Форум » Библиотека-7 » Moony and Loony, РЛ/ЛЛ, ПП, ФФ, джен, миди, главы 1 и 2 » Ответить

Moony and Loony, РЛ/ЛЛ, ПП, ФФ, джен, миди, главы 1 и 2

Спектр: Название: Moony and Loony Автор: Спектр aka loony_spectre Бета: nataniel-la Пейринг: Рем Люпин/Луна Лавгуд Рейтинг: General Дисклеймер: Все персонажи принадлежат Роулинг. Саммари: Второкурснице Рейвенкло Луне Лавгуд очень не нравится новый профессор защиты от темных искусств...

Ответов - 19

Спектр: Глава 1. В дверь кабинета декана Рейвенкло постучали. – Войдите, – Флитвик направил волшебную палочку на дверь и снял запирающее заклятие. На пороге стоял Рем Люпин. – Рем? – удивился Флитвик. – Чем обязан? – У меня… м-м-м… вопрос, – как-то нерешительно сказал Люпин. – Вопрос, вот как? – Флитвик поднял бровь. – Ты проходи, садись, – взмахнув палочкой, он призвал из шкафа бутыль дубового меда и два стакана. – Спасибо… Филиус, – Люпин еще не свыкся с мыслью, что они с Флитвиком теперь коллеги – он едва не назвал своего старого учителя «сэр». – Вопрос об одной второкурснице с вашего факультета. Флитвик едва заметно улыбнулся. – На уроке защиты от темных искусств она засыпала меня вопросами о каких-то невообразимых существах, о которых я впервые слышал. Было неловко, я не знал, что и ответить… за последние лет десять наверняка были какие-то новые открытия, а я не мог постоянно следить… – Луна Лавгуд? – продолжая улыбаться, спросил Флитвик. Люпин кивнул. – Каждый раз, когда она что-то спрашивала, остальные дети громко смеялись. – Они смеялись не над тобой, Рем. Мисс Лавгуд – странная девочка… ее отец – главный редактор журнала «Придира», и большинство этих «невообразимых существ» описаны именно там. По странному совпадению, их мало кто видел, кроме самого мистера Лавгуда. – То есть я не отстал от последних достижений в защите от темных искусств, – Люпин тихонько усмехнулся. – Нет, конечно, – кивнул Флитвик. – Видел бы ты, Рем, что было на уроках в прошлом году, когда их вел Локхарт… Занятия у первого курса Рейвенкло и Хаффлпаффа превращались в бесконечные диалоги между Локхартом и мисс Лавгуд. Она рассказывала ему о несуществующих созданиях, а он в ответ описывал столь же несуществующие способы борьбы с ними. Целый год эти диалоги публиковались в «Придире». Локхарт даже намеревался очередную книгу – компиляцию из этих статей - издать, но… не успел. – Флитвик то ли вздохнул, то ли усмехнулся. – Он называл мисс Лавгуд своей самой способной ученицей и даже проводил с ней дополнительные занятия, описывая, как накладывать несуществующие защитные чары… – Вот как, – почесал в затылке Люпин. – Что ж, попробую заинтересовать мисс Лавгуд настоящими существами и действующими заклинаниями. Луне совершенно не нравился новый профессор защиты от темных искусств. Гилдерой Локхарт был единственным, кто верил в существование причудливых существ из журнала «Придира», и даже больше того – встречался с ними! Он рассказывал такие интересные истории о том, как побеждал мяторогих храпсов и бородатых васильдюшек, он даже давал ей дополнительные уроки, а уж сколько баллов от Локхарта получил Рейвенкло… А на втором курсе все изменилось. Профессор Люпин рассказывал о каких-то скучных существах, о которых и так все знают, не отвечал на ее вопросы… а уж насколько Локхарт, с его мантиями всех цветов радуги и неизменной улыбкой, был симпатичнее! – Мисс Лавгуд, – тихий и мягкий голос профессора Люпина отвлек ее от размышлений. – Вы снова не выполнили домашнее задание. Не выполнила? Она же сдала целых три фута об Испарморте, загадочном существе, уже давно обитающем в лесах Албании и Югославии! – Я задавал доклад о каком-либо настоящем опасном существе, а не сочинение «Придумай чудовище!» – голос противного профессора почему-то был грустным. – Мисс Лавгуд, вы ведь были лучшей ученицей на всем первом курсе, согласно записям профессора Локхарта… В аудитории послышались смешки. – Пять баллов с Рейвенкло… простите, мисс Лавгуд, – вздохнул Люпин. Луна ничего не ответила, только опустила голову и начала что-то царапать на свитке. Скучный! Еще скучнее, чем профессор Биннс! Противный! Еще противнее, чем профессор Снейп, который никогда не ставил хороших отметок, как бы она ни приготовила зелье. Гадкий! Еще хуже, чем даже полтергейст Пивз, который наградил ее прозвищем «Лунатичка»! После урока Луна быстро собрала вещи и выбежала из аудитории. Люпин, который, похоже, что-то хотел ей сказать, и рта раскрыть не успел. – Филиус, нужно что-то делать, – с порога начал Люпин, входя в кабинет Флитвика. – Луна Лавгуд очень плохо занимается и не желает выполнять домашние задания. Может быть, вы, как декан… – Я здесь ничего сделать не смогу, – пискнул Флитвик. – Мисс Лавгуд – чудная девочка. Ее отец – а я уже не первое поколение Лавгудов учу, он тоже был на моем факультете – рассказал, что Луна очень изменилась после смерти матери. Мир, в котором она живет… не совсем реален. Ее мать погибла, – продолжил Флитвик, предупреждая вопрос Люпина, – когда испытывала какое-то очередное защитное заклинание. Это случилось прямо на глазах Луны… Флитвик достал из кармана носовой платок и стер с уголков глаз навернувшиеся слезы. – Думаешь, Рем, ты один приходишь ко мне с вопросами? Вчера вот заходил профессор Снейп… с весьма необычной прической, – Флитвик грустно улыбнулся. – Кстати, зеленые кудри ему шли не меньше, чем ридикюль и шляпка на знаменитом боггарте Лонгботтома… Мисс Лавгуд весьма творчески подошла к зелью для роста волос, а когда Северус стал его проверять, то выяснилось, что она его немного перегрела… а ведь был еще случай, когда она приготовила универсальный растворитель, который, естественно, прожег насквозь котел, стол, пол и ушел куда-то глубоко под землю! – Да, я вот за обедом случайно услышал, что она трансфигурировала любимые очки профессора Макгонагалл в нечто, что назвала «горбатые тридцатисеминожки». Поскольку очки были в это время на лице профессора Макгонагалл, Минерва осталась не слишком довольна, хотя само по себе превращение было отличным… – развел руками Люпин. – Но вот еще в чем дело, Филиус… на других уроках она занимается, пусть у нее временами и выходят нелепости. А на защите от темных искусств она уже месяц просто сидит и молчит, не отвечая ни на какие вопросы… и продолжает регулярно сдавать сочинения об Испармортах, Вопросительных заклятиях, Хотроксах… – Что-что, Рем? – неожиданно встрепенулся Флитвик. – Хотроксы – какие-то странные предметы, возникающие под действием Вопросительных заклятий. Пишет она очень талантливо, постоянные читатели «Придиры» ей бы легко поверили… но я же веду не лингвомагию, а защиту от темных искусств! Люпин вздохнул. – Она еще не забыла Локхарта, – проговорил Флитвик. – Может быть, тебе стоит взять с него пример – устроить, скажем, мисс Лавгуд дополнительные занятия? – Мисс Лавгуд… Опять этот гадкий профессор Люпин к ней обращается! Ну почему, почему он так ее не любит? Он ведь, наверное, даже не читает ее замечательных докладов, только смотрит названия, ругает и снимает баллы. Даже Снейп, который как-то раз его подменял, провел урок интереснее… хотя и он тоже ругался и снимал баллы. Нет, она ничего не ответит профессору Люпину. – Мисс Лавгуд, вы не могли бы задержаться на несколько минут после урока? Нет, не могла бы. – У вас какие-то срочные дела? – спросил Люпин. Похоже, она все же сказала что-то вслух. – Нет, – с вызовом ответила она. Каждое слово профессора Люпина задевало ее сильнее, чем любая насмешка однокурсников, и больше терпеть она намерена не была. – Лунатичка, ты в своем уме – так разговаривать с учителем? – изумилась ее соседка по столу. – Лунатичка в своем уме? Это что-то новенькое! – захихикал кто-то в другом конце аудитории. – Лунатичка Лавгуд… Луна могла выдержать насмешки однокурсников. Она могла выдержать и придирки противного профессора Люпина. Но все это вместе она выдержать уже не смогла. Луна положила голову на парту – прямо на пятифутовый доклад о червехвостых албанских пасюках, которых Испарморт использует, чтобы завоевать мир волшебников – и горько заплакала. – Тише! – Люпин совсем чуть-чуть повысил голос, но этого хватило, чтобы в аудитории воцарилась мертвая тишина, нарушаемая только всхлипываниями Луны. – Мисс Ярдли и мисс Моррисон, по пять баллов с Хаффлпаффа. Мистер Уилан, пять баллов с Рейвенкло. Все свободны. Когда все ученики, стараясь не нарушать тишины, чуть ли не на цыпочках покинули аудиторию, Люпин подошел к Луне. – Мисс Лавгуд, с вами все в порядке? Луна?.. Он назвал ее по имени. В школе никто не называл ее по имени: однокурсники звали ее «Лунатичкой», «Полоумной», «Лавгуд» или просто «Эй, ты!»; учителя – даже Локхарт – предпочитали формальное «мисс Лавгуд». Луной же ее называл только отец, когда она возвращалась на каникулы в Оттери Сент-Кетчпоул. Уловив каким-то звериным, необъяснимым чутьем, что Луна сейчас разрыдается в голос, Люпин достал волшебную палочку и прошептал Веселящее заклинание. Всхлипывания прекратились, но голову девочка так и не подняла. – Луна… профессор Флитвик попросил, чтобы я проводил с тобой дополнительные занятия, – мягко проговорил Люпин. – Нет, – еле слышно прошептала Луна, помотав головой. – Луна, ты ведь самая способная ученица всего курса. Почему ты зарываешь свой талант в землю? Стоит тебе хоть чуть-чуть захотеть… – Я не хочу, – ее голос задрожал, словно она опять была готова заплакать. – Как бы то ни было, Луна, ты должна взять вот это, – с неожиданной суровостью в голосе сказал Люпин и положил перед ней небольшой пергамент. – И… вот это, – Рем достал откуда-то из складок мантии плитку шоколада и положил ее на свиток. – А теперь иди скорее, а то опоздаешь на заклинания. В свитке было направление на дополнительные занятия по защите от темных искусств, подписанное Люпином и Флитвиком. Первое занятие должно было состояться сегодня, в восемь тридцать вечера. Ей придется идти к ужасному профессору Люпину, потому что иначе на нее, скорее всего, наложат взыскание. Что такое взыскание, она узнала после неприятного происшествия на уроке профессора Снейпа… тогда Снейп заставил ее перемыть все котлы и колбы в своем подземелье. А Люпин обязательно придумает что-нибудь еще более гадкое – специально для нее. На уроке заклинаний ничего особенного не произошло. Не считать же «особенным» то, что Ярдли «случайно» уронила на нее поднятую левитирующим заклятием чернильницу, а пока она очищала мантию (Флитвик воспользовался случаем, чтобы показать всем пятновыводящее заклятие, удалив чернила с лица и волос Луны, и снял с Ярдли еще пять баллов), Моррисон попыталась стащить шоколадку. Лучше бы она этого не делала – Луна вскинула палочку, крикнула «Риктусемпра!», и девочка из Хаффлпаффа свалилась под стол, громко хохоча. Флитвик тут же подбежал к ним, произнес «Фините Инкантатем» (Моррисон перестала смеяться и, переводя дух, с трудом поднялась на ноги), затем вполголоса обратился к Луне. – На сегодня вы свободны, мисс Лавгуд. Получше подготовьтесь к занятию у профессора Люпина, а к следующему уроку жду от вас доклад по бытовым чарам. Пять баллов с Рейвенкло за плохое поведение… и десять баллов Рейвенкло за удачное применение заклинаний, – профессор едва заметно подмигнул. Луна медленно брела по пустынным коридорам Хогвартса. Услышав протяжное «мя-я-яу», она вздрогнула – встречаться с миссис Норрис и ее хозяином Аргусом Филчем Луне не хотелось совершенно. Но это оказалась не миссис Норрис, а рыжий кот Косолапсус, питомец третьекурсницы Гриффиндора Гермионы Грейнджер. Вслед за мяуканьем послышался отчаянный писк – кот гнался за крысой. Писк приближался, вскоре Луна уже не только услышала, но и увидела погоню. Завидев девочку, маленький серый зверек запищал еще громче и неожиданно запрыгнул ей на мантию, всеми лапками цепляясь за ткань. Луна подхватила крысу на руки и рассмотрела ее внимательнее. Потрепанная и местами выпавшая шерсть, длиннющий извивающийся хвост, маленькие водянистые глазки… не было сомнения, это один из червехвостых пасюков Испарморта! Теперь ей поверит даже профессор Люпин, и он не будет больше называть ее доклады сочинениями «Придумай чудовище!» Впрочем, у кота явно были другие планы на редкое и опасное животное. Он встал перед Луной, грозно урча и мяукая – будто пытался сказать «Это моя добыча!» Никакие увещевания – ни «хороший котик», ни «уйди, пожалуйста», ни «брысь!» - на него не действовали. Албанский пасюк перепуганно верещал на руках у Луны, едва ли не перекрикивая Косолапсуса. – Замолчи! – Луна топнула ногой на кота и спрятала крысу в сумку с учебниками. Тут послышалось еще одно громкое «мяу», на этот раз несомненно принадлежащее кошке Филча, а вслед за ним – шаркающая походка школьного сторожа. – Кто это бродит по коридорам во время уроков? – хрипло произнес Филч. – Ох, поймаю – не поздоровится ему! Отработки у Филча, по слухам, были еще хуже, чем у Снейпа. Луна, не желая рисковать, вбежала в первую попавшуюся дверь и захлопнула ее прямо перед носом Косолапсуса. – Привет, – неожиданно сказал кто-то сзади. – Рада, что ты зашла. Луна резко обернулась и увидела Плаксу Миртл. Она оказалась в том самом туалете для девочек, в котором был вход в Тайную Комнату… где, помогая Гарри Поттеру и Рону Уизли, едва не погиб ее любимый учитель. – Привет, – немного испуганно ответила Луна. – За тобой кто-то гонится? Прячься в кабинку, я с ними разберусь, – предложила Миртл. – Там мистер Филч, но он не за мной гонится, – проговорила Луна. Албанский пасюк беспокойно заскребся в ее сумке – Косолапсус все еще стоял за дверью и урчал. – Так, так, – раздался за дверью грубый голос Филча. – Опять мисс Грейнджер оставила своего кота без присмотра. Третий раз за семестр уже… чаще только жаба Лонгботтома сбегала. Эй, Миртл! – он громко постучал в дверь туалета. – Гермиона Грейнджер не здесь? – Нет здесь никакой Гермионы Грейнджер! – раздраженно крикнула Миртл. – Только я и… – Луна поспешно прижала палец к губам, но, на ее счастье, Филч сам перебил девочку-призрака. – Ну раз нет… тогда пойдем-ка со мной, котик. За дверью послышалось возмущенное мяукание и шипение, затем, после очень громкого вопля, звуки прекратились: похоже, Филч хорошенько тряхнул кота, и тот затих. – Этот Филч – просто невежа, – плаксиво сказала Миртл, когда шаркающие шаги сторожа затихли где-то в дальнем конце коридора. – Уж будь уверена, если бы Гермиона Грейнджер здесь была, он бы не постеснялся войти и устроить ей выговор! – Он вряд ли хуже профессора Люпина, – произнесла Луна. – Люпин так придирается ко мне… но ничего, сегодня я докажу ему, что пишу в докладах правду и что червехвостые албанские пасюки существуют! Крыса в сумке Луны заворочалась. – Люпин… Люпин… он уже профессор? – хихикнула Миртл. – А ведь вроде бы совсем недавно он с друзьями… как же их… Поттер, Блэк и… Педигри… Питекантроп… – Луне показалось, что крыса протестующе запищала, но Миртл продолжила: – …неважно… запер в моем туалете какого-то немытого и нечесаного слизеринца. Ох и неприветливый был тип, жутко ругался… но еще сильнее ругался Филч, когда его там нашел! В половине девятого Луна стояла перед кабинетом Люпина. Ничего хорошего она от урока не ждала – противный профессор (а после рассказа Миртл он стал казаться Луне еще противнее – как одноклассники, как-то раз заперевшие ее в чулане для метел) обязательно найдет какую-нибудь отговорку, чтобы не поверить ее находке. Дверь сама открылась перед Луной. – Заходите, мисс Лавгуд, – Люпин стоял в дальнем конце комнаты, рядом со странно подпрыгивающей тумбочкой. – Здравствуйте, профессор, – своим обычным мечтательным тоном проговорила Луна. – Положите сумку на стол и достаньте волшебную палочку. – Профессор, я… – Луна, у нас не так много времени, – сказал Люпин. – Сначала проведем занятие, затем, если будут вопросы, ты сможешь их мне задать. Хорошо? – Но это важно… – Несомненно, это важно – стремиться к новым знаниям. Я отвечу на любые вопросы, даже на те, на которые не отвечал в классе – но после урока. Подойди сюда, Луна. Луна со вздохом поставила сумку на стол и пересекла аудиторию. – Я решил, что раз тебе неинтересно изучать программу второго курса – ты наверняка многое из нее узнала на уроках профессора Локхарта, – Люпин произнес последние слова со странной ухмылкой, – то я покажу тебе существо, которое сейчас проходят третьекурсники. Ты когда-нибудь слышала о боггартах? Луна помотала головой. Она, конечно, знала, что боггарты – это один из подвидов диких шотландских таггартов, выведенный Министерством Магии путем скрещивания с домашними трегартами и отпущенный на свободу после того, как все попытки приручения провалились… но Люпин ведь не поверит. – Боггарт – это существо, которое принимает вид того, чего ты больше всего боишься, – стал объяснять Люпин. – Для борьбы с ним существует специальное заклинание. Запомни, как оно произносится: «Риддикулус!» Повтори. – Риддикулус, – повторила Луна. – Кроме заклинания, тебе также нужно будет представить то, чего ты боишься, в смешном виде. – Представить в смешном виде и сказать «Риддикулус», – ровным тоном произнесла Луна. Почему Люпин не объясняет так в классе? – Ты готова, Луна? Выпускаю боггарта. – Готова. Люпин открыл тумбочку. Оттуда вылетело что-то расплывчатое, затем оно превратилось в… Люпина. У другого Люпина было злющее лицо, он что-то кричал, размахивая руками. – Ха-ха-ха, – рассмеялся настоящий Люпин. – Луна, неужели ты больше всего боишься меня? Давай, представь меня смешным и скажи «Риддикулус!» Луна задрожала. Перед ней было два профессора Люпина, один из них беззвучно кричал, другой улыбался. Гадкий профессор специально все подстроил, чтобы еще раз над ней посмеяться! – Давай, Луна, ты можешь. Это ведь очень просто, – подбадривал ее Люпин. Луна уронила палочку и отшатнулась. Люпин быстро встал между ней и боггартом; тот из точной копии профессора превратился в закрытую облаками полную луну. – Риддикулус! – воскликнул он. Боггарт вместо луны изобразил какую-то смешную рожицу и спрятался назад в тумбочку. – Ты в порядке, Луна? – обернувшись, обеспокоенно спросил Рем. – Нет, – все тем же ровным голосом сказала девочка. – Что-то случилось? – Люпин поднял палочку Луны и отдал ее ей. – Боюсь, – голос Луны слегка задрожал. – Ты боишься меня, а я вот боюсь луны, – улыбнулся Люпин. – Можно даже сказать, что мы с тобой как два боггарта, которые пытаются друг друга напугать… Хочешь чаю? Луна кивнула. Люпин, взмахнув палочкой, разлил чай из стоявшего на столе чайника в две чашки. – Ты ведь хотела рассказать мне что-то интересное? – спросил Люпин, отпивая теплый напиток. – Да. Я сегодня нашла в школе червехвостого албанского пасюка, – при слове «червехвостый», как показалось Луне, Люпин напрягся, – о котором писала в последнем докладе. – М-м-м, вот как… Очень интересно, – пробормотал Люпин. – Ты принесла его с собой? Я бы хотел взглянуть на него. – Да, конечно, – Луна потянулась к сумке. Это был момент ее торжества – сейчас она покажет Люпину… Крысы в сумке не было. – Нет… – прошептала Луна. – Где же он?.. Она начала отчаянно шарить в сумке и в конце концов нашла дыру, в которую вполне могла протиснуться взрослая крыса. – Он… убежал… прогрыз сумку и убежал… – Очень жаль, Луна, – серьезно проговорил Люпин. – А почему ты уверена, что поймала именно червехвостого пасюка, а не просто крысу? В Хогвартсе немало крыс… – Он… он… – Луна начала всхлипывать, – был таким же… как я… написала… – Можно посмотреть на сумку? – спросил Люпин. Луна дрожащими руками передала ему сумку с зиявшей в боку дырой. Люпин достал из складок мантии небольшой пакетик, поднес палочку к дырке и прошептал «Акцио шерсть». Налипшую на палочку крысиную шерсть он аккуратно собрал в пакетик и спрятал назад в мантию. – Я изучу эту шерсть, – сказал Люпин. – Вы ведь снова не поверите мне, – запинаясь, выдавила Луна. – И боггарта вашего вы подговорили, чтобы он превратился в вас. Вы просто хотели посмеяться надо мной! Как и все! – Луна… Боггарта нельзя подговорить. И, поверь, меньше всего мне хочется над тобой смеяться… Луна отпила маленький глоток чая, явно борясь с желанием вскочить и выбежать из аудитории, даже не забрав сумку. - А если ты думаешь, что я над тобой смеюсь - у тебя есть отличный шанс тоже посмеяться надо мной. Вон там сидит боггарт, который превращается в меня... Тебе нужно только сказать "Риддикулус", и он станет очень смешным! Луна отпила еще немного чая и поднялась. - Я готова, профессор Люпин, - ее голос все еще был неровным, руки подрагивали, но круглые голубые глаза уже блестели не от слез - в них горела решимость. - Давай, Луна! - Люпин, не вставая из-за стола, пробормотал отпирающее заклятие. Из тумбочки снова появился боггарт, перевоплощенный в Рема. - Сделай палочкой вот так, - он показал незамысловатое движение рукой, - и скажи "Риддикулус!" - Риддикулус! Руки Луны дрожали, движение получилось неуверенным. Заклинание не сработало. - Еще раз, Луна! Получше сконцентрируйся на первом взмахе! Двойник Люпина приближался, угрожающе размахивая руками. - Риддикулус! Псевдо-Люпин внезапно начал подпрыгивать на месте, а взмахи руками из грозных превратились в нелепые. Скорчив весьма дурацкую рожицу, боггарт показал Луне язык. - Молодец, Луна! У тебя получилось! - радостно воскликнул настоящий Люпин. - Риддикулус! На боггарте вместо потрепанной мантии появилось платье с причудливыми разрезами. Поняв, во что он одет, "Люпин" обхватил себя руками, пытаясь прикрыться. - Риддикулус! Риддикулус! Риддикулус! С каждым выкриком Луны боггарт выглядел все смешнее. Сначала он, словно марионетка, стал дергаться на ниточках, свисавших из ниоткуда, потом ниточки исчезли, зато появились серьги-редиски - такие же, как на Луне, - и нелепая пышная прическа из тех, что вышли из моды еще, наверное, до того, как родился Альбус Дамблдор. Наконец, из рук боггарта вырвалась волшебная палочка и стала бить лже-Люпина по голове... - Риддикулус! - смеясь, крикнула Луна. Боггарт упал на пол и горько заплакал. - Ридди... - Экспеллиармус! - негромко произнес Люпин. На этот раз в воздух взлетела уже палочка Луны, Рем поймал ее на лету. - Отлично, Луна! - воскликнул Люпин, снова возвращая ей волшебную палочку. - Только будь осторожнее - еще немного, и мне бы пришлось искать для занятий другого боггарта. - Он такой смешной, этот боггарт! - заливалась смехом Луна. - Профессор Люпин, а можно мне будет еще позаниматься, ну, когда ему станет получше? Боггарт со стоном уполз в тумбочку. Из-за дверцы послышались стуки и щелканье, словно он заперся по меньшей мере на десять замков. - Не сегодня, Луна, - с мягкой улыбкой сказал Люпин. - Ну что, посмеялась надо мной? - после небольшой паузы добавил он, заговорщицки подмигнув. - Я давно так не смеялась, - ответила Луна неожиданно ровным и каким-то полусонным голосом, абсолютно не вязавшимся со счастливым лицом. - Я... понимаю, - Рем едва удержался, чтобы не сказать "знаю". - На сегодня все, ты свободна... если, конечно, сначала не хочешь допить чай. - Вы теперь будете читать мои доклады, правда ведь, профессор Люпин? Прямота, с которой был задан этот вопрос, застала Люпина врасплох. - За каждый свой доклад ты получишь заслуженную оценку, - сумел все же вывернуться Рем. - А ты теперь будешь отвечать на моих уроках? Луна мечтательно улыбнулась, кивнула, взяла сумку и вышла из аудитории. А не такой уж и противный этот профессор Люпин. Конечно, боггарт - это не раксперт и уж тем более не мяторогий храпс, но занятие получилось не менее интересным, чем у Локхарта. Обидно было только за потерянного албанского пасюка... Неподалеку пискнула крыса. - Ага, вот ты где, Струпик! - воскликнул кто-то вслед за крысиным писком. Луна побежала на голос и вскоре увидела рыжего третьекурсника-гриффиндорца, стоявшего к ней спиной. - Пойдем, Струпик, - Рон Уизли исчез где-то в конце коридора. Та ли самая крыса, что совсем недавно сбежала из ее сумки, была у него на руках, Луна так и не узнала.

Спектр: Глава 2. Луне удалось наладить отношения с профессором Люпином, но вот с однокурсниками стало намного тяжелее. За следующую неделю ее обозвали всеми ругательными словами, которые могут прийти в голову в двенадцать лет, за обедом кто-нибудь постоянно норовил испачкать ее одежду соусом или плеснуть чем-то липким на волосы. Свои вещи -после того, как распотрошили ее сундук - Луна с разрешения Флитвика перенесла в одну из хогвартсовских кладовых, дверь которой узнавала только ее... Даже на уроках ее не оставляли в покое. - Столько баллов за неделю с одного факультета не снимали за всю историю Хогвартса! - тонким голосом воскликнул Флитвик. - Да, это... необычно, - протянул Снейп, сидевший за столом для собраний напротив декана Рейвенкло. - Даже учитывая, что дети вообще не отличаются особой дисциплиной, на уроках сейчас творится что-то совершенно вопиющее. На последнем занятии, где присутствовала мисс Лавгуд, мне для наведения порядка пришлось воспользоваться заклинаниями. Подобное признание из уст Снейпа поразило остальных преподавателей еще больше, чем поведение второкурсников. Если уж Снейп, на уроках которого всегда царил идеальный порядок, вынужден был прибегнуть к таким крайним мерам... - Мож', эт' из-за дементоров? - неуверенно предположил Хагрид. - Какой-нить дементор пробрался на территорию, встретил деток по пути на гербологию, вот у них в мозгах и помутилось? - Вряд ли такое осталось бы незамеченным, Рубеус, - покачала головой Макгонагалл. - Боюсь, это все из-за меня, - вздохнул Люпин. Все повернулись к нему. - Как это, Рем? - удивился Флитвик. - Все это началось после того, как я провел с Лу... мисс Лавгуд дополнительное занятие. Остальные, похоже, никак не могут ей простить, что я за вызывающее поведение не только не снял с нее баллов, или наложил взыскание, но и стал заниматься с ней дополнительно... - Иногда снимать баллы полезно, Люпин, - не без сарказма вставил Снейп. - Ситуация практически безвыходная, - проговорил Флитвик. - Если оставить все как есть, дисциплина вконец ухудшится. Если учеников строго наказать, они начнут пакостить мисс Лавгуд тайком... - Возможно, ей стоит предоставить небольшой отпуск, - предложила Спраут. - Девочка немного посидит дома, успокоится, да и другие дети, может быть, задумаются об учебе... - Хорошая идея, - поддержала ее Макгонагалл. - Не возражаю, - рассеянно откликнулся Снейп. - Тогда я сегодня же отправлю сову ее отцу, - закивал Флитвик. В этот момент в коридоре раздался глухой стук, словно в стену ударили чем-то тяжелым. - Это еще что такое? - удивился Флитвик. Снейп и Люпин, среагировавшие быстрее всех, вскочили на ноги и бросились к двери. - Экспеллиармус! - услышали они, открыв дверь; в учительскую, чуть не ударив Снейпа по голове, влетела чья-то волшебная палочка. - Что здесь происходит? - безучастным тоном поинтересовался зельевар. Коридор перед учительской выглядел живописно. У стены приходил в себя третьекурсник Слизерина Крэбб - похоже, именно его столкновение со стеной услышали учителя. Его приятель Гойл таращился куда-то в кабинет - туда отлетела его палочка. Драко Малфой же держал на прицеле кого-то полностью скрытого под белыми, длинными настолько, что стелились по земле, волосами, покрытыми некрасивыми ярко-зелеными пятнами. Волосы раздвинулись, словно занавес, и из-под них показалось покрытое уродливыми прыщами лицо Луны Лавгуд. - Н-ничего, сэр, - пробормотал Малфой, поспешно пряча палочку за спину. - Это вы сделали? - спросил Люпин. - Это? - Малфой посмотрел на Крэбба, потом на Гойла. - Это не я сделал, это она! Я не отнимал у них палочки! - Вот как... - протянул Снейп. - Что ж, за беспорядки в школьных коридорах полагается... - ...взыскание, мисс Лавгуд! - вместе со Снейпом закончил Люпин. Снейп бросил на Рема гневный взгляд. - Уж не хотите ли вы сказать, Люпин... - ...что наказание она будет отбывать у меня, - снова перебил его Люпин. - Понимаете ли, Северус, это я научил ее обезоруживающему заклинанию, и именно я должен следить за тем, чтобы мисс Лавгуд применяла его правильно, - он как-то виновато улыбнулся. - Мистер Гойл, - раздался позади Снейпа и Люпина строгий голос Макгонагалл, - не вы ли окрасили мисс Лавгуд в зеленый цвет? - Э-э-э... - только и сумел ответить Гойл. Макгонагалл протянула ему волшебную палочку, так некстати отлетевшую в учительскую, и добавила: - Я удивлена вашими успехами в трансфигурации, мистер Гойл. На моих уроках вы обычно можете разве что превратить круглый камешек в... м-м-м... многоугольный камешек, и то, как я подозреваю, вы просто стучите по нему одним из концов палочки, пока он не начинает крошиться и раскалываться. Я вас, безусловно, поздравляю, если бы это было на уроке, я бы начислила несколько баллов Слизерину... но в коридорах колдовать, в особенности нападая на других студентов, запрещено, так что я вынуждена наложить на вас взыскание, мистер Гойл. Снейп нахмурился и сжал губы. - А у меня будет отрабатывать взыскание мистер Крэбб, - из-за спины Макгонагалл выбрался Флитвик и повернулся к поднявшемуся слизеринцу. - Хорошее заклинание роста волос, мистер Крэбб, только применено во внеурочное время, знаете ли... - Пойдемте со мной, мистер Малфой, - медленно процедил Снейп сквозь стиснутые зубы. - Рем, отведите мисс Лавгуд в больничное крыло, - сказала Макгонагалл. *** Чтобы побыстрее добраться до приемного покоя мадам Помфри, Люпин решил срезать дорогу и воспользоваться одним из секретных коридоров, расположение которых он знал наизусть еще с тех пор, как сам учился в Хогвартсе. Где-то пискнула крыса. - Это же албанский пасюк, мистер Люпин! - воскликнула Луна. - Я узнала его голос! - Луна, с тебя на сегодня хватит приключений. Драться с троицей главных забияк Хогвартса - как тебе такое в голову пришло? - Ну, я шла по коридору, и тут кто-то обозвал меня Лунатичкой. К этому я давно привыкла, а вот к тому, что в меня бросают заклинанием Фурнункулус - не очень. Я остановилась, и толстый мальчик - Крэбб его зовут, да? - отрастил мне чудесные волосы до пола. Тогда я использовала Экспеллиармус... - Откуда ты знаешь это заклинание? - прервал ее Люпин. - Я ведь не показывал тебе его... - Я видела, как профессор Снейп использовал его на профессоре Локхарте в прошлом году. А потом вы этим же заклинанием забрали у меня волшебную палочку на дополнительном занятии... Я взяла в библиотеке учебник, нашла это заклинание и попробовала его выучить. Получилось ведь? Мечтательную улыбку Луны было не разглядеть под волосами, но Люпин не сомневался, что сейчас она улыбается. - Да, получилось, - то ли вздохнул, то ли усмехнулся Люпин. Мадам Помфри быстро сняла с волос и лица Луны заклинания Малфоя, Крэбба и Гойла; Люпин, убедившись, что с девочкой все в порядке, ушел, сказав, что ждет ее в своем кабинете через полчаса, и что она должна принести перо и чернила. - Итак, - сказал Люпин, когда Луна вошла в кабинет, - сегодня у тебя не дополнительные занятия, а отработка, так что волшебная палочка тебе не понадобится. Садись, - он показал на свой стол. Луна села, достала перо с чернильницей и придвинула к себе лежавший на столе пергамент. - А теперь пятьдесят раз напиши фразу... - Люпин задумался. - "Я не должна колдовать в коридорах Хогвартса". Когда Луна заканчивала писать предложение в тридцать седьмой раз, в дверь кабинета постучали. - Войдите! - сказал Люпин, открыв дверь взмахом палочки. На пороге стоял Снейп. - Вот твое лекарство, Люпин, - процедил профессор зельеварения, протягивая Рему накрытый крышкой кубок. - О, а это ведь любимица преподавателей защиты от темных искусств, мисс Луна Лавгуд, - Снейп скосил глаза на стол. - Знаешь, Люпин, я еще могу понять, почему она приглянулась Локхарту - они оба... хм... фантазеры, да и хорошие отношения с главным редактором журнала Локхарту могли пригодиться, - Снейп снова перевел взгляд на Люпина, который пил зелье и не мог ничего ответить, - но ты-то, Рем?.. Я считал, что ты поумнее этого щеголя и болтуна. Очень жаль, если я ошибся... - Спасибо, Северус, - Люпин, глядя Снейпу прямо в глаза, вернул кубок. Снейп на несколько мгновений задержал пальцы на кубке, затем резким движением вырвал его из руки Рема и отвернулся к двери. - Луна... извини, я совсем забыл, что Сев... профессор Снейп должен был прийти в это время, - начал оправдываться Люпин, когда дверь закрылась. - Он... - Он со всеми так говорит, профессор Люпин, - перебила его Луна. - Не беспокойтесь. Люпин застыл с открытым ртом. - Я закончила, профессор. Можно мне идти? - Луна протянула Рему пергамент. Люпин взял его и молча кивнул. Все пятьдесят фраз "Я не должна колдовать в коридорах Хогвартса" были написаны по-разному: наклоненные под немыслимыми углами и прямые, с причудливыми завитушками и звездочками, каллиграфически ровно и неряшливо, на латыни, греческом и еще каком-то языке, который Люпин не знал; справа налево, вверх ногами, вертикально и даже по спирали. Люпин рассеянно сунул листок под мантию, запер дверь и тяжело опустился на стул. *** Письмо от Ксенофилиуса Лавгуда пришло Флитвику только через три дня - отец Луны написал, что немедленно прерывает поездку по Швеции и отбывает в Хогвартс. Декан Рейвенкло вздохнул с облегчением - Луна уже два дня лежала в больничном крыле. Нет, с ней ничего не случилось, но преподаватели, которых поддержал и Дамблдор, решили, что лучше всего будет, если Луна до приезда мистера Лавгуда не станет ходить на уроки. - Луна, сегодня приедет твой отец, - сказала девочке мадам Помфри, ставя перед ней поднос с обедом. - Папа? Здорово! - обрадовалась Луна. - Он нашел рог мяторогого храпса и решил показать его мне? - Ой, даже не знаю, - развела руками мадам Помфри. - Профессор Флитвик просто попросил тебе передать, что он приедет. - А как дела в школе? Без меня все учатся хорошо? - с мечтательной улыбкой спросила Луна, отправляя в рот кусочек жареной курицы. - Я ведь не учитель, Луна. Я не знаю, - ответила мадам Помфри, на ее лице появилось выражение крайней неловкости. - Мадам Помфри, а профессор Люпин... он чем-то болен? Медсестра испуганно уставилась на Луну. - Откуда ты... - Профессор Снейп принес ему лекарство, когда я отрабатывала взыскание. - Ну... его... укусило одно из существ, которое он хотел показать старшекурсникам, - поспешно сказала мадам Помфри. - После его укуса надо... м-м-м... неделю пить особое зелье, для профилактики. - Он принес скрытозубого роулинга? - удивилась Луна. - Папа рассказывал, что это очень опасное создание... - Да, да, наверное, этого роулинга он и принес, - мадам Помфри почему-то облегченно вздохнула. - А теперь, Луна, если позволишь, я осмотрю других пациентов. Наступил вечер. Луна встала с постели, чтобы пройтись по больничному крылу - мадам Помфри разрешала ей выходить из специально оборудованного маленького алькова только по вечерам, когда в коридорах уже никого не было. Вдалеке пискнула крыса. Луна, на всякий случай достав из кармана своего больничного халата волшебную палочку, пошла на звук. Писк раздавался из-за глухой стены. Луна удивилась, но, оглядевшись вокруг, вспомнила, что именно здесь она проходила с профессором Люпином после того, как на нее напал Малфой с приятелями. - Алохомора! - сказала она, направив палочку на стену. В стене из ниоткуда появился дверной проем. Немного поколебавшись, Луна вошла внутрь. Крысиный писк раздался совсем близко. Луна глянула под ноги, но в этот момент проход закрылся, и секретный коридор погрузился в полную темноту. - Люмос! - произнесла Луна заклинание освещения и тут же увидела крысу. Она не ошиблась - это был тот самый албанский пасюк. Увидев Луну, крыса шарахнулась в сторону, подскочила и кинулась наутек. - Стой! - закричала Луна и бросилась за ней. Крыса бежала, причудливо петляя и сворачивая; Луна, периодически спотыкаясь и путаясь в полах халата, тем не менее, не отставала. *** Откуда эта девчонка узнала, кто он такой? Ни разу за двенадцать лет крысиной жизни Питер Петтигрю не испытывал такого ужаса. Безусловно, он испугался, узнав, что Сириус Блэк сбежал из Азкабана. Еще больше он испугался, когда увидел в поезде Люпина - поинтересуйся тот питомцем Рона Уизли, и Питеру бы пришел конец. Но когда эта девчонка... как там ее, Лавгуд?.. понесла его к Люпину, назвав червехвостым пасюком!.. Откуда она знала? Его мнимую гибель видели только двенадцать магглов (и это стало последним, что они увидели в своей жизни) и Сириус Блэк, которого упрятали в Азкабан. Но кто станет слушать беглого преступника? Питер свернул в маленький извилистый коридор, который когда-то обнаружил при составлении Карты Мародеров: в этом месте на Карте даже стояли его инициалы, ПП. Девчонка Лавгуд по-прежнему не отставала, топот ее ног, эхом отражавшийся от стен и потолка, оглушал - слух крысы гораздо острее человеческого. Лавгуд... Лавгуд... Питер вспомнил. На вечеринке, которую Джеймс и Лили устроили по случаю рождения Гарри, кто-то - уж не Сириус ли? - принес журнал с дурацким названием… "Придира", что ли?.. На обложке была большая фотография с подписью: "Ксенофилиус Лавгуд отправляется на поиски мяторогих храпсов". Тогда все хорошо посмеялись... Мысли Петтигрю метались, как метался он сам, пытаясь оторваться от девчонки Лавгуд. Сириус после побега мог найти этого Ксенофилиуса. Раз тот верил в каких-то невероятных существ, то мог поверить и рассказу беглеца из Азкабана, а его дочка - вроде бы про какую-то Луну Лавгуд говорили в доме Уизли, семья Лавгудов жила неподалеку от Норы, - могла случайно услышать этот разговор, а потом... Тупик. Запутавшись в мыслях, Питер свернул не туда и угодил в коридор, откуда не было выхода. - Попался! - воскликнула девчонка. У Питера не осталось выбора. Сейчас он превратится в человека и убьет эту глупышку Лавгуд, а потом... а потом исчезнет. Он повернулся мордочкой к Луне, встал на задние лапы... - Луна? - неожиданно спросил кто-то прямо за его спиной. Проклятье! - Привет, Миртл, - с глупой улыбкой ответила девчонка. - Что ты здесь делаешь? Я думала, в этом коридоре не ходят люди, - удивленно и как-то обиженно протянула Плакса Миртл. Нет, теперь ему нельзя превращаться в человека. Миртл немедленно об этом растрезвонит всему замку, от Дамблдора до последнего домового эльфа на кухне... И весь Хогвартс станет его искать, и найдет, и Люпин снова вернет ему человеческий облик, и найдут Сириуса, но не для того, чтобы водворить назад в Азкабан, а чтобы взять свидетельские показания, и его, Питера Петтигрю, кавалера Ордена Мерлина, с позором казнят... А если сейчас Луна Лавгуд отнесет его Люпину, а она именно это и сделает, и Люпин вернет ему человеческий облик, и... Питер Петтигрю, он же анимаг Червехвост, он же крыса Струпик, потерял сознание от ужаса. *** - Что это с ним? - удивилась Миртл, глянув на неподвижно лежавшего албанского пасюка. Луна пожала плечами. - Устал, наверное, - переводя дыхание, проговорила она. Подняв с пола крысу, Луна внезапно поняла, что не знает, как выбраться из этого заброшенного прохода назад, в коридоры Хогвартса. - Миртл... а ты знаешь, как отсюда выбраться? - спросила она. - Конечно, знаю. Смотри! - Миртл скользнула сквозь стену, затем обратно. - Вон там мой туалет. - Миртл, но я-то не смогу там пройти, - развела руками Луна. - Хм... да, все становится сложнее, - проговорила Миртл. - Я не очень хорошо знаю эти коридоры, но попробую тебя проводить. Или лучше позвать кого-нибудь на помощь? - Нет, не надо, Миртл. - Луна энергично помотала головой. - Лучше проводи меня, я как-то... боюсь. - Неудивительно, я бы такую гадость и трогать не стала, не то, что в руки брать, - скривилась Миртл, показывая на обмякшую в ладонях Луны крысу. - Пойдем. Миртл действительно плохо знала потайные коридоры Хогвартса. Плутали они с Луной не менее получаса; албанский пасюк по-прежнему не подавал признаков жизни. - Меня, наверное, уже ищут, - пробормотала Луна. - Ой, Миртл, а я узнала этот коридор, мы здесь ходили с профессором Люпином! Спасибо тебе! Луна побежала не туда, откуда пришла и где нашла албанского пасюка, а в другую сторону. Ей совсем не хотелось возвращаться к мадам Помфри, тем более что та отобрала бы с таким трудом пойманную крысу. Нет, Луна отнесет крысу профессору Люпину, и сделает это прямо сейчас, и тогда он наконец ей поверит... Один коридор, другой, лестница, еще коридор... Луна совершенно забыла даже о том, что в любой момент может наткнуться на Филча или кого-то из учителей. Албанский пасюк в ее руках слабо зашевелился. Вот и кабинет Люпина. Никого нет, дверь открыта... Луна вбежала в комнату и оперлась на стол, пытаясь отдышаться. Вскоре послышались шаги, и в комнату вошел профессор Люпин. - Колло... - начал он, но, увидев Луну, едва не выронил палочку. - Луна! Уходи! - закричал он. - Но, профессор, я принесла вам... - Луна протянула Люпину албанского пасюка, по-прежнему едва шевелившегося в ее ладонях. - Уходи НЕМЕДЛЕННО! - рявкнул Люпин. - Но... - ее руки задрожали. - Луна! За окном взошла полная луна. Люпина затрясло, как в лихорадке; непослушными руками он направил палочку на кусок пергамента на столе. - Филиус, Луна у меня... - полузадушенным голосом прошептал он. Пергамент превратился в бумажного голубя и выпорхнул из кабинета. - Профессор Люпин... - большие голубые глаза девочки, казалось, сами стали размером с две луны. Ее ладони разжались, и червехвостый албанский пасюк упал на пол. От удара он, похоже, пришел в себя, потому что сразу же, отчаянно вереща, кинулся к выходу. Люпин привалился к двери спиной и захлопнул ее, придавив крысе самый кончик хвоста, затем опустился на четвереньки и протяжно завыл... *** Флитвик встречал Ксенофилиуса Лавгуда у входа в Хогвартс, когда к ним подлетел бумажный голубь. - Филиус, Луна у меня... - раздался шепот Люпина. Флитвик подскочил от неожиданности. - О Мерлин! Ксено, скорее за мной! - Филиус, не разбирая дороги, бросился вверх по лестнице, мистер Лавгуд - следом. - Что случилось-то, Филиус? - тяжело дыша, спросил Лавгуд, когда они остановились у двери с надписью "Профессор Ремус Дж. Люпин". - Надеюсь, что ничего, - дрожащим голосом ответил Флитвик, открывая дверь. Увидев происходящее внутри, они застыли на месте. Луна сидела на коленях рядом с большим волком и гладила его по голове, прижавшись щекой к густой шерсти на боку. - Вы ведь мистер Люпин, правда? Вы меня не тронете? – мечтательно спросила она.

Элли: Ошибка: Локхард преподавал на 2 курсе ( а не на 1-м), а Люпин - на 3-м. Спектр пишет: Второкурснице Рейвенкло Луне Лавгуд очень не нравится новый профессор защиты от темных искусств Спектр пишет: Мисс Лавгуд, вы ведь были лучшей ученицей на всем первом курсе, согласно записям профессора Локхарта… Или у Вас AU?..

Элли: Спектр пишет: – Ну раз нет… тогда пойдем-ка со мной, котик. Вообще-то у Филча кошка , о чем говорит ее имя.

Спектр: Элли Луна курсом младше Гарри, соответственно, во времена УА она учится на втором курсе :D А Филч обращается к Косолапсусу - тот-то уж явно кот, а не кошка :)

Aplikacia: Лично мне нравиться! И помоему всё по канону, даже Роулинг не смогла б придраться Вот только непонятно - уже всё закончилось или будет всёжки продолженице? В любом случае

Элли: Точно на курс младше? тогда извините. Как-то в голове осталось - Равенкло, почему-то воспринимала как ровесницу Поттера.

Спектр: Aplikacia Продолжение будет, конечно :) Элли Да ничего, всякое бывает :)

Malice Crash: скрытозубого роулинга Я валяюсь!

Nitocriss: Жду продолжения! Очень здорово, все IC, Луна и Рем - просто бесподобны! Спектр пишет: скрытозубого роулинга That was cool... ППКС!

Элли: Спектр пишет: Все пятьдесят фраз "Я не должна колдовать в коридорах Хогвартса" были написаны по-разному: наклоненные под немыслимыми углами и прямые, с причудливыми завитушками и звездочками, каллиграфически ровно и неряшливо, на латыни, греческом и еще каком-то языке, который Люпин не знал; справа налево, вверх ногами, вертикально и даже по спирали. Вот это мне очень понравилось: действительно, характеризует Луну, это она. Спектр пишет: Он принес скрытозубого роулинга? - удивилась Луна. - Папа рассказывал, что это очень опасное создание... Красивый поэтичный финал. Финал понравился. В это веришь)) ( а финал не всегда всем удается, кстати...) А вот про боггарт Луны я думала, что он скорее связан у нее со смертью мамы.(( Вроде, в отлич. от Невилла, она к учителям ( да и ко всем) была в проявлениях достаточно индефферентна и никого не боялась(?..)

Спектр: Ну мне кажется, что боггарты, как и патронусы, имеют свойство меняться в зависимости от обстоятельств. Войдя в кабинет Люпина, Луна (по крайней мере мне так кажется) больше всего боялась именно его...

Элли: Да?.. А по Роулинг, по-моему, боггарт у каждого героя был неизменен. Ее даже спрашивали про боггарт Дамблдора, ответ - мертвое тело его сестры, а это эвон когда было-то... И потом, все-таки, ну, мне лично с трудом верится, что Луна стала бы бояться Люпина Ну, не верю я в это!.. Вот финальная сцена - потому и достоверна, что изначально согласуется с характером Луны. Все это не умаляет прелести вашего рассказа ЗЫ.Темное дело - эти боггарты (насколько они там меняются). Кстати, может и меняются, просто Ро не показывала, что был один - стал другой. Если вспомнить Молли в пятой книге... она видела мертвыми всех членов своей семьи по-очереди. А всегда ли именно этого она боялась больше всего?..

Элли: А ситуация с Патронусами разбиралась в дайри у Мерри не так давно.

Спектр: Со временем, думаю, боггарты меняться могут у любого. Хороший вот пример на одном форуме привели - Гарри Поттер до третьего курса никогда не видел дементоров, соответственно, дементор никак не мог стать его боггартом раньше этого самого третьего курса :) А вообще это совсем не финал. Хотя действительно вполне самодостаточными две первых главы получились :)

Malice Crash: А боггарт Молли Уизли вообще сам по себе менялся.

Элли: Malice Crash пишет: А боггарт Молли Уизли вообще сам по себе менялся. Значит с боггартами разобрались, ура! Что ж, Дамблдор за всю свою долгую жизнь ничего больше так и не забоялся ( после смерти сестры в его юности) ... Вот интересно, это от Гриффиндорской храбрости у него или еще почему?..

Lecter jr: Спектр Замечательная история. Некоторые вещи просто покорили, как-то: -албанский пасюк; -страшный хверь роулинг; и много чего еще. надеюсь на продолжение.

Спектр: Lecter jr Продолжение будет, конечно :)



полная версия страницы