Форум » Библиотека-7 » Плохая примета, СС/ГГ, Romance, R, макси. » Ответить

Плохая примета, СС/ГГ, Romance, R, макси.

Талина: Название: Плохая примета Автор: Талина Бета: Мирадора Рейтинг: R Пейринг: СС/ГГ Жанр: Romance Дисклаймер: Герои принадлежат Джоан Роулинг. Саммари: Считается, что разбить зеркало – это плохая примета. А уж если разбитое зеркало было не простым, а волшебным, тогда в вашей жизни могут произойти самые невероятные перемены. Комментарии: AU. Канон, соответственно, не учитывается. Все персонажи, вовлеченные в действия сексуального характера, являются совершеннолетними. Статус: в работе

Ответов - 185, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Талина: Глава 1 Это утро в первых числах июля выдалось теплым и солнечным. Ученики сдали последние экзамены и, погрузившись шумной толпой в Хогвартс-экспресс, разъехались по домам. В замке на два коротких месяца воцарились тишина и спокойствие, поэтому настроение профессора зельеварения Северуса Снейпа было не таким мерзким, как обычно. Однако, как выяснилось перед завтраком, радовался профессор напрасно: Альбус Дамблдор, сияя жизнерадостной улыбкой, поджидал Снейпа прямо перед входом в Большой зал. Мастер зелий по своему горькому опыту знал, что это не сулит ничего хорошего, но свернуть в боковой коридор не успел: старый маг уже заметил зельевара и радостно двинулся ему навстречу: - Доброе утро, Северус! У меня к тебе дело чрезвычайной важности. В эту минуту Снейп окончательно утвердился в правдивости изречения «утро добрым не бывает», о чем не преминул сообщить директору. - Ну-ну, Северус, нельзя быть таким пессимистом! В твои-то годы! – старик укоризненно посмотрел на Мастера зелий и поправил съехавшие на кончик носа очки-половинки. – Я знаю, что тебе поможет. Раз уж мне все равно нужно с тобой поговорить, совместим приятное с полезным, - Дамблдор подхватил Снейпа под локоть и повлек за собой. – У меня есть совершенно потрясающий чай, Северус, - хитро подмигнул волшебник и лучезарно улыбнулся. - Тебе понравится. Мастер зелий очень в этом сомневался, но предпочел не говорить об этом вслух, он лишь стиснул зубы и страдальчески закатил глаза. Альбуса Дамблдора, как и любое стихийное бедствие, можно было только пережить, это Снейп, увы, усвоил слишком хорошо. Он поклялся себе приложить все усилия к тому, чтобы встреча с Дамблдором закончилась как можно скорее. Для этого нужно было всего лишь быть вежливым и сдержанным, а также соглашаться со всем бредом, что будет нести старый мараз…кхм…уважаемый директор. Через два часа Снейп понял, как сильно он ошибался. Он редко завтракал, обычно ограничиваясь чашкой крепкого черного кофе, так что зря директор Хогвартса старался взять его измором и получить согласие на участие в очередном безумии по его сценарию. Отсутствие завтрака совершенно не напрягало Мастера зелий, но вот от запаха лимонных долек его, увы, уже мутило. Снейп проклинал свою повышенную чувствительность к запахам и старался отвлечься от этого кулинарного шедевра. «Интересно, что случится раньше: я сойду с ума, или Альбус сведет меня в могилу благодаря своей тяге спасать мир», - тоскливо думал Снейп, давясь на редкость мерзким чаем. Он угрюмо смотрел на добродушно улыбающегося директора Дамблдора и чувствовал, что еще немного - и он просто взорвется от ярости. - Это неприемлемо, - прошипел он прямо в лицо старика и отвернулся к окну, борясь с желанием добавить к этому парочку более крепких выражений. - Северус, если ты успокоишься и дашь себе труд хоть немного подумать, то поймешь, что я абсолютно прав, - директор откинулся на спинку массивного кресла и проникновенно посмотрел на Мастера зелий. Тот раздраженно передернул плечами: - Только эти ваши «золотые» детки окончили школу, и я подумал, что, наконец-то, отмучился, как вы тут же пытаетесь снова подсунуть их мне. Ноги их не будет в моем доме! Ни за что! - Снейп сжал губы в тонкую линию и гневно посмотрел на Дамблдора. Директор снова вздохнул: - Северус, ты же понимаешь, что это единственный выход. Только ты сможешь их защитить. Ты и твой дом. - Угу. А еще мой дом может их убить, - саркастически напомнил Снейп. - Ну ты же не допустишь этого, правда? – обезоруживающе улыбнулся Дамблдор, и профессор зельеварения скрипнул зубами. – Насколько я знаю, летом ты предпочитаешь заниматься исследованиями, и, в любом случае, ты не склонен к долгим отлучкам, так что присмотришь за ними. Они уже не дети, и я не думаю, что это тебя слишком уж обременит, Северус. - Вы даже не можете себе представить, насколько меня это обременит, - процедил сквозь зубы Мастер зелий. – Альбус, вы прекрасно знаете, чем именно я занимаюсь. И мне абсолютно некогда отвлекаться от работы и присматривать за великовозрастными оболтусами. Кроме того, я не могу гарантировать, что Сами-знаете-кто, - тут Снейп не удержался и хмыкнул, - не задержит меня на сутки, на двое, на трое… А если я не вернусь через двенадцать часов, то… Не мне вам напоминать, о том, что может случиться, - закончил профессор и раздраженно грохнул наконец опустевшей чашкой по фарфоровому блюдцу. Профессор уже понял, что побежден, но, тем не менее, не смог удержаться от язвительного замечания: - Боюсь, что эти «детки» заставят меня сбежать из собственного дома куда глаза глядят, - он поморщился, когда заметил, что его чашка снова до краев наполнилась чаем. - Ну, ты никогда не позволишь себе намеренно подвергать их жизнь опасности, - Альбус Дамблдор тоже понял, что в этом споре он победил и добавил: - Теперь надо убедить их, что поездка к тебе – необходимая мера безопасности. Снейп поперхнулся чаем: - Так они еще не в курсе? Дамблдор сделал вид, что смутился: - Ну, я подумал, что уговорить тебя будет намного сложнее, - признался он. - Ха, - довольно осклабился Снейп. – Теперь попробуйте уговорить их. Да Поттер ни за что не согласится поехать ко мне, пусть это будет хоть двадцать раз разумно и сто раз безопасно. - Я все-таки попробую его уговорить, - кротко сказал Дамблдор, и Снейп с подозрением посмотрел на старого волшебника: Мастеру зелий очень хотелось знать, что у того на уме, но прочитать мысли директора нечего было даже пытаться. В лучшем случае отделаешься головной болью, а в худшем… Об этом не стоило даже и думать. Ради сохранения психического здоровья. В мыслях Дамблдора царил такой хаос, что Снейп, как-то попытавшийся прочесть его мысли, навсегда зарекся это делать. Директор, кажется, догадался, о чем подумал Снейп, и довольно заулыбался в бороду.

Талина: * * * - Гермиона, ну о чем они там говорят, а? – в который раз раздраженно спросил Рон Уизли. Он был так счастлив закончить школу, он об этом мечтал столько долгих лет, и вот теперь, когда, мечта, кажется, уже осуществилась, ему с друзьями было предложено ненадолго задержаться. Гарри тоже был не в восторге от происходящего, но реагировал гораздо спокойнее. Он просто подпирал спиной стену и лениво наблюдал, как его друг мечется туда-сюда перед закрытой дверью директорского кабинета. - Гер-ми-о-на!!! Ну сделай же что-нибудь!!! – завопил Рон, гневно уставившись на подругу. - А что я могу сделать? – огрызнулась девушка. – Заглушающие чары, наложенные на кабинет директора, мне не снять, - мрачно ответила она и покосилась на замершую у подножия лестницы горгулью – родную сестру той, что охраняла вход в приемную Дамблдора с другой стороны. Ей показалось, или горгулья действительно ухмыльнулась? Однако ее размышления на эту тему были прерваны: дверь директорского кабинета распахнулась, и друзья услышали довольный голос Дамблдора: - Входите! Они переглянулись и решительно двинулись на зов. Директор сидел за своим столом и с видимым удовольствием поглощал сладости, время от времени запивая их каким-то странно пахнущим чаем. У Гермионы от резкого запаха перехватило дыхание, она закашлялась и поймала на себе два взгляда: встревоженный Дамблдора и насмешливый Снейпа. Похоже, Мастер зелий прекрасно понял, отчего девушка так резко побледнела и задохнулась. Гермиона осторожно перевела дыхание и решила, что дышать ртом в данном случае будет самым верным решением. - Присаживайтесь, - засуетился Дамблдор, поспешно наколдовывая три кресла. Когда гриффиндорцы расселись по местам, директор радушно предложил: - Чаю? - Альбус! – Снейп закатил глаза. - Давайте поскорее покончим с этим фарсом! Гарри Поттер бросил на директора настороженный взгляд: - О чем это говорит профессор Снейп? – подозрительно поинтересовался он. Дамблдор увлеченно копался в вазочке с мармеладом, вероятно, выбирая наиболее вкусную лимонную дольку, и делал вид, что целиком и полностью поглощен этим занятием. - Да-да, Альбус, скажите ему, - ехидно ухмыльнулся Снейп. - О чем? – с каждой минутой все происходящее нравилось Гарри все меньше и меньше. - Видишь ли, Гарри, - Дамблдор поднял глаза на Мальчика-который-выжил, - ты, конечно, знаешь, о пророчестве. - Ну, похоже, о нем знаю не только я, - хмыкнул парень. Директор печально кивнул: - Именно в этом все и дело, Гарри, именно в этом. Поэтому для всего магического мира очень важна твоя безопасность. Ты понимаешь это? Молодой человек осторожно кивнул, все еще не понимая, к чему клонит Дамблдор. - Так уж получилось, что самое безопасное место для тебя и для твоих друзей сейчас – это дом профессора Снейпа. Секунду в кабинете директора стояла оглушительная тишина, через мгновение взорвавшаяся возмущенным воплем Золотого Мальчика: - Ни за что!!! Я ни за что не поеду к нему!!! - Вы слышите, Альбус? – обрадовался Снейп. – Он не хочет. Вопрос исчерпан. Мастер зелий стремительно встал со своего места и устремился к двери. - Не будь мальчишкой, - повысил голос Дамблдор, и дверь захлопнулась прямо перед носом разъяренного Снейпа. - Не смейте этого делать! - Я никуда не поеду! - SILENCIO!!! - Значит так, Гарри, - Дамблдор строго посмотрел на молодого человека, - профессор Снейп согласился предоставить тебе убежище в своем доме и этим оказывает тебе любезность. Гарри беззвучно открывал и закрывал рот, яростно сверкая глазами. - Finite Incantem! - Я не поеду! - Придется, - тихо сказала Гермиона. - Что?! – Гарри, казалось, не поверил собственным ушам. – Как ты можешь? - Мисс Грейнджер, придержите язык, - недовольно скривился Мастер зелий. – В кои-то веки вашему другу пришла в голову здравая мысль, и он принял верное решение, как вы тут же пытаетесь отговорить его. - Мисс Грейнджер совершенно права, - встрял Дамблдор. – Гарри, послушай хотя бы свою подругу, если не хочешь слушать меня! - Может быть, лучше будет, если мы поедем в Нору, - наконец, подал голос Рон Уизли. - Отличная идея, - Снейп тут же поддержал его. - Да что вы, как дети, честное слово! Гарри, я прошу тебя, - Дамблдор снял очки и устало посмотрел на Гарри Поттера. – Пожалуйста. Он покраснел под этим утомленным взглядом и сдался: - Хорошо, директор. Снейп страдальчески закатил глаза и застонал, пряча лицо в ладонях. - Нет, это происходит не со мной! – Мастер зелий неприязненно посмотрел на гриффиндорцев. - Хорошо, Альбус, но я не возьму их троих, иначе они разнесут весь дом по камешку. Поедут только двое - вот мое условие. Пусть решают сами, кто именно. - Раз ты сказала, что Гарри должен поехать к Снейпу, вот и езжай с ним сама! – раздраженно выпалил Рон и, бросив быстрый взгляд на Гермиону, насупился. - К профессору Снейпу, - мягко поправил его директор. Глаза Дамблдора хитро сверкали. – Что скажете, мисс Грейнджер? - Один я точно не поеду, - буркнул Гарри и мрачно уставился в окно. Гермиона растерянно посмотрела на Рона, на Гарри, на мрачного Снейпа и довольного Дамблдора, и ей ничего не оставалось, кроме как согласиться. - Сами напросились, - зловеще ухмыльнулся Мастер зелий. - Когда мы… - начал Гарри и нерешительно замолчал, но директор сразу понял, что именно хотел спросить гриффиндорец. - Сегодня вечером, Гарри. Чемоданы у вас уже собраны, так что, не стоит терять времени. Молодые люди попрощались с директором и в последний раз поднялись в гриффиндорскую гостиную, где за семь лет учебы все стало таким родным и знакомым. Собранные с вечера чемоданы стояли возле камина. - Ну что? – Гарри с грустью посмотрел на Рона. – Пока? - Ну, Гарри, ты извини, я бы, конечно, поехал даже к Снейпу, но он сам сказал, что не возьмет всех троих. - Да я все понимаю и не виню тебя ни в чем, – Гарри пожал плечами. – Ничего, мы и с Гермионой не пропадем. Правда, Герм? - Правда, - кивнула девушка. – Рон, она помялась, - можно я отдам тебе на время Косолапсуса? Мы и так не слишком желанные гости для профессора Снейпа, не хочу обременять его еще и своим котом. - Буклю не оставлю! – сразу взвился Гарри. - Я про Буклю не сказала ни слова, - Гермиона укоризненно покачала головой. - Конечно, я могу взять его. Без проблем, - просиял Рон, явно чувствующий себя неловко из-за того, что отказался поехать с Гарри. * * * Дом профессора Снейпа не был мрачным замком, каким наивно представлялся Гарри. Это был обычный четырехэтажный старинный особняк. Гермиона Грейнджер и Гарри Поттер аппарировали вместе с профессором не в дом, а в тополиную аллею, находящуюся неподалеку. Снейп вскользь заметил, что аппарировать в дом не может никто, кроме него, и что дом окружен очень сильными защитными чарами, преодолеть которые не могут даже почтовые совы, поэтому гриффиндорцы не смогут переписываться с друзьями. Гарри и Гермиона помрачнели, но стоически перенесли эту новость, однако у них появилось ощущение, что они попали под домашний арест. У входа в дом Снейп прочитал какое-то незнакомое даже Гермионе заклинание и вошел в огромный темный холл. При его появлении сами собой зажглись свечи в расставленных по углам серебряных канделябрах, но, как ни странно, полумрак еще сильнее скрывал интерьер, полутени и полутона никак не позволяли как следует разглядеть обстановку. - По лестнице наверх, - скомандовал Снейп и двинулся в указанном направлении. Гриффиндорцы мрачно переглянулись и последовали за ним, левитируя перед собой тяжелые чемоданы. Огромную клетку с Буклей Гарри нес в руках и время от времени вздыхал: если бы Снейп разрешил выпустить сову, парню не пришлось бы тащить эту тяжесть вверх по лестнице, он мог бы просто уменьшить клетку и не мучиться. Но вредный зельевар запретил Гарри выпускать птицу. Поднявшись на второй этаж, Снейп остановился, повернулся к гриффиндорцам и одарил их мрачным взглядом: - Правила поведения в моем доме не обсуждаются. Говорю один раз, повторять не буду, - отрывисто бросил Мастер зелий. – Из своих комнат ночью не выходить ни под каким предлогом. Заметив, что Гарри открыл, было, рот, Снейп повысил голос: - Ни под каким, значит ни под каким, Поттер. Если вы не понимаете простых слов, спросите потом Грейнджер. Уверен, она сможет вам все объяснить. Далее: не бродите по дому без крайней нужды и днем тоже. В закрытые комнаты не ломитесь: это может быть опасным, – мрачный взгляд в сторону Гермионы, - я запрещаю вам приближаться к моей библиотеке, ясно? Девушка поджала губы и едва заметно кивнула. - Не слышу. - Ясно, сэр, - выдавила она. Снейп удовлетворенно кивнул. – Вот ваши комнаты, - он указал на две соседние двери. - На ночь задвиньте засов и не поленитесь использовать также запирающие заклинания. Если все же что-то будет непонятно, спросите завтра. Снейп резко повернулся на каблуках и спустился на первый этаж. - Ну и дела, - гриффиндорцы растерянно переглянулись и, пожелав друг другу спокойной ночи, разошлись по своим комнатам.

Талина: Глава 2 Солнечный лучик робко заглянул в комнату сквозь щель в неплотно задернутых золотистых портьерах. Потом он немного осмелел и радостно запутался в густых каштановых кудрях, разметавшихся по подушке. Через несколько мгновений в спальню проник еще один луч яркого света и бесцеремонно устроился прямо на носу спящей девушки. Гермиона смешно поморщилась во сне, чему-то улыбнулась и, повернувшись на другой бок, собралась вернуться к прерванному занятию, а именно: поспать еще. Всю ночь ей снились какие-то тревожные и не слишком приятные сны, и только под утро кошмары сменились чем-то безобидным и, в общем-то, вполне интересным. Девушка на мгновение приоткрыла глаза, и сон тут же слетел с нее, на сей раз уже окончательно. Гермиона резко села в постели и заозиралась по сторонам. Потом она вспомнила вчерашний вечер, и облегченно вздохнув, буквально рухнула обратно на подушку. Она в доме Снейпа. Вернее, они с Гарри дома у профессора зельеварения. Вот почему она проснулась в незнакомой комнате. Липкий страх потихоньку выпускал ее из своих объятий, и Гермиона стала с интересом осматривать свою спальню. Вчера вечером она слишком устала и уснула, едва ее голова коснулась подушки. Очень интересно почему. Девушка задумчиво хмыкнула. Обычно на новом месте она засыпала очень плохо, долго ворочалась с боку на бок и просыпалась по нескольку раз за ночь. А в этой комнате она заснула моментально, но спалось ей на удивление беспокойно, хотя она так ни разу и не проснулась. «Что ж, спишем беспробудный сон на усталость», - решила Гермиона и продолжила знакомство с комнатой, где ей предстояло жить, увы, неизвестно сколько времени. Девушка очень надеялась, что не слишком долго. Вопреки ожиданиям, в комнате не было ничего, что напоминало бы о том, что хозяин этого дома слизеринец до мозга костей. Они с Гарри наивно представляли мрачное здание, холодные комнаты и интерьер, выдержанный исключительно в зеленых тонах. Так вот, ничего подобного не было и в помине. Дом как дом. Сразу видно, что старинный, но абсолютно не мрачный. «В отличие от профессора», - подумала Гермиона и хихикнула, вспомнив, с каким лицом Снейп вчера показывал им с Гарри комнаты, в которых им предстояло жить. Мебель в спальне была сделана из какого-то светлого дерева, стены обиты бежевым шелком и, вообще, в комнате Гермионы было тепло и уютно. Впрочем, уютно девушке стало только утром. С вечера же, напротив, спальня произвела на нее гнетущее впечатление. Ей снилось что-то малоприятное, хотя девушка и не могла сказать, что именно. Сквозь сон она слышала какие-то скрипы и шорохи, но проснуться не могла. В общем, старый дом жил своей жизнью. Гермиона знала, что каждое старое здание, в котором жили поколения волшебников, со временем обзаводилось собственными призраками, боггартами и прочей нечистью, которая зачастую обладала не слишком-то уживчивым характером и при полном попустительстве хозяев могла долгие годы жить по темным углам, чердакам и подвалам, пугая слабонервных гостей. Однако поместье Снейпов не выглядело заброшенным. Да и педантичный Мастер зелий вряд ли стал бы терпеть в своем доме боггартов, полтергейстов и маленьких, но исключительно вредных брауни, которые ничем не могли навредить, но вот спрятать что-нибудь так, что потом без помощи хозяев не найдешь, очень даже запросто. Что-то тут не вяжется. В доме явно что-то обитает, но вот что? Гермиона нахмурилась и села, спустив ноги на пол. Тапочек почему-то не было, хотя девушка точно помнила, что оставила их возле кровати, чтобы с утра не искать их по всей комнате. Неужто все-таки какая-нибудь мелкая домашняя нечисть позабавилась? «Надо спросить у Снейпа, кто тут у него водится», - решила девушка и, зевая, босиком прошлепала в ванную. Спальня Гарри находилась через стенку, но ванные комнаты были разными. «Как хорошо, - порадовалась этому факту Гермиона, наполняя ванну теплой водой. – Буду сидеть здесь, сколько захочу, и никто не будет скрестись в дверь, вздыхать и шипеть: «Ну, скоро ты там?!» Впрочем, в дверь поскреблись сразу же, как только распаренная и довольная жизнью Гермиона вышла из ванной. - Герм, ты спишь что ли?! – недовольный голос друга заставил девушку поморщиться. Она поправила сползающее с головы полотенце, получше запахнула махровый халат и, обреченно вздохнув, отозвалась: - Нет, не сплю, - взмахнула волшебной палочкой, снимая с двери запирающее заклинание. (Интересно, почему Снейп велел на ночь запереть двери именно с помощью магии, а не просто на щеколду?) и добавила: - Заходи, открыто. На пороге показался взлохмаченный парень в маггловских джинсах и футболке. - С добрым утром, - Гермиона присела на кровать и принялась вытирать полотенцем мокрые волосы. - Ага, как же, доброе оно, - огрызнулся Мальчик-который-выжил, снял очки и стал яростно протирать их извлеченным из кармана мятым носовым платком. - А что случилось? – Гермиона бросила на него удивленный взгляд. Гарри снова водрузил на нос круглые очки и вздохнул: - Да всю ночь снилась какая-то гадость! Ведь, понимал же, что сплю, а проснуться не мог, - он мрачно уставился в окно. – Да еще и казалось, что на меня кто-то смотрит. Пристально так, словно изучает. Гермиона нахмурилась и осторожно спросила: - Гарри, а это не может быть, ну, как тогда в школе, когда ты вынужден был учиться у профессора Снейпа окклюменции? - Волдеморт? – задумчиво протянул он, не замечая, как вздрогнула Гермиона. Она понимала, что страх перед именем нерационален, но ей все равно было не по себе, когда Гарри вот так спокойно говорил о величайшем Темном маге современности. Или о величайшем маньяке, это как посмотреть. - Нет, - он уверенно покачал головой. – Это не он. Точно не он. Шрам-то не болит, - Гарри провел рукой по лбу, - и вообще, тогда, на пятом курсе, все по-другому было. - Знаешь, - задумчиво протянула Гермиона, распутывая очередной узел во всё еще влажных волосах, - я тоже плохо спала и тоже не могла проснуться, хотя понимала, что сплю и что снится мне что-то явно неприятное. Только вот никакого изучающего взгляда я на себе не чувствовала. Гарри пожал плечами и мрачно уставился в пол. - Слушай, - Гермионе вдруг пришла в голову догадка, но ее следовало проверить, - а у тебя в комнате случайно нет картин? Парень задумчиво почесал затылок: - А Мерлин знает, может, и есть. Я как-то не приглядывался. Гермиона закатила глаза: - Гарри, ты хоть вообще что-нибудь замечаешь вокруг себя? - Ну, не буду же я все портреты разглядывать! – возмутился он. - А, значит, все-таки, портрет есть! – обрадовалась девушка. - Да не помню я, Герм! – простонал Гарри Поттер. - Тогда пошли к тебе и проверим. - Какая же ты зануда. - Между прочим, о тебе забочусь, - оскорбилась Гермиона. – А ты не ценишь! Ну, ты идешь?! – донеслось до него уже из коридора, и Гарри, вздохнув, поплелся следом за своей неугомонной подругой. - А вот и портрет! – Гермиона стояла посреди комнаты и торжествующе показывала на картину, висящую прямо напротив кровати молодого человека. - Это она, что ли, на меня пялилась всю ночь? – Гарри уставился на симпатичную темноволосую девушку, изображенную на картине. - Очень ты мне нужен, пялиться на тебя, - неожиданно бурно отреагировала та. - Я что, по-твоему, извращенка какая-нибудь?! – грозно вопросила она, передергивая точеными плечами. - Н-нет, - сглотнул Гарри, не отрывая глаз от фривольно раскинувшейся на кушетке девушки. - Мой друг опять ушел в гости к своему приятелю! Ему-то хорошо, у него портретов полно, вот он и шляется туда-сюда, - обиженно протянула брюнетка, надув ярко накрашенные губы. – С меня вот только один и успели написать, до того, как я утонула. А на всех остальных портретах в этом доме сплошные зануды, вот и пришлось остаться у себя. Я же не виновата, что ты тут спал. - А вы кто? – Гарри с интересом разглядывал незнакомку. - Не твоего ума дело, - огрызнулась она. - Будешь хамить, завешу тряпочкой, - вставила свое веское слово Гермиона, пока Гарри беззвучно открывал и закрывал рот. - А ты вообще тут никто, так, приложение к своему бесценному и оберегаемому всеми дружку, так что нечего командовать! Вообще не пойму, чего ради кузен притащил тебя сюда. И вообще, Северус меня перевесил в эту комнату из-за него, между прочим! Ой, - вдруг спохватилась она, явно жалея, что ляпнула лишнее. - Ах, вот оно что! Кузен, - задумчиво протянула Гермиона, не сводя изучающего взгляда с портрета. – Фамильное сходство налицо, - девушка покивала каким-то своим мыслям и отвернулась от картины. - Э-э! Какое такое сходство?! – возмутилась кузина профессора. – Ты где это у меня такой рубильник увидела?! Где?! – девушка на портрете повернулась боком, демонстрируя безупречный греческий профиль. Гермиона бросила через плечо безразличный взгляд и пожала плечами: - Все равно похожа. Не лицом, так склочным характером. По щекам брюнетки пошли красные пятна, отчего она заметно подурнела. Теперь сходство с профессором зельеварения стало явным. Пока девушки испепеляли друг друга яростными взглядами, Гарри вполне пришел в себя и теперь, похрюкивая от едва сдерживаемого смеха, сполз по стене на пол. - Пошли, Гермиона, - прохрипел он, пытаясь успокоиться, и даже сделал слабую попытку двинуться в сторону двери. - Да уж, здесь нам больше делать нечего. Прощайте, - Гермиона мило улыбнулась и, помахав рукой разъяренной брюнетке, выскочила в коридор, подхватив все еще смеющегося Гарри под локоть. Едва переступив порог своей комнаты, она наложила заглушающие чары и, забравшись с ногами на все еще неубранную постель, задумчиво сказала: - Гарри, если захочешь обсудить со мной что-то серьезное или просто поговорить без посторонних ушей, придется идти сюда, раз уж у тебя в комнате шпионка. - Интересно, зачем Снейп притащил этот портрет в мою комнату? - Да чего уж тут непонятного, - поморщилась Гермиона, - приглядывать за нами. Вдруг мы чего нехорошее замыслим, - ухмыльнулась она и приподняла бровь, копируя выражение лица профессора Снейпа. Гарри оценил пантомиму и одобрительно хмыкнул. - А почему именно в мою комнату? – он никак не желал успокаиваться. - Да потому, что ты даже не заметил этого портрета! Вернее, не обратил никакого внимания. Подумаешь, что-то такое там висит на стене, а может, и не висит ничего, - девушка сделала неопределенный жест и укоризненно посмотрела на друга. Гарри покраснел: - Ну и не заметил, подумаешь, - смущенно буркнул он. - Вот именно поэтому эта милая дама и обосновалась в твоей спальне. Вернее, ее туда принесли, - девушка задумчиво провела рукой по все еще влажным волосам и с досадой поморщилась. - Да высуши ты их заклинанием, - посоветовал парень. - Ты долго думал? - мрачно осведомилась Гермиона. - А что такого? Я вот всегда так делаю. Девушка скептически посмотрела на торчащие в разные стороны черные вихры и выразительно хмыкнула. - Ну, ладно, разобрались, - Гарри почесал лохматую голову. - Пойдем, что ли, позавтракаем? Профессор вчера сказал, что завтрак будет в девять часов. Девушка закатила глаза: - Вы с Роном одинаковые: только о еде и думаете! - Ну, это только ты у нас питаешься духовной пищей, - молодой человек покосился на пыльный фолиант, мирно лежащий на прикроватной тумбе. - Я его еще даже и не открывала! – оскорбилась Гермиона. – Хотела почитать вчера перед сном, но почему-то моментально заснула, - пожаловалась она. Гарри серьезно кивнул: - Я тоже. - Хотел почитать? – поразилась девушка. Молодой человек снова покраснел: - Нет, уснул. Сразу, как только лег. - А-а, - успокоилась Гермиона. - А то я уж испугалась: не случилось ли с тобой чего. - Я что, по-твоему, читать не умею?! – насупился Гарри. - Умеешь, умеешь, - примирительно сказала девушка, - просто ты не любишь этого делать. - Да ладно, я не так уж и обиделся. - Вот и славно, - Гермиона потянулась и спустила ноги с кровати. - А откуда у тебя эта книжища? – поинтересовался Гарри. - Снейп же запретил лазить в его библиотеку. - Да, запретил, - с сожалением вздохнула девушка, - накручивая на палец прядь волос. – Ну и обойдусь, - она воинственно вздернула подбородок. – Я привезла с собой несколько томов, - она немного смущенно покосилась на друга. - И охота тебе все это читать? Только что школу закончили. Тебе даже сдавать вступительные экзамены в университет не надо, тебя уже и так приняли, - он немного завистливо посмотрел на подругу. - Между прочим, тебе предлагают место в Академии Авроров. И тоже по результатам баллов, набранных тобой при сдаче Т.Р.И.Т.О.Н.ов по ЗОТИ. Да и по Чарам у тебя «выше ожидаемого», и зелья ты умудрился сдать на хорошую оценку. - Именно, что умудрился. И почему все решили, что я непременно должен стать Аврором?! – возмутился Гарри. - А ты разве не хочешь? – тихо спросила Гермиона. - Не хочу, - мрачно отозвался Гарри, снял очки и начал яростно тереть стекла носовым платком. – Я не знаю, что мне делать. Все ждут от меня чего-то. Что я убью Волдеморта, что я стану Аврором, что я сделаю то, что я не сделаю этого… А о том, чего бы мне хотелось самому, я как-то и не думал. Все казалось, что потом успею. А теперь выяснилось, что не успел. Школа позади, а что будет дальше, да и будет ли вообще… - он немного помолчал, потом устало махнул рукой и снова покосился на огромный фолиант, обложку которого Гермиона все это время любовно поглаживала. - Отдохнула бы ты лучше. - А я что делаю?! – удивилась девушка. – Это так, немного легкого чтения, - виновато улыбнулась она. Гарри только закатил глаза, прекрасно понимая, что спорить с ней по этому вопросу бесполезно. - Так мы идем завтракать? – после непродолжительного молчания нарочито бодро осведомился Гарри. - Идем, конечно, - Гермиона встала и с задумчивым видом заглянула под кровать: тапочки как в воду канули. - Что-то потеряла? – осведомился Гарри. - Угу, - мрачно буркнула девушка. – Тапки. Да ладно, ерунда, трансфигурирую туфли во что-нибудь легкое и удобное. Выйди, пожалуйста. - Зачем? – парень остановился на полдороги к двери и недоуменно посмотрел на нее. – Я что, не видел, как ты колдуешь? - Гарри, а тебе не приходило в голову, что мне нужно переодеться? Или ты думаешь, что я пойду завтракать в пижаме? – возмутилась она. Парень представил застегнутого на все пуговицы профессора и Гермиону в веселенькой пижаме, сидящих за одним столом: - Снейпа удар хватит, - сообщил он. - Ты этого хочешь? – строго осведомилась Гермиона. - Вообще-то, не отказался бы, - честно признался Гарри, но, заметив поджатые губы подруги, быстро добавил: - Но лучше как-нибудь в другой раз, когда нас не будет поблизости. Он метнулся к двери и быстро выскочил в коридор, уворачиваясь от пущенной ему вдогонку подушки.

DashAngel: Ура, ты взялась за новый снейджер!!! Ну всё. Я тут прописываюсь.

MMM: DashAngel пишет: Я тут прописываюсь. Присоединяюсь Ох, как я рада, что ты пишешь новый снейджер.. Очень понравилась сцена в директорском кабинете, особенно "взрослое" поведение "уравновешенного" профессора

Талина: DashAngel, MMM, Очень рада снова видеть вас! Спасибо за теплый прием. Надеюсь, что следующие главы вас не разочаруют.

snilek: Ваши снейджери для мене особенные - теплые, немного десткие, но и "взрослые" в то же время, и характеры от канона не слишком отличаются. Взрывной и рассеяный Поттер, рассудительная Гермиона - они даже в мелочах у вас прорисованы так, как мне с канона запомнилось, несмотря на множество перечитанного фанона. Словом, начало уже заинтриговало, хотя сознаюсь, я жду не столько сюжета, сколько деталей, повседневных мелочей, быта и отношений, которые вам так удаются. Ждем-с.

Pixie: Талина О! Какое приятное событие - новый снейджер замечательного автора! Начало уже очень понравилось! Хорошее решение - поселить неугомонных друзей в дом Северуса (и, к тому же, отличная причина сблизить его с Гермионой ). С нетерпением жду развития событий. Если вспомнить ваши "Хрустальные слезы", то можно надеяться на просто головокружительные сюжетные ходы, но и конечно чудесное описание чувств! *радостно подпрыгиваю на стуле в предвкушении* DashAngel пишет: Я тут прописываюсь. И я! И я тоже! Только у меня вопрос: в почему рейтинг R? Будут какие-то ужасы?

Талина: snilek, Pixie Спасибо! Pixie пишет: Только у меня вопрос: в почему рейтинг R? Будут какие-то ужасы? Ну не то, чтобы совсем ужасы, но... Если Волдеморт запытал человека до бессознательного состояния, думаю, это не совсем весело, так ведь?

Pixie: Талина пишет: Если Волдеморт запытал человека до бессознательного состояния, думаю, это не совсем весело, так ведь? Ээ... Смотря как это описать :) Но вообще ужас, конечно! Ты (можно на "ты")? только Северуса очень сильно не мучай, ладно? Да и Гермиону тоже. А вообще мучай, но главное, чтобы они все-таки были вместе и были счастливы!

Талина: Pixie, Pixie пишет: (можно на "ты")? Нужно!

viola: Талина Как мииииленько:))) Девушка на портрете просто прелесть И Гарри очень понравился, особенно его нежелание быть аврором (обычно этим только в драмах заморачиваются). Талина пишет: Если Волдеморт запытал человека до бессознательного состояния, думаю, это не совсем весело, так ведь? Блин, а я ведь при виде R на кое-что другое надеялась...

Pixie: viola пишет: Блин, а я ведь при виде R на кое-что другое надеялась... Тогда это уже будет НЦ :)))) Хотя мало ли, что еще автор планирует. Но, уверена, мы не разочаруемся!

Талина: viola, Ой, как приятно видеть тебя в своей теме! А услышать добрые слова еще приятнее. Спасибо! viola пишет: я ведь при виде R на кое-что другое надеялась... Ну не выходят у меня нормальные высокорейтинговые сцены, а позориться не хочется. Постараться, конечно, можно, но результат гарантировать не могу. Pixie, Пасиб!

miv: Талина пишет: Ты где это у меня такой рубильник увидела?! Где?! – девушка на портрете повернулась боком, демонстрируя безупречный греческий профиль. Ничего она не понимает в фамильной гордости

Талина: miv, miv пишет: Ничего она не понимает в фамильной гордости Это она от зависти! Несомненно.

Талина: Глава 3 Северус Снейп проснулся, как обычно, очень рано и в прескверном настроении. Он мгновенно перешел от сна к бодрствованию, несколько секунд потратив на то, чтобы определить источник своего раздражения, и недовольно поморщился: гриффиндорцы. В его доме целых два особенно зловредных и неприятных ему гриффиндорца. Мерлин, и угораздило же его поддаться на уговоры старого интригана Дамблдора! Снейп вздохнул: он прекрасно понимал, что шансов отвертеться от почетной обязанности сторожить драгоценного Гарри Поттера, у него не было, но попытаться все равно стоило. Попытка с треском провалилась, но Мастер зелий не мог отказать себе в удовольствии помечтать о том, чтобы Мальчик-который-выжил оказался как можно дальше и от него, Северуса Снейпа, и от его дома тоже. Но, увы, это было так же невозможно, как, к примеру, определить Темного Лорда на принудительное лечение в Св. Мунго. Напомнив себе о том, что мечтать, конечно, не вредно, но когда-то надо и делами заниматься, профессор еще раз вздохнул и направился в ванную. Мельком бросил взгляд в зеркало, и его настроение испортилось еще больше: бледное осунувшееся лицо, темные круги под глазами и прочие несомненные признаки переутомления были видны невооруженным глазом. Однако долго любоваться собой было некогда, и Снейп, наскоро приняв душ, поспешил в лабораторию: ему никак не удавалось довести до ума это проклятое зелье. Он мог поклясться, что все расчеты были правильными, но чего-то в нем все равно не хватало, а Мастер зелий никак не мог понять чего именно, да и побочных эффектов, к сожалению, было больше чем достаточно. Что ж, остается только одно: подбирать ингредиенты, их комбинации и пропорции методом проб и ошибок. Работа очень кропотливая и, увы, долговременная. Снейп стиснул зубы: он сварит это зелье, чего бы это ему ни стоило и сколько бы времени ни заняло. Хотя лучше бы ему управиться с этим побыстрее: неизвестно, сколько еще удастся сдерживать Пожирателей от открытого выступления против Министерства. Лучше бы к тому времени, когда они все-таки решатся на нападение, его зелье было готово. Пусть у Мальчика-который-выжил появится шанс выжить еще раз. * * * Тем временем гриффиндорцы, послужившие причиной скверного настроения Мастера зелий, спустились в столовую. Возле стола, накрытого белоснежной скатертью, суетился мрачный домовый эльф, одетый в некое подобие тоги темно-зеленого цвета. Завидев гостей, он скривился, молча бухнул на стол две тарелки и, с грохотом свалив на середину стола вилки и ножи, застыл возле окна, исподлобья рассматривая Гарри и Гермиону. - Я так понимаю, здесь самообслуживание, - пробормотал молодой человек, усаживаясь за стол и возвращая эльфу неприязненный взгляд. Гермиона только поджала губы и покачала головой, внимательно разглядывая неаппетитно размазанную по тарелке овсянку. - Где ложки? – хмуро спросил Гарри насупленного эльфа, всем своим видом выражавшего презрение к гостям профессора: он явно не считал их важными персонами. - Где ложки? – повторил вопрос молодой человек, начиная злиться. Гермиона поерзала на стуле и робко тронула друга за рукав: - Может, вилкой… - начала она и осеклась под грозным взглядом Гарри. - Он что, глухой, что ли? – раздраженно поинтересовался молодой человек. - Именно так, мистер Поттер, - от двери послышался чуть приглушенный голос Снейпа, и Гарри с Гермионой чуть не подпрыгнули от неожиданности. - Тинли, еще один прибор, - скомандовал Мастер зелий, и эльф тут же метнулся за посудой. - Как же, глухой!.. Вас-то он прекрасно слышит, - хмыкнул гриффиндорец. - Разумеется. Я же Снейп, - с достоинством ответил Мастер зелий и опустился в массивное кресло, стоящее во главе стола. Заметив недоуменный взгляд юноши, профессор снизошел до объяснений: - Мой дедушка наложил на него заклятье частичной глухоты, так что он теперь может слышать только членов нашей семьи. Вилка Гермионы звякнула, ударившись о край тарелки, и Снейп, приподняв бровь, с интересом посмотрел на девушку: огромные глазищи на бледном личике и сжатые в упрямую линию губы. Он позволил себе хмыкнуть: - Так-так, мисс Грейнджер, кого вы решили спасти на этот раз? – насмешливо протянул он. - Это негуманно, - нахмурилась она. - Да неужели? – с издевкой спросил Снейп. – Нужно сказать дедушке спасибо, за то, что он его не заавадил, - хмыкнул профессор, аккуратно намазывая тост тонким слоем масла. - Как вы можете так спокойно говорить об этом?! – возмутилась Гермиона. – Эльфы беззащитные, безобидные существа… - Расскажите это кому-нибудь другому, - раздраженно перебил ее Снейп. – Это, как вы выразились, безобидное существо обладает невыносимо мерзким характером. Кикимера помните? – почти ласково осведомился Мастер зелий. Гермиона поежилась и неуверенно кивнула. - Так вот, мисс Грейнджер, Кикимер не годится Тинли даже в подметки, - отрезал профессор и вернулся к своему прерванному завтраку. - Не может быть, - Гермиона недоверчиво покосилась на Снейпа и замотала головой. – Он же такой милый… - Это милейшее создание чуть было не отравило мою бабушку, - будничным тоном сообщил Снейп. - У вас была бабушка?! – вырвалось у Гарри прежде, чем он понял, что сморозил глупость. Снейп приподнял бровь и невозмутимо посмотрел на него: - В вашем возрасте, мистер Поттер, пора бы уже знать, что детей в капусте не находят. У них есть родители, а к ним вполне закономерно прилагаются бабушки и дедушки. По комплекту с каждой стороны, - любезно пояснил он. Гермиона, поспешно опустив глаза, принялась внимательно рассматривать содержимое своей тарелки: если сейчас она увидит перекошенное от переизбытка разнообразных чувств лицо Гарри, она не выдержит и засмеется. Смеяться в присутствии профессора ей почему-то не хотелось, поэтому девушка взяла себя в руки и снова вернулась к так волновавшему ее вопросу: - Сэр, домовые эльфы бесконечно преданы семье, в которой служат. Так что позвольте не поверить в преступные намерения Тинли. - Как вы абсолютно точно заметили, мисс Грейнджер, домовые эльфы преданы семье, - назидательно сказал Снейп и поднял вверх тонкий палец. – Но в те времена моя бабушка была всего лишь дедушкиной невестой и формально не принадлежала к семье Снейпов, - Мастер зелий откусил маленький кусочек тоста и потянулся к начищенному до зеркального блеска серебряному кофейнику. Гарри с Гермионой переглянулись и дружно отодвинули свои тарелки с практически нетронутым завтраком. - Вы все еще считаете, что мой дедушка поступил негуманно, мисс Грейнджер? – вкрадчиво осведомился Снейп. Гермиона судорожно сглотнула и помотала головой. Гарри откашлялся и легонько потянул подругу за рукав. - Мы, пожалуй, пойдем, - буркнул он, поднимаясь из-за стола и награждая Мастера зелий хмурым взглядом. - Как вам будет угодно, - Снейп слегка искривил губы, что, вероятно, должно было означать улыбку, и снова уткнулся в свою чашку. Гермиона осторожно освободила рукав от цепкой хватки Гарри и, не обращая внимания на его возмущенное сопение, задумчиво посмотрела на Снейпа. То, что он сказал правду, было очевидно: уж что-что, а ложь Гермиона распознавала безошибочно. Она не знала, откуда у нее этот дар; может, это была просто хорошо развитая интуиция, а возможно, все это как-то было связано с тем, что она ведьма. В любом случае, эта способность не раз выручала девушку, и Гермиона привыкла доверять этому, как она называла его про себя, «чувству правды», благоразумно скрывая от всех факт его наличия. Девушка перевела задумчивый взгляд на угрюмую мордочку домового эльфа. Тот, заметив, что на него смотрят, оскалился и плотоядно клацнул зубами, заставив Гермиону вздрогнуть от неожиданности. Снейп довольно ухмыльнулся и небрежно махнул рукой: - Можешь идти, Тинли. Эльфа в мгновение ока как ветром сдуло; Гермиона даже не успела понять, куда он подевался. Гарри уже несколько минут нетерпеливо переминался с ноги на ногу, ожидая, когда подруга присоединится к нему, но Гермиона явно не спешила. - Скажите, сэр, - обратилась она к Снейпу, - почему же ваш дедушка не дал этому эльфу одежду? - Так ведь не взял, стервец, - пожал плечами профессор, - а потом дедушке надоело гоняться за ним по всему дому, он хорошенько подумал и решил не разбрасываться домовыми эльфами. - А разве эльфы могут проявлять такое непослушание? – вытаращил глаза Гарри и снова нетерпеливо дернул подругу за рукав. - Этот может, - Снейп поджал губы. – Он не совсем адекватный. - Тогда как же ваша бабушка, сэр? – осторожно поинтересовалась Гермиона, украдкой наступая на ногу Гарри. Парень ойкнул и перестал тянуть ее за рукав. Снейп только хмыкнул, наблюдая за этой пантомимой. - Так как же, профессор? – девушка не спускала с него любопытных глаз. - А бабушке ничего не грозило. С того момента, как она стала миссис Снейп, - несколько рассеянно уточнил Мастер зелий и снова ухмыльнулся. – А чтобы он не делал мелкие и крупные пакости, дед вместе со своим отцом наложил на Тинли заклятье, внушив вредному эльфу, что к женщинам нашей семьи надо относиться с глубочайшим почтением, выполнять все их приказы, ибо они священны и неприкосновенны. За ослушание – смерть. (Гермиона вздрогнула.) Так что Тинли пылинки с бабушки сдувал со дня ее свадьбы и до самой смерти и ни разу не посмел сказать ей ни одного слова поперек. - А отчего же тогда умерла ваша бабушка? – наконец подал голос Гарри. Ему уже надоело ждать, когда Гермиона удовлетворит свое любопытство, и молодой человек решил сразу все выяснить. - Оттого, что ее отравил дедушка, - рявкнул Снейп, резко отодвигая кресло и вставая из-за стола, - потому что она тоже имела обыкновение лезть в то, что ее не касается. Мастер зелий заметил, как перекосилось лицо Гарри, и позволил себе в течение нескольких секунд наслаждаться этим зрелищем, потом презрительно фыркнул и так стремительно вылетел из столовой, что черная мантия привычно взвилась у него за спиной, обдав гриффиндорцев порывом ветра. - Какой ужас, Гермиона, - Снейп чутким слухом уловил прерывистый шепот Гарри Поттера и тихое хихиканье его подруги. - Гарри, я думаю, что бабушка профессора умерла своей смертью просто от старости, - сквозь смех проговорила она. Снейп одобрительно кивнул: умная девочка, и с чувством юмора у нее тоже все в порядке. Мастер зелий позволил себе умиротворенно улыбнуться, вспоминая перекошенное лицо Золотого мальчика: кажется, утро начинает налаживаться.

leeRA: Талина Пропишусь и здесь. Талина пишет: почему же ваш дедушка не дал этому эльфу одежду? - Так ведь не взял, стервец, Какие хозяева, такие и эльфы. Талина пишет: - Оттого, что ее отравил дедушка, - рявкнул Снейп *хихикает как Гермиона*

Талина: leeRA, Рада приветствовать! leeRA пишет: Какие хозяева, такие и эльфы. Нет, на такие выходки даже Снейп не способен. Тинли еще не раскрыл все стороны своей многогранной возвышенной натуры. *Ехидно хихикаю.*

DashAngel: Ну-ну, кажется, я догадываюсь, почему Тинли в конце фика будет слушаться Гермиону

MMM: Талина пишет: Тот, заметив, что на него смотрят, оскалился и плотоядно клацнул зубами, заставив Гермиону вздрогнуть от неожиданности. Похоже в семейке Снейпов абсолютно все отличаются наимилейшим характером Талина пишет: - У вас была бабушка?! – вырвалось у Гарри Талина пишет: - Какой ужас, Гермиона, - Снейп чутким слухом уловил прерывистый шепот Гарри Поттера Как мне нравится твой Гарри...ну такой наиивный Талина пишет: дедушке надоело гоняться за ним по всему дому представила.. Талина, мне твой фик нравится все больше и больше!

Талина: DashAngel, DashAngel пишет: Ну-ну, кажется, я догадываюсь, почему Тинли в конце фика будет слушаться Гермиону На самом деле - это не единственный способ заставить Тинли слушаться. MMM, MMM пишет: Похоже в семейке Снейпов абсолютно все отличаются наимилейшим характером Так оно и есть. Спасибо!

Pixie: Талина Спасибо большое за новую главу! Прочитала сегодня на работе на одном дыхании (благо в лаборатории еще никого не было, и никто не увидел, как я просто неприлично громко смеюсь, уткнвшись в экран мобильника :)))) Очень нравится. Все герои просто прелесть: и Гарри, и Герми, и Северус. Только мааало очень. Чувствую, что вот-вот начнется важное, и сюжет завертится :). DashAngel пишет: кажется, я догадываюсь, почему Тинли в конце фика будет слушаться Гермиону Угу. Предвкушаю, как это будет и заранее облизываюсь

miv: Талина пишет: внушив вредному эльфу, что к женщинам нашей семьи надо относиться с глубочайшим почтением, выполнять все их приказы, ибо они священны и неприкосновенны. За ослушание – смерть. (Гермиона вздрогнула.) Так что Тинли пылинки с бабушки сдувал со дня ее свадьбы и до самой смерти и ни разу не посмел сказать ей ни одного слова поперек. У Снейпов не забалуешь Надеюсь Герми намотала этот факт себе на....хм, короче запомнила

Эльпис: Замечательное начало! Действительно фик, в котором ни за что не угадаешь, что будет дальше! Талина пишет: - Вы все еще считаете, что мой дедушка поступил негуманно, мисс Грейнджер? – вкрадчиво осведомился Снейп. Чувствую, скоро у Гермионы начнется переоценка ценностей, причем не только в идеалах, но и во вкусах Талина пишет: - Оттого, что ее отравил дедушка, - рявкнул Снейп, А ведь так сразу и не поймешь, что это чувство юмора такое

Талина: Pixie, Я понимаю, что мало, но даже это "мало" требует времени на обдумывание и написание. miv, Ну куда она денется? Это же снейджер. Эльпис, Каков Снейп, таково и чувство юмора. Спасибо всем за отзывы!

Pixie: Талина пишет: Я понимаю, что мало, но даже это "мало" требует времени на обдумывание и написание Я же тебя, упаси Мерлин, не подгоняю! Сама знаю, что такое работать над главой. Пока напишешь, пока отшлифуешь текст - много времени уходит. Не хочется ведь читателям недоделанный текст подсовывать. Просто я люблю писать большими главы - чтобы побольше в них событий влезало, поэтому в фике обычно немного глав получается. Кто-то любит писать маленькими главами, но чтобы их было много, это кому как удобнее. Я готова ждать столько, сколько нужно! Вдохновения тебе!

Талина: Pixie, Спасибо!

viola: Талина пишет: Ну не выходят у меня нормальные высокорейтинговые сцены, а позориться не хочется Отлично понимаю. Аналогично (но я так понадеялась, глядя на рейтинг:((( Талина пишет: У вас была бабушка? Какая прелесть:) Гарри в своем репертуаре - ничего кроме спасения мира не способно разбудить в нем логику:))

Талина: viola, Гарри и логика как-то не очень ладят между собой.))

Талина: Глава 4 Дождь шел третий день подряд. Нет, даже не шел, а лил. Все окрестности медленно, но верно превращались в болото; казалось, что еще чуть-чуть, и прямо под окнами зацветут кувшинки и начнут квакать лягушки. Гарри Поттер мрачно смотрел в окно, подперев щеку кулаком, и меланхолично созерцал унылый пейзаж. Он скучал. Ему было очень скучно. Ему было так же скучно, как в доме Дурслей. И даже присутствие Гермионы не могло развеять его тоску: девушка свернулась калачиком в глубоком кресле, стоящем у камина, и самозабвенно читала, зарывшись с головой в очередной пыльный фолиант. - Гермиона, - безнадежно позвал Гарри. Девушка что-то невнятно промычала и, вытащив из-за уха карандаш, сделала в блокноте очередную запись. - Да сколько книг ты притащила с собой?! – рявкнул молодой человек, стряхнув с себя сонное оцепенение. Гермиона тяжело вздохнула и подняла на него глаза: - И вовсе не за чем так орать. Я тебя прекрасно слышала. - Тогда ты прекрасно могла ответить, - саркастично огрызнулся Гарри, отвернулся от подруги и, подойдя к окну, начал водить пальцем по запотевшему стеклу. - Двенадцать, - Гермиона зевнула и с наслаждением потянулась. - Что «двенадцать»? – Гарри подумал, что ослышался. - Двенадцать книг, - миролюбиво пояснила девушка и, скрутив волосы в большой пучок на затылке, откинулась на спинку кресла, вытягивая ноги поближе к огню. - Ты сошла с ума, - Гарри со стоном опустился во второе кресло и закрыл лицо руками. - Сошла, - грустно согласилась Гермиона, - надо было взять больше. Но кто же знал, что мы будем безвылазно сидеть тут? Скоро мне совсем нечего будет читать. Гарри застонал еще горестнее и легонько стукнулся лбом о подлокотник кресла. - Ты чего? – не поняла девушка. - Ничего. Неужели ты думала, что Снейп будет ходить с нами на прогулки или пустит тебя в свою библиотеку? - Профессор Снейп, - привычно поправила Гермиона и, насупившись, хмуро уставилась на пляшущие в камине языки пламени. Она действительно надеялась, что Мастер зелий разрешит ей пользоваться своей библиотекой. Да только скорее растают льды Антарктиды, и наступит обещанное маггловскими учеными глобальное потепление, чем профессор Снейп изменит свое отношение к гриффиндорской всезнайке. Увы, девушка поняла это слишком поздно, за что теперь и расплачивалась. Она начала читать уже четвертую книгу из двенадцати, привезенных с собой. Еще неделя, от силы десять дней, и все, придет и ее черед изнывать от безделья и скуки. Девушка прикрыла глаза и запретила себе об этом думать. Главное, не паниковать. - Давай поиграем в шахматы? – предложил Гарри. - Опять? – Гермиона тоскливо вздохнула. - Ну, не хочешь в шахматы, давай тогда в карты. На раздевание, - лукаво подмигнул Гарри. - Уговорил. В шахматы, значит, в шахматы, - девушка подавила зевок и, взмахнув волшебной палочкой, заставила низкий столик с резными ножками встать аккурат между их креслами. Гарри усмехнулся и призвал коробку с волшебными шахматами. Похоже, еще один вечер им придется скоротать за этой древней игрой. * * * В среду с утра немного распогодилось, ветер разогнал дождевые облака и на ярко-голубом, словно умытом дождем небе, засияло солнце. Однако к вечеру снова ощутимо похолодало, и все небо заволокло тяжелыми свинцовыми тучами. Надвигалась гроза. Изредка яркие сполохи молний освещали окрестности дрожащим белым светом и быстро гасли, а вслед за ними издали доносилось глухое сердитое рокотание грома. К восьми часам вечера резко потемнело, и крупные капли дождя тяжело забарабанили по подоконнику, разбивая тишину частым дробным стуком. - Это когда-нибудь прекратится?! Гарри уже четвертый вечер подряд задавал этот вопрос, поэтому Гермиона знала, что он не ждет ответа, а просто пытается избавиться от охватившего его чувства тоски и безысходности. Девушка только что вернулась из кухни с блестящим подносом, на котором поместился горячий чайник, две чашки и небольшая корзиночка со сдобным печеньем. (Она целый час потратила на то, чтобы найти все необходимое среди бесконечной череды баночек со специями, крупами и еще чем-то, судя по виду испортившимся еще в прошлом веке.) - Хватит страдать. Иди лучше попей чаю, - девушка разлила по чашкам ароматную обжигающую жидкость и с наслаждением сделала первый глоток. - Попозже, - отмахнулся Гарри. – Я не люблю такой горячий. Гермиона подошла к окну и задумчиво посмотрела вдаль: на фоне темного неба в свете частых молний было хорошо видно, как склоняются к земле кроны деревьев под яростными порывами ветра. - Как хорошо, что мы дома, - тихо пробормотала Гермиона, поежилась и, отойдя от окна, вернулась в свое любимое кресло у камина. - Ага, хорошо, что дома. Только плохо, что не у себя, а у Снейпа, - недовольно буркнул Гарри, засовывая руки в карманы потертых джинсов. - Какая разница? – досадливо поморщилась Гермиона. - Главное, что мы не на улице. Знаешь, в такую погоду я всегда думаю о том, что кто-то ведь находится в пути, мокнет под дождем, замерзает на ветру… - Тонет в реке, умирает от жажды в пустыне, - услужливо подхватил Гарри. - Да ну тебя, - обиделась Гермиона. – Я ему о сокровенном, можно сказать, а у него все шуточки-прибауточки. И вообще, скажи спасибо профессору Снейпу, что он согласился пустить нас в свой дом. - Еще чего не хватало! – возмутился молодой человек. Сдался он мне вместе со своим домом! Между прочим, в Хогвартсе куда приятнее и интереснее, чем здесь, да и безопаснее, если уж на то пошло. Гермиона посчитала про себя до десяти и, старательно подбирая слова, ответила: - Во-первых, Гарри, директор Дамблдор объяснил тебе, что в Хогвартсе уже далеко не так безопасно, как раньше, во-вторых, профессор Снейп тоже не в восторге от нашего общества, в-третьих, раз директор говорит, что дом профессора – самое безопасное место, значит, так оно и есть! Еще вопросы? - Ну почему ты такая зануда, а? - Вопрос не по теме! – отрезала Гермиона и снова занялась своим чаем. - Если бы директор Дамблдор действительно опасался за мою безопасность, он не стал бы запирать меня в четырех стенах с этим упырем. - Как тебе не стыдно! Профессор Снейп не упырь, и тебе это прекрасно известно! - Откуда? – искренне удивился Гарри. – Я же не караулю его по ночам, так что ничего утверждать наверняка я не могу,- парень окунул мизинец в свою чашку, проверяя, остыл ли чай. - Гарри, - девушка округлила глаза, – что ты делаешь?! - А что такого? – удивился он и, засунув в рот все печенье целиком, шумно отхлебнул из чашки. Гермиона брезгливо сморщила носик и неодобрительно посмотрела на друга, укоризненно качая головой. - Ты мне Рона напоминаешь, - вздохнула она. – Тот тоже набьет полный рот еды, а потом пытается проглотить все, не жуя. - Ммм… - молодой человек с трудом сделал глотательное движение, и его подруга страдальчески закатила глаза. - Герм, - Гарри снова приник к своей чашке, - у Рона пять братьев и сестра, если он будет считать ворон, то останется голодным. Гермиона только фыркнула и отломила от печенья маленький кусочек. Хлопнула входная дверь, затем послышался недовольный голос Мастера зелий и неразборчивое бормотание Тинли. - Ну все, прощай спокойный вечер, - простонал Гарри, прислушиваясь к доносящемуся из холла шуму. – Хозяин пожаловал. Ты идешь? – он выразительно посмотрел наверх. - Опять играть в шахматы? Ни за что! – категорично заявила Гермиона, поудобнее устраиваясь в кресле. - Ну и сиди тут с упырем, - обиделся Гарри и, гордо подняв голову, направился к лестнице, ведущей на второй этаж, - а я, пожалуй, поболтаю с кузиной Снейпа, она-то поприятнее будет. Девушка пожала плечами: - Как хочешь. - Все равно он не пустит тебя в библиотеку! - Гарри Поттер, ты невыносим!!! - крикнула ему вслед Гермиона, но того уже и след простыл. - Не могу с вами не согласиться, мисс Грейнджер, - с чувством произнес Мастер зелий, появляясь на пороге гостиной. - Сэр?! – девушка во все глаза уставилось на профессора: с волос и одежды Снейпа ручьями стекала вода. - Что? – он раздраженно посмотрел на Гермиону и, подтащив кресло поближе к камину, устало опустился в него, протягивая к огню мокрые озябшие руки. - Сэр! - Что еще? – недовольный голос и косой взгляд из-под вопросительно изогнутой брови. Гермиона где-то раздобыла чистую чашку и налила туда горячего чаю: - Выпейте, вам нужно согреться. Снейп хмыкнул, но от предложенного напитка не отказался. Он осторожно поставил чашку на каминную полку и направился к бару. Дверца, естественно, оказалась запертой. Снейп растерянно похлопал себя по карманам и приглушенно выругался. - Мисс Грейнджер, кажется, я выронил палочку в холле. Не могли бы вы… - он сделал неопределенный жест и вопросительно посмотрел на девушку. - Да, конечно, - Гермиона достала свою палочку и направила ее на дверцу бара. - Пароль Camomill, - подсказал Снейп. Гермиона быстро сотворила заклинание и произнесла пароль. - Спасибо, - буркнул Снейп, извлекая из бара бутылку Огневиски и стакан с толстым дном. - Вам не предлагаю, мисс Грейнджер, - ухмыльнулся он, щедро плеснув виски в стакан, потом немного поколебался и наполнил его до краев. Гермиона фыркнула в чашку и демонстративно уткнулась в книгу. Однако через пару секунд она не выдержала и, покосившись на Снейпа, робко спросила: - Профессор, а можно я… - девушка замолчала, задумчиво разглядывая лужи воды, натекшие на пол с мокрой одежды Снейпа. - Можно что? – Мастер зелий отпил глоток обжигающего горло напитка и на мгновение задержал дыхание, чувствуя как волны живительного тепла, родившись в желудке, быстро распространяются по всему телу. - Высушить вашу одежду, - выпалила Гермиона и решительно посмотрела в черные глаза профессора, приготовившись к ожесточенному спору. Однако Снейп удивил ее еще раз. - Валяйте, - усмехнулся он. Девушка несколько раз ошеломленно моргнула, потом неуверенно улыбнулась и, наконец, произнесла высушивающее заклинание. От мгновенно высохшей одежды профессора в воздух поднялись струйки пара. - Благодарю, - Снейп выразительно посмотрел на мокрое кресло, и девушка, кивнув, высушила и его. Мастер зелий допил Огневиски и вернулся к оставленной на каминной полке чашке. - Вкусный чай, - задумчиво пробормотал он, делая еще один глоток, – наконец-то Тинли сподобился купить нормальный сорт чая. Давно было пора. - Чай все тот же, - подала голос осмелевшая Гермиона. Снейп выразительно приподнял бровь: - Что-то я не чувствую вкуса распаренного веника. Гермиона спрятала довольную улыбку: - Просто сегодня чай заваривала я, а не Тинли. - Вы? – рука Снейпа замерла, не донеся чашку до рта. – Почему вы? - А как вы предлагаете сообщить глухому эльфу, что гости не отказались бы от чашечки чая? Все равно он никого не слышит, кроме вас. Тем более, он и так нас ни в грош не ставит. Право, как-то неудобно ему надоедать. Снейп заскрипел зубами и прошипел что-то похожее на «паршивец». Гермиона благоразумно сделала вид, что ничего не заметила и принялась рассеянно крошить печенье. - Все равно у меня получилось лучше, так что… - робко сказала девушка некоторое время спустя. Снейп, вопреки обыкновению, не стал спорить и коротко кивнул, с трудом подавив зевок. - Ну, я, пожалуй, пойду спать, - девушка посмотрела на часы и торопливо выбралась из кресла. – Спокойной ночи, сэр. - Спокойной ночи, - буркнул Снейп, одним глотком разделавшись с оставшимся в чашке чаем. Гермиона легко взбежала по ступенькам на второй этаж и прежде, чем скрыться за поворотом, оглянулась: Снейп сидел в кресле в той же позе, но теперь его глаза были закрыты, и Гермиона отчетливо увидела на его бледном лице смертельную усталость. Пламя, потрескивающее в камине, бросало на его лицо колеблющиеся тени, и сейчас гораздо четче, чем при дневном свете выделялись темные круги под глазами профессора; морщинка между бровей стала глубже и заметнее, резче обозначилась горькая складка у плотно сжатых в тонкую линию губ. «А ведь ему достается больше всех, - тоскливо подумала Гермиона. – И все почему-то воспринимают как должное то, что профессор, возвратясь с очередного собрания Пожирателей снова идет в лабораторию и целые ночи напролет проводит какие-то исследования, хотя ему надо бы не работать, а отлеживаться в Больничном крыле Хогвартса, а еще лучше в больнице Святого Мунго. Теперь вот еще и нас с Гарри повесили ему на шею, и профессор вместо того, чтобы послать нас куда подальше, пустил в свой дом и терпит наше присутствие». - Я сейчас тоже пойду, - едва слышно пробормотал Снейп самому себе, и Гермиона поспешно ушла, боясь, как бы он ее не заметил. Как только в глубине дома затихли ее легкие шаги, Мастер зелий с усилием открыл глаза, извлек из рукава волшебную палочку и попробовал несколько простейших заклинаний: ничего не получилось. Снейп задумчиво прикусил губу и бросил взгляд на часы, что-то неразборчиво пробормотал и устало потер переносицу, возвращая палочку на привычное место в рукаве и снова закрывая глаза. Выбираться из уютного кресла не хотелось, спать пока было нельзя, и Снейп позволил себе расслабиться и просто погреться у огня. Через некоторое время он повторил опыт с волшебной палочкой. - Lumos! – послушно появившийся на кончике палочки тусклый огонек, заставил Снейпа снова бросить внимательный взгляд на часы, и профессор с досадой поморщился: – Плохо. И эта гадская аппарация, чтоб ее!.. Мастер зелий, недовольно фыркнув, вспомнил, как аппарировал прямо на крыльцо и в считанные секунды промок до нитки. В Лондон аппарировать не удалось, но, судя по погоде, надо благодарить за это Мерлина, иначе бы Снейп просто утонул под обрушивающимися на землю потоками воды. Выпитый полчаса назад Огневиски, наконец, дал о себе знать непреодолимым желанием поудобнее свернуться в кресле и заснуть. «Я посижу еще пару минут и поднимусь в спальню, - пообещал себе профессор, и уже погружаясь в мягкие объятия сна, сформулировал давно мелькавшую на периферии сознания мысль: - В следующий раз, прежде чем аппарировать, нужно узнать, что творится на улице… Обязательно…» Когда Гермиона полчаса спустя крадущимся шагом вернулась в гостиную с пледом в руках, Мастер зелий уже спал в том самом кресле, в котором и просидел последние полтора часа. Девушка улыбнулась и, осторожно укрыв Снейпа, вернулась к себе в комнату. Она, наверное, не смогла бы объяснить и самой себе, зачем пошла в гостиную с этим пледом и почему решила, что профессор все еще там, а не в своей спальне. * * * Снейп проснулся только утром с первыми лучами солнца и, обнаружив себя в кресле, обреченно застонал: затекшие мышцы будут целый день немилосердно ныть. Он осторожно потянулся, пытаясь хоть немного размяться, и тонкое шерстяное одеяло с тихим шорохом соскользнуло на пол. Снейп удивленно замер и, растерянно моргнув, уставился на плед. Под его пристальным взглядом он не растаял, как дым, следовательно, галлюцинацией не был. - Что за?.. – обескураженно пробормотал он. «Тинли? - Снейп тут же отмел это предположение: за его домовиком никогда не водилась излишняя заботливость. Да, он был хорошим эльфом, но не более того. - Однако, если это не Тинли, тогда кто? Ну, уж точно не Поттер, - хмыкнул профессор и озадаченно нахмурился. – Грейнджер? А ей-то зачем?» - Мастер зелий недоуменно пожал плечами и, подобрав плед, направился в свои комнаты. И тут его осенило: конечно же, он совершенно не нужен гриффиндорской всезнайке, ее интересует совершенно другое! «Не видать ей моей библиотеки как своих ушей», - злорадно подумал он, поднимаясь по деревянной лестнице. Теперь в его голове все разложилось по полочкам, и Снейп перестал об этом думать.

Pixie: Талина Как я рада видеть новую главу! Здорово получилось передать настроение, которое возникает у нас, когда на улице идет дождь - скуку и одновременно уют. Вообще, ты почти прочитала мои мысли про дождь :)) Вчера как раз вычитывала одну из глав "Теней", и у меня там тоже есть мокрый Снейп :)))) Только он сам себя высушил :) Талина пишет: парень окунул мизинец в свою чашку, проверяя, остыл ли чай. - Гарри, - девушка округлила глаза, – что ты делаешь?! - А что такого? – удивился он и, засунув в рот все печенье целиком, шумно отхлебнул из чашки. Гарри действительно неисправим Талина пишет: «Не видать ей моей библиотеки как своих ушей», - злорадно подумал он, поднимаясь по деревянной лестнице Ну чего Снейп так плохо думает о Герми? Неужели она бы стала к нему подлизываться? Хотя, в отношении Гермионы к Северусу точно что-то уже изменилось, правда ведь? Спасибо большое за такой вкусный кусочек! Теперь еще интереснее узнать, что же будет дальше.

DashAngel: Ай, ай, ай! Ну как же здорово описана моя любимая погода и любимое занятие в такую погоду - пить горячий вкусный чай и смотреть на всё это дождливое безобразие из окна... Насчёт Гарри и его способа пробовать температуру ча: я ещё хуже делаю, я кончиком языка пробую))) Родители ругают за это с детства)))

MMM: Талина пишет: Профессор Снейп не упырь, и тебе это прекрасно известно! - Откуда? – искренне удивился Гарри. Действительно, Гермионе следовало бы избегать таких голословных утверждений! Талина пишет: - Что-то я не чувствую вкуса распаренного веника. Может эльф не так уж и предан семейству? Оченно интересно, что же случилось с профессором, что он не смог даже открыть бар без посторонней помощи. Какое-нибудь экспериментальное зелье, которое он проверил на себе?...а может, он и правда упырь и возможность колдавать приходит к нему только после полуночи?

Талина: Pixie, Pixie пишет: Ну чего Снейп так плохо думает о Герми? Просто он никому не верит. Pixie пишет: Хотя, в отношении Гермионы к Северусу точно что-то уже изменилось, правда ведь? Скажем так: она увидела в нем человека. DashAngel, Да, температуру чая кончиком языка пробовать - это чревато. Я в детстве делала это пальцем. Эту привычку Гарри перенял у меня. MMM, MMM пишет: Оченно интересно, что же случилось с профессором, что он не смог даже открыть бар без посторонней помощи. Какое-нибудь экспериментальное зелье, которое он проверил на себе?... Все тайное станет явным. Рано или поздно. Спасибо за отзывы!

leeRA: Талина Талина пишет: у Рона пять братьев и сестра, если он будет считать ворон, то останется голодным. Здравая мысль. Я никогда не задумывалась над прожорливостью Рона, как результатом большого колличества детей в семье. Братья же у него не пыльцой питаются. Талина пишет: Что-то я не чувствую вкуса распаренного веника. А профессор гурман, оказывается. Талина пишет: «Не видать ей моей библиотеки как своих ушей», - злорадно подумал он, поднимаясь по деревянной лестнице. Хорош, негодник! Но ему, наверное, придется таки изменить свое решение в скором.

Pixie: Талина Талина пишет: Просто он никому не верит. Да знаю я, знаю. Просто когда я эту фразу прочитала, мне Северуса очень жалко стало Потому что он такой закрытый ото всех и все время ощетиненный, как еж :) С таким недоверием ко всем очень трудно жить :( Талина пишет: Скажем так: она увидела в нем человека Страшно подумать, кого же она раньше в нем видела Талина пишет: Все тайное станет явным. Рано или поздно Интересно-то как. Я тоже думаю, как и МММ, что дело в том зелье, которое Снейп изобретает :) Может это зелье, гасящее магию, чтобы использовать его против Вольдеморта и Упивающихся смертью :)))

viola: Гад он все-таки... И эльфа избаловал - ну надо же, даже чай не может заварить как следует!

leeRA: viola viola пишет: Гад он все-таки... И эльфа избаловал - ну надо же, даже чай не может заварить как следует! А почему гад, наоборот хороший человек, даже эльфа не угнетает. Пусть живет, как хочет, готовит, что хочет. А хозяет терпит, молчит.

Талина: Мдя.. *Озадаченно нахмурилась.* Надо еще пару тайн подбросить, чтобы было интересно читать... leeRA, leeRA пишет: никогда не задумывалась над прожорливостью Рона, как результатом большого колличества детей в семье. Ну, да. В большой семье кто не успел поесть, тот опоздал. Pixie, Если я сейчас все расскажу, тебе же самой неинтересно будет. viola, viola пишет: Гад он все-таки... Ну не такой уж и гад, просто жизнь у него тяжелая. viola пишет: И эльфа избаловал - ну надо же, даже чай не может заварить как следует! Ну не зря же было сказано, что эльф неадекватный. Он вообще очень сильно отличается от нормальных эльфов. И чай он заваривать как следует вполне в состоянии, но не делает этого по вполне определенной причине. leeRA, leeRA пишет: хороший человек, даже эльфа не угнетает. Пусть живет, как хочет, готовит, что хочет. А хозяет терпит, молчит. А хозяина-то не особо и спрашивают.

Pixie: Талина пишет: Если я сейчас все расскажу, тебе же самой неинтересно будет. Это точно Поэтому я буду тихо-мирно ждать продолжения. Но при этом строить догадки. Ты ж сама всякие намеки делаешь, типа: Талина пишет: Ну не зря же было сказано, что эльф неадекватный. Он вообще очень сильно отличается от нормальных эльфов. И чай он заваривать как следует вполне в состоянии, но не делает этого по вполне определенной причине. Хитрый эльф :))) Чего-то он добивается своим поведением. Поживем - увидим (то есть прочитаем ), в чем же суть :)

snilek: Спасибо за такой милый и теплый снейджер. Я так понимаю, вы уже выкладываете готовый рассказ, или он еще в процессе написания? (это я к тому, на что нам, бедным, надеяться )

Талина: Pixie, Pixie пишет: Поэтому я буду тихо-мирно ждать продолжения. Но при этом строить догадки. snilek, snilek пишет: Я так понимаю, вы уже выкладываете готовый рассказ, или он еще в процессе написания? (это я к тому, на что нам, бедным, надеяться ) Готово пока семь глав, но они еще у беты. Восьмая в процессе.

Illerina: Продолжение! Супер! Гермиона, - безнадежно позвал Гарри. Девушка что-то невнятно промычала и, вытащив из-за уха карандаш, сделала в блокноте очередную запись. - Да сколько книг ты притащила с собой?! – рявкнул молодой человек, стряхнув с себя сонное оцепенение. Гермиона тяжело вздохнула и подняла на него глаза: - И вовсе не за чем так орать. Я тебя прекрасно слышала. Вот читаю и понимаю теперь, как я иногда выгляжу со стороны... - Гарри Поттер, ты невыносим!!! - крикнула ему вслед Гермиона, но того уже и след простыл. - Не могу с вами не согласиться, мисс Грейнджер, - с чувством произнес Мастер зелий, появляясь на пороге гостиной. а вот и первый повод совместного согласия Когда Гермиона полчаса спустя крадущимся шагом вернулась в гостиную с пледом в руках, Мастер зелий уже спал в том самом кресле, в котором и просидел последние полтора часа. Девушка улыбнулась и, осторожно укрыв Снейпа, вернулась к себе в комнату. Она, наверное, не смогла бы объяснить и самой себе, зачем пошла в гостиную с этим пледом и почему решила, что профессор все еще там, а не в своей спальне. Да она просто прикидывается))) мы-то знаем чем эти укрывания пледом заканчиваются

Талина: Illerina, Illerina пишет: Вот читаю и понимаю теперь, как я иногда выгляжу со стороны... Illerina пишет: мы-то знаем чем эти укрывания пледом заканчиваются А Гермиона пока не знает. Так что не будем торопить события.

Illerina: Талина пишет: А Гермиона пока не знает. Так что не будем торопить события. Но я все-таки надеюсь, что на нее снизойдет-таки озарение

lilu3000: Талина пишет: Так что не будем торопить события Но может можно поторапить с новой главой?

lilu3000: Кстати с появлением 7-ой книги в прожаже

Талина: Illerina, Illerina пишет: Но я все-таки надеюсь, что на нее снизойдет-таки озарение А куда оно денется? Это же снейджер. Только герои об этом пока не догадываются. lilu3000, Спасибо за отзыв.)) lilu3000 пишет: Но может можно поторапить с новой главой? Глава у беты. Как только отбетит - сразу будет.

Загрызень: Талина пишет: Глава у беты. Как только отбетит - сразу будет. Это радует)) lilu3000 тут соболезновать надо...*в сторону* Ну почему "тете Ро" кирпич на голову не упал пару лет назад?!

Талина: Загрызень, Спасибо за отзыв и соболезнования. А вот и новая глава.

Талина: Глава 5 Гарри Поттер сходил с ума от скуки. Похоже, в последние дни это стало его нормальным состоянием, и он уже с трудом мог вспомнить, что все может быть совершенно иначе. Запертый в четырех стенах, парень просто не знал, куда себя деть. Вернее, знать-то он знал, но был уверен в том, что Гермиона не одобрит его начинания, более того, просто запретит ему искать приключения на свою…ммм…голову и, конечно, вряд ли согласится составить ему компанию. Искать приключения в одиночку Гарри не хотел, справедливо полагая, что в таком случае, приключения, скорее, сами найдут его, причем, в количестве, превышающем его скромные потребности. Значит, нужно во что бы то ни стало уговорить Гермиону. Приняв это решение, парень несколько повеселел и, немного покружив по своей спальне, решительно направился в соседнюю комнату. Правда, по пути его решительность чуть не растаяла, потому что он вспомнил, что Гермиона в последнее время тоже пребывает в не очень хорошем настроении, часто раздражается и от этого становится еще более правильной, чем обычно. Что ни говори, Сортировочная Шляпа была совершенно права, распределив девушку в Гриффиндор: иногда Гермиона так сильно напоминала Минерву МакГонагалл, что Гарри начинал подозревать наличие между ними родственной связи, хотя, конечно, это было не так. Дойдя до двери, молодой человек секунду помедлил, потом все же осторожно постучал. - Кто там? – бодрым голосом откликнулась девушка. - Это я, Гарри. Послышалось тихое бормотание (вероятно, Гермиона даже днем запирала дверь при помощи заклинания), и замок, наконец, щелкнул, открываясь. - Заходи, - разрешила она. Гарри открыл дверь, сделал шаг вперед, но тут же застыл на месте, удивленно тараща глаза на подругу: Гермиона переложила подушки с кровати на пол и теперь лежала на животе на этих самых подушках, а перед ней был разложен огромный лист пергамента. - Не стой столбом, - не отрывая взгляда от пергамента, посоветовала девушка. Гарри послушно шагнул вперед, осторожно прикрывая за собой дверь. - Чем это ты занимаешься? – он уселся на полу рядом с подругой и заитересованно посмотрел на квадратный лист. – И что ты сделала со свитками? - Соединила несколько в один большой и разгладила заклинанием, чтобы не сворачивался. Мне нужна равная высота и ширина, - пояснила Гермиона, увлеченно водя зачарованным пером по пергаменту. Гарри повнимательнее присмотрелся к тому, что у нее выходило, и удивленно присвистнул: - Герм, ты что, составляешь…кроссворд?! - А почему бы и нет? – она пожала плечами. – Занятие не хуже всех прочих, к тому же стимулирует мозговую деятельность. Алхимический кроссворд для студентов-первогодок, - гордо сообщила Гермиона. – Это поможет заинтересовать их предметом и сделает учебный процесс более увлекательным, - мечтательно улыбнулась девушка. - Ты еще Снейпу об этом скажи, - хмыкнул Гарри, качая головой. - Ты думаешь, стОит? – оживилась Гермиона. - Э, нет! Я пошутил, - парень замахал руками, представив реакцию Мастера зелий на такие нововведения. Девушка сникла: - Вот всегда так. Консерваторы, - проворчала она. - Но почему все-таки алхимический кроссворд? - полюбопытствовал Гарри. - Ты же собираешься изучать в университете трансфигурацию. - Дом профессора Снейпа навевает мысли исключительно об алхимии. Кроме того, профессор не запрещал составлять кроссворды, вот я и пользуюсь его «добротой». Так сказать, развлекаюсь, как могу. Гарри точно помнил, что у девушки с собой было не так уж много пергамента: в свободное от учебы время она предпочитала пользоваться маггловскими тетрадями и блокнотами. Тогда откуда у нее?.. - Ты что, влезла в кабинет Снейпа? – Гарри недоверчиво посмотрел на подругу. - Фи, - Гермиона поморщилась. – Я бы никогда не позволила себе такого, - девушка мгновение помолчала и, поколебавшись, продолжила: - Дверь была открыта, - она смущенно опустила ресницы, - я просто вошла и позаимствовала пергамент. Гарри закусил губу, пытаясь скрыть улыбку: - А как же правила, а? – вкрадчиво спросил он. – Нельзя брать без спросу чужие вещи. - Что-то я не помню о том, чтобы профессор запрещал мне брать у него пергамент. Что не запрещено, то разрешено, - отрезала Гермиона. Она закончила рисовать сетку и посмотрела на Гарри извиняющимся взглядом: - Я не подписывалась умирать тут со скуки. Гарри обрадовался такому повороту в разговоре и решил, не медля, брать быка за рога: - Да, это точно. Здесь уже даже мухи с тоски передохли, - издалека начал он. - Здесь нет мух, - машинально отозвалась Гермиона, критически рассмотрела свое творение, что-то подправила и удовлетворенно улыбнулась. - Я и говорю: передохли, потому и нет, - кивнул Гарри. Гермиона, наконец, отложила перо и, аккуратно закрыв чернильницу, в упор посмотрела на Гарри. Она достаточно хорошо его знала, чтобы понять: этот разговор он завел неспроста. - Что ты задумал? – подозрительно прищурилась девушка. Молодой человек облизал пересохшие от волнения губы и быстро прошептал, наклонившись к самому уху Гермионы: - Просто походить по всему дому. Девушка удивленно приподняла брови: - И ради этого столько таинственности в голосе? – хмыкнула она. - Да мы и так можем спокойно перемещаться по дому. Нам только на улицу нельзя выходить. - Я уже устал от маршрута спальня – столовая – гостиная – спальня, - поморщился Гарри. - Думаю, что давно пора поближе познакомиться с местом, где мы вынуждены жить. А то сидим тут вторую неделю и толком не знаем, что к чему. Ну, разве что ты узнала, где находится кабинет Снейпа. Гермиона поджала губы; щеки ее слегка порозовели от смущения. - Ладно, ладно, - усмехнулся Гарри, легонько щелкая ее по носу. Девушка перекатилась на бок, чтобы лучше видеть друга, и подперла щеку кулаком. - И как ты представляешь себе путешествие по дому? Нам же было сказано, что в закрытые комнаты соваться нельзя. - Ты что, правда думаешь, что Снейп стал бы в собственном доме держать что-то по-настоящему опасное для жизни? Просто он не хочет, чтобы мы тут разгуливали где ни попадя, - уверенно парировал Гарри. Он уже почувствовал, что Гермиона заинтересовалась его предложением, и теперь старался разжечь в ней этот интерес в полную силу. - Если профессор нас застукает, то прибьет, - с сомнением протянула она. - Не застукает. У меня с собой мантия-невидимка, - «дожал» Гарри. - Под которой мы вдвоем уже давным-давно не помещаемся, - Гермиона страдальчески закатила глаза. - Ну, мантия, это так, подстраховка на всякий случай. Не думаю, что она понадобится. Если только Снейп неожиданно вылетит из-за угла, - пошутил Гарри. - Если он неожиданно вылетит из-за угла, тебя, да и меня тоже придется от стенки отскребать, - серьезно ответила Гермиона. – Хотя, смотря где произойдет эта встреча. Если у одной из его лабораторий, то и отскребать будет нечего: от нас останутся одни воспоминания. Гарри бросил взгляд на часы. - Он всегда в лаборатории в это время, поэтому мы туда не пойдем. К тому же я заметил, что Снейп не выходит оттуда раньше семи часов вечера, - настойчиво продолжил парень, игнорируя скептический взгляд Гермионы. – И ничего он нам не сделает. Мы тут как раз для того, чтобы с нами ничего не случилось. - С тобой, Гарри, с тобой, - напомнила девушка. - О чем ты? – не понял парень. - Как метко заметила кузина профессора в наш первый день пребывания здесь, я просто «приложение к своему бесценному и оберегаемому всеми дружку». Не стоит забывать об этом. Лицо Гарри побелело от гнева: - Вот гадина языкастая. Хотя она дура, чего с нее взять, - он пожал плечами и заставил себя успокоиться. Гермиона покачала головой: - Она не дура. Парень недоуменно посмотрел на подругу. - Она не дура, она портрет дуры, - уточнила Гермиона, и Гарри после секундного замешательства громко захохотал. Отсмеявшись, он поправил сползшие на кончик носа очки и извлек из-за пазухи маленький аккуратный сверток. Серебристая, почти невесомая ткань послушно развернулась в руках Гарри, и он небрежным движением обернул мантию-невидимку вокруг плеч Гермионы. От неожиданности девушка ойкнула, вызвав новую улыбку Гарри. - Это еще зачем? – подозрительно спросила она. - Под мантией пойдешь ты, - пояснил Гарри. – Я как-нибудь обойдусь. И не спорь, - повысил он голос, заметив, что Гермиона собралась что-то возразить. - Не смей затыкать мне рот! – возмутилась она. - Гермиона, ты все не так поняла, - Гарри быстро пошел на попятную, зная непростой характер девушки и не желая ссориться с ней. – Мы же действительно не поместимся под ней вместе, а так, если Снейп меня застукает и запрет в комнате, ты будешь заботиться обо мне, приносить чай, развлекать разговорами через замочную скважину… - Гарри Поттер!!! – он увернулся от летящей в его голову подушки и широко ухмыльнулся: - Ну, так как? Гермиона махнула рукой: - Ладно, будем считать, что тебе удалось меня убедить! - Вот и славно! - обрадовался парень. Он легко поднялся на ноги и помог встать Гермионе. Пока девушка аккуратно складывала и прятала в ящик стола пергамент с кроссвордом, он приоткрыл дверь и выглянул в коридор. - Никого, - шепотом сообщил Гарри. Гермиона накинула на голову капюшон мантии-невидимки и бесшумно выскользнула из комнаты вслед за другом. Гарри взмахнул палочкой, запирая дверь, и тихонько прошептал: - Ты где? - Тут, - голос Гермионы раздался возле самого его уха, и парень вздрогнул от неожиданности. - Если ты будешь постоянно болтать и шарахаться из стороны в сторону без всякой видимой причины, то, боюсь, даже эльф сможет догадаться, что причина может быть невидимой, - проворчала девушка. – Так что молчи, и давай пойдем туда, куда тебя так тянет любопытство. Ты ведь уже присмотрел что-то? - Ну да, - Гарри немного помялся и продолжил: - В общем, думаю, что на чердаке можно найти что-нибудь интересное. - На чердаке?! – поперхнулась Гермиона. Парень кивнул и медленно пошел в конец коридора, туда, где находилась лестница. - Ну, это не совсем чердак, скорее, чердачный этаж. Там столько же комнат, сколько и здесь, - пояснил он. – Помнишь, когда мы аппарировали сюда, ты еще обратила внимание на то, какие маленькие окна по последнем этаже дома. Гермиона забыла, что сама только что убеждала друга помолчать и рванулась за ним, хватая за рукав: - Гарри, подожди! Картины. - Что картины? – не понял он. - Нас, вернее, тебя, могут увидеть картины, и они обязательно расскажут профессору, что ты был там, где тебе совершенно нечего делать, - взволнованно сказала девушка. - Не бойся, я уже поднимался на верхний этаж в мантии-невидимке и посмотрел как там и что. Там нет картин. Вернее, есть какая-то одна, но она неживая. - Ты уверен? - Конечно. Что я, по-твоему, не отличу живую картину от неживой? – оскорбился Гарри. – Там какая-то тетка нарисована. Гермиона тихонько фыркнула и замолчала. Весь оставшийся путь до верхнего этажа они проделали молча. Чтобы выйти на лестницу, ведущую на чердак, нужно было подняться на третий этаж дома и пройти в самый конец полутемного коридора. Гермиона старалась двигаться бесшумно, поэтому она постоянно немного отставала от Гарри, и молодому человеку приходилось время от времени останавливаться и ждать ее. Девушка с любопытством оглядывалась по сторонам. Вероятно, по этому коридору уже давно никто не ходил. Нет, здесь не было толстого слоя пыли на полу и паутины в углах, но чувствовалось какое-то запустение. Так бывает в тех местах, где люди не появляются на протяжении долгого времени. - Эй, Герм, иди сюда. Вот эта картина с теткой, про которую я тебе говорил, - громко прошептал Гарри и призывно помахал рукой. Гермиона бесшумно подошла к нему, остановилась перед потемневшим от времени портретом и затаила дыхание: это, несомненно, подлинник великого мастера, и ему была не одна сотня лет. Картина совершенно точно не была живой, как портрет Полной дамы в Хогвартсе или как изображение неугомонной кузины профессора, но от нее исходила какая-то едва уловимая магическая энергия. Гермиона не смогла опознать вид магии и несколько расстроилась, впрочем, магический фон был настолько слабым и так быстро перестал ощущаться, что девушка решила не сосредотачиваться на этом. Она подумает об этом потом. - Гарри, это не тетка, это Екатерина Медичи, королева Франции, - выдохнула Гермиона. - Жена короля Генриха II, - пояснила она, заметив недоуменный взгляд друга. - Кстати, она была одним из главных организаторов Варфоломеевской ночи. - А что случилось в Варфоломеевскую ночь? – полюбопытствовал молодой человек. - Гарри, - простонала девушка, - стыдно не знать таких вещей! - Я знал, но забыл, - попытался оправдаться Гарри, но Гермиона уже не слушала его. - Так называют резню гугенотов католиками в ночь на 24 августа 1572 (это как раз праздник св. Варфоломея) в Париже и продолжавшейся в последующие дни в провинциях. В ту ночь было убито более трех тысяч гугенотов, так что руки Екатерины Медичи в крови не то что по локоть, а по самые плечи. Выражение «Варфоломеевская ночь» стало нарицательным для обозначения организованных массовых убийств. Гарри непроизвольно поежился, с трудом отводя взгляд от светлых глаз кровавой королевы. - Да, у Снейпа своеобразные вкусы в выборе живописи для своего дома, - потрясенно пробормотал молодой человек. - Картина очень старая, Гарри. Я практически уверена, что она появилась тут задолго до рождения профессора, так что, не думаю, будто тут сыграли свою роль его предпочтения. Гриффиндорцы двинулись дальше по коридору, продолжая обсуждать кровавые деяния королевы Франции. Они уже почти дошли до лестницы, ведущей на чердак, когда Гермиона вздрогнула и остановилась, потянув друга за рукав. - Ты ничего не почувствовал? – обеспокоенно спросила она. - Нет. А что? – парень озадаченно покрутил головой. - Да так, ничего. Показалось, наверное, - смущенно пробормотала Гермиона и, поежившись, внимательно оглядела коридор. – Ладно, пошли. Девушка все еще была под мантией-невидимкой, однако, могла поклясться, что в течение нескольких секунд чувствовала чей-то тяжелый взгляд, буквально буравящий ее спину. Кстати, она все-таки спросила профессора, что именно обитает в его доме. Снейп был очень удивлен и уверенно заявил, что ничего и никого постороннего в доме нет. Гермиона вспомнила о своих бесследно пропавших тапках и покачала головой: наверное, это все-таки какой-нибудь не в меру шаловливый брауни. Правда, она не могла понять, что заставило его так пристально разглядывать ее. Гермиона задумалась, пытаясь припомнить, могут ли эти мелкие пакостники видеть сквозь волшебную ткань мантии. Так ничего и не вспомнив, она преодолела последние ступени лестницы, и, наконец, оказалась на чердачном этаже старого дома Снейпов. Екатерина Медичи, изображенная на старом портрете, медленно моргнула, и ее лицо вновь обрело былую неподвижность.

MMM: Талина, твой фик читать в тысячу раз приятнее и интереснее, чем канон

Талина: MMM, Спасибо! *Правда, в восьмой или девятой главе будут не слишком веселые моменты, но это необходимо по сюжету, и я постараюсь не очень накручивать.*

MMM: Талина пишет: будут не слишком веселые моменты Т-ты эт-то, н-не п-переусердствуй. Нервишки-то совсем никуда не годятся

DashAngel: MMM, присоединяюсь! Всё равно для меня Снейп жив, и он с Гермионой

Pixie: Талина Очень-очень-очень понравилось! Твой фик настоящий бальзам на наши измученные седьмой книгой души! :) Чудесная глава! В ней прекрасно сочетаются юмор и волнующая интрига. Ох, чует мое сердце, ничем хорошим эта "экспедиция" гриффиндорцев не закончится :)

Талина: MMM, Не бойся. Обещаю, что массовой резни персонажей я устраивать не буду, но Волдеморт все-таки не добрый дядюшка. Особенно в разъяренном состоянии. DashAngel, Конечно же жив! И с кем ему быть, если не с нашей любимой Гермионой?! Pixie, Pixie пишет: Ох, чует мое сердце, ничем хорошим эта "экспедиция" гриффиндорцев не закончится :) Ну, разумеется. Надо было слушать профессора и не лезть, куда не следует... Хотя, если бы они его послушались... Но не буду забегать вперед.

leeRA: Талина *бродит кругами и сгорает от нетерпения* Вот, что бывает, когда получаешь много и сразу, а потом ждешь продолжения и перечитываешь уже знакомое. Талина пишет: Конечно же жив! И с кем ему быть, если не с нашей любимой Гермионой?! ППКС!! Последние дни я перечитываю любимые снейджеры и успокаиваю себя мыслями о том, что Снейп жил, живет и будет жить!

Талина: leeRA, leeRA пишет: Последние дни я перечитываю любимые снейджеры и успокаиваю себя мыслями о том, что Снейп жил, живет и будет жить! Еще, говорят, помогает перевод хороших фиков. Я делаю то же самое. Это, конечно, тормозит работу над собственным фиком, но если я не буду читать добрые снейджеры со счастливым финалом, то впаду в angst, а это в мои планы не входит.

Эльпис: DashAngel пишет: Всё равно для меня Снейп жив, и он с Гермионой Девиз любителей снейджера после 7ой книги! А раз официально он для Роулинг уже не существует, то люди могут делать что хотят. Все равно ведь будет AU! А вообще мне в фике очень Гарри нравится, прикольный такой парень: Талина пишет: ты будешь заботиться обо мне, приносить чай, развлекать разговорами через замочную скважину… Понимаю его - за две недели спокойной домашней жизни у кого угодно столько энергии скопится, делать-то нечего! Но вот если Гермиона находит пергаменты и делает кроссворды, то Гаррик всегда находит неприятности и делает ноги. Талина пишет: Что не запрещено, то разрешено, - отрезала Гермиона. Гермиона любит точность! А еще жутко интересно, что это за волшебное зеркало из шапки? И что будет, если его разбить?

Талина: Эльпис, Спасибо за отзыв. Эльпис пишет: А раз официально он для Роулинг уже не существует, то люди могут делать что хотят. Все равно ведь будет AU! Так у меня всегда AU и было, я и шестую книгу никогда не учитывала. Эльпис пишет: А еще жутко интересно, что это за волшебное зеркало из шапки? Скоро узнаете! Эльпис пишет: И что будет, если его разбить? А вот это станет известно чуть позже!

Эльпис: Талина пишет: Скоро узнаете! Вижу Северуса, как королеву из сказки:"Я ль на свете всех милее?" Зеркальце отвечает: "#%:"@?%:!" Вот так и разбилось зеркальце.

MMM: Эльпис пишет: Вот так и разбилось зеркальце Хорошо бы все было именно так!

Талина: Эльпис, Эльпис пишет: Вот так и разбилось зеркальце. Не угадали. Но за попытку

Эльпис: Талина пишет: Не угадали. Тогда интереснее! Будем пока ждать, к чему приведет прогулка Гарри и Герми...

Талина: Глава 6 Чердачный этаж мало чем отличался от других этажей этого дома, разве что коридор был немного поуже, да дверные ручки были начищены не так старательно, из чего можно было сделать вывод, что Снейп сюда не поднимается вообще или, по меньшей мере, не так часто, чтобы Тинли держал тут все в образцовом порядке. Гермиона стянула с себя мантию-невидимку и, аккуратно сложив ее, спрятала в карман, с любопытством оглядываясь по сторонам. Ничего примечательного она не увидела: длинный полутемный коридор со множеством дверей. Два небольших окошка, расположенных друг против друга, давали слишком мало света. - Странный какой-то чердак, но, тем не менее, мы здесь. И что теперь? – девушка вопросительно посмотрела на друга. - Ну, пойдем посмотрим, что в комнатах, - неуверенно предложил Гарри. - А тебе не кажется, что это не совсем прилично: лазить по комнатам в чужом доме, - угрюмо поинтересовалась Гермиона. - Мало ли там что! - А что там может быть? – взвился Гарри. – Герм, открой глаза! Это чердак, обычно люди сваливают в такие места всякий хлам, который уже не нужен, но выбросить его жалко. Кроме того, ты почему-то не задумывалась о приличиях, когда решила «позаимствовать» пергамент из кабинета Снейпа. Гермиона вспыхнула. - Дверь кабинета была открыта! – запротестовала она. - Тебе что, неинтересно, что тут может быть? – гнул свое Гарри. Ему явно не хотелось уходить отсюда, не заглянув хотя бы в одну из комнат. - Снейп же из семьи волшебников, значит, и хлам тут волшебный, а это может быть интересным. Девушка с сомнением посмотрела на парня: - Что может быть интересного в хламе?! - Ты когда-нибудь видела волшебный хлам? – блеснув глазами и понизив голос, вопросил Гарри. Гермиона вынуждена была признать, что не видела. - Тогда откуда ты знаешь, что там нет ничего интересного? – осведомился молодой человек, невинно глядя на подругу. Этот аргумент и решил исход спора в пользу любопытного Гарри. Они как раз прикидывали, в какую комнату зайти, когда послышался звук, больше всего напоминающий тихое корябанье когтей по полу. Гриффиндорцы как по команде обернулись в ту сторону, откуда доносились тихие скребущие звуки, и успели заметить маленькую дымчатую кошку, проскользнувшую в приоткрытую дверь одной из комнат. Не сговариваясь, они поспешили за ней, но на пороге остановились как вкопанные, нерешительно глядя друг на друга. Наконец Гермиона решилась, набрала в грудь побольше воздуха и первой перешагнула через порог. Комната была совсем обычной, только вот царящий вокруг кавардак резко отличался от того почти образцового порядка, который царил на первом и втором этажах дома Снейпа. Вещи, находящиеся в этой комнате, несомненно, были очень старыми, и все они были или в беспорядке разбросаны повсюду, или свалены в кучки по углам, а у противоположной от двери стены стояла весьма потрепанная и пыльная ширма. Гермиона разочарованно вздохнула: - Ну, и где же твои обещанные чудеса, Гарри? – насмешливо спросила она. Парень озадаченно почесал затылок и неожиданно выдал: - А кошки-то тут нет… - Ну, если это считать чудом, тогда конечно, - саркастично заметила девушка. – Скорее всего, она просто притаилась где-нибудь в уголке, а потом потихоньку выскользнула, пока мы тут озирались по сторонам в поисках несуществующих чудес, - продолжала язвить Гермиона. - Мы еще ничего тут не посмотрели, - огрызнулся Гарри, - так что говорить о несуществующих чудесах пока рано. Он отказывался верить в то, что тут может не оказаться ничего достойного внимания. В нем с детства жила уверенность в том, что именно на чердаках и находится все самое интересное и необыкновенное. Увы, необыкновенным в этой комнате было только количество пыли, но Гарри скорее бы откусил себе язык, чем признался в этом откровенно ухмыляющейся Гермионе. - Что-нибудь да найдем! – твердо сказал он, решительно походя к ближайшей куче старья. - Ну-ну, - хмыкнула Гермиона, скептически морщась, - как найдешь, скажи. Я тоже посмотрю. Девушка огляделась по сторонам и страдальчески вздохнула: ну зачем она пошла на поводу у Гарри и потащилась на чердак вместе с ним?! Если ему так уж приспичило сюда залезть, шел бы один, в самом-то деле! Как раз в этот момент ее мысли были прерваны самым бесцеремонным образом: Гарри что-то уронил, и в воздух немедленно поднялись клубы пыли. Гермиона, громко чихнув, отступила за ширму. - Осторожней! – недовольно прошипела девушка, пятясь к стене и протирая отчаянно заслезившиеся глаза. Через мгновение она почувствовала, что наступила на что-то мягкое. В следующую секунду раздался душераздирающий кошачий мяв, и девушка с опозданием поняла, что чем-то мягким оказалось ничто иное, как хвост несчастного животного, прятавшегося от незнакомых людей за ширмой. Гермиона резко отпрыгнула в сторону, и дымчатая кошка, продолжая истошно вопить, метнулась у нее из-под ног. Однако этим дело не кончилось. От резкого прыжка Гермионы старое зеркало в изящной бронзовой раме, висящее на стене и держащееся там, судя по всему, исключительно на честном слове, покачнулось. Гермиона попыталась его поймать, но у нее ничего не вышло. Зеркало упало, с громким жалобным звоном разлетаясь грудой сверкающих осколков. Тяжелая рама больно ударила девушку по ноге, и Гермиона, не удержавшись, упала рядом с кучей осколков. Что-то острое и холодное кольнуло ее палец и девушка, охнув, подняла ладонь к лицу. На подушечке указательного пальца правой руки выступила капелька крови. «Ну вот, мало того, что расколотила зеркало, так еще и умудрилась обрезаться!» - девушка слизнула кровь с пальца, потом перевела взгляд на осколки и тихонько завыла от ужаса: это зеркало было волшебным! В этом не было никаких сомнений, а волшебные зеркала нельзя было восстановить простым «Reparo». Более того, если зеркалу больше трехсот лет, то его не сможет восстановить даже волшебник, специализирующийся на изготовлении и ремонте волшебных зеркал. Гермиона посмотрела на дату, выкованную на раме, и застонала: этому зеркалу и ей, растяпе, может помочь только чудо. Девушка, слегка пошатываясь, медленно встала на ноги. Мерлин, что же теперь будет?! Они подняли такой ужасный шум, да еще и это дурацкое зеркало разбилось вдребезги. Гермиона чуть не плакала от досады. Снейп точно их выгонит, а ведь самое главное сейчас – это безопасность Гарри. Все произошедшее заняло каких-нибудь несколько секунд, и как раз в этот момент за ширму влетел взъерошенный гриффиндорец: - Что случилось?! – дико вытаращив глаза, просипел он. Гермиона дрожащей рукой показала на осколки зеркала. - Это же плохая примета! – охнул парень, и глаза его округлились еще больше. - Да уж, хуже не придумаешь, - выдохнула Гермиона, нервно переступая с ноги на ногу. – Если профессор застукает нас здесь, то точно убьет. Похоже, что Гарри даже не подумал об этом, сосредоточившись на маггловском суеверии. - Пойдем-ка отсюда, - предложил он. - И побыстрее, - не стала спорить Гермиона, пятясь к двери. Они вышли в коридор, аккуратно прикрыли дверь и, переглянувшись, бросились бежать. Гермиона даже не стала тратить время на то, чтобы надеть мантию-невидимку: не услышать такой шум невозможно, и Тинли, скорее всего, явится сюда с минуты на минуту. «Интересно, он кроме голоса Снейпа не слышит вообще ничего или только голоса других людей?» - на бегу думала девушка, стремительно скатываясь по лестнице. Гриффиндорцы в рекордно короткие сроки достигли второго этажа, влетели в комнату Гермионы и, тяжело дыша, привались спинами к захлопнутой двери. - Кажется, пронесло, - хрипло выдохнул Гарри, пытаясь унять бешено колотящееся сердце. – В следующий раз… - Следующего раза не будет! – твердо отрезала Гермиона, яростно сверкнув глазами. – Тебе мало разбитого зеркала? Сколько еще мы будем громить дом профессора, прежде чем он нас застукает и призовет к ответу? – прищурилась она. – Все, с меня хватит. Гарри открыл, было, рот, но девушка уперла руки в бока и угрожающим тоном предупредила: - Будешь спорить, выгоню тебя отсюда, и пойдешь как миленький в свою комнату. - О, нет! – закатил глаза Гарри. – Вот только общества придурковатой кузины Снейпа мне не хватало для полного счастья! - Тогда заканчивай валять дурака. Лучше помоги мне в составлении кроссворда. Парень обреченно вздохнул и из двух зол выбрал меньшее: Гермиону. * * * Маленькая кошка, раздраженно дергая хвостом из стороны в сторону, выбралась из темного уголка и недоуменно заворчала: почему ее, как магнитом, тянет в эту пыльную комнату? Она подошла к неплотно прикрытой двери, слегка толкнула ее лапой и, расширив проход, протиснулась внутрь. Внезапно она напряглась, выгибая спину, но через секунду дернулась и расслабилась: она что-то почувствовала. Что-то непонятное и неосязаемое будто бы пронеслось в воздухе и исчезло. Прожив в этом странном месте пять лет, она уже не боялась магии, пропитавшей дом до самого основания. Просто сейчас какая-то странная волна силы прокатилась совсем рядом, едва не задев кончик ее любопытного носа. Кошка крадущимися шагами подошла поближе к стене и, заглянув за ширму, круглыми желтыми глазами уставилась на осколки зеркала. Она подняла мордочку повыше и настороженно принюхалась: определенно, сильный запах магии шел именно от этих осколков. Кошка занервничала: ей хотелось уйти, но она не могла этого сделать, словно что-то держало ее, невидимой нитью привязав к этой комнате. Она сделала еще несколько маленьких шажков и, подойдя к осколкам вплотную, легонько тронула их лапой. Внезапно они зашевелись, и кошка, испуганно мяукнув, подалась назад. Осколки волшебного зеркала, как живые, притягивались друг к другу, с тихим звоном срастаясь. Через несколько секунд все было закончено: старинное зеркало в бронзовой кованой раме снова было целым и невредимым. Трещины на его поверхности становились все тоньше и тоньше и, наконец, исчезли, не оставив и следа. Мгновением позже вокруг зеркала заклубилась легкая белесая дымка, и оно, презрев закон земного притяжения, поднялось над полом и снова утвердилось на прежнем месте. Теперь ничто не напоминало о том, что недавно произошло в этой комнате. Кошка жалобно мяукнула и почувствовала, как сила, уже несколько часов непреодолимо тянувшая ее в эту комнату, исчезла. Дверь тихо скрипнула, открываясь, и на пороге возник Тинли. Кошка мявкнула еще жалобнее, чем прежде, и метнулась под ноги домового эльфа. - Ах, вот ты где, Галадриэль! – его скрипучий голос звучал взволнованно. - Я тебя уже обыскался, - Тинли подхватил ее на руки и ласково почесал за ушком. - Ты ничего тут не своротила? Я, кажется, слышал шум. Эльф немного помедлил на пороге, потом все же зашел в комнату и осмотрелся по сторонам. Поколебавшись, он, однако, заглянул и за ширму: все было в полном порядке. Тинли облегченно вздохнул и вышел в коридор, щелкнул пальцами, закрывая дверь, и озадаченно нахмурился: каким это образом Галадриэль пробралась сюда? Он всегда закрывает эту дверь. Он даже старается убираться тут пореже: да-да, лучше уж пару раз в наказание за нерадивость прижечь себе пальцы утюгом, чем лишний раз зайти в ЭТУ комнату. Эльфа передернуло (у-у, ведьма!), и он поспешил на кухню: скоро предстояло подавать ужин, а хозяин не любит долго ждать.

Pixie: Талина Как интересно! Спасибо большое за новую главу! Волшебное зеркало очень заинтриговало, а Гарри и Герми, роющиеся в пыли насмешили Хотя теперь зеркало разбито, значит можно ожидать развития событий *потираю руки в предвкушении* А еще очень интересно, чья же это комната на чердаке, куде не любит заходить эльф. Уж не той ли самой бабушки Снейпа?

leeRA: Талина Похоже, что эльфы хорошо работают только в Хогвартсе. А в домах Блеков и Снепов они делают работу выборочно. Но Тинли не так уж и плох, если о киске заботится. Понравилось, как описана Галадриэль в конце главы. А что же дальше? после седьмой главы?

Талина: Pixie, Ты меня прямо повергаешь в растерянность: все-то ты знаешь! Зато это мобилизует и заставляет придумывать что-то еще. leeRA, leeRA пишет: А что же дальше? после седьмой главы? шепотом: ты не поверишь - восьмая. А кошек я просто очень люблю, вот и приплела сюда эту красавицу.

Pixie: Талина пишет: Ты меня прямо повергаешь в растерянность Я не хотела, честно-честно. Я хороошая Талина пишет: Зато это мобилизует и заставляет придумывать что-то еще Ты меня успокоила. А то мне уже стыдно стало. А вообще чем больше идей, тем лучше и интереснее! Желаю тебе много-много свежих идей!

lilu3000: А на каких сайтах ещё выкладывается этот фанфик? Мне кажется что эту главу я уже читала.

DashAngel: Душа кошколюба мурлыкает Спасибо!!!

Талина: Pixie, Pixie пишет: Желаю тебе много-много свежих идей! Спасибо! lilu3000, Этот фик выкладывается на "Семейных архивах Снейпов", "Сказках" Чакры и еще на нескольких сайтах. DashAngel, DashAngel пишет: Душа кошколюба мурлыкает Моя душа присоединяется. *Кажется, у них неплохо получается мурлыкать дуэтом?*

leeRA: Талина Талина пишет: шепотом: ты не поверишь - восьмая. Логично.

Талина: leeRA, Она уже на пути к бете.

DashAngel: Здорово! Жду-жду-жду

Талина: Глава 7 Аличе обессилено откинулась на спинку массивного кресла и сжала в холодных ладонях побледневшее лицо. Надо успокоиться и отдохнуть. Обязательно. Восстановление волшебного зеркала отняло у нее слишком много сил. Конечно, она помогла зеркалу упасть, но иначе было нельзя. За все надо платить. В этом конкретном случае она расплачивалась временным ослаблением магических способностей. Хотя, признаться честно, в этом ее существовании, они ей не особенно-то и нужны. Зато у нее теперь есть кровь этой девочки. Надо подумать, что делать дальше. Подруга, определенно, была права, советуя присмотреться к Гермионе (кажется, так ее зовут?): в ней чувствуется характер, даже несмотря на то, что она жутко перепугалась, когда зеркало разбилось. С ней стоит познакомиться поближе. Возможно, эта девочка вполне подойдет для того, что задумала Аличе, но это она выяснит чуть позже. А теперь ей нужно успокоиться. Если она не перестанет дергаться, муж обязательно что-то заподозрит и не отстанет от нее, пока не выпытает, в чем дело, а она не сможет ему солгать. Она все еще любит его. Непостижимо. Сколько лет прошло, а она все еще любит, дышит, думает, пусть и не живет в привычном смысле этого слова… Что это, если не чудо? Аличе вздохнула. Нет, Александру не нужно ничего знать. По крайней мере, пока. Не за чем ему совать свой длинный нос в это дело. Аличе криво усмехнулась. В конце концов, она печется о своей семье, не более того. Но и не менее. Какого огромного труда стоило заманить эту упрямую кошку именно в ту комнату, где хранилось зеркало. Да, ей еще пришлось заставить животное показаться на глаза гостям, а потом контролировать это невыносимое создание, чтобы не сбежало раньше времени. Однако все прошло замечательно: девушка оказалась в нужном месте в нужное Аличе время, а дальше все уже было делом техники. Если эта (…ммм…Гермиона?) покажется ей подходящей ведьмой, то она, Аличе, даст ей защиту. Главное, не оставлять его одного, главное, чтобы хоть кто-то был рядом, когда ему понадобится помощь, а она рано или поздно ему понадобится, в этом Аличе была уверена. Может, из ее затеи что-нибудь и получится, а нет, так она придумает что-нибудь другое. Женщина откинула за спину пряди густых черных волос и прикрыла глаза, сжав губы в тонкую бескровную линию. - Я не дам тебя в обиду. Никому. Особенно этому сумасшедшему, возомнившему себя хозяином мира. Слышишь? Я сделаю все, чтобы ты выжил, даже если ты сам хочешь умереть. Она знала совершенно точно, что поступает правильно. Она просто спасает свою семью. Вернее то, что от нее осталось. Аличе горько усмехнулась и, сделав над собой усилие, гордо выпрямила спину. Женщины из рода Ферретти никогда не сдаются. * * * Гермиона не хотела идти на ужин: она слишком переволновалась из-за этого зеркала и никак не могла прийти в себя. Она не понимала, почему Гарри не хочет оставить ее в покое. - Нет, Гермиона, мы обязательно должны спуститься в столовую, иначе Снейп может заподозрить, что мы что-то замышляем, - убеждал ее друг. – Кроме того, если бы он узнал про зеркало, мы бы уже знали, что он узнал… Вот, - молодой человек на секунду замолчал. – В общем, не надо давать ему поводов для лишних подозрений в наш адрес, - закончил он свою тираду. - Ох, Гарри, права была Сортировочная Шляпа: ты бы прекрасно чувствовал себя в Слизерине! – проворчала Гермиона, явно не ожидавшая от него такого красноречия. Гарри поморщился и в очередной раз пожалел, что рассказал эту историю подруге. - Ну, Герм, я есть хочу, а при виде недовольной физиономии Снейпа у меня кусок в горло не идет, - пожаловался он. – Пойдем, пусть у меня будет хоть одно нормальное человеческое лицо в пределах видимости. Девушка рассмеялась: - Вот с этого и надо было начинать, Гарри Поттер! А то у тебя все разговоры сводились к шпионским играм «заподозрит – не заподозрит». Ладно уж, идем. * * * Часом позже выяснилось, что Гермиона зря переживала: ужин прошел как всегда: в обстановке кратковременного перемирия. Еда была даже еще более невкусной, чем во время обеда («Тинли совершенно не умеет готовить», - вяло подумала девушка), но Снейп, казалось, совершенно не замечал неаппетитного вида того, что лежало в его тарелке. Он был чрезвычайно рассеян и даже не язвил, как обычно, только время от времени болезненно морщился и прикладывался к стакану с водой. Необычное поведение Снейпа весьма и весьма настораживало. С ним явно было что-то не так. Гермиона без особой охоты покопалась в своей тарелке и покосилась на друга: Гарри проголодался до такой степени, что хватал все, до чего мог дотянуться. Его, казалось, совершенно не смущал мерзкий вкус. Когда Снейп в абсолютной тишине допил кофе и, бросив на стол скомканную салфетку, удалился, друзья, наконец-то, облегченно вздохнули. - Чего это он сегодня? – Гарри выразительно посмотрел на дверь, в которую только что стремительно вылетел зельевар. Гермиона только пожала плечами и рассеянно помешала маленькой ложечкой в своей чашке. «Зачем она мешает пустой чай?» - удивился Гарри и подвинул к ней сахарницу. Парень с интересом наблюдал, как его подруга машинально положила в чашку десять ложек сахара и потянулась за одиннадцатой. Только когда Гарри поспешно отодвинул от нее сахарницу, девушка вернулась к предыдущему виду деятельности: продолжила размешивать чай. Все так же рассеянно Гермиона понесла чашку ко рту и осторожно отпила горячий напиток. - Что ЭТО?! – через мгновение ужаснулась она, ошарашенно моргая. - Твой чай, - невинно ответил Гарри. Видя недоумение подруги, он пояснил: - Ты в него чуть всю сахарницу не высыпала! - Ох!.. Я, наверное, задумалась. А ты что, сказать не мог? – возмутилась Гермиона. - А ты вообще хоть что-то слышала? – обиделся парень. - Ты же как зомби сидела: ушла в себя, вернусь не скоро. Я, конечно, отобрал у тебя сахарницу, когда понял, что ты не соображаешь, что делаешь, - хмыкнул Гарри. - Ну, ладно, - Гермиона снова замолчала, рассерженно поглядывая на друга из-под полуопущенных ресниц, потом решительно отодвинула от себя чашку с испорченным чаем. – Забудем. Ты извини, я что-то и вправду перенервничала. Знаешь, я, наверное, все-таки пойду, лягу сегодня пораньше. - Ну, давай, что-то ты сегодня, действительно, сама не своя, - кивнул Гарри и подал Гермионе руку, помогая встать из-за стола. Она поблагодарила его и поднялась к себе. * * * Северус Снейп был вне себя от злости: опять это проклятое зелье не дало нужного результата, да еще и побочных эффектов оказалось больше, чем достаточно. Его тошнило, как беременную даму, он даже не смог толком пообедать. Хотя, может, оно и к лучшему. Тинли в этот раз особенно расстарался: приготовил нечто исключительно мерзкое. Видимо, старался специально для гостей: бедняга мечтает заставить их побыстрее уехать, вот и делает все, что в его силах. Снейп ухмыльнулся: нет, дружок, ничего у тебя не выйдет. Ему самому хотелось избавиться от непрошенных гостей, но, увы, Дамблдор не позволит ему этого ни за что на свете. Снейп мечтательно закатил глаза: раз уж он не может избавиться от Поттера, было бы хорошо использовать его для тестирования зелья, а не травиться самому. В конце концов, он же старается в первую очередь для Золотого мальчика. Но нет! Гарри Поттер должен быть в полной безопасности, мантикора его задери. Вот Грейнджер, та вела себя тихо, он почти что и не видел ее. Снейп даже был готов признать, что от нее была некоторая польза: если бы не она, пришлось бы ему сидеть перед закрытым баром в мокрой одежде тем дождливым вечером: он был не в силах подняться к себе и принять горячую ванну после всех этих экспериментов и аппарации в полуневменяемом состоянии. Снейп вздохнул и снова углубился в изучение бумаг, в беспорядке сваленных на письменном столе. Он все равно найдет правильные пропорции. Звание Мастера зелий не дают кому попало, а он один из лучших мастеров в мире и самый лучший в Британии. * * * Гермиона приняла душ и, переодевшись в теплую пижаму, улеглась в постель. Вообще-то, спать она не собиралась: у нее еще осталось несколько непрочитанных книг, и девушка хотела немного почитать в тишине и спокойствии. Однако дом Мастера зелий снова сыграл с ней одну из своих шуток: едва голова Гермионы опустилась на подушку, как девушку мгновенно сморил сон. Гриффиндорка, в общем-то, никогда не жаловалась на бессонницу, но и такое аномально быстрое засыпание было ей несвойственно. На это раз сон был совершенно другим. Ей не снились невнятные кошмары, к которым она почти уже привыкла. Гермиона прекрасно осознавала, что спит, и все же, ощущение реальности происходящего было настолько сильным, что ей казалось, вздумай она в этом сне понюхать растущие на подоконнике фиалки, то смогла бы почувствовать их тонкий, едва уловимый аромат. Как странно! Какой необычный, удивительный сон! А, может, и не сон вовсе? Девушка села в постели и с любопытством огляделась по сторонам. Ну, конечно, она проснулась, сама того не заметив! Гермиона разочарованно вздохнула и, откинулась на подушку. На подушку?! Но здесь нет никакой подушки!!! Как мало света!.. Где это она? Гермиона почти на ощупь пробиралась вперед по коридору третьего этажа. И снова этот невозможный, тяжелый взгляд в спину. Девушка испуганно оглянулась, но в коридоре, конечно же, никого, кроме нее, не было. Шаг, еще шаг. Лестница, ведущая наверх. И вот, наконец, чердачный этаж. Зачем она здесь? Гермиона нерешительно остановилась и затеребила воротник пижамной курточки. Тихий скрип открывающейся двери в ночной тиши показался Гермионе оглушающе громким. Она сделала несколько шагов вперед и снова остановилась. Дверь словно манила ее к себе. Хотелось подойти поближе и заглянуть внутрь. Нет, она туда не пойдет. Ни за что. Она уже и так понаделала дел. Как же ее угораздило разбить это проклятое зеркало?! Девушка постояла еще немного и, сглотнув застрявший в горле комок, как загипнотизированная, шагнула вперед. Эта дверь притягивала Гермиону. Девушка смотрела на нее не мигая, и ноги сами несли ее вперед. Ей стало страшно. Да какое там страшно? В душе зарождалась самая настоящая паника. - Нет, нет, нет, я не хочу туда, пожалуйста, нет, - неизвестно кого умоляла Гермиона. Она лишь на секунду задержалась на пороге и, зажмурив глаза, шагнула внутрь. Дверь с тихим скрипом закрылась за ней. Гермиона почувствовала себя в ловушке и, вздрогнув, заставила себя открыть глаза. В комнате было светло. Она прищурилась и несколько раз растерянно моргнула. Яркий свет тотчас же погас, и комната погрузилась в полумрак. Теперь горела лишь пара свечей в старинном бронзовом канделябре. Ширма в углу исчезла, и Гермиона увидела совершенно целое зеркало. Но не это поразило ее. Ее изумило совсем другое: перед зеркалом на низком стульчике с резными ножками сидела красивая женщина в длинном шелковом платье. - Ну, здравствуй, Гермиона, - она повернулась к перепуганной гриффиндорке и приветливо улыбнулась. - Здравствуйте, - пробормотала девушка. – А кто вы? – вдруг насторожилась она. Конечно, профессор вовсе не обязан отчитываться перед своими непрошенными гостями, но девушке почему-то казалось, что Снейп не стал бы прятать в доме эту женщину. Он вообще не стал бы никого прятать. Он как-то сказал, что в доме, кроме них, живет только Тинли, хмурый и неприветливый домовый эльф. Гарри с Гермионой пробыли здесь уже почти две недели и не заметили ничего, что говорило бы о присутствии в доме еще одного человека. Да и сама эта…ммм… дама тоже не из тех, кто стал бы прятаться. Да и от кого, спрашивается? От двух молодых волшебников, едва-едва закончивших Хогвартс? - Меня зовут Аличе, - черноволосая женщина встала. То, что сидящая у зеркала незнакомка довольно рослая особа, было видно, но Гермиона никак не могла предположить, что та окажется почти на голову выше нее. Идеально очерченные губы Аличе тронула легкая усмешка: - Не бойся, девочка, я не причиню тебе вреда. - Я и не боюсь, - Гермиона сглотнула и инстинктивно сделала шаг назад, прижимаясь спиной к холодной двери. Аличе приблизилась к гриффиндорке, и ее изящные ледяные пальцы легко приподняли подбородок девушки. Она пытливо заглянула в глаза Гермионы. Девушка почувствовала, будто внутри ее головы что-то взорвалось и, вскрикнув, попыталась отвернуться. Однако Аличе крепко держала ее подбородок, не позволяя прервать зрительный контакт. Через несколько секунд она, наконец, отпустила Гермиону и тихо пробормотала себе под нос: - Славная девочка. И просто счастье, что гриффиндорка. Если только у него хватит ума… - она взяла Гермиону за руку и потянула за собой: - Ты не должна меня бояться. Шаг, другой, и вот они уже возле зеркала в старинной кованой раме. Аличе вдруг резко подняла руку и несильно толкнула Гермиону в спину. Девушка, пытаясь удержаться на ногах, уперлась ладонями в поверхность волшебного зеркала. Снова, как и несколько часов назад, раздался звон бьющегося стекла, и Гермиона, словно при замедленной съемке увидела, как по поверхности зеркала побежали трещины, стремительно расширяясь с каждой секундой, и вдруг все водопадом осколков рухнуло на пол, прямо под ноги двум женщинам. Гермиона попыталась отступить назад, чувствуя пульсирующую боль в пораненном днем пальце, но Аличе вдруг схватила ее запястье и прижала тонкие пальцы к ране на руке Гермионы. Девушка с удивлением уставилась на Аличе. - Что вы делаете? – она попыталась вырваться, но женщина в красном платье ее не отпускала. - Помоги мне, девочка. Аличе пристально посмотрела в глаза Гермионы и быстро зашептала слова на незнакомом девушке языке. Гриффиндорка широко раскрытыми глазами смотрела на пальцы женщины, которые вдруг начали светиться, холодные руки Аличе стали нагреваться и вот уже через несколько томительно долгих секунд Гермиона почувствовала сильную обжигающую боль, с каждым мгновением становящуюся все более и более нестерпимой. Гермиона закричала и… проснулась в собственной постели. Она резко села и несколько секунд безумными глазами обводила пространство вокруг себя, потом, наконец, вспомнила, где находится и, обессиленно рухнув на подушки, вытерла выступивший на лбу холодный пот. - Слава Мерлину, это просто кошмар, - прошептала она, облизывая сухие потрескавшиеся губы. Указательный палец на правой руке как-то странно жгло и покалывало. Нахмурившись, Гермиона подняла руку и поднесла ее поближе к глазам. Сердце кольнуло ледяной иглой страха, и оно, бешено забившись, ухнуло куда-то вниз. На подушечке указательного пальца Гермионы краснел ожог в виде маленькой семилучевой звезды. Девушка с ужасом смотрела на то, как шрам медленно белел, словно остывая, и через мгновение исчез совсем, не оставив ни малейшего следа на ее гладкой коже.

Pixie: Талина Прочитала на одном дыхании! Спасибо тебе за новую главу! Хм... Есть у меня подозрения, чего добивается эта Аличе, но я их пока буду держать при себе! И по зеркало тоже очень интересно. Аличе провела какой-то обряд, верно? Талина пишет: Парень с интересом наблюдал, как его подруга машинально положила в чашку десять ложек сахара и потянулась за одиннадцатой Неужто за Северуса переживает? :))) Пора бы :)

Эльпис: Верно, читаются за один присест! Только вот никак не могу определиться, хорошее замышляет эта Аличе, или не совсем... А то, что Гермиона попала - это точно!

leeRA: Талина До чего же хочется узнать, что замышляет Аличе, и что за заклинания шептала ведьма, и как они отразятся на бедной девочке. *потирает лапки в превдкушении*

Талина: Pixie, Pixie пишет: Есть у меня подозрения, чего добивается эта Аличе, но я их пока буду держать при себе! Спасибо! Pixie пишет: Аличе провела какой-то обряд, верно? Да. Эльпис, Эльпис пишет: А то, что Гермиона попала - это точно! Точнее не бывает. Только вот куда... Это еще вопрос. leeRA, Потерпи еще немного, и все узнаешь.

Pixie: Талина пишет: Эльпис пишет: цитата: А то, что Гермиона попала - это точно! Точнее не бывает. Только вот куда... Это еще вопрос. Ой-ой! Как-то мне не по себе стало. Вечно эти гриффиндорцы суют свой нос туда, куда их не просят, а потом удивляются, почему же им бедненьким не дают спокойно жить?

Aloc: блин. А дальше? Талина интригующе.. Хочу еще.

Талина: Pixie, Да, гриффиндорцы частенько сначала сделают, а потом уже думать начинают. Но в данном случае Гермиона совершенно ни при чем. За нее уже все решили две серьезные мадам. А вот как дальше дело пойдет, это уже от Гермионы зависит. *И не только от нее.* Aloc, Я рада, что тебе понравилось. Спасибо за отзыв.

Элли: Нравится ваш фик. Герои " в характере", но при этом - в развитии, события интересные. Нежелание, кстати, Гарри стать аврором , по-моему, столь же естественно, как нежелание Джинни иметь много детей ( при этом Роулинг и того и другого персонажа, соответственно наградила!..). Надо будет прочесть "Хрустальные слезы", если кинете ссылочку. Спасибо.

Элли: - Сошла, - грустно согласилась Гермиона, - надо было взять больше. Но кто же знал, что мы будем безвылазно сидеть тут? Скоро мне совсем нечего будет читать. Ну как в таких героев не влюбиться?!..

Талина: Элли, Спасибо! Мне очень приятно. "Хрустальные слезы" можно найти здесь: http://www.snapetales.com/index.php?fic_id=2173

Элли: "этот разговор он завел не спроста" - "неспроста" пишется вместе.

Талина: Элли, Спасибо, уже исправила.

Талина: Глава 8 Гермиона еще несколько минут тупо смотрела на свой палец, не в силах пошевелиться, потом издала слабый писк и откинулась на подушку. Постель была смята, будто девушка отчаянно ворочалась с боку на бок; все ее тело было покрыто липким холодным потом. Гермиона провела рукой по влажным волосам и перевела взгляд на прилипшую к телу пижаму. Гриффиндорка так взмокла, что даже одеяло и подушка стали влажными от пота, что уж говорить о ней самой? Через некоторое время она полностью пришла в себя и, наконец, определила, что именно не давало ей покоя на протяжении последних нескольких минут: в комнате горела свеча. Девушка поморщилась. По непонятным причинам она стала слишком быстро засыпать после переезда в этот дом, поэтому всегда заколдовывала свечи так, чтобы они гасли через полчаса после того, как она ляжет в постель. Что же получается? Она спала не больше тридцати минут? Да и спала ли? Гермиона снова посмотрела на подушечку указательного пальца и закусила губу. Она совершенно точно видела ожог, ей не примерещилось: палец до сих пор болел. Гермиона вздохнула и поняла, что ни на чем не сможет сосредоточиться, пока не примет ванну. Она встала с кровати и босиком прошлепала к столу, на котором стоял хрустальный графин, наполовину заполненный водой. Проигнорировав стоявший там же стакан, Гермиона поднесла графин ко рту, приникла к нему пересохшими губами и стала жадно пить воду. Она не успевала глотать, вода струйками стекала по подбородку и лилась прямо ей за пазуху, но Гермиона не обращала на это никакого внимания: пить хотелось неимоверно, так, как будто она не пила несколько дней подряд. Напившись, она поставила на стол опустевший графин и направилась в ванную, на ходу стягивая с себя промокшую от пота и пролитой воды пижамную курточку. Гермиона до упора открутила оба крана и села на бортик ванной, глядя, как она быстро наполняется водой. Через несколько минут, отбросив в сторону короткие брючки, девушка с наслаждением погрузилась в горячую воду и удобно устроилась в ванной, пристроив голову на мягкий подголовник. Горячая вода всегда помогала Гермионе успокоиться. Вот и сейчас она, прикрыв глаза, пыталась понять, что же с ней произошло этой ночью. Девушка не могла найти точного ответа на этот вопрос, и это буквально сводило ее с ума. В принципе, можно было подумать, что ей всего лишь приснился очень странный и реалистичный сон, если бы не одно «но»: шрам от ожога был реальным, а если бы она просто получила его во сне, то его не было бы наяву. Гермиона снова нахмурилась и неосознанно потерла гладкую кожу на подушечке указательного пальца. Шрам исчез буквально на ее глазах, что и неудивительно: он был явно магического происхождения. Вообще-то, сильный колдун или ведьма вполне мог вмешаться в чужой сон. Это было трудно, но возможно. Что там сказала Аличе, женщина из ее сна? Что она не причинит ей никакого вреда и что девушка не должна ее бояться, а потом толкнула Гермиону прямо на зеркало, и она снова, как и наяву, вдребезги его разбила. Чудненько. И что это дает? Внезапно Гермиона похолодела: кровь! Она поранила палец осколком зеркала, выступила кровь, и в этот момент Аличе схватила ее за руку и прочитала какое-то заклинание. Гермиона никогда раньше не слышала ничего подобного. Ранку начало нестерпимо жечь, и девушка проснулась с обожженным пальцем. Все. Гермиона провела ладонью по лицу и шумно втянула воздух сквозь сжатые зубы. Что с ней сделала Аличе? Зачем ей понадобилась ее кровь? И, в конце концов, кто она такая и что ей от нее, Гермионы, нужно?! Аличе просила помощи, но не сказала, какого рода помощь ей нужна. Гермиона чувствовала, что у нее идет кругом голова от всех этих вопросов. Попытка разобраться в случившемся завела Гермиону в тупик и породила огромное количество вопросов, на которые у нее не было ни одного ответа. Вода в ванной уже порядком остыла, и девушка, завернувшись в большое мягкое полотенце, с неохотой вернулась в комнату. Она нашла чистую ночную рубашку и быстро оделась: в комнате, конечно, было довольно тепло, но стоять в одном мокром полотенце было все-таки неразумно. Снова захотелось пить. Девушка с тоской посмотрела на пустой графин и, недовольно поджав губы, села в кресло. С каждой минутой жажда становилась все сильнее и сильнее. Гермиона вспомнила насквозь промокшую от пота пижаму, влажное постельное белье и усмехнулась: неудивительно, что ей так сильно хочется пить: организм израсходовал слишком много влаги и теперь требовал восполнить недостающее. Она еще некоторое время гипнотизировала пустой графин, потом не выдержала и, вскочив с кресла, нервно прошлась по комнате. До утра она точно не дотянет. Гермиону буквально шатало от слабости. Ей хотелось пить, причем не просто воды, ей хотелось горячего сладкого чая. Очень сладкого и очень крепкого. Она с тоской вспомнила о не выпитом после ужина чае. Подумаешь, десять ложек сахара! Сейчас ей хотелось как раз такого сладкого-пресладкого напитка. Нет, если она в ближайшее время не выпьет чая, то просто умрет. Гермиона воровато покосилась на дверь и снова опустилась в кресло. Нет, профессор строго-настрого запретил выходить в коридор по ночам. Вообще-то, гриффиндорка всегда слушалась старших, но жажда буквально сводила ее с ума. Она нервно поерзала в кресле и, наконец, решилась. Подошла к двери, тихонько пробормотала: «Alohomora» и, быстро оглядевшись по сторонам, выскользнула в коридор. «Nox», - огонек на кончике волшебной палочки послушно погас, и Гермиона, крадучись, пошла к лестнице, намереваясь спуститься на кухню. В коридоре было очень темно, поэтому не удивительно, что девушка буквально через несколько минут наткнулась на какое-то препятствие и, не удержавшись на ногах, упала на пол. Препятствие тоже не удержалось и с грохотом приземлилось рядом с перепуганной Гермионой. - Какого Мерлина!!! - прошипело оно голосом Снейпа, и девушка, тихонько пискнув, попыталась отползти подальше. - Мисс Грейнджер?! - ярость в голосе Мастера зелий заставила гриффиндорку сжаться в комочек. – И почему меня это не удивляет? – не услышав в ответ ничего, кроме сосредоточенного сопения, со вздохом вопросил Снейп. В темноте он нащупал руку Гермионы и рывком поставил девушку на ноги. - Я вам с Поттером ясно сказал, чтобы вы ни при каких обстоятельствах не высовывались из своих комнат по ночам? Гермиона неуверенно кивнула. - Не слышу, - поморщился Снейп. - Я же кивнула. Вам обязательно выжимать из меня «да, сэр», «нет, сэр»? - огрызнулась пришедшая в себя Гермиона. Испуг придал ей наглости. - Здесь темно, как у Мерлина в … хм, да… Темно здесь, мисс Грейнджер. Я, знаете ли, не вижу в кромешной темноте. - Lumos, - пробормотала Гермиона, поднимая повыше свою волшебную палочку. Снейп снова поморщился и отшатнулся от яркого света, больно резанувшего по глазам. Мастер зелий, склонив голову набок, несколько секунд разглядывал растрепанную девушку. - Во что это вы вырядились? – наконец изумленно спросил он. Гермиона недоуменно моргнула, потом скосила глаза на свое одеяние. - Это называется ночной рубашкой, сэр, - язвительно ответила она, радуясь, что в неверном свете магического огонька не видно, как ее щеки заливаются румянцем. Она попыталась оттянуть вниз подол и прикрыть колени, но длина рубашки не позволяла ей этого сделать. Девушка покраснела еще сильнее. Снейп хмыкнул но, заметив ее смущение, сжалился над гриффиндоркой и отвел глаза. - Не ожидал вас здесь увидеть, мисс Грейнджер, - раздраженно выплюнул он. - Ну, Поттер еще куда ни шло: он не отличается выдающимися интеллектуальными способностями, да и вообще слишком безалаберный, но вы! Не думал, что вы не понимаете по-английски. Или вы заразились тупостью от ваших гриффиндорских дружков? Или я неясно выразился? Нельзя – значит нельзя, мисс. Зачем вас понесло в коридор посреди ночи?! - Я захотела пить, - опустив глаза в пол, тихо пробормотала Гермиона. Она чувствовала себя очень неловко под внимательным взглядом Мастера зелий в этой нелепой ночнушке с рюшечками и кружевами. - У вас что, воды в комнате нет? – поразился он. Девушка помотала головой: - Я все выпила, - виновато сказала она, - и пошла на кухню, чтобы... - Идите за мной, - процедил сквозь зубы Снейп и, резко развернувшись, стал спускаться по лестнице на первый этаж. Гермиона почти бежала, честно стараясь не отставать, но угнаться за широко шагающим зельеваром было очень и очень непросто. Остановился Снейп только в кухне и, криво усмехнувшись, сделал приглашающий жест рукой: - Хозяйничайте, мисс Грейнджер, хозяйничайте. Гермиона взмахом палочки зажгла свечи и бросила на Снейпа жалобный взгляд: - Ну, раз уж мы все равно на кухне, может, я чаю выпью… - Делайте что хотите, - Снейп устало махнул рукой и со вздохом опустился на ближайший стул. Гермиона поставила чайник на огонь и села за стол напротив Снейпа. - Вы же не маггла, мисс Грейнджер, - поморщился Мастер зелий. – Могли бы вскипятить воду заклинанием, вышло бы гораздо быстрее. - Тогда чай получится невкусным, - возразила гриффиндорка. - Мерлин, за что мне это?! – закатил глаза Снейп и раздраженно посмотрел на Гермиону: - Может, вас еще и в ресторан сводить? - Спасибо, не надо, - невозмутимо откликнулась она и левитировала на стол закипевший чайник вместе с чашками и блюдцами. – Но вот помочь мне накрыть на стол вы вполне могли бы. Гермиона краем глаза заметила, как Снейп натянул рукав сюртука пониже, пряча выглядывающий оттуда кончик волшебной палочки. - Волшебную палочку забыл, - буркнул он и мрачно посмотрел на Гермиону. Она закусила губу и уставилась в свою чашку: ну не хочет помогать, так бы и сказал. Врать-то зачем? Одно слово: слизеринец!!! - Мисс Грейнджер, - позвал Снейп. - Да, сэр? - Я надеюсь, вы не думаете, что я буду сопровождать вас каждый раз, когда вам приспичит устроить ночное чаепитие? - Да что вы, сэр, мне бы такое даже в голову не пришло, - буркнула Гермиона, со звоном размешивая сахар. «Индюк надутый, - зло подумала она. - И без тебя дорогу знаю». - И еще надеюсь, что вам хватит ума больше не шляться по коридору по ночам, - продолжал глумиться он. - По ночам шляются неприличные женщины, сэр, а я просто захотела пить, - девушка не поднимала глаз от чашки, крепко сжимая ее вспотевшими ладонями. - А жить вы, значит, расхотели?! – Снейп перегнулся через стол и навис над не смеющей поднять глаза девушкой. - Да что со мной могло случиться?! – взорвалась она. – У вас что, по коридору бродят беспризорные вервольфы, или, может быть, вы разводите василисков или соплохвостов, или… - Гермиона, наконец, взглянула на Снейпа и осеклась. – Мамочка! – только и смогла выдавить она. Снейп презрительно искривил губы: - Вы тронулись умом, мисс Грейнджер? Я вам не мамочка. И даже не папочка, - хмыкнул он. – Да что вы замолчали-то? У вас сейчас такое глупое лицо, словно вы… - Что у вас с глазами? – выдохнула Гермиона, не мигая глядя на Мастера зелий. Снейп резко обернулся и уставился в висящее за его спиной зеркало, провел рукой по лицу, убирая упавшие на лоб пряди волос, и медленно поднялся со стула: - Идите спать, мисс Грейнджер, - прошипел он, делая шаг назад и выходя из круга света. – Вам с недосыпа мерещится всякая ерунда. - Что у вас с глазами? - тихо повторила она, не в силах отвести взгляд от лица Мастера зелий. - Аллергия на ваши идиотские вопросы! – сквозь стиснутые зубы выдавил он. – Возвращайтесь к себе. ВОН!!! – Гермиона попятилась к двери. - Тинли! - домовый эльф появился буквально через мгновение и почтительно склонился перед хозяином. - Проводи мисс в ее комнату и принеси ей графин с водой. Два графина. Чтобы мисс не разгуливала по дому, когда не надо! – рявкнул он. Гермиона часто-часто моргала, так, словно пыталась сдержать слезы. Она резко развернулась и бросилась вон из кухни. Тинли с двумя хрустальными графинами, наполненными водой, бесшумно выскользнул в коридор. А Снейп, отчего-то ощущая себя законченной сволочью, еще некоторое время смотрел вслед Гермионе. Потом, стряхнув с себя оцепенение, он снова подошел к зеркалу и нахмурился. Когда же ему удастся добиться нужного результата и свести на нет все побочные эффекты? В зеркале отражалось бледное лицо, с которого на Снейпа смотрели черные глаза с ярко-синими белками.

Элли: Мне интересно. Вы , пожалуйста, храните пока все секреты: оч. хочется узнать, хочется задать вопросы, но лучше дождаться, когда само все станет ясно по фику.

Элли: Талина пишет: с которого на Снейпа смотрели черные глаза с ярко-синими белками. а эффектно!... * задумчиво* интересно, а какого цвета у Гермионы была ночнушка?.. не с синими ли рюшечками?...

Розовый заяц: ООО! Все чудесатее и чудесатее... Люблю фики где много волшебства..

Талина: Элли, Вопросы-то задавать не возбраняется, только вот я на них вряд ли отвечу. По крайней мере, на прямой ответ рассчитывать не стоит. с которого на Снейпа смотрели черные глаза с ярко-синими белками. Элли пишет: а эффектно!... Очень. Розовый заяц, Без волшебства тут уж не обойтись!

Pixie: Талина Очень понравилось! Вместо того, чтобы вещи собирать, я к монитору прилипла, но оно того стоило! Ты так лихо закрутила интригу, просто здорово! Сцена на кухне очень понравилась Талина пишет: - Мерлин, за что мне это?! – закатил глаза Снейп и раздраженно посмотрел на Гермиону: - Может, вас еще и в ресторан сводить? А между прочим идея! Талина пишет: которого на Снейпа смотрели черные глаза с ярко-синими белками. Тут уж моя фантазия пасует :) Не могу себе представить, от чего такое может быть. Но я вполне понимаю Герми - я бы тоже перепугалась, если бы такое увидела! Жду продолжения и желаю тебе побольше вдохновения!

Талина: Pixie, Большое спасибо. А тебе удачного отдыха!

Вуди Вудпикер: Сние белки это сильно. Ы

leeRA: Талина Синие белки? *в шоке* С чем же экспериментирует Снейп, если получается такой эффект? Талина пишет: Гермиона, наконец, взглянула на Снейпа и осеклась. – Мамочка! – только и смогла выдавить она. Элли пишет: интересно, а какого цвета у Гермионы была ночнушка?.. Пусть будет беленькая, полупрозрачная.

Loy Yver: Талина пишет: В зеркале отражалось бледное лицо, с которого на Снейпа смотрели черные глаза с ярко-синими белками. Агенты Малдер и Скалли! Ваш выход!

Талина: Вуди Вудпикер, leeRA, Loy Yver, Спасибо! (Мне тоже понравилось сочетание черной радужки и синих белков. ) leeRA, leeRA пишет: С чем же экспериментирует Снейп, если получается такой эффект? На самом деле, от чего угодно может быть какой угодно побочный эффект. Loy Yver, Loy Yver пишет: Агенты Малдер и Скалли! Ваш выход! Я, наверное, постараюсь обойтись без них. *Плохо помню "Секретные материалы", так что от кроссовера придется воздержаться! *

leeRA: Талина Талина пишет: На самом деле, от чего угодно может быть какой угодно побочный эффект. Это к-как? Или Снейп сам не знает с чем экспериментирует?

Талина: leeRA, leeRA пишет: Или Снейп сам не знает с чем экспериментирует? Он знает, что должно получиться в результате. А пока получается только то, что получается.

Loy Yver: Талина пишет: Я, наверное, постараюсь обойтись без них. Ну вот! А я только настроилась!

Элли: Талина пишет: Я, наверное, постараюсь обойтись без них. *Плохо помню "Секретные материалы", так что от кроссовера придется воздержаться! Напрасно, напрасно!... (* с надеждой* а пересмотреть?.. перечитать?..)

leeRA: Талина Талина пишет: Он знает, что должно получиться в результате. А пока получается только то, что получается. Как же эта фраза применима к учебе в университете. Ничего лишнего, все точно, как в лаборатории алхимика.

miv: Талина Спасибо за главу. Меня очень заинтересовал сушняк Гермионы. Тем более такая тяга к сладкому. Вампирическое зерколо однако. Талина пишет: Снейп хмыкнул но, заметив ее смущение, сжалился над гриффиндоркой и отвел глаза. Очень и очень серьезные побочные эффекты. Надо с этим что-то делать

Талина: Loy Yver, Loy Yver пишет: Ну вот! А я только настроилась! Элли, Элли пишет: а пересмотреть?.. перечитать?..) leeRA, leeRA пишет: Ничего лишнего, все точно, как в лаборатории алхимика. А как же! Только пока этой точности добьешься... Главное, дожить. miv, miv пишет: Меня очень заинтересовал сушняк Гермионы. Тем более такая тяга к сладкому. Про сушняк я, вроде, объяснила, а сладкое девочке нужно из-за того, что у нее давление понизилось, отсюда и слабость.

Бармалейка: Очень понравилось..... С нетерпением жду продолжения

Талина: Бармалейка, Спасибо. Девятая глава планируется несколько большего размера, чем предыдущие, поэтому ее написание требует больше времени.

Бармалейка: Всегда пожайлуста.

leeRA: Талина Талина пишет: Девятая глава планируется несколько большего размера, чем предыдущие, поэтому ее написание требует больше времени. Многообещающее заявление. Нравятся мне большие главы, да и не только мне, уверена.

Талина: leeRA, Ну вот и она, большая глава.

Талина: Глава 9 Левое запястье обожгло резкой болью, Снейп дернулся, и именно в этот момент почти готовое зелье перелилось через край. Профессор грязно выругался и взмахом волшебной палочки привел лабораторию в порядок. Теперь все придется начинать заново, а ведь сегодня, вполне возможно, он получил бы нужный результат. И, очень может быть, ему удалось бы свести на нет или хотя бы существенно уменьшить количество побочных эффектов. Теперь же он будет вынужден потратить еще несколько дней на то, чтобы вновь дойти до того этапа, на котором он сегодня умудрился испортить зелье. Приготовление зелья по этому рецепту требует довольно много времени и усилий. Хотя… Снейп похолодел при мысли о том, что было бы, если бы ему удалось доварить зелье и, как обычно, испытать его на себе. Хорош бы он был тогда, нечего сказать! И как он раньше об этом не подумал. Идиот! Правду говорят: дуракам везет, но если ему до сих пор везло, это не значит, что будет везти вечно. Даже дурацкое везение рано или поздно заканчивается. Раз уж Темный Лорд желает видеть своих приближенных так часто, то Снейп больше не может полагаться на случай и рисковать всем. На кону стоит слишком многое. Мечту о подопытном Гарри Поттере он с сожалением задушил еще в зародыше, а других кандидатур на это почетное место не было. Если только использовать для этих целей Гермиону Грейнджер… «Даже не думай об этом, мерзавец, - прикрикнул на него внутренний голос. – Девочка не сделала тебе ничего плохого, так что забудь об этом». Снейп скрипнул зубами и забыл. Значит, нужно будет вычислять все при помощи сложнейших алхимических уравнений высшего порядка, чтобы избежать разного рода случайностей и непредвиденных эффектов. Теперь рецепт его экспериментального зелья был достаточно полон для того, чтобы стало возможным использование этих уравнений. По крайней мере, Снейп очень на это надеялся. Все эти мысли промелькнули в голове Мастера зелий за считанные секунды. Новая волна боли заставила его зашипеть и поморщиться: Темному Лорду явно хотелось увидеть Снейпа куда сильнее, чем обычно. «Что бы это значило?» - без интереса подумал профессор, быстро снимая запирающие заклинания с двери своей комнаты. В последнее время вызовы к Темному Лорду участились. Он собирал Пожирателей каждую неделю, а Внутренний Круг, в состав которого входил Северус Снейп, и того чаще. Запястье снова обдало горячей волной боли, и Мастер зелий, облачаясь в тяжелую мантию Пожирателя, стиснул зубы. Через несколько секунд он закрыл лицо серебряной маской и, прикоснувшись к пульсирующей Темной Метке, аппарировал. Темный Лорд встретил Снейпа на редкость «приветливо»: - Crucio, - лениво произнес он, направляя палочку на зельевара. Тело Снейпа выгнулось в мучительной судороге, и он тяжело рухнул на каменный пол. Боль была совершенно невыносимой. Воздух словно выбило из его легких тяжелой безжалостной рукой, кости, казалось, стали горячими и мягкими а, голова… в глазах потемнело от боли и нехватки кислорода. Он знал, что ему надо закричать, и тогда пытка закончится, знал, но не мог, потому что в горящих огнем легких больше не осталось воздуха… Внезапно все прекратилось. Снейп еще несколько секунд лежал без движения, потом, наконец, смог сделать судорожный вдох и, с трудом перекатившись на бок, встал на колени. Никогда еще воздух не казался ему таким вкусным. - Сними маску, - голосом, лишенным каких-либо эмоций, приказал Волдеморт. - Да, мой Лорд, - негнущиеся пальцы Мастера зелий, наконец, справились с серебряной маской. Красные глаза с вертикальными зрачками с интересом разглядывали зельевара: лицо Снейпа было покрыто испариной, черные волосы сосульками свисали вдоль его бледного лица, искусанные в кровь губы были сжаты в тонкую линию. Темный Лорд, казалось, был удовлетворен осмотром: - Ты заставил себя ждать Северус, - прошипел он, наклонив голову набок. - Простите, мой Лорд. Этого больше не повторится, - тяжело дыша прошелестел Снейп. - Разумеется. В следующий раз я просто убью тебя. Встань, - Волдеморт повелительно взмахнул тонкой белой рукой, и Мастер зелий, преодолевая слабость в дрожащих конечностях, поднялся на ноги. – Иди за мной. Темный Лорд отвернулся и, высоко подняв голову, направился к выходу из полутемного помещения. Снейп только сейчас заметил, что в зале, кроме него и Волдеморта никого не было. Странно: обычно Лорд, склонный к театральным эффектам, устраивал целые представления, пытая не только магглов и нечистокровных магов, но и своих сторонников. Почему же сейчас он встретил Снейпа порцией Crucio, даже не позаботившись о наличии зрителей? Ответ напрашивался только один: Темный Лорд был зол. Зная его характер, можно было предположить, что он не просто зол, а пребывает в ярости. Что может быть хуже Волдеморта в ярости? Тяжелые двери распахнулись, и Снейп, на мгновение зажмурившись от яркого света, получил ответ на свой незаданный вопрос. - Ты еще не сдох, Северус? – сладко улыбаясь, пропела Беллатрикс Лестрандж. * * * Снейп стиснул зубы. Нет, ну почему ему так отчаянно не везет? Только этой психопатки и не хватало для полного счастья. Беллатрикс почтительно склонилась перед Волдемортом. Темный Лорд благосклонно ей кивнул и в качестве особой милости разрешил поцеловать руку. Снейп ошарашенно моргнул. Что бы это значило? На его памяти никто и никогда не удостаивался такой чести: прикоснуться к Лорду. Обычно Пожиратели довольствовались «лобызанием» – Снейп мысленно хмыкнул – края мантии своего господина. Беллатрикс наконец оторвалась от руки Волдеморта и с брезгливым интересом посмотрела на Снейпа: - Ты плохо выглядишь, Северус, - сообщила она, и по ее лицу расползлась радостная ухмылка. Мастер зелий предпочел промолчать. - Ты даже не поздороваешься со мной? - капризно надула губы Беллатрикс, и в ее огромных глазах появилось выражение обиды и наивного недоумения. – Мой Лорд, твой слуга совсем забыл о приличиях, он даже не помнит, как положено вести себя с дамами из высшего общества. Вот что значит общаться с грязнокровным сбродом и этим магглолюбивым маразматиком Дамблдором, - женщина сокрушенно покачала головой и поцокала языком. – Куда катится мир! – она резким движением выхватила палочку откуда-то из складок своей мантии и направила ее на Снейпа. Зельевар, еще не совсем оправившийся от Crucio, замешкался и теперь напряженно следил за слегка подрагивающей в опасной близости от его лица палочкой Беллатрикс. Женщина облизала сухие губы, ее ноздри хищно раздулись, создавая впечатление, что она к чему-то принюхивается. - Ну же, Северус, покажи мне свой страх, - Беллатрикс обошла вокруг Снейпа и заглянула ему в лицо. Темный Лорд вальяжно развалился в своем кресле и молча наблюдал за разыгрывавшимся перед ним спектаклем, рассеянно поглаживая огромную змею, обвившуюся вокруг ног хозяина и устроившую голову у него на коленях. Снейп бросил короткий взгляд на скучающего Волдеморта и снова уставился в азартно блестевшие глаза Беллатрикс. - Покажи мне свой страх, ублюдок - взвизгнула она, так и не дождавшись от Снейпа никакого ответа. В следующее мгновение женщина уже шипела от боли, извиваясь в руках зельевара: - Не смей так со мной разговаривать, стерва. Никогда, - выплюнул он прямо в ухо вырывающейся Беллатрикс. - Довольно, - раздался властный голос Волдеморта. Снейп разжал руки, и задыхающаяся Беллатрикс поспешно отшатнулась от него. Зельевар проводил ее пьяным от бешенства взглядом и склонил голову перед Темным Лордом: - Как прикажете, мой господин. Волдеморт оттолкнул ластившуюся к нему Нагини и исподлобья посмотрел на Снейпа: - Восемнадцать долгих лет я был между жизнью и смертью, Северус, восемнадцать долгих лет из-за этого недоноска Поттера я был лишен всего того, чего смог достичь и что принадлежит мне по праву. Но я ждал. Я терпеливо ждал, когда наконец перестанет действовать магия крови, защищающая этого выскочку с рождения, благодаря бескорыстной жертве его тупой гриффиндорской мамаши. Я дождался его совершеннолетия. И что теперь? Северус, я тебя спрашиваю: что теперь? - О чем вы, мой господин? – осторожно спросил Снейп, напряженно глядя на Темного Лорда. - О том, что ты делаешь в этом долбаном Хогвартсе, если не можешь мне ничего сообщить, если не замечаешь того, что творится у тебя под носом?! Или старый маразматик тебе не доверяет? Почему я узнаю от Беллатрикс то, о чем мне должен был сообщить ты?! Я ждал, когда же Поттер, лишившийся магической защиты, оставленной ему матерью, покинет школу, чтобы наконец-то разобраться с ним. И что я узнаЮ?! Я узнаЮ, что он так и не вернулся в дом к своим родственничкам-магглам (Волдеморт с отвращением скривился) и что его вообще нигде нет. Его не могут найти мои лучшие Пожиратели, Северус. Вот уже несколько дней, как они перерыли всю Англию, но так и не нашли даже следов Гарри Поттера. Он как в воду канул. Почему ты не сообщил мне о том, что Дамблдор планирует спрятать Поттера? Ты должен был знать об этом, раз работаешь в этой школе для грязнокровного отребья, Северус. Так почему же ты мне не рассказал?! - Я ничего не знал, мой господин, - Снейп склонил голову, не осмеливаясь посмотреть на Волдеморта. Беллатрикс высунулась из-за спины Темного Лорда и, злобно буравя зельевара ненавидящим взглядом, прошипела: - Мой господин, если Дамблдор не доверяет Снейпу, зачем он вам нужен? Зелья варить? Так с этим справится не хуже и кто-то более верный вам, чем это ничтожество. А может, он просто переметнулся на сторону старого маразматика и теперь пытается одурачить вас? – вкрадчиво продолжила она, не сводя со Снейпа лихорадочно горящих глаз. - Sectumsempra! – не поворачивая головы, лениво проронил Волдеморт. В следующую секунду потрясенно моргающая Беллатрикс уже лежала на полу; по ее лицу стекала струйка крови из разрезанной заклинанием щеки. - Никто и никогда не сможет меня одурачить, - прошипел Темный Лорд. – Или ты в этом сомневаешься? Нагини, повинуясь повелительному жесту своего хозяина, подползла поближе к замершей по полу Беллатрикс и угрожающе зашипела. - Нет, мой господин, конечно же, это никому не под силу, - выдохнула волшебница, с опаской глядя на огромную змею. - Нагини, оставь ее, - небрежно проронил Темный Лорд, и змея нехотя подчинилась. Беллатрикс осторожно перевела дыхание. - Можешь встать, - позволил ей Волдеморт и переключил свое внимание на Снейпа: - Что скажешь, Северус? Может быть, Беллатрикс не так уж и не права, и ты действительно пытаешься играть со мной в свою игру? Тогда получается, что она безвинно пострадала из-за тебя, - Темный Лорд потянул замершую волшебницу за руку, и та покорно опустилась на колени у ног своего господина. Волдеморт рассеянно потрепал ее по раненой щеке, не обращая внимания на то, что женщина скривилась от боли. – Ты знаешь, как нужно спрашивать, чтобы получить правдивый ответ? – обратился к ней Темный Лорд. - Не сомневайтесь, мой господин, он расскажет все, что скрывает, - Беллатрикс мстительно сверкнула глазами и обнажила в хищном оскале белоснежные зубы. - Тогда спрашивай, - позволил ей Волдеморт. – Но учти, он нужен мне живым. Пока что. Возможно, через несколько часов я изменю свое мнение. - Как прикажете, мой Лорд, - с явным сожалением протянула Беллатрикс. Ведьма взмахнула палочкой, и в то же мгновение руки Снейпа оказались связанными за спиной веревкой, пропущенной через закрепленный под потолком блок. - Ну что, Северус, поговорим? Только сначала буду говорить я, а ты меня просто послушаешь. Знаешь, что я с тобой сейчас сделаю, друг мой? Зельевар молча смотрел на нее тяжелым взглядом. - Отвечай, когда я задаю тебе вопрос! Снейп сплюнул себе под ноги. - Crucio! - в ярости выкрикнула Беллатрикс, и тело Снейпа выгнулось в мучительной судороге. Ведьма подождала, пока Снейп затих и, резко взмахнув палочкой, грубо поставила его на ноги, награждая новым приступом рвущей мышцы и выворачивающей суставы боли. Его глаза застилала багровая пелена. В который раз зельевар убедился, что у боли есть цвет. - Слушай, Северус, слушай, что я с тобой буду делать, - в глазах ведьмы зажегся безумный огонек. – О, я все тебе расскажу, не переживай. Сейчас я подтяну тебя повыше. Вот так. Mobilicorpus! Некоторое время ты спокойно повисишь под потолком, так, как сейчас. Тебе удобно? – заботливо спросила Беллатрикс, запрокидывая голову вверх, с притворным сочувствием глядя на кусающего губы мужчину. - Вполне, - прохрипел он. - Ну, это ненадолго, - ласково улыбнувшись, пообещала Беллатрикс, после чего взмахом волшебной палочки резко отпустила веревку ровно настолько, чтобы Снейп упал до высоты полуметра над полом и завис, не касаясь его. Толчок, остановивший падение, отозвался острой болью в верхней части тела. – Не переживай, Северус, - Беллатрикс подошла к нему и внимательно осмотрела неестественно вывернутые руки своей жертвы, - плечевые суставы, конечно, выбились из суставных сумок, но я, возможно, вправлю их. А, может быть, и нет. Северус, я тут подумала… Как ты считаешь, если я переломаю тебе пальцы, это освежит твою память, и ты вспомнишь, как и когда предал своего господина? - Я никогда не предавал моего господина, - корчась от боли, прохрипел Снейп. Веревка впилась в руки настолько, что резала кожу и мясо. Беллатрикс несколько минут внимательно всматривалась в перекошенное от боли бледное лицо. Ей было прекрасно известно, что пытка приводила к очень болезненным повреждениям суставов рук и верхнего отдела позвоночника, оставляя о себе память на многие месяцы болями даже при попытках поднести ложку ко рту.* Она почти нежным жестом отвела от лица Снейпа пряди спутанных, мокрых от пота волос, и жарко выдохнула прямо в его ухо: – Ну и какой из тебя после этого зельевар? Эхо ее безумного хохота, отразившееся от каменных стен огромной залы, еще не один раз заставит Снейпа проснуться среди ночи в холодном поту с бешено бьющимся где-то у самого горла сердцем. Сколько прошло времени в багровом плену боли, рвущей на куски тело и разбивающей на тысячи осколков сознание, Снейп не помнил. Скорее всего, не один час. Он уже давно охрип и оглох от собственных криков и не воспринимал ничего, кроме боли. Вся его вселенная состояла из боли, он уже не мог вспомнить, как это бывает, когда у человека ничего не болит. Человек – это просто комок плоти, которую можно терзать, принося поистине нестерпимые страдания. Комок истерзанной плоти - это и есть человек. Это и есть он. - Достаточно, - словно сквозь толстый слой ваты Снейп услышал голос Волдеморта. В поле зрения Мастера зелий появилось неестественно белое лицо с красными, будто воспаленными, глазами: - Я дам тебе еще один шанс, Северус. Ты должен узнать у Дамблдора, где он спрятал Поттера. Ты меня понял? – голос Темного Лорда прошелестел где-то на самом краю между беспамятством и явью. - Да, мой господин, - выдавил из себя Снейп и в очередной раз погрузился в спасительное забытье. В сознание он пришел от тупой ноющей боли во всем теле. Через некоторое время Снейп осознал, что шум в голове – это всего лишь гул чьих-то голосов. Разговаривали где-то совсем рядом, причем звуки раздавались откуда-то сверху, прямо над его головой. Впрочем, это было неудивительно: в данный момент все, что находилось выше уровня пола, было как раз у него над головой: он продолжал лежать на холодных камнях. Разумеется, никто так и не позаботился о том, чтобы поднять его, но хоть не добили, и то ладно. Можно сказать, повезло: на него даже никто ни разу не наступил, по крайней мере, с того времени, как он пришел в сознание. К Мастеру зелий медленно возвращалась способность логически мыслить, и он сделал вывод, что за то время, что он провел в забытьи, Волдеморт успел вызвать несколько десятков Пожирателей. Точнее определить их количество Снейп не мог: он справедливо предположил, что совсем не обязательно показывать кому бы то ни было, что он пришел в себя и теперь настороженно прислушивается к долетающим до него обрывкам разговоров, пытаясь понять, что происходит. Снейп слегка пошевелил правой рукой. Мышцы и суставы явно были против такого насилия, они требовали полного покоя и возмущенно послали в мозг импульсы боли. Снейп стиснул зубы и с усилием сдержал рвущийся из груди стон. Впрочем, зельевар хотя бы выяснил, что вывих был вправлен, надо думать, его левую руку тоже привели в относительный порядок. Он не преминул тут же проверить свое предположение. Разумеется, он оказался прав. Что ж, спасибо и на этом. Интересно, кто же это позаботился о нем? В то, что это была Беллатрикс, верилось с трудом. После проверки состояния рук, Снейп слегка расслабился и попытался выровнять сбившееся дыхание. Потом он, видимо, снова на какое-то время отключился. И опять он пришел в себя от выламывающей тело боли. Сил шевелиться не было, но, как оказалось, именно это помогло ему стать свидетелем весьма занимательного разговора. Голос Беллатрикс: - Уизли у своих родителей, но грязнокровка, подружка Поттера, тоже бесследно исчезла. Мне не дает покоя мысль, что они вполне могут быть вместе. - Возможно ты и права, - надменный голос, манерно растягивающий слова. Это, конечно, Люциус. - Так подкинь эту мысль Лорду. Ты сегодня у него в фаворе, - снова Беллатрикс. – Прекрасный повод позабавиться с магглами. Я как раз занималась поисками Поттера и его дружков, так что мне хорошо известно, где живут родители грязнокровки. Понимаешь, о чем я? – проворковала ведьма. - Если их убить, она точно появится хотя бы на их похоронах, а через нее, скорее всего, можно будет выйти на Поттера. - Ты в этом уверена? - с сомнением. - В том, что она явится на похороны? Конечно. Она же гриффиндорка и, как все гриффиндорцы, дура, позволяющая эмоциям брать верх над трезвым расчетом. - Хорошо, я подброшу Лорду эту мысль, - согласился Люциус. – И, кстати, почему это Северус валяется тут, да еще и в таком плачевном состоянии? - Оклемается, - зло выплюнула Беллатрикс и пнула в бок Снейпа острым носком туфли. На этот раз Мастер зелий не смог сдержать стон. – О, уже, - удивилась ведьма. - Ничего, еще немного поваляется тут и очухается. Живучий, гад, все никак не сдохнет. Не пойму, почему Лорд верит ему? Голову даю на отсечение, что он предатель. - Это ты пытала его? - Разумеется, я, - самодовольно ответила Беллатрикс. - Ну и как успехи? Он признался в предательстве? - Нет, - с сожалением признала Беллатрикс. - Вот поэтому Лорд ему и верит, - в голосе Люциуса сквозит неприкрытая ирония. - Трудно, знаешь ли, заподозрить тебя в сострадании и слишком мягком отношении к Северусу. Я не раз видел, как ты работаешь, Бэлла. Не думаю, что Северус смог бы устоять перед твоими методами, он бы рассказал тебе обо всем, о чем бы ты ни спросила. - Ну, ладно, может, ты и прав, - недовольно протянула Беллатрикс. - Что ж, пойду к Лорду. Что-то мне подсказывает, что сегодня мы изрядно развлечемся. Нас ждут великие дела, - хохотнул Люциус. Несколько мгновений тишины, потом снова болезненный тычок в бок: - И все равно я не верю тебе, падаль. Благословенные темнота и тишина. Когда Снейп в очередной раз пришел в сознание, он несколько минут напряженно прислушивался к тишине, потом все же рискнул открыть глаза: никого. Когда же все они успели разойтись? Тут он вспомнил, КУДА именно скорее всего аппарировали несколько десятков Пожирателей, и у него, в который раз за последние сутки, потемнело перед глазами. Он должен предупредить Авроров. Нет, не так. Ему нужно предупредить Дамблдора. Во-первых, он понятия не имеет, где живут родители мисс Грейнджер, во-вторых, пусть директор разбирается с Аластором Грюмом. Сам Снейп был не в том состоянии, чтобы в очередной раз доказывать упертому Аврору, что он не верблюд. Ему срочно нужно аппарировать как можно ближе к Хогвартсу, значит желательно попасть на самую окраину Хогсмида, поближе к Запретному лесу. Главное, не промахнуться. Снейп сосредоточенно прикрыл глаза и аппарировал. * * * С той самой насыщенной странными событиями ночи прошла почти неделя, и единственное изменение, произошедшее с Гермионой, ей очень даже нравилось: она перестала засыпать, как только ее голова оказывалась на подушке. И самое главное: девушке больше не снились кошмары. В течение нескольких дней Гермиона с беспокойством прислушивалась к своим ощущениям, но больше никаких изменений ни в себе, ни в восприятии окружающего мира не обнаружила. Постепенно она успокоилась, и жизнь вернулась в привычную колею. - Гарри, дай, пожалуйста, печенье, - попросила Гермиона, задумчиво глядя на шахматную доску и изучая расположение фигур. - Угу, - парень лениво соскочил с подоконника и направился к низкому столику, стоящему, по обыкновению, между двумя креслами. Ноги было почему-то тяжело переставлять, и Гарри словно нехотя удивился: отчего это у него такое впечатление, что ноги приросли к полу? Пожалуй, зря они перебрались сегодня на подоконник, зря. А, может, и не зря: все-таки какое ни есть, а разнообразие. И так уже кажется, что кресла стали частью их собственных тел. Зато если бы они остались в креслах, ему бы не пришлось сейчас через всю комнату тащиться за этой дурацкой вазочкой с печеньем. При мысли о печенье к горлу подкатила тошнота: Тинли так отвратительно готовил, что им с Гермионой, дабы не умереть от голода, пришлось почти полностью переключиться на питание этим, бесспорно, вкусным и полезным (по сравнению с кулинарными шедеврами Тинли) продуктом. Сделав еще несколько шагов, Гарри вдруг споткнулся и раздраженно проворчал: - Надо было принести еще свечей… - Зачем? – Гермиона наконец оторвалась от созерцания шахматных фигур и растерянно моргнула. - Затем, что тут темно, как у дракона …кхм… в самом темном месте! - Не так уж тут и темно, - Гермиона нахмурилась, – все как обычно. - О чем ты говоришь?! – возмутился молодой человек. – У меня лично такое ощущение, что меня заживо в могилу положили и хорошенько так закопали!.. Я и тебя, между, прочим, почти не вижу, - лоб парня покрылся испариной. - Да ладно тебе, Гарри, - Гермиона как-то неуверенно улыбнулась. – Прекрати дурачиться. Здесь все очень даже хорошо видно – просто нужно глаза открыть или очки протереть, - попыталась пошутить девушка. - Гермиона, - Гарри сделал еще один шаг и снова споткнулся, – я ничего не могу разглядеть, - он вертел головой из стороны в сторону и напряженно щурился, - и тишина, как на кладбище в полночь, и… Гермиона, - вскрикнул Гарри, нелепо взмахивая руками, - я падаю!!! – голос его как-то странно задрожал и сорвался на высокой ноте. Девушка заметно побледнела, спрыгнула с подоконника и осторожно приблизилась к Гарри. - Нет, ты никуда не падаешь. Как ты можешь упасть, если стоишь на полу. Заметить, твердо стоишь, - девушка внимательно посмотрела на друга и увидела, что его широко раскрытые глаза смотрят куда-то поверх ее головы странно расфокусированным взглядом. И еще: Гарри, действительно, с беспомощным видом, как слепой, шарил вокруг себя руками, а на его лице постепенно появлялось выражение панического ужаса. - Я не могу дышать, - хрипло выдавил он, нащупывая, наконец, руку Гермионы и мертвой хваткой вцепившись в нее, судорожно попытался сделать вдох. – Это не воздух, это какая-то вязкая… какой-то… - парень натужно закашлял, его лицо покраснело, на висках выступили бисеринки пота. Гермиона протянула к нему вторую руку, и Гарри, инстинктивно подавшись вперед, сжал ее запястье, притягивая девушку к себе. Его хватка становилась все более сильной, и Гермиона попыталась вырваться. - Гарри, мне больно, пусти. Он широко открытым ртом глотал воздух и вдруг, пошатнувшись, рухнул на колени. Девушка была вынуждена опуститься на пол рядом с ним: Гарри все еще сжимал ее запястья. - Гермиона, помоги мне, - из его горла вырвался сдавленный хрип, заставивший гриффиндорку вздрогнуть. - Что с тобой? – побелевшие от ужаса губы девушки едва шевелились. Гарри как-то странно обмяк, и Гермиона наконец освободилась от его цепкой хватки. Она подхватила парня под руки, пытаясь поднять с пола и наклонившись к самому его уху, сбивчиво прошептала: - Я доведу тебя до дивана. Пойдем. С огромным трудом молодой человек поднялся на ноги и, тяжело опираясь на подругу, сделал несколько нетвердых шагов. Его голова безвольно болталась из стороны в сторону, взгляд покрасневших воспаленных глаз был бессмысленным. Несколько метров, оставшихся до дивана, показались Гарри самой длинной дорогой, которую он когда-либо проделывал. Гермиона помогла ему лечь и нежным, почти материнским, прикосновением дотронулась до его лба. – Мерлин, да ты же весь горишь!.. Гарри не отвечал: он впал в беспамятство. - Что же мне делать?! – девушка в ужасе сжала ладонями щеки и широко раскрытыми глазами уставилась на потерявшего сознание друга. На мгновение в ее глазах появилось осмысленное выражение, и девушка вскочила на ноги: нужно позвать профессора Снейпа, уж он-то должен знать, что происходит с Гарри и как ему помочь!.. Гермиона сделала несколько шагов по направлению к двери и вдруг замерла на месте: если Снейп в лаборатории, что он сделает в первую очередь, когда она вломится к нему: убьет на месте или все же даст ей возможность рассказать о том, что случилось? Однако размышлять было некогда: Гарри с каждой минутой становилось все хуже и хуже. Гермиона бежала по коридору первого этажа так быстро, как могла и остановилась только спустившись в подвал, уже перед самыми дверями лаборатории, и лишь для того, чтобы перевести сбившееся дыхание. Девушка глубоко вдохнула холодный воздух и изо всех сил забарабанила в дверь. Ответом ей была гробовая тишина. - Профессор, - закричала Гермиона и, не услышав ни звука, в отчаянии ударила по двери ногой. Особой пользы это не принесло, разве что туман в голове Гермионы несколько прояснился, и девушка вновь обрела способность логически мыслить. Снейпа она не видела ни во время завтрака, ни во время обеда, на ужин он тоже не спускался. Гермиона думала, что профессор все это время провел в лаборатории, а раз его здесь нет, значит, значит… Девушка в ужасе привалилась к стене и закрыла глаза. - Мерлин, помоги мне! Я тут совершенно одна. И никого, кроме глухого эльфа с маниакальными наклонностями, на мили вокруг… - Гермиона застонала и прислонилась пылающим лбом к холодной двери лаборатории. * Пытка веревкой действительно существует. Она широко использовалась в Средние века палачами Святой Инквизиции и приводила к описанным в этой главе повреждениям и последствиям.

Tesoro: ой, продолжение!!!!! Бегу читать!!!!!

Tesoro: Талина только недавно начала читать ваш фик Так интересно)))) Гермионе, видимо, придет выхаживать не только Гарри, но и Северуса

Талина: Tesoro, Я рада, что вам нравится. А Гермионе много чего придется делать.

leeRA: Талина Ох, Мерлин и Моргана! Бедный Северус , Белла настоящая маньячка, хотя я в этом никогда и не сомневалась. На бедную лохматую голову Гермионы свалится тяжелая ноша в виде раненого Снейпа и контуженого Гарри)) да еще и с родителями не ясно. Как же мне все эти повороты сюжета нравятся!

lilu3000: Я конечно понимаю что проду только что выложили, но останавливаться на таком месте, это просто бесчеловечно, долго без проды я не выдержууу!

Pixie: Талина Прочитала, и не могу молчать, хотя на мобильном глючит инет. Какая глава! Очень впечатлила. Спасибо большое! Северуса до слез жалко! :((( Беллу убить мало! Как же он бедный с вывихнутыми руками? Он же и палочку держать нормально не сможет! Жутко переживаю за Гермиону, ее родителей и Гарри. Не мучай долго читателей, ладно? :) Вдохновения тебе!

Талина: leeRA, Так уж жизнь устроена: женщина тащит весь мир на своих хрупких плечах. lilu3000, Pixie, Постараюсь не слишком затягивать с продолжением, но, во-первых, эта глава меня сильно вымотала, во-вторых, как мне кажется, десятая глава тоже получится немаленькой, скорее всего. Спасибо.))

Dasha: Фанфик замечательный. Сюжет и герои выше всяких похвал. Очень жалко Севочку стало. вот вечно он за всех по шапке получает, а ему и спасибо никто не скажет. Одна надежда на Герми. Tesoro пишет: Гермионе, видимо, придет выхаживать не только Гарри, но и Северуса Хм... у меня тут мысля появилась... думаю как только Северус вернется, домой Гаррику сразу получшеет.

Талина: Dasha, Спасибо!

Бармалейка: Большое спасибо за продолжение. Но вы остановились на самом интересном месте .... Вот!

Талина: Бармалейка, Спасибо! Бармалейка пишет: вы остановились на самом интересном месте .... Надо же заинтриговать читателей!

Талина: Глава 10 И все-таки он промахнулся. Мало того, что промахнулся, так еще и, не удержавшись на ногах, упал и со всего маха весьма ощутимо приложился головой и локтями обо что-то достаточно твердое для того, чтобы помянуть родню Мерлина до седьмого колена включительно. В глазах потемнело от боли в покалеченных руках. Звон разбитого стекла и испуганный женский вопль заставили Снейпа вздрогнуть. Ну вот, он, наверняка, вломился к кому-нибудь домой и испугал хозяйку до полусмерти. Как бы она с перепугу не шарахнула его каким-нибудь заклятьем: вряд он сегодня сможет выдержать еще и это. Ощущение хрусткого стеклянного крошева под левой щекой и мутная пелена перед глазами не позволяли Снейпу определить, где он находится. А впрочем, какая разница? Руки все равно не слушаются, он даже волшебную палочку достать не в состоянии, что уж там говорить о том, чтобы воспользоваться ею для самозащиты? Он практически не сомневался, что ему придется защищаться: что может быть опаснее испуганной ведьмы? По его глубокому убеждению, женщины вообще были склонны сначала делать, а потом думать, а уж что способна сотворить обычная до смерти перепуганная домохозяйка, профессор вообще старался себе не представлять: нервы целее будут. Снейп проморгался и попробовал перевернуться на спину. К его лицу приблизились лаковые туфли бирюзового цвета на высоком каблуке. Мастер зелий облегченно вздохнул: только одна ведьма носила такие ужасные туфли, и он был с ней знаком. - Эй, кто вы такой? Я сейчас Авроров позову! – женский голос слегка дрожал, но в нем отчетливо слышались вызывающие нотки. Снейп слегка пошевелился: - Лучше Дамблдора, Розмерта, - прохрипел он. - Северус?! – пауза и через несколько секунд осторожное: - Что случилось? – полная миловидная женщина присела на корточки возле Снейпа и, отведя от лица Мастера зелий пряди спутанных волос, посмотрела на него. – О, Мерлин! – краска в одно мгновение сошла с ее румяных щек, глаза расширились, и она ринулась к камину. Дрожащей рукой хозяйка маленькой гостиницы зачерпнула горсть дымолетного порошка и бросила его в огонь. - Хогвартс, кабинет директора, - мадам Розмерта оглянулась на Снейпа и встревоженно нахмурилась. – Держись, сейчас все будет в порядке, - немного неуверенно пообещала она. Языки пламени окрасились в изумрудно-зеленый цвет и взвились в высоту на добрые полтора метра. Прошла минута, другая… В камине показалось лицо директора. Глядя на него сейчас, сторонний наблюдатель никогда бы не подумал, что перед ним один из величайших волшебников современности: на голове Дамблдора красовался съехавший на одно ухо ночной колпак, сам же пожилой маг торопливо приглаживал всклокоченную бороду. - Что случилось, Розмерта? – он подавил зевок и вопросительно посмотрел на нее. - Тут Северус, - женщина еще раз оглянулась на Снейпа и, понизив голос, добавила: - Кажется, он без сознания, - руки мадам Розмерты нервно теребили белый фартук. С лица Дамблдора мгновенно исчезли все следы сонливости. - Сейчас буду, только позову Поппи. Мадам Розмерта кивнула и на шаг отступила от камина, чтобы не стоять на пути у директора и хогвартской медсестры. Дамблдор и мадам Помфри появились в «Трех метлах» буквально через минуту. Видно было, что женщину только что подняли с постели. Однако годы врачебной практики не прошли даром: медсестра, несмотря на чепчик и накинутую на ночную рубашку мантию, выглядела предельно собранно. Не тратя времени на приветствия, она быстро кивнула Розмерте и деловито направилась к Мастеру зелий. Дамблдор бросил обеспокоенный взгляд на впавшего в забытье зельевара, но тут же взял себя в руки: мадам Помфри прекрасно знала свое дело. Директор Хогвартса позволил себе минуту передышки (если что, Поппи его позовет) и теперь с удивлением обозревал кавардак, царящий в маленьком пабе. Стол, возле которого на полу лежал зельевар, был опрокинут. Вероятно, Снейп аппарировал прямо на него. «Плохо, - встревоженно подумал старый волшебник, - значит, мальчик совсем не соображал, что делает». Осколки разбитой посуды были и возле опрокинутого стола, и около барной стойки. Дамблдор вопросительно посмотрел на Розмерту. Женщина виновато пожала плечами: - Я как раз наводила тут порядок, когда появился Северус. Он просто вывалился на стол и вместе с ним полетел на пол. Грохоту было! Я аж подпрыгнула от неожиданности, вот и расколотила все вымытые стаканы, - она снова пожала плечами и указала палочкой на стеклянное крошево: - Reparo! Mobiliarbus! Восстановленная посуда влетела в буфет и послушно заняла предназначенное ей место. Мадам Розмерта удовлетворенно кивнула и тихонько подошла к медсестре, хлопочущей возле потерявшего сознание Снейпа: - Поппи, я могу чем-нибудь помочь? Мадам Помфри на секунду задумалась, потом отрицательно мотнула головой и вернулась к прерванному занятию. Она периодически бормотала заклинания, проводя волшебной палочкой над телом профессора, хмурилась, вливала ему рот какие-то зелья и снова и снова накладывала исцеляющие чары. - Что с ним, Поппи? – голос Дамблдора прозвучал над самым ухом хозяйки «Трех метел», и женщина вздрогнула от неожиданности. Рука старого волшебника успокаивающе легла на ее плечо, и мадам Розмерта недовольно нахмурилась: - Больше так не подкрадывайтесь! У меня чуть сердце не выскочило! – она приложила ладонь к декольте и сердито посмотрела на Дамблдора. Старый маг вымученно улыбнулся и устремил вопросительный взгляд на мадам Помфри. - Ну что я могу сказать тебе, Альбус? – вздохнула она. – Внутренние повреждения я залечила, но позвоночник и руки будут болеть и еще какое-то время беспокоить его. Сильно болеть. Тут уж я ничего не смогу поделать. Так что придется Северусу где потерпеть, а где и попить обезболивающих зелий. Не уверена, что это полностью снимет боль, но, совершенно определенно, облегчит ее. Что еще, - она рассеянным взглядом посмотрела на директора Хогвартса и вновь склонилась над своим пациентом, - последствия Crucio, отравление, рваные раны на запястьях, - взмах волшебной палочки, и они прямо на глазах затянулись, оставляя после себя тонкие белые шрамы. Медсестра зачерпнула из темной склянки пряно пахнущую мазь и, потерев ладони друг о друга, чтобы мазь разогрелась, принялась осторожными движениями втирать ее в кожу на запястьях Мастера зелий. – Нам ведь не нужно, чтобы еще и эти шрамы остались, у него и так их больше чем достаточно, - ответила она на немой вопрос еще больше побледневшей мадам Розмерты и грустно улыбнулась уголками губ. Хозяйка «Трех метел» судорожно сглотнула и в полной прострации опустилась на ближайший стул. Мадам Помфри понимающе кивнула: - Видишь зеленый пузырек справа от моей сумки? Мадам Розмерта снова сглотнула и часто-часто закивала. - Вытащи из него пробку и понюхай, только очень осторожно, это довольно сильное средство. Оно снимет дурноту и тебе станет гораздо легче. Мадам Розмерта благодарно кивнула и так вцепилась в указанный пузырек, что стало ясно: отнять у нее зелье можно будет только с боем, причем значительно превосходящими ее сопротивление силами. - Что-нибудь еще? – Дамблдор снял очки-половинки и теперь рассеянно протирал их полой своего расшитого звездами халата. Мадам Помфри пожала плечами: - Перелом ключицы и две трещины на ребрах должны к утру срастись, я влила ему в рот достаточное количество сращивающего кости зелья. Больше я не могу применять магию, так что многочисленные синяки и ушибы будут заживать сами, но все это не очень страшно. По крайней мере, по сравнению с тем, что у нас было до начала лечения. Лицо мадам Розмерты стало одного цвета с зажатым в ее руке пузырьком, и женщина, выдернув пробку, наклонилась к самому горлышку флакона, практически уткнувшись носом в остро пахнущее зелье. - Не переусердствуй, иначе мне придется заново отращивать твой нос, - хмыкнула Поппи, и мадам Розмерта с невнятно-возмущенным мычанием отдернула голову от открытого флакона. - Не могла раньше сказать?! – она нахмурилась и сердито посмотрела на медсестру. Мадам Помфри только пренебрежительно фыркнула: - Я предупреждала, что зелье сильное и что с ним надо осторожно обращаться. Все это время медсестра продолжала втирать мазь в поврежденные запястья профессора зельеварения нежными, почти материнскими, прикосновениями. Он все еще оставался без сознания, но мадам Помфри знала, что теперь он точно очнется. Это всего лишь вопрос времени. Пожилая женщина снова улыбнулась уголками губ и в который раз убедилась, что выбрала себе очень достойную профессию. * * * - Гарри, ну пожалуйста, - отчаянно всхлипнула Гермиона и снова потрясла друга за плечи. Она била его по щекам, трясла за плечи, держала за руку и уговаривала открыть глаза, даже подумала, было, сделать массаж, стимулирующий сердечную деятельность, но потом поняла, что это уже чересчур, да и не умеет она его делать. И все было напрасно, она так и не смогла привести Гарри в чувство, все ее усилия не принесли никакого результата. И тогда Гермиона наконец призналась себе в том, что боится. Ей не было так страшно никогда в жизни. Она чувствовала, как в душу заползает неконтролируемый животный ужас и, глухо ворча, сворачивается в ней тугой пружиной, готовой в любой момент развернуться и освободить тот страх, что все эти часы скапливался у нее в душе. Она долго сдерживалась, но слезы все-таки покатились по ее щекам, и девушка сердито смахнула их с лица, сосредоточив все свое внимание на метавшемся в бреду Гарри. Даже через одежду она почувствовала жар, пожирающий его изнутри, и стала торопливо выпутывать молодого человека из одеяла: его постоянно бросало то в жар, то в холод, и девушка просто не знала, что ей делать. Она принесла из своей комнаты одеяло и наколдовала тазик с холодной водой. Теперь она периодически то кутала молодого человека в теплый кокон из своего одеяла и снятого с дивана покрывала, то обтирала его горящее лицо губкой, смоченной холодной водой. Лучше бы, конечно, растереть его теплым спиртом, но Гермиона не знала, как можно попасть в лабораторию профессора в его отсутствие. Интуиция подсказывала ей, что это невозможно, а девушка безоговорочно доверяла своему шестому чувству. Можно было, конечно, добавить в воду немного уксуса, но Гермиона так и не научилась как следует ориентироваться на кухне Мастера зелий, а звать глухого домового эльфа, страдающего снобизмом, вообще не было никакого смысла: все равно не услышит. Так что Гермиона довольствовалась обычной холодной водой, ведь она не была колдомедиком и совершенно не представляла, что еще можно сделать. Простые заклятья, заживляющие раны, останавливающие кровь и снимающие боль и отеки были в данной ситуации совершенно ни к чему, поэтому Гермиона действовала проверенными временем маггловскими методами. Они были не слишком эффективными, но девушка надеялась, что ее усилия хоть немного облегчают страдания друга. Когда Гарри наконец перестал стонать, Гермиона снова опустилась на пол у дивана, на то самое место, с которого она не вставала почти всю ночь. Профессора Снейпа все не было, и Гермиона совершенно не представляла, когда он придет, значит, ждать помощи было неоткуда. Она также не знала, чем помочь Гарри, и абсолютно не представляла, сколько он еще будет в силах переносить эти мучения. Гермиона бросила взгляд на массивные напольные часы и, не удержавшись, снова всхлипнула: было три часа утра. * * * Приблизительно через четверть часа усилия мадам Помфри все-таки увенчались успехом. Лицо Снейпа было все таким же бледным, но губы приобрели нормальный цвет, утратив несвойственный им синюшный оттенок. Веки его затрепетали и, глубоко вздохнув, профессор наконец-то смог открыть глаза. В первое мгновение он удивился тому, что не чувствует боли, но потом понял, что боль все-таки есть, но теперь она как-то притупилась и уже не застилала глаза багровым туманом. Мастер зелий несколько раз моргнул и заметил, что рядом с ним кто-то сидит, этот кто-то, кажется, обращался к нему по имени и осторожно массировал ноющие запястья. Он с трудом сфокусировал взгляд на этом человеке, напряженно нахмурился, и муть, все еще мешавшая ему ясно видеть наконец-то рассеялась, и Снейп все же узнал того, кто сидел рядом с ним: - Мадам Помф… - прохрипел он. По горлу словно провели наждаком: до того оно пересохло и саднило. Профессор задохнулся на полуслове и закашлял. Медсестра кивнула - Конечно, я, кто еще, - и, осторожно приподняв голову Снейпа, поднесла к его искусанным губам стакан, почти до краев наполненный водой. Он торопливо и жадно пил, давясь и не успевая глотать, словно боялся, что у него отнимут питье, хоть немного притупляющее боль и жжение в разорванном криком горле. - Не спеши, - тихонько предостерегла пожилая женщина, но Снейп смог остановиться только тогда, когда стакан полностью опустел. Он облизал губы и на мгновение прикрыл глаза. - Встать сможешь? – заботливо осведомилась мадам Помфри. Он все еще лежал на полу: медсестра решила не перемещать его с места на место, пока не залечит самые серьезные повреждения. Снейп уже открыл, было, рот, чтобы ответить, но в последний момент передумал и просто кивнул. - Мальчик мой, как я рад, что ты пришел в себя, - Альбус Дамблдор подошел ближе и теперь они вдвоем с мадам Помфри поддерживали его в вертикальном положении. - У меня кресло есть, – мадам Розмерта наконец вышла из ступора и взмахнула волшебной палочкой, придвигая кресло поближе к едва державшемуся на ногах Снейпу. - Спасибо, – он как подкошенный рухнул на мягкое сиденье. В голове беспокойно ворочалась какая-то мысль, он что-то собирался сказать Дамблдору. Сейчас он вспомнит. - Волдеморт? – тихо спросил директор, наклоняясь к самому уху Мастера зелий. Снейп качнул головой и сказал, будто выплюнул: - Беллатрикс. В голове словно взорвалась бомба: Беллатрикс, Люциус, Пожиратели смерти… «Уизли у своих родителей, но грязнокровка, подружка Поттера, тоже бесследно исчезла. Мне не дает покоя мысль, что они вполне могут быть вместе… Так подкинь эту мысль Лорду… Прекрасный повод позабавиться с магглами… мне хорошо известно, где живут родители грязнокровки… Что-то мне подсказывает, что сегодня мы изрядно развлечемся. Нас ждут великие дела…» - Альбус, - Снейп вцепился в запястье Дамблдора враз похолодевшими пальцами и тут же поморщился от острой боли, прострелившей руку. - Что такое? - в глазах старого волшебника зажегся тревожный огонек. - Пожиратели аппарировали в маггловский Лондон, - выдохнул Снейп. Дамблдор вздрогнул. - Они в районе, где живут родители мисс Грейнджер. - Но откуда им известно, где… - брови Дамблдора поползли вверх. - Альбус, все потом, сейчас нужно связаться с Аврорами. Если еще не поздно, - Снейп откинулся на спинку кресла и обессиленно закрыл глаза. - Да, конечно. Словно во сне, Снейп слышал, как Дамблдор через камин говорил с Авроратом, слышал громкий голос Грюма, появившегося в «Трех метлах», и требующего у мадам Розмерты Огневиски. Зельевар сделал вид, что не заметил презрительного взгляда и не услышал нелицеприятных заявлений в свой адрес, он демонстративно закрыл глаза и, кажется, действительно, задремал, потому что когда он открыл глаза в следующий раз, Грюма в пабе уже не было. Дамблдор сидел за столом и напряженно смотрел в камин, словно ждал вестей, да, скорее всего, так оно и было. - Альбус, нам с Северусом нужно вернуться в Хогвартс, – подала голос мадам Помфри. Дамблдор вздрогнул и непонимающим взглядом уставился на медсестру: он уже успел позабыть о ее присутствии. - Северус нуждается в более серьезном лечении, здесь я всего лишь оказала ему первую помощь. Мы и так уже проторчали тут почти всю ночь. - Что?! – Снейп подпрыгнул в кресле и расширившимися глазами впился в циферблат висящих на стене часов: он совсем не думал о времени. А должен был думать, идиот!!! – Альбус, я возвращаюсь домой, - Мастер зелий встал на предательски дрожащие ноги и с трудом выпрямился, мимолетно порадовавшись тому, что у него получилось встать почти прямо. - Что?! – грозно поинтересовалась мадам Помфри, преграждая ему дорогу к камину. – Ты сейчас отправляешься в Больничное крыло! Это твой дом на ближайшую неделю как минимум! - Альбус, - Снейп понимал, что с мадам Помфри, выполняющей свой служебный долг, спорить бесполезно, поэтому обратился непосредственно к Дамблдору. - Никакого тебе Альбуса, ясно?! Когда речь идет о здоровье, мне никто не указ, понял, глупый мальчишка?! – продолжала бушевать мадам Помфри. - Поппи, подожди, - директор Хогвартса устало взмахнул рукой: в лице обычно невозмутимого Мастера зелий сейчас было столько тревоги, что Альбус Дамблдор, кажется, начал понимать, в чем дело. - Когда? – только и спросил он. - Пятнадцать часов назад. Старый волшебник так сильно сжал кулаки, что побелели костяшки пальцев. - Поппи, отойди с дороги. Северусу срочно нужно вернуться домой. - Вы что, рехнулись оба? – мадам Помфри не сдвинулась с места. - Это вопрос жизни и смерти, - Дамблдор умоляюще поднял руку, призывая мадам Помфри к спокойствию. - Вот именно, жизни и смерти. Северуса. Его, к твоему, сведению, еще и отравили. Я, конечно, дала ему противоядие, но за пациентом необходимо наблюдать в течение недели. Ему в любой момент может стать плохо, тогда понадобится повторное введение противоядия, уже внутримышечно. И все равно могут быть галлюцинации, повышенная агрессия и другие побочные эффекты, на всех эта мерзость действует по-разному, но я должна быть рядом, чтобы в любой момент прийти на помощь. - Поппи, ты не забыла, что я Мастер зелий? – высокомерно осведомился Снейп. - Я знаю, о чем ты говоришь, но уверяю тебя, ты ошибаешься. Тот яд уже никто не приготовит. Болотные шотландские драконы вымерли в середине прошлого века, так что их желчь, по вполне понятным причинам, взять неоткуда. Ты ошибаешься. «Мерлин, Поппи, да уйди же ты с дороги, старая курица! Мне нельзя отлучаться из дома больше, чем на двенадцать часов!!! Поттер и Грейнджер, наверное, при смерти, если уже не... » - при мысли об этом Снейпа пробил холодный пот. В выражении его лица, вероятно, что-то изменилось, потому что мадам Помфри вздрогнула и отступила в сторону: - Иди, иди, глупый мальчишка, но я снимаю с себя всякую ответственность за твою жизнь, тебе понятно? - Я вполне могу позаботиться о себе самостоятельно, – как можно мягче ответил Снейп и шагнул к камину. - Аппарировать не будешь? – спросил Дамблдор, тревожно блестя глазами из-под очков-половинок. - Только не в таком состоянии, - Снейп покачал головой и набрал горсть дымолетного порошка. – А то опять окажусь одному Мерлину известно где. Не беспокойся. Камин меня пропустит. Не забывай, это мой дом. - Удачи, - одними губами сказал Дамблдор. Снейп кивнул на прощание мадам Розмерте, которая, казалось, вообще ничего не понимала и, взглянув на Поппи, улыбнулся одними уголками губ: - Спасибо. - Я тебя предупредила об отравлении, - мрачно буркнула она. – Одной порции антидота может и не хватить, все зависит от индивидуальной реакции организма. - Поппи, ты ошибаешься, но даже если и права, у меня есть противоядие. - А кто будет следить, чтобы ты не натворил чего в бреду? - Тинли, - криво ухмыльнулся зельевар. – Поместье Снейпов, - Мастер зелий шагнул в зеленое пламя. Часы пробили три раза. Утро. * * * Когда в камине полыхнуло зеленое пламя, Гермиона от неожиданности вскрикнула и нацелила на вывалившуюся на ковер фигуру волшебную палочку. Снейп выругался и с трудом встал. Ну что за день такой, ноги совершенно не держат! Он выпрямился и на мгновение застыл прямо посреди гостиной. Все было еще хуже, чем он предполагал: Поттер, весь в испарине, метался на диване, пытаясь выпутаться из одеяла, в которое его, вероятно, завернула всезнайка Грейнджер. Она, кстати, сидела на полу возле своего впавшего в беспамятство дружка и терять сознание и бредить явно не собиралась. Снейп даже не успел как следует удивиться этому из ряда вон выходящему событию, он даже не успел ничего сказать: при виде Мастера зелий пружина животного ужаса в душе Гермионы вдруг распрямилась, и худенькая девушка с зареванным лицом и распухшим от слез носом в один миг оказалась возле него и с воплем: «Профессор Снейп!» - буквально повисла у него на шее.

Pixie: Ух ты! Я первая Талина Огромное спасибо за новую главу! Хотя заканчивать ее на таком месте... Уу... Теперь вот жди, волнуйся. Неужели Вольдеморт убьет родителей Гермионы?!!! Интересное описание того, как лечила бедного зельевара мадам Помфри (она молодчина, свое дело знает :)). Северуса, конечно, жалко, но ничего - будет для Гермионы повод поухаживать за ним :)))) Есть у меня предположение, почему на Гермиону не подействовали чары дома Снейпов... :))) А вообще неплохая у них семейка. Сразу видно - добрейшие люди! Талина пишет: даже подумала, было, сделать прямой массаж сердца, Только тут небольшая ошибочка. Гермиона могла бы сделать Гарри только непрямой массаж сердца (когда нажимают на грудную клетку слева от нижней трети грудины). Потому что прямой массаж проводится на отрытом сердце (например, когда во время операции произошла остановка сердца). Ты не думай, я не придираюсь, просто человеку немного знакомому с медициной, это может броситься в глаза. А хочется, чтобы хороший фик был идеальным :))))

Талина: Pixie, Спасибо. Семейка у Снейпа, действительно, специфическая, а уж какие у них друзья семьи!.. Жуть. Что касается массажа сердца, я действительно имела в виду прямой, потому и написала, что это было бы уже чересчур и о том, что Гермиона не умела его делать, не будучи колдомедиком. Но если это совсем не лезет ни в какие ворота и режет глаз, то придется исправить. P.S. Мое исправление не слишком дико смотрится?

leeRA: Талина Новая глава настолько напряжена, что я периодами забывала выдыхать. Хорошо, что магией можно так быстро лечить, а то провел бы Северус несколько месяцев на больничной койке. Талина пишет: худенькая девушка с зареванным лицом и распухшим от слез носом в один миг оказалась возле него и с воплем: «Профессор Снейп!» - буквально повисла у него на шее. После такой главы я и сама готова повиснуть у него на шее и чуток повсхлыпывать. Pixie пишет: Есть у меня предположение, почему на Гермиону не подействовали чары дома Снейпов... Хех, у меня тоже... Талина, все очень понравилось!

Талина: leeRA, Спасибо!)) Pixie пишет: Есть у меня предположение, почему на Гермиону не подействовали чары дома Снейпов... :))) leeRA пишет: Хех, у меня тоже... Трудно не догадаться!

Pixie: Талина Талина пишет: P.S. Мое исправление не слишком дико смотрится? Нет :))) Так мне больше нравится, как-то научно, что ли. Только может быть не "активности", а "деятельности", но это, имхо, уже мелочь. Слушай, а Гермиона - смелая девушка, если была готова делать прямой массаж сердца :)))) leeRA пишет: цитата: худенькая девушка с зареванным лицом и распухшим от слез носом в один миг оказалась возле него и с воплем: «Профессор Снейп!» - буквально повисла у него на шее. После такой главы я и сама готова повиснуть у него на шее и чуток повсхлыпывать ППКС!

Талина: Pixie, Точно, деятельность. *Хлопнула рукой по лбу.* Спасибо!))

precissely: Это же супер история!!! Я, если честно, к снейджерам отношусь прохладно, но ваш фик - это класс! Прочитала все главы за один раз, а потом еще раз, для закрепления результата, так сказать. Бедный Сева: то Альбус со своими идеями, то Волди со своими, то зелье не удается, то Поттер подыхает.... Одна надежда на Гермиону

Талина: precissely, Спасибо!)) precissely пишет: Одна надежда на Гермиону Это точно. У великих волшебников великие идеи, а с результатами их деятельности разгребаться бедной девочке!

Ginger: Талина Ещё один замечательный фик )) И Вы нас опять заинтриговали

Illerina: Ура! Новая глава!!! Кажется с этой главы начнется самое интересное!

Талина: Ginger, Illerina, Спасибо за отзывы! Надеюсь, что и в дальнейшем не разочарую вас.

Aloc: ЫЫЫЫЫЫЫЫЫ! *скандирует* "ПРОДУ! ПРОДУ!"

Талина: Aloc, Продолжение в процессе.

Мышь Белая: Прочитала.Глава замечательная ,и ты как всегда на коне.

Катрин: Сегодня начала читать и быстренько проглотила все 10 глав Хотя не очень люблю снейджеры, этот почему-то нравится..как-то очень легко читается..Поттер радует)Интригует вся эта история с зеркалом, Аличе и Гермионой. Кое о чем догадываюсь, но буду ждать продолжения))

Зелёный чай: Талина пишет: Гермиона краем глаза заметила, как Снейп натянул рукав сюртука пониже, пряча выглядывающий оттуда кончик волшебной палочки. - Волшебную палочку забыл, - буркнул он и мрачно посмотрел на Гермиону. Какая прелесть! В зеркале отражалось бледное лицо, с которого на Снейпа смотрели черные глаза с ярко-синими белками. Представила эту картину. Впечатляет. Жалко только, что в темноте они, видимо, не светятся. Ой, нравится ваш фанфик. И на самом интересном месте оборвали.

Талина: Мышь Белая, Катрин, Зелёный чай, Большое спасибо за отзывы. Мне очень приятно, что фик вам нравится. Зелёный чай, Зелёный чай пишет: И на самом интересном месте оборвали. Я не оборвала, у меня просто отпуск внезапно кончился, но 11 главу я, честное слово, уже пишу. Только медленно.

Зелёный чай: Талина Так я же не в претензии! Просто сокрушаюсь: стоит мне увидеть интересный фик, оказывается, что он приостановлен на интригующем моменте.

Талина: Зелёный чай, Я пнула свою совесть, она пнула меня, и в результате глава дописалась, но автор малость в прострации. Вроде бы все вычитывала, но могла и пропустить опечатки, так что больно не бейте.

Талина: Глава 11 От прикосновения Гермионы Снейп вздрогнул, зашипел от боли и попытался вывернуться из ее объятий. - Мисс Грейнджер, если вы свернете мне шею, то вашему Поттеру не поможет даже чудо. Немедленно отпустите меня, - хрипло выдавил он и досадливо поморщился: девушка замотала головой, что-то невнятно промычала и еще крепче вцепилась в него. – Мерлин, ну за что мне это?! - простонал Мастер зелий и тяжело вздохнул. – Одна не добила, так другая задушит, - пробормотал он себе под нос. Судя по тому, как колотило Гермиону, она была в истерике. Разговаривать с ней, пока она в таком состоянии, конечно, невозможно. Снейп бросил взгляд на Гарри. Что ж, это неудивительно, если учесть то, что она пережила у постели умирающего друга. Кстати, почему с ней-то все в полном порядке? Еще один взгляд на Поттера. Ладно, теперь, когда он вернулся, парень точно не умрет, но некоторое время ему придется помучиться: с висящей у него на шее девушкой Мастер зелий ничем не мог помочь молодому человеку. - Мисс Грейнджер, успокойтесь. Гермиона горестно всхлипнула и судорожно втянула в себя воздух. Снейп покосился на свою мантию: - Мисс Грейнджер, я вам не носовой платок, немедленно прекратите в меня сморкаться! – возмутился он. - Я н-не см-моркаю-юсь, - выдавила Гермиона и снова всхлипнула, - я н-наоборот. - Что наоборот? - не понял Снейп. - Я не в вас, я об-братно. Профессор закатил глаза, но уголки его губ непроизвольно изогнулись в подобии улыбки: интересно, она сама поняла, что сказала? - Немедленно успокойтесь, высморкайтесь и отцепитесь от меня! Что вы делаете?! Нет! Только не это! Мисс Грейнджер, сначала отцепитесь, а потом уже сморкайтесь! Девушка наконец отняла лицо от груди Мастера зелий и посмотрела на него заплаканными глазами: - Я вас искала. Гарри стало плохо, а вас все не было и не было. Я вас так ждала, профессор, - доверчиво сообщила Гермиона и в очередной раз шмыгнула носом. Она так трогательно выглядела, что у Снейпа даже язык не повернулся сказать ей какую-нибудь обычную колкость. Огромные карие глазищи смотрели на него с таким изумлением и обидой, что Мастер зелий почувствовал себя бесконечно виноватым перед ней за то, что оставил ее одну в такую трудную минуту. Эти глаза словно гипнотизировали. Почему он никогда раньше не замечал, какие у нее глаза? Снейп судорожно вздохнул и неожиданно для себя, повинуясь какому-то порыву, неловко погладил девушку по голове. Гермиона потянулась за лаской, как котенок, и даже непроизвольно зажмурила глаза от удовольствия, но в этот момент Снейп словно очнулся и поспешно отдернул руку. Она открыла глаза и растерянно посмотрела на профессора. Тот, на удивление, отвел взгляд. - Отойдите в сторонку, мисс Грейнджер, и не мешайте мне, - буркнул он, по-прежнему глядя куда-то в сторону. Гермиона не смогла сдержать разочарованного вздоха. Снейп с удивлением покосился на нее, но ничего не сказал. Он выудил из складок мантии волшебную палочку и поморщился, пытаясь поудобнее перехватить ее, чтобы не слишком сильно беспокоить покалеченную руку. - Что вы собираетесь делать? Мастер зелий усмехнулся: помолчать маленькая Всезнайка, конечно, не в состоянии. - Спасать вашего ненаглядного Поттера, - беззлобно огрызнулся Снейп и снова сморщился от боли. - Он не мой ненаглядный, - насупилась Гермиона и почувствовала, как ее щеки заливаются румянцем. Зельевар бросил на нее насмешливый взгляд, но в следующую секунду сосредоточил все свое внимание на метавшемся в бреду Гарри. Он провел над ним волшебной палочкой, нахмурился, сделал несколько замысловатых пассов левой рукой над лицом парня и, пробормотав короткое заклинание, прикоснулся палочкой к виску Гарри. Из палочки вылетел сноп красноватых искр, они на мгновение окутали алой дымкой мечущуюся в бреду фигуру, а потом исчезли, словно просочившись сквозь поры кожи молодого человека. Гарри затих. Гермиона, как завороженная, наблюдала за действиями Снейпа, не мигая глядя на него. Профессор, будто почувствовав ее взгляд, резко обернулся и бросил через плечо: - Мисс Грейнджер, вы, конечно, знаете, где находится моя лаборатория, - он не спрашивал, он утверждал, и Гермионе пришлось покаянно кивнуть: они с Гарри от скуки не раз нарушали запрет Снейпа и бродили по дому. Девушка вжала голову в плечи, однако ожидаемой отповеди не последовало, Снейп только хмыкнул и удовлетворенно кивнул: - Я так и думал. Подойдите ко мне. - Что? – Гермиона моргнула. - Вы оглохли, мисс? Подойдите ко мне, - повторил он. В голосе Снейпа послышалось раздражение, и Гермиона, поспешно встав, нерешительно приблизилась к Мастеру зелий. - Да не съем я вас, не съем, - поморщился Снейп, - просто я не могу сейчас отойти от Поттера, поэтому мне нужна ваша помощь. Надеюсь, вы в состоянии выполнять простые действия? – он с сомнением посмотрел на пребывающую в прострации девушку. Гермиона облизала пересохшие губы и напряженно кивнула. - Кажется, да, - немного неуверенно произнесла она. Снейп выразительно фыркнул, и Гермиона, уже куда более собранно, кивнула: - Да, точно, смогу. - Вот и отлично, - Снейп опустился на пол, туда, где еще недавно сидела Гермиона, и кончиками пальцев прикоснулся ко лбу Гарри. - Сейчас вы пойдете в лабораторию, - профессор повернулся к девушке. - Дайте руку, мисс Грейнджер, - Снейп стянул с пальца массивное платиновое кольцо и вложил его в протянутую ладошку Гермионы, - пароль - Цветущий папоротник. Приложите перстень к замочной скважине, и дверь откроется. Снейп отнюдь не был в этом уверен, но вдруг? Если уж мисс Грейнджер осталась в сознании, когда ее дружок почти впал в кому, то либо она самая сильная волшебница со времен Основателей, либо… Снейп потряс головой, отгоняя от себя предположения, одно невероятнее другого, потому что это «либо» или вообще не лезло ни в какие ворота, или просто-напросто отдавало дешевой мелодрамой. Кольцо, скорее всего и не подумает ее слушаться, но попробовать стоило: Снейпу сейчас лучше не отходить от Поттера: парень все еще был плох. Из задумчивости его вывел голос гриффиндорки: - К замочной скважине? – удивилась Гермиона. - Вы что, никогда не слышали о магических замках? – ухмыльнулся Снейп. Девушка покраснела и помотала головой: - Нет, - с запинкой призналась она и сосредоточенно уставилась в пол. Гермиона привыкла всегда знать ответ на любой вопрос, какой бы ей ни задали, и сейчас ей было мучительно стыдно за свое вопиющее невежество. - Мисс Я-Прочитала-Всю-Хогвартскую-Библиотеку чего-то не знает? – восхитился Снейп. – Ну, теперь-то я просветил вас на этот счет - будете знать. Гермиона угрюмо молчала, исподлобья глядя на зельевара. Его ухмылка стала еще шире, но, в конце концов, он все же сжалился над девушкой. - Не переживайте, мисс Грейнджер, вы и не могли этого знать, - снисходительно сказал он. - Это очень древняя семейная магия. В каждой семье свои заклятья и свои ключи, и открывают они не всегда только двери, - пояснил он. На профессора нашла несвойственная ему многословность: истекшие сутки слишком сильно измотали его, а теперь, находясь в своем доме в полной безопасности, он смог расслабиться. - Перстень – это магический ключ, он откроет дверь в лабораторию. Справа от двери стоит шкаф с готовыми зельями, на второй снизу полке возьмете синий маленький флакон с узким горлышком, - Гермиона сосредоточенно кивала. Снейп на секунду запнулся, потом все же решил, что обезболивающее зелье ему не помешает, и добавил: - Прихватите еще коричневый флакон с верхней полки. Все запомнили? - Да. - Тогда идите. Ах, да! Вам придется подняться в мою комнату. Она открывается так же, как и лаборатория, пароль Вереск. На одной из книжных полок увидите небольшой серебряный кубок, принесете его сюда. Вам все понятно? - Разумеется, я все поняла. Ну, я пойду? - Гермиона пританцовывала на месте от нетерпения. - Если хоть пальцем тронете мои книги, запру вас в подвале. Ясно? Девушка сразу сникла: - Да, сэр, - опустив плечи, она понуро поплелась к выходу из гостиной. Снейп задумчиво посмотрел ей вслед: может быть, и правда, дать ей что-нибудь почитать? В конце концов она сегодня держалась молодцом, не каждый так сможет. Ладно, он обязательно что-нибудь для нее подыщет.

Талина: * * * Гермиона спустилась в подвал и, подойдя к двери в лабораторию, на мгновение остановилась. Она глубоко вдохнула прохладный воздух и приказала себе успокоиться. Платиновое кольцо она все еще сжимала в кулаке. То ли от близости этого странного ключа к открываемой им двери, то ли еще по какой-то непонятной причине, кольцо нагрелось и нетерпеливо шевельнулось на в испуге разжатой ладони. Металл, казалось, налился каким-то внутренним светом и теперь ярко блестел, словно маленькое солнце, отбрасывая блики на потолок и стены полутемного подвала. Девушка зачарованно наблюдала за тем, как растительный орнамент, украшающий артефакт, пришел в движение. Платиновые ветви и листья сплетались и расплетались, образуя причудливые узоры, быстро сменяющие один другой, словно в калейдоскопе. Девушка почувствовала, что против воли начала улыбаться. Тревога и страх, казалось, навсегда поселившиеся в ее сердце, теперь отступали прочь, все еще глухо ворча и огрызаясь, но с каждой секундой это ворчание становилось все тише и тише, пока, наконец, не смолкло окончательно. Девушка почувствовала такую легкость и умиротворение, что, захоти она взлететь и воспарить над землей, у нее, скорее всего, это получилось бы без особого труда. Она, больше не сдерживаясь, тихонько засмеялась и потянулась, сбрасывая с себя напряжение прошедшей ночи. Сама не зная почему, просто повинуясь душевному порыву, девушка прошептала: «Спасибо», - легонько погладила кольцо указательным пальцем и в изумлении широко раскрыла глаза: кольцо, как живое, потерлось об ее руку и, издав тихий мелодичный звук, вдруг расплелось, превращаясь в юркую змейку, украшенную платиновыми листьями, и несколько раз обвилось вокруг ее пальца. Гермиона в изумлении уставилась на украсивший ее палец артефакт. Змейка, явно довольная произведенным эффектом, подмигнула изумрудным глазом и насмешливо шевельнула кончиком хвоста. Гермиона не знала, как можно насмешливо шевелить хвостом, но была твердо уверена в том, что магическая змея с насмешкой и снисхождением рассматривает ее изумленно вытянувшееся лицо. Еще немного, и змейка, определенно, приподнимет бровь в коронном жесте профессора зельеварения. Стоп. Откуда у змеи могут взяться брови?! Гриффиндорка моргнула и потрясла головой, пытаясь избавиться от наваждения. «Гермиона Грейнджер, ты просто дура!» - мысленно обругала себя девушка и поймала себя на том, что ее лицо принимает еще более изумленное выражение, чем раньше: кольцо вибрировало, издавая тихий мелодичный звон. Нет, эта вредная змеюка еще и смеется над ней! Гермиона прищурилась: ах так, посмотрим, кто будет смеяться последним! Змейка, вероятно, поняла, что перешла все границы приличия и, еще раз ехидно хихикнув напоследок, приняла благопристойный вид обычного магического кольца. Девушка хмыкнула - вот так вот! – и, решительно стянув артефакт с пальца, подошла к двери. Где-то здесь должна быть замочная скважина. Странно: Гермиона ничего не видела, но раз профессор сказал, что скважина есть, значит, так оно и было. Гермиона нахмурилась и почувствовала, что сердится. В душе зарождался гнев: что они себе позволяют?! Это всего лишь обыкновенные волшебные вещи! Нашли девчонку, да как они смеют с ней играть?! Гермиона топнула ногой. Странный дом профессора зельеварения изрядно ей надоел: тут все было не как у людей и даже не как у нормальных волшебников, а как… как у Снейпа, вот! Гарри требуется помощь, а она тут застряла перед дверью лаборатории и никак не может найти эту дурацкую замочную скважину. Совершенно гладкая поверхность двери сбивала с толку и нервировала девушку. Она шмыгнула носом. Вернуться и сказать профессору, что она не нашла замочную скважину? О нет, только не это! Гермиона представила, с каким презрением он на нее посмотрит и что именно скажет об интеллектуальных способностях человека, не сумевшего найти на двери замочную скважину, и почувствовала, как ее щеки наливаются румянцем и начинают гореть. Ни за что! Она не пойдет к профессору, он ведь ясно дал ей понять, что не может отойти от Гарри. Гермиона больше не позволит себе терять время, она и так проторчала в подвале довольно долго, наблюдая за сольным выступлением кольца профессора Снейпа. Кольцо, словно каким-то непостижимым образом поняв, что девушка о нем подумала, вдруг начало тяжелеть и потянулось к двери, как железо к магниту. Девушка заинтересованно хмыкнула и поднесла кольцо прямо к гладкой поверхности. Когда расстояние между дверью и кольцом сократилось до нескольких миллиметров, девушка увидела, как поверхность двери пошла волной, словно морская гладь, раздававшаяся в стороны под порывами ураганного ветра, и на поверхности показалась фигурное отверстие искомой замочной скважины. Кольцо с тихим звяком прижалось к отверстию, и дверь легко открылась, пропуская Гермиону внутрь. Девушка набрала в легкие побольше воздуха, сделала пару шагов в кромешную тьму и, взмахнув волшебной палочкой, быстро зажгла свечи, в изобилии расставленные и тут и там. Гермиона впервые оказалась в личной лаборатории Мастера зелий и не смогла сдержать восхищенного возгласа. Нет, она, конечно, несколько раз была в его хогвартской лаборатории, но то, что она увидела здесь, не шло ни в какое сравнение с виденным ранее. Разнокалиберные котлы, аккуратно расставленные на специальных стеллажах, оловянные, чугунные, и даже маленький золотой, многочисленные шкафы, заставленные различными алхимическими приспособлениями, названия которых Гермиона даже не знала… Девушка закусила губу: незнание чего-либо приносило ей чуть ли не физические страдания. Гермиона вздохнула и тоскливо обозрела помещение: она просто не могла оставаться здесь дольше, но с каждой секундой ей все мучительнее хотелось получше рассмотреть все находящиеся тут диковинки, подержать в руках… Вот где были чудесные вещи, а не на чердаке, куда потащил ее неугомонный Гарри. Мысль о друге отрезвила Гермиону, она вздрогнула и часто-часто заморгала, выходя из транса, в который ее повергло все увиденное изобилие. Она решительно двинулась к шкафу, в котором хранились готовые зелья, и настежь распахнула его дверцы. Так, вот маленький синий флакон с узким горлышком. Гермиона прищурилась, пытаясь разглядеть, что за зелье там хранится: тягучая флуоресцирующая субстанция темного цвета не была похожа ни на одно из известных ей зелий, и девушка тяжело вздохнула: неудовлетворенное любопытство – это вам не шутка! Теперь нужно достать коричневый флакончик с самой верхней полки. Гермиона приподнялась на цыпочки, стараясь дотянуться до нужного пузырька кончиками пальцев: пользоваться магией в лаборатории Снейпа без его на то разрешения почему-то совершенно не хотелось. Гермионе все еще была дорога собственная голова, и она не хотела, чтобы Мастер зелий в ярости оторвал ее. В том, что так и будет, начни она тут размахивать палочкой направо и налево, девушка не сомневалась.

Талина: Зелье в пузырьке из коричневого стекла Гермиона узнала. Это было обезболивающее. В бытность свою студенткой Хогвартса Гермиона иногда помогала мадам Помфри варить зелья для Больничного крыла. Так уж получилось, что обезболивающее им приходилось варить чаще всего: уроки полетов были очень травматичными, многие первокурсники не могли удержаться на метле и падали с нее с завидным постоянством, да и не только первокурсники. Гермиона вздрогнула при воспоминании о том, как она сама на втором курсе свалилась с этой дурацкой метлы, сломав руку и три ребра. С тех пор она так и не пересилила свой страх перед этим средством передвижения. Признаться мадам Помфри в том, что она панически боится полетов, Гермиона так и не смогла (было стыдно), поэтому она предусмотрительно вместе со шкуркой бумсланга стащила из хранилища профессора Снейпа несколько недостающих ингредиентов для зелья храбрости, которое и сварила в том же самом туалете Плаксы Миртл. Не то чтобы красть было менее стыдно, чем признаться в собственном страхе, но Гермиона просто невежливо послала свой внутренний голос куда подальше и поступила так, как считала нужным. Никто так и не узнал об этой ее маленькой тайне. Гермиона немного грустно улыбнулась: славное было времечко. Волдеморт еще не возродился, и единственное, что им по-настоящему угрожало, – это вероятность свернуть себе шею, встряв с чисто гриффиндорским пренебрежением к опасности в очередную авантюру. Зато страх перед полетами на метле сыграл не последнюю роль в ее настойчивости при обучении искусству аппарации: Гермиона первой со всего курса получила лицензию, в то время, как все остальные еще две недели пыхтели на тренировочном полигоне. Все еще погруженная в воспоминания, Гермиона вышла из лаборатории и, замкнув дверь магическим ключом, поспешила наверх, в комнату профессора Снейпа. Его комната, так же, как и спальни Гарри и Гермионы, находилась на втором этаже, только в другом крыле. Девушка никогда раньше сюда не заходила, поэтому теперь, быстрым шагом проходя по коридору, Гермиона не забывала с любопытством вертеть головой по сторонам. Стены были почти сплошь завешены картинами, расстояние между полотнами зачастую составляло всего несколько сантиметров, и Гермиона подумала о том, сколько же лет должна была собираться такая грандиозная галерея. Чем дальше по коридору шла девушка, тем сильнее туалеты изображенных на старых портретов волшебников и волшебниц, отличались от современной одежды, становясь все более вычурными и непривычными. Кто-то из изображенных на портретах людей приветливо кивал Гермионе, кто-то просто с любопытством поворачивал голову ей вслед, кто-то не обращал на нее никакого внимания, продолжая заниматься своими делами, кто-то… - Эй, ты куда?! – раздался обиженный вопль, и Гермиона резко затормозила, как вкопанная останавливаясь посреди коридора. Вслед за воплем послышалось недовольное бормотание: -Кто бы еще учил меня хорошим манерам! Можно подумать, я так часто прихожу к ней в гости! Гермиона облегченно вздохнула: кричали явно не ей, видно, кто-то из обитателей портретов выяснял отношения. Девушка вновь заспешила к видневшейся в конце коридора единственной в этом крыле двери. - О, привет! На этот раз сомнений не было, обращались именно к ней. Гермиона удивленно повернула голову и встретилась взглядом с черными блестящими глазами кузины профессора Снейпа. - Ну, привет, - кивнула Гермиона, прищурив глаза. – Я тебе зачем-то понадобилась? – поинтересовалась она. - А? Да нет, просто я пришла в гости, а моя дорогая родственница то чинно сидела с отсутствующим лицом, то вдруг секунду назад что-то неразборчиво пробормотала, подхватилась и как ломанулась из портрета: какие-то дела у нее срочные образовались, а я тут сиди и жди ее. А еще аристократка! – кузина профессора отсалютовала Гермионе бокалом красного вина и с удовольствием пригубила напиток. - А я чем могу тебе помочь? – Гермиона пожала плечами. - Ну, поговори со мной, что ли. Мне скучно, - капризно протянула брюнетка и вопросительно посмотрела на гриффиндорку. Гермиона начала закипать: - Послушай… эээ… - Беата, - подсказала девушка. - Беата, угу. Послушай, Беата, мне, знаешь ли, сейчас некогда, так что как-нибудь в другой раз. - Нет, ну вы посмотрите на нее! – возмутилась кузина Снейпа. - В другой раз! Знаю я этот другой раз! Вот совсем уже не заходят ко мне в комнату, я никому не нравлюсь, да. Только вот твой приятель приползает вечером, бухается в кровать и спит, даже совсем меня не замечает, а утром, как только глаза продерет, сразу в ванную, а оттуда бегом к тебе, иной раз даже доброго утра не пожелает! Гермиона быстренько помахала рукой надоедливой родственнице профессора и стремительно пошла дальше по коридору: Гарри там плохо, а тут всякие балаболки отнимают у нее время! - Вот все вы такие, я никому не нужна, никто не любит Беату, никто ко мне не приходит! – неслось Гермионе вслед. «Интересно, а Плакса Миртл не доводится ли родственницей профессору Снейпу? - подумала гриффиндорка, переходя на бег. – Надо бы спросить у него при случае», - решила она и усмехнулась: при каком случае она задаст профессору такой вопрос, девушка не представляла. Разве что в случае тяжелого сотрясения мозга. Гермиона нервно хихикнула и перевела дух, останавливаясь перед дверью комнаты Мастера зелий. Теперь она знала, как нужно действовать. Гермиона поднесла кольцо к двери, и замочная скважина немедленно выступила на гладкой поверхности. Дверь бесшумно открылась, и Гермиона, мгновение помедлив на пороге, вошла внутрь. Она явно попала в гостиную профессора. В комнате стоял диван, кресло, небольшой столик между креслом и камином и, конечно же, все стены были завешены полками с книгами. У Гермионы даже перехватило дыхание, глаза загорелись фанатичным огнем, и она, осторожно сгрузив флаконы с зельями на стол, подошла к книжным полкам. Она дрожащей рукой провела по корешкам книг и, закрыв глаза, наклонилась, вдыхая ни с чем несравнимый запах волшебной библиотеки. Нет, здесь, в отличие от маггловских библиотек, совсем не пахло пылью и сыростью, здесь ощущался едва уловимый аромат хорошо выделанной кожи и магии. Не все волшебники чувствуют этот особый запах, но Гермиона, почти все свободное время проводившая в Хогвартской библиотеке, уже давно научилась распознавать этот тонкий, едва уловимый аромат знаний. Каких только книг тут не было! Гермиона тяжело вздохнула и огляделась по сторонам в поисках серебряного кубка. На противоположной от входа стене девушка увидела еще одну дверь. Наверное, это кабинет профессора или спальня, решила Гермиона, вертя головой в поисках кубка. Наконец он обнаружился, как и обещал профессор, на одной их книжных полок. Гермиона сняла его с верхней полки и охнула от удивления: маленький сосуд оказался очень тяжелым. Может быть, это от украшающей его россыпи драгоценных камней? Гермиона опустила кубок в карман, подхватила флаконы с зельями и вышла из комнаты, не забыв запереть за собой дверь. По коридору она почти бежала. Впрочем, совершенно зря – Беата уже покинула портрет своей негостеприимной родственницы: Гермиона краем глаза заметила пустую комнату: видимо, хозяйка так до сих пор и не вернулась.

Талина: * * * Снейп сидел возле Гарри и ругал себя на чем свет стоит: девчонка наверняка вернется с пустыми руками. Как пить дать. Лучше бы уже сам сходил. Он ведь даже не потрудился объяснить ей как пользоваться магическим ключом. Грейнджер не найдет эту замочную скважину хотя бы потому, что ее на двери просто нет. Она появляется только тогда, когда к поверхности двери прикладываешь магический ключ. Может быть, она все еще топчется у двери в лабораторию, не зная, как ее открыть? Мерлин! Снейп почувствовал, как в нем растет раздражение. Нет, он не может сейчас отойти от Поттера, он вынужден сидеть и ждать, когда до этой глупой девчонки наконец дойдет, что… Его мысли были прерваны появлением этой самой «глупой девчонки»: запыхавшаяся, но весьма довольная собой Гермиона буквально влетела в комнату. - Ну наконец-то, мисс Грейнджер! Вас только за смертью посылать. Посидите с вашим другом, я сейчас сам… Он резко замолчал, увидев в руках девушки флаконы с зельями. Гермиона, прищурив глаза, вытащила из кармана серебряный кубок и поставила его на низкий столик рядом с выгруженными туда же флаконами. - Не стоит благодарности, профессор Снейп, - ровно сказала она и отошла к камину. Было видно, что девушка злится. «Неблагодарный! Хам просто», - она раздраженно махнула палочкой в сторону камина, и огонь, было, уже совсем погасший, снова, весело потрескивая, принялся лизать сосновые поленья. Запахло смолой, и девушка пару раз глубоко вдохнула приятный аромат, заставляя себя успокоиться: нет, ну не ждала же она благодарности от Снейпа, в самом-то деле! - Спасибо. - Пожалуйста. Снейп бросил на нее быстрый взгляд: все еще злится. На щеках румянец, глаза гневно блестят… Хмм, а девочка-то красивая… Профессор тряхнул головой, отгоняя от себя эти странные мысли. Откуда мысли о Грейнджер вообще взялись в его голове? Привык он к ней, что ли, за то время, что она тут живет? Снейп нахмурился: что ж, если об этом и стоило подумать, то явно не сейчас. Сейчас у него есть куда более важные заботы. Гермиона внимательно смотрела на то, как профессор ловко откупорил синий флакон и вылил странно поблескивающее густое зелье в серебряный кубок. Потом он растерянно похлопал себя по карманам и обратился к Гермионе: - Мисс Грейнджер, у вас есть шпилька? (Конечно же, у нее есть шпилька, усмехнулся про себя профессор, чем-то ведь скрепляется этот дурацкий пучок а-ля профессор МакГонагалл). - Да-а, - растерянно протянула девушка, вытягивая из прически тонкую проволочку. - Спасибо, - Снейп ловко выхватил из ее руки шпильку, на мгновение прикоснувшись к ее теплым пальцам. Гермиона вздрогнула и вскинула на него свои невозможные огромные глазищи. Снейп предпочел сделать вид, что ничего не заметил. Он небрежным взмахом волшебной палочки трансфигурировал шпильку в острую булавку и с силой вогнал ее в подушечку безымянного пальца. Выступила кровь, и Снейп быстро стряхнул три ярко-красных капли в кубок с зельем. Зелье зашипело и вспенилось, грозя перелиться через край, но видимо, кубок был рассчитан на определенную порцию зелья, поэтому все обошлось. Профессор остановил кровь, очистил от нее булавку и, снова трансфигурировав ее в шпильку, вернул Гермионе. - Благодарю вас, - короткий кивок, и он уже отвернулся от нее, склоняясь над Поттером. - Да, сэр, - голос прозвучал хрипло, и Гермиона поспешно откашлялась. Растерянно вертя в руках шпильку, она наблюдала за тем, как профессор, приподняв голову Гарри, вливает ему в рот пенящееся зелье. Наконец Снейп выпрямился и, устало проведя рукой по волосам, опустился в кресло у камина. - Тинли! Домовый эльф появился почти мгновенно, почтительно склонившись перед хозяином. - Принеси чего-нибудь поесть. На двоих, и быстро. И учти: то, что ты принесешь, должно быть съедобно. Понял? Съедобно, – Снейп подчеркнул последнее слово, грозно сверкнул глазами, и эльф, снова поклонившись, исчез. - Не стойте столбом, мисс Грейнджер, присядьте, - Снейп приглашающе махнул рукой в сторону второго кресла. Гермиона настороженно кивнула и, поджав ноги, свернулась клубочком на мягком сиденье. - Что с Гарри? – после непродолжительного молчания спросила Гермиона. - Теперь все будет в порядке, - Снейп, не моргая, смотрел в огонь. Девушка кивнула: - А что было? Волдеморт? – быстро спросила она и тут же покачала головой, опровергая свое предположение: – Нет, вряд ли он. Профессор Дамблдор сказал, что ваш дом самое безопасное место, что здесь до Гарри никто не сможет добраться, - Гермиона напряженно хмурилась, постукивая пальцами по подлокотнику кресла. – Профессор, а что это было за зелье? И зачем вы туда добавили свою кровь? - Мисс Грейнджер, – устало отмахнулся Снейп, - поймите же наконец, что невозможно знать все на свете. Если вы этого не усвоите, вам будет очень трудно жить. Поверьте, - уже мягче добавил он, заметив, что девушка вновь сердито нахмурилась, - есть вещи, о которых лучше не знать или те, о которых знать совсем необязательно. Гермиона еще какое-то время сердито смотрела на него, но потом все же медленно кивнула, неохотно признавая его правоту. Появился Тинли и, неодобрительно косясь на девушку, быстро накрыл на стол, пожелал хозяину приятного аппетита и бесшумно исчез. Снейп поднял кофейник и, вздрогнув, скривился: руку прострелила обжигающая боль, кисть мелко задрожала, и Мастер зелий быстро вернул кофейник на поднос. Гермиона изумленно посмотрела на него. - Горячий, - невозмутимо пояснил Снейп, с трудом выравнивая дыхание и взмахом волшебной палочки наполняя чашки дымящимся напитком. Девушка понимающе кивнула и, заправив за ухо выбившуюся из пучка прядь волос, взяла свою чашку. Снейп потер переносицу: интересно, почему на нее не подействовала магия дома? - Мисс Грейнджер, - задумчиво протянул он, искоса наблюдая за тем, как девушка мелкими глотками пьет обжигающий напиток. - Да? – Гермиона, склонив голову набок, взглянула на зельевара. Из-за пара, поднимающегося из чашки, черты ее лица немного расплывались у Снейпа перед глазами. Хотя, возможно, пар был и ни при чем, возможно, это были последствия пыток и бессонной ночи. Хотя какой там ночи? Он не спал уже около двух суток. Голова болела, тело выламывало от тянущей боли, перед воспаленными глазами все плыло. - Да, профессор? – повторила Гермиона, и Снейп понял, что все это время он просто тупо на нее пялился, погруженный в свои мысли. Мастер зелий откашлялся: - Мисс Грейнджер, скажите, вы приемная дочь? - Что?! – Гермиона от неожиданности поперхнулась кофе и теперь отчаянно кашляла, прикрывая рот рукой. - Простите, я не хотел… - начал, было, зельевар, но девушка махнула рукой: - Ничего, это я просто… удивилась, в общем. Нет, я не приемная дочь, а самая что ни на есть родная. - Вы в этом уверены? – продолжал настаивать Мастер зелий. Гермиона слегка нахмурилась: она никак не могла понять, к чему он клонит. - Да, уверена. Я очень похожа на маму. Вы же знаете о генетике, - девушка усмехнулась уголками губ. - Разумеется, - Снейп передернул плечами. - А почему вы спросили? – поинтересовалась Гермиона, с удовольствием откусывая маленький кусочек сэндвича: может ведь этот несносный эльф готовить, когда захочет, может! - Не знаю, так просто… - Мастер зелий напряженно о чем-то размышлял. - Профессор, так…так нечестно! Я думала, что вполне заслуживаю вашего доверия, к тому же, вы задаете мне очень личные вопросы, и я имею полное право знать, почему вы это делаете! – обиделась Гермиона. - Мисс Грейнджер, пока я не могу вам ничего объяснить, но обещаю вам, что отвечу на все ваши вопросы, как только сам пойму что к чему. - О чем вы? – заинтересованно спросила девушка. – Может быть, если вы все мне расскажете, мы вместе быстрее найдем ответы на все ваши вопросы. - Нет, мисс Грейнджер, здесь вы точно ничем не сможете мне помочь, - Снейп заметил, что Гермиона собирается что-то возразить и предостерегающе поднял руку, - я вовсе не сомневаюсь в том, что вы очень талантливая и умная ведьма (Гермиона открыла рот: у нее слуховые галлюцинации, или Снейп действительно только что признал, что она обладает выдающимися интеллектуальными способностями?), но здесь я должен разобраться во всем сам. - Хорошо, - Гермиона кивнула и быстро облизала пересохшие губы. Снейп молча допивал кофе и никак не мог найти ответ на мучивший его вопрос: почему на мисс Грейнджер не подействовала магия его дома?! Это древняя семейная магия, она никак не позволяет обходить ее чужакам, если, конечно, не провести специального обряда. Он задумчиво потер подбородок. Очень интересно. А если она не чужая? Нет, он, конечно, всерьез не думал, что мистеру и миссис Грейнджер подкинули на крыльцо корзину с ребенком, когда спрашивал Гермиону о том, не приемная ли она дочь, но все же, все же… Нет, мисс Грейнджер ни при каком раскладе не могла быть его родственницей: у них в роду никогда не было ни магглов, ни сквибов. Тогда что же происходит?! От размышлений его отвлек прерывистый шепот: - Гермиона… - Гарри! – девушка так быстро оказалась возле постели друга, что Снейп подумал бы, что она аппарировала, если бы не знал, что это совершенно невозможно в пределах этого дома: ведь она не Снейп. - Гермиона!.. - Гарри, как ты? – девушка гладила друга по щеке и не замечала, как по ее собственным щекам стекают слезы. Снейп поднес чашку ко рту, снова дернулся от прострелившей руку боли и, пока никто на него не смотрел, залпом выпил двойную дозу обезболивающего зелья.

Pixie: Талина Кажется, я первая Очень-очень понравилось! Спасибо! Ты действительно быстро пишешь нам, читателям, на радость! И опечаток вроде не заметила :) Неужели Гермиона не видит, что Снейпу плохо?! Или она слишком за Гарри переволновалась? А еще можно спросить: интерес Снейпа к Гермионе обусловлен естественными причинами или обрядом Аличе? Или это секрет? А вообще кошмар: это что же, Северус будет думать, что Герми его родственница?!

Зелёный чай: Талина Всё интереснее и интереснее.)))

precissely: Спасибо за такую длинную главу Прочитать еще не успела, но спасибо говорю уже сейчас

Талина: Pixie, Спасибо.)) Я так волновалась за эту главу. Pixie пишет: интерес Снейпа к Гермионе обусловлен естественными причинами или обрядом Аличе? Или это секрет? Нет, это не секрет. Причины самые естественные, Аличе тут совершенно ни при чем. Она так грязно не играет. А то, что Снейпу плохо, Гермиона не заметила. Пока не заметила.

Aloc: Талина Черт( На самом интересном месте((( Ну, зато длинная)

Талина: Зелёный чай, precissely, Aloc, Спасибо.)) Aloc, Aloc пишет: На самом интересном месте Не виноватая я: так получилось.

Ovda: Здорово! А может причина того, что на Гермиону дом не подействовал в Аличе?

Талина: Ovda, Спасибо.)) Все может быть. А может и не быть.

leeRA: Талина Как всегда мне очень понравилось. Странно, что Гермиона не заметила "помятого" вида Снейпа, видать действительно сильно за Поттера волновалась. Эпизод с колечком повеселил, игривая бижутерия игривые артефакты у славного семейства Снейпов однако. Очень хочется почитать про то, как профессор будет докапываться до причин хорошего самочувствия Гермионы в его отсутствие. Да и Поттер, когда чуть выздоровеет, тоже начнет спрашивать, почему ему дурно стало, а Гермионе нет, хотя он может и не сообразить этого. *эх, уплыла фантазиями в далекое будущее, вернется, когда появится новая глава*

Pixie: Талина пишет: Причины самые естественные Слава Мерлину! А то я уже бояться начала. Так-так, начался снейджер *радостно потираю руки* Талина пишет: А то, что Снейпу плохо, Гермиона не заметила. Пока не заметила Пусть ей станет стыдно, когда она заметит! Ovda пишет: А может причина того, что на Гермиону дом не подействовал в Аличе?Талина пишет: Все может быть. А может и не быть А я была уверена, что именно в ней :) Интересно, что эе это за обряд такой был?!

Талина: leeRA, Спасибо. Рада, что колечко тебе понравилось. Да как Гермиона могла заметить, в каком виде был Снейп? Она ж была в истерике... leeRA пишет: Очень хочется почитать про то, как профессор будет докапываться до причин хорошего самочувствия Гермионы в его отсутствие. Да уж. А ведь есть очень простой способ получить ответ на вопрос. leeRA пишет: Да и Поттер, когда чуть выздоровеет, тоже начнет спрашивать, почему ему дурно стало, а Гермионе нет, хотя он может и не сообразить этого. Да не будет у него времени на анализ ситуации. Гермиона-то, когда догадается в чем дело, уже не сможет ему рассказать, а сам он ни за что не догадается. У него для правильных выводов просто нет нужной информации.

Pixie: Талина пишет: Да не будет у него времени на анализ ситуации. Гермиона-то, когда догадается в чем дело, уже не сможет ему рассказать, а сам он ни за что не догадается. А она умная девушка, раз так быстро все поймет. Мне просто интересно, в какой статусе находится Гермиона по отношению к семье Снейпов?

Ginger: Талина Талина пишет: Надеюсь, что и в дальнейшем не разочарую вас. Не разочаровали Очень интересно, что будет дальше

Талина: Pixie, Pixie пишет: Мне просто интересно, в какой статусе находится Гермиона по отношению к семье Снейпов? Я скажу это в одной из следующих глав. Устами профессора, ладно? Всего-то два слова... Ginger, Ginger пишет: Не разочаровали Я очень-очень этому рада.

precissely: И с каждом прочтением мне нравиться все больше и больше Скоро сделаете из меня закоренелую снейджероманку Бедный профессор, после Дамби и Волди еще прилось возиться с 2 гриффиндорцами... А судя по тому, что Снейп УЖЕ замечает поразительную красоту и удивительные огромные глаза Гермионы, дело-то на мази, а?!

Талина: precissely, precissely пишет: Скоро сделаете из меня закоренелую снейджероманку Вы даже не представляете, как бы я была этому рада. precissely пишет: Снейп УЖЕ замечает поразительную красоту и удивительные огромные глаза Гермионы Ээ... Про поразительную красоту и речи не было. Просто хорошенькая и умненькая девушка. (Вот если Снейп в нее влюбится, тогда ДЛЯ НЕГО она будет самой красивой во всем мире. )

Pixie: Талина пишет: Я скажу это в одной из следующих глав. Устами профессора, ладно? Всего-то два слова... С нетерпением жду. Интересно, какие же это будут два слова

precissely: Талина пишет: Ээ... Про поразительную красоту и речи не было Да-да, конечно Дело ведь не в количестве красоты а в самом факте, что замечать-то начал Талина пишет: Вы даже не представляете, как бы я была этому рада Может и не представляю, но скачивать и читать снейджеры я уже начала и вы не поверите, НРАВИТЬСЯ

leeRA: Талина Талина пишет: А ведь есть очень простой способ получить ответ на вопрос. Правда? Очень интересно его узнать. Талина пишет: Я скажу это в одной из следующих глав. Устами профессора, ладно? Всего-то два слова... Не в тему вспомнился один анекдот про Лорда, напевающего: "Я знаю два слова, два действенных слова..."

Талина: precissely, precissely пишет: Может и не представляю, но скачивать и читать снейджеры я уже начала и вы не поверите, НРАВИТЬСЯ Еще как верю! УРА!!! leeRA, leeRA пишет: "Я знаю два слова, два действенных слова..." Да за кого ты Снейпа принимаешь?! По отношению к Гермионе он таких слов никогда не скажет!

leeRA: Талина, Талина пишет: Да за кого ты Снейпа принимаешь?! По отношению к Гермионе он таких слов никогда не скажет! *устыдилась*

Illerina: leeRA пишет: "Я знаю два слова, два действенных слова..." Ну я думаю профессор куда более изобретательный и знает много слов, а не только два действенных))

Бармалейка: Супер!!!!.... Все настолько интересно...

Талина: leeRA, leeRA пишет: *устыдилась* То-то же! Illerina, Illerina пишет: Ну я думаю профессор куда более изобретательный и знает много слов, а не только два действенных)) Именно так. Бармалейка, Спасибо.)) Понемногу начинаю работать над двенадцатой главой. Боюсь, что она опять получится очень невеселой.(( Наверное, придется поменять жанр с romance на romance/drama... Хотя после 12 главы больше никаких ужасов пока не планируется.

leeRA: Талина, Талина пишет: Понемногу начинаю работать над двенадцатой главой. Боюсь, что она опять получится очень невеселой.(( Наверное, придется поменять жанр с romance на romance/drama... Хотя после 12 главы больше никаких ужасов пока не планируется. А я то наивная надеялась, что ужасы уже закончились.

Бармалейка: Что за ужасы???? Только не говори что ты кого-то решила убить! Не прощу!!!!!!!!

Талина: leeRA, leeRA пишет: А я то наивная надеялась, что ужасы уже закончились. Я тоже наивная и тоже надеялась. Бармалейка, Бармалейка пишет: Только не говори что ты кого-то решила убить! Хорошо, не скажу. Прочитаешь - сама увидишь кто жив, а кто не очень. Просто Беллатрикс, вхолостую машущая волшебной палочкой... Ну кто поверит в то, что она так никого и не укокошила? (Могу только сказать, что не Северуса и не Гермиону. Пока что. )

leeRA: Талина, Талина пишет: Могу только сказать, что не Северуса и не Гермиону. Пока что. А кроме них никого особо и не жалко. А вот "пока что" лучше убрать.

Illerina: leeRA пишет: А кроме них никого особо и не жалко. А вот "пока что" лучше убрать. Абсолютно согласна!

Pixie: Талина Ты меня не пугай! Я, конечно, не верю, что ты убьешь Северуса или Гермиону *кошмар какой*! Но мне и других персонажей жалко. Гарри, скажем, или Дамблдора. Хватит с нас Роулинг-убийцы :))) А про ужасы я не боюсь. Пока очень страшных ужасов у тебя в фике не было :) Надеюсь, твоя муза тебя не покинет, и время свободное для новой главы будет! :)

Эльпис: Талина И я надеюсь, что особых ужасов не будет. Талина своих героев лююбит. Правда? А что я в вашем фанфике особенно хочу прочитать, так это то, как начнутся их отношения. Гермиона кажется такой юной - большой серьезный ребенок, такой ее, имхо, и Снейп видит. А для Гермионы он - взрослый волшебник, преподаватель, ну и просто интересный человек, которого иногда нужна забота - и пока больше ничего. У меня такое ощущение. И это не плохо, даже наоборот, интересно будет, как из этого вырастет нечто большее. Очень хочется продолжения, длинного-длинного.

Мышь Белая: leeRA пишет: А кроме них никого особо и не жалко Как это никого? А Гарри?

Illerina: Эльпис пишет: Очень хочется продолжения, длинного-длинного. не просто длинного, а длиннющееегоо... Мышь Белая пишет: Как это никого? А Гарри? Гарри?...хм...а хто это?))))) Читатели этого фика, заядлые снейджероманы и отличаются полным безразличием к кому-либо выходящему за пределы СС/ГГ

Талина: leeRA, Illerina, Pixie, Эльпис, Мышь Белая Спасибо, что не забываете! Обещаю после ужасной 12 главы снова стать, как обычно, белой и пушистой. Мне самой не по себе, но Беллатрикс не добрая тетушка, а Пожиратель Смерти. Тут уж или не надо писать о ней вообще, или, если пишешь, постараться описать все правдиво. Мне пришлось писать, хотя ни морального, ни какого другого удовольствия я от этих описаний не получила. Эльпис, Эльпис пишет: Гермиона кажется такой юной - большой серьезный ребенок, такой ее, имхо, и Снейп видит. А для Гермионы он - взрослый волшебник, преподаватель, ну и просто интересный человек, которого иногда нужна забота - и пока больше ничего. <...> И это не плохо, даже наоборот, интересно будет, как из этого вырастет нечто большее. У меня уже есть задумка по поводу их сближения. Очень надеюсь, что это будет правдоподобно. Но, для начала, им надо начать просто по-человечески общаться.

DashAngel: Скорее бы...

Талина: Глава 12 Они появились на тихой маггловской улочке через два часа после полуночи. Несколько десятков фигур в черных тяжелых мантиях со скрывающими лица капюшонами. С поднятыми волшебными палочками они медленно двинулись вперед. Если специально не приглядываться, их можно было и не заметить в кромешной темноте: казалось, черные безмолвные фигуры сливались с чернильной чернотой этой безлунной ночи. Низко надвинутые капюшоны скрывали серебряные маски, закрывающие лица идущих по улице волшебников. Впереди всех быстро и легко шагала тонкая высокая фигура, двигавшаяся с какой-то нервной, изломанной грацией. На ее лице не было маски. Темноволосая женщина с выступающим подбородком и тяжелыми веками целеустремленно шла по маггловской улице: она явно знала, куда именно ей следует идти. Беллатрикс Лестрандж. Сейчас она выглядела еще более безумной, чем всегда, с лихорадочным румянцем на чуть впалых щеках, со спутанными ветром длинными волосами. Она сделает все, чтобы выкурить из убежища грязнокровную подружку Поттера, даже если ей собственноручно придется перебить всех магглов, живущих на этой улице. Беллатрикс резко остановилась и подняла вверх правую руку. Следовавшая за ней группа мужчин послушно замерла на месте. Беллатрикс втянула носом прохладный ночной воздух, и ноздри ее хищно затрепетали. Она быстро облизала кончиком языка сухие губы и, повернувшись к своим спутникам, хрипло приказала: - Уинстон, пойдешь со мной. Томас Уинстон, еще почти мальчишка, лишь несколько дней назад получивший Темную Метку, отрывисто кивнул и шагнул вперед. Беллатрикс усмехнулась: - Посмотрим, насколько ты готов услужить Темному Лорду. Так, я иду вот в этот дом, - она ткнула волшебной палочкой в аккуратный двухэтажный домик с небольшим засаженным цветами палисадником. – Уинстон со мной, остальные выбирают объекты на свой вкус. Когда все закончится, встречаемся здесь, выпускаем Темную Метку и уходим. Вопросы есть? - Белла, здесь собрались взрослые серьезные люди, так что смело можешь считать свой инструктаж законченным, - хмыкнул высокий мужчина, небрежно вертя в руках трость с серебряным набалдашником в виде змеиной головы. - Ну ты никак не можешь не выпендриться, дорогой родственничек! – оскалилась Беллатрикс. – Если ты не забыл, то Темный Лорд назначил меня руководителем группы. Люциус Малфой наклонился к самому уху ведьмы и с издевкой произнес: - А не напомнить ли, кто именно подкинул Лорду идею поразвлечься сегодня в маггловском районе? - А не напомнить ли, кто именно подкинул тебе эту идею, - отпарировала Беллатрикс и довольно ухмыльнулась, представив, как перекосило от этих слов Люциуса: очень уж он мечтал оказаться на ее месте, но его ждал пренеприятнейший сюрприз: выяснилось, что Лорд доверяет ей больше, чем ему, раз поручил ей руководство этой группой. Жаль, что серебряная маска Пожирателя лишила Беллу возможности полюбоваться этим зрелищем: Люциус такой забавный, когда бесится… - Все, разошлись! - Беллатрикс резко отвернулась, надела серебряную маску и, схватив за рукав Томаса Уинстона, потащила его за собой. - Alohomora! – замок тихо щелкнул, и женщина бесшумно проскользнула в прихожую. В доме было темно. Очевидно, родители грязнокровки уже давно легли спать и в данный момент как раз видят десятый сон. Что ж, пора их разбудить. Кажется, все будет еще интереснее, чем она думала! Магглы, поднятые с постели и напряженно пытающиеся понять, кто это у них в доме, и что ночному гостю от них нужно… Просто прелестно. Именно в эти минуты Беллатрикс особенно веселилась: куда магглам, с их-то ограниченными умственными способностями, понять что к чему. Многие из тех, с кем она развлекалась, и в магию-то начинали верить только тогда, когда мозги кого-нибудь из их дражайших родственничков ошметками разлетались по всей комнате всего лишь от одного взмаха волшебной палочкой. Главное, знать нужные заклинания и уметь их использовать. Беллатрикс знала и использовала. В нужный момент. Как правило, даже самые тупые магглы тут же начинали верить, что происходящее с ними – это не сон, а самая настоящая реальность, оказавшаяся куда страшнее самого страшного их кошмара. Многие не выдерживали потрясения от осознания этого и сходили с ума. Беллатрикс не любила таких слабаков: они замыкались в себе и прекращали на что-либо реагировать. Это было скучно, и она, вместо того, чтобы продолжить веселье, была вынуждена их убивать гораздо быстрее, чем ей хотелось бы. Белла вздохнула: она очень надеялась, что родители грязнокровки окажутся посильнее тех слизняков, что в последнее время, увы, попадались ей слишком часто. Услышав взволнованное сопение за спиной, женщина очнулась от своих воспоминаний, довольно ухмыльнулась и кивнула Уинстону: - Сейчас я тебе покажу, как нужно работать с магглами! За мной! Пожиратели быстро поднялись на второй этаж и остановились, напряженно прислушиваясь к ночной тишине. Они стояли в коридоре и внимательно осматривались, изучая расположение комнат. На втором этаже их было всего четыре. Что ж, скоро начнется веселье! Томас Уинстон переступил с ноги на ногу и нерешительно посмотрел на Беллатрикс. Она хмыкнула и, похлопав парня по плечу, неторопливо направилась к ближайшей двери: им некуда спешить, так что… Охота началась! Однако хорошее настроение Беллатрикс портилось по мере того, как она открывала двери и заглядывала в комнаты. Когда ведьма увидела, что и последняя, четвертая, комната пуста, она испустила звериный рык и, оттолкнув с дороги ничего не понимающего парня, стремительно скатилась вниз по лестнице. Теперь Беллатрикс уже не заботилась о том, чтобы соблюдать тишину: она топала, как взбесившийся гиппогриф. За несколько минут она обежала все помещения на первом этаже и окончательно убедилась, что дом пуст. - Нет, этого не может быть! - в ярости заорала ведьма и резко ткнула палочкой в сторону буфета. Дверцы буфета тут же сорвались с петель, и всю посуду, аккуратно расставленную по полкам, словно смело яростным порывом ветра. Все, что находилось в буфете, с грохотом рухнуло на пол. Беллатрикс прошлась по кухне из угла в угол, не обращая внимания на то, что наступает прямо на битое стекло. - Откуда они узнали?! Кто мог их предупредить?! – выкрикнула она в бледное лицо дрожащего паренька. - Я н-не знаю, - пролепетал он. В этот момент Уинстон казался совсем юным. - Надень маску, дубина! – рявкнула она. – Хочешь, чтобы тебя смогла опознать каждая собака? - Так здесь же никого нет…- растерялся он. Беллатрикс зарычала. - Ты не только тупой, ты еще и глухой? – она поднесла волшебную палочку к правому глазу молодого человека. - Знаешь, совсем не обязательно использовать непростительные заклинания, - ласково пропела ведьма и слегка надавила острием палочки на веко, - у меня ведь просто может дрогнуть рука, и тогда… Парень, выпучив глаза, судорожно втянул воздух сквозь сжатые зубы. «Сколько ему? Семнадцать, восемнадцать? - отстраненно подумала Беллатрикс, брезгливо глядя на его покрытый бисеринками пота лоб и трясущиеся руки. – Да, в мое время молодежь не была такой хлипкой. Похоже, мальчишка ни на что не годен, вон дрожит весь, как лист на ветру, а ведь до настоящего дела мы еще и не дошли. Надо проверить, на что он способен. И чем быстрее, тем лучше». - Ладно, живи пока, - поморщилась она, отошла в сторону и, сморщив нос, вытерла руки о мантию. Ей нужно было перенести свою злость с незадачливого Пожирателя на какой-нибудь другой объект, или она не отвечает за его жизнь. Беллатрикс помассировала пульсирующие болью виски и яростно пнула ногой один из стульев. Как бы она ни злилась, она все же понимала, что предупредить этих магглов не мог никто: решение устроить «вечеринку» было спонтанным. Никому не было заранее известно о том, куда именно они аппарируют. Аппарацию вела Беллатрикс, а остальные просто последовали за ней. И все, кто вообще знал о намеченном развлечении, были сейчас здесь. Если только… Снейп? Хотя вряд ли: он же был без сознания, когда они уходили, и ничего не слышал… Но он мог и притворяться. Он хитрый и лживый до мозга костей ублюдок! Белла закусила губу и скривилась. Да, наверняка, это он! Вполне мог успеть аппарировать сюда и назло ей увести родителей грязнокровки. В ее глазах появилось мстительное выражение: наконец-то она сможет доказать Темному Лорду, что Снейп предатель. В эту минуту Беллатрикс была настолько ослеплена ненавистью, что ей в голову даже не пришла мысль о том, что Снейпу вообще может быть неизвестно местожительство родителей мисс Грейнджер. Просто потому, что эта информация была ему абсолютно не нужна. - И что мы теперь будем делать? – осторожно поинтересовался молодой Пожиратель, отвлекая Беллатрикс от раздумий: любопытство пересилило страх. - Заскучал? – женщина недобро сверкнула глазами. – Ничего, сейчас развеселишься, - мрачно пообещала она. - На этих магглах свет клином не сошелся. Пойдем! – она буквально схватила парня за шкирку и ринулась к выходу из дома. На крыльце Беллатрикс задержалась на несколько минут. Она несколько раз жадно вдохнула полной грудью прохладный ночной воздух и внимательно осмотрелась по сторонам. В доме напротив на первом этаже горел неяркий свет. Ведьма удовлетворенно кивнула: - Вот туда-то мы и пойдем, – хмыкнула она и танцующей походкой направилась к намеченной цели, волоча за собой, словно щенка на поводке, молодого Пожирателя. «Сейчас-то мы и выясним, на что ты способен, дружок», - она скосила глаза на следующего за ней парня и, раздраженно фыркнув, отвернулась: лучше не смотреть, чтобы не расстраиваться. Нет, она, конечно, понимала, что для мальчика все это в первый раз, но не до такой же степени! Как можно через каждые полшага спотыкаться на ровном месте?! На крыльце маггловского дома Томас Уинстон снова споткнулся, но на этот раз Беллатрикс не стала его ловить, и парень ухитрился потерять равновесие и растянуться во весь рост прямо перед дверью. - Идиот, - прошипела Беллатрикс и замолчала: за дверью послышались торопливые шаги, щелкнул замок, и дверь, тихо скрипнув, стала медленно открываться. Ведьма рывком подняла на ноги ходячее недоразумение, сопровождающее ее и ловко вставила ногу в щель между приоткрытой дверью и косяком. - Дэвид, что ты делаешь? Я во сколько велела тебе вернуться?.. Ой, - светловолосая маггла в мятом шелковом халате замолчала и испуганно уставилась на непрошеных гостей. Она попыталась, было, захлопнуть дверь, но не тут-то было. Беллатрикс криво усмехнулась и, оттолкнув хозяйку дома с дороги, прошла в коридор. - Стивен! – взвизгнула женщина и бросилась к лестнице, ведущей на второй этаж. - Куда пошла, маггла?! – Беллатрикс в два прыжка догнала ее и, намотав несколько раз на руку длинные волосы насмерть перепуганной женщины, подтащила ее к себе. – Я тебя не отпускала, дрянь. Женщина отчаянно вырывалась, но Беллатрикс еще сильнее дернула ее за волосы, пристально глядя в расширившиеся от боли и страха зрачки жертвы. Она повернулась к застывшему посреди прихожей парню и поманила его к себе. - Ну, чего встал? Вечеринка в самом разгаре, а ты стоишь, стесняешься, - осклабилась ведьма. - А что мне делать? Белла закатила глаза: вот убоище, честное слово! И откуда только такие берутся. - Трахни ее, болван! Не все же мне за тебя делать, – в ярости зарычала она. - Стивен! - истошно закричала женщина и с новыми силами стала вырываться. - А ну отойдите от моей жены! Я вызвал полицию, так что… - А это еще кто тут такой? – лениво протянула Беллатрикс, поднимая голову. На лестнице стоял взъерошенный мужчина и сжимал в руках охотничье ружье. – Хочешь посмотреть, как он будет развлекаться с твоей женой? - гнусно ухмыльнулась Беллатрикс, жалея, что из-за маски Пожирателя маггл не видит выражения ее лица. Все произошло за какую-то долю секунды: мужчина вскинул ружье и выстрелил. Беллатрикс взвизгнула, неверяще глядя на свое простреленное плечо. По ее мантии медленно расползалось кровавое пятно. Она отпустила дрожащую хозяйку дома и, задыхаясь от боли и злости, перевела бешеные глаза на мужчину. Ее бывшая жертва, прыгая через две ступеньки, бежала вверх по лестнице. Ну ничего, она еще доберется до этой магглы, сейчас надо разобраться с ее муженьком. Беллатрикс подняла палочку: - Crucio! Мужчина закричал от пронзившей тело боли, его ноги подкосились, и он, не удержавшись на ступеньках, покатился вниз по лестнице. О, как приятно ей было наблюдать за этим магглом, корчившимся в судорогах у ее ног. - Crucio! – снова прошипела Беллатрикс, направляя палочку на бьющееся в конвульсиях тело. – Crucio, Crucio, - как заведенная, повторяла она, не чувствуя боли в простреленном плече и не замечая, что тело ее жертвы уже давно обмякло, а широко открытые глаза невидящим взглядом смотрят в потолок. Наконец она отвела палочку от истерзанного тела: - Finite Incantatem, - прохрипела она и облизала растрескавшиеся губы. - Можно? – тихий голос Томаса Уинстона дрожал и срывался. - Что? – Белла перевела на него тяжелый взгляд. - У вас кровь идет… Ведьма со свистом втянула в себя воздух и скосила глаза на свое плечо. – Давай. Только быстро. Парень кивнул и, сосредоточившись, на одном дыхании выпалил кровоостанавливающее заклинание. Беллатрикс брезгливо поморщилась и тоскливо подумала о том, что пропитанную кровью мантию придется выбросить. Жаль, но ничего не поделаешь. Она снова перевела взгляд на Уинстона: если он сейчас реабилитируется, возможно, она его и пощадит. В сущности, он же чистокровный волшебник, ему можно простить один маленький прокол, списав все на волнение. - Пошли, надо доделать дело, - Беллатрикс пнула мертвое тело хозяина дома и стала подниматься на второй этаж. Топот за спиной ясно давал понять, что молодой волшебник не намерен отставать от нее ни на шаг. Вот и хорошо. Она бесшумно прошлась туда-сюда по коридору, потом решительно остановилась у одной из дверей. - Reducto! – дверь взрывом сорвало с петель, и сквозь повисшее в воздухе облако пыли Беллатрикс разглядела сжавшуюся в углу женщину с маленьким ребенком на руках. – Заждалась? А вот и мы, - почти ласково сообщила она, перешагивая через порог. Хозяйка дома затравленно пискнула и попыталась отползти подальше от этих странных людей в черных балахонах и жутких масках. Ведьма подошла к ней вплотную и вырвала из ее рук ребенка. - Гарри! – дернулась женщина, но Белла ударом ноги вернула ее на место. - Гарри? А тебя, случаем, не Лили зовут? – хрипло рассмеялась она. Хозяйка дома замотала головой. - Отвечай, когда с тобой разговаривает чистокровная ведьма! – рявкнула Беллатрикс, швыряя в кресло заплакавшего мальчика. - Нет, не Лили. Я Эбби, - женщина не сводила глаз с плачущего сына. – Пожалуйста, не убивайте хотя бы его, ему же только три года, пожалуйста, - по ее щекам потекли слезы. Беллатрикс нахмурилась и повернулась к своему спутнику: - Ну, и долго мне еще ждать? Давай. Эбби дернулась в своем углу и судорожно сжала ноги. - Нет, пожалуйста, не надо, - прошептала она, широко раскрытыми глазами глядя на парня, застывшего в дверях. Он хрипло вздохнул и отвел от нее взгляд. - Я это… не могу с женщинами, - выпалил он и принялся сосредоточенно разглядывать пол у себя под ногами. Беллатрикс, сморщившись, шагнула к нему и бесцеремонно провела рукой у него между ног. - Смотри-ка, и вправду, - разочарованно протянула она. - Не можешь с женщинами. Я тоже не могу, - задумчиво сообщила Беллатрикс и вздохнула. – Ну что ж, против природы не попрешь. Avada Kedavra! Вырвавшийся из палочки зеленый луч ударил прямо в сердце все еще сидящей на полу Эбби. Она в последний раз судорожно дернулась и затихла. – Ну, из мальчиков тут только этот, - Беллатрикс отвернулась от мертвой магглы и ткнула пальцем в заходящегося криком малыша. Уинстон отчаянно замотал головой: - Ни за что, - на это раз голос его звучал уверенно. - Я тоже так думаю, - кивнула ведьма и склонила голову набок. - Поэтому ты его просто убьешь. Давай, не спи. Скоро уже их полиция нагрянет. Конечно, перебить их – плевое дело, но мы тут уже и так подняли столько шуму, что Авроры тоже явятся с минуты на минуты, - раздраженно проворчала Беллатрикс. Под ее колючим взглядом Томас Уинстон поднял палочку. Рука его заметно дрожала: - Avada… - Руками. - Что? – дернулся парень. - Руками, - повторила Беллатрикс. - Как руками? – пролепетал ее спутник, отступив от нее на несколько шагов и прижался спиной к стене. Дальше отступать было некуда. Беллатрикс кончиком языка облизала тонкие бескровные губы. - Ты позоришь свою семью, - холодно заявила она. – Твой отец умер в Азкабане, но так и не предал своего господина. А ты? Хочешь, чтобы твоя мать умерла от стыда за сына-слабака? Парень шумно сглотнул и отчаянно замотал головой. - Вот и правильно. Умный мальчик, - прошипела Беллатрикс, глядя, как Томас подходит к плачущему мальчику и осторожно берет его на руки. – Ну, и долго ты еще будешь нянчиться с ним. Молодой человек беспомощно посмотрел на Беллатрикс, потом на ребенка, потом снова на Беллатрикс и, ссутулившись, покачал головой. - Я не могу, - он посадил ребенка в кресло и жалобно посмотрел на ведьму. - Смотри, как надо, слизняк, - она схватила брыкающегося ребенка на руки и нехорошо усмехнулась. Когда все было кончено, она обернулась и с презрением взглянула на скорчившегося в углу комнаты Томаса Уинстона. Он, мелко дрожа и всхлипывая, стоял на четвереньках и ошалело тряс головой. Серебряная маска Пожирателя Смерти валялась на полу рядом с ним. Парень упирался ладонями в пол и судорожно хватал воздух широко раскрытым ртом. Поймав взгляд Беллактрикс, он вдруг задохнулся и скорчился еще сильнее, пытаясь сдержать тошноту, подступившую к самому горлу. Некоторое время женщина наблюдала за тем, как парня мучительно выворачивает наизнанку, потом презрительно скривилась и направила на него свою палочку. Вырвавшийся из нее зеленый луч положил конец его мучениям. - Слабак. Лорду не нужны такие слуги в преддверии решающего сражения, - выплюнула Беллатрикс, вытащила из кармана Уинстона волшебную палочку и, перешагнув через неподвижное тело, не оглядываясь вышла из детской. Уже на выходе из дома Беллатрикс услышала грохот взрыва и раздавшиеся вслед за ним крики и вой сирен. «Наверное, маггловские Авроры пожаловали, - хмыкнула она. – Как раз вовремя». Она подняла свою палочку и пробормотала что-то похожее на «Mortmordre». Из палочки вырвались клубы светящегося зеленого тумана и стремительно рванулись ввысь, уже в воздухе приобретая очертания гигантского черепа. - Эй, Белла, потеряла своего провожатого? - силясь перекричать грохот от еще одного взрыва, проорал хриплый голос Нотта. Беллатрикс оторвала взгляд от Темной метки, зависшей над домом, из которого она только что вышла, и покачала головой: - Не велика потеря. Нотт хмыкнул: - Эх, наша молодежь что-то совсем измельчала, не то, что раньше. Смотри, мы тут магглов поймали прямо на улице. Представляешь, мы выходим из дома, только хотели Метку выпустить, и тут смотрим: какие-то двое трутся возле того дома, куда ты с самого начала намеревалась идти. Ну мы и… Снова что-то взорвалось, в воздухе запахло гарью и озоном, послышались хлопки, которыми обычно сопровождалась аппарация. - Авроры!!! Уходим! Беллатрикс мертвой хваткой вцепилась в мантию Нотта: - Где эти магглы?! - Так Авроры же… - Я быстро, - пообещала она. Нотт махнул рукой в сторону аккуратного домика на противоположной стороне улицы: - Там, на крыльце сидят. Мы их связали. Полезная штука – веревочное заклинание. - Мог бы и Petrificus Totalus наложить, - проворчала Беллатрикс. Уворачиваясь от выпущенных Аврорами заклинаний, она короткими перебежками продвигалась в нужную ей сторону. - Не, я люблю, когда баба орет, - хохотнул ее спутник и нервно оглянулся: - Ну, ты как знаешь, а я, пожалуй, пойду. - Проваливай, - Беллатрикс хлопнула его по плечу. - Спасибо за подарочек, - хмыкнула она и довольно усмехнулась: скоро они смогут найти подружку Поттера, а через нее и самого Мальчика-который-наконец-умрет. Она нашла их, сидящих на ступенях, связанных мужчину и женщину, тесно прижимавшихся друг к другу. Беллатрикс скользнула взглядом по разорванной одежде женщины и довольно улыбнулась, взглянув ей в глаза. Это точно те, кто ей нужен, отметила она: даже несмотря на синяки и ссадины, покрывающие лицо женщины, ее сходство с подружкой Поттера было очевидно. Спасибо «Ведьмополитену», «Ежедневному Пророку» и прочей макулатуре: фотографии Золотого Трио появлялись во всех изданиях с завидной регулярностью. Беллатрикс нахмурилась: голоса, выкрикивающие заклинания, раздавались уже совсем близко. Она подняла палочку, целясь женщине в грудь, но сидящий рядом с ней мужчина, качнулся вперед, закрывая собой дрожащую жену. - Как трогательною. Я сейчас заплАчу, - насмешливо проговорила ведьма и перевела палочку на него: - Если уж ты настаиваешь… Crucio! Два крика, мужской и женский, раздались почти одновременно, хотя заклинание попало только в мужчину. - Белла, мать твою, где тебя носит?! – чей-то вопль, кажется, МакНейра и его горячее сбившееся дыхание за ее спиной. Тяжелая рука опустилась на раненое плечо ведьмы, но Беллатрикс все-таки успела поднять палочку и почти сладострастно выдохнуть: - Avada Kedavr… Земля ушла у нее из-под ног, и заклинания Авроров вхолостую ударили по тому месту, где только что стояли Пожиратели.



полная версия страницы