Форум » Библиотека-7 » Плохая примета, СС/ГГ, Romance, R, макси. » Ответить

Плохая примета, СС/ГГ, Romance, R, макси.

Талина: Название: Плохая примета Автор: Талина Бета: Мирадора Рейтинг: R Пейринг: СС/ГГ Жанр: Romance Дисклаймер: Герои принадлежат Джоан Роулинг. Саммари: Считается, что разбить зеркало – это плохая примета. А уж если разбитое зеркало было не простым, а волшебным, тогда в вашей жизни могут произойти самые невероятные перемены. Комментарии: AU. Канон, соответственно, не учитывается. Все персонажи, вовлеченные в действия сексуального характера, являются совершеннолетними. Статус: в работе

Ответов - 185, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Талина: leeRA, Так уж жизнь устроена: женщина тащит весь мир на своих хрупких плечах. lilu3000, Pixie, Постараюсь не слишком затягивать с продолжением, но, во-первых, эта глава меня сильно вымотала, во-вторых, как мне кажется, десятая глава тоже получится немаленькой, скорее всего. Спасибо.))

Dasha: Фанфик замечательный. Сюжет и герои выше всяких похвал. Очень жалко Севочку стало. вот вечно он за всех по шапке получает, а ему и спасибо никто не скажет. Одна надежда на Герми. Tesoro пишет: Гермионе, видимо, придет выхаживать не только Гарри, но и Северуса Хм... у меня тут мысля появилась... думаю как только Северус вернется, домой Гаррику сразу получшеет.

Талина: Dasha, Спасибо!

Бармалейка: Большое спасибо за продолжение. Но вы остановились на самом интересном месте .... Вот!

Талина: Бармалейка, Спасибо! Бармалейка пишет: вы остановились на самом интересном месте .... Надо же заинтриговать читателей!

Талина: Глава 10 И все-таки он промахнулся. Мало того, что промахнулся, так еще и, не удержавшись на ногах, упал и со всего маха весьма ощутимо приложился головой и локтями обо что-то достаточно твердое для того, чтобы помянуть родню Мерлина до седьмого колена включительно. В глазах потемнело от боли в покалеченных руках. Звон разбитого стекла и испуганный женский вопль заставили Снейпа вздрогнуть. Ну вот, он, наверняка, вломился к кому-нибудь домой и испугал хозяйку до полусмерти. Как бы она с перепугу не шарахнула его каким-нибудь заклятьем: вряд он сегодня сможет выдержать еще и это. Ощущение хрусткого стеклянного крошева под левой щекой и мутная пелена перед глазами не позволяли Снейпу определить, где он находится. А впрочем, какая разница? Руки все равно не слушаются, он даже волшебную палочку достать не в состоянии, что уж там говорить о том, чтобы воспользоваться ею для самозащиты? Он практически не сомневался, что ему придется защищаться: что может быть опаснее испуганной ведьмы? По его глубокому убеждению, женщины вообще были склонны сначала делать, а потом думать, а уж что способна сотворить обычная до смерти перепуганная домохозяйка, профессор вообще старался себе не представлять: нервы целее будут. Снейп проморгался и попробовал перевернуться на спину. К его лицу приблизились лаковые туфли бирюзового цвета на высоком каблуке. Мастер зелий облегченно вздохнул: только одна ведьма носила такие ужасные туфли, и он был с ней знаком. - Эй, кто вы такой? Я сейчас Авроров позову! – женский голос слегка дрожал, но в нем отчетливо слышались вызывающие нотки. Снейп слегка пошевелился: - Лучше Дамблдора, Розмерта, - прохрипел он. - Северус?! – пауза и через несколько секунд осторожное: - Что случилось? – полная миловидная женщина присела на корточки возле Снейпа и, отведя от лица Мастера зелий пряди спутанных волос, посмотрела на него. – О, Мерлин! – краска в одно мгновение сошла с ее румяных щек, глаза расширились, и она ринулась к камину. Дрожащей рукой хозяйка маленькой гостиницы зачерпнула горсть дымолетного порошка и бросила его в огонь. - Хогвартс, кабинет директора, - мадам Розмерта оглянулась на Снейпа и встревоженно нахмурилась. – Держись, сейчас все будет в порядке, - немного неуверенно пообещала она. Языки пламени окрасились в изумрудно-зеленый цвет и взвились в высоту на добрые полтора метра. Прошла минута, другая… В камине показалось лицо директора. Глядя на него сейчас, сторонний наблюдатель никогда бы не подумал, что перед ним один из величайших волшебников современности: на голове Дамблдора красовался съехавший на одно ухо ночной колпак, сам же пожилой маг торопливо приглаживал всклокоченную бороду. - Что случилось, Розмерта? – он подавил зевок и вопросительно посмотрел на нее. - Тут Северус, - женщина еще раз оглянулась на Снейпа и, понизив голос, добавила: - Кажется, он без сознания, - руки мадам Розмерты нервно теребили белый фартук. С лица Дамблдора мгновенно исчезли все следы сонливости. - Сейчас буду, только позову Поппи. Мадам Розмерта кивнула и на шаг отступила от камина, чтобы не стоять на пути у директора и хогвартской медсестры. Дамблдор и мадам Помфри появились в «Трех метлах» буквально через минуту. Видно было, что женщину только что подняли с постели. Однако годы врачебной практики не прошли даром: медсестра, несмотря на чепчик и накинутую на ночную рубашку мантию, выглядела предельно собранно. Не тратя времени на приветствия, она быстро кивнула Розмерте и деловито направилась к Мастеру зелий. Дамблдор бросил обеспокоенный взгляд на впавшего в забытье зельевара, но тут же взял себя в руки: мадам Помфри прекрасно знала свое дело. Директор Хогвартса позволил себе минуту передышки (если что, Поппи его позовет) и теперь с удивлением обозревал кавардак, царящий в маленьком пабе. Стол, возле которого на полу лежал зельевар, был опрокинут. Вероятно, Снейп аппарировал прямо на него. «Плохо, - встревоженно подумал старый волшебник, - значит, мальчик совсем не соображал, что делает». Осколки разбитой посуды были и возле опрокинутого стола, и около барной стойки. Дамблдор вопросительно посмотрел на Розмерту. Женщина виновато пожала плечами: - Я как раз наводила тут порядок, когда появился Северус. Он просто вывалился на стол и вместе с ним полетел на пол. Грохоту было! Я аж подпрыгнула от неожиданности, вот и расколотила все вымытые стаканы, - она снова пожала плечами и указала палочкой на стеклянное крошево: - Reparo! Mobiliarbus! Восстановленная посуда влетела в буфет и послушно заняла предназначенное ей место. Мадам Розмерта удовлетворенно кивнула и тихонько подошла к медсестре, хлопочущей возле потерявшего сознание Снейпа: - Поппи, я могу чем-нибудь помочь? Мадам Помфри на секунду задумалась, потом отрицательно мотнула головой и вернулась к прерванному занятию. Она периодически бормотала заклинания, проводя волшебной палочкой над телом профессора, хмурилась, вливала ему рот какие-то зелья и снова и снова накладывала исцеляющие чары. - Что с ним, Поппи? – голос Дамблдора прозвучал над самым ухом хозяйки «Трех метел», и женщина вздрогнула от неожиданности. Рука старого волшебника успокаивающе легла на ее плечо, и мадам Розмерта недовольно нахмурилась: - Больше так не подкрадывайтесь! У меня чуть сердце не выскочило! – она приложила ладонь к декольте и сердито посмотрела на Дамблдора. Старый маг вымученно улыбнулся и устремил вопросительный взгляд на мадам Помфри. - Ну что я могу сказать тебе, Альбус? – вздохнула она. – Внутренние повреждения я залечила, но позвоночник и руки будут болеть и еще какое-то время беспокоить его. Сильно болеть. Тут уж я ничего не смогу поделать. Так что придется Северусу где потерпеть, а где и попить обезболивающих зелий. Не уверена, что это полностью снимет боль, но, совершенно определенно, облегчит ее. Что еще, - она рассеянным взглядом посмотрела на директора Хогвартса и вновь склонилась над своим пациентом, - последствия Crucio, отравление, рваные раны на запястьях, - взмах волшебной палочки, и они прямо на глазах затянулись, оставляя после себя тонкие белые шрамы. Медсестра зачерпнула из темной склянки пряно пахнущую мазь и, потерев ладони друг о друга, чтобы мазь разогрелась, принялась осторожными движениями втирать ее в кожу на запястьях Мастера зелий. – Нам ведь не нужно, чтобы еще и эти шрамы остались, у него и так их больше чем достаточно, - ответила она на немой вопрос еще больше побледневшей мадам Розмерты и грустно улыбнулась уголками губ. Хозяйка «Трех метел» судорожно сглотнула и в полной прострации опустилась на ближайший стул. Мадам Помфри понимающе кивнула: - Видишь зеленый пузырек справа от моей сумки? Мадам Розмерта снова сглотнула и часто-часто закивала. - Вытащи из него пробку и понюхай, только очень осторожно, это довольно сильное средство. Оно снимет дурноту и тебе станет гораздо легче. Мадам Розмерта благодарно кивнула и так вцепилась в указанный пузырек, что стало ясно: отнять у нее зелье можно будет только с боем, причем значительно превосходящими ее сопротивление силами. - Что-нибудь еще? – Дамблдор снял очки-половинки и теперь рассеянно протирал их полой своего расшитого звездами халата. Мадам Помфри пожала плечами: - Перелом ключицы и две трещины на ребрах должны к утру срастись, я влила ему в рот достаточное количество сращивающего кости зелья. Больше я не могу применять магию, так что многочисленные синяки и ушибы будут заживать сами, но все это не очень страшно. По крайней мере, по сравнению с тем, что у нас было до начала лечения. Лицо мадам Розмерты стало одного цвета с зажатым в ее руке пузырьком, и женщина, выдернув пробку, наклонилась к самому горлышку флакона, практически уткнувшись носом в остро пахнущее зелье. - Не переусердствуй, иначе мне придется заново отращивать твой нос, - хмыкнула Поппи, и мадам Розмерта с невнятно-возмущенным мычанием отдернула голову от открытого флакона. - Не могла раньше сказать?! – она нахмурилась и сердито посмотрела на медсестру. Мадам Помфри только пренебрежительно фыркнула: - Я предупреждала, что зелье сильное и что с ним надо осторожно обращаться. Все это время медсестра продолжала втирать мазь в поврежденные запястья профессора зельеварения нежными, почти материнскими, прикосновениями. Он все еще оставался без сознания, но мадам Помфри знала, что теперь он точно очнется. Это всего лишь вопрос времени. Пожилая женщина снова улыбнулась уголками губ и в который раз убедилась, что выбрала себе очень достойную профессию. * * * - Гарри, ну пожалуйста, - отчаянно всхлипнула Гермиона и снова потрясла друга за плечи. Она била его по щекам, трясла за плечи, держала за руку и уговаривала открыть глаза, даже подумала, было, сделать массаж, стимулирующий сердечную деятельность, но потом поняла, что это уже чересчур, да и не умеет она его делать. И все было напрасно, она так и не смогла привести Гарри в чувство, все ее усилия не принесли никакого результата. И тогда Гермиона наконец призналась себе в том, что боится. Ей не было так страшно никогда в жизни. Она чувствовала, как в душу заползает неконтролируемый животный ужас и, глухо ворча, сворачивается в ней тугой пружиной, готовой в любой момент развернуться и освободить тот страх, что все эти часы скапливался у нее в душе. Она долго сдерживалась, но слезы все-таки покатились по ее щекам, и девушка сердито смахнула их с лица, сосредоточив все свое внимание на метавшемся в бреду Гарри. Даже через одежду она почувствовала жар, пожирающий его изнутри, и стала торопливо выпутывать молодого человека из одеяла: его постоянно бросало то в жар, то в холод, и девушка просто не знала, что ей делать. Она принесла из своей комнаты одеяло и наколдовала тазик с холодной водой. Теперь она периодически то кутала молодого человека в теплый кокон из своего одеяла и снятого с дивана покрывала, то обтирала его горящее лицо губкой, смоченной холодной водой. Лучше бы, конечно, растереть его теплым спиртом, но Гермиона не знала, как можно попасть в лабораторию профессора в его отсутствие. Интуиция подсказывала ей, что это невозможно, а девушка безоговорочно доверяла своему шестому чувству. Можно было, конечно, добавить в воду немного уксуса, но Гермиона так и не научилась как следует ориентироваться на кухне Мастера зелий, а звать глухого домового эльфа, страдающего снобизмом, вообще не было никакого смысла: все равно не услышит. Так что Гермиона довольствовалась обычной холодной водой, ведь она не была колдомедиком и совершенно не представляла, что еще можно сделать. Простые заклятья, заживляющие раны, останавливающие кровь и снимающие боль и отеки были в данной ситуации совершенно ни к чему, поэтому Гермиона действовала проверенными временем маггловскими методами. Они были не слишком эффективными, но девушка надеялась, что ее усилия хоть немного облегчают страдания друга. Когда Гарри наконец перестал стонать, Гермиона снова опустилась на пол у дивана, на то самое место, с которого она не вставала почти всю ночь. Профессора Снейпа все не было, и Гермиона совершенно не представляла, когда он придет, значит, ждать помощи было неоткуда. Она также не знала, чем помочь Гарри, и абсолютно не представляла, сколько он еще будет в силах переносить эти мучения. Гермиона бросила взгляд на массивные напольные часы и, не удержавшись, снова всхлипнула: было три часа утра. * * * Приблизительно через четверть часа усилия мадам Помфри все-таки увенчались успехом. Лицо Снейпа было все таким же бледным, но губы приобрели нормальный цвет, утратив несвойственный им синюшный оттенок. Веки его затрепетали и, глубоко вздохнув, профессор наконец-то смог открыть глаза. В первое мгновение он удивился тому, что не чувствует боли, но потом понял, что боль все-таки есть, но теперь она как-то притупилась и уже не застилала глаза багровым туманом. Мастер зелий несколько раз моргнул и заметил, что рядом с ним кто-то сидит, этот кто-то, кажется, обращался к нему по имени и осторожно массировал ноющие запястья. Он с трудом сфокусировал взгляд на этом человеке, напряженно нахмурился, и муть, все еще мешавшая ему ясно видеть наконец-то рассеялась, и Снейп все же узнал того, кто сидел рядом с ним: - Мадам Помф… - прохрипел он. По горлу словно провели наждаком: до того оно пересохло и саднило. Профессор задохнулся на полуслове и закашлял. Медсестра кивнула - Конечно, я, кто еще, - и, осторожно приподняв голову Снейпа, поднесла к его искусанным губам стакан, почти до краев наполненный водой. Он торопливо и жадно пил, давясь и не успевая глотать, словно боялся, что у него отнимут питье, хоть немного притупляющее боль и жжение в разорванном криком горле. - Не спеши, - тихонько предостерегла пожилая женщина, но Снейп смог остановиться только тогда, когда стакан полностью опустел. Он облизал губы и на мгновение прикрыл глаза. - Встать сможешь? – заботливо осведомилась мадам Помфри. Он все еще лежал на полу: медсестра решила не перемещать его с места на место, пока не залечит самые серьезные повреждения. Снейп уже открыл, было, рот, чтобы ответить, но в последний момент передумал и просто кивнул. - Мальчик мой, как я рад, что ты пришел в себя, - Альбус Дамблдор подошел ближе и теперь они вдвоем с мадам Помфри поддерживали его в вертикальном положении. - У меня кресло есть, – мадам Розмерта наконец вышла из ступора и взмахнула волшебной палочкой, придвигая кресло поближе к едва державшемуся на ногах Снейпу. - Спасибо, – он как подкошенный рухнул на мягкое сиденье. В голове беспокойно ворочалась какая-то мысль, он что-то собирался сказать Дамблдору. Сейчас он вспомнит. - Волдеморт? – тихо спросил директор, наклоняясь к самому уху Мастера зелий. Снейп качнул головой и сказал, будто выплюнул: - Беллатрикс. В голове словно взорвалась бомба: Беллатрикс, Люциус, Пожиратели смерти… «Уизли у своих родителей, но грязнокровка, подружка Поттера, тоже бесследно исчезла. Мне не дает покоя мысль, что они вполне могут быть вместе… Так подкинь эту мысль Лорду… Прекрасный повод позабавиться с магглами… мне хорошо известно, где живут родители грязнокровки… Что-то мне подсказывает, что сегодня мы изрядно развлечемся. Нас ждут великие дела…» - Альбус, - Снейп вцепился в запястье Дамблдора враз похолодевшими пальцами и тут же поморщился от острой боли, прострелившей руку. - Что такое? - в глазах старого волшебника зажегся тревожный огонек. - Пожиратели аппарировали в маггловский Лондон, - выдохнул Снейп. Дамблдор вздрогнул. - Они в районе, где живут родители мисс Грейнджер. - Но откуда им известно, где… - брови Дамблдора поползли вверх. - Альбус, все потом, сейчас нужно связаться с Аврорами. Если еще не поздно, - Снейп откинулся на спинку кресла и обессиленно закрыл глаза. - Да, конечно. Словно во сне, Снейп слышал, как Дамблдор через камин говорил с Авроратом, слышал громкий голос Грюма, появившегося в «Трех метлах», и требующего у мадам Розмерты Огневиски. Зельевар сделал вид, что не заметил презрительного взгляда и не услышал нелицеприятных заявлений в свой адрес, он демонстративно закрыл глаза и, кажется, действительно, задремал, потому что когда он открыл глаза в следующий раз, Грюма в пабе уже не было. Дамблдор сидел за столом и напряженно смотрел в камин, словно ждал вестей, да, скорее всего, так оно и было. - Альбус, нам с Северусом нужно вернуться в Хогвартс, – подала голос мадам Помфри. Дамблдор вздрогнул и непонимающим взглядом уставился на медсестру: он уже успел позабыть о ее присутствии. - Северус нуждается в более серьезном лечении, здесь я всего лишь оказала ему первую помощь. Мы и так уже проторчали тут почти всю ночь. - Что?! – Снейп подпрыгнул в кресле и расширившимися глазами впился в циферблат висящих на стене часов: он совсем не думал о времени. А должен был думать, идиот!!! – Альбус, я возвращаюсь домой, - Мастер зелий встал на предательски дрожащие ноги и с трудом выпрямился, мимолетно порадовавшись тому, что у него получилось встать почти прямо. - Что?! – грозно поинтересовалась мадам Помфри, преграждая ему дорогу к камину. – Ты сейчас отправляешься в Больничное крыло! Это твой дом на ближайшую неделю как минимум! - Альбус, - Снейп понимал, что с мадам Помфри, выполняющей свой служебный долг, спорить бесполезно, поэтому обратился непосредственно к Дамблдору. - Никакого тебе Альбуса, ясно?! Когда речь идет о здоровье, мне никто не указ, понял, глупый мальчишка?! – продолжала бушевать мадам Помфри. - Поппи, подожди, - директор Хогвартса устало взмахнул рукой: в лице обычно невозмутимого Мастера зелий сейчас было столько тревоги, что Альбус Дамблдор, кажется, начал понимать, в чем дело. - Когда? – только и спросил он. - Пятнадцать часов назад. Старый волшебник так сильно сжал кулаки, что побелели костяшки пальцев. - Поппи, отойди с дороги. Северусу срочно нужно вернуться домой. - Вы что, рехнулись оба? – мадам Помфри не сдвинулась с места. - Это вопрос жизни и смерти, - Дамблдор умоляюще поднял руку, призывая мадам Помфри к спокойствию. - Вот именно, жизни и смерти. Северуса. Его, к твоему, сведению, еще и отравили. Я, конечно, дала ему противоядие, но за пациентом необходимо наблюдать в течение недели. Ему в любой момент может стать плохо, тогда понадобится повторное введение противоядия, уже внутримышечно. И все равно могут быть галлюцинации, повышенная агрессия и другие побочные эффекты, на всех эта мерзость действует по-разному, но я должна быть рядом, чтобы в любой момент прийти на помощь. - Поппи, ты не забыла, что я Мастер зелий? – высокомерно осведомился Снейп. - Я знаю, о чем ты говоришь, но уверяю тебя, ты ошибаешься. Тот яд уже никто не приготовит. Болотные шотландские драконы вымерли в середине прошлого века, так что их желчь, по вполне понятным причинам, взять неоткуда. Ты ошибаешься. «Мерлин, Поппи, да уйди же ты с дороги, старая курица! Мне нельзя отлучаться из дома больше, чем на двенадцать часов!!! Поттер и Грейнджер, наверное, при смерти, если уже не... » - при мысли об этом Снейпа пробил холодный пот. В выражении его лица, вероятно, что-то изменилось, потому что мадам Помфри вздрогнула и отступила в сторону: - Иди, иди, глупый мальчишка, но я снимаю с себя всякую ответственность за твою жизнь, тебе понятно? - Я вполне могу позаботиться о себе самостоятельно, – как можно мягче ответил Снейп и шагнул к камину. - Аппарировать не будешь? – спросил Дамблдор, тревожно блестя глазами из-под очков-половинок. - Только не в таком состоянии, - Снейп покачал головой и набрал горсть дымолетного порошка. – А то опять окажусь одному Мерлину известно где. Не беспокойся. Камин меня пропустит. Не забывай, это мой дом. - Удачи, - одними губами сказал Дамблдор. Снейп кивнул на прощание мадам Розмерте, которая, казалось, вообще ничего не понимала и, взглянув на Поппи, улыбнулся одними уголками губ: - Спасибо. - Я тебя предупредила об отравлении, - мрачно буркнула она. – Одной порции антидота может и не хватить, все зависит от индивидуальной реакции организма. - Поппи, ты ошибаешься, но даже если и права, у меня есть противоядие. - А кто будет следить, чтобы ты не натворил чего в бреду? - Тинли, - криво ухмыльнулся зельевар. – Поместье Снейпов, - Мастер зелий шагнул в зеленое пламя. Часы пробили три раза. Утро. * * * Когда в камине полыхнуло зеленое пламя, Гермиона от неожиданности вскрикнула и нацелила на вывалившуюся на ковер фигуру волшебную палочку. Снейп выругался и с трудом встал. Ну что за день такой, ноги совершенно не держат! Он выпрямился и на мгновение застыл прямо посреди гостиной. Все было еще хуже, чем он предполагал: Поттер, весь в испарине, метался на диване, пытаясь выпутаться из одеяла, в которое его, вероятно, завернула всезнайка Грейнджер. Она, кстати, сидела на полу возле своего впавшего в беспамятство дружка и терять сознание и бредить явно не собиралась. Снейп даже не успел как следует удивиться этому из ряда вон выходящему событию, он даже не успел ничего сказать: при виде Мастера зелий пружина животного ужаса в душе Гермионы вдруг распрямилась, и худенькая девушка с зареванным лицом и распухшим от слез носом в один миг оказалась возле него и с воплем: «Профессор Снейп!» - буквально повисла у него на шее.

Pixie: Ух ты! Я первая Талина Огромное спасибо за новую главу! Хотя заканчивать ее на таком месте... Уу... Теперь вот жди, волнуйся. Неужели Вольдеморт убьет родителей Гермионы?!!! Интересное описание того, как лечила бедного зельевара мадам Помфри (она молодчина, свое дело знает :)). Северуса, конечно, жалко, но ничего - будет для Гермионы повод поухаживать за ним :)))) Есть у меня предположение, почему на Гермиону не подействовали чары дома Снейпов... :))) А вообще неплохая у них семейка. Сразу видно - добрейшие люди! Талина пишет: даже подумала, было, сделать прямой массаж сердца, Только тут небольшая ошибочка. Гермиона могла бы сделать Гарри только непрямой массаж сердца (когда нажимают на грудную клетку слева от нижней трети грудины). Потому что прямой массаж проводится на отрытом сердце (например, когда во время операции произошла остановка сердца). Ты не думай, я не придираюсь, просто человеку немного знакомому с медициной, это может броситься в глаза. А хочется, чтобы хороший фик был идеальным :))))

Талина: Pixie, Спасибо. Семейка у Снейпа, действительно, специфическая, а уж какие у них друзья семьи!.. Жуть. Что касается массажа сердца, я действительно имела в виду прямой, потому и написала, что это было бы уже чересчур и о том, что Гермиона не умела его делать, не будучи колдомедиком. Но если это совсем не лезет ни в какие ворота и режет глаз, то придется исправить. P.S. Мое исправление не слишком дико смотрится?

leeRA: Талина Новая глава настолько напряжена, что я периодами забывала выдыхать. Хорошо, что магией можно так быстро лечить, а то провел бы Северус несколько месяцев на больничной койке. Талина пишет: худенькая девушка с зареванным лицом и распухшим от слез носом в один миг оказалась возле него и с воплем: «Профессор Снейп!» - буквально повисла у него на шее. После такой главы я и сама готова повиснуть у него на шее и чуток повсхлыпывать. Pixie пишет: Есть у меня предположение, почему на Гермиону не подействовали чары дома Снейпов... Хех, у меня тоже... Талина, все очень понравилось!

Талина: leeRA, Спасибо!)) Pixie пишет: Есть у меня предположение, почему на Гермиону не подействовали чары дома Снейпов... :))) leeRA пишет: Хех, у меня тоже... Трудно не догадаться!

Pixie: Талина Талина пишет: P.S. Мое исправление не слишком дико смотрится? Нет :))) Так мне больше нравится, как-то научно, что ли. Только может быть не "активности", а "деятельности", но это, имхо, уже мелочь. Слушай, а Гермиона - смелая девушка, если была готова делать прямой массаж сердца :)))) leeRA пишет: цитата: худенькая девушка с зареванным лицом и распухшим от слез носом в один миг оказалась возле него и с воплем: «Профессор Снейп!» - буквально повисла у него на шее. После такой главы я и сама готова повиснуть у него на шее и чуток повсхлыпывать ППКС!

Талина: Pixie, Точно, деятельность. *Хлопнула рукой по лбу.* Спасибо!))

precissely: Это же супер история!!! Я, если честно, к снейджерам отношусь прохладно, но ваш фик - это класс! Прочитала все главы за один раз, а потом еще раз, для закрепления результата, так сказать. Бедный Сева: то Альбус со своими идеями, то Волди со своими, то зелье не удается, то Поттер подыхает.... Одна надежда на Гермиону

Талина: precissely, Спасибо!)) precissely пишет: Одна надежда на Гермиону Это точно. У великих волшебников великие идеи, а с результатами их деятельности разгребаться бедной девочке!

Ginger: Талина Ещё один замечательный фик )) И Вы нас опять заинтриговали

Illerina: Ура! Новая глава!!! Кажется с этой главы начнется самое интересное!

Талина: Ginger, Illerina, Спасибо за отзывы! Надеюсь, что и в дальнейшем не разочарую вас.

Aloc: ЫЫЫЫЫЫЫЫЫ! *скандирует* "ПРОДУ! ПРОДУ!"

Талина: Aloc, Продолжение в процессе.

Мышь Белая: Прочитала.Глава замечательная ,и ты как всегда на коне.

Катрин: Сегодня начала читать и быстренько проглотила все 10 глав Хотя не очень люблю снейджеры, этот почему-то нравится..как-то очень легко читается..Поттер радует)Интригует вся эта история с зеркалом, Аличе и Гермионой. Кое о чем догадываюсь, но буду ждать продолжения))

Зелёный чай: Талина пишет: Гермиона краем глаза заметила, как Снейп натянул рукав сюртука пониже, пряча выглядывающий оттуда кончик волшебной палочки. - Волшебную палочку забыл, - буркнул он и мрачно посмотрел на Гермиону. Какая прелесть! В зеркале отражалось бледное лицо, с которого на Снейпа смотрели черные глаза с ярко-синими белками. Представила эту картину. Впечатляет. Жалко только, что в темноте они, видимо, не светятся. Ой, нравится ваш фанфик. И на самом интересном месте оборвали.

Талина: Мышь Белая, Катрин, Зелёный чай, Большое спасибо за отзывы. Мне очень приятно, что фик вам нравится. Зелёный чай, Зелёный чай пишет: И на самом интересном месте оборвали. Я не оборвала, у меня просто отпуск внезапно кончился, но 11 главу я, честное слово, уже пишу. Только медленно.

Зелёный чай: Талина Так я же не в претензии! Просто сокрушаюсь: стоит мне увидеть интересный фик, оказывается, что он приостановлен на интригующем моменте.

Талина: Зелёный чай, Я пнула свою совесть, она пнула меня, и в результате глава дописалась, но автор малость в прострации. Вроде бы все вычитывала, но могла и пропустить опечатки, так что больно не бейте.

Талина: Глава 11 От прикосновения Гермионы Снейп вздрогнул, зашипел от боли и попытался вывернуться из ее объятий. - Мисс Грейнджер, если вы свернете мне шею, то вашему Поттеру не поможет даже чудо. Немедленно отпустите меня, - хрипло выдавил он и досадливо поморщился: девушка замотала головой, что-то невнятно промычала и еще крепче вцепилась в него. – Мерлин, ну за что мне это?! - простонал Мастер зелий и тяжело вздохнул. – Одна не добила, так другая задушит, - пробормотал он себе под нос. Судя по тому, как колотило Гермиону, она была в истерике. Разговаривать с ней, пока она в таком состоянии, конечно, невозможно. Снейп бросил взгляд на Гарри. Что ж, это неудивительно, если учесть то, что она пережила у постели умирающего друга. Кстати, почему с ней-то все в полном порядке? Еще один взгляд на Поттера. Ладно, теперь, когда он вернулся, парень точно не умрет, но некоторое время ему придется помучиться: с висящей у него на шее девушкой Мастер зелий ничем не мог помочь молодому человеку. - Мисс Грейнджер, успокойтесь. Гермиона горестно всхлипнула и судорожно втянула в себя воздух. Снейп покосился на свою мантию: - Мисс Грейнджер, я вам не носовой платок, немедленно прекратите в меня сморкаться! – возмутился он. - Я н-не см-моркаю-юсь, - выдавила Гермиона и снова всхлипнула, - я н-наоборот. - Что наоборот? - не понял Снейп. - Я не в вас, я об-братно. Профессор закатил глаза, но уголки его губ непроизвольно изогнулись в подобии улыбки: интересно, она сама поняла, что сказала? - Немедленно успокойтесь, высморкайтесь и отцепитесь от меня! Что вы делаете?! Нет! Только не это! Мисс Грейнджер, сначала отцепитесь, а потом уже сморкайтесь! Девушка наконец отняла лицо от груди Мастера зелий и посмотрела на него заплаканными глазами: - Я вас искала. Гарри стало плохо, а вас все не было и не было. Я вас так ждала, профессор, - доверчиво сообщила Гермиона и в очередной раз шмыгнула носом. Она так трогательно выглядела, что у Снейпа даже язык не повернулся сказать ей какую-нибудь обычную колкость. Огромные карие глазищи смотрели на него с таким изумлением и обидой, что Мастер зелий почувствовал себя бесконечно виноватым перед ней за то, что оставил ее одну в такую трудную минуту. Эти глаза словно гипнотизировали. Почему он никогда раньше не замечал, какие у нее глаза? Снейп судорожно вздохнул и неожиданно для себя, повинуясь какому-то порыву, неловко погладил девушку по голове. Гермиона потянулась за лаской, как котенок, и даже непроизвольно зажмурила глаза от удовольствия, но в этот момент Снейп словно очнулся и поспешно отдернул руку. Она открыла глаза и растерянно посмотрела на профессора. Тот, на удивление, отвел взгляд. - Отойдите в сторонку, мисс Грейнджер, и не мешайте мне, - буркнул он, по-прежнему глядя куда-то в сторону. Гермиона не смогла сдержать разочарованного вздоха. Снейп с удивлением покосился на нее, но ничего не сказал. Он выудил из складок мантии волшебную палочку и поморщился, пытаясь поудобнее перехватить ее, чтобы не слишком сильно беспокоить покалеченную руку. - Что вы собираетесь делать? Мастер зелий усмехнулся: помолчать маленькая Всезнайка, конечно, не в состоянии. - Спасать вашего ненаглядного Поттера, - беззлобно огрызнулся Снейп и снова сморщился от боли. - Он не мой ненаглядный, - насупилась Гермиона и почувствовала, как ее щеки заливаются румянцем. Зельевар бросил на нее насмешливый взгляд, но в следующую секунду сосредоточил все свое внимание на метавшемся в бреду Гарри. Он провел над ним волшебной палочкой, нахмурился, сделал несколько замысловатых пассов левой рукой над лицом парня и, пробормотав короткое заклинание, прикоснулся палочкой к виску Гарри. Из палочки вылетел сноп красноватых искр, они на мгновение окутали алой дымкой мечущуюся в бреду фигуру, а потом исчезли, словно просочившись сквозь поры кожи молодого человека. Гарри затих. Гермиона, как завороженная, наблюдала за действиями Снейпа, не мигая глядя на него. Профессор, будто почувствовав ее взгляд, резко обернулся и бросил через плечо: - Мисс Грейнджер, вы, конечно, знаете, где находится моя лаборатория, - он не спрашивал, он утверждал, и Гермионе пришлось покаянно кивнуть: они с Гарри от скуки не раз нарушали запрет Снейпа и бродили по дому. Девушка вжала голову в плечи, однако ожидаемой отповеди не последовало, Снейп только хмыкнул и удовлетворенно кивнул: - Я так и думал. Подойдите ко мне. - Что? – Гермиона моргнула. - Вы оглохли, мисс? Подойдите ко мне, - повторил он. В голосе Снейпа послышалось раздражение, и Гермиона, поспешно встав, нерешительно приблизилась к Мастеру зелий. - Да не съем я вас, не съем, - поморщился Снейп, - просто я не могу сейчас отойти от Поттера, поэтому мне нужна ваша помощь. Надеюсь, вы в состоянии выполнять простые действия? – он с сомнением посмотрел на пребывающую в прострации девушку. Гермиона облизала пересохшие губы и напряженно кивнула. - Кажется, да, - немного неуверенно произнесла она. Снейп выразительно фыркнул, и Гермиона, уже куда более собранно, кивнула: - Да, точно, смогу. - Вот и отлично, - Снейп опустился на пол, туда, где еще недавно сидела Гермиона, и кончиками пальцев прикоснулся ко лбу Гарри. - Сейчас вы пойдете в лабораторию, - профессор повернулся к девушке. - Дайте руку, мисс Грейнджер, - Снейп стянул с пальца массивное платиновое кольцо и вложил его в протянутую ладошку Гермионы, - пароль - Цветущий папоротник. Приложите перстень к замочной скважине, и дверь откроется. Снейп отнюдь не был в этом уверен, но вдруг? Если уж мисс Грейнджер осталась в сознании, когда ее дружок почти впал в кому, то либо она самая сильная волшебница со времен Основателей, либо… Снейп потряс головой, отгоняя от себя предположения, одно невероятнее другого, потому что это «либо» или вообще не лезло ни в какие ворота, или просто-напросто отдавало дешевой мелодрамой. Кольцо, скорее всего и не подумает ее слушаться, но попробовать стоило: Снейпу сейчас лучше не отходить от Поттера: парень все еще был плох. Из задумчивости его вывел голос гриффиндорки: - К замочной скважине? – удивилась Гермиона. - Вы что, никогда не слышали о магических замках? – ухмыльнулся Снейп. Девушка покраснела и помотала головой: - Нет, - с запинкой призналась она и сосредоточенно уставилась в пол. Гермиона привыкла всегда знать ответ на любой вопрос, какой бы ей ни задали, и сейчас ей было мучительно стыдно за свое вопиющее невежество. - Мисс Я-Прочитала-Всю-Хогвартскую-Библиотеку чего-то не знает? – восхитился Снейп. – Ну, теперь-то я просветил вас на этот счет - будете знать. Гермиона угрюмо молчала, исподлобья глядя на зельевара. Его ухмылка стала еще шире, но, в конце концов, он все же сжалился над девушкой. - Не переживайте, мисс Грейнджер, вы и не могли этого знать, - снисходительно сказал он. - Это очень древняя семейная магия. В каждой семье свои заклятья и свои ключи, и открывают они не всегда только двери, - пояснил он. На профессора нашла несвойственная ему многословность: истекшие сутки слишком сильно измотали его, а теперь, находясь в своем доме в полной безопасности, он смог расслабиться. - Перстень – это магический ключ, он откроет дверь в лабораторию. Справа от двери стоит шкаф с готовыми зельями, на второй снизу полке возьмете синий маленький флакон с узким горлышком, - Гермиона сосредоточенно кивала. Снейп на секунду запнулся, потом все же решил, что обезболивающее зелье ему не помешает, и добавил: - Прихватите еще коричневый флакон с верхней полки. Все запомнили? - Да. - Тогда идите. Ах, да! Вам придется подняться в мою комнату. Она открывается так же, как и лаборатория, пароль Вереск. На одной из книжных полок увидите небольшой серебряный кубок, принесете его сюда. Вам все понятно? - Разумеется, я все поняла. Ну, я пойду? - Гермиона пританцовывала на месте от нетерпения. - Если хоть пальцем тронете мои книги, запру вас в подвале. Ясно? Девушка сразу сникла: - Да, сэр, - опустив плечи, она понуро поплелась к выходу из гостиной. Снейп задумчиво посмотрел ей вслед: может быть, и правда, дать ей что-нибудь почитать? В конце концов она сегодня держалась молодцом, не каждый так сможет. Ладно, он обязательно что-нибудь для нее подыщет.

Талина: * * * Гермиона спустилась в подвал и, подойдя к двери в лабораторию, на мгновение остановилась. Она глубоко вдохнула прохладный воздух и приказала себе успокоиться. Платиновое кольцо она все еще сжимала в кулаке. То ли от близости этого странного ключа к открываемой им двери, то ли еще по какой-то непонятной причине, кольцо нагрелось и нетерпеливо шевельнулось на в испуге разжатой ладони. Металл, казалось, налился каким-то внутренним светом и теперь ярко блестел, словно маленькое солнце, отбрасывая блики на потолок и стены полутемного подвала. Девушка зачарованно наблюдала за тем, как растительный орнамент, украшающий артефакт, пришел в движение. Платиновые ветви и листья сплетались и расплетались, образуя причудливые узоры, быстро сменяющие один другой, словно в калейдоскопе. Девушка почувствовала, что против воли начала улыбаться. Тревога и страх, казалось, навсегда поселившиеся в ее сердце, теперь отступали прочь, все еще глухо ворча и огрызаясь, но с каждой секундой это ворчание становилось все тише и тише, пока, наконец, не смолкло окончательно. Девушка почувствовала такую легкость и умиротворение, что, захоти она взлететь и воспарить над землей, у нее, скорее всего, это получилось бы без особого труда. Она, больше не сдерживаясь, тихонько засмеялась и потянулась, сбрасывая с себя напряжение прошедшей ночи. Сама не зная почему, просто повинуясь душевному порыву, девушка прошептала: «Спасибо», - легонько погладила кольцо указательным пальцем и в изумлении широко раскрыла глаза: кольцо, как живое, потерлось об ее руку и, издав тихий мелодичный звук, вдруг расплелось, превращаясь в юркую змейку, украшенную платиновыми листьями, и несколько раз обвилось вокруг ее пальца. Гермиона в изумлении уставилась на украсивший ее палец артефакт. Змейка, явно довольная произведенным эффектом, подмигнула изумрудным глазом и насмешливо шевельнула кончиком хвоста. Гермиона не знала, как можно насмешливо шевелить хвостом, но была твердо уверена в том, что магическая змея с насмешкой и снисхождением рассматривает ее изумленно вытянувшееся лицо. Еще немного, и змейка, определенно, приподнимет бровь в коронном жесте профессора зельеварения. Стоп. Откуда у змеи могут взяться брови?! Гриффиндорка моргнула и потрясла головой, пытаясь избавиться от наваждения. «Гермиона Грейнджер, ты просто дура!» - мысленно обругала себя девушка и поймала себя на том, что ее лицо принимает еще более изумленное выражение, чем раньше: кольцо вибрировало, издавая тихий мелодичный звон. Нет, эта вредная змеюка еще и смеется над ней! Гермиона прищурилась: ах так, посмотрим, кто будет смеяться последним! Змейка, вероятно, поняла, что перешла все границы приличия и, еще раз ехидно хихикнув напоследок, приняла благопристойный вид обычного магического кольца. Девушка хмыкнула - вот так вот! – и, решительно стянув артефакт с пальца, подошла к двери. Где-то здесь должна быть замочная скважина. Странно: Гермиона ничего не видела, но раз профессор сказал, что скважина есть, значит, так оно и было. Гермиона нахмурилась и почувствовала, что сердится. В душе зарождался гнев: что они себе позволяют?! Это всего лишь обыкновенные волшебные вещи! Нашли девчонку, да как они смеют с ней играть?! Гермиона топнула ногой. Странный дом профессора зельеварения изрядно ей надоел: тут все было не как у людей и даже не как у нормальных волшебников, а как… как у Снейпа, вот! Гарри требуется помощь, а она тут застряла перед дверью лаборатории и никак не может найти эту дурацкую замочную скважину. Совершенно гладкая поверхность двери сбивала с толку и нервировала девушку. Она шмыгнула носом. Вернуться и сказать профессору, что она не нашла замочную скважину? О нет, только не это! Гермиона представила, с каким презрением он на нее посмотрит и что именно скажет об интеллектуальных способностях человека, не сумевшего найти на двери замочную скважину, и почувствовала, как ее щеки наливаются румянцем и начинают гореть. Ни за что! Она не пойдет к профессору, он ведь ясно дал ей понять, что не может отойти от Гарри. Гермиона больше не позволит себе терять время, она и так проторчала в подвале довольно долго, наблюдая за сольным выступлением кольца профессора Снейпа. Кольцо, словно каким-то непостижимым образом поняв, что девушка о нем подумала, вдруг начало тяжелеть и потянулось к двери, как железо к магниту. Девушка заинтересованно хмыкнула и поднесла кольцо прямо к гладкой поверхности. Когда расстояние между дверью и кольцом сократилось до нескольких миллиметров, девушка увидела, как поверхность двери пошла волной, словно морская гладь, раздававшаяся в стороны под порывами ураганного ветра, и на поверхности показалась фигурное отверстие искомой замочной скважины. Кольцо с тихим звяком прижалось к отверстию, и дверь легко открылась, пропуская Гермиону внутрь. Девушка набрала в легкие побольше воздуха, сделала пару шагов в кромешную тьму и, взмахнув волшебной палочкой, быстро зажгла свечи, в изобилии расставленные и тут и там. Гермиона впервые оказалась в личной лаборатории Мастера зелий и не смогла сдержать восхищенного возгласа. Нет, она, конечно, несколько раз была в его хогвартской лаборатории, но то, что она увидела здесь, не шло ни в какое сравнение с виденным ранее. Разнокалиберные котлы, аккуратно расставленные на специальных стеллажах, оловянные, чугунные, и даже маленький золотой, многочисленные шкафы, заставленные различными алхимическими приспособлениями, названия которых Гермиона даже не знала… Девушка закусила губу: незнание чего-либо приносило ей чуть ли не физические страдания. Гермиона вздохнула и тоскливо обозрела помещение: она просто не могла оставаться здесь дольше, но с каждой секундой ей все мучительнее хотелось получше рассмотреть все находящиеся тут диковинки, подержать в руках… Вот где были чудесные вещи, а не на чердаке, куда потащил ее неугомонный Гарри. Мысль о друге отрезвила Гермиону, она вздрогнула и часто-часто заморгала, выходя из транса, в который ее повергло все увиденное изобилие. Она решительно двинулась к шкафу, в котором хранились готовые зелья, и настежь распахнула его дверцы. Так, вот маленький синий флакон с узким горлышком. Гермиона прищурилась, пытаясь разглядеть, что за зелье там хранится: тягучая флуоресцирующая субстанция темного цвета не была похожа ни на одно из известных ей зелий, и девушка тяжело вздохнула: неудовлетворенное любопытство – это вам не шутка! Теперь нужно достать коричневый флакончик с самой верхней полки. Гермиона приподнялась на цыпочки, стараясь дотянуться до нужного пузырька кончиками пальцев: пользоваться магией в лаборатории Снейпа без его на то разрешения почему-то совершенно не хотелось. Гермионе все еще была дорога собственная голова, и она не хотела, чтобы Мастер зелий в ярости оторвал ее. В том, что так и будет, начни она тут размахивать палочкой направо и налево, девушка не сомневалась.

Талина: Зелье в пузырьке из коричневого стекла Гермиона узнала. Это было обезболивающее. В бытность свою студенткой Хогвартса Гермиона иногда помогала мадам Помфри варить зелья для Больничного крыла. Так уж получилось, что обезболивающее им приходилось варить чаще всего: уроки полетов были очень травматичными, многие первокурсники не могли удержаться на метле и падали с нее с завидным постоянством, да и не только первокурсники. Гермиона вздрогнула при воспоминании о том, как она сама на втором курсе свалилась с этой дурацкой метлы, сломав руку и три ребра. С тех пор она так и не пересилила свой страх перед этим средством передвижения. Признаться мадам Помфри в том, что она панически боится полетов, Гермиона так и не смогла (было стыдно), поэтому она предусмотрительно вместе со шкуркой бумсланга стащила из хранилища профессора Снейпа несколько недостающих ингредиентов для зелья храбрости, которое и сварила в том же самом туалете Плаксы Миртл. Не то чтобы красть было менее стыдно, чем признаться в собственном страхе, но Гермиона просто невежливо послала свой внутренний голос куда подальше и поступила так, как считала нужным. Никто так и не узнал об этой ее маленькой тайне. Гермиона немного грустно улыбнулась: славное было времечко. Волдеморт еще не возродился, и единственное, что им по-настоящему угрожало, – это вероятность свернуть себе шею, встряв с чисто гриффиндорским пренебрежением к опасности в очередную авантюру. Зато страх перед полетами на метле сыграл не последнюю роль в ее настойчивости при обучении искусству аппарации: Гермиона первой со всего курса получила лицензию, в то время, как все остальные еще две недели пыхтели на тренировочном полигоне. Все еще погруженная в воспоминания, Гермиона вышла из лаборатории и, замкнув дверь магическим ключом, поспешила наверх, в комнату профессора Снейпа. Его комната, так же, как и спальни Гарри и Гермионы, находилась на втором этаже, только в другом крыле. Девушка никогда раньше сюда не заходила, поэтому теперь, быстрым шагом проходя по коридору, Гермиона не забывала с любопытством вертеть головой по сторонам. Стены были почти сплошь завешены картинами, расстояние между полотнами зачастую составляло всего несколько сантиметров, и Гермиона подумала о том, сколько же лет должна была собираться такая грандиозная галерея. Чем дальше по коридору шла девушка, тем сильнее туалеты изображенных на старых портретов волшебников и волшебниц, отличались от современной одежды, становясь все более вычурными и непривычными. Кто-то из изображенных на портретах людей приветливо кивал Гермионе, кто-то просто с любопытством поворачивал голову ей вслед, кто-то не обращал на нее никакого внимания, продолжая заниматься своими делами, кто-то… - Эй, ты куда?! – раздался обиженный вопль, и Гермиона резко затормозила, как вкопанная останавливаясь посреди коридора. Вслед за воплем послышалось недовольное бормотание: -Кто бы еще учил меня хорошим манерам! Можно подумать, я так часто прихожу к ней в гости! Гермиона облегченно вздохнула: кричали явно не ей, видно, кто-то из обитателей портретов выяснял отношения. Девушка вновь заспешила к видневшейся в конце коридора единственной в этом крыле двери. - О, привет! На этот раз сомнений не было, обращались именно к ней. Гермиона удивленно повернула голову и встретилась взглядом с черными блестящими глазами кузины профессора Снейпа. - Ну, привет, - кивнула Гермиона, прищурив глаза. – Я тебе зачем-то понадобилась? – поинтересовалась она. - А? Да нет, просто я пришла в гости, а моя дорогая родственница то чинно сидела с отсутствующим лицом, то вдруг секунду назад что-то неразборчиво пробормотала, подхватилась и как ломанулась из портрета: какие-то дела у нее срочные образовались, а я тут сиди и жди ее. А еще аристократка! – кузина профессора отсалютовала Гермионе бокалом красного вина и с удовольствием пригубила напиток. - А я чем могу тебе помочь? – Гермиона пожала плечами. - Ну, поговори со мной, что ли. Мне скучно, - капризно протянула брюнетка и вопросительно посмотрела на гриффиндорку. Гермиона начала закипать: - Послушай… эээ… - Беата, - подсказала девушка. - Беата, угу. Послушай, Беата, мне, знаешь ли, сейчас некогда, так что как-нибудь в другой раз. - Нет, ну вы посмотрите на нее! – возмутилась кузина Снейпа. - В другой раз! Знаю я этот другой раз! Вот совсем уже не заходят ко мне в комнату, я никому не нравлюсь, да. Только вот твой приятель приползает вечером, бухается в кровать и спит, даже совсем меня не замечает, а утром, как только глаза продерет, сразу в ванную, а оттуда бегом к тебе, иной раз даже доброго утра не пожелает! Гермиона быстренько помахала рукой надоедливой родственнице профессора и стремительно пошла дальше по коридору: Гарри там плохо, а тут всякие балаболки отнимают у нее время! - Вот все вы такие, я никому не нужна, никто не любит Беату, никто ко мне не приходит! – неслось Гермионе вслед. «Интересно, а Плакса Миртл не доводится ли родственницей профессору Снейпу? - подумала гриффиндорка, переходя на бег. – Надо бы спросить у него при случае», - решила она и усмехнулась: при каком случае она задаст профессору такой вопрос, девушка не представляла. Разве что в случае тяжелого сотрясения мозга. Гермиона нервно хихикнула и перевела дух, останавливаясь перед дверью комнаты Мастера зелий. Теперь она знала, как нужно действовать. Гермиона поднесла кольцо к двери, и замочная скважина немедленно выступила на гладкой поверхности. Дверь бесшумно открылась, и Гермиона, мгновение помедлив на пороге, вошла внутрь. Она явно попала в гостиную профессора. В комнате стоял диван, кресло, небольшой столик между креслом и камином и, конечно же, все стены были завешены полками с книгами. У Гермионы даже перехватило дыхание, глаза загорелись фанатичным огнем, и она, осторожно сгрузив флаконы с зельями на стол, подошла к книжным полкам. Она дрожащей рукой провела по корешкам книг и, закрыв глаза, наклонилась, вдыхая ни с чем несравнимый запах волшебной библиотеки. Нет, здесь, в отличие от маггловских библиотек, совсем не пахло пылью и сыростью, здесь ощущался едва уловимый аромат хорошо выделанной кожи и магии. Не все волшебники чувствуют этот особый запах, но Гермиона, почти все свободное время проводившая в Хогвартской библиотеке, уже давно научилась распознавать этот тонкий, едва уловимый аромат знаний. Каких только книг тут не было! Гермиона тяжело вздохнула и огляделась по сторонам в поисках серебряного кубка. На противоположной от входа стене девушка увидела еще одну дверь. Наверное, это кабинет профессора или спальня, решила Гермиона, вертя головой в поисках кубка. Наконец он обнаружился, как и обещал профессор, на одной их книжных полок. Гермиона сняла его с верхней полки и охнула от удивления: маленький сосуд оказался очень тяжелым. Может быть, это от украшающей его россыпи драгоценных камней? Гермиона опустила кубок в карман, подхватила флаконы с зельями и вышла из комнаты, не забыв запереть за собой дверь. По коридору она почти бежала. Впрочем, совершенно зря – Беата уже покинула портрет своей негостеприимной родственницы: Гермиона краем глаза заметила пустую комнату: видимо, хозяйка так до сих пор и не вернулась.

Талина: * * * Снейп сидел возле Гарри и ругал себя на чем свет стоит: девчонка наверняка вернется с пустыми руками. Как пить дать. Лучше бы уже сам сходил. Он ведь даже не потрудился объяснить ей как пользоваться магическим ключом. Грейнджер не найдет эту замочную скважину хотя бы потому, что ее на двери просто нет. Она появляется только тогда, когда к поверхности двери прикладываешь магический ключ. Может быть, она все еще топчется у двери в лабораторию, не зная, как ее открыть? Мерлин! Снейп почувствовал, как в нем растет раздражение. Нет, он не может сейчас отойти от Поттера, он вынужден сидеть и ждать, когда до этой глупой девчонки наконец дойдет, что… Его мысли были прерваны появлением этой самой «глупой девчонки»: запыхавшаяся, но весьма довольная собой Гермиона буквально влетела в комнату. - Ну наконец-то, мисс Грейнджер! Вас только за смертью посылать. Посидите с вашим другом, я сейчас сам… Он резко замолчал, увидев в руках девушки флаконы с зельями. Гермиона, прищурив глаза, вытащила из кармана серебряный кубок и поставила его на низкий столик рядом с выгруженными туда же флаконами. - Не стоит благодарности, профессор Снейп, - ровно сказала она и отошла к камину. Было видно, что девушка злится. «Неблагодарный! Хам просто», - она раздраженно махнула палочкой в сторону камина, и огонь, было, уже совсем погасший, снова, весело потрескивая, принялся лизать сосновые поленья. Запахло смолой, и девушка пару раз глубоко вдохнула приятный аромат, заставляя себя успокоиться: нет, ну не ждала же она благодарности от Снейпа, в самом-то деле! - Спасибо. - Пожалуйста. Снейп бросил на нее быстрый взгляд: все еще злится. На щеках румянец, глаза гневно блестят… Хмм, а девочка-то красивая… Профессор тряхнул головой, отгоняя от себя эти странные мысли. Откуда мысли о Грейнджер вообще взялись в его голове? Привык он к ней, что ли, за то время, что она тут живет? Снейп нахмурился: что ж, если об этом и стоило подумать, то явно не сейчас. Сейчас у него есть куда более важные заботы. Гермиона внимательно смотрела на то, как профессор ловко откупорил синий флакон и вылил странно поблескивающее густое зелье в серебряный кубок. Потом он растерянно похлопал себя по карманам и обратился к Гермионе: - Мисс Грейнджер, у вас есть шпилька? (Конечно же, у нее есть шпилька, усмехнулся про себя профессор, чем-то ведь скрепляется этот дурацкий пучок а-ля профессор МакГонагалл). - Да-а, - растерянно протянула девушка, вытягивая из прически тонкую проволочку. - Спасибо, - Снейп ловко выхватил из ее руки шпильку, на мгновение прикоснувшись к ее теплым пальцам. Гермиона вздрогнула и вскинула на него свои невозможные огромные глазищи. Снейп предпочел сделать вид, что ничего не заметил. Он небрежным взмахом волшебной палочки трансфигурировал шпильку в острую булавку и с силой вогнал ее в подушечку безымянного пальца. Выступила кровь, и Снейп быстро стряхнул три ярко-красных капли в кубок с зельем. Зелье зашипело и вспенилось, грозя перелиться через край, но видимо, кубок был рассчитан на определенную порцию зелья, поэтому все обошлось. Профессор остановил кровь, очистил от нее булавку и, снова трансфигурировав ее в шпильку, вернул Гермионе. - Благодарю вас, - короткий кивок, и он уже отвернулся от нее, склоняясь над Поттером. - Да, сэр, - голос прозвучал хрипло, и Гермиона поспешно откашлялась. Растерянно вертя в руках шпильку, она наблюдала за тем, как профессор, приподняв голову Гарри, вливает ему в рот пенящееся зелье. Наконец Снейп выпрямился и, устало проведя рукой по волосам, опустился в кресло у камина. - Тинли! Домовый эльф появился почти мгновенно, почтительно склонившись перед хозяином. - Принеси чего-нибудь поесть. На двоих, и быстро. И учти: то, что ты принесешь, должно быть съедобно. Понял? Съедобно, – Снейп подчеркнул последнее слово, грозно сверкнул глазами, и эльф, снова поклонившись, исчез. - Не стойте столбом, мисс Грейнджер, присядьте, - Снейп приглашающе махнул рукой в сторону второго кресла. Гермиона настороженно кивнула и, поджав ноги, свернулась клубочком на мягком сиденье. - Что с Гарри? – после непродолжительного молчания спросила Гермиона. - Теперь все будет в порядке, - Снейп, не моргая, смотрел в огонь. Девушка кивнула: - А что было? Волдеморт? – быстро спросила она и тут же покачала головой, опровергая свое предположение: – Нет, вряд ли он. Профессор Дамблдор сказал, что ваш дом самое безопасное место, что здесь до Гарри никто не сможет добраться, - Гермиона напряженно хмурилась, постукивая пальцами по подлокотнику кресла. – Профессор, а что это было за зелье? И зачем вы туда добавили свою кровь? - Мисс Грейнджер, – устало отмахнулся Снейп, - поймите же наконец, что невозможно знать все на свете. Если вы этого не усвоите, вам будет очень трудно жить. Поверьте, - уже мягче добавил он, заметив, что девушка вновь сердито нахмурилась, - есть вещи, о которых лучше не знать или те, о которых знать совсем необязательно. Гермиона еще какое-то время сердито смотрела на него, но потом все же медленно кивнула, неохотно признавая его правоту. Появился Тинли и, неодобрительно косясь на девушку, быстро накрыл на стол, пожелал хозяину приятного аппетита и бесшумно исчез. Снейп поднял кофейник и, вздрогнув, скривился: руку прострелила обжигающая боль, кисть мелко задрожала, и Мастер зелий быстро вернул кофейник на поднос. Гермиона изумленно посмотрела на него. - Горячий, - невозмутимо пояснил Снейп, с трудом выравнивая дыхание и взмахом волшебной палочки наполняя чашки дымящимся напитком. Девушка понимающе кивнула и, заправив за ухо выбившуюся из пучка прядь волос, взяла свою чашку. Снейп потер переносицу: интересно, почему на нее не подействовала магия дома? - Мисс Грейнджер, - задумчиво протянул он, искоса наблюдая за тем, как девушка мелкими глотками пьет обжигающий напиток. - Да? – Гермиона, склонив голову набок, взглянула на зельевара. Из-за пара, поднимающегося из чашки, черты ее лица немного расплывались у Снейпа перед глазами. Хотя, возможно, пар был и ни при чем, возможно, это были последствия пыток и бессонной ночи. Хотя какой там ночи? Он не спал уже около двух суток. Голова болела, тело выламывало от тянущей боли, перед воспаленными глазами все плыло. - Да, профессор? – повторила Гермиона, и Снейп понял, что все это время он просто тупо на нее пялился, погруженный в свои мысли. Мастер зелий откашлялся: - Мисс Грейнджер, скажите, вы приемная дочь? - Что?! – Гермиона от неожиданности поперхнулась кофе и теперь отчаянно кашляла, прикрывая рот рукой. - Простите, я не хотел… - начал, было, зельевар, но девушка махнула рукой: - Ничего, это я просто… удивилась, в общем. Нет, я не приемная дочь, а самая что ни на есть родная. - Вы в этом уверены? – продолжал настаивать Мастер зелий. Гермиона слегка нахмурилась: она никак не могла понять, к чему он клонит. - Да, уверена. Я очень похожа на маму. Вы же знаете о генетике, - девушка усмехнулась уголками губ. - Разумеется, - Снейп передернул плечами. - А почему вы спросили? – поинтересовалась Гермиона, с удовольствием откусывая маленький кусочек сэндвича: может ведь этот несносный эльф готовить, когда захочет, может! - Не знаю, так просто… - Мастер зелий напряженно о чем-то размышлял. - Профессор, так…так нечестно! Я думала, что вполне заслуживаю вашего доверия, к тому же, вы задаете мне очень личные вопросы, и я имею полное право знать, почему вы это делаете! – обиделась Гермиона. - Мисс Грейнджер, пока я не могу вам ничего объяснить, но обещаю вам, что отвечу на все ваши вопросы, как только сам пойму что к чему. - О чем вы? – заинтересованно спросила девушка. – Может быть, если вы все мне расскажете, мы вместе быстрее найдем ответы на все ваши вопросы. - Нет, мисс Грейнджер, здесь вы точно ничем не сможете мне помочь, - Снейп заметил, что Гермиона собирается что-то возразить и предостерегающе поднял руку, - я вовсе не сомневаюсь в том, что вы очень талантливая и умная ведьма (Гермиона открыла рот: у нее слуховые галлюцинации, или Снейп действительно только что признал, что она обладает выдающимися интеллектуальными способностями?), но здесь я должен разобраться во всем сам. - Хорошо, - Гермиона кивнула и быстро облизала пересохшие губы. Снейп молча допивал кофе и никак не мог найти ответ на мучивший его вопрос: почему на мисс Грейнджер не подействовала магия его дома?! Это древняя семейная магия, она никак не позволяет обходить ее чужакам, если, конечно, не провести специального обряда. Он задумчиво потер подбородок. Очень интересно. А если она не чужая? Нет, он, конечно, всерьез не думал, что мистеру и миссис Грейнджер подкинули на крыльцо корзину с ребенком, когда спрашивал Гермиону о том, не приемная ли она дочь, но все же, все же… Нет, мисс Грейнджер ни при каком раскладе не могла быть его родственницей: у них в роду никогда не было ни магглов, ни сквибов. Тогда что же происходит?! От размышлений его отвлек прерывистый шепот: - Гермиона… - Гарри! – девушка так быстро оказалась возле постели друга, что Снейп подумал бы, что она аппарировала, если бы не знал, что это совершенно невозможно в пределах этого дома: ведь она не Снейп. - Гермиона!.. - Гарри, как ты? – девушка гладила друга по щеке и не замечала, как по ее собственным щекам стекают слезы. Снейп поднес чашку ко рту, снова дернулся от прострелившей руку боли и, пока никто на него не смотрел, залпом выпил двойную дозу обезболивающего зелья.

Pixie: Талина Кажется, я первая Очень-очень понравилось! Спасибо! Ты действительно быстро пишешь нам, читателям, на радость! И опечаток вроде не заметила :) Неужели Гермиона не видит, что Снейпу плохо?! Или она слишком за Гарри переволновалась? А еще можно спросить: интерес Снейпа к Гермионе обусловлен естественными причинами или обрядом Аличе? Или это секрет? А вообще кошмар: это что же, Северус будет думать, что Герми его родственница?!



полная версия страницы