, - отрезал Снейп таким тоном, что Гермионе моментально расхотелось задавать вопросы: жизнь дороже. Поднявшись на чердачный этаж, Снейп становился и, нетерпеливо постукивая ногой по полу, хмуро смотрел на вновь отставшую от него девушку. Как только запыхавшаяся Гермиона поравнялась с ним, профессор снова двинулся вперед.

Талина: Девушка испуганно сжалась, когда поняла, что профессор собирается войти в ту самую комнату, где она уже успела побывать вместе с Гарри. Сердце Гермионы, бешено затрепыхавшись в груди, ухнуло куда-то вниз, заставляя ее похолодеть от страха: сейчас Снейп увидит разбитое зеркало и… Девушка, затаив дыхание и непроизвольно втянув голову в плечи, робко переступила порог комнаты, следуя по пятам за Мастером зелий. Она сделала несколько глубоких вдохов и решила приложить все усилия, чтобы вести себя спокойно и естественно. В конце концов, подумаешь, разбитое зеркало, она тут совершенно ни при чем. В этой комнате, определенно, было не так чисто, как в спальне Аличе и ее мужа. Гермиона чихнула. Судя по довольно толстому слою пыли, покрывавшему все вокруг, Тинли явно не утруждал себя частой уборкой этого помещения. Нет, конечно, здесь не было так грязно, как в заброшенных коридорах того же Хогвартса, но девушка заметила, что пыли с того времени, как она в последний раз сюда приходила, значительно прибавилось. - Мисс Грейнджер, не знаю, как у вас, а у меня есть планы на вечер, так что не стойте тут столбом, а помогите мне найти лабораторные журналы Аличе. Ищите тонкие книги большого формата в синем переплете, - уточнил профессор. - Их должно быть семь, - Снейп подошел к куче беспорядочно сваленных книг и свитков. Брезгливо поморщившись, он принялся перебирать запыленные пергаменты, время от времени ругаясь сквозь зубы и отчаянно моргая каждый раз, когда от перекладываемых с место на место бумаг поднимался очередной клуб пыли. - Зачем нужен домовый эльф, если он не умеет готовить, хамит гостям хозяина и вообще не выполняет свои прямые обязанности, разводя такую грязь в пусть и нежилых комнатах, - риторически вопросила Гермиона и, тоскливо посмотрев на ближайшую кучу хлама, нехотя принялась его разбирать. - Мисс Грейнджер, я бы на вашем месте - Апчхи! - не стал бы обвинять Тинли в том, что он старается не заходить в рабочий кабинет Аличе. - С какой это стати? – мрачно буркнула Гермиона, глотая пыль. - Тинли до сих пор боится Аличе, - как нечто само собой разумеющееся сообщил Снейп. - Но почему? – гриффиндорка искренне недоумевала. - А она испытывала на нем свои экспериментальные зелья, - ухмыльнулся профессор. – Поэтому-то Тинли у нас такой…эээ…со странностями, в общем. Гермиона оторвалась от своего «увлекательного» занятия и недоверчиво посмотрела на Снейпа. - Вы шутите, сэр? – неуверенно спросила она. - Отнюдь, - губы Мастера зелий искривились в подобии улыбки. – Так что я и сам, по большому счету, не знаю, что можно ожидать от этого эльфа. Могу сказать только одно: раз дом Снейпов принял вас, значит… Ну, в данном случае, это все-таки, наверное, значения не имеет, но, полагаю, Тинли ничего плохого вам не сделает. Скорее всего, - добавил Снейп, увидев на лице Гермионы облегчение, и удовлетворенно отметил, что она снова озабоченно нахмурилась, размышляя о том, чего же ей все-таки ожидать от вредного эльфа, который, к тому же, слегка (Гермиона очень надеялась, что только слегка) не в себе. - Просто не верится, что ваша прабабушка испытывала на эльфе свои зелья, - гриффиндорка все еще не могла до конца поверить в это. - Какие времена, такие и нравы, - философски изрек Снейп и неожиданно вполне искренне улыбнулся: - Собственно, тогда еще совсем молодой Тинли именно поэтому и пытался отравить мою бабушку: боялся, что теперь они уже вдвоем с Аличе начнут ставить над ним разного рода опыты. - И нисколько это не смешно, - сердито буркнула Гермиона. - Только не вздумайте лезть к Тинли с вашим сочувствием, - предупредил Снейп. – Не оценит. - И в мыслях не было, - совершенно искренне заверила его Гермиона, зябко передергивая плечами. Поняв, что беседа закончена, девушка вздохнула и, опасливо покосившись на ширму, скрывавшую осколки разбитого зеркала, вернулась к поискам лабораторных журналов, мысленно прося Мерлина, чтобы они нашлись до того, как Снейпу придет в голову заглянуть за ширму. Но Мерлин, видимо, был слишком занят, потому что, несмотря на отчаянные мольбы Гермионы, Мастер зелий все же приблизился к тому месту, где должны были быть кхм… следы ее присутствия там, где не надо и тогда, когда не надо. Краем глаза Гермиона увидела, как Снейп переставил ширму в другое место и … Нервное напряжение достигло предела, и Гермиона едва смогла сдержать изумленный вскрик. Но от облегченного и одновременно удивленного вздоха ей удержаться не удалось: зеркало, разбитое ею несколько недель назад, висело на своем месте, совершенно целое и абсолютно невредимое. Гермиона понятия не имела, как это могло случиться, но была безмерно рада этому обстоятельству. У нее отлегло от сердца, и она решила еще немного поспрашивать профессора об интересующих ее вещах, пользуясь тем, что сегодня он был на редкость разговорчивым и в достаточной степени благодушным: в мозгу Гермионы некоторое время назад появилась какая-то назойливая, но еще не до конца сформировавшаяся мысль, не дававшая ей покоя. Она надеялась, что ответы Снейпа (если он вообще соизволит с ней разговаривать), помогут ей понять, что именно ее так беспокоит. - Сэр, скажите, портрет Екатерины Медичи волшебный? – осторожно спросила Гермиона, сосредоточенно просматривая еще одну стопку старых записей прабабки Мастера зелий. - Кажется, да, - рассеянно отозвался Снейп, перебирая очередную кучу хлама в поисках лабораторных журналов. – Аличе что-то там колдовала. Я говорил вам, что Аличе и Екатерина были подругами и всю жизнь поддерживали отношения? Гермиона неопределенно пожала плечами, и зельевар продолжил: - Несмотря на то, что Екатерина оказалась сквибом, ее родители, в отличие от большинства чистокровных волшебников, не отказались от своей невезучей дочери, более того, они сделали для нее все, что могли: устроить свадьбу с королем Франции было непросто даже для магов. Тут помогло то, что семья Екатерины Медичи была аристократической во всех отношениях: среди их предков были как высокородные маги, так и не менее знатные магглы. (К слову, семья Ферретти, хоть и не имела маггловских корней, также была очень влиятельна и известна в обоих мирах.) В общем, родители Екатерины сделали все, чтобы обеспечить своей дочери достойное будущее. Так вот, возвращаясь к портрету… Если мне не изменяет память, Аличе создала заклинание, которое дало возможность им с подругой общаться даже после смерти. Аличе может общаться с любым портретом в этом доме и гостить у кого ей вздумается, а вот Екатерина может обмениваться информацией только с портретом Аличе. Причем, как я понял, это было ее собственное пожелание: Ее Величество не хотела общаться с теми, кого считала ниже себя по происхождению и положению в обществе. Так что она поддерживает отношения только с портретом Аличе. В общем, дамы друг друга стоят, так что, мисс Грейнджер, не стоит вам так восхищенно глазеть на мою дражайшую прабабушку. Гермиона едва удержалась от желания хмыкнуть, поскольку никаким восхищением там и не пахло, но не говорить же Снейпу, что она просто впала в ступор от удивления, увидев на этом злополучном портрете приснившуюся ей месяц назад женщину. И вообще, теперь ей ясно, кто буравил ее спину тяжелым взглядом, когда она, закутавшись в мантию-невидимку, бродила по дому вместе с Гарри. Гермиона почему-то была совершенно уверена, что Екатерина Медичи прекрасно ее видела, несмотря на мантию: уж больно необычной была магия этого портрета. Так что неизвестно, что еще может Ее Величество, если над ее портретом колдовала Аличе Ферретти. Если верить словам Снейпа, его прабабка была очень умной женщиной. А не верить ему у Гермионы не было никаких оснований: уж он-то наверняка хорошо знал свою родственницу. - Мисс Грейнджер, - окликнул девушку подозрительно ласковый голос Мастера зелий. - Да? - Гермиона очнулась от своих мыслей и настороженно покосилась на профессора: она уже достаточно хорошо изучила Снейпа, чтобы понять, что такой тон не сулит ничего хорошего. - Вы, кажется, собирались мне помочь? Или я что-то путаю? – саркастически осведомился он, скрестив руки на груди. Гермиона недоуменно моргнула и только сейчас заметила, что задумчиво прижимает к себе какой-то полуистлевший пергамент и сосредоточенно смотрит невидящим взглядом в пространство перед собой. Ой, что сейчас будет! Гермиона виновато посмотрела на Снейпа и хихикнула: грозно нахмурившийся Мастер зелий смотрелся довольно забавно среди всего этого хлама. Запылившаяся рубашка и паутина в волосах тоже не способствовала созданию атмосферы, благоприятствующей пробуждению совести у совершенно развеселившейся девушки. Гермиона понимала, что своим дурацким поведением разозлит Снейпа еще больше, но ничего не могла с собой поделать: слишком велико было испытанное ею облегчение, когда Гермиона увидела, что разбитое зеркало каким-то образом снова стало целым. И теперь она с глупой и совершенно счастливой улыбкой повернулась к Мастеру зелий: - Вы что-то сказали, профессор? - Могу я узнать, что вас до такой степени развеселило, мисс Грейнджер? – ехидно осведомился Снейп, прожигая девушку уничижительным взглядом. - Простите, это нервное, - Гермиона прикрыла ладошкой рот и виновато посмотрела на разозленного профессора. - Вам еще не надоело на себя любоваться? – тонкий палец Мастера зелий ткнул в сторону старинного зеркала в резной оправе. - Я не любовалась, а думала, - до глубины души оскорбилась Гермиона. - Ну что ж, пойдемте. Расскажете мне, о чем можно думать, полчаса пялясь на себя в зеркало и не замечая ничего вокруг! – Снейп подошел к нахмурившейся девушке и, вытащив из полуразобранной ею кипы пергаментов лабораторные журналы в ярко-синем переплете, потряс ими перед носом пристыженной Гермионы и направился к выходу из комнаты. – Следуйте за мной и не отставайте! – приказал он, награждая девушку грозным взглядом. - Как скажете, профессор. * * * Снейп отнес записи Аличе в лабораторию и сейчас удобно устроился за столиком в гостиной, искоса наблюдая за пьющей чай Гермионой. Судя по тому, как девушка нервничала всю дорогу от рабочего кабинета его прабабки до гостиной, она явно ожидала взбучки от профессора. Когда ее не последовало, Гермиона постепенно начала успокаиваться. Снейп аккуратно поставил свою чашку на блюдце и задумчиво посмотрел на гриффиндорку. Что ж, судя по всему, сейчас она уже расслабилась окончательно, поэтому самое время спросить: - Мисс Грейнджер, не хотите ли вы мне объяснить, с чего это вас так заинтересовала Аличе и почему вы чуть не упали в обморок сначала перед дверью ее кабинета, а потом тогда, когда я подошел к ее зеркалу? – вкрадчиво поинтересовался Мастер зелий. Гермиона подавилась чаем.

maniago: уууу!!! ааа!!! на самом интересном месте! и так... мало :-)

Талина: maniago, Мало?! Больше десяти страниц вообще-то.)) Спасибо за отзыв. Я рада, что вам понравилось.

Мышь Белая: maniago пишет: и так... мало :-) Присоеденяюсь ! Хорошо, но мало!

Талина: Мышь Белая, Спасибо.

Germ: Талина пишет: - Мисс Грейнджер, не хотите ли вы мне объяснить, с чего это вас так заинтересовала Аличе и почему вы чуть не упали в обморок сначала перед дверью ее кабинета, а потом тогда, когда я подошел к ее зеркалу? – вкрадчиво поинтересовался Мастер зелий. низя расслабляться в присутсвии Снейпа ))))) Лучше бы она ему не врала, а то потом хуже будет ))) глава такая большааааая.. но хотца еще )))

Tesoro: Талина , спасибо!!!! Талина пишет: Мало?! Хорошего и интересного всегда мало!

DashAngel: Наблюдательный какой! Уффф. На одном дыхании прочитала. Затягивает очень.

Талина: Germ, Germ пишет: Лучше бы она ему не врала, а то потом хуже будет ))) Гриффиндорка слизеринца все равно не сможет обмануть. Tesoro, Спасибо! Очень приятно слышать такие слова. DashAngel, DashAngel пишет: Наблюдательный какой! На то он и шпион. Очень рада, что тебе понравилась глава.

Pixie: Талина Ура! Наконец-то я добралась до отзыва! Прочитала еще утром, но надо было убегать на работу. Все очень понравилось! Поняла, что я люблю фики, где много-много Снейпа и Гермионы, а остальных героев мало :)))) Да простят меня все, кто любит много персонажей! У тебя такой атмосферный фик получился, я в восторге! И, конечно, согласна со всеми - на такоооом месте закончить!!! Ух, я ж лопну от любопытства Хотя, как автор, я тебя понимаю Сама бы так сделала :))) Снейп молодец - сразу гриффиндорские уловки раскусил. Я в нем не сомневалась Извини, если сумбурно, это я от радости

Талина: Pixie, Спасибо. Очень рада, что глава вызвала у тебя положительные эмоции. Pixie пишет: я люблю фики, где много-много Снейпа и Гермионы, а остальных героев мало Я тоже. Pixie пишет: на такоооом месте закончить!!! Чтобы читателям было чего ждать.)) *Да простят меня читатели.*

Ginger: Талина Талина пишет: Чтобы читателям было чего ждать. Да,да!! Мы ждём. С нетерпением, инетересом и т.п. Хочется ещё и ещё)) Спасибо)

leeRA: Талина, О, коварный Снейп! Как же ловко он подловил Гермиону с чаем Бедная девочка. Надеюсь, ей хватит мозгов рассказать ему всю правду. Очень мне нравится, как они подшучивают иногда друг над другом: Талина пишет: – Теперь понятно, в кого вы пошли, - задумчиво пробормотала она и глубокомысленно потерла переносицу.... она смущенно улыбнулась, но хитрое выражение ее мордашки не позволило Снейпу усомниться в том, что Гермиона получает удовольствие оттого, что дерзит ему. «Девчонка», - хмыкнул он про себя, останавливаясь перед дверью в самом конце коридора. Спасибо за замечательную главу!

Pixie: Талина Талина пишет: Чтобы читателям было чего ждать.)) Мы всегда ждем с нетерпением! Талина пишет: *Да простят меня читатели. Простим-простим, особенно, когда новую главу увидим Вдохновения тебе!

Талина: Ginger, Спасибо. Постараюсь не подвести.)) leeRA, leeRA пишет: Надеюсь, ей хватит мозгов рассказать ему всю правду. Снейп ее убедит, что лучше не врать. Он умеет убеждать. Я очень рада, что тебе понравилась глава. Pixie, Теперь я спокойна. Спасибо.

Lana_Land: Талина Мне очень нравится твой фанфик)) Он один из самых правдоподобных/приближенных к канону по характерам персонажей)))

Талина: Lana_Land, Спасибо!

Талина: Глава 23 - Ну так что скажете, мисс Грейнджер? - Не понимаю, что вы имеете в виду, профессор, - откашлявшись, не очень убедительно соврала Гермиона. - Мисс Грейнджер… Она даже не заметила, как мужчина пересек комнату. Миг - и он оказался рядом. Снейп присел на корточки напротив ее кресла. Тонкие длинные пальцы осторожно взяли Гермиону за подбородок и слегка приподняли голову. – Вы же понимаете, что я и без вашей помощи могу узнать все, что мне нужно, но предпочитаю, чтобы вы рассказали обо всем без принуждения: не хочу причинять вам боль. Вы же умная девушка, подумайте об этом. Гермиона молча обливалась потом. На что она надеется? Ей же прекрасно известно, что Снейп один из лучших легилиментов в мире. - Ну же, мисс Грейнджер, - в ровном голосе Мастера зелий появились нетерпеливые нотки, и Гермиона наконец решилась: - Хорошо, - она потеребила застежку мантии. – Только я не знаю, с чего начать. Снейп вернулся в свое кресло и, наполнив чашку девушки новой порцией горячего напитка, протянул ее Гермионе. - Лучше всего с начала, - посоветовал он. - Что именно вы хотите узнать? – гриффиндорка поерзала в кресле и робко подняла глаза на профессора зельеварения. - Все, - мужчина выразительно приподнял бровь и выжидательно посмотрел на Гермиону. Девушка немного помолчала, собираясь с мыслями. Обхватив чашку холодными пальцами, она тихо начала рассказывать. - Наверное, придется вернуться к тому времени, когда вы привезли нас с Гарри к себе, - Гермиона бестолково повертела в руках чашку и, тихонько вздохнув, осторожно поставила ее на стол. – Сначала мне было очень неуютно здесь, - призналась она и, зябко поежившись, спрятала ладони под мышки. - Каждый вечер, как только моя голова касалась подушки, я мгновенно засыпала, но спала очень беспокойно: мне постоянно снились кошмары, сквозь сон слышались какие-то скрипы и шорохи, а проснуться почему-то не получалось. Кстати, с Гарри происходило то же самое. Ну, я заметила еще много всяких мелочей, не заслуживающих внимания, но заставляющих постоянно держаться в напряжении, - девушка бросила на Снейпа быстрый взгляд исподлобья, и Мастер зелий кивнул, давая понять, что внимательно ее слушает. Судя по расслабленной позе и чуть скучающему выражению лица, для Снейпа все вышесказанное новостью не являлось. – Не знаю почему, но поначалу мне было в вашем доме немного жутко, - призналась Гермиона. - Только поначалу? - мужчина задумчиво взглянул на свернувшуюся в кресле девушку. Она кивнула. - Через некоторое время такое аномально быстрое засыпание прекратилось, и кошмары тоже перестали меня беспокоить, хотя Гарри продолжал жаловаться на то, что ему постоянно снится, как он выражался, «какая-то гадость». А мне стало спокойно и хорошо. Потом выяснилось, что магия вашего дома не действует на меня, - Гермиона помолчала. - Помните, я сказала, что не являюсь вашей родственницей? Именно поэтому я и была в этом уверена. - Почему «поэтому»? – профессор сплел пальцы в замок и впился в лицо девушки внимательным взглядом. - Да потому, что если бы я была кровной родственницей Снейпов, ваша фамильная магия не подействовала бы на меня с самого начала! А ведь изначально она на меня очень даже действовала, а потом вдруг перестала. Последние недели я была так огорошена стремительно развивающимися событиями, что просто не подумала об этом. То несчастье с Гарри, то нападение Упивающихся на район, в котором живут мои родители, то вас ранили… - голос Гермионы предательски дрогнул. - Сами понимаете, не до размышлений было. Да, кстати, совсем недавно я выяснила, что меня слышит Тинли. А раньше не слышал! Он сам сказал. К тому же эльф меня не слушается. Конечно, я понимаю, что Тинли…кхм… уникальный эльф, второго такого нет, но он был бы просто обязан слушаться меня, будь я кровной родственницей его хозяина. - Ну, поведение Тинли трактовать можно как угодно, – хмыкнул Мастер зелий. – Это не может считаться доказательством, да, собственно, ничего и не доказывает. Вы должны понимать, что проклятье, наложенное на Эмили Снейп, необратимо и слишком серьезно, чтобы можно было полагаться на ваши домыслы. Конечно, вы еще слишком молоды и считаете, что с вами никогда не случится ничего по-настоящему ужасного… - Вы это серьезно?! – не поверила Гермиона. – Вы что же, совсем за идиотку меня держите? - оскорбилась она. - Нет, - сквозь зубы выдавил Мастер зелий: только скандала ему сейчас и не хватало для полного счастья, поэтому он быстро вернул разговор в интересующее его русло. - Все это, конечно, очень интересно, мисс Грейнджер, но какое, позвольте спросить, отношение ваш рассказ имеет к Аличе? - Самое прямое, - хмуро буркнула девушка и мрачно посмотрела на своего бывшего учителя. – Она мне приснилась. А после этого начались настоящие странности. Вот поэтому Аличе меня и заинтересовала. Кстати сказать, я никогда не видела ее портрета и вообще не представляла, кто это. Ее постоянно не было на месте. Холст всегда пустовал. Мастер зелий несколько раз озадаченно моргнул, переваривая полученную информацию. - Она вам что? - наконец спросил он. - Приснилась она мне, - сердито повторила Гермиона. - И какого рода странности начались после этого? - Как раз после этого сна, как я понимаю, ваш дом меня и принял. - То есть просто так взяла и приснилась? И после этого защитная магия дома стала вас оберегать как члена семьи? – казалось, Снейп ожидал чего угодно, только не этого: мало ли что там кому снится. - Ну, может, и не просто так, - со вздохом призналась Гермиона и задумчиво поводила пальцем по поверхности стола. – Сначала я разбила зеркало. - Так, а теперь еще раз и по-человечески. Какое зеркало вы разбили и когда? - То самое, которое висит в рабочем кабинете вашей прабабушки. - То есть, то самое целое и невредимое зеркало? – уточнил зельевар. Голова профессора медленно, но верно начинала болеть. - Да, - Гермиона подняла на Снейпа блестящие карие глаза и для убедительности пару раз кивнула. - Да вы что, сами не понимаете, что несете бред?! – не выдержал профессор, сжимая пальцами виски и страдальчески морщась. - И не бред! Можете Гарри спросить! – огрызнулась девушка. - А Поттер-то тут при чем? – Снейп недоуменно приподнял бровь. Кажется, Гермионе удалось его удивить. Она поняла, что сболтнула лишнее, но отступать было уже поздно: раз сказала «А», придется говорить и «B». - Нам с Гарри скучно было, вот мы и решили немного по дому побродить. Вы же все время в лаборатории были, - это прозвучало как обвинение, и Гермиона разозлилась на себя за это. - Ну разумеется! Я же не знал, что с вами надо нянчиться. Я ошибочно предполагал, что два совершеннолетних волшебника вполне способны понимать английский язык. Я же сказал, чтобы вы не шлялись до дому!!! - Не орите на меня! Секунду Снейп яростно смотрел на покрасневшую от гнева Гермиону, потом глубоко вздохнул и, досчитав про себя до десяти, уже гораздо спокойнее приказал: - Продолжайте. Он сердито ткнул палочкой в свою чашку, подогревая остывший чай. Гермиона неодобрительно покачала головой, но воздержалась от комментариев по поводу кулинарных экспериментов профессора. - Мы поднялись на чердак. Гарри думал, что там можно найти что-нибудь интересное, - пояснила она. Поймав на себе удивленный взгляд зельевара, девушка сделала паузу вопросительно приподняла бровь, неосознанно копируя его мимику. - Гарри думал, - передразнил ее Снейп. – Когда это он научился? - Вы всегда были несправедливы к нему! – обиделась за друга Гермиона. - Ну конечно, во всем виноват Снейп, - неожиданно беззлобно ухмыльнулся зельевар. - Не утрируйте, - девушка улыбнулась ему в ответ самыми уголками губ. – Я никогда так не думала. - Утешили, - мужчина фыркнул в свою чашку. - Ну так вот, - продолжила Гермиона, - мы увидели на чердаке маленькую дымчатую кошку. Она юркнула в какую-то приоткрытую дверь, и мы решили посмотреть, что там. Снейп промычал что-то нечленораздельное, но явно неодобрительное. Девушка вздохнула и задумчиво продолжила: - Естественно, ничего, кроме старого хлама, там не обнаружилось, но, знаете, Гарри легче убить, чем переубедить. Ой! – она испуганно зажала рот ладошкой. Снейп откровенно развлекался, глядя на смущенное лицо и стремительно наливающиеся краской щеки Гермионы. - Простите, вырвалось, - пролепетала она, опуская глаза. – В общем, пока Гарри не убедится в своей неправоте на собственном опыте… - девушка безнадежно махнула рукой. – Ну, вы понимаете. - Даже лучше, чем вы думаете, - заверил ее Снейп. – Значит, вас занесло в рабочий кабинет Аличе. Ясно. Что вы там говорили насчет зеркала? – напомнил Мастер зелий. - Я его разбила, - угрюмо призналась Гермиона. - Вы в этом уверены? - Абсолютно. Я нечаянно наступила на хвост спрятавшейся за ширмой кошки, она заорала, я испугалась, споткнулась и… В общем, зеркало упало и разбилось. Вдребезги, - Гермиона тоскливо посмотрела на незажженный камин и покаянно вздохнула. Снейп скептически хмыкнул и побарабанил пальцами по подлокотнику своего кресла. - Ладно, что было дальше? – наконец спросил он, выводя из задумчивости загрустившую гриффиндорку. - А дальше мы с Гарри испугались, что Тинли услышит грохот, застукает нас в комнате и доложит вам, что зеркало разбито. Знаете, не хотелось лишний раз вас злить. А потом, ночью, я разбила это зеркало еще раз. Только теперь уже во сне. - Ничего не понимаю, - едва слышно пробормотал Снейп. - Расскажите подробнее о том, что вам приснилось, - потребовал он. - Очень странный сон: как будто я снова поднимаюсь на чердак, но уже одна, без Гарри, и иду в ту самую комнату, где мы были днем. Я не хотела туда идти, мне было страшно, но я ничего не могла с собой поделать. В общем, я дошла до кабинета вашей прабабушки и вошла. Вот тогда-то я и увидела Аличе: она сидела напротив совершенно целого зеркала и, как мне показалось, ждала меня. - Вас? - Да, меня, - убежденно кивнула Гермиона. – Она подошла ко мне, сказала, чтобы я не боялась и заглянула в мои мысли. Она тоже была лигилиментом, как и вы? - Да, - Снейп рассеянно потер подбородок. – Продолжайте, пожалуйста. - Потом она подвела меня к зеркалу, зачем-то толкнула в спину, я потеряла равновесие, оперлась о раму зеркала и снова его разбила. И опять порезалась! Тот же палец, что и наяву! – пожаловалась девушка. Снейп вздрогнул и впился в Гермиону тяжелым неподвижным взглядом. - Дальше, - прошелестел он. Девушка поежилась. - А потом Аличе схватила меня за руку, прижала пальцами порез и остановила кровь. Она быстро-быстро прочитала какое-то заклинание, я почувствовала сильную боль, как будто что-то жгло мою руку, закричала и проснулась. - Это все? – резко спросил зельевар. Гермиона подняла на него испуганные глаза и медленно покачала головой: - Когда я проснулась, я увидела шрам на пальце. Знаете, он был такой странной формы… - девушка потерла лоб, вспоминая. - Похоже на звезду с семью лучами. А через несколько минут он бесследно исчез. Вот. Секунду стояла тишина. - Почему вы не рассказали мне об этом раньше? – Снейп со стуком поставил чашку на блюдце и с плохо скрываемым раздражением посмотрел на сжавшуюся в кресле Гермиону. - Я не думала, что… - А стоило бы. Для разнообразия, - Мастер зелий не удержался от язвительного комментария и, заметив, как поникли плечи девушки, уже мягче добавил: - Продолжайте. - Я не думала, что это важно. Сначала я попросту забыла и об Аличе и об этом сне. А вспомнила я о ней совсем недавно: тогда, когда вы рассказали о проклятии Эмили. Мне, знаете ли, никак не хотелось, чтобы вы считали меня своей родственницей. Я-то в это никогда не верила, а вам были нужны доказательства. Я решила разобраться во всем самостоятельно, а потом уже рассказать обо всем вам. Вы, между прочим, тоже не страдаете излишней откровенностью.

Талина: - Ну и зачем вы затеяли это расследование? – Снейп пропустил ее колкость мимо ушей. - Неужели непонятно? Вы же вышвырнули меня из своей комнаты, когда я там случайно заснула. Подумали Мерлин знает что и потащили к портретам. О проклятии рассказывать, - несмотря на язвительный тон, девушка мучительно покраснела и затеребила застежку мантии. Снейп недоверчиво на нее посмотрел. Она что, серьезно? Он настолько ей нравится, что она затеяла это безумное расследование? - Я терялась в догадках, что может значить этот сон. Начала думать, что Аличе ваша родственница и зачем-то провела обряд Родства. Понадобилась же ей зачем-то моя кровь! Но… Во-первых, я не видела ее портрета и не была уверена в том, что она действительно член вашей семьи. Мало ли что я думаю. Ее цели вполне могли отличаться от тех, что я себе вообразила. И знаете, меня еще один момент смущает. Насколько я помню, обряд Родства на крови может провести только ныне здравствующий представитель рода? Профессор кивнул. - А ведь вы неоднократно говорили, что являетесь единственным оставшимся в живых потомком рода Снейпов, и вы ничего такого не делали. Так ведь? – тихо спросила Гермиона. Зельевар снова ограничился кивком. – Вот поэтому я ничего вам и не сказала. Я совсем запуталась и не хотела забивать вам голову всем этим, - после секундной паузы призналась она. – У вас и так забот полно с тем зельем, что мы пытаемся сварить. - Очень жаль, что вы не рассказали мне об этом раньше. Удалось бы избежать… - он неловко замолчал. Да ничего бы не удалось! Тогда все только еще больше осложнилось бы: он не смог бы объяснить этой настырной девчонке, почему ей стоит держаться от него подальше. А все этот перестраховщик Дамблдор со своей Нерушимой клятвой. «Северус, мальчик мой, надеюсь, ты меня поймешь правильно, я доверяю тебе, но если об этом зелье и его свойствах кто-нибудь узнает… Не мне объяснять, к чему это может привести». И Снейп, стиснув зубы, согласился. Вынужден был согласиться и связать себя Нерушимой клятвой. Он никому не сможет рассказать об этом зелье и остаться после этого в живых. Он умрет сразу же, как только заикнется об этом. Старый интриган не оставил ему выбора. - Есть способ проверить ваши догадки, мисс Грейнджер, - Снейп встал и хмуро посмотрел на Гермиону. Он был растерян и за показной грубостью хотел спрятать свои истинные чувства: неверие и радость оттого, что Гермиона не отступилась, даже когда узнала о том, чем ей может грозить связь с предполагаемым родственником. Нет, Снейп понимал, что между ними все равно ничего не может быть, но его глупое сердце радовалось, несмотря на все разумные доводы и бешено билось где-то у самого горла. Проклятый Дамблдор, проклятое зелье, проклятая война… - Я сейчас вернусь, - Снейп прервал затянувшееся молчание и стремительно исчез за дверью. Гермиона даже не успела удивиться по-настоящему, как он уже вернулся с тем самым кубком, из которого поил полумертвого Гарри Зельем родства. В кубке плескалась какая-то слабо флуоресцирующая жидкость, и мужчина осторожно, чтобы не расплескать, установил серебряный сосуд посреди стола. В его руках откуда-то взялся совсем крохотный кинжал, и Снейп молниеносным движением полоснул остро заточенным лезвием по запястью. Гермиона вскрикнула: ярко-алая кровь тонкой струйкой полилась в кубок, заставляя зелье в нем засветиться еще ярче. - Успокойтесь, мисс Грейнджер, - через мгновение Снейп ловко зажал рану и остановил кровь при помощи заклинания. – Дайте палец. Тот, который вы поранили о зеркало Аличе, - потребовал он. Гермиона сидела, не в силах пошевелиться и, как завороженная, смотрела на окровавленный рукав рубашки Мастера зелий. Не дождавшись реакции со стороны гриффиндорки, Снейп поднял голову и недоуменно посмотрел на застывшую, как изваяние, девушку. Проследив за ее взглядом, он произнес очищающее заклинание, убирая с ткани ставшие бурыми пятна крови, и мягко сказал, обращаясь к перепуганной девушке: - Вам не будет больно. Обещаю. Она вздрогнула и нерешительно протянула ему руку. - Указательный палец, - нервно сглотнув, хрипло подсказала Гермиона. Снейп осторожно поднес ее руку к кубку: - Прикоснитесь пальцем к поверхности, - прошептал он прямо ей в ухо, отчего по коже побежали мурашки. Девушка вздрогнула и, словно, загипнотизированная, опустила палец в кубок. Зелье вдруг вспыхнуло всеми цветами радуги, через мгновение сменившимися ровным голубоватым свечением. Гермиона охнула от неожиданности и резко отдернула руку. Контакт с зельем прервался, и сияние медленно, словно нехотя, угасло. Снейп взял маленькую ладошку в свою руку и осторожно повернул так, чтобы были видны подушечки пальцев. Через секунду он резко выдохнул и, отпустив руку Гермионы, прошипел сквозь зубы неприличное слово: на ее правом указательном пальце проступил маленький, едва заметный шрам в виде семилучевой звезды. - И что это значит? – хмуро поинтересовалась девушка. - Подрастете – узнаете, - отрезал Снейп. - Я не о ваших предположениях относительно патологической анатомии Мерлина, а об этой отметке на моем пальце, - она помахала рукой перед лицом Мастера зелий. - У меня есть одно предположение и на этот счет, и оно, надо сказать, мне очень не нравится, - Снейп нахмурившись, задумчиво поправил упавшую на глаза прядь волос и рассеянно потер подбородок. Несколько минут он о чем-то сосредоточенно размышлял, потом бросил взгляд на напрягшуюся Гермиону и, тихо сказав: - Ждите меня здесь, - вышел из гостиной.



полная версия страницы