Форум » Библиотека-7 » Плохая примета, СС/ГГ, Romance, R, макси. 22 глава от 05 февраля » Ответить

Плохая примета, СС/ГГ, Romance, R, макси. 22 глава от 05 февраля

Талина: Название: Плохая примета Автор: Талина Бета: Мирадора Рейтинг: R Пейринг: СС/ГГ Жанр: Romance Дисклаймер: Герои принадлежат Джоан Роулинг. Саммари: Считается, что разбить зеркало – это плохая примета. А уж если разбитое зеркало было не простым, а волшебным, тогда в вашей жизни могут произойти самые невероятные перемены. Все персонажи, вовлеченные в действия сексуального характера, являются совершеннолетними. Комментарии: 1. AU. Канон, соответственно, не учитывается. 2. Большое спасибо Loy Yver за оказанную помощь. :) Статус: в работе

Ответов - 188, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Талина: Глава 17 Гермионе уже несколько дней не давала покоя странная реакция Мастера зелий на ее вполне невинный вопрос. Может быть, он просто вспомнил, кто перед ним, и пожалел о том, что разоткровенничался пусть хоть и с бывшей, но студенткой? «Да еще и гриффиндоркой», - Гермиона мрачно усмехнулась и, закрыв толстый фолиант, побарабанила пальцами по поверхности стола. Она рассеянным взглядом оглядела книжные шкафы и вздохнула. На следующий день после того памятного разговора Снейп с непроницаемым выражением лица заявил, что поскольку ему некогда развлекать ее (при этих словах он брезгливо поморщился), то мисс Всезнайка, дабы не сходить с ума от безделья, может пользоваться библиотекой. Получив разрешение Мастера зелий приходить в библиотеку в любое время и читать все, что покажется ей интересным, Гермиона, позабыв о высшей трансфигурации, стала искать книги, посвященные истории рода Снейпов. Значит, профессор не хочет ничего ей объяснять, потому что это не ее дело? Отлично. Она сама найдет ответ на интересующий ее вопрос. В общем-то, в глубине души Гермиона понимала, что Снейп абсолютно прав: ну не касаются ее тайны его семьи. Никоим образом не касаются, но, тем не менее, гриффиндорское любопытство еще никто не отменял, да и личностные качества мисс Грейнджер не давали ей спокойно забыть о разговоре с Мастером зелий. Ее пытливый ум требовал ответа на поставленный вопрос: почему Снейпам ни в коем случае нельзя вступать в браки с кровными родственниками? Гермиона нашла пять толстенных томов хроник семьи и несколько дней самозабвенно штудировала их. Просмотрев от корки до корки третью по счету книгу, она захлопнула тяжелый, украшенный серебром и сапфирами переплет и, тяжело вздохнув, потерла переносицу. Глаза девушки покраснели от усталости и немилосердно слезились: ей пришлось разбирать рукописные записи на староанглийском языке. То еще удовольствие! Девушка скривилась при одном воспоминании об этом. Гермиона подперла щеку кулаком и задумалась: что именно ей удалось узнать? С сожалением она вынуждена была признать, что впервые не смогла найти в книгах интересующей ее информации. Разве что теперь она знала родословную Мастера зелий с V века (первая запись была датирована 458 годом) и до конца XIV века включительно. Дальше читать уже не было смысла: девушка прекрасно помнила слова Мастера зелий: «Снейпам родственные браки противопоказаны чуть ли не с незапамятных времен». Гермиона вернула на место тяжелую книгу и, подойдя к окну, с тоской уставилась на залитые солнечным светом окрестности. Тополиная аллея так и притягивала взгляд, и девушка поймала себя на мысли, что ей очень хочется побродить между вековыми деревьями, потрогать нагретую солнцем шершавую кору, услышать шепот ветра в раскидистых кронах и вдохнуть полной грудью воздух, напоенный ароматами погожего летнего дня. Но, к сожалению, мечтам Гермионы не суждено сбыться: ей предстоит сидеть взаперти еще неизвестно сколько времени! Девушка вздохнула и отошла от окна, силясь побороть искушение распахнуть тяжелые створки и хотя бы просто подышать свежим воздухом, потому что знала, что ничего у нее не выйдет. После того, как она попыталась сбежать в ту ночь, когда Дамблдор забрал Гарри, Снейп так заколдовал входную дверь и все окна, что открыть их мог только он сам или Тинли. Эльф периодически проветривал комнаты, но стоило только Гермионе появиться на пороге, как окно немедленно захлопывалось, заставляя гриффиндорку тихо звереть от бессильной ярости. Девушка снова уставилась на высоченные шкафы, заставленные множеством настоящих раритетов. Странно, но это впервые оставило ее почти равнодушной. Она не ожидала, что Снейп разрешит ей беспрепятственно пользоваться библиотекой, но, тем не менее, это чудо произошло. Конечно, это было приятной неожиданностью, но Гермиона никак не могла понять ПОЧЕМУ? Почему раньше он запрещал ей даже приближаться к библиотеке, а теперь вот так просто разрешил ей приходить сюда в любое время (и дверь перестал запирать!) и читать все, что ей заблагорассудится? Может, надеялся избавиться от нее таким образом? Дал ей возможность заняться любимым делом, чтобы она не мозолила ему глаза? Девушка вздохнула. Нет, она, конечно, любила книги, но…

Талина: Если бы несколько месяцев назад Гермионе Грейнджер сказали, что ей станет скучно в библиотеке, где находятся редчайшие книги, что ей будет не хватать простого человеческого общения, она первая рассмеялась бы в лицо этому человеку. Где это видано, чтобы гриффиндорская всезнайка скучала в библиотеке?! Однако, как выяснилось, все не так-то просто. В Хогвартсе девушка, действительно, большую часть времени проводила среди пыльных книг, но, тем не менее, она каждый день общалась с друзьями и однокурсниками и практически ни на минуту не оставалась одна. Долгие часы в читальном зале пролетали незаметно, и девушка не чувствовала себя одиноко благодаря незримому присутствию мадам Пинс, никогда не оставлявшей святая святых - хогвартскую библиотеку – без присмотра. Рядом с Гермионой всегда находился кто-то, с кем можно было просто обмолвиться словом или поделиться впечатлением о прочитанной недавно книге, да на худой конец, элементарно поговорить ни о чем! То, что Гарри и Рону было не очень понятно, что хорошего в книгах и как можно столько времени торчать в библиотеке, значения не имело: они все равно вежливо ее выслушивали и даже иногда вставляли реплики в ее монологи. А теперь оказалось, что Гермиона лишена и этого! Девушка нервно провела рукой по растрепанным волосам, тщетно пытаясь хоть немного пригладить непослушные локоны, и несколько раз раздраженно прошлась из угла в угол. Через несколько минут подобного метания она вдруг резко остановилась, словно налетев с разбегу на стену, и, закусив губу, опустилась в глубокое кресло. - Мерлин, как ты мог так со мной поступить? Здесь же совершенно никого нет! Только глухой эльф и профессор зельеварения, который упорно делает вид, что меня не существует! – простонала она. Поняв, что больше ничего не сможет прочитать, Гермиона в который раз вздохнула и, выскользнув из библиотеки, плотно прикрыла за собой тяжелую дверь. Если сюда каким-то образом забредет Косолапсус, им точно не жить. Ни ей, ни ее питомцу. Мысли о коте немного подняли Гермионе настроение, и она решила вернуться в свою комнату. До ужина оставалось еще достаточно времени, так почему бы не посвятить его заботам о единственном существе в этом доме, нуждавшемся в ее обществе? Едва переступив порог, она сразу же чуть не наступила на бросившийся к ней под ноги рыжий шар. Кололапсус обиженно мяукнул: как хозяйка могла про него забыть?! Гермиона присела корточки и, потрепав кота по пушистому загривку, печально вздохнула: - Как же мне скучно. Если бы ты только знал, как мне скучно! На приплюснутой кошачьей морде появилось какое-то странное выражение, и Косолапсус, вывернувшись из ласковых рук хозяйки, отошел от нее на несколько шагов и уселся к ней спиной, демонстрируя полную независимость. Гермиона снова вздохнула: - Я знаю, что виновата, милый, и очень рада, что ты снова со мной, но ты не умеешь разговаривать. Прости, но я устала слышать только свой голос. Кажется, я просто схожу с ума. О профессоре Снейпе можно было вовсе не вспоминать: его присутствие в доме никак не облегчало страданий Гермионы. После того памятного разговора, Снейп, хоть и появлялся в столовой, но ничего, кроме «доброе утро» и «спокойной ночи» девушка от него не слышала. В конце концов, читать, читать, еще раз читать и не делать больше ничего несколько дней напролет не могла даже она, Гермиона Грейнджер! Ей нужно было хоть чем-то занять себя. Больше она этого не выдержит. Ее деятельная натура изнывала из-за вынужденного безделья, но попадаться на глаза Снейпу лишний раз почему-то не хотелось: она еще помнила его гневный взгляд и раздраженное шипение: «Я буду в лаборатории, но если вам придет в голову беспокоить меня по пустякам, за вашу жизнь я не дам и ломаного сикля! Подумайте об этом на досуге». Именно об этом Гермиона и думала на протяжении последнего часа, и именно это останавливало ее: она придумала, как можно развеять скуку, но попасться профессору под горячую руку не хотелось совершенно. Девушка сгребла в охапку разобиженного ее невниманием кота и, не обращая внимания на его недовольное шипение, забралась с ногами на кровать. - Как думаешь, Косолапсус, что сделает профессор: сначала выслушает меня, а потом убьет, или убьет сразу, не утруждая себя выслушиванием «очередной гриффиндорской глупости»? – рассеянно спросила Гермиона, поглаживая пушистую рыжую шерсть. Кот фыркнул и закрыл глаза. - Вот и я так думаю, - печально кивнула Гермиона. – Зачем ему в лаборатории гриффиндорская заучка? Мешаться под ногами? Он и без помощников прекрасно справляется. Оставшееся до ужина время Гермиона провела в раздумьях: попытаться ли напроситься к Снейпу в помощницы или забыть об этом раз и навсегда. Инстинкт самосохранения отчаянно призывал девушку помалкивать и не лезть на рожон, а гриффиндорские храбрость и безрассудство толкали ее на авантюру. Когда до ужина осталось минут пять, Гермиона поняла, что в ней победили, как всегда, истинно гриффиндорские качества. «Была не была!» - решилась девушка и, глубоко вздохнув, направилась в столовую. По лестнице она спускалась медленно и осторожно, так, словно ступени были покрыты толстым слоем льда. Гермиона неосознанно пыталась оттянуть момент неизбежной встречи со Снейпом. Ее, откровенно говоря, не очень страшила неминуемая вспышка гнева со стороны профессора: она привыкла к этому за семь лет обучения в Хогвартсе, но поскольку Мастер зелий волею случая оказался единственным человеком, с которым девушка на данный момент могла общаться, ей не очень-то хотелось осложнять свои и без того непростые отношения с ним. Но и сходить с ума от безделья она больше не могла. На пороге столовой гриффиндорка немного задержалась, выравнивая дыхание и вытирая о джинсы внезапно вспотевшие ладони. Сделав несколько глубоких вдохов, Гермиона взяла себя в руки и, гордо подняв голову, шагнула в комнату. От волнения сердце девушки пропустило несколько ударов, и…

Талина: Гермиона чуть не застонала от разочарования: профессора в столовой не было. И, судя по тому, что на столе стоял только один прибор, ужинать ей придется в одиночестве. Гермиона уже привычно вздохнула и, с ненавистью посмотрев на овсянку, принялась вяло ковыряться ложкой в тарелке. Девушка бросила хмурый взгляд на стоящего в уголке ехидно ощерившегося Тинли и, сердито нахмурившись, отвернулась. Жаль, что эльф не слышит никого, кроме Снейпа: Гермиона боролась с желанием высказать этому маленькому пакостнику все, что думает о холодной овсянке в качестве ужина и о нем самом. Через несколько минут она все же не выдержала и, с досадой отбросив ложку, гневно обернулась к Тинли. Пусть он ее и не услышит, но она хоть отведет душу! - Знаешь что, - как заправская змея, прошипела Гермиона, - я всегда хорошо относилась к домовым эльфам, но ты… Ты исключение из этого правила. Профессор был абсолютно прав, когда сказал, что ты совершенно неадекватное создание! Вот! - Сама такая! – рявкнул Тинли и, выпучив глаза, уставился на открывшую рот девушку. - Что-о? – просипела Гермиона и, прочистив горло, уже нормальным голосом осторожно поинтересовалась: - Ты меня слышишь? Эльф недоверчиво шевельнул ухом и, прищурившись, подозрительно посмотрел на девушку. - Ты же не Снейп, - наконец хмуро изрек он. - Какая проницательность! – язвительно откликнулась Гермиона и от избытка чувств даже всплеснула руками. – Однако раз уж ты меня слышишь, изволь принести мне что-нибудь съедобное, - воспользовавшись ситуацией, потребовала девушка. Надо отдать ей должное: гриффиндорка довольно быстро пришла в себя. - И не подумаю, - скривился эльф и, щелкнув пальцами, исчез, оставив Гермиону в еще большей растерянности. - Интере-есно-о, - протянула она, решительно отодвигая от себя тарелку с холодной и совершенно несъедобной кашей. Насколько Гермиона знала домовых эльфов (а знала она их очень хорошо), эти обычно милые от природы существа относились к волшебникам с уважением. Конечно, справедливости ради следует признать, что они были безгранично преданы только своим хозяевам, но и ко всем остальным относились более или менее дружелюбно и НИКОГДА открыто не хамили. По крайней мере, так прямо и непосредственно, как Тинли, который, кажется, еще и получал от процесса немалое удовольствие. «Так, и что бы все это могло значить?» - задумалась Гермиона. Девушка потерла переносицу и нахмурилась: на Тинли было наложено заклятье, из-за которого он лишился возможности слышать кого бы то ни было, кроме хозяина и членов его семьи. Для того чтобы эльф услышал человека, тот должен быть или Снейпом от рождения, или хотя бы супругом одного из Снейпов. Мерлин, глупость-то какая! Гермиона наотрез отказывалась верить в то, что может оказаться родственницей Мастера зелий. Должно же быть какое-то другое объяснение! Тем более что эльф, хоть и слышит ее, но совершенно не собирается слушаться. Плевать он хотел на то, что она ему говорит, что только что и продемонстрировал, исчезнув из столовой самым бесцеремонным образом. Гермиона некоторое время бездумно смотрела в окно, накручивая на палец прядь волос, но мозг ее, не привыкший бездействовать, продолжал обдумывать то, что произошло. Как следствие через несколько минут девушке в голову пришел один очень интересный вопрос: а слышал ли ее Тинли тогда, когда они вместе с Гарри только-только оказались в доме Мастера зелий? Судя по тому, что он совершенно не реагировал на ее реплики до сегодняшнего дня, вряд ли. Но почему тогда теперь?.. Стоп. А если… Аличе. Женщина из сна. Как же Гермиона могла про нее забыть?! Девушка возбужденно подпрыгнула на стуле. Аличе зачем-то понадобилась кровь Гермионы. Интересно зачем? И еще: она пообещала дать ей защиту и совершенно очевидно колдовала, пусть даже гриффиндорка и не смогла узнать заклинание. Что же она такое наколдовала? Что сделала с ней? И что за защиту она так жаждала дать гриффиндорке и самое главное: зачем?! Гермиона закусила губу и машинально потерла подушечку указательного пальца: шрам бесследно исчез и совершенно ее не беспокоил, но девушка приобрела привычку время от времени тереть палец. Ну и что ей теперь делать со всеми этими догадками? Где найти эту таинственную Аличе и как узнать, что вообще происходит? Гермиона уже ощутила волнение, которое всегда появлялось у нее тогда, когда на ее пути вставала очередная требующая разрешения загадка. И тут… Тут все ее блестящие умозаключения разбились об одно совершенно непреодолимое препятствие: Гермионе абсолютно некстати вспомнилось, что профессор неоднократно упоминал о том, что он единственный оставшийся в живых потомок древнего рода. Значит… Да ничего это не значит! Гермиона почувствовала, что запуталась и окончательно расстроилась. Поверить в то, что декан Слизерина ее кровный родственник она не могла, равно как не могла поверить в то, что Аличе, к примеру, родная сестра зельевара, потерянная в детстве растяпами-родителями. К тому же Гермиона вынуждена была признать, что не видела ее портрета в галерее на втором этаже. Однако теперь девушка вспомнила об очевидном внешнем сходстве между зельеваром и странной женщиной, приснившейся ей несколько недель назад: такие же черные волосы (только у Аличе они были ухоженными и блестящими), выразительные темные глаза под надменно изломанными бровями и совершенно чарующий бархатный тембр голоса. Гриффиндорка почувствовала, как кровь прилила к щекам, и нервно хихикнула. Нет, это уже не лезет ни в какие рамки. Это уже индийское кино получается! Конец первой серии. Девушка решительно отодвинула стул и встала: если она не может найти Аличе и выяснить, что та с ней сотворила, то в ее силах хотя бы отыскать этого странного эльфа и задать ему все интересующие ее вопросы. Благо, теперь он не сможет притвориться, что ничего не слышит. Однако надеждам Гермионы не суждено было оправдаться: Тинли не было ни в гостиной, ни на кухне, ни в кладовой. Да-да, она не поленилась и заглянула даже туда! Все напрасно: гадкий эльф, словно почувствовав желание Гермионы пообщаться, как в воду канул. Девушка вернулась к себе и, провалявшись без сна битый час (пожалуй, она впервые пожалела об утраченной способности засыпать сразу после того, как ее голова соприкасалась с подушкой!), решительно выбралась из-под одеяла и, набросив мантию прямо на пижаму, отправилась в подвал, где находилась лаборатория Мастера зелий, искренне надеясь, что Снейп еще там: вломиться к нему в комнату она бы ни за что не решилась. Пусть профессор и не желает обсуждать с ней семейные тайны, но, быть может, он не откажется от ее помощи в лаборатории. Гермиона дошла то такой степени отчаяния, что готова была согласиться даже драить котлы без помощи магии. Девушка спустилась в подвал и в нерешительности замерла перед дверью лаборатории. Немного поколебавшись и несколько раз напомнив себе о том, что она гриффиндорка, Гермиона, чувствуя непонятную робость, подняла руку и тихонько постучала. «Может быть, его там и нет», - закралась в ее голову малодушная мыслишка, и девушка постаралась отогнать ее от себя, однако мыслишка упорно отказывалась покидать голову Гермионы. Постояв перед закрытой дверью несколько минут, девушка пришла к выводу, что Мастера зелий в лаборатории нет и уже собралась, было, вернуться к себе, но именно в этот момент послышался щелчок, и дверь лаборатории медленно открылась.

Талина: * * * Несколько дней, почти безвылазно проведенных в лаборатории, принесли результат: Снейп снова дошел до того этапа, на котором в прошлый раз он и ухитрился испортить зелье из-за случившегося не вовремя вызова Темного Лорда. Теперь основа будущего зелья снова была сварена. Снейп поморщился и, повернувшись к разложенным на столе алхимическим приспособлениям, принялся отвешивать нужное количество толченого копыта гиппогрифа. В принципе, Мастер зелий мог поздравить себя с тем, что за это время ему также удалось вычислить еще два нужных для зелья ингредиента, но настроение его было хуже некуда. И было из-за чего: руки все еще болели (Поппи Помфри не обещала значительного улучшения еще как минимум в течение месяца) и, что гораздо хуже, периодически дрожали. Снейп нахмурился. Тонкие пальцы нервно отбросили с лица прядь, выбившуюся из туго стянутых в хвост волос. Профессор повернулся к котлу с медленно кипящим зельем и, положив на стол хронометр, взмахнул волшебной палочкой, гася огонь: перед добавлением следующего ингредиента основу необходимо было остудить. Снейп разлил дымящееся густое варево по трем маленьким котлам. На два из них он наложил чары консервации: если дальше что-то пойдет не так, у него будет возможность продолжать эксперименты, не теряя несколько дней на восстановление уже приготовленной основы. Мастер зелий бросил взгляд на лист пергамента, исписанный сложными алхимическими уравнениями, и снова нахмурился. Впервые за все время он хотел бы ошибиться, но, увы, все его решения, не единожды проверенные и перепроверенные, были, как всегда, верны. В этом и крылась вторая причина его недовольства. Мерлинова борода, ну почему именно сейчас?! Снейп отбросил пергамент в сторону и зло выругался. Если он добавит порошок из толченых копыт гиппогрифа, а потом листья мандрагоры, основа свернется. Свернется, будь она неладна! А чтобы она не свернулась, нужно добавлять ингредиенты одновременно, при этом интенсивно помешивая зелье, не позволяя ему закипеть. Снейп заложил руки за спину и прошелся по лаборатории из угла в угол. Нет, разумеется, с этой проблемой можно было справиться, но при одном условии: тут нужен второй зельевар. Скрепя сердце, Снейп вынужден был признать, что ему просто-напросто необходим помощник. Всего-то! Мастер зелий с трудом удержался от того, чтобы не рассмеяться: он никому не может рассказать об этом зелье. Дамблдор заставил его принести нерушимую клятву. А ни один уважающий себя Мастер не станет помогать ему варить неизвестно что. Стоп. Снейп вдруг замер, мысленно поздравляя себя с тем, что, кажется, нашел выход из этой ситуации. Всезнайка Грейнджер. Ну конечно! Вот кто никогда не откажется сунуть свой любопытный нос в его лабораторию! Во-первых, она не может покинуть дом без его разрешения, во-вторых, не может писать и получать письма и ее, в конце концов, совершенно не обязательно посвящать в суть эксперимента. Она нужна ему просто для того, чтобы стоять на подхвате. Ну, может быть, он позволит ей сварить одно очень редкое, но простое в приготовлении зелье, пока сам он будет продолжать работу над восстановлением рецепта. Но… Мерлин, он не умеет просить. Гордость просто-напросто не позволит ему обратиться за помощью к этой девчонке, о которой он и так начал непозволительно много думать. Тихий стук в дверь заставил его вздрогнуть и бросить взгляд на часы. Снейп удивленно и недоверчиво хмыкнул: неужели?.. И что же, интересно, могло понадобиться маленькой любопытной гриффиндорке в такой час?

Талина: * * * Послышался щелчок, и дверь лаборатории медленно открылась. Гермиона вздрогнула и, отступив на шаг, во все глаза уставилась на возникшего в дверях Мастера зелий. Под выжидающим пронзительным взглядом темных глаз она вдруг снова почувствовала себя студенткой и нервно сглотнула. - Чем обязан? – Снейп вопросительно приподнял бровь. - Я…это… я хотела… - Да, мисс Грейнджер? Воротник черной шелковой рубашки сколот булавкой-змейкой из темного серебра, волосы перехвачены черной лентой, а выражение лица… Гермиона почувствовала себя ничтожеством. - Я, наверное, пойду, - выдохнула она. – Извините. - И из-за этого вы оторвали меня от работы? Девушка вспыхнула: да он просто смеется! «Конечно, смеется. Чего ж ему не смеяться, если ты ведешь себя на редкость смешно. И глупо», - пробудился внутренний голос Гермионы. А, была не была! Девушка стремительно повернулась к Мастеру зелий и выпалила: - Профессор Снейп, можно я буду помогать вам в лаборатории? Вот это удача! - Мисс Грейнджер, это невозможно, - защитная реакция Мастера зелий сработала автоматически, и он с трудом удержался оттого, чтобы не поморщиться: вот ведь поистине «молчанье - золото». Но сказанного, увы, не воротишь. Но Гермиона, кажется, не собиралась сдаваться. «Ну, давай же!» - мысленно подбодрил девушку Снейп, не сводя с нее хмурого взгляда. - Пожалуйста, - умоляюще попросила Гермиона. – Я буду делать все, что вы скажете, только не прогоняйте меня. Я тут совсем одна. Мне даже поговорить не с кем, - она заглянула в черные глаза и жалобно вздохнула. – Если хотите, я даже буду чистить котлы. Снейп фыркнул: - В этом нет необходимости, мисс Грейнджер… - Ну пожалуйста!.. - … заклинания гораздо лучше очищают котлы. Думаю, что найду более достойное применение вашим талантам. Завтра в девять часов жду вас здесь. Имейте в виду: если опоздаете хоть на секунду, то можете сразу распрощаться с надеждой попасть в мою лабораторию. Вам все ясно? - Да… Дверь захлопнулась перед носом ошеломленной девушки. Гермиона прислонилась лбом к прохладной стене: «Невероятно!» Снейп на мгновение прикрыл глаза и позволил себе довольно улыбнуться: кажется, у него появился шанс сварить это проклятое зелье!

Талина: Уважаемые читатели! Пожалуйста, оставляйте отзывы. Глава дописывалась в состоянии легкой невменяемости, поэтому автору крайне важно знать ваше мнение относительно того, что получилось.

Dginevra: Талина чудесная глава!!! ум и память Гермионы, как всегда, не подвели! Вспомнила все-таки... мне почему-то казалось, когда она вспомнит - сразу ринется искать в библиотеке или расспрашивать портреты, но не домового эльфа... очень рада, что Гермиона и Северус начнут наконец-то общаться помимо столовой! вкусная главка, спасибо!

raichu:

Germ: Талиночка, просто чудесно. Так что не наговаривай на себя :) . Эпизод с эльфом бесподобен.. главное, чтобы Гермиона Снейпу про свой "сон" расказала побыстрее :)

Зелёный чай: Талина пишет: Только глухой эльф и профессор зельеварения, который упорно делает вид, что меня не существует! Я сначала прочитала как "эльф и глухой профессор зельеварения"

Pixie: Талина Спасибо тебе огромное за эту чудесную большую главу! Она просто замечательная! Я так рада, что Гермиона все-таки вспомнила об Аличе! Молодчина! Думаю, она скоро все поймет (а с ней и мы :)). И еще здорово, что они со Снейпом теперь будут вместе работать! :) Такой хороший повод для налаживания отношений! ;) Ну как же хочется узнать, что за зелье варит Северус! Уверена, ты придумала что-то интересное! :)

Хельдис: Хорошая глава, не переживайте. И пишите быстрее:)))

Tesoro: Талина , автор не просто был вменяем - он был в ударе! так что не переживайте Очень захватывает. Гермиона, умничка, включила мозги - и теперь, надеюсь, развязка не за горами))) Да и совместная работа сближает...

Талина: Dginevra, Dginevra пишет: мне почему-то казалось, когда она вспомнит - сразу ринется искать в библиотеке или расспрашивать портреты, но не домового эльфа... Просто эльф показался ей более доступным объектом для расспросов. raichu, Спасибо. Germ, Germ пишет: главное, чтобы Гермиона Снейпу про свой "сон" расказала побыстрее :) Расскажет, расскажет, никуда не денется. А над эльфом я планирую поиздеваться еще! Зелёный чай, Зелёный чай пишет: Я сначала прочитала как "эльф и глухой профессор зельеварения" Ну вот, уже и профессор стал глухим! И как только не издеваются над ним читатели! Pixie, Ох, я даже боюсь разочаровать тебя с этим зельем. Хельдис, Спасибо. Просто я дописывала главу, маясь температурой, потому и переживала. :) А скорость написания, боюсь, зависит от количества работы в реале. Tesoro, Спасибо! Tesoro пишет: надеюсь, развязка не за горами))) А уж как я-то на это надеюсь!

leeRA: Как же я рада новой главе!! Ура!! Талина, Глава, как всегда, замечательная. Скука Гермионы настолько настоящая и оправданная, что невозможно в это не верить. Отличный момент с эльфом. Особо понравилось это: - Сама такая! – рявкнул Тинли и, выпучив глаза, уставился на открывшую рот девушку. Эльф недоверчиво шевельнул ухом и, прищурившись, подозрительно посмотрел на девушку. Гермиона молодчинка, что начала докапываться до семейных скелетов. Не только ей, но и мне, очень уж хочется узнать, что же там намудрили родственнички Снейпа и кем таки приходится Гермиона дорогому профессору. Спасибо за главу! Надеюсь, новая поспеет быстрее.

Lasselante: Очень понравилось! Забавно читать мысли Снейпа! Бедняга, и что ж он там готовит то? Но теперь ему будит не так...одиноко А с эльфом здорово получилось, неожиданно. Главное, чтоб Гермиона не сильно зарывалась в зельеделие и продолжала детективную деятельность. Шерлок Холмс должен жить в душе каждого англичанина Успехов в написании следующей главы, ждем-с

Pixie: Талина Ты опять болеешь? :( Выздоравливай скорее! С зельем ты меня не разочаруешь, я уверена! :) Оно ведь играет важную роль, так ведь? ;)

precissely: Глава замечательная, спасибо! Очень понравилось как Северус ловко Гермиону себе помогать приставил

Талина: leeRA, leeRA пишет: Надеюсь, новая поспеет быстрее. Я буду стараться, честное слово. Lasselante, Lasselante пишет: Шерлок Холмс должен жить в душе каждого англичанина Абсолютно согласна с вами! Pixie, Pixie пишет: Оно ведь играет важную роль, так ведь? ;) Конечно. Стали бы господа волшебники так из-за него мучится, если бы зелье было не нужно. precissely, precissely пишет: Северус ловко Гермиону себе помогать приставил Так он же слизеринец! Хитрость, так сказать, в крови у него.

Ginger: Талина

precissely: Талина пишет: Хитрость, так сказать, в крови у него. угу, вот он с этой своей хитростью самого очевидного-то и не видит, как, впрочем, и Гермиона, даром что гриффиндорка

Талина: Ginger, Спасибо. precissely, precissely пишет: вот он с этой своей хитростью самого очевидного-то и не видит У него просто нет информации для анализа. Он же не ясновидец, в конце концов! precissely пишет: как, впрочем, и Гермиона, даром что гриффиндорка Ну, гриффиндорке сам Годрик велел быть смелой и сообразительной!

precissely: Талина пишет: нет информации для анализа как это НЕТ?! А по-моему вполне предостаточно, ну в крайнем случае, может свои чувства и поступки по отношению к Гермионе препарировать и делать правильные выводы

Бетти: я в предвкушении

Бетти: Даром ясновидения Снейпа наделять не надо, а вот чувства такая материя, что иногда даже мужья влюбляются в собственных жен. А Снейп - мужчина, хоть и с "темными пятнами" - зато об этом известно заранее, а не вылезает потом, как змея из корзинки со свадебными подарками. Но ГГ везёт - у неё ещё "козырь в рукаве" - Аличе на её стороне. Вот такие мысли-размышлизмы вызвала эта глава.

Бетти: Везёт же ГГ! И Снейп под боком - чудо слизеринское, а ему-то как везёт: подумал - и произошло - сама пришла! А Аличе и Тинтли - просто находка для двух супер-героев. Кстати, если смешать зеленое и красное, то получится чёрное. Обоим пойдёт! И читатели останутся под покровом черной мантии, скрывающей тайну... И много других слов, о которых можно мечтать или догадываться.

Талина: Бетти, Спасибо.

Талина: Выкладываю свеженаписанную главу, так что большая просьба: кидайте тапки.

Талина: Глава 18 Гермиона спускалась на завтрак с твердым намерением припереть к стенке наглого эльфа и задать ему парочку интересующих ее вопросов. Но девушку постигло жестокое разочарование: Тинли в столовой так и не появился. На столе снова красовался только один прибор, из чего Гермиона сделала вывод, что профессор уже позавтракал и спустился в лабораторию. Что ж, она предполагала, что завтракать ей придется в одиночестве, но именно сегодня ее это вполне устраивало: разговаривать с домовиком в присутствие его хозяина, уверенного в том, что эльф не слышит никого, кроме него, ей казалось не совсем приличным. Да и вопросы ее касались таких вещей, о которых Снейпу совершенно не обязательно знать. По крайней мере, пока. Каша на этот раз была горячей, так что Гермионе удалось, несмотря на разочарование и волнение, заставить себя поесть: вряд ли из лаборатории она выйдет до обеда, а если принять в расчет увлеченность профессора «тонкой наукой приготовления зелий», то работать придется до ужина. Однако это совершенно не пугало Гермиону: она так устала от безделья, что была готова проторчать в лаборатории хоть целые сутки, лишь бы избавиться от этого мерзкого ощущения собственной ненужности. Наскоро запив завтрак, чаем (в доме, вероятно, не осталось ни одного веника), девушка спустилась в подвал. В принципе, у нее оставалось в запасе несколько минут, но боязнь опоздать заставила ее поспешить. Впрочем, оно и к лучшему: у девушки оказалось немного времени для того, чтобы успокоиться. Она, безусловно, была рада, что Снейп разрешил ей прийти, но твердо решила не показывать свои чувства зельевару: вряд ли он их поймет и оценит. Конечно, ему-то уж точно не приходилось сходить с ума от скуки: он тут делом занимался, не то что она! Ровно в девять часов Гермиона решительно постучала в дверь лаборатории. Дверь распахнулась почти сразу, и девушка с трудом подавила довольную улыбку: ее ждали. Лицо профессора было, как всегда, хмурым и неприветливым, но теперь это не имело никакого значения: он уже дал согласие на присутствие Гермионы в лаборатории, и вряд ли выгонит ее просто так, без всяких на то оснований. Нет, пока она не натворит чего-нибудь, беспокоиться не стоило. - Доброе утро, профессор! - Не думаю, что оно такое уж доброе, но раз вы настаиваете, мисс Грейнджер… - Снейп бросил на нее скептический взгляд и сделал шаг в сторону, позволяя девушке пройти. Гермиона остановилась у самого порога и снова с восхищением принялась осматриваться: когда она приходила сюда за Зельем Родства, у нее не было времени рассмотреть все, как следует, и сейчас она с интересом наверстывала упущенное. - Мисс Грейнджер, - голос Мастера зелий вывел ее из состояния восторженного созерцания, и она повернулась к стоящему за ее спиной мужчине. - Да? Увидев ошарашенное выражение на лице Гермионы, он самодовольно ухмыльнулся: его лаборатория, действительно, была одной из лучших в Британии. - Возьмите, - он протянул ей пузатый флакон, наполненный густой маслянистой жидкостью. - Что это? - девушка осторожно приняла сосуд из рук профессора и с любопытством повертела его в руках. - Защитное средство для волос, - на лице зельевара появилась ехидная ухмылка. - А это обязательно? – Гермиона с тяжелым вздохом посмотрела на зелье. Больше всего по цвету и консистенции оно походило на свежеотжатое оливковое масло. - В общем-то, нет, конечно, но если вы им не воспользуетесь, - безразличное пожатие плечами, - боюсь, вам не понравится то, во что превратятся ваши волосы после пары дней в лаборатории. Гермиона все еще сомневалась. - Решать вам, конечно, но, по-моему, портить такие красивые волосы – глупость, - зельевар тут же прикусил язык и пожалел о вырвавшихся словах. Он повернулся к девушке спиной и принялся доставать из шкафа инструменты для обработки ингредиентов. Гермиона недоверчиво посмотрела на своего бывшего профессора и покосилась на стеклянную дверцу шкафа, где отражалось ее удивленное лицо и по обыкновению растрепанные волосы, каждый раз самопроизвольно укладывающиеся в прическу под гордым названием «воронье гнездо». Снейп обернулся и, проследив за ее взглядом, язвительно хмыкнул в своей обычной манере: - Ну, скажем так, мисс Грейнджер: у вас потенциально красивые волосы, просто нужно уделять им больше внимания. А теперь, если вы уже закончили сеанс самолюбования… - он приглашающе махнул рукой в сторону рабочего стола. – Вы же, кажется, никогда не упускали возможности научиться чему-то новому. Такого зелья вам варить еще не приходилось. Гермиона еще раз вздохнула, осторожно откупорила флакон и с обреченным видом принялась втирать в волосы защитный состав.

Талина: * * * Работать со Снейпом оказалось интересно, несмотря на то, что профессор не ответил практически ни один вопрос, касающийся того, что именно варится в маленьком котле в самом дальнем углу лаборатории. Он время от времени отдавал Гермионе четкие лаконичные указания, и ей оставалось только следовать его инструкциям. Собственно, она всего лишь добавила в котел листья мандрагоры, после чего была отправлена готовить ингредиенты для другого зелья. Краем глаза она, однако, продолжала наблюдать за профессором. Он периодически помешивал ставшее пурпурным варево и делал пометки в лабораторном журнале. Гермиона нарезала тонкой соломкой стебли ревеня и, мучимая любопытством, незаметно (как ей казалось) следила за своим наставником. - Мисс Грейнджер, если вы не боитесь того, что у вас к концу дня, скорее всего, разовьется косоглазие, то обратите внимание на свою разделочную доску хотя бы потому, что вы сейчас порежете себе пальцы вместо стеблей, и мне придется удалить вас из лаборатории как человека, чье присутствие здесь просто опасно. Вы никогда не задумывались о том, что человеческая кровь не очень хорошо сочетается с чешуей василиска? Кроме того, это слишком дорогой и редкий ингредиент, чтобы так бездарно расходовать его запасы, – в голосе Снейпа было столько презрения, что Гермиона не посмела возразить, она только покраснела и, проклиная свое неуемное любопытство, которое дипломатично предпочитала называть любознательностью, с удвоенным рвением занялась сочными мясистыми стеблями. Сосуд с чешуей она, на всякий случай, отодвинула подальше. Снейп фыркнул и легким взмахом волшебной палочки погасил огонь под маленьким котлом, наложил на него чары консервации и приблизился к рабочему месту Гермионы. Он придирчиво изучил уже нарезанные компоненты для нового зелья, удовлетворенно кивнул и, бросив: «Продолжайте, мисс Грейнджер», - устроился за заваленным пергаментными свитками столом. Времени оставалось все меньше и меньше, а рецепт все еще был восстановлен не полностью. Через несколько часов Мастер зелий раздраженно отбросил в сторону перо и устало потер переносицу. Руки снова начали ныть; пока еще не настолько сильно, чтобы доставить ему серьезные неудобства, но Снейп уже по опыту знал, что затягивать с приемом обезболивающего зелья не стоит: чем позже его примешь, чем быстрее оно перестанет действовать. Крепкое выражение уже готово было сорваться с его языка, когда он вспомнил о присутствии в лаборатории «дамы» и, скрипнув зубами, сдержался. Старясь не делать резких движений, он вытащил из нижнего ящика стола порционный флакон с обезболивающим зельем и одним глотком осушил его, позволив себе лишь слегка поморщиться: уж очень мерзким был вкус у этого снадобья. Боль медленно, словно нехотя, отступила, и Снейп бросил взгляд на подозрительно притихшую девушку. Пожалуй, стоит немного ей помочь, иначе варить зелье придется глубокой ночью. Рецепт, в принципе, был довольно прост; единственное неудобство заключалось в том, что подготовительный этап занимал несколько часов. Снейп был вынужден признать, что мисс Грейнджер здорово облегчила ему жизнь, нарезав, растерев и размяв практически половину ингредиентов. После сделанного профессором замечания Гермиона, не поднимая головы и не покладая рук, корпела над компонентами будущего зелья. Конечно, ее так и подмывало спросить, что это за зелье, для приготовления которого нужно шестьдесят два компонента, но она мужественно боролась с собой, не желая снова нарваться на язвительный комментарий. Краем глаза она уловила движение справа от себя. Слегка повернув голову и увидев, что Снейп встал за соседний стол и сосредоточенно принялся отвешивать на сверхточных алхимических весах нужное количество пыльцы лилейника, Гермиона облегченно вздохнула: кажется, она все же начала уставать, а просить помощи ей не позволяли гордость и врожденное упрямство. В течение нескольких последующих часов они почти не разговаривали, слаженно продолжая работать. Пару раз их руки случайно соприкасались, когда они, не сговариваясь, тянулись за одним и тем же ингредиентом, и Гермиона каждый раз вздрагивала, словно от этих мимолетных непреднамеренных касаний ее пронзал электрический разряд, и она никак не могла понять, почему так реагирует на эти ничего не значащие прикосновения. Ехидный комментарий, отпущенный внутренним голосом: «Чем-то ты, деточка, ухитрилась тут надышаться?» - был проигнорирован, а воспоминания о руках, бережно баюкавших ее в ту ночь, когда она узнала о нападении Пожирателей на район, где жили ее родители и знакомые, появлялись в ее сознании все чаще и чаще, и больше всего на свете девушка боялась, что на самом деле ничего этого не было, и все эти образы всего лишь навеяны страхом и выпитым Огневиски.



полная версия страницы