Форум » Библиотека-7 » Плохая примета, СС/ГГ, Romance, R, макси. » Ответить

Плохая примета, СС/ГГ, Romance, R, макси.

Талина: Название: Плохая примета Автор: Талина Бета: Мирадора Рейтинг: R Пейринг: СС/ГГ Жанр: Romance Дисклаймер: Герои принадлежат Джоан Роулинг. Саммари: Считается, что разбить зеркало – это плохая примета. А уж если разбитое зеркало было не простым, а волшебным, тогда в вашей жизни могут произойти самые невероятные перемены. Комментарии: AU. Канон, соответственно, не учитывается. Все персонажи, вовлеченные в действия сексуального характера, являются совершеннолетними. Статус: в работе

Ответов - 185, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Талина: Глава 8 Гермиона еще несколько минут тупо смотрела на свой палец, не в силах пошевелиться, потом издала слабый писк и откинулась на подушку. Постель была смята, будто девушка отчаянно ворочалась с боку на бок; все ее тело было покрыто липким холодным потом. Гермиона провела рукой по влажным волосам и перевела взгляд на прилипшую к телу пижаму. Гриффиндорка так взмокла, что даже одеяло и подушка стали влажными от пота, что уж говорить о ней самой? Через некоторое время она полностью пришла в себя и, наконец, определила, что именно не давало ей покоя на протяжении последних нескольких минут: в комнате горела свеча. Девушка поморщилась. По непонятным причинам она стала слишком быстро засыпать после переезда в этот дом, поэтому всегда заколдовывала свечи так, чтобы они гасли через полчаса после того, как она ляжет в постель. Что же получается? Она спала не больше тридцати минут? Да и спала ли? Гермиона снова посмотрела на подушечку указательного пальца и закусила губу. Она совершенно точно видела ожог, ей не примерещилось: палец до сих пор болел. Гермиона вздохнула и поняла, что ни на чем не сможет сосредоточиться, пока не примет ванну. Она встала с кровати и босиком прошлепала к столу, на котором стоял хрустальный графин, наполовину заполненный водой. Проигнорировав стоявший там же стакан, Гермиона поднесла графин ко рту, приникла к нему пересохшими губами и стала жадно пить воду. Она не успевала глотать, вода струйками стекала по подбородку и лилась прямо ей за пазуху, но Гермиона не обращала на это никакого внимания: пить хотелось неимоверно, так, как будто она не пила несколько дней подряд. Напившись, она поставила на стол опустевший графин и направилась в ванную, на ходу стягивая с себя промокшую от пота и пролитой воды пижамную курточку. Гермиона до упора открутила оба крана и села на бортик ванной, глядя, как она быстро наполняется водой. Через несколько минут, отбросив в сторону короткие брючки, девушка с наслаждением погрузилась в горячую воду и удобно устроилась в ванной, пристроив голову на мягкий подголовник. Горячая вода всегда помогала Гермионе успокоиться. Вот и сейчас она, прикрыв глаза, пыталась понять, что же с ней произошло этой ночью. Девушка не могла найти точного ответа на этот вопрос, и это буквально сводило ее с ума. В принципе, можно было подумать, что ей всего лишь приснился очень странный и реалистичный сон, если бы не одно «но»: шрам от ожога был реальным, а если бы она просто получила его во сне, то его не было бы наяву. Гермиона снова нахмурилась и неосознанно потерла гладкую кожу на подушечке указательного пальца. Шрам исчез буквально на ее глазах, что и неудивительно: он был явно магического происхождения. Вообще-то, сильный колдун или ведьма вполне мог вмешаться в чужой сон. Это было трудно, но возможно. Что там сказала Аличе, женщина из ее сна? Что она не причинит ей никакого вреда и что девушка не должна ее бояться, а потом толкнула Гермиону прямо на зеркало, и она снова, как и наяву, вдребезги его разбила. Чудненько. И что это дает? Внезапно Гермиона похолодела: кровь! Она поранила палец осколком зеркала, выступила кровь, и в этот момент Аличе схватила ее за руку и прочитала какое-то заклинание. Гермиона никогда раньше не слышала ничего подобного. Ранку начало нестерпимо жечь, и девушка проснулась с обожженным пальцем. Все. Гермиона провела ладонью по лицу и шумно втянула воздух сквозь сжатые зубы. Что с ней сделала Аличе? Зачем ей понадобилась ее кровь? И, в конце концов, кто она такая и что ей от нее, Гермионы, нужно?! Аличе просила помощи, но не сказала, какого рода помощь ей нужна. Гермиона чувствовала, что у нее идет кругом голова от всех этих вопросов. Попытка разобраться в случившемся завела Гермиону в тупик и породила огромное количество вопросов, на которые у нее не было ни одного ответа. Вода в ванной уже порядком остыла, и девушка, завернувшись в большое мягкое полотенце, с неохотой вернулась в комнату. Она нашла чистую ночную рубашку и быстро оделась: в комнате, конечно, было довольно тепло, но стоять в одном мокром полотенце было все-таки неразумно. Снова захотелось пить. Девушка с тоской посмотрела на пустой графин и, недовольно поджав губы, села в кресло. С каждой минутой жажда становилась все сильнее и сильнее. Гермиона вспомнила насквозь промокшую от пота пижаму, влажное постельное белье и усмехнулась: неудивительно, что ей так сильно хочется пить: организм израсходовал слишком много влаги и теперь требовал восполнить недостающее. Она еще некоторое время гипнотизировала пустой графин, потом не выдержала и, вскочив с кресла, нервно прошлась по комнате. До утра она точно не дотянет. Гермиону буквально шатало от слабости. Ей хотелось пить, причем не просто воды, ей хотелось горячего сладкого чая. Очень сладкого и очень крепкого. Она с тоской вспомнила о не выпитом после ужина чае. Подумаешь, десять ложек сахара! Сейчас ей хотелось как раз такого сладкого-пресладкого напитка. Нет, если она в ближайшее время не выпьет чая, то просто умрет. Гермиона воровато покосилась на дверь и снова опустилась в кресло. Нет, профессор строго-настрого запретил выходить в коридор по ночам. Вообще-то, гриффиндорка всегда слушалась старших, но жажда буквально сводила ее с ума. Она нервно поерзала в кресле и, наконец, решилась. Подошла к двери, тихонько пробормотала: «Alohomora» и, быстро оглядевшись по сторонам, выскользнула в коридор. «Nox», - огонек на кончике волшебной палочки послушно погас, и Гермиона, крадучись, пошла к лестнице, намереваясь спуститься на кухню. В коридоре было очень темно, поэтому не удивительно, что девушка буквально через несколько минут наткнулась на какое-то препятствие и, не удержавшись на ногах, упала на пол. Препятствие тоже не удержалось и с грохотом приземлилось рядом с перепуганной Гермионой. - Какого Мерлина!!! - прошипело оно голосом Снейпа, и девушка, тихонько пискнув, попыталась отползти подальше. - Мисс Грейнджер?! - ярость в голосе Мастера зелий заставила гриффиндорку сжаться в комочек. – И почему меня это не удивляет? – не услышав в ответ ничего, кроме сосредоточенного сопения, со вздохом вопросил Снейп. В темноте он нащупал руку Гермионы и рывком поставил девушку на ноги. - Я вам с Поттером ясно сказал, чтобы вы ни при каких обстоятельствах не высовывались из своих комнат по ночам? Гермиона неуверенно кивнула. - Не слышу, - поморщился Снейп. - Я же кивнула. Вам обязательно выжимать из меня «да, сэр», «нет, сэр»? - огрызнулась пришедшая в себя Гермиона. Испуг придал ей наглости. - Здесь темно, как у Мерлина в … хм, да… Темно здесь, мисс Грейнджер. Я, знаете ли, не вижу в кромешной темноте. - Lumos, - пробормотала Гермиона, поднимая повыше свою волшебную палочку. Снейп снова поморщился и отшатнулся от яркого света, больно резанувшего по глазам. Мастер зелий, склонив голову набок, несколько секунд разглядывал растрепанную девушку. - Во что это вы вырядились? – наконец изумленно спросил он. Гермиона недоуменно моргнула, потом скосила глаза на свое одеяние. - Это называется ночной рубашкой, сэр, - язвительно ответила она, радуясь, что в неверном свете магического огонька не видно, как ее щеки заливаются румянцем. Она попыталась оттянуть вниз подол и прикрыть колени, но длина рубашки не позволяла ей этого сделать. Девушка покраснела еще сильнее. Снейп хмыкнул но, заметив ее смущение, сжалился над гриффиндоркой и отвел глаза. - Не ожидал вас здесь увидеть, мисс Грейнджер, - раздраженно выплюнул он. - Ну, Поттер еще куда ни шло: он не отличается выдающимися интеллектуальными способностями, да и вообще слишком безалаберный, но вы! Не думал, что вы не понимаете по-английски. Или вы заразились тупостью от ваших гриффиндорских дружков? Или я неясно выразился? Нельзя – значит нельзя, мисс. Зачем вас понесло в коридор посреди ночи?! - Я захотела пить, - опустив глаза в пол, тихо пробормотала Гермиона. Она чувствовала себя очень неловко под внимательным взглядом Мастера зелий в этой нелепой ночнушке с рюшечками и кружевами. - У вас что, воды в комнате нет? – поразился он. Девушка помотала головой: - Я все выпила, - виновато сказала она, - и пошла на кухню, чтобы... - Идите за мной, - процедил сквозь зубы Снейп и, резко развернувшись, стал спускаться по лестнице на первый этаж. Гермиона почти бежала, честно стараясь не отставать, но угнаться за широко шагающим зельеваром было очень и очень непросто. Остановился Снейп только в кухне и, криво усмехнувшись, сделал приглашающий жест рукой: - Хозяйничайте, мисс Грейнджер, хозяйничайте. Гермиона взмахом палочки зажгла свечи и бросила на Снейпа жалобный взгляд: - Ну, раз уж мы все равно на кухне, может, я чаю выпью… - Делайте что хотите, - Снейп устало махнул рукой и со вздохом опустился на ближайший стул. Гермиона поставила чайник на огонь и села за стол напротив Снейпа. - Вы же не маггла, мисс Грейнджер, - поморщился Мастер зелий. – Могли бы вскипятить воду заклинанием, вышло бы гораздо быстрее. - Тогда чай получится невкусным, - возразила гриффиндорка. - Мерлин, за что мне это?! – закатил глаза Снейп и раздраженно посмотрел на Гермиону: - Может, вас еще и в ресторан сводить? - Спасибо, не надо, - невозмутимо откликнулась она и левитировала на стол закипевший чайник вместе с чашками и блюдцами. – Но вот помочь мне накрыть на стол вы вполне могли бы. Гермиона краем глаза заметила, как Снейп натянул рукав сюртука пониже, пряча выглядывающий оттуда кончик волшебной палочки. - Волшебную палочку забыл, - буркнул он и мрачно посмотрел на Гермиону. Она закусила губу и уставилась в свою чашку: ну не хочет помогать, так бы и сказал. Врать-то зачем? Одно слово: слизеринец!!! - Мисс Грейнджер, - позвал Снейп. - Да, сэр? - Я надеюсь, вы не думаете, что я буду сопровождать вас каждый раз, когда вам приспичит устроить ночное чаепитие? - Да что вы, сэр, мне бы такое даже в голову не пришло, - буркнула Гермиона, со звоном размешивая сахар. «Индюк надутый, - зло подумала она. - И без тебя дорогу знаю». - И еще надеюсь, что вам хватит ума больше не шляться по коридору по ночам, - продолжал глумиться он. - По ночам шляются неприличные женщины, сэр, а я просто захотела пить, - девушка не поднимала глаз от чашки, крепко сжимая ее вспотевшими ладонями. - А жить вы, значит, расхотели?! – Снейп перегнулся через стол и навис над не смеющей поднять глаза девушкой. - Да что со мной могло случиться?! – взорвалась она. – У вас что, по коридору бродят беспризорные вервольфы, или, может быть, вы разводите василисков или соплохвостов, или… - Гермиона, наконец, взглянула на Снейпа и осеклась. – Мамочка! – только и смогла выдавить она. Снейп презрительно искривил губы: - Вы тронулись умом, мисс Грейнджер? Я вам не мамочка. И даже не папочка, - хмыкнул он. – Да что вы замолчали-то? У вас сейчас такое глупое лицо, словно вы… - Что у вас с глазами? – выдохнула Гермиона, не мигая глядя на Мастера зелий. Снейп резко обернулся и уставился в висящее за его спиной зеркало, провел рукой по лицу, убирая упавшие на лоб пряди волос, и медленно поднялся со стула: - Идите спать, мисс Грейнджер, - прошипел он, делая шаг назад и выходя из круга света. – Вам с недосыпа мерещится всякая ерунда. - Что у вас с глазами? - тихо повторила она, не в силах отвести взгляд от лица Мастера зелий. - Аллергия на ваши идиотские вопросы! – сквозь стиснутые зубы выдавил он. – Возвращайтесь к себе. ВОН!!! – Гермиона попятилась к двери. - Тинли! - домовый эльф появился буквально через мгновение и почтительно склонился перед хозяином. - Проводи мисс в ее комнату и принеси ей графин с водой. Два графина. Чтобы мисс не разгуливала по дому, когда не надо! – рявкнул он. Гермиона часто-часто моргала, так, словно пыталась сдержать слезы. Она резко развернулась и бросилась вон из кухни. Тинли с двумя хрустальными графинами, наполненными водой, бесшумно выскользнул в коридор. А Снейп, отчего-то ощущая себя законченной сволочью, еще некоторое время смотрел вслед Гермионе. Потом, стряхнув с себя оцепенение, он снова подошел к зеркалу и нахмурился. Когда же ему удастся добиться нужного результата и свести на нет все побочные эффекты? В зеркале отражалось бледное лицо, с которого на Снейпа смотрели черные глаза с ярко-синими белками.

Элли: Мне интересно. Вы , пожалуйста, храните пока все секреты: оч. хочется узнать, хочется задать вопросы, но лучше дождаться, когда само все станет ясно по фику.

Элли: Талина пишет: с которого на Снейпа смотрели черные глаза с ярко-синими белками. а эффектно!... * задумчиво* интересно, а какого цвета у Гермионы была ночнушка?.. не с синими ли рюшечками?...

Розовый заяц: ООО! Все чудесатее и чудесатее... Люблю фики где много волшебства..

Талина: Элли, Вопросы-то задавать не возбраняется, только вот я на них вряд ли отвечу. По крайней мере, на прямой ответ рассчитывать не стоит. с которого на Снейпа смотрели черные глаза с ярко-синими белками. Элли пишет: а эффектно!... Очень. Розовый заяц, Без волшебства тут уж не обойтись!

Pixie: Талина Очень понравилось! Вместо того, чтобы вещи собирать, я к монитору прилипла, но оно того стоило! Ты так лихо закрутила интригу, просто здорово! Сцена на кухне очень понравилась Талина пишет: - Мерлин, за что мне это?! – закатил глаза Снейп и раздраженно посмотрел на Гермиону: - Может, вас еще и в ресторан сводить? А между прочим идея! Талина пишет: которого на Снейпа смотрели черные глаза с ярко-синими белками. Тут уж моя фантазия пасует :) Не могу себе представить, от чего такое может быть. Но я вполне понимаю Герми - я бы тоже перепугалась, если бы такое увидела! Жду продолжения и желаю тебе побольше вдохновения!

Талина: Pixie, Большое спасибо. А тебе удачного отдыха!

Вуди Вудпикер: Сние белки это сильно. Ы

leeRA: Талина Синие белки? *в шоке* С чем же экспериментирует Снейп, если получается такой эффект? Талина пишет: Гермиона, наконец, взглянула на Снейпа и осеклась. – Мамочка! – только и смогла выдавить она. Элли пишет: интересно, а какого цвета у Гермионы была ночнушка?.. Пусть будет беленькая, полупрозрачная.

Loy Yver: Талина пишет: В зеркале отражалось бледное лицо, с которого на Снейпа смотрели черные глаза с ярко-синими белками. Агенты Малдер и Скалли! Ваш выход!

Талина: Вуди Вудпикер, leeRA, Loy Yver, Спасибо! (Мне тоже понравилось сочетание черной радужки и синих белков. ) leeRA, leeRA пишет: С чем же экспериментирует Снейп, если получается такой эффект? На самом деле, от чего угодно может быть какой угодно побочный эффект. Loy Yver, Loy Yver пишет: Агенты Малдер и Скалли! Ваш выход! Я, наверное, постараюсь обойтись без них. *Плохо помню "Секретные материалы", так что от кроссовера придется воздержаться! *

leeRA: Талина Талина пишет: На самом деле, от чего угодно может быть какой угодно побочный эффект. Это к-как? Или Снейп сам не знает с чем экспериментирует?

Талина: leeRA, leeRA пишет: Или Снейп сам не знает с чем экспериментирует? Он знает, что должно получиться в результате. А пока получается только то, что получается.

Loy Yver: Талина пишет: Я, наверное, постараюсь обойтись без них. Ну вот! А я только настроилась!

Элли: Талина пишет: Я, наверное, постараюсь обойтись без них. *Плохо помню "Секретные материалы", так что от кроссовера придется воздержаться! Напрасно, напрасно!... (* с надеждой* а пересмотреть?.. перечитать?..)

leeRA: Талина Талина пишет: Он знает, что должно получиться в результате. А пока получается только то, что получается. Как же эта фраза применима к учебе в университете. Ничего лишнего, все точно, как в лаборатории алхимика.

miv: Талина Спасибо за главу. Меня очень заинтересовал сушняк Гермионы. Тем более такая тяга к сладкому. Вампирическое зерколо однако. Талина пишет: Снейп хмыкнул но, заметив ее смущение, сжалился над гриффиндоркой и отвел глаза. Очень и очень серьезные побочные эффекты. Надо с этим что-то делать

Талина: Loy Yver, Loy Yver пишет: Ну вот! А я только настроилась! Элли, Элли пишет: а пересмотреть?.. перечитать?..) leeRA, leeRA пишет: Ничего лишнего, все точно, как в лаборатории алхимика. А как же! Только пока этой точности добьешься... Главное, дожить. miv, miv пишет: Меня очень заинтересовал сушняк Гермионы. Тем более такая тяга к сладкому. Про сушняк я, вроде, объяснила, а сладкое девочке нужно из-за того, что у нее давление понизилось, отсюда и слабость.

Бармалейка: Очень понравилось..... С нетерпением жду продолжения

Талина: Бармалейка, Спасибо. Девятая глава планируется несколько большего размера, чем предыдущие, поэтому ее написание требует больше времени.

Бармалейка: Всегда пожайлуста.

leeRA: Талина Талина пишет: Девятая глава планируется несколько большего размера, чем предыдущие, поэтому ее написание требует больше времени. Многообещающее заявление. Нравятся мне большие главы, да и не только мне, уверена.

Талина: leeRA, Ну вот и она, большая глава.

Талина: Глава 9 Левое запястье обожгло резкой болью, Снейп дернулся, и именно в этот момент почти готовое зелье перелилось через край. Профессор грязно выругался и взмахом волшебной палочки привел лабораторию в порядок. Теперь все придется начинать заново, а ведь сегодня, вполне возможно, он получил бы нужный результат. И, очень может быть, ему удалось бы свести на нет или хотя бы существенно уменьшить количество побочных эффектов. Теперь же он будет вынужден потратить еще несколько дней на то, чтобы вновь дойти до того этапа, на котором он сегодня умудрился испортить зелье. Приготовление зелья по этому рецепту требует довольно много времени и усилий. Хотя… Снейп похолодел при мысли о том, что было бы, если бы ему удалось доварить зелье и, как обычно, испытать его на себе. Хорош бы он был тогда, нечего сказать! И как он раньше об этом не подумал. Идиот! Правду говорят: дуракам везет, но если ему до сих пор везло, это не значит, что будет везти вечно. Даже дурацкое везение рано или поздно заканчивается. Раз уж Темный Лорд желает видеть своих приближенных так часто, то Снейп больше не может полагаться на случай и рисковать всем. На кону стоит слишком многое. Мечту о подопытном Гарри Поттере он с сожалением задушил еще в зародыше, а других кандидатур на это почетное место не было. Если только использовать для этих целей Гермиону Грейнджер… «Даже не думай об этом, мерзавец, - прикрикнул на него внутренний голос. – Девочка не сделала тебе ничего плохого, так что забудь об этом». Снейп скрипнул зубами и забыл. Значит, нужно будет вычислять все при помощи сложнейших алхимических уравнений высшего порядка, чтобы избежать разного рода случайностей и непредвиденных эффектов. Теперь рецепт его экспериментального зелья был достаточно полон для того, чтобы стало возможным использование этих уравнений. По крайней мере, Снейп очень на это надеялся. Все эти мысли промелькнули в голове Мастера зелий за считанные секунды. Новая волна боли заставила его зашипеть и поморщиться: Темному Лорду явно хотелось увидеть Снейпа куда сильнее, чем обычно. «Что бы это значило?» - без интереса подумал профессор, быстро снимая запирающие заклинания с двери своей комнаты. В последнее время вызовы к Темному Лорду участились. Он собирал Пожирателей каждую неделю, а Внутренний Круг, в состав которого входил Северус Снейп, и того чаще. Запястье снова обдало горячей волной боли, и Мастер зелий, облачаясь в тяжелую мантию Пожирателя, стиснул зубы. Через несколько секунд он закрыл лицо серебряной маской и, прикоснувшись к пульсирующей Темной Метке, аппарировал. Темный Лорд встретил Снейпа на редкость «приветливо»: - Crucio, - лениво произнес он, направляя палочку на зельевара. Тело Снейпа выгнулось в мучительной судороге, и он тяжело рухнул на каменный пол. Боль была совершенно невыносимой. Воздух словно выбило из его легких тяжелой безжалостной рукой, кости, казалось, стали горячими и мягкими а, голова… в глазах потемнело от боли и нехватки кислорода. Он знал, что ему надо закричать, и тогда пытка закончится, знал, но не мог, потому что в горящих огнем легких больше не осталось воздуха… Внезапно все прекратилось. Снейп еще несколько секунд лежал без движения, потом, наконец, смог сделать судорожный вдох и, с трудом перекатившись на бок, встал на колени. Никогда еще воздух не казался ему таким вкусным. - Сними маску, - голосом, лишенным каких-либо эмоций, приказал Волдеморт. - Да, мой Лорд, - негнущиеся пальцы Мастера зелий, наконец, справились с серебряной маской. Красные глаза с вертикальными зрачками с интересом разглядывали зельевара: лицо Снейпа было покрыто испариной, черные волосы сосульками свисали вдоль его бледного лица, искусанные в кровь губы были сжаты в тонкую линию. Темный Лорд, казалось, был удовлетворен осмотром: - Ты заставил себя ждать Северус, - прошипел он, наклонив голову набок. - Простите, мой Лорд. Этого больше не повторится, - тяжело дыша прошелестел Снейп. - Разумеется. В следующий раз я просто убью тебя. Встань, - Волдеморт повелительно взмахнул тонкой белой рукой, и Мастер зелий, преодолевая слабость в дрожащих конечностях, поднялся на ноги. – Иди за мной. Темный Лорд отвернулся и, высоко подняв голову, направился к выходу из полутемного помещения. Снейп только сейчас заметил, что в зале, кроме него и Волдеморта никого не было. Странно: обычно Лорд, склонный к театральным эффектам, устраивал целые представления, пытая не только магглов и нечистокровных магов, но и своих сторонников. Почему же сейчас он встретил Снейпа порцией Crucio, даже не позаботившись о наличии зрителей? Ответ напрашивался только один: Темный Лорд был зол. Зная его характер, можно было предположить, что он не просто зол, а пребывает в ярости. Что может быть хуже Волдеморта в ярости? Тяжелые двери распахнулись, и Снейп, на мгновение зажмурившись от яркого света, получил ответ на свой незаданный вопрос. - Ты еще не сдох, Северус? – сладко улыбаясь, пропела Беллатрикс Лестрандж. * * * Снейп стиснул зубы. Нет, ну почему ему так отчаянно не везет? Только этой психопатки и не хватало для полного счастья. Беллатрикс почтительно склонилась перед Волдемортом. Темный Лорд благосклонно ей кивнул и в качестве особой милости разрешил поцеловать руку. Снейп ошарашенно моргнул. Что бы это значило? На его памяти никто и никогда не удостаивался такой чести: прикоснуться к Лорду. Обычно Пожиратели довольствовались «лобызанием» – Снейп мысленно хмыкнул – края мантии своего господина. Беллатрикс наконец оторвалась от руки Волдеморта и с брезгливым интересом посмотрела на Снейпа: - Ты плохо выглядишь, Северус, - сообщила она, и по ее лицу расползлась радостная ухмылка. Мастер зелий предпочел промолчать. - Ты даже не поздороваешься со мной? - капризно надула губы Беллатрикс, и в ее огромных глазах появилось выражение обиды и наивного недоумения. – Мой Лорд, твой слуга совсем забыл о приличиях, он даже не помнит, как положено вести себя с дамами из высшего общества. Вот что значит общаться с грязнокровным сбродом и этим магглолюбивым маразматиком Дамблдором, - женщина сокрушенно покачала головой и поцокала языком. – Куда катится мир! – она резким движением выхватила палочку откуда-то из складок своей мантии и направила ее на Снейпа. Зельевар, еще не совсем оправившийся от Crucio, замешкался и теперь напряженно следил за слегка подрагивающей в опасной близости от его лица палочкой Беллатрикс. Женщина облизала сухие губы, ее ноздри хищно раздулись, создавая впечатление, что она к чему-то принюхивается. - Ну же, Северус, покажи мне свой страх, - Беллатрикс обошла вокруг Снейпа и заглянула ему в лицо. Темный Лорд вальяжно развалился в своем кресле и молча наблюдал за разыгрывавшимся перед ним спектаклем, рассеянно поглаживая огромную змею, обвившуюся вокруг ног хозяина и устроившую голову у него на коленях. Снейп бросил короткий взгляд на скучающего Волдеморта и снова уставился в азартно блестевшие глаза Беллатрикс. - Покажи мне свой страх, ублюдок - взвизгнула она, так и не дождавшись от Снейпа никакого ответа. В следующее мгновение женщина уже шипела от боли, извиваясь в руках зельевара: - Не смей так со мной разговаривать, стерва. Никогда, - выплюнул он прямо в ухо вырывающейся Беллатрикс. - Довольно, - раздался властный голос Волдеморта. Снейп разжал руки, и задыхающаяся Беллатрикс поспешно отшатнулась от него. Зельевар проводил ее пьяным от бешенства взглядом и склонил голову перед Темным Лордом: - Как прикажете, мой господин. Волдеморт оттолкнул ластившуюся к нему Нагини и исподлобья посмотрел на Снейпа: - Восемнадцать долгих лет я был между жизнью и смертью, Северус, восемнадцать долгих лет из-за этого недоноска Поттера я был лишен всего того, чего смог достичь и что принадлежит мне по праву. Но я ждал. Я терпеливо ждал, когда наконец перестанет действовать магия крови, защищающая этого выскочку с рождения, благодаря бескорыстной жертве его тупой гриффиндорской мамаши. Я дождался его совершеннолетия. И что теперь? Северус, я тебя спрашиваю: что теперь? - О чем вы, мой господин? – осторожно спросил Снейп, напряженно глядя на Темного Лорда. - О том, что ты делаешь в этом долбаном Хогвартсе, если не можешь мне ничего сообщить, если не замечаешь того, что творится у тебя под носом?! Или старый маразматик тебе не доверяет? Почему я узнаю от Беллатрикс то, о чем мне должен был сообщить ты?! Я ждал, когда же Поттер, лишившийся магической защиты, оставленной ему матерью, покинет школу, чтобы наконец-то разобраться с ним. И что я узнаЮ?! Я узнаЮ, что он так и не вернулся в дом к своим родственничкам-магглам (Волдеморт с отвращением скривился) и что его вообще нигде нет. Его не могут найти мои лучшие Пожиратели, Северус. Вот уже несколько дней, как они перерыли всю Англию, но так и не нашли даже следов Гарри Поттера. Он как в воду канул. Почему ты не сообщил мне о том, что Дамблдор планирует спрятать Поттера? Ты должен был знать об этом, раз работаешь в этой школе для грязнокровного отребья, Северус. Так почему же ты мне не рассказал?! - Я ничего не знал, мой господин, - Снейп склонил голову, не осмеливаясь посмотреть на Волдеморта. Беллатрикс высунулась из-за спины Темного Лорда и, злобно буравя зельевара ненавидящим взглядом, прошипела: - Мой господин, если Дамблдор не доверяет Снейпу, зачем он вам нужен? Зелья варить? Так с этим справится не хуже и кто-то более верный вам, чем это ничтожество. А может, он просто переметнулся на сторону старого маразматика и теперь пытается одурачить вас? – вкрадчиво продолжила она, не сводя со Снейпа лихорадочно горящих глаз. - Sectumsempra! – не поворачивая головы, лениво проронил Волдеморт. В следующую секунду потрясенно моргающая Беллатрикс уже лежала на полу; по ее лицу стекала струйка крови из разрезанной заклинанием щеки. - Никто и никогда не сможет меня одурачить, - прошипел Темный Лорд. – Или ты в этом сомневаешься? Нагини, повинуясь повелительному жесту своего хозяина, подползла поближе к замершей по полу Беллатрикс и угрожающе зашипела. - Нет, мой господин, конечно же, это никому не под силу, - выдохнула волшебница, с опаской глядя на огромную змею. - Нагини, оставь ее, - небрежно проронил Темный Лорд, и змея нехотя подчинилась. Беллатрикс осторожно перевела дыхание. - Можешь встать, - позволил ей Волдеморт и переключил свое внимание на Снейпа: - Что скажешь, Северус? Может быть, Беллатрикс не так уж и не права, и ты действительно пытаешься играть со мной в свою игру? Тогда получается, что она безвинно пострадала из-за тебя, - Темный Лорд потянул замершую волшебницу за руку, и та покорно опустилась на колени у ног своего господина. Волдеморт рассеянно потрепал ее по раненой щеке, не обращая внимания на то, что женщина скривилась от боли. – Ты знаешь, как нужно спрашивать, чтобы получить правдивый ответ? – обратился к ней Темный Лорд. - Не сомневайтесь, мой господин, он расскажет все, что скрывает, - Беллатрикс мстительно сверкнула глазами и обнажила в хищном оскале белоснежные зубы. - Тогда спрашивай, - позволил ей Волдеморт. – Но учти, он нужен мне живым. Пока что. Возможно, через несколько часов я изменю свое мнение. - Как прикажете, мой Лорд, - с явным сожалением протянула Беллатрикс. Ведьма взмахнула палочкой, и в то же мгновение руки Снейпа оказались связанными за спиной веревкой, пропущенной через закрепленный под потолком блок. - Ну что, Северус, поговорим? Только сначала буду говорить я, а ты меня просто послушаешь. Знаешь, что я с тобой сейчас сделаю, друг мой? Зельевар молча смотрел на нее тяжелым взглядом. - Отвечай, когда я задаю тебе вопрос! Снейп сплюнул себе под ноги. - Crucio! - в ярости выкрикнула Беллатрикс, и тело Снейпа выгнулось в мучительной судороге. Ведьма подождала, пока Снейп затих и, резко взмахнув палочкой, грубо поставила его на ноги, награждая новым приступом рвущей мышцы и выворачивающей суставы боли. Его глаза застилала багровая пелена. В который раз зельевар убедился, что у боли есть цвет. - Слушай, Северус, слушай, что я с тобой буду делать, - в глазах ведьмы зажегся безумный огонек. – О, я все тебе расскажу, не переживай. Сейчас я подтяну тебя повыше. Вот так. Mobilicorpus! Некоторое время ты спокойно повисишь под потолком, так, как сейчас. Тебе удобно? – заботливо спросила Беллатрикс, запрокидывая голову вверх, с притворным сочувствием глядя на кусающего губы мужчину. - Вполне, - прохрипел он. - Ну, это ненадолго, - ласково улыбнувшись, пообещала Беллатрикс, после чего взмахом волшебной палочки резко отпустила веревку ровно настолько, чтобы Снейп упал до высоты полуметра над полом и завис, не касаясь его. Толчок, остановивший падение, отозвался острой болью в верхней части тела. – Не переживай, Северус, - Беллатрикс подошла к нему и внимательно осмотрела неестественно вывернутые руки своей жертвы, - плечевые суставы, конечно, выбились из суставных сумок, но я, возможно, вправлю их. А, может быть, и нет. Северус, я тут подумала… Как ты считаешь, если я переломаю тебе пальцы, это освежит твою память, и ты вспомнишь, как и когда предал своего господина? - Я никогда не предавал моего господина, - корчась от боли, прохрипел Снейп. Веревка впилась в руки настолько, что резала кожу и мясо. Беллатрикс несколько минут внимательно всматривалась в перекошенное от боли бледное лицо. Ей было прекрасно известно, что пытка приводила к очень болезненным повреждениям суставов рук и верхнего отдела позвоночника, оставляя о себе память на многие месяцы болями даже при попытках поднести ложку ко рту.* Она почти нежным жестом отвела от лица Снейпа пряди спутанных, мокрых от пота волос, и жарко выдохнула прямо в его ухо: – Ну и какой из тебя после этого зельевар? Эхо ее безумного хохота, отразившееся от каменных стен огромной залы, еще не один раз заставит Снейпа проснуться среди ночи в холодном поту с бешено бьющимся где-то у самого горла сердцем. Сколько прошло времени в багровом плену боли, рвущей на куски тело и разбивающей на тысячи осколков сознание, Снейп не помнил. Скорее всего, не один час. Он уже давно охрип и оглох от собственных криков и не воспринимал ничего, кроме боли. Вся его вселенная состояла из боли, он уже не мог вспомнить, как это бывает, когда у человека ничего не болит. Человек – это просто комок плоти, которую можно терзать, принося поистине нестерпимые страдания. Комок истерзанной плоти - это и есть человек. Это и есть он. - Достаточно, - словно сквозь толстый слой ваты Снейп услышал голос Волдеморта. В поле зрения Мастера зелий появилось неестественно белое лицо с красными, будто воспаленными, глазами: - Я дам тебе еще один шанс, Северус. Ты должен узнать у Дамблдора, где он спрятал Поттера. Ты меня понял? – голос Темного Лорда прошелестел где-то на самом краю между беспамятством и явью. - Да, мой господин, - выдавил из себя Снейп и в очередной раз погрузился в спасительное забытье. В сознание он пришел от тупой ноющей боли во всем теле. Через некоторое время Снейп осознал, что шум в голове – это всего лишь гул чьих-то голосов. Разговаривали где-то совсем рядом, причем звуки раздавались откуда-то сверху, прямо над его головой. Впрочем, это было неудивительно: в данный момент все, что находилось выше уровня пола, было как раз у него над головой: он продолжал лежать на холодных камнях. Разумеется, никто так и не позаботился о том, чтобы поднять его, но хоть не добили, и то ладно. Можно сказать, повезло: на него даже никто ни разу не наступил, по крайней мере, с того времени, как он пришел в сознание. К Мастеру зелий медленно возвращалась способность логически мыслить, и он сделал вывод, что за то время, что он провел в забытьи, Волдеморт успел вызвать несколько десятков Пожирателей. Точнее определить их количество Снейп не мог: он справедливо предположил, что совсем не обязательно показывать кому бы то ни было, что он пришел в себя и теперь настороженно прислушивается к долетающим до него обрывкам разговоров, пытаясь понять, что происходит. Снейп слегка пошевелил правой рукой. Мышцы и суставы явно были против такого насилия, они требовали полного покоя и возмущенно послали в мозг импульсы боли. Снейп стиснул зубы и с усилием сдержал рвущийся из груди стон. Впрочем, зельевар хотя бы выяснил, что вывих был вправлен, надо думать, его левую руку тоже привели в относительный порядок. Он не преминул тут же проверить свое предположение. Разумеется, он оказался прав. Что ж, спасибо и на этом. Интересно, кто же это позаботился о нем? В то, что это была Беллатрикс, верилось с трудом. После проверки состояния рук, Снейп слегка расслабился и попытался выровнять сбившееся дыхание. Потом он, видимо, снова на какое-то время отключился. И опять он пришел в себя от выламывающей тело боли. Сил шевелиться не было, но, как оказалось, именно это помогло ему стать свидетелем весьма занимательного разговора. Голос Беллатрикс: - Уизли у своих родителей, но грязнокровка, подружка Поттера, тоже бесследно исчезла. Мне не дает покоя мысль, что они вполне могут быть вместе. - Возможно ты и права, - надменный голос, манерно растягивающий слова. Это, конечно, Люциус. - Так подкинь эту мысль Лорду. Ты сегодня у него в фаворе, - снова Беллатрикс. – Прекрасный повод позабавиться с магглами. Я как раз занималась поисками Поттера и его дружков, так что мне хорошо известно, где живут родители грязнокровки. Понимаешь, о чем я? – проворковала ведьма. - Если их убить, она точно появится хотя бы на их похоронах, а через нее, скорее всего, можно будет выйти на Поттера. - Ты в этом уверена? - с сомнением. - В том, что она явится на похороны? Конечно. Она же гриффиндорка и, как все гриффиндорцы, дура, позволяющая эмоциям брать верх над трезвым расчетом. - Хорошо, я подброшу Лорду эту мысль, - согласился Люциус. – И, кстати, почему это Северус валяется тут, да еще и в таком плачевном состоянии? - Оклемается, - зло выплюнула Беллатрикс и пнула в бок Снейпа острым носком туфли. На этот раз Мастер зелий не смог сдержать стон. – О, уже, - удивилась ведьма. - Ничего, еще немного поваляется тут и очухается. Живучий, гад, все никак не сдохнет. Не пойму, почему Лорд верит ему? Голову даю на отсечение, что он предатель. - Это ты пытала его? - Разумеется, я, - самодовольно ответила Беллатрикс. - Ну и как успехи? Он признался в предательстве? - Нет, - с сожалением признала Беллатрикс. - Вот поэтому Лорд ему и верит, - в голосе Люциуса сквозит неприкрытая ирония. - Трудно, знаешь ли, заподозрить тебя в сострадании и слишком мягком отношении к Северусу. Я не раз видел, как ты работаешь, Бэлла. Не думаю, что Северус смог бы устоять перед твоими методами, он бы рассказал тебе обо всем, о чем бы ты ни спросила. - Ну, ладно, может, ты и прав, - недовольно протянула Беллатрикс. - Что ж, пойду к Лорду. Что-то мне подсказывает, что сегодня мы изрядно развлечемся. Нас ждут великие дела, - хохотнул Люциус. Несколько мгновений тишины, потом снова болезненный тычок в бок: - И все равно я не верю тебе, падаль. Благословенные темнота и тишина. Когда Снейп в очередной раз пришел в сознание, он несколько минут напряженно прислушивался к тишине, потом все же рискнул открыть глаза: никого. Когда же все они успели разойтись? Тут он вспомнил, КУДА именно скорее всего аппарировали несколько десятков Пожирателей, и у него, в который раз за последние сутки, потемнело перед глазами. Он должен предупредить Авроров. Нет, не так. Ему нужно предупредить Дамблдора. Во-первых, он понятия не имеет, где живут родители мисс Грейнджер, во-вторых, пусть директор разбирается с Аластором Грюмом. Сам Снейп был не в том состоянии, чтобы в очередной раз доказывать упертому Аврору, что он не верблюд. Ему срочно нужно аппарировать как можно ближе к Хогвартсу, значит желательно попасть на самую окраину Хогсмида, поближе к Запретному лесу. Главное, не промахнуться. Снейп сосредоточенно прикрыл глаза и аппарировал. * * * С той самой насыщенной странными событиями ночи прошла почти неделя, и единственное изменение, произошедшее с Гермионой, ей очень даже нравилось: она перестала засыпать, как только ее голова оказывалась на подушке. И самое главное: девушке больше не снились кошмары. В течение нескольких дней Гермиона с беспокойством прислушивалась к своим ощущениям, но больше никаких изменений ни в себе, ни в восприятии окружающего мира не обнаружила. Постепенно она успокоилась, и жизнь вернулась в привычную колею. - Гарри, дай, пожалуйста, печенье, - попросила Гермиона, задумчиво глядя на шахматную доску и изучая расположение фигур. - Угу, - парень лениво соскочил с подоконника и направился к низкому столику, стоящему, по обыкновению, между двумя креслами. Ноги было почему-то тяжело переставлять, и Гарри словно нехотя удивился: отчего это у него такое впечатление, что ноги приросли к полу? Пожалуй, зря они перебрались сегодня на подоконник, зря. А, может, и не зря: все-таки какое ни есть, а разнообразие. И так уже кажется, что кресла стали частью их собственных тел. Зато если бы они остались в креслах, ему бы не пришлось сейчас через всю комнату тащиться за этой дурацкой вазочкой с печеньем. При мысли о печенье к горлу подкатила тошнота: Тинли так отвратительно готовил, что им с Гермионой, дабы не умереть от голода, пришлось почти полностью переключиться на питание этим, бесспорно, вкусным и полезным (по сравнению с кулинарными шедеврами Тинли) продуктом. Сделав еще несколько шагов, Гарри вдруг споткнулся и раздраженно проворчал: - Надо было принести еще свечей… - Зачем? – Гермиона наконец оторвалась от созерцания шахматных фигур и растерянно моргнула. - Затем, что тут темно, как у дракона …кхм… в самом темном месте! - Не так уж тут и темно, - Гермиона нахмурилась, – все как обычно. - О чем ты говоришь?! – возмутился молодой человек. – У меня лично такое ощущение, что меня заживо в могилу положили и хорошенько так закопали!.. Я и тебя, между, прочим, почти не вижу, - лоб парня покрылся испариной. - Да ладно тебе, Гарри, - Гермиона как-то неуверенно улыбнулась. – Прекрати дурачиться. Здесь все очень даже хорошо видно – просто нужно глаза открыть или очки протереть, - попыталась пошутить девушка. - Гермиона, - Гарри сделал еще один шаг и снова споткнулся, – я ничего не могу разглядеть, - он вертел головой из стороны в сторону и напряженно щурился, - и тишина, как на кладбище в полночь, и… Гермиона, - вскрикнул Гарри, нелепо взмахивая руками, - я падаю!!! – голос его как-то странно задрожал и сорвался на высокой ноте. Девушка заметно побледнела, спрыгнула с подоконника и осторожно приблизилась к Гарри. - Нет, ты никуда не падаешь. Как ты можешь упасть, если стоишь на полу. Заметить, твердо стоишь, - девушка внимательно посмотрела на друга и увидела, что его широко раскрытые глаза смотрят куда-то поверх ее головы странно расфокусированным взглядом. И еще: Гарри, действительно, с беспомощным видом, как слепой, шарил вокруг себя руками, а на его лице постепенно появлялось выражение панического ужаса. - Я не могу дышать, - хрипло выдавил он, нащупывая, наконец, руку Гермионы и мертвой хваткой вцепившись в нее, судорожно попытался сделать вдох. – Это не воздух, это какая-то вязкая… какой-то… - парень натужно закашлял, его лицо покраснело, на висках выступили бисеринки пота. Гермиона протянула к нему вторую руку, и Гарри, инстинктивно подавшись вперед, сжал ее запястье, притягивая девушку к себе. Его хватка становилась все более сильной, и Гермиона попыталась вырваться. - Гарри, мне больно, пусти. Он широко открытым ртом глотал воздух и вдруг, пошатнувшись, рухнул на колени. Девушка была вынуждена опуститься на пол рядом с ним: Гарри все еще сжимал ее запястья. - Гермиона, помоги мне, - из его горла вырвался сдавленный хрип, заставивший гриффиндорку вздрогнуть. - Что с тобой? – побелевшие от ужаса губы девушки едва шевелились. Гарри как-то странно обмяк, и Гермиона наконец освободилась от его цепкой хватки. Она подхватила парня под руки, пытаясь поднять с пола и наклонившись к самому его уху, сбивчиво прошептала: - Я доведу тебя до дивана. Пойдем. С огромным трудом молодой человек поднялся на ноги и, тяжело опираясь на подругу, сделал несколько нетвердых шагов. Его голова безвольно болталась из стороны в сторону, взгляд покрасневших воспаленных глаз был бессмысленным. Несколько метров, оставшихся до дивана, показались Гарри самой длинной дорогой, которую он когда-либо проделывал. Гермиона помогла ему лечь и нежным, почти материнским, прикосновением дотронулась до его лба. – Мерлин, да ты же весь горишь!.. Гарри не отвечал: он впал в беспамятство. - Что же мне делать?! – девушка в ужасе сжала ладонями щеки и широко раскрытыми глазами уставилась на потерявшего сознание друга. На мгновение в ее глазах появилось осмысленное выражение, и девушка вскочила на ноги: нужно позвать профессора Снейпа, уж он-то должен знать, что происходит с Гарри и как ему помочь!.. Гермиона сделала несколько шагов по направлению к двери и вдруг замерла на месте: если Снейп в лаборатории, что он сделает в первую очередь, когда она вломится к нему: убьет на месте или все же даст ей возможность рассказать о том, что случилось? Однако размышлять было некогда: Гарри с каждой минутой становилось все хуже и хуже. Гермиона бежала по коридору первого этажа так быстро, как могла и остановилась только спустившись в подвал, уже перед самыми дверями лаборатории, и лишь для того, чтобы перевести сбившееся дыхание. Девушка глубоко вдохнула холодный воздух и изо всех сил забарабанила в дверь. Ответом ей была гробовая тишина. - Профессор, - закричала Гермиона и, не услышав ни звука, в отчаянии ударила по двери ногой. Особой пользы это не принесло, разве что туман в голове Гермионы несколько прояснился, и девушка вновь обрела способность логически мыслить. Снейпа она не видела ни во время завтрака, ни во время обеда, на ужин он тоже не спускался. Гермиона думала, что профессор все это время провел в лаборатории, а раз его здесь нет, значит, значит… Девушка в ужасе привалилась к стене и закрыла глаза. - Мерлин, помоги мне! Я тут совершенно одна. И никого, кроме глухого эльфа с маниакальными наклонностями, на мили вокруг… - Гермиона застонала и прислонилась пылающим лбом к холодной двери лаборатории. * Пытка веревкой действительно существует. Она широко использовалась в Средние века палачами Святой Инквизиции и приводила к описанным в этой главе повреждениям и последствиям.

Tesoro: ой, продолжение!!!!! Бегу читать!!!!!

Tesoro: Талина только недавно начала читать ваш фик Так интересно)))) Гермионе, видимо, придет выхаживать не только Гарри, но и Северуса

Талина: Tesoro, Я рада, что вам нравится. А Гермионе много чего придется делать.

leeRA: Талина Ох, Мерлин и Моргана! Бедный Северус , Белла настоящая маньячка, хотя я в этом никогда и не сомневалась. На бедную лохматую голову Гермионы свалится тяжелая ноша в виде раненого Снейпа и контуженого Гарри)) да еще и с родителями не ясно. Как же мне все эти повороты сюжета нравятся!

lilu3000: Я конечно понимаю что проду только что выложили, но останавливаться на таком месте, это просто бесчеловечно, долго без проды я не выдержууу!

Pixie: Талина Прочитала, и не могу молчать, хотя на мобильном глючит инет. Какая глава! Очень впечатлила. Спасибо большое! Северуса до слез жалко! :((( Беллу убить мало! Как же он бедный с вывихнутыми руками? Он же и палочку держать нормально не сможет! Жутко переживаю за Гермиону, ее родителей и Гарри. Не мучай долго читателей, ладно? :) Вдохновения тебе!



полная версия страницы